СОЛНЦЕ

Плавно кружит Галактика свое бугристое пространство, уложив в ямки, как в постели, свои тела, тихо беседующие о чем -то друг с другом. Тонкая вуаль неспешно движется меж ними, храня и поправляя общий покой. И играет с блуждающим дьяволом дисгармонии, без устали ищущим место применения себя. Всё хорошо, когда затишье.

На смену ему обычно приходит волнение от неясных процессов в общем организме. Волнение самого пространства, в котором плавают тела. Проходят волны разряжения и уплотнения его. От этого кажется, что звезды вдруг сближаются, то отдаляются друг от друга. Легкий бриз.

Но иногда вдруг что-то невероятное случается в ней. Расходится волнами давление. Затишье, и беспримерный шквал! Чудовищные ветры пространств несут бездну пыли, переносят тела, разгоняют их, кружат в завихрениях. Раздуваются штормы, ураганы и безумные разряды неосязаемой энергии крушат органы Вселенной и образовывают брызги других.

Но вот всё затихает, ветер успокаивается, и свежий покой воцаряется снова. Галактика живет своей странной и непостижимой жизнью. Она развивается.

Летит в общем хороводе Солнце. Хорошее ему досталось место. Прохладное и спокойное. Периферия. Посматривает Солнце на свой гарем. В центре таким не обзавестись. Вот горячо любимая Меркурий, самая шустрая, совсем кругленькая малышка, оберегаемая больше других от всяческих напастей, медленно поворачивает к нему своё горячее голенькое тельце. Поодаль своенравная красавица Венера. Кокетливо кутаясь в белую тонику, грациозно поворачивает жаркое тело в сторону, противоположенную подругам. И бурчит, сердясь. Вот Земля, о которой нельзя равнодушно думать. Марс, остывшая и готовая взорваться. То -то причинит беспокойств. Далее - пышногрудые и рыхлые матроны, окружившие себя каждая своей челядью и вульгарно демонстрирующие всем свои красоты. Где -то путается глупенькая Плутон. Ведут свой хоровод вокруг него. Верны, ритмичны, прекрасны, умны, хозяйство и порядок любят. Всё хорошо. Ведется тихий разговор.

Но вот печаль. Где дети от них? То есть то, что могло бы нести его солнечное свойство дальше во Вселенной, когда его, Солнце, не станет, погибнет. Дети - не повторение, не физический аналог, но лучшее продолжение развития его предназначения во Вселенной. Только Земля забеременела. Вынашивает в себе его младенца. Что будет с ним?

Он вспомнил свою жизнь. Это сейчас всё пришло к какому- то порядку. Раньше такого не было. В его младенчестве был хаос, как всеобщий оргазм любви. Беспорядочные соития абсолютной тверди и огненной стихии со взаимными переходами друг в друга. Нет, не такой тверди и не такого огня, как сейчас! Таких уж нет во Вселенной. Безумный шквал страстей! И дикий рев неведомого Демиурга! Духа и устроителя всеобщей вакханалии. Она происходила будто от чувства ужаса у всех и для того, чтобы избавиться от него. "ТАРТАР!" - откуда- то вошло в его сознание. Но он не знал, что это такое. Обуявшее чувство ужаса пролегло через всех и все поколения. Никто и сейчас не знает, что скрывает это слово. Но гонит и гонит оно все вперед через развитие всего. Казалось бы, всё меньше ужас, но он всё есть, готовый всегда к прыжку. Поэтому строг был Демиург и путь, им выбранный, был строг. Так всё и идет.

Он, Солнце, и все братья его были рождены там. Страсти стали затихать и хаос перерождался в космос.

