Stolica.ru
Реклама в Интернет
Большая Буква
Иван Розмаинский

ФИЛОСОФСКО-ПРИКЛЮЧЕНЧЕСКО-ПСИХОДЕЛИЧЕСКИЙ
МИКРО-ТРАКТАТ

О Сущностности и Явленчестве

Итак, существуют два уровня, именно два, протекания процессов - сущностный уровень и явленческий уровень, последний из которых не является адекватным отобразителем закономерностных аспектов наблюдаемых в антропологических и биологических формациях процессов, будь то связанных между собой косвенными зависимостями или же проявляющихся на фоне иных реалий, недоступных не только разуму, но и интуитивной, а также духовной сферам познания, кои столь часто и ярко демонстрируют, как рассудочные попытки уяснения имеющихся феноменов оказываются у разбитого корыта самонадеянности, не имеющей никакого отношения к прокрустову ложу ограниченной эвристики, но тем не менее нередко заявляющей о себе громогласно и открыто без каких-либо серьезных обиняков со стороны общественного сознания, не усвоившего всемирно-историческое значение сущностного уровня, который здесь и хочется акцентировать, несмотря на доминирование неопостпозитивистских тенденций в современной жизни, на преобладание поверхностных стереотипов, навязываемых нам дегуманизирующейся и прежде табуировавшейся массовой молодежной субкультурой, захватывающей все новые и новые участки сознания подрастающего поколения, человеческий капитал коего все более сокращается, ведь происходит снижение доли студентов в общей численности населения, численности, которая и так уменьшается вследствие неблагоприятных демографических процессов, охватывающих уже не только отдельные участки, но и все общество в целом, что характеризуется гистерезисными процессами на рынке труда, которые, в свою очередь, представляют собой лишь явленческий уровень более глубинных, сущностных процессов, индикатором коих является примитивизация и реиндивидуализация запросов среднего потребителя культурных ценностей, не понимающего сущностной стороны уже довольно длительной эволюции массового сознания мирового сообщества, и невзирая здесь на фаллические и вагинальные аспекты деперсонализирующихся социокультурономических событий, происходящих сегодня в современном мире, хотелось бы подчеркнуть все-таки роль не ранней дефлорации новых поколений, развивающихся во флуктуирующей среде, неочищенной от ригидности унаследованных традиционных структур, но в то же время испытывающей влияние со стороны инновационно-технологических сдвигов в структуре экономики и всего нашего общества, не осознанных до конца еще ни профсоюзами, ни всей остальной общественностью, ни даже криминальными элементами, действия которых за последние полдекады так существенно повысили уровень коррумпированности управленческого аппарата, а ведь эта коррумпированность отражает лишь явленческий уровень, скрывающий за собой уровень сущностных процессов, для анализа которых нужно принять во внимание диалектические особенности современного этапа развития нашей системы, не поддающихся не только традиционному стохастическому моделированию, абстрагирующемуся от учета психологических и прочих субъективных факторов, но даже применение здесь системного подхода, учитывающего взаимодействия между собой и с внешней средой представителей структур, не позволяет выносить даже самые общие суждения, тем более суждения, конкретизированные настолько, что любые высказывания, носящие даже немного иной контекст, сразу же воспринимаются в штыки экстремистскими ультра-правыми группировками, чья программа завоевала столько голосов избирателей на прошедших только что выборах, не отразивших, опять-таки сущностную сторону построения у нас гражданского общества, а лишь закамуфлировавших затушевывание экосоциальных проблем, недоброе сдерживание которых в условиях нагнетания напряженности в сфере отношений между трудом и капиталом чревато острыми взрывами недовольства, которые можно понять, не только абстрагируясь от учета категорического императива, и забывая на время опять-таки "вещь в себе", но и учитывая те вещи, которые столь легкомысленно сейчас ныне забываются теми, кто пляшет под дудку антидиалектических тенденций в современном экзистенциализме, кто готов прикрыться фиговым листком постструктуралистического гедонизма, кто питается идейной пищей, уже давно выплюнутой зарубежными идеологами неомодернизма, ставших более реалистично оценивать сущностные процессы, скрытые под маской якобы необходимностного явленчества, которое на деле...

- Георг Платонович, - сказала, обращаясь к рассказчику, миссис Линдерт, - я предлагаю на время прерваться; пусть кто-нибудь из присутствующих здесь мужчин скажет тост. Ведь не надо забывать, по поводу какого праздника мы здесь собрались.

