Другие рассказы этого Автора Большая Буква Гостевая Книга


Леонид Герзон

Скучный вечер

В ресторан мы вошли вдвоем с моим другом, но и меня одного было бы вполне достаточно.

- Эблои у вас есть? - строго спросил мой друг официанта.

Официант посмотрел на меня и задрожал, и было отчего.

- Я спрашиваю: Эблои у вас есть?! - повторил мой друг не повышая голоса, хотя его вопрос прозвучал в несколько раз громче.

Официант решительно закивал головой.

- Тогда будте добры, принесите нам, пожалуйста, две порции.

Официант стремительно удалился и через несколько минут нам подали еду.

- Но это же не эблои, вы обманули нас! - рассерженно вскричал мой друг и мы вынуждены были подняться со своих мест.

Так началась эта драка в ресторане, и на протяжении десяти минут нам было не скучно. Но потом мы опять загрустили. Остаток вечера мы решили провести на берегу и, взяв с собой каким-то чудом уцелевшие наши фальшивые эблои и вино, чтобы было чем освежиться, мы вышли из ресторана.

- Приходите еще, - сказал нам приветливый официант и даже поклонился, но мы уже были в дверях и располагались к нему спиной.

На набережной было еще светло. Какая-то женщина в купальнике прошла мимо меня и моего друга и, взглянув на меня, задрожала, и было от чего.

Мы расположились возле самой воды и неспеша, запивая их водкой, закусывали эблоями этот крепкий напиток. Проходившие мимо нас люди, в первое мгновение выпучив глаза на эблои, во второе смотрели на нас как на сумасшедших, но уже в третье мгновение, уловив и еще кое-что, сжимались от ужаса и с упавшим сердцем молниеносно проскакивали мимо. То же самое происходило и с женщинами, следовавшими вдоль линии волн: сдавленная их учащенным дыханием грудь вздымалась, краска наползала им на лицо сверху, и от этого все они становились как будто меньше.

Я и мой друг сидели молча, любовались закатом и ничего не говорили. Какая-то маленькая собачка вздумала было на нас залаять, пробегая мимо, но взглянув на меня, сникла и с тихим визгом отбежала далеко в сторону.

Внезапно набежавший прилив выхватил всех купающихся женщин из моря и переместил их далеко на сушу. В воздухе видны были еще какое-то время движения их по инерции болтающих туда и сюда мокрых ног. Но вскоре и это действие прекратилось. Дальше ничего не происходило. Сначала вообще не было никакого действия. Потом стая кричащих детей застряла в зыбучем песке. Некоторое время можно было наблюдать за ними и делать ставки, чья голова скроется позже остальных. Но приехавший трактор загородил от нас это место, и опять стало скучно. Абсолютно голая женщина пробежала мимо нас по песку, размахивая ногами, и чуть на задела моего друга своим телом. Но и это нас не развеселило. Эблои кончились, и закусывать стало нечем. В довершение всего заходящее солнце загородил вертолет, прилетевший сюда не известно для чего.

Мы сердито встали и оглянулись. Набить морду было решительно некому. Пляж совершенно опустел. Нам пришлось понуро брести по песку к выходу в город. Здесь одно средней руки происшествие все же немного нас развлекло - открылось окно, и из него выкинули дохлую лошадь. Она повалилась на тротуар, освобожденный расступившейся толпой, но вдруг ожила, заржала и забрыкалась. Но глянув на нас, она скромно потупила морду и конфузливо поскакала, лениво толкаясь боками, через город в сторону рынка - очевидно там был ее хозяин. Мы пожали плечами и прошли, стараясь не запачкаться, вперед сквозь толпу, немедленно посторонившуюся в стремлении дать нам дорогу.

Это было уже ближе к вечеру, когда я и мой друг вошли во вроде приличный ресторан, ничего не подозревая. Нас подвели к заставленному отвратительно-грязной посудой и заваленному остатками еды столику. Скатерти на нем не было, она вся в пищевых пятнах лежала на полу вместо ковра. Официантка в белых чулках легла спиной на длинный стол, открыла в полу люк и лежа, ногами ссыпала в него все, что было на столе. Люк закрывать не стали, а тяжелую крышку от него унесли две женщины, приседая и отдуваясь, и обдувая друг другу потные, но не лишенные миловидности лица. Люк застелили соломой и всем новым посетителям предоставляли право свободно выйти через него прежде, чем их выбрасывали в окно.

Двадцать минут мы сидели за столиком и читали газету. В ней рассказывалось о многочисленных жертвах последних убийств и изнасилований. В городе свирепствовала банда феминисток.

Две голые официантки забрали у нас столик, и мы принуждены были сидеть открыто в зале, заложив ногу на ногу, продолжая читать газету. Наконец мы вытащили из карманов старинные часы и проверили время. Было еще рано. Красивая молодая дама в красном платье вошла в ресторан и села неподалеку от нас, все время на нас посматривая. У нее тоже сразу же унесли столик. Она курила и молчала.

Время шло. Уходить было еще рано. Хлопнула дверь - вошла еще одна дама, голая, с завязанным лицом.

- Позвольте, я вас уже где-то видел... - сказал ей мой друг, чтобы как-то разрядить обстановку, но я не был к этому готов и строго посмотрел на него. Он осекся и замолчал на полуслове. Больше он ничего не говорил и все время молчал. Так прошло еще полчаса. Официантки приходили три раза и говорили, что на кухне готовится вкусный обед.

Неожиданно голая дама села на табурет напротив моего друга, сняла повязку с лица, которое при этом сильно покраснело, и вопросительно уставилась на нас. Мой друг тоже не отрываясь смотрел на нее. Долго продолжался их немой диалог. Я смотрел на нее, курил и вспоминал другую голую женщину - ту что мы видели на пляже.

К девяти часам вечера нам подали наконец стол. Хотели было навязать официантку, которая уже села было голая на середину стола и не вставала бы с него в продолжении всего ужина. Но мы вежливо поблагодарили и отказались от этой услуги, сославшись на то, что это уже лишнее, и этот стол унесли. Красивая дама в красном платье заменила голую и сидела теперь с нами друг напротив друга, в кружочек. Она была очень красивая, и мой друг украдкой любовался ее лицом. Она курила и небрежно стрехивала пепел.

Наконец принесли другой стол, на этот раз круглый, и поставили его между нами тремя. У всех у нас загорелись глаза, а красивая дама, чтобы скрыть волнение, сняла свое красное платье декольте и принялась обмахиваться им, безразлично глядя в сторону.

Эблои, на этот раз настоящие, восхитительные эблои покоились перед нами на отражающем свет, блестящем серебряном подносе, приготовленные так, что ни у кого не возникло сомнения в их полном превосходстве над любой другой едой подобного рода, приготовленной подобным способом.



Леонид Герзон "Скучный вечер"


Посмотреть результат

Stolica.ru
Реклама в Интернет