Оцените этот текст:


-----------------------------
     Date: 23 Feb 2000
     OCR, spellcheck: Владислав Лоер
     Проект "Лучшая юридическая литература"
-----------------------------



     Данное  издание  является  учебником  для  ВУЗов  и  издается  в рамках
программы   "Обновление  гуманитарного  образования  России"   Д.   Сороса..
Исключительная  полнота  материала.  Состоит  из  разделов: Теоретические  и
методологические   основы   криминалистики,    Криминалистическая   техника,
Криминалистическая   тактика,  Криминалистическая  методика   расследования.
Учебник,  на мой взгляд,  является лучшим  из  тех,  которых мне приходилось
читать.  Он  полностью  соответствует  курсу  "Криминалистика",  читаемом  в
большинстве ВУЗов РФ.
     Данный  учебник входит в  проект "Лучшая  юридическая  литература". Эта
серия  была  организована  мной  и  я  надеюсь  с  помощью  Максима  Мошкова
обеспечить возможность получения через  сеть Internet литературы, которую  я
считаю лучшей в своем  роде.  Данный проект считается открытым  и я  готов к
сотрудничеству. Все свои  предложения присылайте мне на e-mail. Спелчекнутые
версии данных книг высылайте М.Мошкову на moshkow@ipsun.ras.ru.

     Влад Лоер.

     ВНИМАНИЕ! ЛЮБОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ДАННОГО  ПРОИЗВЕДЕНИЯ ЯВЛЯЕТСЯ НАРУШЕНИЕМ
АВТОРСКОГО ПРАВА.

     Если  Вы желает  не  нарушать законодательства  Российской Федерации  и
международного законодательства, я настоятельно  рекомендую  пойти  и купить
учебник, а не пользоваться этим текстом.















     Криминалистика    изучает    и    обеспечивает   своими    разработками
поисково-познавательную   деятельность    в    уголовном    судопроизводстве
(процессе).  Эта  деятельность  осуществляется: а)  в рамках  так называемой
протокольной  формы   досудебной   подготовки   материалов;   б)  на  стадии
предварительной,  в  т.ч.  оперативно-розыскной,  проверки  (до  возбуждения
уголовного  дела);  в) в ходе предварительного расследования;  г)  в  случае
приостановления  предварительного   следствия  по  уголовным   делам,  когда
возникает необходимость принятия мер по розыску скрывшегося обвиняемого либо
установлению лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого; д) в ходе
судебного  следствия  по  уголовным  делам.  Каждая  из  названных  областей
правоприменительной практики имеет свою специфику. Однако все они объединены
тем, что являются составными частями общего поля практического следоведения.
Во  всех  случаях   выполняемая  работа  исходит  из  необходимости  поиска,
обнаружения, фиксации,  исследования  следообразующих и  следовоспринимающих
объектов,  самих  следов (их изменений),  получения, переработки, передачи и
использования  содержащейся  в  них информации  относительно устанавливаемых
фактов, событий, обстоятельств. И все, что связано с подобным следоведением,
лежит  в   сфере  интересов   криминалистики.  Обусловленная   практическими
потребностями,  криминалистическая  мысль находится в  состоянии постоянного
поиска наилучших вариантов  ответов на вопросы о  том, как  наиболее  полно,
рационально, продуктивно и в кратчайшие сроки осуществлять указанную работу.
Получение  правильных  ответов  на  эти  вопросы  невозможно  без  глубокого
проникновения в природу,  сущность  и особенности закономерностей, лежащих в
основе  организации и  осуществления  поисково-познавательной деятельности в
уголовном  процессе. Необходимым  условием  эффективности  данного  научного
поиска является дифференциация,  разделение  объекта криминалистики на части
(элементы) и изучение своеобразия каждой из частей.
     В   качестве   таких   частей   выступают   две   группы   неоднородных
обстоятельств. В одну  из них входят  обстоятельства,  являющиеся элементами
познающей системы следственные и иные криминалистические ситуации, субъекты,
цели,  задачи предмет, структура и механизм деятельности  органов  дознания,
экспертов, субъектов предварительной проверки,  предварительного и судебного
следствия,   результаты  их  деятельности.  В   другую   группу   включаются
обстоятельства  познаваемых  в  уголовном процессе событий, имеющих значение
для  установления  истины  и  принятия  основанных   на  законе  правовых  и
криминалистических   решений.   Имеются   в   виду  события,   связанные   с
предкриминальным, криминальным и посткриминальным поведением (деятельностью)
преступников, а также с поведением лиц, ставших жертвами преступлений других
общественно  опасных акций, поведением свидетелей  и  некоторых других групп
населения.  Эти  события  и  их  участники изучаются  с точки  зрения  самых
различных  научно  и  практически  значимых  аспектов,  признаков, связей  и
отношений (элементно-компонентного состава событий, их внутренней структуры,
внешних  связей и взаимодействий, вызванных ими изменений в окружающей среде
и  т.д.).  Полученные  при  этом  обобщенные  данные  позволяют  определить,
сформулировать   и   описать   как   общие   для   всех   отмеченных   видов
поисково-познавательной деятельности закономерности, так  и  закономерности,
характерные для  отдельных  ее видов и познавательных ситуаций. Речь идет  о
закономерностях организации  и осуществления работы  по поиску,  обнаружению
фиксации,   изъятию,   исследованию  носителей  и   источников   информации,
получению, мысленной переработке и  использованию содержащихся  в них данных
относительно  исследуемых   о   уголовном  процессе  событий   (например,  о
закономерных  связях между криминальными  и  криминалистическими ситуациями,
между определенными  видами  следов преступлений и  методами их обнаружения,
между особенностями криминальных  последствий и принципов организации работы
по  раскрытию преступлений). Важнейшая  предпосылка  успеха  на этом пути  -
получение глубоких знаний о закономерностях, лежащих в основе криминальных и
связанных   с   ними   событий.   Поэтому   самое   пристальное  внимание  в
криминалистике   уделяется   изучению    с   необходимостью    повторяющихся
существенных связей между  способами,  механизмами  совершения преступлений,
используемыми при этом орудиями и  образующимися следами, другими элементами
исследуемых в уголовном процессе объектов.
     На   этой  базе   и   разрабатываются   адресуемые   органам  дознания,
предварительного      следствия,       судебным       экспертам,      судьям
технико-криминалистические,                      тактико-криминалистические,
методико-криминалистические средства,  приемы,  правила,  методы  и методики
решения  поисково-познавательных  задач  в  уголовном   процессе,  а   также
рекомендации по  наиболее целесообразному и эффективному их применению.  Все
сказанное  дает  основание  для  определения  криминалистики,  как  науки  о
средствах и механизме (технологии)  поисково-познавательной  деятельности  в
уголовном процессе.




     Как и  любая  наука,  криминалистика имеет теоретическую и практическую
(прикладную) функции. В  самом общем виде о прикладной функции сказано выше.
Она  сводится  к  созданию  таких видов научной продукции, разрабатываемых с
учетом потребностей работников органов дознания, предварительного следствия,
экспертов-криминалистов, прокуроров и судебных органов, которые поступают на
"вооружение"  этих  лиц  и органов и используются  ими в ходе  осуществления
своей профессиональной деятельности в  рамках  уголовного  процесса. В  круг
такой  продукции  входят  средства  криминалистической   техники,  методы  и
методики их применения, правила и приемы подготовки и производства отдельных
следственных  действий  и  мероприятий, тех  или  иных  комплексов  подобных
действий  и мероприятий (тактических операций), методики решения  различного
уровня  общих   и  ситуационных  задач  на  тех   или  иных  стадиях  этапах
поисково-познавательной деятельности  в  уголовном  процессе.  Что  касается
теоретической функции криминалистики, то ее  реализация исходит из двуединой
задачи  развития  науки  и создания  прочного  теоретического фундамента для
разработок  прикладного  характера.  В  этих  целях  создаются и  непрерывно
совершенствуются понятийно-терминологический аппарат криминалистики, методы,
подходы,  концепции,  процедуры,  программы  и  методический  инструментарий
(анкеты,  вопросники и т.д.)  получения,  использования  учеными  знания  об
объекте науки, его отдельных сторонах, элементах. В рамках этой функции идет
процесс формирования  и развития общей и частных криминалистических теорий и
учений  (теории криминалистической идентификации, кибернетики, виктимологии,
моделирования, учений о признаках преступлений, о криминалистической версии,
об  организации  расследования  и  т.д.),  разрабатываются, совершенствуются
криминалистические систематики, классификации, типологии, характеристики.
     Основными источниками, из которых  исследователи черпают необходимую им
информацию,   являются:  1)  законы  и  другие  нормативные   акты  (включая
подзаконные),  регулирующие борьбу с правонарушениями,  а  также  иные сферы
деятельности  и  отношения,  исследуемые  в уголовном  процессе;  2)  данные
уголовной,  моральной   и  народнохозяйственной   статистики:  3)  материалы
уголовных дел, различных  проверок, проводимых правоохранительными органами,
другие      документы      прокурорской,      следственной,      экспертной,
оперативно-розыскной,  судебной  практики,  а  также  документы   и   данные
контролирующих  органов,  используемые в  работе  по  выявлению,  раскрытию,
предупреждению   преступлений,   других  правонарушений:  4)  теоретическая,
методическая,  справочная  литература,  научно-технические  достижения, иные
продукты  научного  творчества в сфере  юридической и  других наук,  данные,
характеризующие опыт и результаты их практического использования в различных
областях  народного  хозяйства, оборонительного  комплекса,  в  следственной
практике; 5)  мнения,  оценки,  выводы, идеи, предложения,  иные  инициативы
определенных  групп  населения (следователей, прокуроров, экспертов,  судей,
работников органов  дознания, свидетелей, потерпевших,  обвиняемых и  т.д.),
полезные  с  точки  зрения  оптимизации  научных  исследований  и  внедрения
полученных  результатов в практику борьбы с преступностью. Наряду с законами
(закономерностями)   науки,   как  мысленными   идеализированными  образами,
моделями объективных законов, существуют и законы развития науки. В  их круг
входят, во-первых,  общие законы развития различных наук, определяющие общие
условия  формирования, изменения  и  использования  научного  знания  (закон
непрерывности накопления  научного знания, закон интеграции и дифференциации
научного  знания, закон связи  и взаимодействия  науки  и практики  и т.д.);
во-вторых, специфические законы развития конкретных наук. Последние отражают
особенности,  своеобразие  проявления общих законов в  пределах той или иной
области   научного   знания.  К   числу   специфических   законов   развития
криминалистики    отнесены     следующие    законы:    1)    обусловленность
криминалистических  исследований потребностями практических органов, ведущих
борьбу  с  противоправными,   общественно  опасными  деяниями;  2)  связь  и
преемственность между ранее существовавшими,  существующими и возникающими в
криминалистике   концепциями;  3)   активное,  целенаправленное,  творческое
изучение криминалистами достижений других наук юридического и неюридического
профилей, приспособление их для  целей своей науки и поисково-познавательной
деятельности в уголовном процессе; 4) освоение достижений и передового опыта
оперативно-розыскной   деятельности,  изучение  экспертной,  следственной  и
судебной  практики  и  использование  в  научных  разработках;  5)  учет   и
использование   в  криминалистических  исследованиях  данных   о  состоянии,
структуре, динамике,  тенденциях развития  общественно  опасных проявлений в
нашей стране и  за  ее пределами, данных о других  социальных процессах;  6)
применение в  научных разработках положений  законов и другого  нормативного
материала, регулирующих борьбу с преступностью, иными негативными явлениями,
а также использование данных об эффективности и результатах их применения на
практике.
     Методы криминалистики -  это  способы  решения  научных  задач  в  ходе
криминалистических исследований теоретического и прикладного характера.
     По своему названию, процедурам реализации и  некоторым другим признакам
методы   криминалистики  нередко   совпадают   с  теми   методами,   которые
используются  в  практике  правоприменительных органов. Однако  методы науки
нельзя путать с методами практики, нельзя подменять методами практики методы
науки и наоборот,  поскольку одни от других  отличаются целями  и  задачами,
формой, субъектами применения, кругом и характером  познаваемых  объектов  и
условий получения и использования знаний о них. Следует учитывать: часто то,
что  является методом  решения  какой-либо задачи  на практике, относится  к
числу  продуктов,  результатов  творчества,  знаний,  полученных  на  основе
применения   каких-либо   методов   науки   В   криминалистических   научных
исследованиях    применяются:   1)    общенаучные   познавательные   методы,
теоретически осмысленные философией и некоторыми другими науками (к их числу
относятся   наблюдение,   измерение,   описание,   сравнение,   эксперимент,
моделирование, математические методы и т. д.): 2) отраслевые  методы, теория
которых  разрабатывается  в  физике, химии, социологии  и других  конкретных
отраслях   науки  (они   подразделяются   на   естественнонаучные  и  методы
гуманитарных наук);  3)  специфически криминалистические (специальные методы
криминалистики).
     Как показывает анализ практики научных криминалистических исследований,
наиболее   часто   в   последние   годы   используются   следующие    методы
логико-юридический    анализ,    системно-структурный    подход,    принципы
целостности,  системности   историзма,  интервьюирование  и   анкетирование,
гипотеза,   наблюдение,   измерение,  описание,  эксперимент  моделирование,
идентификация.




