---------------------------------------------------------------
     Редактор-составитель Ю. Фельштинский
     Email: y.felshtinsky@verizon.net
     Date: 20 Mar 2004
---------------------------------------------------------------


     "ТЕРРА"-"TERRA" 1990
     Редактор-составитель Ю. Фельштинский


     ББК 66. 61(2)27 К 63
     АРХИВ ТРОЦКОГО
     том 3
     Ответственный за выпуск С. А.  Кондратов Редактор В.Н.  Пекшев Художник
И. Е. Сайко
     Репринтное воспроизведение
     Подписано в печать 16.04.90. Формат 60x90 1/16. Бумага офсетная.
     Печать  офсетная. Усл. печ. л.  16,0.  Усл кр.-отт. 16,25.  Уч. изд. л.
19,13.
     Заказ 987. Тираж 100 000 экз. Цена 6 руб. 90 коп.
     Ассоциация   совместных   предприятий   международных   объединений   и
организаций.
     Издательский центр "ТЕРРА". Москва, 2-ой Новоподмосковный переулок, 4.
     Отпечатано на Ярославском полиграфкомбинате.
     Ассоциация   совместных   предприятий   международных   объединений   и
организаций.
     Издательский центр "ТЕРРА". Copyright 1988 by Chalidze Publications


     СОДЕРЖАНИЕ
     От составителя 7
     1927 год
     Л. Троцкий. Не надо мусору!
     21 апреля. [3051] 9
     Л Троцкий. Заметки для Вардина
     26 апреля. [948] 14
     В. М. Смирнов. Кто страдает "горячечным бредом"
     Апрель. [939] 15
     Л Троцкий. Заявление на пленуме ИККИ
     Начало мая. [3060] 39
     Ф. Гетье. Письмо Н. И. Троцкой
     4 мая. [949] 41
     Л Троцкий. Политбюро. Президиуму ЦКК
     16 мая. [3059,4693] 43
     Л Троцкий. Борьба за мир и Англо-Русский комитет
     16 мая. [3058] 46
     Л Троцкий. Письмо Н. Крупской
     17 мая. [951] 57
     Л Троцкий. Записка Пятницкому
     18 мая. [952] 59
     Л Троцкий. В секретариат ЦК
     18 мая. [953] 59
     Л Троцкий. В секретариат ЦК. В Президиум ЦКК
     18 мая. [954] 60
     В Центральный Комитет ВКП (б). Заявление 83-х
     25 мая. [941] 60


     В Политбюро ЦК ВКП (б)
     25 мая. [955] 72
     Л. Троцкий. Пора понять, пора пересмотреть, пора изменить
     27 мая. [3064] 73
     К Радек. Термидорианская опасность и оппозиция
     Июнь. [956] 74
     Г. Зиновьев. Заявление 83-х и наши задачи
     Июнь. [957] 81
     Л. Троцкий. Две речи на заседании ЦКК
     Июнь. [3160, 3161] 87
     Л Троцкий. В секретариат ИККИ
     4 июня. [958] 127
     Л. Троцкий. В президиум ИККИ
     9 июня. [959] 127
     Л. Троцкий. Резолюция против демократического
     централизма. Июнь. [961] 129
     Л. Троцкий. Заявление
     Июнь. [3069] 129
     Л. Троцкий. Почему мы не требовали до сих пор
     выхода из Гоминдана. 23 июня. [3072] 130
     Г. Зиновьев. В Политбюро ЦК. В президиум ЦКК
     В ИККИ. 25 июня. [962] 131
     Л. Троцкий. Заметки
     25 июня. [3073] 132
     Л. Троцкий. Письмо в ЦК
     27 июня. [3074,4691] 134
     В. М. Смирнов. Под знамя Ленина
     27 июня. [963,964] 1.37
     Л. Троцкий. Г. Евдокимов. Заявление
     28 июня. [966,3075] 211
     Г. Зиновьев. Записка Троцкому
     28 июня. [966] 218
     Л. Троцкий. Записка Зиновьеву
     28 июня. [966] 218


     Л Троцкий. Председателю ЦКК тов. Орджоникидзе
     28 июня. [965] 219
     Л. Троцкий. В секретариат ЦКК
     29 июня. [967] 219
     ЦК Всероссийского союза рабочих-металлистов
     1 июля. [970] 220
     Новый этап китайской революции. От Чан Кайши к Ван Тинвею
     2 июля. [971] . ... 223
     А Зильберман. "Школа" Ярославского
     8 июля. [975] 249
     Г. Зиновьев. В секретариат ЦК ВКП (6)
     Июль. [976] 250
     Г. Зиновьев, Л. Троцкий. В Политбюро ЦК ВКП (б)
     И июля. [977,4693] 251
     Я Троцкий. В редакцию "Правды". В Политбюро
     11 июля. [978] 251




     ОТ СОСТАВИТЕЛЯ
     Третий  том  четырехтомного издания "Коммунистическая оппозиция в СССР,
1923-1927" охватывает документы апреля-июля 1927 года.  Принципы публикации,
изложенные в предисловии к первому тому, сохранены и для этой книги. Как и в
предыдущих  томах,   документы  расположены  в  хронологическом  порядке   и
печатаются по  копиям, хранящимся в Архиве Троцкого  в фонде bMs Russ. 13 Т.
Значительная часть материалов публикуется  впервые  и почти все - впервые на
русском языке. В  оглавлении  в  квадратных скобках указаны  архивные номера
документов. Определенные составителем даты и  авторы документов также даны в
квадратных  скобках.  Примечания,  сделанные  составителем,  обозначены  как
"Прим. сост.".
     Документы  публикуются с любезного разрешения  администрации Хогтонской
библиотеки Гарвардского университета (Бостон), где хранится архив Троцкого.
     Ю. Фельштинский




     1927 год (апрель--июль)
     В  Центральный  Комитет  ВКП  (б)  В  Бюро  ячейки  Института   Красной
Профессуры
     НЕ НАДО МУСОРУ!
     Вчера, 20 апреля, в ячейке Красной Профессуры, при обсуждении вопроса о
китайской  революции,  в  качестве  "принципиальных"  доводов приведены были
следующие исторические справки и соображения:
     1. Оппозиция  предлагает  организовать в Китае Советы. Между тем  (?!),
осенью 1923  года Троцкий  был против  организации  Советов в Германии. Этот
сногсшибательный  довод  повторялся уже  и в других  местах, ему,  очевидно,
суждено разделить судьбу "доводов" насчет  того,  что оппозиция  призывает к
выходу  из  профсоюзов,  или считает британскую  компартию тормозом рабочего
движения, или  боится урожая и  пр. и  пр. Население гоголевского  городка в
"Ревизоре", как известно, пользовалось каждым новым забором, чтобы нанести к
нему мусор. Так и некоторые публицисты, полемисты и "теоретики" нашей партии
пользуются постановкой каждого нового серьезного вопроса, чтобы завалить его
кучей  мусора.  Если даже  допустить, что Троцкий  в  1923  году  был против
организации Советов в Германии, то ведь из этого  совсем не вытекает, что их
в 1927 году  не надо создавать в Китае. Советы не являются сверхисторической
формой организации. Чтобы выяснить, прав был пли неправ Троц-