Прасковья Аграфеновна, Петухов, Малхаз, и сам Георг Платонович дружно закивали головами. Лишь Расмуссен не отреагировал, уткнувшись носом в тарелку с красной икрой и канадскими сосисками, густо покрашенными томатным соусом, непринужденно красневшим на фоне собравшихся по поводу Международного женского дня людей, многие из которых были далеки от высоких материй, хотя это, пожалуй, и не имеет детерминирующего значения.

Занавески мерно подергивались. За окном моросил дождь со снегом. Там было темно. Градусник показывал плюс один. Он один висел за окном. Окно было прикрыто занавесками. Из-за занавесок не было видно дождя. Дождь мерно перемежался со снегом. Снег в темноте подергивался. Дождь падал на градусник. Несмотря на снег, было плюс один. Слово взял Петухов.

- Прежде, чем выпить за присутствующих здесь дам, я бы хотел произнести, так сказать, тост. Когда мне было 24 года, и я еще не попал, скажем, так в места, не столь..., ну, не будем об этом, - радостно начал Петухов тонким голоском, - ну так вот, в те времена, когда я работал еще слесарем-механосборщиком, ну там, блин, всякое, конечно, бывало, ну там, ладно, короче, собрались мы как-то вместе несколько парней, ну блин, отметить, это, восьмое марта; ну правда, мы собрались-то девятого марта, нет десятого марта, да, десятого, значит, числа мы собрались, вот, ну, собственно это кардинально не меняет, в общем-то дело, но, ну так да, так вот, собрались мы значит, тогда, это, десятого марта по поводу восьмого марта, вот, и один из наших парней, Хайр, рассказал вот такую историю. Хайр сам парень не из робких, и как-то раз, блин, когда он еще нарезал ну в этом, в ансамбле "Предсмертный Хрип", там, это, как-то раз, ну после концерта, блин, когда там, все уже были там, ну короче, решили отметить завершение концерта, вот, значит, и стали бухать, там, вот, и Хайр там, ну так чисто просто подрался с каким-то совершенно левым чуваком, вот, ну, а чувак этот еще раньше, оказывается, служил в спецназе, ну там, то да се, и он рассказывал, оказывается, такую блин историю. Он с приятелем еще давно, в школе, бегал ну там на один завод там воровать там детали, или что там они воровали фиг его знает, ну короче, потом они с этим приятелем че-то не поделили, ну и там такой у них махач был... а этот-самый приятель рассказывал такую байку. У него был друган, двоюродный брат которого был знаком, это, с племянником зятя подруги жены Сталина. Он там такое про Сталина рассказывал, ой, блин! Сталин ведь был очень, это, сексуально активным, Он мог... да что там Сталин вообще! Берия так просто был монстром! Ну короче, поздравляю вас все, милые, так сказать, дамы с этим самым праздничком, вот, желаю, чтобы вы все, так сказать, были в форме!

Через несколько секунд зазвенели бокалы.

- А чего же Расмуссен не пьет? Даже не пошевелился! - забеспокоилась миссис Линдерт.

- Щас правэрим, - сказал Малхаз и потряс Расмуссена за плечи, но тот не отреагировал. - Да он сдох! - вдруг объявил Малхаз. - Весь уже пахаладел. И нэ дышит.

- Смотрите!! - закричала миссис Линдерт. Все присутствующие вдруг увидели, что из груди Расмуссена торчал штык-нож.

- Это убийство!!! - закричали все.

Незаметно возле трупа оказалась Прасковья Аграфеновна. Она пощупала своей правой грязной рукой губы Расмуссена.

- Смерть наступила около получаса тому назад, - объявила она. - Это означает, что убийца находится среди нас.

Присутствующие испуганно переглянулись.

- Кто-то из нас - убийца. - повторила свою мысль Прасковья Аграфеновна. - Мы все сейчас должны оставаться на своих местах. Необходимо провести расследование на основе дедуктивного анализа и определить искомую личность убийцы. Никто не должен счас отсюда уходить. Милицию звать не обязательно. Мы можем все решить сами. - Тут она повернулась к Петухову. - Какую выгоду получаете вы от смерти Расмуссена?

Тем временем Георг Платонович неожиданно засобирался к выходу.

- Куда это вы?

- Мне надо спешить! - запыхавшись, заговорил он. - Мне надо через полчаса быть дома, ведь начнется по телевизору пять тысяч шестьсот восемьдесят девятая серия венесуэльского фильма "Моя двадцать седьмая с половиной любовь", и я никак не могу его пропустить!