     Для того чтобы система науки соответствовала требованиям, предъявляемым
к   научному    знанию,    она   должна   адекватно    отражать    структуру
объектно-предметной области  данной науки и  ее социальную функцию.  Система
науки строится с целью выявления и описания достигнутых результатов познания
во всей их полноте и, кроме того, для оптимального использования полученного
знания на  пути  продвижения  к  новым  результатам.  С учетом этого система
криминалистики как  науки может  быть представлена в  виде связки  следующих
элементов  (подсистем):  1)  теории  криминалистики,  2)  криминалистической
техники,  3)  криминалистической  тактики, 4)  криминалистической  методики.
Следует различать систему криминалистики как  науки и систему криминалистики
как  учебного  курса,  тем более,  что  и терминологически,  и содержательно
данные  системы не во  всем совпадают. В систему криминалистики  как учебной
дисциплины   включаются   1)   теоретические   и   методологические   основы
криминалистики,   2)   криминалистическая   техника,  3)  криминалистическая
тактика,  4)  криминалистическая  методика  расследования.  Имеющиеся  между
указанными  системами  различия  продиктованы   необходимостью  освещения  в
учебном курсе истории криминалистики,  ее  места в  системе других  наук, их
связи  и  соотношений,  а  также привлечения внимания  студентов  к наиболее
актуальной сфере практического следоведения - предварительному расследованию
и   другими  обстоятельствами.   В   первом   разделе  курса  криминалистики
рассматриваются  три  группы  вопросов. Первая  группа  относится к  области
науковедения  (понятие криминалистики, ее задачи,  функции,  место в системе
других  наук, история  развития и  т д  ). Вторая группа  вопросов связана с
рассмотрением  теоретической  проблематики  Теория является важнейшей частью
науки  как социального института.  Теория науки  - это модель ее  объекта. В
качестве оригинала при  этом  выступает какой-либо фрагмент  (кусок,  часть)
окружающего  мира,  той или  иной  сферы  практической  деятельности,  целям
совершенствования, преобразования,  оптимизации которой служит данная наука.
Поэтому   криминалистическую   теорию   можно  рассматривать   как   типовую
информационную  модель  поисково-познавательной   деятельности  в  уголовном
процессе. Иначе говоря, это знание об объективно-предметной  области  данной
науки а также о том, как добывается и в каких целях используется это знание.
Научное  знание   не   есть  предположительное,   разрозненное,   случайное,
интуитивное   или  обыденное  знание.   Оно  отличается  рядом  существенных
признаков. Это, во-первых, положительное,  не противоречивое,  обобщенное на
соответствующем  типологическом  уровне  знание. Во-вторых  это  - целостное
знание  о всем комплексе существенных сторон,  связей  и  отношений объекта.
В-третьих, это - систематизированное на основе соответствующей интегративной
идеи (системообразующего фактора) знание.
     С  учетом этого теорию  криминалистики  можно  определить  как систему,
несущую  объективное  знание  об  общих положениях и особенностях  отдельных
видов сторон  и  элементов поисково-познавательной деятельности  в уголовном
процессе.
     Теория криминалистики  - отрытая, развивающаяся система. Она состоит из
двух частей 1)  общей части (общей теории),  2)  особенной части, содержащей
совокупность частных учений и теорий. Общая теория криминалистики исходит из
задачи  дать  представление  об  основах,  общих  положениях,  общих  чертах
поисково-познавательной   деятельности    в   уголовном   процессе   и    ее
закономерностях.  Каждая   из   частных   теорий  также  представляет  собой
совокупность  соответствующих  теоретических  положений,  но  более  низкого
уровня.  Одни из  этих  положений несут знание  о том или  ином признаке или
группе  признаков   указанной  деятельности,  другие  -   о  ее  видах   или
относительно самостоятельных частях, элементах. В их  число  входят учения о
предварительной  проверке и предварительном  расследовании как специфических
видах поисково-познавательной деятельности  в уголовном  процессе, учения об
этапах   предварительного  расследования,   о   следственной   ситуации,   о
криминалистической  характеристике  преступлений, о тактической  операции  и
тактическом  приеме,  о  механизме  и  способе  совершения  преступлений,  о
криминалистической модели и версионном мышлении следователя и т.д.
     Третья  группа  вопросов,   рассматриваемых  в  первом  разделе   курса
криминалистики,  относится  к  методологии  науки.  Речь идет  о  средствах,
методах, процедурах,  методическом  инструментарии, которые  используются  в
ходе научных исследований для получения знания  об объекте криминалистики  и
его применения в научных и практических целях. Все это позволяет представить
теорию и  методологию  криминалистики  в  качестве  открытой,  развивающейся
системы, отражающей знание об объекте данной науки, о технологии получения и
использования этого знания при разработке соответствующей  научной продукции
теоретического и прикладного характера.  Второй  раздел курса криминалистики
называется "Криминалистическая техника". Он состоит из  двух частей 1) общих
положений криминалистической  техники,  2) отдельных отраслей данной области
криминалистики (трасологии, криминалистической баллистики и др). В третьем и
четвертом разделах курса рассматриваются проблемы криминалистической тактики
и  методики  расследования. Каждый из  этих  разделов также состоит из  двух
частей,   общей   и   особенной.   В   общей  части  (в  общих   положениях)
криминалистической  тактики рассматриваются  приемы,  правила, которые могут
применяться   при  подготовке  и  проведении  самых  различных  следственных
действий, а также  определенных криминалистически сходных групп следственных
действий. Вторая часть третьего раздела посвящена  особенностям подготовки и
проведения  отдельных  следственных действий.  Проблематика  заключительного
раздела исходит из потребностей следственной практики, нуждающейся в знаниях
из  области  общих   и  частных  проблем  алгоритмизации  целостных   циклов
расследования.  Поэтому  в   начале   анализируются   общие  вопросы  (общие
положения) методики  расследования,  а также  общие  методики  решения  ряда
типичных для различных  категорий дел  задач  (методика  исследования алиби,
методика выявления и разоблачения инсценировки и ряд других методик этого же
типа). Затем предлагается материал, в котором рассматриваются общие методики
решения задач, типичных для дел определенных категорий (класса общеуголовных
преступлений и  преступлений, связанных  с профессиональной  деятельностью).
Последние методики  дополняются частными методиками расследования  отдельных
видов и разновидностей преступлений (убийств, хищений и т.д.).




     Криминалистика  является  отраслью юридической науки. На  это указывает
ряд обстоятельств 1) объект и предмет  криминалистики лежат в сфере правовых
явлений,   2)   практическая   функция,   цели   и   задачи   криминалистики
непосредственно  связаны  с  правоприменительной деятельностью, с  практикой
государственных органов, ведущих борьбу с преступностью,  3) разрабатываемая
криминалистическая    научная   продукция   адресуется   правоприменительной
практике, органам, ведущим борьбу с преступностью, все ее рекомендации носят
четко выраженный правовой характер, основаны на законе, соответствуют закону
и  ориентируют  практиков  на безусловное  выполнение законов,  4)  правовые
науки, следственная, оперативно-розыскная, экспертная и  судебная практика -
основная  "питательная  среда"  для  криминалистики, зародившейся  в  недрах
уголовно-процессуальной   науки.  Как  составная  часть  юридической  науки,
криминалистика  входит  в  группу  наук так  называемого  уголовно-правового
(криминального)   цикла,    куда    наряду   с    криминалистикой   отнесены
уголовно-правовая и  уголовно-процессуальная науки,  криминология,  судебная
статистика,     судебная     медицина,    судебная    психиатрия,     теория
оперативно-розыскной   деятельности  и   ряд  других.  Будучи  специфической
областью  научного  знания,   криминалистика   активно  включена  в  систему
межнаучных связей. Наиболее тесно криминалистика связана с другими отраслями
юридической    науки     и    прежде    всего    с    уголовно-правовой    и
уголовно-процессуальной  науками. В криминалистических научных исследованиях
с  успехом  реализуются понятия, подходы,  различные концепции  и положения,
создаваемые   в   недрах  уголовно-правовой,  уголовно-процессуальной  наук,
криминологии, юридической психологии. В свою очередь представители указанных
и  иных  юридических  наук  берут  для своих  разработок все  полезное,  что
создается   в  криминалистике  и   способствует   на  основе   использования
криминалистических  знаний и достижений эффективности  материально-правовых,
процессуальных,   криминологических  и  иных  исследований.  Исследования  в
области      права      способствуют      совершенствованию      уголовного,
уголовно-процессуального  и  иных  законов.  Не  стоят  в стороне  от  этого
процесса и криминалисты.
     Однако  их  главная  забота -  помогать  своими  разработками  созданию
эффективного механизма реализации законов и  другого нормативного материала,
регулирующего  отношения  в  уголовном   судопроизводстве.  В  то  же  время
результаты   криминалистических   исследований   оказывают  непосредственное
позитивное  влияние  на создание новых, уточнение  и  изменение  действующих
законов, обогащают их разработчиков продуктивными идеями, отражающими реалии
жизни,  правоприменительной   практики.   Большое   значение  для   развития
криминалистики, совершенствования ее  научной продукции как  теоретического,
так  и  прикладного характера  имеют достижения  естественных,  технических,
общественных наук. В криминалистике активно и плодотворно реализуются многие
идеи,  теории, подходы,  методы  философской  науки  (в частности,  логики),
психологии,  психиатрии,  медицины,  науки  управления,  социологии, физики,
химии,  других  наук  неюридического  профиля,  достижения  технического   и
социального прогресса.




     В  своем развитии  отечественная криминалистика прошла путь  от  первых
кабинетов научно-судебной экспертизы до современных научно-исследовательских
институтов  и   лабораторий,   сформировавшись   в   самостоятельную  науку,
помогающую успешно  решать сложные  и  многообразные  задачи, стоящие  перед
правоохранительными  органами. Зарождение  криминалистики следует  отнести к
концу  ХIХ   в,  когда  при  расследовании  преступлений  стали  применяться
естественнонаучные методы Их разработка в то время велась в ряде европейских
стран,  и прежде  всего  во  Франции, Англии, Германии Относительно  быстрое
внедрение этих методов в  практику работы правоохранительных органов России,
стимулировавшее отечественные научные разработки в данной области, позволило
российской  криминалистике выйти по  степени своего развития  на европейский
уровень,  а в отдельных  областях и превзойти  его.  Уже  в 1890г в  составе
петербургской полиции  начинает действовать антропометрическая станция, а  с
1906  г в полицейских  подразделениях организуются дактилоскопические  бюро.
Одновременно с внедрением  в следственную практику тех или иных  технических
средств и тактических приемов создавались экспертные учреждения. В 1889г при
Петербургском    окружном    суде     Е.    Ф.     Буринским    организуется
судебно-фотографическая    лаборатория,    преобразованная   в    1893г.   в
правительственную.
     Основным   направлением    ее    деятельности   явилось    производство
криминалистических     экспертиз     (главным    образом    фотографических,
почерковедческих)  и  технического  исследования  документов. На  базе  этой
лаборатории  в  1912г.  создается  кабинет  научно-судебной  экспертизы  пои
прокуроре   Петербургской   судебной   палаты.   В   1913-1914г.    кабинеты
научно-судебной  экспертизы возникают  в других  крупных городах  Российской
империи - Москве, Киеве, Одессе. К производству экспертиз привлекаются члены
Русского технического общества, видные  ученые. В этот период выходят в свет
переведенные  на русский язык работы Г. Гросса,  Р. Рейса,  А  Вайнгардта  и
других зарубежных криминалистов, стоявших у истоков криминалистической науки
и  внесших  значительный  вклад  во  внедрение научных  методов  в  практику
раскрытия  преступлений   Наряду   с  этим  издаются   работы  отечественных
криминалистов  -  Е. Ф. Буринского,  Б.  Л.  Бразоля, В. И.  Лебедева, И. М.
Снегирева,   С.  Н.  Трегубова   посвященные  вопросам  судебных  экспертиз,
криминалистической техники  и  тактики. Октябрьская революция и  гражданская
война  задержали  развитие  криминалистических исследований и в значительной
мере  подорвали   материальную  базу   экспертных  учреждений.  Слом  старой
полицейской   машины   и  создание  новых  органов  борьбы  с  преступностью
обусловили доминирование практического направления в развитии криминалистики
послеоктябрьского периода. В системе органов внутренних дел, и прежде  всего
в аппарате уголовного розыска,  создаются  научно-технические подразделения,
проводится  работа по подготовке специалистов-криминалистов  и  внедрению  в
практику расследования  научно-технических методов  и  средств,  в том числе
судебной  фотографии,   "словесного  портрета",   дактилоскопии,   уголовной
регистрации  и  др. В феврале 1919г при  управлении уголовного розыска  НКВД
РСФСР  создается кабинет  судебной  экспертизы,  на базе  которого  в  1922г
организуется   научно-технический   отдел,  состоящий   из  фотохимического,
экспертного, дактилоскопического (уголовная регистрация),  статистического и
музейно-кодификационного  подразделений.   Помимо  производства   экспертных
исследований и ведения дактилоскопического учета на отдел возлагалась работа
по   подготовке   работников   аппарата   уголовного   розыска   в   области
криминалистической техники и  организация  научно-технических  подразделений
уголовного розыска на  местах. В  1923 г при НКВД начинают действовать курсы
дактилоскопистов,  а с 1927г курсы по подготовке  кадров  научно-технических
экспертов-криминалистов. Это  позволило  перейти  в  1927-1928 г  к созданию
научно-технических   отделов  в   областных  и   краевых  учреждениях  НКВД.
Одновременно с созданием научно-технических подразделений органов внутренних
дел  формируется  система  экспертных  криминалистических  учреждений  СССР.
Возобновляют  свою  работу Киевский  и  Одесский  кабинете"  научно-судебной
экспертизы. Аналогичный  кабинет открывается  в 1923г. в Харькове В 1929г. в
Минске начинает действовать  Институт научно-судебной  экспертизы Наркомюста
Белорусской ССР. Выходят в  свет работы, посвященные  исследованию отдельных
вопросов криминалистической  техники  и  тактики  "Дактилоскопия  как  метод
регистрации"   П.С.   Семеновского   (1923   г),   "Техника    расследования
преступлений" Н.П.  Макаренко (1925 г), "Судебная  фотография" С.М. Потапова
(1926 г), "Криминалистика  Уголовная  тактика" И.Н. Якимова (1925-1929 г ) и
другие.  Эти  работы сыграли  существенную роль  в  становлении научной базы
отечественной    криминалистики,    подготовке    квалифицированных   кадров
криминалистов,  внедрении  научных  методов  расследования   в  следственную
практику.  Развитие  криминалистики  в  этот период  в значительной  степени
сдерживалось  нехваткой высококвалифицированных научных кадров, отрицательно
сказывалась    узость    исследования    теоретических   проблем,   слабость
материально-технической   базы,   отсутствие  единого   научно-методического
центра.  Характерная  для того  времени множественность взглядов  на предмет
криминалистики как науки отразилась на деятельности и структуре ряда научных
криминалистических    учреждений,    нередко    осуществляющих   наряду    с
криминалистическими  разработками  исследования  в   области   криминологии,
судебной медицины,  криминальной психологии  и  психопатологии. Значительное
число  ученых-юристов  придерживалось  взглядов  на  криминалистику  как  на
прикладную дисциплину, особенную  часть науки  уголовного процесса, а не как
на   самостоятельную   отрасль   научного   знания.   Самостоятельный   курс
криминалистики  в   20-е  годы  читался  лишь  в   Московском   и  Иркутском
университетах в 30-е - 40-е годы продолжает развиваться и совершенствоваться
система  научно-технических  подразделений   уголовного  розыска  НКВД  СССР
Организуются  первые  научно-методические центры.  Так,  в 1935г  в  составе
Института уголовной политики при Прокуратуре СССР. Верховном суде СССР и НКЮ
РСФСР  создается   лаборатория  научно-судебной  экспертизы,  осуществляющая
производство контрольных экспертиз по заданиям.
     Прокуратуры СССР  и  НКЮ, а также научную разработку отдельных  проблем
криминалистики.  В  1937г.  эта  лаборатория преобразуется в  лабораторию по
научно-следственной  работе  Прокуратуры  СССР.   Одновременно   развивается
университетская   наука.   К   1935г.   курс   криминалистики   в   качестве
самостоятельной учебной дисциплины начинают преподавать в большинстве  вузов
страны  В  1936  г  выходит   в  свет   первый   учебник  по  криминалистике
систематизировано  излагающий  основные  разделы  науки. К этому  же периоду
относится  создание   при  юридических  вузах  и  факультетах  университетов
криминалистических лабораторий, которые одновременно с подготовкой студентов
в  области  криминалистики  и  проведением  научно-исследовательской  работы
производили   значительное   количество  судебных   экспертиз   по  заданиям
следственных органов. На основе достигнутого уровня развития  криминалистики
и  накопленного  опыта  раскрытия  преступлений  криминалисты  переходят  от
рассмотрения  практических   вопросов   криминалистики  к  исследованию   ее
теоретических основ.  Выходят в свет  работы С.П. Митричева  и  Б.М.  Шавера
(1938 г),  посвященные  предмету криминалистики, С. М. Потапова о  принципах
криминалистической идентификации (1940г) Военно-юридической академией РККА в
1942г. была проведена первая научная дискуссия о  предмете криминалистики. В
1944г  создается   центральная  криминалистическая  лаборатория  Всесоюзного
института юридических наук (ЦКЛ ВИЮН), на которую  помимо экспертных функций
возлагалась  координация  научно-исследовательской  деятельности  в  области
криминалистики. В  этом же году экспертные криминалистические  подразделения
организуются в составе судебно-медицинских лабораторий Главного медицинского
управления  Министерства обороны СССР. С  цепью  более полного использования
научно-технических   средств   в   сфере   охраны    общественного   порядка
научно-технические  подразделения  органов   внутренних  дел  выделяются  из
аппарата уголовного розыска в самостоятельную службу.  В 1946г. при  НТО ГУМ
НКВД  СССР  создается   Научно-исследовательский   институт  криминалистики,
реорганизованный в 1956 г в НИИ милиции (в настоящее время - НИИ МВД РФ).  В
то   же  время   начинается  организация  научно-технических   подразделений
городских и районных органов внутренних  дел.  В 1949г. создается Всесоюзный
научно-исследовательский   институт  криминалистики   Прокуратуры  СССР   (в
настоящее  время  -  Научно-исследовательский  институт  проблем  укрепления
законности  и  правопорядка  при  Прокуратуре  РФ), внесший большой вклад  в
создание и оснащение  средствами  криминалистической  техники  следственного
аппарата   органов  прокуратуры,  в  разработку  проблем  криминалистической
тактики и  методики расследования отдельных  видов  преступлений. В  1950 г.
начинается   создание  республиканских  и  областных   (краевых)  экспертных
криминалистических учреждений Министерства юстиции СССР, научно-методическим
центром которых стал созданный  в  1962  г.  на  базе  ЦКЛ  ВИЮН Центральный
научно-исследовательский институт судебных экспертиз  (в  настоящее  время -
Всероссийский научно-исследовательский институт судебных экспертиз МЮ РФ). В
послевоенные годы был сделан значительный шаг в развитии теоретических основ
криминалистики.  Проведенные в  начале  50-х  годов дискуссии о  предмете  и
системе науки, месте криминалистики в  системе юридических наук, работы С.П.
Митричева,    А.Н.    Васильева,    А.И.    Винберга    и   многих    других
ученых-криминалистов  способствовали выработке  единого  взгляда на  предмет
науки.  Весомый  вклад  в   развитие   научных   основ  трасологии,   теории
криминалистической  идентификации,  криминалистической тактики внесли работы
Б. И. Шевченко, Н.В.  Терзиева,  Г. И.  Кочарова  и др. Серьезных  успехов в
разработке  и  внедрении  в практику  экспертных  учреждений  новых  методов
исследований,   в  разработке  тактики  следственных  действий   и  создании
эффективных   методик   расследования   преступлений   добились   коллективы
научно-исследовательских  институтов.  Подробно  освещавшиеся  в специальной
литературе  итоги  проводимых  ими  исследований  во  многом  способствовали
совершенствованию  следственной   и   экспертной  практики.   Криминалистика
находится  в  постоянном  творческом   развитии.  Достижения   гуманитарных,
естественных и технических  наук, обобщение положительного  опыта  раскрытия
преступлений  способствуют  углубленным разработкам  фундаментальных проблем
криминалистики,  уточнению  ее  предмета  и  системы. Состоявшаяся  в первой
половине 70-х годов дискуссия, посвященная предмету криминалистики, явившись
отражением  нового уровня криминалистических  знаний,  создала  условия  для
дальнейших научных исследований. Криминалистами разрабатываются новые методы
исследования  вещественных  доказательств,  тактические приемы  производства
следственных действий,  проблемы методики расследования отдельных  категорий
преступлений, исследуются  психологические основы следственной деятельности,
вопросы   криминалистической   характеристики   преступлений,   следственных
ситуаций,   тактических   операций,  совершенствуются  технические  средства
расследования преступлений.
     Научная  разработка  проблем  криминалистики  в  Российской Федерации в
настоящее  время осуществляется Научно-исследовательским  институтом проблем
укрепления     законности    и    правопорядка     при    Прокуратуре    РФ,
Научно-исследовательским  институтом   МВД  РФ,   кафедрами   криминалистики
юридических  вузов  и  высших  специальных  учебных  заведений  МВД,  службы
контрразведки и МО РФ, а также экспертными криминалистическими учреждениями.
В системе Министерства юстиции РФ такими учреждениями являются Всероссийский
научно-исследовательский    институт     судебных     экспертиз    (ВНИИСЭ),
осуществляющий     организационно-методическое    руководство    экспертными
учреждениями  и  координацию  их  исследовательской  деятельности,  а  также
производящий   наиболее   сложные   виды   криминалистических  экспертиз,  и
научно-исследовательские  лаборатории  судебных  экспертиз,  действующие   в
краевых  и  областных  центрах.  В системе Министерства  внутренних  дел  РФ
криминалистические    экспертные   исследования    производятся   экспертами
экспертно-криминалистических  групп  (ЭКГ)  городских   (районных)   отделов
(управлений) внутренних дел, экспертно-техническими отделами (ЭТО) областных
(краевых) управлений  внутренних  дел, МВД  автономных  республик.  Наиболее
сложные виды экспертиз проводятся Экспертно-криминалистическим центром (ЭКЦ)
МВД  РФ.  Помимо   экспертной   деятельности   на  указанные   подразделения
возлагается  ведение  криминалистических  учетов,  разработка   и  внедрение
научно-технических    средств   в    практику    работы   органов   МВД    и
оперативно-техническое обеспечение  производства  розыскных  и  следственных
действий.