     кий в 1923  г., надо  проанализировать тогдашнюю немецкую обстановку во
всей ее  конкретности. Если бы при  этом оказалось,  что Троцкий был неправ,
это  еще  ровно ничего не говорило бы против  создания  Советов  в  нынешнем
революционном Китае.
     На самом деле, утверждение, будто я был  против Советов в 1923 г., само
по себе вздорно. Речь шла вовсе не о том, создавать или не создавать Советы,
а  о том,  как  их  создавать.  В 1923 году фабзавкомы приняли в Германии  в
значительной  мере  функции и значение Советов. Вопрос стоял  так: создавать
ли, наряду с революционными  фабзавкомами, стоявшими  под руководством нашей
партии, Советы, или же развернуть в Советы уже готовую  форму фабзавкомов. Я
был  сторонником  этого  второго  решения  по  целому  ряду  политических  и
организационных  соображений,   которые  слишком  долго  было  бы  излагать.
Достаточно будет сказать,что, после всестороннего обсуждения  этого вопроса,
Политбюро  приняло  мое  предложение о  том, чтобы  фабзавкомы превратить  в
Советы  и  перейти к  открытому созданию  Советов лишь  на  известном  этапе
вооруженного восстания.
     Ни  для  кого, во  всяком случае, не  было  сомнения  в  том,  что  для
руководства  революцией  в  1923  году,  отнюдь  недостаточно  было  наличия
коммунистической   партии   или   ее   блока  с   левой  социал-демократией.
Необходимость революционной массовой выборной организации, тесно связанной с
цехом, заводом,  городом,  районом,  никем не  оспаривалась.  Только  это  и
позволило прийти к общему решению насчет необходимости развернуть фабзавкомы
в  Советы,  чтобы  затем открыто  поднять  знамя  Советов,  когда  восстание
развернется полностью.
     2.  На  том  же собрании  ячейки читали  письмо  Чан Кайши, или  просто
цитировали  устное  заявление Чан Кайши  в  том  смысле,  что он  согласен с
Зиновьевым и Троцким, а не со Сталиным и Рыковым. Это сообщение ("документ")
должно было,  очевидно, углубить представление будущих красных профессоров о
китайской революции.  На такой смехотворной глупости, как "солидарность" Чан
Кайши со взглядами оппозиции, вряд ли стоило бы останавливаться, если бы эту
глупость  не подмешивали к тому мусору,  которым кое-кто  стремится завалить
каждый новый забор, то бишь каждый новый серьезный вопрос.
     Верно ли, что  Чан  Кайши  действительно говорил или писал то, что  ему
приписывают?  Я  этого  не  знаю.  Допустим,  что  говорил.   В  чем  же  он
солидаризируется с  оппозицией? Оказывается, в том, что хочет разрыва  между
Гоминданом и  компартией.  Стоит на минуту вдуматься  в это, чтобы все стало
понятным. Чан  Кайши  читает в наших  газетах  утверждение, будто  оппозиция
хочет  разрушить   сотрудничество  между  компартией   и  Гоминданом,  будто
оппозиция  хочет враждебно противопоставить их, будто оппозиция  хочет войны
между компартией и  Гоминданом,  будто оппозиция хочет отвести  компартию от
руководства революцией  для  "малых  дел".  Такого  рода грубо  карикатурное
изображение взглядов оппозиции должно встречать  несомненнейшую симпатию Чан
Кайши. Если, таким


     образом, Чаи Кайши с чем-нибудь солидарен, то не с оппозицией, а с той
     чепухой, которую ей приписывают. Дело для нас идет не о войне компар
     тии с Гоминданом, т. е. с его революционными элементами, с его действи
     тельно левым крылом, а о таких формах сотрудничества с ним, при кото
     рых компартия располагала бы полной самостоятельностью, какая только
     и подобает партии пролетариата. Когда Китай требует равноправных дого
     воров с другими государствами, то империалисты кричат, что Китай
     насилует их права. Когда мы требуем для китайского пролетариата равно
     правных договоров (блоков) с другими классами, то мелкобуржуазные
     идеологи кричат, что мы призываем пролетариат к измене революции.
     Теснейший блок пролетариата с мелкой буржуазией и крестьянством
     отнюдь не должен еще означать лишения Пролетарской партии самостоя
     тельности и подчинения ее дисциплине буржуазной партии. Это мы уже не
     раз разъясняли в других документах и речах, которые, правда, не увидели
     света, что только и дает возможность рассказывать всему свету, - в том
     числе и Чан Кайши - будто оппозиция за разрыв сотрудничества с Го
     минданом.
     Вопрос  можно,  однако,  расширить,   И  иные  критики  оппозиции   его
действительно расширяют. Они  пускают в оборот формулу, будто наша  политика
вообще  "помогает  правому  крылу".  В  той  же  ячейке  Красной  Профессуры
пространно доказывалось  и  разъяснялось,  что в  вопросе  об  Англо-Русском
комитете  оппозиция поддерживает  Томаса,  желающего  разрыва Англо-Русского
комитета, что в вопросе  китайской революции оппозиция идет навстречу правым
гоминдановцам, желающим разрыва между Гоминданом и коммунистами и т. д. и т.
п., без конца. Говорят, что наша политика служит правым.
     3. Слушая  такого  рода  аргументы,  даешься  диву:  ведь  вся  история
большевистской партии идет при этом насмарку, ибо все развитие большевизма в
России шло под аккомпанимент меньшевистских обвинений в  том, что большевики
служат реакции, что  они  помогают  правым  кадетам против левых, кадетам  в
целом - против эсеров и меньшевиков,  правым эсерам  - против левых,  правым
меньшевикам  - против меньшевиков-интернационалистов  и  т.  д. и т. п.  без
конца. Независимые социал-демократы в  Германии обвиняли  Ленина в том,  что
своей политикой  он  оказывает  лучшую помощь Шейдеману. Нас обвиняли в том,
что мы  помогаем нашей  непримиримой  тактикой Реноделю.  Ренодель  обвиняет
французских  коммунистов  в  том, что  они  помогают Пуанкаре.  Ведь это  же
обвинение  не только штампованное, но  и насквозь  проплеванное!  Как  можно
революционеру унизиться  до  того,  чтобы поднять  такое  обвинение, которое
валяется на улице, выпав из дырявого меньшевистского кармана?
     Французские  коммунисты  обвиняют французских социалистов за  их блок с
радикалами.  "Тан"  изо   дня  в  день  обвиняет  радикалов  за  их  блок  с
социалистами.  'Тан", т. е. руководящий орган империалистической  буржуазии,
стремится во что бы то ни стало добиться разрыва блока


     между радикалами и социалистами. Радикалы отвечают: мы не хотим толкать
социалистов  влево в объятия  коммунистов, и обвиняют Пуанкаре в том, что он
работает  "в  пользу  Москвы".  Социалисты   отвечают,   что  они  не  хотят
отталкивать радикалов в лагерь правых, и обвиняют коммунистов в том, что они
работают в пользу реакции. Факт,  во  всяком случае, налицо - и  реакционная
партия, и коммунистическая партия одинаково  стремятся - с разных  концов --
разорвать   блок   радикалов  с   социалистами.  Аргумент   ли  это   против
коммунистической партии, против коммунистической политики?
     Если бы  наши советские профсоюзы решили сейчас вступить  в  Амстердам,
подчинившись его дисциплине, то руководящая капиталистическая  печать  всего
мира подняла  бы  бешеный  вой  против  амстердамских главарей за их  блок с
московскими  красными,  В  этом  уже,  во  всяком  случае,  никто  не  может
сомневаться. Отсюда для школы Мартынова вывод: наше невхождение  в Амстердам
- есть услуга мировому капиталу.
     Как известно, Лиге Наций доверяли,  отчасти доверяют  и  сейчас, больше
всего средние мелкобуржуазные,  пацифистские,  социал-демократические партии
Европы. Серьезные  капиталистические, открыто  империалистические партии (за
вычетом разве Англии,  которая непосредственно командует в Лиге) относятся к
Лиге  скептически,  подозрительно  или прямо  враждебно.  Таковы,  например,
немецкие националисты. Они прямо одобряли нас за невхождение в Лигу Наций. И
наоборот, европейская социал-демократия не раз обвиняла  нас в том, что наше
невхождение  в  Лигу  -  есть  работа  на  пользу  националистов  и   вообще
империалистов.
     Во  время   империалистской   войны  правительства  всех  стран  Европы
требовали   от   социал-патриотических   партий   очищения   их   рядов   от
интернационалистов,  изгнания  пораженцев  и пр.  С  другой  стороны,  Ленин
требовал   от  революционных  интернационалистов   беспощадного  разрыва   с
социал-патриотическими  партиями.  Каутскианцы обвиняли Ленина  в  том, что,
отрывая революционных интернационалистов  от социал-патриотов,  он выполняет
заказ империалистов.
     Можно отойти несколько дальше в  прошлое  и напомнить тот период, когда
социал-демократия  была еще принципиально-оппозиционной партией и голосовала
в  парламенте  против  "либеральных"  законопроектов, причем, при  подсчете,
голоса  ее соединились с голосами  крайних правых, также голосовавших против
предложений либерального центра.  Стенографические отчеты старых парламентов
пестрят обвинениями оппозиционной социал-демократии  в том,  что она идет  в
одной упряжке с реакцией.
     А 1905 год? А 1917 год? Чем политически жила либердановщина с апреля по
октябрь?  --  Обвинениями  большевистской  партии  в   том,  что,  обособляя
пролетариат,  противопоставляя  его  "революционной демократии",  большевики
оказывают  величайшую  услугу  реакции.  Ленин отвечал, что  самостоятельной
классовой   политикой  большевики,  "изолируя"   авангард  пролетариата   от
верхушечного  социал-оборончества,  прокладывают  дорогу  к настоящему союзу
пролетариата с многомиллионным крестьянством.
     Пошленькие, насквозь реакционные, филистерские жалобы на то, что