- И мнэ надо итти! - сообщил Малхаз, почесывая свои слегка седеющие бакенбарды. - Мне надо срочно дачитывать "Приключения Тома Сойера". Это не мая книжка, и у меня ее скора могут забрать!

- Никуда вы отсюда не выйдете! - заявила Прасковья Аграфеновна. - Тем более что именно вы, вместе с миссис Линдерт, виновны в убийстве Расмуссена. Дело в том, что миссис Линдерт - никто иная, как Хельга Расмуссен, дочка Магса Расмуссена, двоюродного брата Сигурда Расмуссена, приходящегося племянником Свену Расмуссену, труп которого мы все счас с вами, уважаемые господа, можем лицезреть! У Свена Расмуссена не было детей, хотя он и был женат четыре раза. Две первые его жены, Джейн Расмуссен (до замужества Джейн Хокинс) и Линда Расмуссен (до замужества Линда Карлайл) умерли от нервных перегрузок после оформления виз в ОВИРе на выезд за границу на ПМЖ. Две другие его жены, Ирен Мирей Расмуссен (до замужества Ирен Мирей Вотро) и Джованни Пьетро Маркелли (этот тип после женитьбы свою фамилию так и не изменил) были найдены мертвыми в совмещенных санузлах своих коммунальных квартир. Причины их гибели остались невыясненными. Сигурд Расмуссен был импотентом и литературным критиком, как и его двоюродный брат Магс Расмуссен. Это обстоятельство не помешало Магсу Расмуссену иметь дочку - Хельгу Расмуссен, она же - Бриджит Ларсон, она же - Сунь Вонь Ед Ва, она же - Лукерия Иванова, она же - Фаина Шульманович, она же - Михаил Сидорович Федотов, она же - миссис Линдерт. Магс Расмуссен вместе со своим двоюродным братом Сигурдом был репрессирован как охтинский шпион, получив десять лет без права переписки. Ну вы сами понимаете, что это такое в Северной Европе... Короче, на сегодняшний день миссис Линдерт является единственным претендентом на наследство Магса Расмуссена, которое счас принадлежит, принадлежала, прошу прощения, Свену Расмуссену.

- А кто такой Малхаз Таранишвили? - продолжала Прасковья Аграфеновна. - его настоящее имя - Джозеф Линдерт. Он - муж миссис Линдерт. Джозеф Линдерт является потомком древнейшего британского рода Линдертов. Он потерял все свое состояние, потерпев фиаско, когда в самом начале реформ он стал спекулировать фантой. Он не только просадил все свое богатство, но и задолжал огромную сумму... кому бы вы думали? Человеку, называющему себя Георгом Платоновичем! На самом деле он - лидер стокгольмской группировки, которая уже давно контролирует рынок бананов и проституток на Ржевке, возле метро "Приморская", и на всем протяжении Обводного канала. Он рассчитывает на 80% всего состояния убитого только что Свена Расмуссена.

- Но и вы Петухов! - обратилась Прасковья Аграфеновна к бывшему зэку, - хоть прямо и не виновны в убийстве, но то же несете здесь определенную ответственность. Вы ведь знали! знали!!! - о готовящемся преступлении, и ничего не предприняли, чтобы его предотвратить! Такое безразличие и равнодушие даже еще хуже, чем непосредственное участие в убийстве!!

Тут часы пробили полночь двенадцать раз. И внезапно отключилось электричество. Все оказались в кромешной темноте.

Ааааа! - закричали многие от неожиданности и страха. Но чернота не то что не посветлела, но даже не посинела. Все были в оцепенении. Через энное количество исторического времени из потолка забрезжил более, чем ослепительно яркий свет.

Ааааааааааааааа!!! - закричали все в три раза громче и дольше. И не без оснований. На обеденном, а также значительно объеденном, столе стоял Расмуссен. Вместо головы на его туловище сидел череп, изо рта коего плавно и томно извергалось оранжевое, как созревший апельсин, пламя. Вместо пальцев на руках и на ногах виднелись когти длинной в метр, а вся одежда с ног до черепка была забрызгана пурпурной кровью.