     Большинство  развитых зарубежных государств  имеет широкую сеть научных
криминалистических  учреждений.   Они   входят,   как   правило,  в  систему
министерства   внутренних   дел   и   включают  в   себя   как   центральные
научно-исследовательские  учреждения  (институты, центры,  академии), так  и
региональные   научно-технические  подразделения  (лаборатории,  институты).
Основными  направлениями их  деятельности является  разработка новых средств
криминалистической    техники,    создание   и   совершенствование   методик
исследования    вещественных    доказательств,    производство    экспертных
исследований. Помимо названных учреждений исследовательская работа в области
криминалистики  осуществляется  специальными учебными  заведениями полиции и
рядом университетских лабораторий.
     Характерной  чертой  зарубежных  научных криминалистических  учреждений
является  их   высокая   техническая  оснащенность,  использование  в   ходе
исследований   последних  достижений  науки,   широкое   применение  средств
вычислительной  техники.   В   экспертной  практике   используются   газовая
хроматография,   лазерная   техника,   радиоактивные  изотопы,   применяются
современные  методы  исследования состава и структуры  вещества. Исторически
сложившиеся  в ряде стран  формы  борьбы с  преступностью, в основе  которых
лежит раскрытие преступлений по горячим  следам, обусловили высокое развитие
средств оперативной  техники  и  разработку  практических  вопросов  тактики
отдельных следственных и оперативных действий. Созданы и внедрены в практику
полицейских  органов  комплекты  научно-технических  средств,  разнообразные
поисковые приборы, средства фиксации следов и обстановки места преступления,
экспресс-методы   исследования   вещественных   доказательств,   технические
средства задержания и т. д. Подробно разработаны тактические  приемы осмотра
места   происшествия,  задержания  подозреваемого,  его  обыска  и  допроса.
Полицией  успешно  используется  разветвленная  система   криминалистических
учетов,   действующая   на    основе   электронно-вычислительной    техники.
Использование полицейских компьютерных систем позволяет в течение нескольких
десятков  секунд  получить  из  центральных  органов  уголовной  регистрации
данные, необходимые для розыска и задержания преступника. Рост международной
преступности потребовал объединения усилий полиции различных государств, что
привело к созданию Международной организации уголовной полиции -  Интерпола,
членом  которого  в  настоящее  время   является  и  Россия.  Штаб-квартирой
Интерпола через  его национальные  бюро  осуществляется координация действий
полиции  стран  -  участников  организации  в борьбе  с терроризмом,  угоном
летательных     аппаратов,    фальшивомонетничеством,    изготовлением     и
распространением  наркотиков,  международными аферами  и некоторыми  другими
видами  преступлений,   ведется  ряд  криминалистических  учетов.  В  рамках
организации осуществлена унификация  технических  средств и систем уголовной
регистрации. Значительное место в  работе Интерпола занимает распространение
научно  обобщенного  опыта  раскрытия   преступлений,  методик  исследования
вещественных доказательств, информации о новых  средствах криминалистической
техники.







     Информация об обнаружении событий с признаками преступления поступает в
правоохранительные  органы  различными  путями,  из  различных   источников,
различными  способами.  Независимо  от  того,  какой  бы  убедительной  или,
наоборот,  сомнительной она  не  представлялась, откуда  и по каким  каналам
поступила,  передана устно  или  в  письменном  виде,  персонифицирован  или
анонимен   ее   источник,  во  всех  случаях  эта  информация   должна  быть
зарегистрирована  и поставлена на  учет. Затем  она изучается, оценивается и
проверяется.   Такого  рода   проверки  получили  название   предварительных
(доследственных).   Предварительные  проверки  могут  быть  кратковременными
(экспресс-проверки) и  более  или менее  длительными, но  в  пределах срока,
установленного уголовно-процессуальным законом.
     Как специфическая  разновидность  поисково-познавательной деятельности,
предварительная проверка  проводится  с  целью выяснения,  действительно  ли
совершено общественно опасное деяние и если совершено, содержит ли содеянное
признаки преступления.
     Делается  это  по  следующей  схеме. Должностное  лицо,  в распоряжении
которого находится  первичная  (сигнальная) информация, на основе ее анализа
выделяет в ней две группы  сведений: 1)  об  обстоятельствах содеянного (его
месте,  времени,  участниках  и   т.  д.);  2)  об  источниках  и  носителях
информации.  В круг последних включаются: а) лицо (лица в случае  группового
заявления), от  которого поступила первичная информация, б) другие лица,  на
которые имеются прямые указания как на людей, могущих подтвердить изложенные
факты  или сделать  по  ним  дополнительные  сообщения; в)  документы,  иные
предметы,  информативные  с  рассматриваемой  точки   зрения.  Кроме   того,
полученная  информация, а также  знания  типовых  характеристик такого  рода
событий и образующихся в связи  с ними следов  используются  для  построения
мысленной модели события,  о  котором  идет  речь,  и  модели  обстановки, в
которой  оно  произошло.  В   результате  изучения  этих  моделей  выводятся
вытекающие  из  них  следствия  о  возможном  существовании   той  или  иной
номенклатуры  других  носителей  информации,  на  которые  в  первоисточнике
отсутствуют  прямые  указания. На этой  базе формулируются версии (о природе
события, его видовой  принадлежности, об отдельных  обстоятельствах и т д) и
разрабатывается  план   их  проверки.  В  нем  отражаются  вопросы,  которые
необходимо выяснить (о месте, времени, участниках  исследуемого события, его
последствиях  и т. д. ), указывается, каким образом это должно быть сделано,
кем и  в какие сроки. Намеченные в плане проверки  вопросы исследуются путем
производства реально-практических действий. В их круг обычно входят 1) выход
на место  происшествия и его осмотр (если это возможно и целесообразно),  2)
получение объяснений лиц, от которых поступила сигнальная информация, других
лиц,  которые  могут  подтвердить  или  опровергнуть,  дополнить,  углубить,
уточнить исходные данные, 3)  изучение  необходимых  документов  по месту их
нахождения, 4) дача  поручения специалистам  провести в  необходимых случаях
документальные проверки, лабораторные исследования,  обследование каких-либо
объектов  (цехов,  баз,  жилых  помещений и т.  д. 5) получение разъяснений,
консультаций   у   специалистов,   6)  изучение   специальной,   справочной,
методической  и  иной литературы,  нормативных актов  (законов,  инструкций,
приказов и т. д. ), регулирующих отношения, правила поведения и деятельность
в  той сфере, которая входит в предмет проверки  Раздельный  и сравнительный
анализ данных, полученных  таким  путем  из  различных  источников, позволят
составить представление об  их  содержании, степени полноты,  достоверности,
относимости к исследуемым  обстоятельствам и сделать на этой  основе один из
трех  выводов -  о  необходимости  продолжения  проверки в случае отсутствия
достаточных данных, указывающих на признаки преступления,
     - об  отказе возбуждения  уголовного  дела  в случае отсутствия события
преступления и по другим законным основаниям,
     -  о возбуждении уголовного дела, принятии  его  к своему  производству
либо о его направлении для расследования другому органу по подследственности
(при  возбуждении   уголовного  дела   определяется,  под   признаки  какого
преступления или категории преступлений подпадает исследуемое деяние). После
возбуждения уголовного дела поисково-познавательная деятельность приобретает
новый  правовой   статус.  С   этого  момента   начинается   предварительное
расследование.
     Являясь   развитием   доследственной    деятельности,   предварительное
расследование  осуществляется  в  режиме  процессуального  доказывания.  Оно
проводится  в  целях  установления  истины  по  уголовному  делу,   создания
необходимых  условий для правильного применения закона и  его  реализации на
основе  раскрытия  содержания  исследуемого события, полного,  объективного,
всестороннего   установления   всех   его   обстоятельств.   Предварительное
расследование отличается по ряду параметров от  предварительной проверки (по
правовому  режиму,  функциям,   конечным   целям,  средствам   познания,  по
продолжительности,  масштабу, тактическому  потенциалу  и  возможностям  его
реализации).   Одной    из    существенных   особенностей   предварительного
расследования  является  то, что оно  осуществляется в двух формах  в  форме
дознания   и  предварительного   следствия.  Субъектами  дознания   являются
оперативные работники  и руководители органов  дознания системы МВД,  службы
контрразведки,   дознаватели   и  командиры   воинских  частей,   начальники
исправительно-трудовых    учреждений,   следственных   изоляторов,   органов
пожарного   надзора   и   других   официальных  структур,   перечисленных  в
уголовно-процессуальном   законе.   Предварительное   следствие   проводится
следователями прокуратуры (территориальной, транспортной и т. д.  ), а также
следователями  органов  внутренних  дел   и  службы  контрразведки.  Функции
субъекта  предварительного  следствия  могут   осуществлять  прокуроры,   их
заместители  и помощники, руководители следственных подразделений, принявшие
дело   к   своему  производству.   Полномочия   субъектов   предварительного
расследования        регламентируются        соответствующими        нормами
уголовно-процессуального закона. Так, при наличии признаков преступления, по
которым производство предварительного следствия обязательно, орган  дознания
возбуждает уголовное дело и производит необходимые следственные действия. По
их  выполнению  дело передается  следователю. При  производстве дознания  по
уголовным делам, по  которым предварительное следствие не обязательно, орган
дознания    руководствуется    правилами,    установленными   законом    для
предварительного следствия.  При производстве предварительного следствия все
решения  о   направлении  следствия  и  производстве  следственных  действий
следователь  принимает  самостоятельно,  за   исключением,   когда   законом
предусмотрено  получение  санкции от прокурора  (например,  при производстве
обыска,  ареста обвиняемого). Следователь несет персональную ответственность
за    законное   проведение,   своевременность   следственных   действий   и
расследование по делу в целом.
     В структуре расследования по уголовному делу выделяются три  этапа:  1)
первоначальный;  2)  промежуточный:   3)   заключительный.   Различаясь   по
продолжительности,  направленности  и   содержанию,  поисково-познавательная
деятельность на каждом из  этих этапов тем не менее исходит из необходимости
осуществления  следующих процедур: а) изучения имеющихся  данных, построения
мысленной  модели,  анализа  и  оценки  сложившейся ситуации; б) определения
основной,  ключевой  проблемы  (проблем)  и  обусловленного  ею  направления
расследования;  в) построения и изучения версий  и других  мысленных моделей
объектов поиска и познания, включая модель обстановки на месте происшествия;
г)  разработки  программы  или  корректировки  программы  предыдущего  этапа
(определения номенклатуры  задач, подлежащих решению,  последовательности их
решения, построения моделей систем, выступающих в качестве средств и условий
решения   намеченных    задач);   д)    решения    вопроса    о    кадровом,
технико-криминалистическом,  оперативном  и  ином  обеспечении   предстоящей
работы;  е) реализации намеченной программы: ж) оценки  хода  и  результатов
реализации программы и  принятия на этой основе  соответствующих  правовых и
криминалистических решений. Вопрос о направленности и содержательной стороне
реализации данной схемы зависит от того, на  каком  этапе она реализуется, к
какой категории относится исследуемое по делу деяние, а также от характера и
содержания  исходной   (входной)   для   данного   этапа   ситуации.  Задачи
поисково-познавательной деятельности  на  первоначальном этапе расследования
формулируются исходя из необходимости:  а)  трансформирования процессуальным
путем  собранных в  режиме предварительной  проверки  фактических  данных  в
доказательства; б)  проверки и  уточнения,  дополнения на основе доказывания
исходного информационного фонда в целях развития, углубления представлений о
месте,   времени,  целях,  мотиве,   субъекте   (субъектах),   предмете  его
активности,   орудиях,    средствах,    механизме   содеянного   и    других
обстоятельствах  расследуемого  события (событий). На следующем  этапе  идет
процесс  укрепления   доказательственной   базы  относительно  установленных
обстоятельств и формирования знаний о невыясненных обстоятельствах. Основные
пути решения этих задач: а)  определение и реализация возможностей получения
новой,  до этого отсутствовавшей  в  распоряжении  следствия, дополнительной
доказательственной   информации,   содержащейся   в   уже   обнаруженных   и
исследованных источниках  (например,  путем нового осмотра ранее осмотренных
объектов, направления их на дополнительные, повторные  экспертизы; б) поиск,
обнаружение  и исследование других носителей информации,  необнаруженных  на
предыдущем этапе в силу упущения  следствия,  либо  по причинам объективного
характера  (например,  в  силу того,  что определенная их часть  может  быть
выявлена   лишь  после  установления   личности  потерпевшего,  преступника,
непосредственной  причины происшествия).  Важным  направлением на  следующем
после  первоначального  ее этапа  отрезке  являются  исследование  версии  о
возможности  совершения данного деяния  не только установленным лицом, но  и
иными лицами, которые могли быть соучастниками, а также работа, связанная  с
проверкой версии о возможности совершения обвиняемым (обвиняемыми) других не
раскрытых  преступлений,  о  которых  не было известно в  момент возбуждения
уголовного  дела.  Как  и  во  всех  иных   случаях  поисково-познавательной
деятельности, эти задачи решаются путем:
     -  первоначальной,  а  в  необходимых  случаях  дополнительной  и  даже
повторной отработки исходных носителей и источников информации,  указания на
которые содержатся в материалах дела:
     - определения (на основе криминалистического анализа имеющихся данных и
изучения  мысленных  моделей  познаваемых  объектов)  круга  иных  возможных
носителей искомой информации;
     -  разработки  и  реализации программы (перспективной модели или модели
будущей  деятельности)  по   обнаружению,  фиксации,  изъятию,  исследованию
носителей информации, ее получению, фиксации, мысленной переработке;
     - использования собранной на этой  основе информации  при осуществлении
дальнейшего расследования и прежде всего (если  процесс  доказательственного
познания не завершен)  для определения круга, характера и  места  нахождения
новых,  прежде  неизвестных  носителей  информации  и  их  отработки.  Таким
образом,    поисково-познавательная    деятельность   по   уголовному   делу
развивается:  а)  от  имеющегося  в   начале  минимума  носителей-источников
информации к  промежуточному, более  многочисленному,  но  все же  неполному
комплексу таких объектов, а затем к целостному,  исчерпывающему их кругу; б)
от исходного  минимума первичных данных к более  широкому, а затем и полному
их  кругу,  к  достаточной совокупности  непротиворечивой доказательственной
информации;   в)   от   установления   первоначальной   группы   исследуемых
обстоятельств к установлению их целостной системы путем использования знаний
об  известных  обстоятельствах  для  выяснения  неизвестных,  находящихся  в
закономерной связи с первыми; г) от знаний о фактах-последствиях к знаниям о
фактах, относящихся  к  категории  ближайших,  непосредственных,  а  затем и
основных с правовой точки зрения причин. Большое практическое значение имеет
вопрос, с каким  моментом  следует связывать  завершение процесса реализации
поисково-познавательной  функции  следователя  по   уголовному  делу.  Такой
момент,  если  подходить к  нему с криминалистических позиций, наступает при
наличии нескольких условий. Во-первых, когда все  выдвинутые по делу версии,
включая  конкурирующие,  альтернативные,  глубоко  и всесторонне  проверены.
Во-вторых,  когда  все  имеющие  значение  для  дела   источники  информации
определены,  обнаружены  и  исследованы,  а   полученная  доказательственная
информация  надлежащим  образом оценена  и использована. В-третьих, когда по
делу установлены  все  обстоятельства,  входящие  в  предмет  доказывания, и
полученные знания  о них  не  содержат пробелов, противоречий,  не  вызывают
сомнения  в их  достоверности.  Предварительная  проверка и  предварительное
расследование  опираются на соответствующую правовую  основу -  совокупность
норм ряда отраслей права  (конституционного, материального, процессуального,
административного и др.),  регулирующих  ту и другую  деятельность  (УПК РФ,
постановления  Пленума  Верховного  суда,   приказы  Генерального  прокурора
Российской  Федерации, приказы министра  внутренних  дел и т.  д.).  Научная
основа рассматриваемых видов  деятельности состоит из двух частей. В одну из
них   входят   положения,  общие  для  всех  видов   поисково-познавательной
деятельности   в  уголовном   процессе.  Вторая  часть  включает  положения,
разрабатываемые  для каждого из ее видов с учетом их специфики. В содержание
научной основы предварительных проверки и расследования входят идеи, теории,
подходы,   методы,  методики,  научно-технические  средства,  иная   научная
продукция, результаты конструктивной  работы  ученых-юристов, представителей
иных   областей  научного   знания,   применяемые  в  ходе  указанных  видов
деятельности в целях их оптимизации.
     Таким  образом,   при   всем   различии  предварительной   проверки   и
предварительного   расследования   у   них   имеется    много    сходных   с
криминалистической  точки   зрения  черт.   И  это  не  случайно.  По  своей
гносеологической и логической сущности  и структуре предварительная проверка
и  предварительное расследование ничем не отличаются  друг от друга, так как
познание  опирается на  общие законы  и положения  формальной логики, теории
познания и  человеческой  деятельности,  интерпретированные  соответствующим
образом для  целей конкретного вида поисково-познавательной деятельности. Не
менее важно и другое. И та, и другая деятельность строятся на базе обширного
комплекса общих принципов.