     подлинные  революционные  партии  помогают реакции,  означают  в  устах
либералов и нынешних социал-демократов  лишь  одно: если  бы  пролетариат не
сознавал себя как пролетариат, если  бы он не  вел самостоятельной политики,
если бы он соглашался добровольно  поддерживать мелкобуржуазную  демократию,
эта  последняя чувствовала бы себя гораздо  тверже и гораздо смелее боролась
бы против реакции. Это правильно. В этом не может быть никакого сомнения. Но
вся  "беда"  в  том,  что пролетариат существует,  и что  история отнюдь  не
сводится для него только к борьбе "демократии" с реакцией; пролетариат имеет
свои исторические задачи гораздо  более грандиозного масштаба.  Пролетарский
авангард  знает,   что   если  его  самостоятельная  политика  и   ослабляет
промежуточную "демократию", то зато вокруг него объединяются такие массы, во
главе которых он  представляет неизмеримо  более грозного врага для реакции,
чем так называемая "демократия".  Кто не  усвоил себе этого основного начала
революционной  политики и  не научился применять его к конкретной обстановке
каждой страны  и каждой эпохи, тот неизбежно будет  сбиваться на пошлости об
"единстве  революционной демократии", в духе блаженной памяти Церетели.  Это
мы  сейчас  и наблюдаем  на  каждом шагу. Или,  может  быть,  развитые  выше
соображения   применимы    ко   всем   странам,   кроме   колониальных   или
полуколониальных? Может быть, нам скажут,  что иностранный национальный гнет
оказывается  сильнее  логики  классовых  отношений  и  диктует  поэтому  для
китайской  партии  и пролетариата линию развития  и  действий, принципиально
отличную от  нашей  собственной? На это придется прежде всего  ответить, что
такого рода абстрактная ссылка на национальное "своеобразие"  по отношению к
Китаю  не заключает  в себе решительно ничего  "своеобразного". Свою тактику
1905-1917 годов меньшевики  защищали  именно ссылками на своеобразие России.
Теперь эту тактику, растоптанную ходом вещей в России, школа  тов. Мартынова
предлагает  для  Китая,  ссылаясь на своеобразие  китайских условий.  (Мы же
считаем, что  борьба против национального гнета есть классовая борьба. Школа
тов. Мартынова исходит из того, что национальный гнет преодолевает классовые
противоречия   и   что   эти   последние  обостряются  только   ультралевыми
"крайностями"  со  стороны   пролетариата.  Но  ведь  такова  вся  философия
знаменитого меньшевистского пятитомника, посвященного революции 1905  года.)
Там ссылались на царизм, здесь -  на империалистский  гнет.  Доводы остались
теми же самыми, слово в слово,  буква в букву.  Только там, где  20 лет тому
назад стояло слово самодержавие, теперь вставляют в текст слово империализм.
Британский   империализм,  разумеется,   отличается   от  самодержавия,   но
меньшевистские   ссылки   на  него   ничуть  не  отличаются  от   ссылок  на
самодержавие. Борьба против иностранного империализма есть классовая борьба.
Неужели это не очевидно теперь, после переворота? Ведь все  построение школы
тов.  Мартынова  насчет  единого  фронта  пролетариата  и  буржуазии  против
империализма, встретило сейчас возражения со  стороны...  Чан Кайши. Ведь он
из единого фронта вышел и вышел  довольно  серьезно. Его можно, если угодно,
назвать "предателем" По отношению к революции  он не только предатель,  но и
палач. Но по отношению


     к своему классу, т. е.  к  буржуазии,  он  не "предатель",  а  слуга  и
исполнитель.  Класс  этот  не  хочет  идти  в  блоке  с  поднимающим  голову
пролетариатом  и  с восставшим  крестьянством, несмотря  на  все рассуждения
школы  тов.  Мартынова.  Хотелось  бы надеяться,  что красные профессора,  о
ячейке которых идет  речь, твердо усвоят эти  уроки китайских  событий,  ибо
китайская революция, помимо всего  прочего, есть для младших поколений нашей
партии  незаменимая школа. Немало было в  прошлом и есть  в настоящем людей,
которые    выучивали   всякие    принципы   назубок,   а   встретившись    с
действительностью, жалко попадали впросак. Надо учиться  узнавать принципы в
действии.
     Л. Троцкий 21 апреля 1927 г.
     ЗАМЕТКИ ДЛЯ ВАРДИНА

     1. В заявлении Залуцкого есть специфическая вороватость. Он гово
     рит о сближении взглядов двойственно - чтобы нельзя было понять,
     Залуцкий ли приблизился к взглядам ЦК, или ЦК приблизился к взгля
     дам Залуцкого.
     2. Необходимо резче поставить вопрос: если разногласия изживаются,
     если руководящая политика отклоняется влево, то почему разгрому под
     вергается левое крыло? Проведение левых или полулевых резолюций
     руками правых, т. е. принципиальных противников этих самых резолю
     ций, и есть то внутреннее противоречие, от которого наиболее тяжко за
     последний период страдает партия.
     3. Тот довод, что классовые враги за разрыв Англо-Русского комите
     та, не нашел достаточной оценки. Разумеется, капиталисты против Англо-
     Русского комитета. Но они совершенно также против Генсовета нынеш
     него состава. Мы боремся против реформистской линии, чтобы заменить
     ее революционной. Капиталисты борются против реформистской линии,
     чтобы Держать реформистов в узде.
     4. Надо, мне кажется, прямо отметить, что вопрос об Англо-Русском
     комитете не есть личный вопрос Томского, который по долгу службы
     проводит здесь общую линию. Можно не сомневаться, что будут сделаны
     попытки взвалить ответственность именно на Томского. Этому помогать
     не надо.
     5. На странице 14-й сказано: "по рабочему вопросу". Это выражение
     дает законный повод к придиркам. Рабочим вопросом у нас является
     вопрос о диктатуре пролетариата в международной революции. Вы же
     имеете в виду вопрос о материальном положении рабочих в настоящий
     момент.
     6. Качание политики сознает каждый "политически грамотный" че
     ловек. Это звучит немножко аристократично. Гораздо важнее то, что эти
     колебания чувствует на своей спине каждый неграмотный человек.
     7. Слово "советизм" звучит нехорошо, как варварский перенос с
     иностранного языка.
     А в общем хорошо. Л. Троцкий
     26 апреля 1927 г.


     КТО СТРАДАЕТ "ГОРЯЧЕЧНЫМ БРЕДОМ" •
     Передовая статья No 4 "Большевика" и помешенная в том же номере
     статья тов. Микояна с торжеством заявляют, что оппозиция на последнем
     пленуме ЦК отказалась от своих прежних взглядов по вопросу о полити
     ке цен и даже объявила их "горячечным бредом". К числу экономистов,
     защищавших "горячечно-бредовые" идеи в этом вопросе, обе статьи, на
     ряду с тт. Пятаковым и Преображенским, относят и автора этих строк.
     Я не был на пленуме и не могу судить, насколько верно, что товари-
     щи из оппозиции, выступавшие там, действительно объявили свою
     прежнюю позицию "несуществовавшей" и "несуществующей", не могу
     судить тем более, что ни в той, ни в другой статье речи этих товарищей
     не цитируются. Поэтому я считаю необходимым, совершенно независимо
     от тех или иных выступлений, имевших место на пленуме, еще раз напом
     нить, что я в свое время говорил по этому вопросу и еще раз проверить
     на фактах нашей экономики, действительно ли я занимался "горячечным
     бредом".
     1. Общая постановка вопроса
     Свои  взгляды по. вопросу  о политике цен я подробно изложил почти  год
тому  назад  в статье "Наши хозяйственные затруднения" в No 5 "Красной нови"
за  1926  год.  Основное  положение,  из  которого  я  исходил  тогда,  было
сформулировано так:
     "При  данном  соотношении   различных   видов   товарных  масс  (хлеба,
мануфактуры,  железа, угля и пр.)  величина цен на  эти товары  уже дана,  и
притом независимо от их стоимости. Но, в свою очередь, это отклонение цен от
ценности  дает возможность (и  стимул, но главное, возможность) развивать те
отрасли производства, где цена выше стоимости, быстрее, чем те, где она ниже
ее, и  тем самым,  в результате нового соотношения товарных  масс, приводить
цены  в  соответствие  с ценностью".  "Наша  задача,  -  писал  я  далее,  -
заключается   в   том,    чтобы   использовать   объективно   складывающуюся
благоприятную  для  промышленности конъюнктуру  для  ее развития,  причем, в
отличие  от  капиталистического  общества,  мы  должны руководствоваться  не
только конъюнктурными показаниями,  но и более глубоким  анализом  тенденций
развития  нашего хозяйства,  регулируя  его в порядке  не  стихии,  а плана.
Только в этом случае  мы  сумеем поставить  себе на службу стихию  рынка и в
конечном  счете  ее преодолеть. Изменить на деле цены  мы можем только путем
изменения соотношений  товарных масс, а это последнее мы можем сделать  лишь
опираясь  на складывающийся  в каждый данный  момент уровень цен". ("Красная
новь" No 5, 1926 г., стр. 172.)
     0x08 graphic
     *  Думаю, что это ненапечатанная статья  В.М. Смирнова. Проверить можно
по "Красной нови", 1926, No 5, так как автор ссылается на свою статью в этом
номере. Л. Тр. [рукописное примечание Троцкого]. См. В.М. Смирнов "К вопросу
о наших хозяйственных затруднениях" - прим. сост.


