Stolica.ru
Реклама в Интернет
Большая Буква
Иван Розмаинский

Жизнь, стрелы и другие фишки

Ч а с т ь I

"Чеботарёв держался за поручни в переполненном автобусе и слегка икал. Грубые люди со всех сторон сдавливали его плоть. Мимо его глазниц мелькали унылые дома и облезлые деревья. Иногда они переставали мелькать и как бы застывали; тогда ему на какой-то период времени становилось свободнее, поскольку люди выходили на воздух - ведь была остановка! - но другие их сменяли, и Чеботарёву вновь становилось тяжело. Прямо перед его носом краснел багрового цвета компостер. Сам Чеботарёв не собирался пользоваться им, поскольку имел проездной. Раньше, бывало, зайдет он в автобус, вытащит небольшой кусок бумаги и заорёт: "Проездной!" Теперь он уже давно так не делал, продолжая смотреть на красный компостер. "Может мне начать их собирать?" - подумалось ему. "А как их вытаскивать из автобусов, ну там и троллейбусов и так далее?" "Да, это гиблая затея", - решил Чеботарёв, ощущая хлад утренней прохлады, доносившийся из периодически открывавшихся автобусных дверей...

Сначала Чеботарёв собирал марки на тему "Космос". Каждые пять дней он обходил киоски "Союзпечати" в их микрорайоне и покупал марки по данной тематике. Марки были в основном советские, кубинские, болгарские, вьетнамские. Он тогда ещё в школе учился и всё время замечал, что в киосках нет марок капстран. Однажды один парень, учившийся в той же школе, что и он, по кличке Сопливый, предложил ему поменять один кубинский набор марок с блоком на две марки, изготовленные в Италии. Чеботарёв никогда в глаза не видывал итальянских марок и потому согласился. Но Сопливый его обманул. Они встретились в парадной дома, в котором размещался продовольственный магазин. Сопливый забрал у него кубинский набор марок с блоком и сказал: "Подожди пять минут, я щас сбегаю к себе в квартиру и принесу тебе то, что обещал". Чеботарёв прождал минут двадцать, но Сопливый всё не появлялся. Тут он понял, что его напопили (в этом слове третьей буквой обычно является буква "ж"). Разозлившись, Чеботарёв стал звонить во все квартиры подряд в этой парадной, но данная затея абсолютно не увенчалась успехом. Он ведь даже не знал, каково настоящее имя или фамилия Сопливого. Через несколько дней Чеботарёв встретил его в школе. "Ничего не знаю!" - сказал Сопливый и добавил ещё кое-что. Большего от него добиться не удалось.

Вскоре после этого местный гопник Мухаметдинов научил Чеботарёва курить. Чеботарёв продал накопленный альбом марок за двадцать рублей своему двоюродному брату, стал выкуривать по пачке сигарет в день, а главное, принялся эти пачки коллекционировать. Через восемь месяцев после первой выкуренной сигареты у него дома скопилось около двухсот сорока пачек. Почти все пачки были одинаковыми - "Стрела", "Беломор", "Луч". Один чувак, сын моряка, ездившего в загранплавание, пообещал Чеботарёву достать пачки "Camel", "Rothmans" и проч. (в те времена дребедень эта ещё не продавалась у нас на каждом углу). Но потом они с ним подрались из-за (а из-за чего, Чеботарёв сам уже забыл), и свою коллекцию Чеботарёв пополнить тогда так и не смог. А затем через три недели после той ссоры в десять часов вечера ему сломали нос в автобусе маршрута номер 86. Данное событие надолго ввело Чеботарёва в депрессию и он длительное время ничего не коллекционировал.

А потом его забрали в армию. Мать его давно ждала этого события. Думала, что "армия сделает из тебя человека", да и отучит, наконец, от пагубной привычки курения. Но из армии через два года Чеботарёв вернулся с отбитыми почками и с пристрастием к алкоголю (при этом ежели кто думает, что Чеботарёв бросил курить, то он краеугольно ошибается). Возвратившись, он два месяца квасил, пропив пять серебряных ложек, магнитофон "Романтик" и прочее барахло, включая коллекцию пачек сигарет (хотя, возможно, эта коллекция была просто элиминирована на помойку его матерью во время его побывки в армейской зоне). Какой-то временной период Чеботарёв собирал пустые бутылки, но потом как-то разом их сдал, и на вырученные деньги так набрался, что полностью встал на ноги только через две недели.