- Я давно ждал этого момента!!!! - громовым и одновременно ледяным голосом объявил преобразившийся в монстра Расмуссен. - Полночь, начало восьмого марта!! Восьмого числа третьего месяца последнего полувисокосного года по календарю фаллопитеков!! Это момент, когда в человеке, посвятившим себя с самого начала служению Члену Красно-Коричневой Устрицы, просыпаются все дремавшие в нем оккультные возможности!! Восемь плюс три равно одиннадцать!! Это число хищного зверя, призванного объединить всех Истинных Мастеров фаллопитеков и зорокастрийцев в последней битве за победу в эру Нового Сознания Астрального Меча!!! Я чувствую в себе огромную силу!!!! Эта сила становится все больше и больше!!!!! Она переполняет меня!!!!!! Я получу звание Голубого Рыцаря Серной Кислоты, я стану Белобрысым Кишкозавром и ближе всех приближусь к Члену Красно-Коричневой Устрицы!!!!!!! О, Член Красно-Коричневой Устрицы!!!!!!!! - глас Расмуссена становился все громче и ужаснее. - Член Красно-Коричневой Устрицы!!!!!!!!! - тут из рта черепа Расмуссена стали валить клубы сигаретного дыма. Георг Петрович закашлялся, а у Петухова начался насморк.

- Я давно ждал этого момента!!! - снова сказал Расмуссен. - Теперь я вас всех поглощу своей силой!!!!

Тут он достал из-за окровавленной пазухи металлический ромб, две лапы черной кошки, ярко красный дуршлаг, игральную карту с витиеватым портретом бубновой дамы, две хоккейных шайбы и шестьсот шестьдесят шесть пар кед фирмы "Адидас". Все эти предметы были атрибутами, необходимыми Расмуссену для проведения мистического ритуала Внутреннего Очищения, который был частью поклонения Члену Красно-Коричневой Устрицы. Истинный Мастер, осуществивший 11 мистических ритуалов Внутреннего Очищения, получал звание Голубого Рыцаря Серной Кислоты и мог рассчитывать на то, чтобы через 400 лет стать Белобрысым Кишкозавром.

Температура в помещении стала резко нагреваться. Из стен со скоростью семьсот километров в час стали вылетать свинцовые семиконечные звезды. Люстра, висевшая, как ей и положено, наверху, стала превращаться в пентограмму. Откуда-то послышались жуткие нечеловеческие крики. Георг Петрович тихо плакал, он уже явно не успевал на пять тысяч шестьсот восемьдесят девятую серию сериала "Моя двадцать седьмая с половиной любовь", и потому находился в депрессии. Петухов неудачно сморкался в платочек, размазывая свои сопли по морде лица. Из глазниц черепа Расмуссена стали исходить ультрафиолетовые излучения. Шкаф, стоявший в этом же помещении, стал быстро передвигаться вокруг стола, а снизу из паркета стал бить фонтан ледяной воды.

Малхаз нащупал замок во входной двери, открыл его и тихо улизнул оттуда.

Он бежал по пустынным ночным улицам города. Лучи бледных фонарей лениво ложились на морщинистые от старости мощеные тротуары. Депрессивная луна грустно плавала наверху в мрачном трауре. Лужи под ногами были незаметны и сообщали о себе лишь лукавыми брызгами. Где-то заверещала сирена автомашины, но потом трагически затихла. Эта автомашина принадлежала Пульхериеву, старому коллежскому асессору. В это время он лежал на своей кровати, но ему не спалось. Он перестал лежать, встал, зажег свечи, открыл толстый фолиант и углубился в чтение. Замок, в котором он находился и имел в собственности, принадлежал когда-то его недалекому предку Епифану Мудрому. От этого замка до ближайшей деревни или постоялого двора было километров 500. Пульхериев почти перманентно пребывал в уединении и не чувствовал себя каким-то пидором. Почитав некоторое время фолиант, он закрыл его, затем чихнул из-за пыли, тихо лежавшей на этом фолианте. Потом Пульхериев поднял голову и посмотрел наверх. И смачно плюнул в потолок. Грязно выругавшись, он почесал у себя за пазухой. Тяжело вздохнул и рыгнул. Облизнул свои обсохшие и давно нецеловавшие других физических лиц губы. После этого Пульхериев около четверти часов ковырялся ногтем левого указательного пальца в собственной правой ноздре. Подергал себя за отдельные элементы усов. Затем полез под кровать и долго там рылся, пока не достал увесистую кипу листов. Он с трудом выложил их на письменную столешницу. Потом полез своими липкими пальцами за пером, забрал его и сунул в чернильницу. И начал медленно выводить на одном из компонентов кипы листов следующие вирши:

ФИЛОСОФСКО-ПРИКЛЮЧЕНЧЕСКО-ПСИХОДЕЛИЧЕСКИЙ МИКРО-ТРАКТАТ "О СУЩНОСТНОСТИ И ЯВЛЕНЧЕСТВЕ"