     В  чем отличие  изложенной здесь точки  зрения от той,  которая лежит в
основе  нашей политики цен? В  том, что, с моей точки зрения, цены на товары
автоматически (хотя  и  весьма сложно)  вытекают  из  отношений производства
данного  года.   Раз   мы   установили  план   производства  государственных
предприятий,  раз  мы   более  или  менее  правильно  предугадали  продукцию
частного, в частности,  крестьянского  хозяйства, то мы  уже не  свободны  в
установлении цен на те или  иные продукты.  Все, что мы можем сделать -  это
предугадать, как сложатся эти цены. Как бы нам ни было желательно установить
иные  цены,  с  точки  зрения  установления,  например,  более  справедливых
эквивалентов  обмена между промышленностью  и  сельским  хозяйством,  всякие
попытки в этом  направлении без изменения  производства обречены на неудачу.
Осуществить  иное, более желательное для нас отношение меновых  эквивалентов
мы можем лишь  путем изменения  соотношений производства, которое опять-таки
можем  произвести, опираясь на  имеющиеся  у нас  ресурсы. В  пределах  этих
ресурсов мы, таким образом, вольны намечать тот или  иной план производства,
но не вольны, раз этот план осуществляется,  устанавливать на рынке те цены,
которые захотим.*
     Наша теперешняя  политика исходит  из  совсем  другой  предпосылки. Она
стремится  установить рыночные цены,  независимо  от предполагаемых размеров
производства, исходя из желательных соотношений цен - главным  образом между
продуктами сельского хозяйства и промышленности.  А так как это  соотношение
до  сих  пор  неблагоприятно  для  сельского хозяйства даже  по сравнению  с
довоенными отношениями,  то отсюда и вытекает политика снижения промышленных
цен во что бы то ни стало.
     После статьи Микояна в No 4 "Большевика", можно точно  сформулировать и
то, более глубокое расхождение, которое лежит в  основе различия приведенных
выше  двух точек  зрения. Я исхожу из того,  что,  пока  существует товарное
обращение,  пока  передвижение  продуктов  от  производителя  к  потребителю
происходит  не  в  порядке плана  (как это  до известной  степени  было  при
"военном   коммунизме",   когда   предметы  потребления   распределялись  по
карточкам, а средства производства - в
     0x08 graphic
     * Оценивая соотношение товарных масс и действительные цены на рынке,  я
тогда   пришел  к  выводу  ,что,   при  недостатке  промышленных  продуктов,
промышленные  цены не могут не  быть  в общем значительно выше тех отпускных
цен,  которые  нами  установлены. Отсюда (а  вовсе  не  из  "принципиального
требования высоких промышленных  цен) вытекало мое предложение  о  повышении
отпускных  цен.  Изменилось  ли  положение  в  этом году, об этом речь будет
дальше.  Здесь  я  хочу только  отметить,  что мое  предложение о  повышении
отпускных  цен  вытекало  из конкретной обстановки.  При  другой обстановке,
других соотношениях товарных масс, для нас могла  бы создаться необходимость
понижения  отпускных  цен,  хотя  бы при этом  пришлось  спустить  их и ниже
себестоимости. Когда года два тому назад  НКТорг не считал возможным снизить
цены на льняные  ткани,  так  как нельзя было снизить калькуляцию, хотя  эти
ткани не находили сбыта, это было так же нелепо, как и пытаться при товарном
голоде удержать низкие цены.


     порядке  нарядов  "Комиссии Использования")  ,*  а  в порядке  покупок,
размер  которых определяется размерами имеющихся у покупателя средств - пока
это так, законы рынка сохраняют все свое значение, хотя бы подавляющая часть
товарооборота проходила через руки государственных и  кооперативных торговых
предприятий.  Законы  рынка  отомрут  лишь вместе с самим  рынком,  вместе с
ликвидацией товарного хозяйства,  в частности, с ликвидацией "хозяйственного
расчета" на  государственных  предприятиях.**  Поэтому  реальных результатов
можно добиться, только опираясь на эти законы, а не игнорируя их.***
     Совсем   из   другого   исходит   тов.   Микоян;  "Раньше   в  процессе
ценообразования, - говорит он, -  стихийные законы рынка играли значительную
роль,  теперь  же, поскольку  обобществленный  сектор народного хозяйства  -
кооперация и госторговля (курсив мой - В. С.) - занял преобладающее место на
рынке сбыта  сельскохозяйственной  и промышленной  продукции  и уже является
решающим,  преобладающим   фактором  на  рынке  -  в   значительной  степени
ограничивается сила  и поле действия указанных законов". (Курсив также мой -
В.  С.)  ****  Значит,  по  мнению  тов.  Микояна,  раз  государственная   и
кооперативная торговля заняли
     0x08 graphic
     * Да не заподозрит меня кто-нибудь по этому случаю в желании  вернуться
к "военному коммунизму". Я привожу это только для того,  чтобы на конкретном
опыте,  хотя  и  не  удавшемся,  социалистического  распределения,  показать
разницу с той системой распределения, которая существует у нас теперь.
     **  Это опять-таки ни в какой  степени  не означает, что я сейчас или в
ближайшем  будущем  хочу   устроить  покушение  на  "хозяйственный  расчет".
***Очевидно, по поводу этого взгляда, тов. Кон,  в  своей недавно выпущенной
книжке  "О  новой  экономике  тов.  Преображенского" (книжке,  в  которой он
изобрел  "двуединый  регулятор"  -  термин,  от  которого  за  версту  несет
поповщиной)  утверждает,  будто  бы  "отстаивал закон  стоимости  в качестве
единственного регулятора нашего хозяйства" и что поэтому ко мне "должен быть
отнесен  заслуженный упрек  тов.  Преображенского в меньшевизме  и  незнании
основ  марксизма".  Разумеется,  приписываемой  мне  глупости  я никогда  не
говорил, ибо  в противоположность тов. Кону, никак  не могу признать  закона
ценности   регулятором   даже  в  капиталистическом  хозяйстве.  Регулятором
капиталистического  хозяйства  является  рынок, и говорить о законе ценности
как регуляторе  столь  же нелепо, как  утверждать,  что регулятором  паровой
машины  является паровой котел.  Тов. Кон в своей наивности  не подозревает,
что, объявляя закон  ценности регулятором,  он скатывается на  вульгарнейшую
психологическую  теорию о  трудовой  ценности, которой  держался,  например,
проф.  Чупров,  и  которая  обосновывала закон  ценности тем, что  никто  не
захочет отдавать продукт своего труда  за  другой, который содержит  меньшее
количество труда. Эта теория, разумеется,  не имеет ничего общего  с теорией
Маркса, которая исходит не  из индивидуальной оценки человеком своего труда,
а из общественно необходимого труда. При таком уровне понимания Маркса, тов.
Кону  следовало  бы  вообще воздержаться  от упреков кому бы то  ни  было  в
незнании основ марксизма. **** "Большевик" No 4, стр. 19.