     Субъекты  поисково-познавательной деятельности в  ходе  предварительной
проверки и  при производстве расследования по  уголовному  делу опираются на
две группы  взаимосвязанных и взаимодополняющих принципов.  Прежде всего это
обязательные  для  исполнения уголовно-процессуальные  принципы  (презумпция
невиновности, полнота,  объективность  исследования  и  др.). Наряду  с ними
важное  значение   для   предварительных  проверки   и  расследования  имеют
криминалистические   принципы.  Речь   в  данном  случае   идет  о   системе
определенных  научно обоснованных, рекомендуемых криминалистикой  положений,
которыми следователи руководствуются при организации и  осуществлении  своей
поисково-познавательной      деятельности.      Многие     из      принципов
криминалистическими можно  назвать  лишь условно,  так как они применяются в
различных   сферах  научной  и  практической  познавательной   деятельности.
Определение "криминалистические"  обосновывается  тем,  что они теоретически
осмысливаются  и проверяются криминалистической наукой.  После этого  данные
принципы  предлагаются  правоохранительной  практике  и  используются  ею  в
практическо-криминалистических     целях.    Криминалистические     принципы
подразделяются    на   две   группы:   1)    базовые   (воззренческие);   2)
технологические.  К  числу  первых  относятся  законность,   нравственность,
безопасность поисково-познавательной  деятельности.  Все  решения и действия
субъектов  предварительных  проверки   и  расследования   должны   полностью
соответствовать требованиям  регулирующих их  норм  права. Они  также должны
руководствоваться  критериями  и  установками прогрессивной  гуманистической
морали,  правилами  поведения,  принятыми  в цивилизованном  демократическом
обществе. Следователи, другие работники правоохранительных органов, хотя они
и  выполняют свои обязанности  в  условиях  повышенного риска, тем не  менее
должны сделать все, чтобы исключить опасность для своей жизни и здоровья  (в
крайнем  случае  свести  ее  к  минимуму).  Они  не  имеют права  подвергать
опасности  жизнь, здоровье, честь и достоинство других участников уголовного
процесса. Свою деятельность они  призваны осуществлять таким  образом, чтобы
исключить  саму  возможность  причинения  вреда  людям,  охраняемым  законом
объектам  и  отношениям. Наряду с этим к числу базовых принципов относятся -
деятельностный подход ко всей системе поисково-познавательной деятельности в
уголовном  процессе  и  к  ее  отдельным  подсистемам  (видам  деятельности,
отдельным действиям, комплексам действий),
     - принцип  изоморфности  структуры  различных видов  деятельности,  как
созидательной, так и  разрушительной,  как  социально  полезной,  одобряемой
обществом, так и общественно опасной, запрещенной законом;
     - принципы системности,  целостности, историзма как  руководящие начала
при разрешении проблемы целей, задач поисково-познавательной деятельности  и
средств их достижения,
     - принцип обусловленности  масштаба, содержания и пределов  познания  в
уголовном процессе системой обстоятельств, подлежащих установлению:
     - принцип  комплексного исследования  обстоятельств  познаваемых  видов
деятельности, обстановки их реализации и  связанных  с ними других системных
образований  в  предкриминальный, криминальный  и посткриминальный  периоды.
Рассмотренные  подходы  относятся  к  числу  универсальных,  в  равной  мере
реализуемых  как  на  уровне  целей,  так  и средств поисково-познавательной
деятельности  в   уголовном  процессе   Не   менее   широк   круг  принципов
технологического      характера,      отражающих     специфику     механизма
криминалистического мышления и действий в уголовном процессе. В основном они
базируются на  положениях теории человеческой деятельности, теории познания,
системологии и науки управления.
     В систему принципов технологического характера входят:
     - принцип познания событий  прошлого по вызванным им в окружающей среде
изменениям (следам) на основе методов обратного причинного следствия,
     - собирание,  изучение  и  использование  в комплексе  различных  видов
информации, содержащейся  в  следах исследуемых событий, а также в правовых,
криминалистических и иных типовых источниках;
     -  принципы  приоритетности,  альтернативности,  конкурентности  задач,
версий,  иных  мысленных  моделей,  в  том  числе  вариантов  решений,  иных
компонентов  мыслительной  и предметно-практической деятельности в уголовном
процессе,
     - принцип реализации целей предварительных проверки  и расследования на
основе  производства  криминалистических  комплексов  следственных и  других
действий;
     -    принцип   системообразующей   роли    версионного    мышления    и
криминалистического  моделирования  в   процессе   поиска   и   познания   в
доследственной и следственной деятельности,
     -  принцип  обусловленности  задач  и  средств  познания  особенностями
познаваемых объектов и криминалистических ситуаций,
     - принцип неразрывности  процессов поиска и познания с организационным,
материально-техническим, оперативным и иным обеспечением этих процессов;
     -  принцип  кооперирования  труда,   объединения   сил  и  возможностей
различных органов, иных официальных и неофициальных  структур, широких слоев
населения  и  отдельных граждан для  решения  в  необходимых  случаях  задач
предварительных проверки и расследования (по инициативе,  под  руководством,
при  координации  совместной  деятельности  со стороны  лиц, в  производстве
которых   находятся   соответствующие   материалы,  оперативно-поисковые   и
уголовные дела).  Этот  перечень не является  исчерпывающим.  Он  может быть
расширен и углублен за счет конкретизации приведенных положений, включения в
их круг дополнительных, "отпочковавшихся", вновь сформулированных принципов.




