Stolica.ru
Реклама в Интернет
Большая Буква
Наталья Хаткина

Крыса в лабиринте

Лаборантка по кличке Тюнечка аккуратно достала из номерной клетки белую крысу Валентина; стыдясь и куксясь, поцеловала его сухими губами в розовый нос, втолкнула в стеклянный лабиринт и опустила рубильник. Опыт начался.

Студентка Наташенька, белая и розовая, под крики "Горько!" целовала жениха казачьего типа в мокрые от шампанского усы.

Юный поэт Сельдереев закончил поэму, перепечатал ее на мелованной финской бумаге, прижался зажмуренными глазами и носом к тоненькой стопочке - и чуть не заплакал.

Крыса Валентин в лабиринте досеменил до перекрестка. Нужно было делать выбор. Слева в ноздри ударил запах сыр-приманки. Валентин дернулся налево и получил резкий удар током по носу. Крыса попятился, развернулся - и рванул по правому коридору.

- Сокровище ты мое, Гриша ты мой Мелехов, - умиленно загляделась на своего казака студентка Наташенька. - Еще рюмочку?

- Лебезишь? - нахмурил вороненые брови казак. - Признавайся, где наблудила?

Остистый кулак шваркнул о столешницу, кастрюля с борщом подпрыгнула, накренилась и плюнула в Наташеньку огневым чесночным фонтаном. "Ой, шо ж ты делаешь, Гриша?" - с готовностью запричитала Наташенька, прижимая ладошку к ошпаренной щеке.

- Подражательно, молодой человек, несамостоятельно, молодой человек, сыро, блекло, вяло, молодой человек... - редактор старался не глядеть на юного поэта, который потел всем телом, вытирая мокрый лоб мокрой ладонью, а мокрую ладонь (стараясь понезаметней) - о неприятно влажные штаны.

Слева потянуло запахом сыр-приманки. Белый Валентин проскочил этот поворот, не оглядываясь - и далее по схеме, которую подсказали ему удары электрического тока. Он уже знал, что настоящий сыр ждет его в конце коридора, если правильно просчитать все правые и левые повороты.

- Ах нет, Вениамин Львович, - устало вздохнула товаровед Наталья, черная и желтая, со следами былой красоты. - Вы, конечно, человек деликатный и ласковый, и жить за вами как за каменной стеной, но вы уж ко мне не ходите... Через полгода Гришенька из тюрьмы вернется, а он у меня казак горячий - на руку скор...

Графоман Сельдереев поставил точку на последней странице своего девятого по счету романа и жирно вывел слово Конец. Косоглазый редактор увидел это во сне, засучил ногами и прижался к жене, как маленький обезьяныш к мамочке. "Ничего, родной, ничего... - сквозь сон пробасила верная подруга, - ну придет и уйдет, не в первый раз... мы привыкши..." Редактор зачмокал губами и затих.

Крыса Валентин добрался до конца лабиринта без единого удара током. Невелика хитрость - не поворачивать туда, где бьют. Сыр был немного подсохший, но вкусный необыкновенно. Опыт закончен. Теперь профессура будет строить компьютерные графики и наводить на практику теорию. А в графе "питание" против номера Валентина стоял жирный, кровавого цвета прочерк - крыса выполнил свою миссию.

Лаборантка по кличке Тюнечка взяла Валентина за шею сильными, желтоватыми от какого-то раствора пальцами...

Поцеловала в розовый нос и быстро спрятала в сумочку: "Будешь моим талисманом, дурачок, понял?" В шестой раз она шла поступать в театральное училище.