     преобладающее  место на рынке,  то, хотя  и  то  и  другое  и  остается
торговлей, законы рынка в соответствующей мере идут насмарку.
     Это, конечно,  совсем иная постановка вопроса. Я  не буду по поводу  ее
вступать  в теоретический  спор с тов.  Микояном. Укажу только, что здесь он
расходится не только со  мной,  но и с  теми  решениями, которые партия  под
непосредственным руководством Ленина вынесла в момент перехода к развернутой
форме нэпа, в момент перевода наших предприятий на хозяйственный расчет, и к
денежной  форме товарооборота.  "Основной  задачей  РКП в  данный  момент  в
области  хозяйства, -  читаем мы  в  декабрьской резолюции конференции  1921
года, -- является руководство хозяйственной  работой Советской власти  в том
направлении,  чтобы, исходя из  наличия рынка  и считаясь  с  его  законами,
овладеть им, и  путем  систематических, строго обдуманных и  построенных  на
учете рынка экономических мероприятий, взять в свои руки регулирование рынка
и денежного  обращения". "Национализированная промышленность, - говорится  в
ней   далее,   -  сосредоточенная  в  руках  рабочего  государства,  должна,
применяясь к условиям  рынка  и  методам состязания на  нем,  завоевать свое
решительное господство". *
     Если  тов. Микоян и помнит эту  резолюцию,  то она, с его точки зрения,
конечно, радикально устарела Зачем, в самом деле, "исходить из наличия рынка
и  считаться с его законами", если "сила и поле действия указанных " законов
в   значительной  степени  ограничивается".  Эта  постановка   тов.  Микояна
подводит, наконец, теоретический базис под нашу практику  в области политики
цен, Жаль только,  что тов.  Микоян не потрудился указать, какие же силы или
законы  вступают  теперь  на  место  законов   рынка?   Уж  не   "закон   ли
первоначального социалистического накопления". **Во вся-
     0x08 graphic
     * См.  Всесоюзная коммунистическая  партия  в резолюциях ее  съездов  и
конференций.  Издание 3-е, сс. 378  и 381. Курсив  везде  мой. ** Кстати, по
поводу  "первоначального социалистического  накопления". Мне  выпала на долю
сомнительная честь  изобретения  этого  термина.  Я  уже  почти не помню,  а
другие, конечно, и совсем не помнят небольшой статьи, в которой я разрешился
этим термином. Кажется, там  шло дело о трудовых армиях,  во всяком  случае,
написана она  была еще в  эпоху военного  коммунизма и никакого  отношения к
экономике нэпа Не  имела. Термин этот был  затем  подхвачен и  популяризован
тов. Бухариным в его "Экономике переходного периода" и тов. Преображенским в
его "Новой экономике" и, таким  образом, получил широкое распространение. Не
так давно  тов. Бухарин привел очень резкий отзыв тов.  Ленина  об этом моем
детище. Этот отзыв я прочел с большим наслаждением и согласен с ним от слова
до слова. Я глубоко  сожалею о своем несчастном изобретении, думаю,  однако,
что некоторым оправданием мне может служить то, что  никогда после появления
моей статьи, я этого термина нигде не  употреблял  и никаких "теорий" на нем
не  строил. Недаром и  замечание тов Ленина было построено не против меня, а
против  тов.  Бухарина,  и  было только составной частью  его  очень  резкой
критики  на  "Экономику  переходного периода".  Обвинять  меня  теперь можно
только за "соблазн малых сих" Как известно, это очень тяжелое обвинение, но,
по  совести, ни тов. Бухарина, ни тов. Преображенского к категории "малых" я
отнести не могу.


     ком случае, теория тов.  Микояна имеет то неоспоримое преимущество, что
она, наподобие  совы Минервы, вылетела через три с лишком  года  после того,
как начала  проводиться на  практике. А так как  практика  -лучшая  проверка
всякой теории, то к этой практике мы и перейдем.
     2. Происходит ли у нас снижение цен?
     Итак, первое  разногласие тов. Микояна  со мной заключается в том, что,
по  мнению   тов.  Микояна,  мы   можем  устанавливать  цены  независимо  от
производства,  а  я  утверждаю,  что  такие  попытки  обречены  на  неудачу.
Обратимся к  практике. Посмотрим,  каковы результаты той политики  "снижения
промышленных цен", которая проводится уже более трех  лет, принимая время от
времени даже характер ударных кампаний. Каковы ее результаты?
     Возьмем  те  цены,  которые   наиболее  легко   поддаются   воздействию
государства - отпускные цены государственных трестов.  Мы имеем очень резкое
снижение их с осени 1923 года, вплоть до ноября 1924 года - на целых 36%. Но
с  тех  пор, т.  е.  на  протяжении двух  с лишком лет, никакого снижения не
происходит - цены эти с ничтожными колебаниями в среднем остаются на одном и
том же уровне. Под понятие "снижения  цен" это подвести уже  никак нельзя, в
лучшем случае, можно было бы гово-рить о  стабилизации их,  если бы  не одно
обстоятельство,  которое  особенно  широко применялось без  соответствующего
понижения цен  в  текстильной  промышленности, составляющей,  как  известно,
свыше  40% всей продукции  предметов широкого  потребления.  Для того, чтобы
иллюстрировать, насколько было снижено качество товаров, приведем данные  из
статьи М. Василевского, Помещенной в  "Торгово-промышленной газете" No 38 от
16 февраля текущего года.
     На одном из трестов, вырабатывающих  суконные  ткани,  процент в смеске
мериносовой и искусственной шерсти менялся так:
     1 квартал 1 квартал 1 квартал
     1924/25 г. 1925/26 г. 1926/27 г.
     Мериносовой 30,7% 29,3% 23,7%
     Искусствен, шерсти 16,6% 32,0% 36,2%
     По другому тресту результаты еще более  разительны. Сукно, стоимостью в
4  руб. 70 коп.,  содержало искусственной шерсти: до ухудшения  качества 6%,
после ухудшения -  44%.  Ухудшение качества,  хотя  и не  в таких поражающих
воображение пропорциях, происходило и в хлопчатобумажной промышленности. Так
например, вес суровья с 1-го по 4-й квартал 1925/26 года понизился на 6,5%.
     При  таких условиях приходится  признать,  что в  течение этих  двух  с
половиной  лет  даже в  отношении отпускных цен у нас  было не  понижение, а
замаскированное  повышение цен, т. е. повышение в  худшем его виде,  ибо оно
сплошь и рядом граничило с фальсификацией товара.
     Что касается розничных  цен, то все  то небольшое  снижение их, которое
происходило за период май-октябрь 1926 года - на 3%, в настоящее время пошло
насмарку - в январе цены вновь дошли до майского уровня


     и ниже цен осени 1923 года, когда был известный кризис сбыта - всего на
1%.  За  последние  же полтора года рост розничных цен составил  около 25%,*
Опять-таки  снижением  цен и этот результат признать не  приходится.  Такова
практика  применения теории "о значительной степени ограничения силы и  поля
действия  законов  рынка" -- практика,  обнимающая  собой  целый  трехлетний
период.  Она с несомненностью показывает, что  законы рынка  еще существуют,
что  они  больно бьют  тех,  кто  хочет  их  игнорировать  и  что  резолюция
декабрьской конференции 1921 года, напоминающая, что мы должны "исходить  из
наличия  рынка,  считаться с  его законами,  применяться к  условиям рынка и
методам  состязания  на  нем",  ни  в  какой  степени не  устарела и  должна
считаться и сейчас полезным  руководством в  нашей хозяйственной работе.  По
первому  вопросу  -о  безнадежности  попыток  снижения  цен  теми  методами,
которыми мы стараемся это сделать, практика целиком подтвердила мои взгляды.
     3. Что происходит с покупательной силой нашего червонца
     В той  же статье  я указывал, что  политика низких  отпускных  цен (при
высоких и растущих  розничных)  отнимает у  государства те средства, которые
ему необходимы для увеличения промышленной продукции,  и переоборудования, и
постройки новых предприятий. Но так как вся экономическая обстановка требует
гораздо более сильного развития промышленности, чем  это позволяют имеющиеся
у  нас  при   нашей  политике  ресурсы,  то   начинается   слишком   сильное
использование для промышленности бюджетных средств, ведущее к перенапряжению
бюджета, с одной  стороны, и завязывание эмиссии  в долгосрочных кредитах, с
другой.  В   результате,   получается   медленное   снижение   покупательной
способности червонца, которое тогда,  как я указывал, сказывалось только еще
на  расхождении наших  и  мировых цен  и  создавало  затруднения для  нашего
экспорта,  но  не  вызвало   еще  сколько-нибудь  серьезных  пертурбаций  на
внутреннем рынке. Посмотрим, насколько оказалось правильным это положение.
     Теперь уже известны результаты выполнения бюджета за Г925-26
     0x08 graphic
     *  Эти  данные  относятся к  ценам частной торговли  и обычно по  этому
поводу раздаются крики, почему вы не учитываете значения  кооперативных цен?
К  сожалению,  учет кооперативных цен только начинает ставиться и приходится
оперировать тем,  что есть.  Необходимо  иметь  при этом  в виду,  что  роль
частной  торговли,  если  ее  оценивать  не  по  количеству  продаваемых  ей
государственными органами товаров, а по количеству  покупаемых у нее товаров
потребителем, далеко  немаленькая:  даже  в  крупных городах  потребитель не
меньше  1/3  покупает  у  частника, на  Украине же, например, около половины
расходов рабочего  идут  на покупку  товаров  у  кооперации,  а  в  Донбассе
"частный   торговец  снабжает  рабочего-горняка   в  большей  степени,   чем
кооперация"  (см. "Труд"17 февраля, No 39,"Грозные выводы"). Что же касается
кооперации, то  легенда  о  ее  низких  накидках  последними  обследованиями
НКТорга окончательно  похоронена.  Если  трудно  дать  определенную  картину
движения цен в кооперации за предшествующие три года, за отсутствием данных,
то нет никакого сомнения, что они были достаточно высоки.