Нужно было как-то определяться в жизни. И Чеботарёв стал коллекционировать порнографические открытки. Он занимался этим до тех пор, пока не развёлся прямо перед второй женитьбой. Дело в том, что когда его первая жена обнаружила его коллекцию, то решила с ним порвать, так сказать, связи. И при этом, тварь такая, уничтожила его коллекцию. Женившись вскоре во второй раз и сформировав ребёнка (мальчика), Чеботарёв почти полностью утратил интерес к жизни. Конечно, не совсем. Он пытался собирать спичечные коробки, альбомы группы "Девчата" (которая выпустила только один диск и распалась), журналы "Моделист-Конструктор" и проездные билеты. Ну ему как-то быстро всё это надоедало, и Чеботарёв в очередной раз как бы совсем умирал. Хотя зоологически он оставался живой.

Иногда, правда, он ещё занимался коллекционированием денег. Но этот вид деятельности осуществлялся им под жестким руководством жены и периодически прекращался, когда накопленные деньги тратились на стиральную машину, японский телевизор или микроволновую печку.

Следует также отметить, что нередко Чеботарёв коллекционировал деньги самостоятельно, независимо от жены и, мы бы даже сказали, втихаря. Но временной интервал этого коллекционирования был уж оченно незначительным - неделю, две, две с половиной - а потом накопленные денежки потреблялись через спиртное в течение уик-энда, а иногда даже и нескольких рабочих будней.

Вот, собственно, из таких различных циклов накопления как раз и складывалось самоопределение в жизни Чеботарёва...

Чеботарёв вновь стал зажимать поручни переполненного автобуса в своих руках. Он уже давно не икал. За заляпанным непонятно какой грязью окном опять мелькали мрачные жилые строения и дистрофийные дерева в смеркающемся пространстве. Возвращавшиеся с работы люди стремились любой ценой влезть в автобус, что, в конечном счете, отрицательно сказывалось на физических ощущениях Чеботарёва. Морщась, он смотрел на компостеры. В этом автобусе они были синего цвета. Он снова родил мысль об их коллекционировании, но также вскоре её убил. Затея была совершенно дурацкой, и даже он это понимал, но ничего более оптимистичного ему не приходило в башку.

Покинув помещение автотранспорта, он в среднем темпе приближался к квартире дома, где он, как правило, пил, спал, смотрел телевизор и совокуплялся, а также ел и выносил мусор. Скупые лучи солнца освещали его волосы и куртку, продираясь сквозь дымчатые облака. Чеботарёв неумолимо приближался к входной и выходной двери в парадную только что упомянутого дома.

Ч а с т ь I I

Подойдя вплотную, он увидел большой лист ослепительно белой бумаги, висевший на двери. Весь лист был заполнен аккуратно пропечатанными буквами. Остановившись, Чеботарёв стал читать.

"С Т Р Е Л К А" /рассказ/

Бабичев забил Стрелку. Насмерть. Перед тем, как погибнуть, она долго истекала кровью.

Бабичев забил её вместе с Мартыновым, хоккеистом из "Динамо". Но в результате Мартынов Стрелку продинамил. И Бабичев с ним так и не увиделся. Иными словами, хоть он и забил Стрелку с Мартыновым, но обломался. Когда Мартынов забил гол, обеспечивший победу "Динамо" над "Спартаком", Бабичев, осознавая, что Мартынов продинамил Стрелку, торчал на Стрелке Васильевского острова. Именно эту Стрелку он имел в виду, когда забил Стрелку с Мартыновым. Но Мартынов так и не пришёл. Бабичев почувствовал, что Мартынов сделал из него Стрелочника и стал долго смотреть на часовую Стрелку своих часов. Она лениво и крайне медленно шла по часовой Стрелке.

Мартынова всё не было. Бабичев стрельнул сигареты (или папиросы?) "Стрела" у прохожего, который оказался проходимцем и незаметно вытащил из кармана бабичевского пиджака билет на "Красную Стрелу".

Обнаружив кражу-пропажу через восемь минут, Бабичев пришёл в ярость и до смерти забил пробегавшую мимо дворнягу, которая оказалась Стрелочницей гораздо в большей степени, чем он сам. Однако Бабичев, как и его дядя Стрелочник Денис Степанович, не знал, что ещё большими Стрелочницами, чем они оба, забитая дворняга и Вильгельм Телль, были собаки "Белка" и "Стрелка", запущенные в период "Оттепели" в космос и там сдохнувшие.

В эпоху, когда Бабичев забил Стрелку и дворнягу, наблюдалась оттепель, снег таял и так далее. На душе Бабичева и в том городе было сыро. Поскольку и тот, и другой были бездуховны.