Итак, существуют два уровня, именно два, протекания процессов - сущностный уровень и явленческий уровень. Обозначим сущностный уровень буквой X, а явленческий уровень буквой Y. Обозначим также степень ригидности традиционных структур - a, степень ранней дефлорации новых поколений - b, степень доминирования неопостпозитивистских тенденций - с, инвестиции в человеческий капитал - I, размах гистерезисных процессов на рынке труда - k, долю студентов в общей численности населения - s, индекс технического прогресса - t, индекс фалличности социоэконоимческих процессов - f, индекс вагинальности социоэкономических процессов - v, степень власти профсоюзов - m, доход труда, измеренный в доходе капитала - z, доля голосов избирателей, отданных на выборах за представителей ультра-правых группировок - h, параметр категорического императива - g, параметр инновационно-технологических сдвигов - d, уровень коррумпированности управленческого аппарата - e. Учитывая, что x > y, f > v, s = s(I), h = h(e), z = z(m), f = f(c), v = v(b), построим следующую систему уравнений и неравенств, позволяющих, абстрагируясь от дегуманизирующейся и прежде табуировавшейся массовой молодежной субкультуры, выявить необходимностно-закономерностные соотношения между сущностным и явленческим уровнями:

lnX + ln4X + ln8X = 1 (1)

Y2 + (a + c - 7m) = ln5h (2)

d + lnY = I - g6 (3)

f(c)/s > 5(cos X - sin X)666 (4)

4cos g - 3sin e - tg(c - a) = lg(z+3v) - (cos Y)lnk (5)

m + log6f - sin t > (k - I)a (6)

b > 0 (7)

d > 0 (8)

f + b > log7(cos v + sin Y)13 (9)

z < b (10)

tg X > z10 - 22222222222(ln Y - cos I) (11)

Y < (ln216)d - tg h (12)

sin X > sin Y (13)

Тут двери замка распахнулись и в них ввалились шестеро дюжих молодцов в малиновых брюках и пиджаках. Они быстро добрались до кабинета, в котором творил Пульхериев, ввалились туда, и сказали ему:

- Ну-ка, давай, убирайся отсюда, старый пидор!

- По какому праву?! - завозмущался Пульхериев.

- Данное помещение, то есть, как его, блин, замок, приватизировано. Вот соответствующие бумаги. - и один из пришедших достал из кейса папку, вонявшую куревом. - Теперь это помещение принадлежит торгово-инвестиционной фирме "Инцест-Плюс".

- Но...

- Никаких но. Давай, пошевеливайся и катись отсюда!

- Я жил всю жизнь в этом замке, и мой отец жил здесь, и мой дед жил здесь, и мой прадед...

- Прадед, шмадед, нам на это наплевать. С завтрашнего же дня здесь уже начнутся торги. Мы уже блин в нотариальной конторе зарегистрировались, счет блин в банке открыли, Председателю Совета Администрации дали там, ну, порядочно. Дело пошло. Так что старичок, не стой у нас на дороге, и сматывайся отсюда!

- Нет! - заартачился Пульхериев.

Тогда шестеро бизнесменов насильно влили старичку тринадцать литров спиртного. Ну он вскоре там и помер.

* * * * * *

ТОРГОВО-ИНВЕСТИЦИОННАЯ ФИРМА "И Н Ц Е С Т - П Л Ю С" !!!!!!

ТОРГУЕМ ОПТОМ И В РОЗНИЦУ :

- ценными бумагами - пивом в разлив - кассовыми аппаратами - чайниками - сварочным оборудованием - тампонами - евровагонками

ПРИНИМАЕМ ПУСТЫЕ евробутылки.

ДАЕМ ПЛАТНЫЕ КОНСУЛЬТАЦИИ: как выехать в Новую Зеландию.

ЛЕЧИМ по фотографии аденому, врозшие нокти, мозоли, ОРЗ.

"И Н Ц Е С Т - П Л Ю С" - э т о:

- наличие товаров на складах в Санкт-Петербурге - эксклюзивные скидки и таварный кредит для пастаянных клиентов - лучшие цены - лучшее качество - атлаженная система доставки в любой регион - гарантия на все виды продаваемого пива

- и самое главное: ТОРГОВО-ИНВЕСТИЦИОННАЯ ФИРМА "ИНЦЕСТ-ПЛЮС" -

Н А Д Е Ж Н Ы Й П А Р Т Н Е Р !!!!!!