     год: он  оказался недовыполненным в своей  доходной части  на 169  млн.
руб.  Результатом  этого  недовыполнения  было  то,  что  предположенного  в
бюджетном  плане  100-миллионного  государственного  резерва  образовать  не
удалось*. А  между тем,  такой резерв с точки  зрения  денежного  обращения,
имеет то значение,  что из обращения извлекается часть эмиссии:  этот резерв
не хранится  ведь  в виде  денег  in  natura,  а  поступает на  текущий счет
Государственного банка. Сокращение  этого резерва означает поэтому  усиление
эмиссионного напряжения.  Это усиление напряжения и получилось в  результате
недовыполнения бюджета прошлого года.
     Как  обстоит  дело  с  бюджетом  этого  года?  По  тому  же докладу  т.
Брю-ханова, он "является очень напряженным". С этим нельзя не согласиться. В
самом  деле,  по  данным  о  выяснении  бюджета,  бюджет  1925--26 года,  по
сравнению с 1924--25  годом,  вырос на 31%(с 2,935  млн. руб,  до 3,850 млн.
руб.).  Бюджет на текущий  год  утвержден в сумме  5,005  млн.  руб., т.  е.
увеличение  сравнительно  с  прошлым годом  должно  составить  30% --  почти
столько же, сколько в предыдущем году. Между тем, показатели роста народного
хозяйства  в  текущем  году  значительно  ниже,  чем  в  прошлом.  Продукция
промышленности в прошлом году  увеличилась на  42%,  в  этом  предполагается
только на 20%. ** Продукция  сельского хозяйства возросла за прошлый  год на
23%, в  этом  году  увеличение  ее  предусматривается только  в размере  5%.
Несколько  больше  предположенный рост товарной  части  сельскохозяйственной
продукции, но и он должен составить только 8% против 20% прироста в  прошлом
году.  Общий  рост  всей  товарной  продукции  нашего  хозяйства,  вместе  с
импортом, составит 15% против 32 прироста прошлого года. Наконец, рост суммы
доходов населения  исчисляется для  этого  года  в 8% против  27,5% прироста
прошлого года.*** Таким образом, при резком сокращении темпа  роста основных
показателей народного хозяйства, рост бюджета предположен таким же, как и  в
прошлом  году.  Это   явно  грозит  опять  недовыполнением  бюджета,  а  это
недовыполнение,  как  показано  выше, неизбежно  должно  усилить эмиссионное
напряжение.
     Что  касается движения  покупательной  силы нашего рубля, то  здесь  на
первый взгляд дело обстоит как будто бы благополучно. Индекс оптовых цен ЦСУ
на январь и февраль месяцы ниже прошлогодних  индексов на  те же месяцы - по
отношению к  ним  он  составляет 93,9% и 92,2%.  Несколько выше прошлогодних
индекс Конъюнктурного Института - 102,6 и 101,3 и бюджетный  индекс, который
в январе этого года выше прошло-
     0x08 graphic
     * См. доклад тов. Брюханова на III сессии ЦИК СССР, "Экономическая
     жизнь" No 43 от 22 марта.
     ** См. "Сводный производственно-финансовый план промышленности",
     сс. 20 и 28.
     ***См. "Контрольные цифры народного хозяйства на 1926-27 год" сс.
     291, 299, 301 и 210. Рост общей товарной массы определен там в 12%. Я
     внес сюда поправку в сторону увеличения в соответствии с тем, что рост
     продукции промышленности уже после составления контрольных цифр
     был намечен в 20%, вместо предположений этих цифр, определявших
     рост ее только в 15%.


     годного на 2,8%. Но такое видимое благополучие объясняется (особенно по
отношению  к  оптовому  индексу)  только низкими  ценами  на хлеб (они  ниже
прошлогодних на 15-20%),* которые  являются неизбежным следствием повторного
хорошего  урожая,  всегда  резко  увеличивающего  размер  товарных  излишков
хлеба.** Если исключить это обстоятельство,  маскирующее  общую  тенденцию в
движении цен, то наличие здесь повышательной тенденции будет несомненным.
     Как и в  прошлом году,  это  снижение покупательной способности  нашего
рубля при сохранении  довоенного паритета  нашей и заграничной валюты, давит
на наш экспорт в сторону снижения. Соотношение наших и мировых цен все время
изменяется не в нашу пользу. Вот данные, приводимые тов.  Кауфманом в статье
"Снижение цен и экспорт" ("Экономическая жизнь", 5 марта, No 53).
     Общий индекс Мировой % отношения мирового
     СССР индекс индекса к нашему
     1925 год
     Сентябрь 174 148,2 85,3
     Октябрь 175 145,9 83,5
     Ноябрь 178 145,1 81,7
     Декабрь 182 144,3 79,5
     1926 год
     Январь 188 144,1 76,7
     Февраль 192 142,2 74,2
     Март 195 139,5 71,6
     Апрель 197 138,9 70,6
     Май 194 139,1 71,8
     Июнь 186 138,8 74,6
     Июль 182 138,4 76,0
     0x08 graphic
     *  См.,  напр.,  статью  Обухова   "Хлебозаготовки  за  1-е  полугодие"
("Торгово-промышленная газета"No 8, от 11 января).
     ** Тов.  Микоян, следуя своей теории, и здесь, как кажется, приписывает
низкий уровень  хлебных цен не  влиянию объективных причин, а  политике НКТ,
который якобы  сумел провести наиболее целесообразную, с точки  зрения наших
интересов,  цену на хлеб. Нет никакого сомнения, что  он  И здесь ошибается.
Своей  политикой, основанной на относительно низком размере хлебозаготовок и
усилении заготовок на  востоке  за счет юга, НКТорг  только  фиксировал  эту
тенденцию  снижения  цен.   Временно  усилить  ту  или  иную  тенденцию  при
монопольном  положении, разумеется, всегда можно, с  какими последствиями --
вопрос  другой. Это форсирование пока что поставило  под угрозу гибели часть
заготовленного  в  Сибири  хлеба  и  имело-  своим последствием  напряженное
состояние потребительского  хлебного рынка и сосредоточение хлебных резервов
в  руках  кулака (см., напр., "Экономим, жизнь", 23  марта,  No 66, "Местные
рынки в  феврале").  Я  очень опасаюсь,  как  бы  нам  за  это  не  пришлось
поплатиться более серьезно. По крайней мере, конъюнктурный Обзор Госплана за
февраль месяц  рисует нашу хлебозаготовительную кампанию далеко не в розовых
красках, и определенно отмечает  тенденцию к повышению  хлебных цен, которое
теперь, конечно, идет на пользу кулаку.