     В ходе предварительных  проверки  и расследования реализуется поисковая
деятельность, а  также деятельность по фиксации, удостоверению, исследованию
и использованию собираемой информации.
     Поисковая деятельность
     Активный   целенаправленный  поиск   информации,  имеющей   значение  в
уголовном процессе,
     - одна из характерных  черт предварительных  проверки  и расследования.
Информация  о  познаваемом  событии   прошлого  чаще  всего   не   лежит  на
поверхности, не поступает как  бы самотеком по  заранее известным  каналам в
распоряжение правоохранительных  органов. Борьба за овладение информацией не
обходится без преодоления нередко серьезного противодействия со стороны лиц,
не   заинтересованных  в   установлении   истины   и   принятии  правильных,
обоснованных  правовых  решений  по   делу.   Эти  лица   стремятся  скрыть,
завуалировать, уничтожить подлинные носители и источники искомой информации,
фабрикуют   мнимые,  фальшивые   материально  фиксированные  доказательства,
осуществляют  иные  дезинформационные акции. Немалые трудности в обеспечении
процесса получения достоверной  информации возникают  и по  иным причинам (в
силу малозаметности, а  то и  невозможности восприятия  некоторых  носителей
информации "не  вооруженным глазом",  в  результате  отсутствия  необходимых
технических возможностей ее обнаружения и "расшифровки",  ввиду определенных
погодно-климатических  факторов,   негативно  сказывающихся   на  сохранении
носителей  информации,  по  причине  физических  и  психических  недостатков
людей-носителей   идеальных   следов,   снижающих  возможность   адекватного
запечатления  в  их  памяти  важных  для установления истины обстоятельств и
воспроизведения  хранящихся  в  ней  сведений  и  т.  д.)  Поэтому поисковая
деятельность в  уголовном  процессе  является  необходимым атрибутом, важным
базовым звеном, элементом каждого  его вида и  этапа. Лишь  после того,  как
носители информации обнаружены, создается возможность  их фиксации, изъятия,
исследования,  получения, передачи, переработки и использования содержащихся
в них данных.  Причем объектом  поиска может быть не  только неисследованный
носитель, но  подчас  и источник уже  полученной информации, когда возникает
необходимость   дополнительной   или   повторной  его   отработки,   а   его
местонахождение  в этот момент неизвестно. (Подобные ситуации  складываются,
например,  когда  возникает   необходимость  повторного  допроса  свидетеля,
убывшего в  неизвестном направлении). Основная нагрузка по решению поисковых
задач по  уголовным  делам  ложится  на  плечи  следователя, выступающего  в
качестве непосредственного  субъекта  поиска,  а  также  работников  органов
дознания,  действующих  по   поручению  следователя  либо   по   собственной
инициативе  в пределах  своих  полномочий  (например,  на  основе  заведения
оперативно-поискового дела в  случае неустановления личности  преступника по
"горячим  следам"). В  этих целях производятся следственные  и иные действия
(например,     опрос     граждан,     изучение     документальных    данных,
сводок-ориентировок  и  т.  д.). В  процессе поиска  информации участвуют  и
судебные эксперты, и прежде всего в тех  случаях, когда поступившие к ним от
следственных   и  оперативных  работников  объекты  исследуются  на  предмет
обнаружения  микроследов,  которые могут быть выявлены  и  изучены только  с
помощью специальных технических средств и  методик. В мероприятиях по поиску
носителей и источников информации до и после возбуждения уголовных дел могут
участвовать представители финансовых органов, различных контролирующих служб
и  органов  (органов  санитарного  надзора, инспекций  водо-  и  рыбоохраны,
технического   надзора    и   т.    д.),    привлекаемые   для   этой   цели
правоохранительными органами. Объекты поиска - это те  или иные материальные
образования,  отразившие какие-либо элементы,  обстоятельства  расследуемого
события и  в силу  этого  являющиеся  носителями имеющей  значение  для дела
информации. Они  подразделяются  на  три группы:  1)  материальные объекты в
целостном состоянии либо в виде отдельных частей объектов (например, укрытые
части  расчлененного трупа,  огнестрельное оружие  и  стреляные гильзы);  2)
материально-фиксированные  отображения  (следы   рук,  ног  и  т.   д.);  3)
комбинированные  материальные  объекты,  т.  е. объекты  с имеющимися на них
следами-отображениями (например, пистолет со следами пальцев рук и запахов).
Поиск  данных   объектов  осуществляется.  1)   каким-либо  одним  субъектом
поисково-познавательной  деятельности  (например,  единолично  следователем,
экспертом)  либо группой субъектов, объединяющих свои  усилия  и возможности
для  решения общей задачи;  2) на  основе  использования отдельных  приемов,
методов, методик  либо путем комплексного  использования  различных приемов,
методов и методик; 3) с применением технико-криминалистических средств и без
них:  4) в лабораторных либо в так называемых  полевых условиях; 5) в рамках
открытых,   гласных    действий   и   мероприятий   или    тайных,    подчас
залегендированных   действий   и   мероприятий;  6)   в  условиях  начальной
информационной неопределенности о признаках устанавливаемого  объекта либо в
условиях наличия конкретных  данных о конкретных идентификационных признаках
объекта; 7) путем выполнения  комплекса  однотипных действий  либо  действий
различного характера; 8) с помощью, при нейтральной позиции правонарушителей
либо в условиях их активного противодействия: 9) в  условиях риска для жизни
и здоровья субъектов поиска и вне их, по  так называемым "горячим следам", а
также   по  материалам  и   делам   о  преступлениях  прошлых   лет;  10)  с
использованием криминалистического и  иных видов учета либо без такового. И,
наконец, следует  сказать  о  том,  что  эта  работа проводится в  различных
временных и пространственных границах и поиск может быть сплошным (например,
сплошное прочесывание какого-либо участка местности,  сплошной опрос жителей
дома)  и  выборочным  (допрос  отдельных  представителей   каких-либо  групп
населения,  осмотр отдельных образцов  исследуемой  продукции и т. д ). Учет
указанных   обстоятельств   имеет   важное   значение  для   организации   и
осуществления эффективной  работы по поиску  носителей имеющей значение  для
дела информации.
     Фиксация и удостоверение информации
     Процесс поиска и обнаружения  информации находит свое продолжение  в ее
фиксации.  Фиксация информации представляет собой систему действий субъектов
поисково-познавательной деятельности в уголовном  процессе, направленных  на
процессуальное,    криминалистическое    и    оперативное   запечатление   в
установленных  законом  и   подзаконными   (ведомственными)   актами  формах
информации, имеющей значение для правильного разрешения дела  (ее характера,
объема  и  содержания  на определенный  момент, а  также условий,  средств и
методов обнаружения  и закрепления). Из сказанного  видно,  что: 1) фиксация
информации  -  это  не  только  мыслительная процедура  запоминания каких-то
обстоятельств,  событий,  процессов,  но и  физическая деятельность;  2) эта
деятельность  направлена  на  запечатление  объекта фиксации в  определенных
процессуальных  и  непроцессуальных  формах: 3)  объектами запечатления  при
фиксации является: а) сами фактические данные  (информация); б) действия  по
их обнаружению и фиксации: в) условия их обнаружения и фиксации; г) средства
и методы обнаружения и фиксации данных и остальных объектов запечатлейся.
     Эта деятельность направлена на решение следующих задач:
     -  материальное закрепление признаков объектов и иных данных, связанных
с  исследуемым  по  делу  событием,  а  также перевод  информации  из  менее
устойчивой   в  более   устойчивую   систему   (например,   устной  речи   в
магнитозапись);
     -  обеспечение  достоверности  и адекватности отображения  производимых
данных;
     -   обеспечение  сохранности  имеющих  значение  свойств  и   признаков
предметных источников информации в неизменном виде;
     -  обеспечение  возможности накопления  полученной  информации  до  тех
пределов, которые необходимы для решения поставленных задач;
     - обеспечение  возможности многократного  использования зафиксированной
информации  ее  потребителем (следователем,  экспертом  и  т. д.). Различают
следующие   формы   фиксации  информации:  1)   вербальная  (словесная);  2)
графическая;   3)  предметная:   4)  наглядно-образная.  На  практике  часто
реализуются   различные  комбинации  этих  форм.  При   фиксации  информации
применяются     измерение,    описание,    протоколирование,    звукозапись,
схематические  и  масштабные  планы, чертежи,  рисунки,  включая  рисованные
портреты,  изъятие  предметов   в  натуре  и  их  консервация,  изготовление
материальных   моделей   (копирование,   получение   слепков   и   оттисков,
фотографирование,  киносъемка, видеомагнитофонная запись). Эти  методы могут
применяться в виде комбинаций, комплексного  использования  одних методов  с
другими. Данный процесс неразрывен с операцией  перекодирования информации и
представления   ее  в  другом  коде.  На   практике   часто  перекодирование
осуществляется несколько раз в случае  оперирования информацией,  полученной
из  материально-фиксированного источника-предмета. При  этом  информационный
сигнал,  существующий  в  предметной  форме,  сначала  перекодируется в одну
систему знаков  (обычно  в  фотографическое  изображение),  затем  в  другую
(например, в цифровую как результат выражения свойств предмета  в показаниях
измерительных  приборов).  После  этого  происходит  перекодировка  в  новую
систему  знаков  -  письменную  речь.  С  фиксацией   взаимосвязан   процесс
удостоверения информации. Эти операции отражают две стороны единого процесса
закрепления  информации:  криминалистическую  (фиксация)  и   процессуальную
(удостоверение и документирование  собранных  данных).  Необходимо не только
фиксировать  сведения  о фактах,  признаки носителей информации,  предметов,
процессов,  явлений,  но  и  условия,  в которых  производилось  действие  и
применялись  соответствующие   средства,   приемы,   методы   и   процедуры.
Удостоверительная  функция  в   отношении  информации  осуществляется  путем
закрепления данных:
     - о том, от кого (из чего) исходит информация;
     -  об источнике осведомленности допрашиваемых (опрашиваемых)  лиц или о
месте обнаружения предмета-носителя информации:
     -о  существенных  условиях  проведения  действия  (участниках,   месте,
времени,  состоянии  освещенности,   примененных  технико-криминалистических
средствах и т. д.).
     Наряду  с  протоколами  следственных,   розыскных,  судебных  действий,
существуют еще и дополнительные средства удостоверения собираемой информации
помещение   предметов  в   упаковочный   материал,  который   опечатывается:
оставление  в  опечатанном   состоянии  в  каком-либо   хранилище   большого
количества   документов:  снабжение   удостоверительной   надписью  слепков,
приобщаемых    к     делу    в     качестве    процессуальных    заменителей
предметов-оригиналов,  оттисков  производных вещественных  доказательств,  а
также  изымаемых в натуре объектов.  Соответствующими  надписями  снабжаются
также и фотографические снимки, фототаблицы, фонограммы с записью показаний,
кино-и видеоленты).
     Исследовательская деятельность
     Обнаруженные  носители  информации   исследуются  с  помощью  различных
методов. Эти методы можно разделить на две группы: 1) методы,  реализуемые в
рамках    предварительного   исследования,   осуществляемого    следователем
единолично либо с помощью специалиста в полевых условиях (непосредственно на
месте  происшествия, в  кабинете  следователя,  в кабинете криминалистики, в
передвижной  криминалистической  лаборатории);  2)  методы,   реализуемые  в
процессе  экспертного  исследования  в условиях стационара.  Предварительное
исследование  по  ряду существенных  признаков  отличается  от  экспертного.
Предварительное исследование материально-фиксированных объектов  (предметов,
документов и т. д.)  может  осуществляться  следователем, работником  органа
дознания,  прокурором, судьей. Делается  это в  целях поручения  информации,
имеющей  ориентирующее  значение,  используемой   для   выдвижения   версий,
формулирования   вопросов,   подлежащих   разрешению  в  рамках  экспертизы,
определения,  какая экспертиза должна быть назначена, для  подготовки других
следственных и иных действий (например,  для определения круга  лиц, которые
необходимо допросить, вопросов,  подлежащих выяснению при допросе) и решения
других  организационно-тактических  задач.  Документальное  отражение  такой
деятельности    не    предусмотрено    законом.     Собранная     информация
доказательственного значения не имеет за исключением тех случаев, когда  она
получена  в ходе выполнения следственных  действий (например,  следственного
осмотра).  Предварительное  исследование   может  осуществляться  с  помощью
органов  чувств (органолептическим  методом).  В  ходе ею также  применяются
методы измерения, мысленного моделированы  и осмотре в  косопадающем  свете,
ряд  других методов.  Эффективность  таких исследований повышается  в случае
применения  средств  криминалистической  техники  Однако  по этим необходимо
исключить  возможность  уничтожения  объекта,  внесения  в  него  каких-либо
необратимых изменений. Экспертное исследование проводится  лицом, обладающим
специальными  познаниями в  какой-либо научной  области,  технике  и  другой
профессиональной  (неюридической) деятельности. Предварительное исследование
объекта  может осуществляться  и  до  возбуждения уголовного дела.  Судебная
экспертиза производится  только  после  возбуждения  дела  по  постановлению
следователя, прокурора, судьи, органа дознания. Экспертиза  производится для
установления существенных,  а  не любых обстоятельств, на основе  применения
специальных  познаний,  которыми  работники  правоохранительных  органов  не
обладают.  Вывод  эксперта,  отраженный   в   заключении  экспертизы,  имеет
доказательственное  значение.   В  процессе  исследования   эксперт   вправе
применять  средства и  методы,  которые могут привести к разрушению  и  даже
полному  уничтожению  объекта. С предварительным  и экспертным исследованием
тесно  связано понятие "образец". Образец - это материальный объект. Одни из
образцов отражают фиксированные признаки иного объекта, другие - собственные
признаки. В оперативно-розыскной  и следственной  практике понятие "образец"
используется в трех  значениях. В  одном случае образец  рассматривается как
единица,  один  из   точно  таких  же  элементов  какого-либо  множества  (в
частности,   единица   какой-либо   партии  продукции,  товара,  пущенных  в
реализацию).  В другом случае образец  выступает в качестве  невыделенной  в
своем  естественном   состоянии  какой-либо   части   веществ,   материалов,
однородной  неструктурированной  массы.  В  таком  виде  образцы  называются
пробами (воды, почвы, зерна, горючего и  т. д.). И в том, и  в другом случае
образцы   являются  объектом   специального  исследования,   например,   для
определения  их  состава.  В  третьем  значении  образец  рассматривается  в
качестве  объекта  как  средства  познания.  В  идентификации  их   называют
сравнительными    образцами.   Необходимость    в   них   возникает,   когда
непосредственное  сравнение  идентифицирующего и  идентифицируемого объектов
невозможно или весьма затруднительно.  Эта группа образцов подразделяется на
две   подгруппы:    1)    свободные   (объекты,   возникающие   за   рамками
поисково-познавательной деятельности, вне связи с ней, например, заявление о
приеме  на   работу);  2)   экспериментальные  (например,   полученный   для
почерковедческой  экспертизы  по  инициативе следователя  специалистом  либо
самим следователем  текст, исполненный  проверяемым лицом под  диктовку).  В
следственной и экспертной практике применяются самые  разнообразные средства
и  методы  исследования носителей информации.  Они группируются по различным
основаниям:  1) по источнику происхождения - разработанные криминалистикой и
другими  науками:  в  следственной  и  иной  практике;  2) по  содержанию  -
технические,   тактические  и  методические;  3)   по  целям  применения   -
используемые  для  выявления преступлений; для установления  и идентификации
скрывавшихся  с места происшествия преступников: для  установления  личности
трупов  неизвестных лиц  и т.  д.; 4) по универсальности  - применяемые  при
исследовании  различных  объектов,  применяемые при  исследовании  отдельных
видов и разновидностей объектов;  5) по  уровню  - общие средства  и  методы
познания (например, анализ, синтез, индукция, аналогия) и специальные (метод
ситуационного  анализа  обстановки   места   происшествия:   метод   анализа
управленческого  решения:  средства  и  методы   исследования  биологических
объектов, в частности, продуктов питания; средства и методы экспресс-анализа
наркотиков; методы биохимических анализов тканей трупов людей и т.  д.).  По
мере развития науки, совершенствования сфер  практической  деятельности круг
средств  и методов,  реализуемых для  исследования рассматриваемых носителей
информации, все  время изменяется.  Уходят  в  прошлое одни  и  на их  месте
появляются  новые  средства  и   методы,  более  совершенные,  создаются  их
эффективные модификации.
     Все более активно  и целенаправленно в последние годы применяются такие
методы,  как   криминалистический  анализ   преступления  и  обстановки  его
совершения,  виктимологический  анализ,   методы  мысленного  моделирования,
генная идентификация, кибернетические средства и методы и др.
     Использование информации
     Поступающая  к  лицу,   производящему   проверку   или  предварительное
расследование,  информация  используется  при  реализации   самых  различных
функций  этой  деятельности  и  решении  конкретных  задач  в рамках  каждой
функции. Так, в рамках поисково-познавательной функции она необходима для:
     - выявления данного и других преступлений обвиняемого, которые могли им
быть совершены, но остались безнаказанными;
     - определения характера,  круга обстоятельств, подлежащих установлению,
оптимальной последовательности решения этой задачи;
     -  построения и изучения версий, других мысленных моделей  познаваемого
события,  его  отдельных  элементов, криминальных и следственных  ситуаций и
иных  мысленных  моделей  систем,  выступающих в  качестве  средств познания
(программ расследования,  планов производства отдельных действий и т. д.). -
обеспечения проверок,  расследования  необходимыми  кадровыми, техническими,
иными ресурсами и возможностями, специалистами;
     -  определения круга,  "Местонахождения  и обеспечения поиска носителей
информации, получения содержащихся в них данных;
     - оценки собранной по делу информации;
     -опровержения  лжесвидетельства,   разоблачения  иного  противодействия
установлению  истины,  изобличения  виновных  лиц,  устранения  имеющихся  в
собранных материалах  противоречий  относительно познаваемых  фактов.  Таким
образом,  использование  информации  осуществляется  в  различных  формах  и
различными методами в режиме процессуального доказывания и за его пределами,
в мыслительных процессах и физических действиях, в процессе подготовки и при
производстве следственных  действий,  в целях установления истины  по делу и
принятия обоснованных  криминалистических  и  правовых  решений, в интересах
правосудия  и  конкретных  физических  и  юридических  лиц,   как   средство
разоблачения в чем-либо и оправдания и т. д.







     Каждая  характеристика представляет собой описание существенных сторон,
свойств, закономерностей отражаемого в ней объекта реальной действительности
в целом или каких-то его компонентов, фрагментов,  которыми он отличается от
других   объектов    окружающего    мира.   Своеобразие   криминалистической
характеристики   преступлений   определяется   двумя  моментами:  во-первых,
особенностями отражаемой в ней  реалии и ее признаков; во-вторых, спецификой
целей  подобного отражения. Существует три  уровня (типа) криминалистической
характеристики: уровень отдельного, а также особенный и общий уровни. Подход
на  уровне   отдельного   предполагает   криминалистическую   характеристику
конкретного  деяния  как  единственного в своем  роде,  уникального  явления
реальности. Это -  не  что  иное, как  мысленная модель  данного конкретного
объекта, исследуемого в уголовном процессе, отражающая тот или иной комплекс
специфических признаков, которыми он отличается не только от других событий,
но  и от событий того  же порядка,  т.  е. других индивидуально определенных
преступлений.  Совсем   по   иному   выглядит   проблема  криминалистической
характеристики при ее рассмотрении на уровнях особенного и общего. Оба  этих
уровня символизируют одну  общую  для  них,  но отличающуюся от  предыдущей,
систему   координат   -   рассмотрение   криминалистической   характеристики
преступлений  в  ее  обобщенном  типовом   варианте.  С  этой  точки  зрения
криминалистическая  характеристика  преступлений может быть  представлена  в
качестве  типовой  информационной  модели,  которая  отражает  типичные,   с
необходимостью повторяющиеся признаки определенного класса преступлений. Тем
самым,  отвлекаясь от  специфических, неповторимых  черт конкретного деяния,
она  несет  знание  о  том, что характерно  для  всех  явлений  исследуемого
множества.   На   уровне   особенного   разрабатываются   криминалистические
характеристики:  1) определенных  групп  криминалистически-сходных в той или
иной мере видов преступлений (преступлений, совершаемых  осужденными  в ИТУ;
преступлений,  совершаемых  несовершеннолетними;  преступлений,  совершаемых
рецидивистами;  преступлений,  совершаемых  бродягами);  2)  отдельных видов
преступлений  (например,  краж,  убийств);  3)  определенных  разновидностей
преступлений   (например,   убийств,  сопряженных   с   уничтожением   трупа
потерпевшего:   карманных   краж;   должностных   хищений,   совершаемых   в
госторговле).   И  наконец,  на   уровне   общего   разрабатываются   основы
криминалистической характеристики всей совокупности различных  преступлений.
Они формируются  путем изучения и сравнительного анализа  криминалистических
характеристик  отдельных групп,  видов и разновидностей преступлений. Такого
рода  характеристика  играет  ориентирующую   роль,  выступает  в   качестве
теоретической базы разработки и совершенствования типовых криминалистических
характеристик  отдельных  категорий  преступлений,  определяет единообразный
подход  к  пониманию сущности,  структуры,  форм  и  способов  использования
содержащихся  в них  данных. С  точки зрения научных исследований прикладной
направленности  и следственной практики наиболее значимы  криминалистические
характеристики   определенных  категорий   преступлений.   Каждая  из  таких
характеристик представляет  собой систематизированное описание и  объяснение
следственно   и  криминалистически  значимого  комплекса  признаков  данного
объекта  (нескольких  сходных  видов,  отдельного  вида  или   разновидности
преступлений),  его  связей  и   отношений,  существенных   для  научного  и
практического   решения  проблемы   выявления   и   раскрытия   преступлений
соответствующей категории.




