Старый Арбат - Заголовок
Реклама ->
Вступление
Фотографии
Что почитать?
История
Рассказы
Статьи
Цитатник

Соки-воды
Питие
Феня
Менты
Байки
Сказка о К.
Художники
Куда пойти?
Сайтистика
Опрос: что такое Арбат для вас?

Реклама в Интернет



[design by Gem]


Стихи Алексея Шадринова

части: 1 2 3 4 5

Сфинкс

У Сфинкса тайна на устах, -
В какой бы век, и день, и час
Он ни взглянул в глаза людские
Вскипает скорбь в его глазах,
И пену льют уста немые.

И уст его не расколоть,
И скорби вечной не измерить,
В его обветренную плоть
Века вгрызаются, как черви.

Когда планетою пустой
Земля поруганная станет,
Ему присудится покой
На этой неизбежной грани.
Когда до капли кровь стечет
И возродиться не сумеет,
Господь ему века зачтет,
Века двуногого пигмея, -

За то, что мук его земных
Страшнее нет; за то, что тленом
Он обойден; за то, что сны
От глаз его бегут смятенно!

Слепой

Скажи мне, друг, одно лишь только слово:
По-твоему я жив? - смешно...
По-моему, из мрака гробового
Мне вырваться теперь не суждено.

Я не про свет, который не увижу,
И мог бы жить без радости в глазах, -
Я чувствую, я слышу, как на крышу
Косых лучей струится бирюза.

Я чью-то близость чувствую ладонью,
Ловлю затылком твой скорбящий взгляд.
Мне жить осталось трепетным одоньем,
Всем тем, что было много лет назад.

Те, кто живет, гоняются за счастьем.
Его сейчас и зрячим не поймать.
Звенит в стекло весеннее ненастье
Сквозь темноты лоснящуюся прядь.

Поблекший мир моих воспоминаний,
Наивный бред колышется в мозгу...
Как тяжело быть цепью состраданий
И делать вид, что жить еще могу.

Художник

Он стоял в тени, и тени
По лицу его змеились,
И морщин усталых русла,
Словно змеи на челе.

Что в глазах его я видел,
Отзывающихся тускло
На свечей оплывших бденье
У мольберта на столе?

Беспросветную усталость,
Гнет досады бесконечной,
Груз работы затаенной,
Что свершить не суждено,

Да проклятие ошибок,
Обнаженных бессердечно
Им, глазам, чьей силой чудной
Воплотилось полотно.

В свет небесный, сонм прохладный,
Листьев утреннюю влагу,
В даль и в в холод предрассветный,
Всепронзающий туман.

Друг сказал: "Я весь охвачен
Восхитительным ознобом, -
Эта утренняя свежесть
Ветром веет с полотна."
За сухими камышами,
Чье глухое пенье - вечность,
Синим отблеском пугала -
И манила глубина.

Обитель

Это будет со мной, молодым или старым,
Будет осень... Мотая словесную нить,
Будет плакать перо, и придут санитары
В голубую обитель меня проводить.

За моею спиной свет останется душен,
Тускл и сер, и в ответ торопливым шагам
Я им буду твердить:"Преклонитесь, Я - Пушкин".
Но лишь только ковыль приклонится к ногам...

Успокоит обитель и душу, и тело,
И меня повстречав, улыбнется сосед,
В простыне, словно в греческой мантии белой,
И застенчиво скажет, что он Архимед.

Это будет со мной; по тенистой аллее
Мы пойдем рука об руку, и разговор
О высоких материях не тяжелее
Будет нам оттого, что мы здесь с этих пор...

1990 г.

Отшельник

1

Живу вдали от всех, в живых истоках
Бегущих, чистых и туманных рек.
И в тишине Всевидящее Око
Высокой целью озаряет век...
Я претерпел себя. Здесь одиноко,
Но одинок с рожденья человек!

Встаю с рассветом. Свет по синим окнам
Бежит волной. Я выйду на порог.
Туманов млечных вьется горний локон,
И дивный свет пронзает темный лог.
Он порожден в источниках востока.
Так с первых дней благословен восток!

2

Моя тропа уходит к перевалам.
День не окреп, но я уже по ней
Бреду. И лес зеленым покрывалом
Скрывает суть моих безмолвных дней.
Мне некому подвигнуть оправданье,
И вздох мой тайный канет у теснин.
Прими мое блаженство и страданье,
Мой Отчий Бог, Пресветлый Дух и Сын!

1990 г. (от 16.04.91 г.)

Плач

Ну что с того, что так я одинок,
Зато ничьих устоев не нарушу.
Уже в июне скошен мой цветок,
И шмель напрасно над поляной кружит.

Взойдет ли стон, и вырвется ли крик,
Не будет внят никем из шумной стаи.
О, плоть моя, сгори и растворись -
Я не виновен в том, что неприкаян!

Я не обижен в тихости своей,
И, отупев от взглядов равнодушных,
Я с каждым днем грустней, и тяжелей
От праздной силы, вечно рвущей душу...

И.А. Богомоловой *

* Она была его учительницей русского языка и литературы

Вы знаете? Когда скрипит перо,
Бумага киснет, свертываясь в строчки,
Из рукописей сложенный чертог -
Един приют такому одиночке.

Что дать тому, кто видит этот свет
Бесстыдно обнаженными очами,
Кто волком дня боится, как тенет,
И безраздельно царствует ночами?

Кто, видя скупость жизненных даров,
Кощунствующе с нею не мирится?
Вам, усмотревшей средь дневных трудов,
Благословившей сонную десницу,

Пусть будет благодарностью моей
Все то, что Вы высоко оценили, -
Исчадия полуночных теней,
Глухих ночей мистические крылья.

С больших глубин поднялась эта муть,
И благо, что от сердца не дано Вам
Сорвать покров, войти и заглянуть
В горнила, порождающие Слово.

Но долженствует и грядет Ответ!
Пройдут года, и в том, что Волей Божьей
Из тьмы страниц моих польется Свет
Виновны Вы, приведшая к подножью.