     Эти  данные,  которых  я  не  имел,  когда писал  прошлогоднюю  статью,
подтверждают опять-таки то предположение, которое я тогда  высказывал.  Если
покупательная сила  нашего  рубля  в  мировом золоте определялась в сентябре
1925  года в 85 коп., то к апрелю она снижается до 71 коп. - на 16,5%. После
этого она, правда, опять  повышается и к  июлю доходит до 76 коп.  Но та  же
статья отмечает,  что это повышение покупательной стоимости рубля происходит
"за  счет снижения  сельскохозяйственных  цен, а понижение  уровня  с/х  цен
произошло,  главным  образом,  за  счет хлебопродуктов".  Именно  поэтому  и
оказалось,  что  несмотря  на это улучшение, почти все  сельскохозяйственные
культуры,  кроме  хлеба,  становятся  для экспорта  убыточными и экспорт  их
сокращается. "Масло, яйца, лен, -  отмечает передовая статья  "Экономической
жизни" (11 марта No 58) -в текущем году являются товарами неблагополучными в
экспортном отношении, между тем, эти три товара имеют весьма важное значение
для  экспорта  и требуют к  себе  величайшего внимания".  "Рост экспорта,  -
говорит цитированная выше  статья тов.  Кауфмана, - произошел за счет вывоза
хлебных продуктов; вывоз остальных товаров  либо сократился, либо увеличился
незначительно". Таким образом,  влияние  понижения покупательной способности
рубля на ухудшение нашего  экспорта еще усилилось. Прибыльными  для экспорта
остаются,   по-видимому,  только   хлеб  и  нефтепродукты.  Таким   образом,
игнорирование  законов  рынка нашей  политикой  цен,  не  только  окончилось
неудачей  в  области   снижения  цен:  за  это   игнорирование  мы  получили
дополнительный удар по линии ухудшения нашего экспорта.
     Но если в  прошлом году снижение  покупательной силы рубля было заметно
только в наших сношениях с  внешним рынком, то,  начиная с осени, оно теперь
сказывается уже  и на  внутреннем. Резче всего  это отразилось на заготовках
сельскохозяйственных продуктов, кроме опять-таки хлеба! Мы явно уже не можем
удержать прошлогодних заготовительных  цен и  должны идти  на  их повышение.
Цены на коровье масло повышены сравнительно с прошлогодними - на  Урале с 14
руб. до 20  руб. 60  коп., а в Сибири - с  15 руб.  до 22 руб. -  и,  тем не
менее,  заготовки идут неудовлетворительно.  Заготовки яиц  пошли более  или
менее успешно только  в феврале, при цене  в 63 руб. за ящик, против 52 руб.
прошлогодних. Заготовки мелкого кожсырья  значительно отстают  от плана,*  а
частник  платит  на  30--40%  выше  государственных  заготовителей. Цены  на
подсолнух  также  пришлось  значительно  повысить  и,  несмотря  на  это,  с
заготовками  настолько  неблагополучно,   что   заводы  растительного  масла
вынуждены снижать свою программу. Цены на пен повышены в два приема, сначала
на  30 коп, а недавно еще на 70 коп., заготовки  же его ниже прошлогодних на
33% и ниже заготовок даже  1924-25 года на  11%, за  тот же период  времени.
Дело принимает настолько серьезный оборот, что ВСНХ СССР в заседании 8 марта
признал "необходимым повысить цены
     0x08 graphic
     * См. "Конъюнктурный обзор Госплана за февраль" ("Экономическая жизнь",
27 марта, No 69).


     на почти все  технические культуры".*  И здесь наша,  не  считающаяся с
рынком политика понижения промышленных цен, привела к тому,  что мы получили
еще один удар - в виде роста цен на с/х продукты и сырьевого кризиса.
     4. Рост себестоимости
     Осенью текущего  года определилось  вполне  отчетливо  еще  одно  новое
явление, которое совершенно понятно с той точки зрения, которую я отстаиваю,
но  которое  в  прошлом  году  еще  не  обнаружилось.  Я   говорю   о  росте
себестоимости  промтоваров.  В значительной  степени  он  объясняется тем же
понижением покупательной способности рубля, в результате которой растут цены
на  сырье и  номинальная заработная плата.** Но наряду с этим, крупную и все
возрастающую  роль  играет и ухудшение  условий  производства (вытекающее из
недостаточности  капитальных затрат). "Металлургические заводы  Югостали,  -
сообщает в своем докладе  на Всеукраинском  Совете съездов  промышленности и
торговли  член правления Югостали  тов. Свицын, - за исключением Петровского
завода имени
     _______________________
     * См. "Труд",  9 марта,  No 56, "Недостаток сырья для  промышленности".
Необходимо  отметить, что помимо влияния понижения покупательной способности
рубля,  сказывающейся  на  ценах  всех  с/х культур,  на  некоторые культуры
(напр.,   лен)   наша   политика   низких   промышленных   цен   оказала   и
непосредственное влияние. Цены на лен  в прошлом году были снижены на 27%, в
целях сделать  возможным  снижение цен на льняные ткани и частью сделать его
рентабельным для  экспорта. В результате, в этом  году мы получили остановку
роста посевной площади льна, а по районам заготовок его для промышленности и
экспорта -- даже снижение ее на 5-6%.
     **  В нашей прессе все время говорится  о большом несоответствии  роста
производительности  труда  и  заработной  платы.   Обычно   приводят  цифры:
производительность труда повысилась на  11%, зарплата  -- на 25%. Это далеко
неверно. Прежде  всего, на  25% повысилась номинальная зарплата. Реальная же
увеличилась только на 13%. Однако  и  это  повышение получится только  в том
случае, если  сравнивать  среднюю  годовую  1925--26 года с средней  годовой
1924-25 года. Дело в том, что  в первые три квартала 1924-25 года заработная
плата была чрезвычайно низка, составляя только около 83%  довоенной. Лишь  в
конце  3-го квартала зарплата начинает  повышаться  и к сентябрю  достигает,
примерно,  довоенного  уровня.  Средняя реальная заработная плата за 1925-26
год поэтому  ниже средней  заработной платы 4-го  квартала 1924-25 г. (124,5
коп. в  день против 128,3  коп.),  между  тем, производительность  труда  за
1925-26 год  значительно выше производительности труда 4-го квартала 1924-25
года  (выработка  на человеко-день  в  довоенных  копейках  за  1925-26  год
составила 6  руб. 41 коп. против 5 руб. 76 коп. средней за 4-й квартал,т. е.
увеличилась на 11%).  Таким образом, причиной увеличения расходов на рабочую
силу  является не  повышение уровня  жизни  рабочего, а  рост  разницы между
номинальной  и  реальной  заработной платой, т.  е. понижение  покупательной
способности рубля. (Все  предыдущие цифры подсчитаны  на основе данных ЦБСТ,
приведенных в  "Отчете  ВЦСПС к VII  съезду профессиональных  союзов",  стр.
203.)


     Рыкова  и  завода  Дюмо  имени  Ворошилова,  нагружены значительно выше
довоенной нагрузки. При данном  состоянии оборудования нагрузка их  достигла
возможного предела.  Из-за  недостатка отпускаемых средств на дооборудование
заводов,  техническое  состояние  металлургических  предприятий  еще  больше
изнашивается.  По  сравнению  с  1  января 1926 года,  техническое состояние
отдельных  цехов на  Сталинском,  Днепровском  заводах,  а также на  заводах
Шодуар и  Бантке ухудшилось. Большая сеть электромоторов на заводах пришла в
негодность  и требует  замены.  Некоторые металлургические  заводы  работают
поэтому с риском выхода из строя целых цехов.* Аналогичную картину состояния
оборудования  для  текстильных фабрик Костромы  дает  Васильев в  статье под
заглавием "Паросиловое хозяйство изношено. Катастрофа возможна каждый день".
"Машины  на текстильных фабриках  изношены до крайности, -  говорится там, -
самые старые  котлы сделаны в 1889 году, самые "молодые" -в 1899 году, таким
образом, самый  меньший  стаж для котлов -  28 лет...  Паровые машины  очень
старые...   Машина  не   выдерживает   нагрузки,   и   ее  приходится  часто
ремонтировать.  Фиктивная  мощность  плюс  изношенность машины (ей  42 года)
чрезвычайно  мешают  работе. Это  тяжелое  положение  паросилового хозяйства
наблюдается абсолютно  на всех  фаб-риках".**  И в прошлом,  а  еще  более в
настоящем   году  нам   приходится  вводить  в  дело  все  более  изношенное
оборудование. Понятно, какое влияние это должно иметь на себестоимость.
     Нисколько  не  удивительно  поэтому,  что  в  противоположность прежним
годам, себестоимость в прошлом году  повысилась, и в текущем году несомненно
повысится еще. Уже  "Сводный план государственной  промышленности на 1926-27
год" предусматривал повышение себестоимости на 1%.*** При  этом по отдельным
отраслям промышленности  это  повышение гораздо больше: по каменноугольной -
на 2,33%, по  нефтяной - на 6,5%, по силикатной - на 2,2%, по железной -  на
1,6%, лесной - на 5%,
     0x08 graphic
     * 'Торгово-промышленная газета"  No 50,  от  2  марта.  **  "Труд" от 6
марта, No 54.
     *** С так называемой "доамортизацией". Без нее  получается понижение на
1%, однако, без "доамортизации"  не обойдешься. "Доамортизация" эта вытекает
из  того, что оценка  основного капитала  была  сделана в довоенных руб.,  а
амортизационные суммы составляли  определенный процент этой стоимости, но  в
червонных  руб.  Ясно,  конечно,  что  такая  калькуляция   не  учитывала  в
себестоимости действительного износа зданий и оборудования, и неизбежно вела
к огромному дефициту в тот момент, когда фабрика должна быть перестроена или
капитально ремонтирована.  Однако и  переоценка  в  черв, рублях,  благодаря
которой  получается  "доамортизация", по-видимому,  далеко  недостаточна она
оценивает  оборудование в  том состоянии, в  каком  оно находилось  в момент
переоценки - на 1 октября 1925 г.,  т. е. не по первоначальной  стоимости, а
за  вычетом  износа.  Таким  образом,  амортизационных   отчислений  даже  с
доамортизацией хватит только на то,  чтобы  заменить теперешнее оборудование
по  выходе  его из строя  не новым оборудованием,  а  изношенным в  такой же
степени, в какой было изношено старое оборудование к 1 октября 1925 г.