     В   типовой   криминалистической  характеристике  конкретной  категории
преступлений  отражаются данные о  трех группах обстоятельств. Одну из  этих
групп образуют элементы криминальной системы:
     - лица совершающие преступления;
     - мотивы и цели содеянного ими;
     - объект (предмет) преступного посягательства:
     - средства достижения преступного результата:
     - механизм содеянного и его последствия.
     Характеристика лиц, совершающих преступления
     Лица,   совершающие   преступления  (для   краткости   -  преступники),
характеризуются  с  точки  зрения  их  различных  признаков.  Имеется в виду
собственные  свойства указанных лиц, а также их отношения.  Признаки  первой
группы  подразделяются  на две  подгруппы: 1)  не  изменяющиеся естественные
(природные,  биологические)  свойства  человека (например,  пол, особенности
строения   черепа);  2)   изменяющиеся,   социально  обусловленные  свойства
(профессиональная  принадлежность,  образовательный  уровень,  полученные  в
процессе  жизнедеятельности   травмы  и   т.  д.).   Будучи   разновидностью
собственных признаков, социально обусловленные признаки по  своей природе не
однородны. Однако их объединяет то, что все они являются не  врожденными,  а
представляют  собой  продукт  взаимодействия  с социальной  средой  исходных
свойств,  выражающих качественно-количественную  определенность  человека. С
этой точки зрения их можно определить как  привнесенные, т. е. возникающие в
связи  с воздействием на рассматриваемые объекты другого объекта (объектов).
К  их числу  относятся признаки,  возникающие  как  по  воле  и в  интересах
преступника,  так и вопреки его  желаниям, отражающие изменение  связанные с
психическими и биологическим состоянием человеческого организма, с внешним и
внутренним обликом, общественным статусом, социализацией  личности.  К числу
существенных  в  данной   группе  признаков  обычно  относят  социальную   и
профессиональную   принадлежность,   образовательный  уровень,   должностное
положение, трудовые функции, увлечения, образ жизни,  склонности,  интересы,
наличие   или  отсутствие   физических  недостатков,  психических  аномалий,
возникших  по  тем   или  иным  причинам  в  процессе  жизнедеятельности  (в
результате самообразования, трудовой  деятельности, совершения преступлений,
заболеваний  и  т.  д.).  С  точки  зрения  формирования  криминалистической
характеристики  преступлений  также  важен  учет   признаков,  возникновение
которых  связано  с  подготовкой  и  совершением  преступления,  дальнейшими
действиями преступников.  В числе этих признаков особо выделяются изменения,
возникновение   которых   связано   с   реализацией  намерений   преступника
завуалировать,  замаскировать, изменить  черты  своей  внешности  (например,
путем  удаления  шрамов  на  лице,  татуировок,  одевания  масок  во   время
совершения  преступлений), а также характер, вид, локализация повреждений на
теле,   одежде,   ином   имуществе   преступника,  возникающие  в   процессе
взаимодействия  с  другими объектами при  совершении преступления (например,
повреждения тела преступника,  вызванные сопротивлением потерпевшего). Кроме
этого,  для  разработки проблемы  целей и  средств  в методике  выявления  и
расследования  преступлений  важно  учитывать,  совершаются  характеризуемые
преступления одним лицом или группой лиц; наличие или отсутствие возможности
легального доступа преступника к  предмету посягательства: соотношение места
его  жительства, работы,  отдыха  с  местом  совершения преступления;  форму
психического отношения преступника к последствиям содеянного. Таким образом,
общая характеристика  лиц, совершающих преступления  определенной категории,
складывается  из  соответствующих  характеристик сторон  данного  объекта: -
определенного              комплекса              социально-демографических,
нравственно-психологических и уголовно-правовых признаков упомянутых лиц:
     - закономерной связи личностных свойств преступника и его  деятельности
с другими элементами преступления и иными системами.

     Объект (предмет) преступного посягательства

     Объект  (предмет)  преступления в  уголовно-правовой  трактовке  -  это
общественные  отношения,   охраняемые   уголовным   законом.  Более  близким
криминалистическому понятию объекта преступления  является уголовно-правовое
понятие   предмета  преступления.  Предмет   преступного  посягательства   в
уголовном праве -  элемент  объекта  посягательства, Бездействуя на  который
преступник нарушает или пытается нарушить общественные отношения. Толкование
уголовного  закона  позволяет  считать,   что  законодатель  под   предметом
преступления   понимает   лишь  материальный  субстрат   объекта  отношения,
подвергшегося  уничтожению,  похищению,  видоизменению,  созданию  и  т.д. в
процессе  совершения  преступления.  Криминалистическая  значимость изучения
объекта  посягательства  обусловлена   прежде  всего  тем,  что  воздействие
преступника на  этот  объект сопряжено с возникновением различных изменений.
Эти  изменения локализируются: 1)  на месте преступного события; 2) на самом
объекте,  его  частях; 3)  в  местах последующего его  нахождения,  укрытия,
реализации:  4) на  преступнике  (его теле,  одежде и др.);  5)  на  орудиях
преступления,   технических  средствах,   использованных   преступником.   В
структуре  объекта  преступной  деятельности  особое  место  занимают  люди,
ставшие жертвами  преступных посягательств. Значение данных, получаемых  при
изучении этого объекта,  многопланово.  Существенными для криминалистической
теории и практики являются не только свойства потерпевших, но и их поведение
до, в  процессе и после совершения преступления, образ их  жизни, окружение,
связи.  Учет  этих обстоятельств  важен  для  быстрого и  полного  раскрытия
преступлений, поскольку в тех случаях,  когда имеются  потерпевшие,  решение
указанной  задачи  обычно  идет  по  цепи:  потерпевший  -  заподозренный  -
обвиняемый.  Не   менее   важно   изучение   других  материальных   объектов
преступления.   Они   подразделяются  на:  1)   имущество  (государственное,
общественное и  т. д.); 2) природные богатства  (лес, воздух, животный мир и
т. д.); 3) вещества, предметы, в отношении которых законодателем установлены
определенные запреты и ограничения с целью охраны общественной безопасности,
здоровья и нравственности людей (оружие, боеприпасы, наркотики,  порнография
и   г.   д.);   4)   произведения  научного,   литературного,  музыкального,
художественного  творчества,   изобретения,  а  также  предметы,  являющиеся
источниками   сведений,    которые   государство   либо   вообще   запрещает
распространять, либо запрещает распространять с нарушением установленных для
этого правил: 5) предметы, являющиеся символом государственной власти (флаг,
герб),  эмблемами международной  организации,  а  также памятники  культуры,
могилы и иные предметы, взятые под охрану государством.
     Мотив и цель преступления

     Уголовным   законодательством   воспринято   определение   мотива   как
побуждения,  которым  руководствовалось  лицо  при  совершении преступления.
Такое  понятие  мотива  имеет  и  криминалистическое  значение.  В  качестве
наиболее  распространенного вида мотива выступают интересы преступников. Это
объясняется  тем,  что  интерес является основным регулятором  человеческого
поведения. С интересом человека связано все то, за что  он борется.  С точки
зрения    разработки    криминалистической    характеристики    преступлений
представляется  существенным деление  интересов на  личные  и  общественные.
Определенное  значение в этом отношении может  иметь деление потребностей на
материальные и  духовные, естественные и  культурные, на витальные (присущие
человеку  как  представителю  биологического  вида), социальные и идеальные.
Мотив  самым тесным образом связан с  целью преступления. Мотив не  является
целью, но он приводит к выбору,  к постановке  цели. Цель выполняет  функции
предвидения,  про граммы, регуляции,  управления,  корректировки преступного
поведения. Хотя уголовный  закон не всегда включает цель  в число  элементов
состава преступления, она  подлежит выяснению  по всем  делам.  Установление
цели  -  важное  условие   правильной  уголовно-правовой  оценки   деяния  и
установления  истины  по  делу.  При   совершении   умышленных  преступлений
преследуются  различные   цели   (завладение   чужим  имуществом,  получение
необоснованных льгот и преимуществ, лишение жизни другого человека и т. д.).
Цели,  как и  мотивы,  при  совершении неосторожных преступлений имеют, иную
окраску,   чем  при  совершении  умышленных.  При  умышленном  преступлении,
сознавая  смысл   и   значение  совершаемых   в   данной  ситуации  действий
(бездействия), преступник намеренно преследует общественно опасную цель. При
неосторожном преступлении такая цель  не преследуется.  В этом случае вопрос
упирается не в отсутствие указанного элемента, а в  присутствие таких целей,
которые  с точки зрения за кона для данной ситуации неприемлемы. Причем, для
уголовно  го закона  и  общества неприемлемы  не только  преступные в  своей
основе цели, но  и подчас такие цели, которые  сами по  себе не  относятся к
категории   осуждаемых   и  даже  могут   при  определенных  обстоятельствах
одобряться  и вознаграждаться  обществом.  Все дело  в  том, в системе каких
отношений они рассматриваются. Не преступные в одних ситуациях,  связанных с
какой-либо деятельностью, социально значимым поведением, они квалифицируются
как  звенья преступной цепи  в  других  ситуациях,  если  обусловленные  ими
действия  (или  бездействие)  привели к  общественно  вредным  последствиям.
Рассматриваемый вопрос представляет  интерес не только с теоретической точки
зрения. Он имеет важное практическое значение. На это прежде всего указывает
тот  факт,  что  по  каждому  делу  следователь  должен  установить,  в  чем
выразилось деяние преступника, какие и в какой последовательности со вершены
им действия,  приведшие  к  преступному результату,  а также  определить  их
смысловое значение,  т. е.  получить  ответ  на  вопрос о  том,  какую  цель
преследовал  субъект, совершая  эти действия,  чего  он хотел  достичь с  их
помощью, какую потребность удовлетворить. Решение этих вопросов позволяет, в
частности,  составить представление  о  том,  охватывается  ли  данной целью
наступивший результат, и на этой основе сделать вывод,
     - относится ли деяние к числу умышленных или неосторожных преступлений.
При этом деяние может быть квалифицировано как неосторожное, если субъект не
стремился  к наступившим  вредным  последствиям  как  к  желаемому  будущему
результату,  либо  вообще не предвидя его (при преступной небрежности), либо
предвидя, допуская, но легкомысленно  рассчитывая на его предотвращение (при
преступной  самонадеянности).  Поэтому  цель  в  неосторожных  преступлениях
рассматривается не как идеальная модель  реального  преступного  результата,
которым  она  материализована,  а как  представление  того результата,  ради
достижения    которого   совершены   действия.    Психологическая    сторона
неосторожного  поведения  заключается  в  сознательной  и   целенаправленной
волевой активности  человека,  сознание  и  воля  которого  связаны с  самим
деянием, но отнюдь не с  наступившими  вредными  последствиями этого деяния.
Преступный  результат при  этом  выступает  как  бы  в  качестве общественно
вредной    "добавки"   к   тому    результату,   который   преследовался   в
действительности.  Несовпадение  цели и действительного  результата - черта,
присущая не только преступной  неосторожности.  Применительно к любому  виду
деятельности   она   может   выступать   и   как  "недовыполнение"   и   как
"перевыполнение"   цели   (в  последнем   случае  это  имеет   место,  когда
обнаруживается  непредвиденный  результат деятельности). Поэтому общественно
опасное  последствие   при  совершении   неосторожных   преступлений   можно
рассматривать в качестве своеобразного перевыполнения цели.
     Средства преступления
     Средства достижения преступного результата - это все то, что необходимо
для выполнения цели.  Реализуя свои  цели,  преступники  нередко  составляют
планы  подготовки  и  совершения  преступлений,  определяют   способ   своих
действий, подготавливают различные орудия, транспортные средства. В процессе
преступлений  также  используются  другие  возможности преступников.  Это  и
многое другое,  что облегчает действия преступников, способствует достижению
поставленных   ими  целей,   будучи   охвачено   активностью   данных   лиц,
приспособлено  и   использовано  ими,  можно   рассматривать   как  средства
преступления. Важным элементом данной системы является  способ преступления.
Способ  преступления играет  определяющую  роль в формировании информации  о
содеянном и лице,  его  совершившем.  И поэтому  познание способа совершения
преступления можно  рассматривать как  метод практической  деятельности, как
один  из  путей  установления  истины  по  конкретному  делу,  расследование
которого  может,  в  частности,  идти  от  установления  способа  совершения
преступления к его раскрытию. Принципиальная возможность для этого создается
благодаря  тому, что  каждый способ совершения преступления оставляет только
ему  присущие следы,  являющиеся признаками  его  применения.  Исследуя  эти
признаки, субъект поисково-познавательной деятельности в  стадии выявления и
расследования  преступления  может построить мысленную модель  происшедшего,
выдвинуть версию о применявшемся способе, а в  ряде ситуаций еще и  версию о
личности преступника. Способ  совершения преступлений  - элемент  не  только
умышленных, но  и неосторожных  преступлений. Он представляет собой систему,
элементами которой  являются действия, операции, движения, приемы. Поскольку
не  только   действие,   но  и  бездействие  суть  та  же   целенаправленная
деятельность (поведение),  оно также приводит к определенным последствиям  и
вызывает соответствующие изменения в окружающей среде,  оставляет после себя
следы,  с помощью  которых оно  может  быть  выявлено  и  доказано.  Являясь
важнейшим  элементом  объективной   стороны  состава  преступления,   способ
совершения  преступления относится  к внешней  стороне  общественно опасного
деяния, а неосторожность,  как форма вины, характеризует внутреннюю сторону,
т.  е. относится к  субъективной  стороне. Выражаясь в отказе от необходимых
общественно-полезных  действий,  пассивное  поведение,  бездействие является
негативной  стороной  деятельности.  Все  это  дает  основание для  вывода о
правомерности отнесения понятия способа преступления не только к умышленным,
но и неосторожным преступлениям, совершенным как в активной, так и пассивной
форме. Обычно достижение  преступных  целей  становится  возможным на основе
применения  комбинаций  способов, реализуемых  при  подготовке,  совершении,
сокрытии   преступления   и  в  других  акциях.  Так,  хищение,  совершаемое
должностными  и материально-ответственными лицами, организованными в группы,
предполагает соответствующие  способы формирования  преступной группы (путем
подкупа, шантажа, использования  служебной  зависимости  и  т. д.),  способы
создания  резерва  для хищения, завладения  похищенным, его транспортировки,
сбыта,   принятия   мер   против   разоблачения   со   стороны    работников
правоохранительных органов.
     Механизм преступления
     Преступление -  динамичная,  развивающаяся,  обусловленная  активностью
преступника система.  Деятельностный,  активный характер этой системы прежде
всего проявляется в ее функциях как интегративном результате возникновения и
функционирования  ее  компонентов.   Поэтому  при  изучении  преступления  в
криминалистике  интерес представляют  самые  различные  виды и формы  связей
генетические (связи порождения), структурные, функциональные и т. д. Решению
задач  их  выявления  и творческого использования  на практике  в  различных
теоретических   и    прикладных   разработках   и    должно   способствовать
криминалистическое   понятие   механизма   преступления.   Данным   понятием
обозначается  ход, порядок последовательной  смены  причинял  функциональных
взаимосвязей   существующих  между  компонентами  преступления  в   процессе
возникновения  и  развития  их взаимодействия. В наиболее  развернутом  виде
система  механизма преступления  состоит  из трех частей, каждая  из которых
может  быть  рассмотрена   как  относительно   самостоятельная,  законченная
деятельность  1)   подготовка  к   совершению  преступления,  2)  совершение
преступления  (в смысле непосредственной реализации  преступного  акта),  3)
деятельность после совершения преступления.
     Преступный результат
     Под   преступным    результатом    (последствиями    преступления)    в
уголовно-правовом  учении  о  преступлении  понимаются  те   предусмотренные
уголовным законом изменения  в окружающей среде  (гибель, заболевание людей,
падеж скота  и  т.  д.  ),  которые  возникают  под  влиянием  действия  или
бездействия  субъекта  преступления и принадлежат  к  объективным  признакам
состава преступления. Эти последствия прямо или косвенно причиняют ущерб тем
или иным охраняемым законом объектам  или по крайней  мере создают опасность
такого  причинения.  Криминалистическое  понятие преступного  результата  по
объему шире  уголовно-правового. Оно охватывает и вредные социально значимые
последствия,  и  иные  изменения  в  окружающем  мире, имеющие значение  для
выявления и исследования преступлений. Такой подход  представляется важным с
точки  зрения  разработки  криминалистической  характеристики  преступлений,
которая  может  осуществляться  с учетом,  повлекли ли  преступные  действия
(бездействие)  или  не  повлекли наступление вредных  последствий, признаков
последствий и  следов преступления.  При  изучении последствий  и  отражении
данных о  них  в характеристиках  принимаются  во  внимание латентность  или
очевидность,  характер,  виды,  масштабы,   причины   вредных   последствий,
соотношение мест  их возникновения с  местом совершения  преступных  деяний,
локализация вредных  последствий с точки зрения социальных сфер  общества (в
сфере  труда, отдыха и т. д.)  и  другие признаки обстановки преступления (в
городах и на селе, на открытой местности, в помещениях и т. д. )
     Обстановка совершения преступления
     Каждое преступление совершается в той или  иной  обстановке, в тех  или
иных условиях.  Понятие  обстановки  совершения  преступления  имеет  важное
научное и практическое  значение, ибо оно самым  тесным  образом  связано  с
вопросом оптимизации  как  практической,  так  и  научно-исследовательской и
дидактической криминалистической деятельности. В  частности,  дифференциация
объективной реалии, охватываемой данным понятием, позволяет  определить круг
его составных элементов, а значит, и  обстоятельств, подлежащих выяснению по
делу  (времени  суток,  дня недели, месяца,  места совершения  преступления,
погодных  условий,  прилегающих  к  указанному  месту коммуникаций,  наличия
поблизости жилых, производственных и иных объектов  и т. д.  ). Определенные
признаки  обстановки  используются   в  качестве   оснований   классификации
преступлений на криминалистической основе при создании  методик выявления  и
расследования  преступлений (примером  того служат  методики по  выявлению и
расследованию хищений в определенных отраслях  народного хозяйства, убийств,
совершенных на железнодорожном транспорте, в жилищах и вне жилых помещений и
др.  ).  Следовательно,  сведения   об  обстановке  совершения  преступлений
исследуемой  категории  также  должны  включаться  в  ее  криминалистическую
характеристику в качестве еще одной ее подсистемы.
     Закономерности преступлений
     В криминалистические характеристики  преступлений  включаются данные  о
закономерностях, присущих криминальным событиям.  Имеются в виду устойчивые,
необходимые,  каждый  раз повторяющиеся  при  сходных условиях внутренние  и
внешние  связи  элементов таких  событий.  Эти  связи  в  некоторых  случаях
относятся к категории однозначных. Суть этих связей можно выразить следующим
образом:  если  есть то-то,  то обязательно  было  (есть,  будет)  вот  это.
Закономерные  связи (причинно-следственные, информационные, энергетические и
т. д.) существуют между:
     -   предкриминальным,   криминальным  и   посткриминальным   поведением
(деятельностью) лиц, совершающих преступления какой-либо категории:
     -   преступлениями   и   другими   видами   поведения  и   деятельности
(предшествующими, сопутствующими, идущими за преступлениями);
     - преступлениями и обстановкой их совершения;
     - преступлениями различных категорий:
     - отдельными элементами и группами элементов преступления:
     -  стадиями   преступного  поведения  (деятельности).  К   числу  таких
закономерностей  относятся:  устойчивая,  повторяющаяся с  необходимостью  в
каждом  случае  связь,  обусловленность  отдельных  видов  следов  способами
совершения   преступления,  а   последних   (способов)  личными   свойствами
преступников, особенностями криминальной ситуации и  рядом других  факторов:
закономерности, лежащие в основе преступного поведения несовершеннолетних, а
также лиц,  имеющих  психические  аномалии;  закономерности  формирования  и
функционирования  преступных групп:  обусловленность  выбора оружия,  других
средств  преступлений преступным опытом и профессиональными навыками, видами
обстановки и объектов посягательства. С  этой же точки зрения небезынтересны
закономерные  связи,  существующие  между  способами совершения тех или иных
категорий преступлений и определенными типами  преступников, использованными
преступниками  орудиями  и  следа  ми их  применения,  преступными  целями и
средствами их достижения,  личными  свойствами преступников  и  выбором  ими
определенных  способов  подготовки,   совершения  и  сокрытия  преступлений,
предметами  преступного  посягательства и  способами вступления  с  ними  во
взаимодействие,  определенными  видами  похищенного  имущества  и   формами,
каналами их реализации. Системный подход предполагает изучение и описание не
только  преступной  деятельности,   но  и  связанных   с  нею  других  видов
человеческой деятельности.  Это объясняется тем, что в  реальной жизни  один
вид  деятельности опирается  на  другой  и,  взятый в  системе  определенных
отношений, является основой,  обусловливает новый  вид деятельности, в то же
время выступая в  виде продолжения,  развития  одного  или  нескольких видов
деятельности, предшествовавших  ему.  Различные  виды деятельности могут  не
только переходить  один  в другой, но  и перекрещиваться, взаимодействовать,
сливаться,  образуя порой  сложные структуры. Сходство отдельных компонентов
преступных и непреступных видов  деятельности, связанных так или иначе между
собой, позволяет устанавливать неизвестные виды деятельности, отправляясь от
знаний о  других.  Систематизация  и  изучение видов  деятельности,  имеющих
криминалистическое значение, может осуществляться  применительно к отдельным
элементам системы  криминальной  деятельности. Дело в  том, что  как  и  вся
система, так и  каждый  ее  элемент  не возникают из ничего. Они имеют  свою
предысторию.  Далеко не все элементы криминалистического порядка исчерпывают
свое содержание, прекращают реальное функционирование и в  послекриминальный
период. Сказанное прежде  всего  касается субъекта  преступления, тех  видов
поведения  и  деятельности в  пред-  и посткриминальный периоды,  участником
которых он являлся (как в сфере выполнения профессиональных функций, так и в
быту).  С ними нередко связано формирование  его антиобщественных установок,
специфических личностных черт и наклонностей,  жизненных планов и средств их
реализации, образа жизни, ближайшего окружения, преступных навыков и т.д. Во
многих  случаях   жизнедеятельность  преступников  в  периоды  до  и   после
совершения  преступления, их деятельность во время  преступления оказываются
связанными  с  другими  элементами  преступления  (предметом  посягательств,
орудиями преступлений и т. д.). Некоторые категории преступлений закономерно
связаны с другими категориями явлений того  же порядка. Так,  исследованием,
проведенным    по   делам   о   хищениях,   совершаемых   длительное   время
организованными группами  из  числа должностных  и материально-ответственных
лиц, установлено, что уже сам факт совершения на протяжении  ряда лет такого
рода   преступлений   является   признаком  ненадлежащего  выполнения  своих
служебных  обязанностей  со стороны выше  стоящих должностных  лиц,  а также
работников  ревизионно-контрольного   аппарата,  в  том   числе  по  причине
получения  ими  взяток от расхитителей. Подкуп  должностных  лиц, от которых
зависит  сама  возможность  и   безопасное,  благополучное  функционирование
преступных  групп,  часто  представляет  собой  одно из  важных  направлений
преступной  деятельности  последних,  которое заранее планируется.  В то  же
время отдельные разновидности упомянутых хищений часто связаны с должностным
подлогом.  Обман покупателей, совершенный работниками  предприятий торговли,
как  правило,  сопряжен  с последующим  присвоением  вырученных  таким путем
денежных   средств   и   материальных   ценностей.  Познание   такого   рода
закономерностей на типовом уровне применительно к преступлениям той или иной
категории - не самоцель научного исследования. Этот процесс подчинен решению
конкретных  практических  задач.  Формируя  знание  о  типичном   проявлении
закономерных  связей,   ученый  может  продуктивно  использовать   его   при
разработке  методических  рекомендаций,  адресуемых следственной практике. В
свою   очередь,   изучив   эти  рекомендации,  практики  имеют   возможность
использовать их  при исследовании конкретного преступления данной категории,
в   частности,  для   построения  оптимальной   системы  типовых  версий,  и
обеспечивать их эффективную проверку.