Болезненно шло его развитие. Огонь и твердь, полученные от родителей, делали свое дело. Тело стало обретать пространство и структуру. И мириады атомов зашевелились в нем. Образуя свой мир. Он стал делим и выделились планеты, вобрав в себя свойства матери - тверди, оставив ему свойства отца - огня. А старый Дух остался царствовать над всем. Прежде он видел могучие образы его проявлений, проносящихся в космосе, а иногда - образы исчадий ужаса - ТАРТАРА. И тогда дикий рев сотрясал Вселенную. Это наследники Демиурга сливались в схватке с ними. И горе было тому, кто оказывался там. Или он сжимался в невидимку или его разносило в клочья. Обычно дух побеждал и непрошенные гости уносились в свою нору. А иногда и прятались неведомо куда.

Неспокойно Солнцу, мучают предчувствия и вопрос наследников стал главным. Другие уже обзавелись и блаженно нянчаются с ними. А он с тревогой и надеждой смотрит на несмышленыша Земли.

Это не первенец у него. Зарождались и у Венеры и у Марса его наследники, но тут же погибали. Он не мог понять причин и предполагал, что произошли какие- то отклонения от закона Великого Духа. Наблюдая за развитием нового младенца, он стал догадываться о причине тех кончин. Причины таились именно в его периферийном месте. Месте, фатально обреченным на отсталое развитие. Его самого, его подруг и его детей. Вон уж мелкая шпана других семейств носится, как чертята, вокруг его зародыша, с любопытством всматриваясь в него, а этот всё вытягивается в разные стороны. И он стал и строже и нежней, тихо разговаривая с ним.

Младенец - это вся копошащаяся жизнь на Земле. Весь образ её в целом. Забавно наблюдать, как он повторяет путь Вселенной и в общем и в деталях, как с невероятной скоростью схематично проходит все этапы от начала до сегодняшнего состояния и торопится убежать вперед. Вращается как и его родители, входя в себя снаружи вовнутрь, подбирая что есть, и выходя из себя, выбрасывая ненужное. Чтобы далее ненужное обратилось в нужное. Создается организм всё более четкой иерархической структуры. Постепенно наполняется сознанием, наиболее сложная часть которого развивается в человеке, питаемого сознанием всей окружающей природы. Человек один, но много его копий, создающих образ оригинала. Мучителен и драматичен путь становления их конечного плода - Разума, совсем нового для Вселенной средства и способа разрешения её задач. Солнце, да и вся Вселенная справедливо сможет гордиться своим изобретением, если оно не опорочит себя. Человек - это "кукла" для его вынашивания. Много, очень много придется пережить малышу, пока не наберет силу.

Пока он, как паучек в банке с водой, окруженный пузырьком воздуха, видит подслеповатыми глазами лишь пространство, что дает пузырек и наивно полагает, что видит весь мир. Смешны его рассуждения об объективности. Не догадывается, что образа, которое дает сложение его восприятия и чрева, объективно в природе не существует. Как проклюнувшийся птенец, не знает, зачем он и куда бежать. Бежит за тем, что видит. И требует еды и тепла. Наращивая мышцы с умом птенца, не ведая, что делает, он может стать опасным для себя и даже довести Вселенную до необходимости уничтожить ублюдка, если этого раньше не сделают прячущиеся рядом злобные духи.

Помощь, ему нужна периодическая и доходчивая для его слабого ума подсказка о Законе Духа Демиурга.

Самому Солнцу это трудно сделать. Только с содействием Вселенского братства удается иногда организовать такие подсказки через избранников из рода человеков, специально подготовленных для этой цели.

От них исходили мифы и религии. Вначале такие подсказки носили упрощенный характер указаний и ограничений, требующих их безусловного исполнения под страхом наказаний. С примитивным разъяснением мироздания. Но это для совсем глупого возраста.

Затем в подсказках стала смягчаться категоричность, оставляя место для работы душой. Необходимо было развить её осязаемость. Но не поняли этого люди, приученные к простоте. И услышанное стали доводить до абсурда. Оказалось, что хотя есть польза от новой планки, содержащей новые содержательные вехи, но есть и вред от упрямого их вырождения в завет. Не могут люди осознать, что подсказка несет саморазвивающуюся идею при развитии жизни, а не догму, затормаживающую упрямую жизнь. Подсказка приняла форму освещения направления для самостоятельного развития идеи дальше.