Совсем озлобившись, Бабичев пошёл к Мартынову домой мстить за продинамленную Стрелку. Мартынов уже повесил коньки на гвоздь, предварительно зверски забив его в (Кремлёвскую) стену. Иначе говоря, он завязал с "Динамо" и хоккеем, намереваясь поехать в деревню к родным, чтобы там забивать скот на мясо и за счёт этого существовать. Но и он обломался. К нему в квартиру ворвался Бабичев и забил его - опять-таки, до смертельного состояния. Тем самым Бабичев отомстил за продинамленную забитую Стрелку, а заодно и за забитый гвоздь.

Но вскоре Бабичев был схвачен, и милиционер, который когда-то давно крутил динамо-машину, предъявил ему обвинение в трёх убийствах (а точнее, забийствах) с особой жестокостью. Бабичев не дождался суда и застрелился, не ведая, что этим он всё равно не избежит Страшного Суда.

Однако вся эта история никого не вразумила, и почти что все люди продолжали нещадно забивать Стрелки и часто их динамить.

Ч а с т ь I I I

Прочитав, Чеботарёв замер как вкопанный и в течение трёх часов абсолютно не двигался. Через сто восемьдесят минут он встал на четвереньки и на четвереньках же семь раз обежал вокруг дома. И только затем открыл дверь парадной.

После этого с Чеботарёвым произошли кардинально-радикальные перемены. Он трансформировался необратимо. Это заметили и жена, и собутыльники, и сослуживцы, и остальные. В тот же день Чеботарёв бросил курить и пить. Когда жена в очередной раз стала на него наезжать, он сурово спросил её:

- Ты что, хочешь поесть супа, сваренного из крови хоккеистов, плоти атеистов и духа неистовых?

Жена остолбенела от вопроса и очень сильно испугалась. Тогда Чеботарёв продолжил допрос:

- Кто мудрее - Летучий Голландец или Экспансивный Итальянец?

Жена заплакала.

- Если вложить свою душу в банк духовных неудач, то можно ли сказать, что проценты по вкладу пойдут в виде стрессов?

Тут жена сразу же призналась, что четырнадцать раз изменяла ему, но больше не будет. С этого же дня она навсегда перестала пилить его и даже стала сама выносить мусор.

На следующий день Чеботарёв отрезвил и своего сына. В принципе сын привык, что отцу можно хамить как угодно и даже посылать его, и "ничего не будет". Но в этот раз, когда Чеботарёву предложили вновь отправиться на три буквы, он громко и строго сказал:

- Когда мысли о материальном богатстве мешают с содержимым унитаза, то получают третьесортный суррогат псевдокультуры.

Сын затрясся от страха.

- А когда Стрела Амура летит быстрее, чем Стрела Робин Гуда и волны Амура, то ультра-короткие волны коммерческих радиостанций развращают молодёжь.

После этого сын никогда больше не хамил отцу и не включал в его присутствии громкую и тупую музыку.

Начальник отдела, где числился на работе Чеботарёв, уже давно считал его последним придурком и, вообще говоря, планировал его через месяц уволить, да ещё и без выходного пособия. Но Чеботарёв в присутствии всех сообщил ему:

- Рабинович умудрился продинамить Стрелку, не забив её, а кто написал оперу "Волшебный Стрелок", ты знаешь?

- Нет, - задрожал от испуга начальник.

- Тогда ответь: как легче разрушить снежные замки: потеплением погоды или мягкой кредитно-денежной политикой?

Начальник почувствовал себя последним идиотом и велел с горя увеличить в два раза зарплату Чеботарёву, который тут же стал материально помогать бомжам их микрорайона и даже района.

Его собутыльники, с которыми он порвал, порвав в гневе бесплатную рекламную газету, захотели его проучить, то есть побеседовать и накостылять.

- Почему с нами не пьёшь, паскуда? -

- Я не только с вами не пью, я вообще не пью.

- Чего ж ты так испаскудился?!

- А почему чайки летят к горизонту, когда очередной ловелас побеждает на выборах?

Собутыльники быстро присмирели и не нашлись, что ответить.

- А почему дым поднимается к небу, когда троллейбус обдаёт грязной водой с ног до головы сморщенную старушку?

- Прости нас, дорогой. - сказали собутыльники и скромно удали себя на неизмеримо длительное расстояние от него.

Через некоторое время Чеботарёв стал неофициальным гуру района, где существовал. По вечерам понедельников, вторников и четвергов он принимал посетителей, приходивших к нему по самым различным проблемам. И во всех случаях эти проблемы решались с его помощью. Например, когда к нему пришли мужчина и женщина, собиравшиеся друг с другом разводиться, он изрёк им:

- Если стреляный воробей гонится за стрелком с губами, на который ещё молоко не обсохло, то когда солнце садится на западе, волк ничего не видит в темноте и попадает в западню, слишком большую для воробьёв.