     Под  следственной  ситуацией  понимается  совокупность  сложившихся  на
определенный момент расследования обстоятельств, которые должны  учитываться
при   разработке   и   реализации   программы   дальнейшего   расследования.
Следственная  ситуация  -  сложное,  многомерное  образование.  Как  продукт
столкновения, стечения,  сосуществования,  взаимодействия и  противодействия
обстоятельств  различной  природы,   она  имеет  правовой,   информационный,
технике-         и         тактико-криминалистический,         методический,
организационно-управленческий,  оперативно-розыскной  и  иные аспекты.  Круг
обстоятельств,  которые  могут определять  тип, вид и  содержание  ситуации,
довольно  обширен.  Среди  них  выделяются  обстоятельства  информационного,
криминалистического,       психологического,       материально-технического,
организационного, кадрового,  правового  и  иного порядка. Характерная черта
следственной ситуации -  объективность ее содержания,  а  также  то, что его
образуют лишь  такие  обстоятельства,  которые являются  элементами  системы
проводящегося   по   делу  расследования  (привнесенные   в   эту   систему,
формирующиеся в ее недрах,  функционирующие  в  рамках этой системы).  К ним
относятся   класс,   вид   и   особенности   познаваемых  объектов,  включая
криминальные  ситуации,   затраченный   и  оставшийся   срок  расследования,
собранные  по  делу  доказательства,  каналы  и  источники  их  поступления,
имеющиеся в распоряжении следователя средства криминалистической техники, их
достаточность, возможность эффективного  применения  и т. д. Однако  в  роли
детерминант,  факторов,  определяющих   характер  и  специфику  следственных
ситуаций, влияющих на их формирование и  развитие,  выступают обстоятельства
более широкого круга. В него входят не только обстоятельства внутреннего для
расследования  порядка, но и элементы  внешних по  отношению к  нему систем,
обусловливающие  и  положительные,  и  негативные  факты,  акты,  тенденции,
процессы,  свойства  и  взаимодействия  которых  и  придают   ситуациям   их
своеобразие.  В  роли  такого  рода факторов  могут выступать:  наличие  или
отсутствие   на   обслуживаемой    территории   экспертно-криминалистических
подразделений,  моргов,  тюрем;   состояние   и  уровень  развития   системы
транспортных  коммуникаций:  этнический  со  став  местного  населения,  его
реакция  на  производящееся   рас   следование;  уровень   профессионального
мастерства  следователя,  его общего развития, активности,  его  гражданская
позиция, состояние здоровья и другие компоненты объективного и субъективного
порядка. Главное в ситуации - это состояние  расследования в данный  момент,
что  определяется  уровнем  решения   его  задач.  Все   остальные  элементы
группируются вокруг этого показателя, играют подчиненную по отношению к нему
роль, выступают в качестве обстоятельств  (условий, средств), способствующих
либо препятствующих достижению целей  расследования. Следственная  ситуация,
будучи сложным и неоднородным по своему  составу образованием, в то же время
является  подвижной, динамично  развивающейся  структурой. Сформировавшись в
том или  ином виде  к моменту  возбуждения  уголовного  дела,  она  по  ходу
расследования непрерывно трансформируется, приобретая  одни и изменяя другие
признаки.  По многим  уголовным делам  исходные  ситуации  начального  этапа
расследования  чаще  всего  формируются  в   силу  стечения   обстоятельств,
независящих  от  намерений,  воли  и  действий  следователя.  Их  содержание
определяется   главным    образом   особенностями   криминальной   ситуации,
обстоятельствами  события,  по  поводу  которого  возбуждено уголовное дело.
Однако во  всех  случаях то, в  каком направлении развивается ситуация после
обнаружения события с признаками преступления, какой характер приобретает  и
каким  она наполняется содержанием,  в  значительной мере зависит от  усилий
следователя. В сложившейся  следственной  ситуации,  как  в  зеркале, всегда
отражаются  два взаимосвязанных момента: 1)  фактическое положение, реальное
состояние расследования - фактическая база; 2)  стратегический и тактический
потенциал,  зачатки,   зародыши   будущего   состояния  расследования,   его
перспективное  начало.  Следователь,  его внутренняя  и  внешняя  активность
находятся в  центре трансформирующихся одна в  другую  по ходу расследования
ситуаций,   выступая  в   качестве  связующего  звена   их   фактической   и
перспективной частей, объединяя их в одно неразрывное  целое. Сложившаяся по
делу ситуация  только  тогда  приобретает практическую значимость,  с  точки
зрения улучшения состояния расследования, когда она воспринята следователем,
когда  он поставил ей точный  диагноз,  проник в содержание  и конструктивно
использовал   полученные   знания.   Это  становится   возможным  на  основе
построения,  изучения  и  объективной  критической  оценки  мысленной модели
ситуации.   Составными   частями  общей   модели   ситуации   незавершенного
расследования могут быть следующие модели:
     - круга обстоятельств, подлежащих установлению:
     - обстоятельств, которые установлены на данный период времени;
     - собранной,  а  также  отсутствующей,  но  необходимой  информации  об
обстоятельствах дела;
     -   источников   полученной  и   носителей  (в  том  числе   возможных)
неполученной  информации,  каналов,  по   которым  она  поступила   и  может
поступить,  затраченного  времени,  реализованных средств,  методов, приемов
собирания имеющейся информации:
     -  факторов,  как  осложняющих,  препятствующих,  так и  способствующих
собиранию необходимой информации и решению других задач расследования:
     -    состояния     имеющихся    и     необходимых     интеллектуальных,
технико-криминалистических, тактических, информационных, оперативных и  иных
ресурсов и возможностей расследования:
     - направлений,  форм, путей, средств дальнейшей работы по делу. Поэтому
при  изучении   и  оценке  ситуации  во  внимание  принимаются  собранные  и
отсутствующие данные относительно обстоятельств, подлежащих установлению, их
полнота,   достоверность,  наличие   необходимых   условий  для  быстрого  и
результативного  восполнения  пробелов  в  знании  относительно исследуемого
события  в  целом, его  отдельных элементов  и сторон, устранения допущенных
ошибок и т. д.  Учитываются и  иные  обстоятельства  (и их взаимосвязи), как
способствующие   установлению  истины,   принятию   и  успешной   реализации
обоснованных    правовых    и    криминалистических     решений,    так    и
неблагоприятствующие этому (например, оказание  расследованию  содействия со
стороны потерпевшего,  очевидцев содеянного или противодействие установлению
истины  со  стороны  сил,  не  заинтересованных  в  раскрытии  преступления,
разоблачении  всех   его   участников   и   привлечении   их   к   уголовной
ответственности).   Задача  изучения  и  оценки  мысленной  модели  ситуации
состоит, во-первых, в  определении состояния расследования с позиции  уровня
решения  всех  его задач, а также наличия проблем, требующих  разрешения для
развития  ситуации  в нужную  сторону;  во-вторых,  в  разработке  программы
дальнейшего  расследования.  В  зависимости от круга, характера и содержания
выявленных проблем определяется цель (цели) будущей деятельности, намечается
перечень   и   последовательность  подлежащих  решению  задач,  моделируются
действия, средства  и  методы их  решения. В программе  разрешения  ситуации
наряду с этим должны быть предусмотрены меры по кадровому, ин формационному,
оперативному  и  иному  обеспечению  пред  стоящей  работы.  Таким  образом,
ситуация  выступает   в  качестве   определяющего,   фундаментального  звена
следующей  конструкции: исходная  ситуация  - проблема  -  цель  - задачи  -
программа  дальнейшего  расследования  -  реализация программы - достигнутые
результаты  - новая  по своему  содержанию ситуация.  Следственная  ситуация
самым  тесным  образом  связана   с  этапом  расследования.  Понятием  этапа
расследования  в  криминалистической  трактовке   обозначается  относительно
самостоятельный, выделяемый отрезок  (часть, период)  данной деятельности, в
рамках которого осуществлен переход от одной следственной ситуации к другой,
являющейся продуктом,  результатом  развития  предшествующей ей ситуации, но
отражающей  в  отличие  от  нее  качественно   иное  содержание  (состояние)
расследования. Диалектическая  связь  этапов  и ситуации протекает  по линии
исходных  и промежуточных целей и задач поисково-познавательной деятельности
по уголовному делу. Переход от одного  этапа  расследования к другому  - это
переход от одной ситуации к другой, от одних  целей и задач к другим. Каждый
этап имеет свое  начало и свой конец. На "входе" в этап стоит одна ситуация,
а значит,  и  ситуационно обусловленный комплекс адекватных ей специфических
целей  и  задач,  а  на  "выходе"  -другая  ситуация,  являющаяся  развитием
предшествующей ситуации,  и  обусловленные  ею цели  и  задачи.  При анализе
данной  проблемы  следует иметь в виду  определенную условность  положения о
смене ситуаций, пере хода  от одной ситуации к другой. Эволюция  ситуаций не
является абсолютной. Каждая последующая ситуация не есть в чистом виде новая
по   всем  показателям,  параметрам  ситуация,  в   корне   отличающаяся  от
предыдущей.  Все  промежуточные  и  даже  конечная,  заключительная ситуация
сохраняют какие-то элементы,  черты, стороны,  переходящие  в неизменном или
частично  измененном  виде  из  предшествующих  ситуаций,  включая  ту,  что
сложилась  на  момент  возбуждения  дела.  В  то   же  время  все  ситуации,
развивающие исходную, всегда  содержат в себе  элементы нового, того, что не
было  представлено  вообще  в  предыдущей  ситуации.   В  сущности  механизм
расследования  представляет   собой  процесс  поэтапного  развития  исходной
следственной ситуации, изменения ее  содержания, качественных характеристик.
Такое  понимание  не  отрицает  методологической и  методической  значимости
положения о различных  ситуациях на различных этапах расследования. Идея, на
которую  опирается   это  положение,  важна  с  различных  точек  зрения,  в
частности, потому, что она позволяет  осуществить  классификацию и типизацию
ситуаций по признаку их связи с тем или иным этапом расследования, поскольку
ситуации  различных  этапов  расследования  имеют  существенные  различия  в
значительной части своего содержания.