Тяжело идет взращение младенца. Внимательно приходится следить. Особенно за протеканием переломных фаз. Их сейчас две.

И обе связаны с подходом к полному вызреванию контейнера Разума -человечества.

Одна из них обусловлена предстоящим выходом Разума из своего отслужившего контейнера, как бабочка из "куклы", чтоб отправиться в космос. Червячек приступил к окукливанию. Вот тут-то и возможен срыв естественного процесса.

Он заключается в возможности образования слишком прочной скорлупы "куклы" - Транса. Тогда Разум разовьется в сторону обслуживания страстей человека, превратится в слугу оболочки и выродится с ней в некое уродливое чудовище в виде саморазвивающейся куклы. Спорой самой для себя, оно будет носиться по пространству, разрушая всё на своем пути. Фантазия людей уводит их по этому пути. Таких сейчас носится много. Существа без смысла и без будущего. Сприганны. Колонизация Вселенной - вот цель в их безумных головах. Споры раковой болезни. Носятся проклятые Демиургом от планеты к планете. Пока не будут уничтожены им.

Другая фаза - это выбор половой ориентации Разума в человечестве. Исход его уже не зависит ни от Солнца, ни от Земли. Хотя, конечно, ему бы хотелось видеть в нем именно его, Солнца, продолжение. Он даже пытается повлиять на этот процесс, но, к сожалению, пока безуспешно. Материализм после долгих колебаний берет верх. Женское начало одолевает. А оно, не поправь его, прямиком выводит на Транс.

Но и здесь подстерегают неприятности.

Дитя может родиться чрезмерно сексуальным и скатиться далее в безумство сладострастия с уклонением от высших предначертаний. Может родиться бесполым или двуполым. Во всех случаях сразу или потом оно будет обречено на гибель.

Обеспокоенный непреходящей тревогой смотрит Солнце на Землю. Вращается беременная Разумом Земля. Что Разум во Вселенной будет, в этом сомнений нет. Но мучает вопрос: а состоится ли он на Земле? Что протянет нить от его солнечной сути к будущему Вселенскому Разуму? Вдруг и этот будет мертворожденным! Или хуже того - Сприганном.

Но не столько в этом причина его тревоги. Всё полбеды. Главная беда была в другом.

Развивается Вселенная не однородно. Прохладные периферии тормозят общий процесс.

У него, у Солнца оказалось превышение Материи, а значит, - разряжение пространства. Законы Материи здесь стали доминировать над законами Духа. Солнце не виновен был в таком казусе. Но закон доминирующей Материи вошел через организм родителей в организм его дитя. И предопределил в нем перекосы общего развития.

И вот, с тревогой Солнце видит нарастающее уплотнение пространства. Это началось недавно, когда прошел первый фронт, почти уничтоживший жизнь на земле. Пространство входит вглубь материи, пытаясь разрушить её, расслабить, но и она отчаянно сопротивляется, выдавливая пустоты, уплотняясь, кристаллизуя минералы и тяжелые элементы мантии.

Но бесполезно. Пространство плавно, тихо наращивает свою мощь и материя - короткими и жесткими импульсивными срывами сдает свои позиции.

Что делать?

Солнце понимал, что прежней спокойной жизни приходит конец. Возможно, что Вселенная всю периферию загонит в горнило расчленения материи, сделав её центром Галактики. Оплот материи - элементарная частица атома прекратит там свое существование, перейдя в иное качество.

Он сгорит там со своим семейством. Но вот малыш? Надо срочно показать Демиургу дитя не как своего несовершенного ребенка, а как совершенного внука Великого Духа, продолжателя его дел. Как его сделать таким? Как показать?

Глубокое раздумье окутало его лик. На Солнце проступили пятна. Конкретность изобретала способ порождения новой абстракции.