И они тут же помирились. Раз его даже использовали внутренние органы для определения места без вести пропавшего чувака. Он сообщил:

- Паук сосёт жизнь из мухи только в тот период, когда у дохлого коршуна отваливаются крылья, а иначе электрическая лампа гаснет в темноте аварий и безумств.

Через десять минут без вести пропавший был найден. К сожалению, бездыханным. Когда менты ему говорили что-то вроде благодарностей, он им ответил:

- Фишки в детских настольных играх обычно меньше, чем фигуры, входящие в комплект гроссмейстерских шахмат, но если подростки западают на сатанинские фишки, огнь адский попаляет их утробы.

А когда сын Чеботарёва женился и стал жить за счёт суженой, то Чеботарёв понял, что он теперь совершенно свободен. Чеботарёв попрощался с женой, сгрёб в чемодан три пары одежды, бутерброды и термос, и пошёл жить в лес. Там он срубил себе хижину, смастерил лук и стрелы и стал добивать себе (на) пропитание, охотясь с помощью этих стрел на куропаток и глухарей. Через год народ прознал о нём, и сформировал широкую народную тропу к его хижине. И Чеботарёв прославился навечно".

Ч а с т ь I V

Автор Коротких Рассказов проснулся, приоткрыв заспанные глаза. Его тело тяжёлым мешком давило на кровать. Он сперва не чувствовал в себе сил подняться. Примерно полчаса он валялся, перемещаяся со спины на левый бок и обратно, а затем на живот и правый бок. Спустя некоторый временной отрезок, его нечёсанная голова появилась в ванной. Он посмотрел в висевшее там зеркало. "Ну и страшила я". - подумал он. "Помесь хиппи и дикобраза. Надо кардинально менять свою жизнь".

Он стал вяло умываться ржавой водой, которой писал водопроводный кран. Зазвонил телефон. После пятого звонка Автор Коротких Рассказов снял трубку.

- Алё!

- Здорово, пидор! - сказал мужской голос. "Чеботарёв". - подумал Автор Коротких Рассказов и не ошибся.

- Привет. - вяло ответил он.

- Ну как жизнь? -

- Нормально.

- Что делаешь?

- Ну...

- Слушай, пидор, ты мне когда полтинник отдашь, а, паскуда?!

- Ты можешь ещё неделю подождать? - тон голоса Автора Коротких Рассказов превратился из вялого в умоляющий.

- Жду четыре дня и бью морду до крови! - сказал Чеботарёв. - Да, кстати. Прочитал я твой рассказ "Стрелка". Ну этот, там, про Стрелку, Динамо, Бабичева, Мартынова и так далее.

- Ну и как?! - с появившимся огромным напряжением спросил Автор Коротких Рассказов.

- Как, как. Фигак! Дребедень всё это. Белиберда!

- Почему? - ужасно расстроился Автор Коротких Рассказов.

- Да покочану! Покочерыжке! Ты понимаешь, ну, ну ерунда всё это, чепуха. Никому это не нужно. На этом не то что не заработаешь, ты хоть сколько-то известным стать не сможешь. Эта пустая трата времени. Вместо того, чтобы тратить на всё это время, ты бы хоть переспал с бабой какой-нибудь один раз по-настоящему, и то больший толк был бы. А вообще, советую тебе, брось всё это и займись как следует делом. Без этой всей чепухи. Ну ладно, в общем, чао, я тебе через четыре дня звякну, и чтоб деньги были, понял?

- Понял. - крайне депрессивно ответил Автор Коротких Рассказов.

- Ну тогда пока.

- Пока.

Спустя некоторый срок Автор Коротких Рассказов оказался за письменным столом, который одновременно был обеденным столом и местом складывания верхней одежды, когда он ложился спать или коротать бессонные ночи. Перед Автором Коротких Рассказов на столе лежала тощая пачка светлокремовых унылых листов формата А4. Он мрачно посмотрел на эту пачку. Затем ещё раз вспомнил, что ему приснилось этой ночью. Впервые за данное утро на его физиономии появилось нечто подобное ухмылке. "А может так действительно уйти в лес, срубить там домик, есть куропаток?" - подумалось ему. Прошло девять минут. Он взял в руки дешёвую шариковую ручку с синим стержнем за несколько рублей, и стал медленно пачкать очередной до сих пор чистый лист бумаги.