     бумажной - на  5,2%, пищевкусовой - на 7,1%.* Однако, эти предположения
явно чересчур оптимистичны.
     Во-первых,  предположенного  снижения   по  текстильной  промышленности
(3,3%, при большом  понижении стоимости заграничного  хлопка) не произойдет.
Это понижение предполагалось при сохранении  того пониженного  качества,  на
которое  перешла текстильная промышленность во второй половине 1925-26 года.
"Предполагаемое в  1926-27 году улучшение качества  (вернее было бы сказать,
возвращение  к  качеству  первой половины  1925-26  года  - В. С.)  за  счет
повышения  среднего  веса  тканей  может  поглотить   указанное  удешевление
себестоимости" - оговаривается ВСНХ в подстрочном примечании. ** Также и при
исчислении себестоимости льняных  изделий  не  было и не  могло быть  учтено
последнее повышение цен на лен. Данные за истекшую часть года говорят сплошь
о превышении сметной себестоимости: "Ориентировочные данные на 1-е полугодие
текущего года, - говорится  в циркулярном  письме председателя ВСНХ СССР,  -
показывают, что по многим отраслям  промышленности задания правительства  не
выполнены".
     "По имеющимся сведениям, себестоимость в каменноугольной промышленности
за четыре месяца не только не ниже промфинплановской сметы на 5%, но немного
даже выше ее".
     "В рудной промышленности, вместо намеченной  Промпланом себестоимости в
9,5  коп.  за  пуд  железной  руды,  ЮРТ   ориентируется  на   себестоимость
значительно высшую".
     "В  основной химической  промышленности предполагается  достигнуть  к 1
июля снижения себестоимости в размере 6%, вместо намечавшихся планом 9%".
     "В анилокрасочной  промышленности к 1  июля предполагается  снижение  в
размере 5%, вместо проектированных в Промплане 16 процентов".
     "В  химико-фармацевтической   промышленности   предвидится  удешевление
только на 4%, вместо намечавшихся 6 процентов".
     "В полиграфической промышленности данные за 1-й квартал свидетельствуют
о  повышении против промфинплана  в словолитном производстве  на 9% - 41%, в
типолитографском - на 5,5% - 17%, в  обойном  - на  2%,  на  краски -от 5 до
40%".
     "В   спичечной   промышленности   наблюдается   вздорожание   заводской
себестоимости за  1-й квартал по Северо-Западному  тресту  на 11,3%,  вместо
ожидавшегося -на 3,8%. По Вятскому - вздорожание на 3,7%, вместо удешевления
на 1,4%".
     "На Урале фактическая стоимость дровозаготовок для металлопро
     мышленности достигает за 1 куб. метр 2 руб. 50 коп. - 2 руб. 75 коп.,
     вместо предполагавшихся планом 2 руб. 40 коп. Себестоимость металла
     на Урале, по данным Главметалла, не показывает пока никаких признаков
     удешевления".
     0x08 graphic
     * Сводный производственно-финансовый план,  сс.  285  и 85.  ** Сводный
промфинплан, стр. 93.


     "По  большинству  остальных  отраслей  себестоимость остается  в лучшем
случае  на уровне предварительных  предположений Промплана и не снижается  в
размерах, указанных правительством".
     "Себестоимость  цемента, - сообщает председатель ВСНХ  СССР т. Лобов, -
по сравнению с 4-м кварталом 1925-26  года, поднялась по Цем-тресту на 13% и
Новороссцементу - на 20%".* (Согласно плану себестоимости, по всей цементной
промышленности должна  была снизиться  на  1%. -- В. С.) По черному  металлу
предполагалось небольшое снижение --  0,6%. Однако  член  правления Югостали
тов. Бирман  сообщает: "К сожалению,  следует сказать, что причины, влиявшие
на повышение себестоимости в прошлом году, продолжают целиком  действовать и
сейчас...   Имеющиеся   в   распоряжении   .Правления   треста   калькуляции
себестоимости  за  1-й  квартал  показали, что, по  сравнению  с фактической
себестоимостью  1925-26  года, вновь произошло некоторое, хотя  и  небольшое
удорожание".**  По   сахарной  Промышленности:  "приходится  констатировать,
-говорит тов. Калманович, - вздорожание заводской себестоимости сахара-песка
в истекшую кампанию, приблизительно, на  2  руб. 50 коп. -3  руб  за центнер
против  прошлогодней себестоимости".*** Это означает, увеличение на  10-12%,
вместо предположенных по плану 8,3%.
     Рост  себестоимости,  продолжающийся уже второй год, не может считаться
случайным  явлением.  Он  явно  связан  с   окончанием  "восстановительного"
процесса,  процесса  развертывания производства  на старом  производственном
скелете.  Именно   поэтому-то   он  и   начинается  в   момент  заканчивания
"восстановительного" периода.  Теперь уже  нельзя расширять производство без
дополнительного  оборудования, нельзя вести работу на старых запасах, нельзя
сколько-нибудь значительно усилить  производительность труда без технических
улучшений. Калькуляции, в которых не учитывается полностью восстановительная
стоимость   сырого   материала,   в   которых  недоучитывается   необходимая
амортизация основного оборудования, сразу же и немедленно обнаруживают  свою
негодность. "Понижение издержек производства должно производиться не с точки
зрения мимолетных успехов на рынке, а в перспективе  возрождения и  развития
хозяйственной  мощи  страны.  Калькуляция,  учитывающая  сырой  материал  по
фиктивным  ценам  вчерашнего  дня,  не  имеет  ничего  общего  с  понижением
себестоимости  и  должна  сурово  караться  как  расточение государственного
достояния.  Равным  образом,  совершенно неправильной и  гибельной  была  бы
политика временного удешевления цен за счет нанесения прямого или косвенного
ущерба  тяжелой  промышленности",  -  эти директивы  XII съезда  партии,  за
забвение  которых мы достаточно  сильно  поплатились, должны охать, наконец,
руководящим началом в нашей промышленной политике.
     0x08 graphic
     * См."Правда", 24 марта, No 67- "Себестоимость должна быть снижена". **
"Торгово-промышленная газета" No 60  от 15 марта - "О снижении себестоимости
продукции тяжелой индустрии"
     ***  "Торгово-промышленная  газета"  от   26  февраля,  No  47  -"Итоги
свек-ло-сахарной кампании".


     Выполнение  этих  директив  требует  средств. Эти средства  в  народном
хозяйстве есть и  мы должны, наконец, научиться извлекать их оттуда. Одно из
основных средств - гибкая  политика цен, использующая  рыночную конъюнктуру,
т.  е. "исходящая  из  наличия  рынка  и считающаяся  с его  законами". Пора
научиться действовать по Ленину, а не по тов. Микояну.
     Рост  себестоимости,  до  которого  мы  дошли   сейчас,  означает  рост
ценности, увеличение  количества человеческого труда для  получения  той  же
самой  продукции.  Он  является  неоспоримым  симптомом  попятного  движения
производительных сил страны.
     Я не  принадлежу к сторонникам  "теории  социализма в  одной  стране" и
думаю, что без  материального  содействия передовых  в техническом отношении
стран мы не  сможем  построить  социализма,  не  сможем от  нэпа  перейти  к
социалистической  организации  производства,  при  которой рабочий перестает
быть  одним  из элементов производства  - рабочей силой - и  превращается  в
хозяина  производства.  Тех,  кто  так  думает,   принято   у  нас  называть
пессимистами.  Но я не  думаю, да и вообще нет никаких оснований думать, что
уровень наших производительных сил обрекает нас  на попятное движение. Можно
с  полной  уверенностью сказать,  что в  формах  нэпа мы  имеем  возможность
развивать  производительные силы  страны  и  улучшать  положение  рабочих  и
трудящихся масс  вообще. Вопрос  здесь идет только о  темпе этого развития и
улучшения. И когда, с одной стороны, нас уверяют, что мы можем своими силами
не только строить, но и построить социализм без  помощи технически передовых
стран,  а с  другой  -  ведут такую политику, при которой производительность
труда в  общественном масштабе понижается, и при этом заверяют, что политику
большей индустриализации  мы  вести  не  можем,  ибо  нам  здесь  поставлены
объективные пределы - то это уже не пессимизм, а прикрывание пышными фразами
о социализме бессилия собственной полит