     В  качестве  оснований   общих  и  частных  классификаций  следственных
ситуаций используются их разнообразные признаки, а также такое специфическое
свойство, как связи и отношения, существующие между данным  объектом другими
системными  образованиями.  К  числу  базовых,  общих  относятся,  в  первую
очередь, классификации, строящиеся по признаку очередности ситуаций, а также
по признаку связи ситуации с этапом расследования. На этой основе выделяются
исходные (начальные),  промежуточные, конечные  ситуации,  а также  ситуации
первоначального,   последующего  и  заключительного   этапов  расследования.
Практика  свидетельствует:  каждому  типу  выделенных  таким  путем ситуаций
свойственна  существенная  специфика. Она в значительной  мере  определяется
несовпадением объема и  содержания  знаний  об объектах  поиска  и  познания
следователя, степенью полноты и результативности решения следственных задач.
Еще   одна  классификация  исходит   из  учета  различий   уровня  ситуаций,
обусловленных уровнем исследуемых по уголовным  делам задач. На этой  основе
выделяются  ситуации   стратегического  значения  и  ситуации   тактического
характера.  Ситуации стратегического значения возникают в  связи  с решением
задач  расследования  как стадии  уголовного процесса,  включая установление
обстоятельств,   входящих   в  предмет  доказывания   (например,   ситуации,
возникающие в процессе установления личности и места нахождения преступника,
скрывшегося  с  места   происшествия;  обнаружения   места  сокрытия   трупа
потерпевшего;  розыска преступника,  бежавшего  из-под стражи:  выявления  и
раскрытия других преступлений обвиняемого, сведения о которых получены после
возбуждения уголовного дела).
     Ситуации  тактического   порядка  менее   масштабны,  имеют   локальный
потенциал. Их отличительной особенностью является  то, что они возникают при
подготовке конкретного следственного действия и в процессе  его производства
в  связи   с  решением  задач   этого   действия.  Имеются  и  другие  общие
классификации рассматриваемого объекта. Следственные ситуации подразделяются
на проблемные и беспроблемные, благоприятные и неблагоприятные,  конфликтные
и бесконфликтные,  простые и сложные. Проблемной считается ситуация, несущая
в себе противоречие  между  знанием и незнанием, известным и  неизвестным, а
также, когда искомое непосредственно в исходных  данных не содержится, когда
отсутствует заранее определенная процедура решения, поиска. Это противоречие
может выражаться  и  в других  формах,  иметь  иную природу и характеристику
(например, противоречие между  имеющимися недостаточными  средствами решения
какой-либо задачи  и теми  средствами,  которые  обеспечивают  в  идеале  ее
оптимальное  решение).  Иными   словами,  речь  идет  о  противоречии  между
установленными нормами, криминалистическим, управленческим или иным порядком
вещей и тем,  что имеется в данном случае, между идеальным и реальным, между
тем, что,  как, на каких  условиях  должно осуществляться и осуществляется в
действительности.   Проблема   может  состоять,   например,   в   отсутствии
необходимых доказательств,  достаточных для предъявления обвинения, принятия
решения о  направлении  дела  в суд.  Подобного рода  проблема лежит  в  той
плоскости  ситуации, которая  непосредственно  связана  с доказательственным
познанием. В то же время проблематика,  разрешаемая в  ходе предварительного
расследования,   может   возникать   не   только   в  связи   с  реализацией
познавательной функции в  режиме  процессуального  доказывания.  Проблемы не
редко   возникают    в   ходе    реализации    поисковой,   организационной,
управленческой,    профилактической    и   иных   функций   предварительного
расследования      и      могут      носить      правовой,      тактический,
технико-криминалистический  и   иной  характер.  Так,  в  рамках  реализации
познавательной функции  подход к  ситуациям  осуществляется  прежде  всего с
точки зрения установленного и  того, что еще требуется установить, имеющейся
и  отсутствующей  доказательственной  информации,   каналов  поступления   и
источников  такой  информации.  Однако  даже  беспроблемная  в  этом  смысле
ситуация  может  резко   обостриться,  а   процесс  расследования   серьезно
осложниться  по самым  различным причинам,  лежащим  за  пределами указанной
функции  (например,  в  том  случае, когда преступник совершил побег  из-под
стражи). Но  это уже другой,  а не  доказательственно-познавательный  аспект
ситуации, другая  ее сторона, поскольку  появившаяся  и изменившая  ситуацию
проблема  связана  с  функцией  уголовного  преследования. В итоге  возможна
неблагоприятная   ситуация   с   точки   зрения   последней   функции.   Под
благоприятными ситуациями понимаются такие сложившиеся в тот или иной момент
расследования   обстоятельства,   которые  выступают   в  качестве  условий,
факторов,  способствующих  оптимальному достижению  целей расследования либо
целей одного или нескольких следственных действий.  В подобных благоприятных
условиях протекает  расследование, когда  обвиняемый не только  признал свою
вину  в   содеянном,  но  и  активно  участвует  в  раскрытии  преступления,
изобличении  соучастников,  возмещении  причиненного  ущерба  и  т.  д.  Как
неблагоприятные  следует рассматривать  ситуации, которые содержат  элементы
целенаправленного  противодействия  расследованию  со стороны каких-либо лиц
(обвиняемых, их связей и т. д.), иные обстоятельства, оказывающие негативное
воздействие  на   эффективность   расследования   (наличие  5   производстве
следователя  чрезмерно  большого  количества  уголовных дел,  утраченные  по
недосмотру  или   чьей-то  беспечности,   нерасторопности,  неумению  важные
вещественные доказательства, неосновательный отказ надзирающего прокурора  в
санкции  на продление  срока  содержания под  стражей опасного  преступника,
ошибочное  привлечение  к уголовной  ответственности невиновного и  т.  д.).
Действуя   в   условиях  благоприятной   ситуации,   следователь   стремится
максимально  полно  и  быстро  реализовать  ее  потенциальные   возможности,
использовать их для  достижения максимального  результата.  Если же  условия
неблагоприятные, необходимо принять меры для воздействия на ситуацию с целью
ее  изменения  в  нужную  сторону,  к  устранению или хотя бы  нейтрализации
факторов   негативного  характера  (например,  путем   корректировки   плана
расследования,  путем создания следственной  бригады  по  делу, в том случае
когда стараний и усилий одного следователя явно недостаточно для обеспечения
успеха, путем замены  малоопытного, несправляющегося со своими обязанностями
следователя  более  опытным). К числу  факторов, осложняющих  расследование,
относится  наличие   конфликта  между  следователем  и  другими  участниками
расследования. Для конфликтной следственной ситуации характерно столкновение
противоположных   целей   и   интересов,  сопряженное   с   противостоянием,
противоборством, противодействием сторон. Задача следователя в таких случаях
состоит  в  том,   чтобы  выявить  причины  конфликта,  принять  меры  к  их
устранению, сделать все  возможное,  чтобы  на разумной, этичной и  законной
основе  разрядить  конфликтную  ситуацию, смягчить ее  остроту  и  перевести
отношения   в   нормальное    русло    взаимопонимания   и   конструктивного
взаимодействия. Конфликтные ситуации как  основная часть, специфический  вид
неблагоприятных ситуаций в то  же время тесно  примыкают  к другому их виду.
Имеются в виду сложные ситуации.  Обычно  конфликтная  ситуация  является не
только  неблагоприятной,  но  и  сложной.  В  отличии от  простых  ситуаций,
характеризующихся  полной  определенностью  в  отношении   того,  что  нужно
сделать, как  и при наличии каких  условий  должна проистекать деятельность,
сложным  ситуациям свойственно  наличие серьезных  трудностей,  отрицательно
сказывающихся на эффективности расследования,  для преодоления которых порой
требуются  огромные  усилия,  значительное  время  и  немало   иных  затрат.
Критериями,  позволяющими  отнести  ситуацию   к  числу   сложных,  являются
следующие обстоятельства: -  сложный  для  оценки  характер  рассматриваемых
альтернатив;   -  недостаточная   определенность,   а   тем   более   полная
неопределенность  относительно  последствий  принимаемых решений: -  наличие
совокупности разнородных факторов, которые следует принимать во внимание;  -
наличие группы лиц, ответственных за принятие решения.
     Элементы указанных и иных общих классификаций могут классифицироваться,
в частности,  по признаку частоты  встречаемости следственных  ситуаций того
или   иного   класса.   Таким   путем   выделяются   типичные  и   атипичные
(специфические) ситуации.  Сложные ситуации могут быть разделены на группы в
зависимости от природы,  характера, содержания,  степени  сложности,  причин
трудностей,  которые   преодолеваются  в  ходе  расследования.  Следственные
ситуации тактического характера могут подразделяться на группы применительно
к отдельным видам следственных действий (например, ситуации, возникающие при
допросе), а  также группам  криминалистически сходных следственных  действий
(например, ситуации, складывающиеся при производстве вербальных следственных
действий). Наряду с общими  существуют  многочисленные частные классификации
следственных ситуаций, которые возникают при решении  отдельных типичных для
дел различных категорий задач, а также  при расследовании тех или иных групп
криминалистически  сходных  видов  преступлений,  их  определенных  видов  и
разновидностей (например, в  процессе исследования  алиби, разоблачения лжи,
расследования по  делам  о  преступлениях в  сфере  экономики, по  делам  об
убийствах и т.  д.). Эти классификации рассчитаны на использование  в первую
очередь  при разработке методик расследования. В данную группу  входят также
классификации ситуаций,  возникающих при подготовке и производстве отдельных
видов  следственных  действий  по  делам  определенных категорий  (например,
ситуации,  возникающие на  очных ставках  по  делам  об  изнасиловании или о
вымогательстве  имущества).  Следственные  ситуации в сходных условиях имеют
тенденцию к повторяемости. Это  обстоятельство создает основу для различного
рода   обобщений   и   типизации   данного   объекта.   Операция   типизации
осуществляется применительно не к любым,  а только  к существенным с той или
иной  точки  зрения чертам, признакам следственных  ситуаций, что становится
возможным на  основе  выявления  объективных  внутренних  и  внешних  связей
элементов следственной ситуации.  С  учетом этого  выделяются и типизируются
ситуации,  возникающие на  момент  возбуждения  уголовного  дела,  ситуации,
складывающиеся  после  производства  неотложных  следственных  действий,  на
других  этапах расследования  (как  по делам различных категорий,  так и  по
делам определенной категории). Указанные  общие типологии дополняются общими
типологиями  другого  уровня  -  типичными  ситуациями, складывающимися  при
подготовке  и  производстве  отдельных  следственных  действий  (тактические
типологии),  и  типологиями   ситуаций,  складывающимися  при  подготовке  и
проведении  следственных  действий по  конкретным категориям  дел( например,
типологии  ситуаций,   возникающих  при  допросе  обвиняемых   по   делам  о
корыстно-насильственных  преступлениях,  по  делам  о   мошенничестве).  Под
типичной  понимается  ситуация,  в  структуре  которой  преобладают   общие,
повторяющиеся  черты,  свойственные  всем  ситуациям  того  же  порядка. При
типизации следственных ситуаций учитывается их  сходство по какому-то одному
существенному  признаку  либо  сходство  комплекса  признаков.  При этом  во
внимание принимаются сходные признаки криминальных ситуаций, места,  времени
и  других обстоятельств преступлений, их  последствий  (связь преступлений с
гибелью   людей,   сходство   способов   совершения   преступлений,   орудий
преступлений  и  т.  д.),  а  также  признаки деятельности  по  выявлению  и
раскрытию преступлений (периода времени,  прошедшего  с  момента  совершения
преступления  до момента возбуждения уголовного дела. наличие или отсутствие
активного противодействия расследованию со стороны преступников  и т. д.). К
числу   общих   типичных  начальных  ситуаций,   складывающихся   на  момент
возбуждения уголовного дела, относятся, в частности, такие:
     - имеются данные  о событии преступления, но неизвестно,  кем совершено
преступление;
     -  имеются  данные  о  криминальном происхождении  наступивших  вредных
последствий, но указания на их причины отсутствуют;
     -  имеются данные  о событии преступления  и преступнике, но данные  об
отдельных   обстоятельствах  содеянного  (например,   о  способе  совершения
преступления,  мотивы  содеянного) отсутствуют. Типизируются  также ситуации
промежуточных  и конечного  этапов расследования.  Так,  на следующем  после
неотложных  следственных  действий  этапе  могут  возникать,  в   частности,
следующие типичные ситуации:
     - преступник выявлен и изобличен, но свое участие в содеянном отрицает;
     - преступник  установлен, признал свою вину и дал развернутые показания
об обстоятельствах содеянного;
     - преступление, по поводу которого возбуждено уголовное дело, раскрыто,
однако   имеющиеся   исходные   данные   о  совершении   обвиняемым   других
преступлений, за которые он не понес наказание, не исследованы. Как типичные
квалифицируются  ситуации,  складывающиеся  тогда,  когда   уголовные   дела
прекращаются   в   отношении   обвиняемых   ввкщу   отсутствия   достаточных
доказательств   их  виновности.  Весьма  актуальной   является  типизация  и
классификация ситуаций,  складывающихся  на различных  этапах  расследования
преступлений определенных  видов и  разновидностей.  Так,  в  круг  типичных
ситуаций, возникающих при возбуждении уголовных дел о  должностных хищениях,
входят, в частности, такие:
     -  уголовное дело  возбуждено  на  основании  обнаружения  преступления
работниками правоохранительных органов;
     - уголовное дело возбуждено по материалам различных проверок, служебных
расследований  контролирующих  органов  (ведомственных  и   вневедомственных
документальных ревизий,  проверок,  проводимых налоговыми инспекциями  и  т.
д.).







     Изучая объект,  представленный в натуре, исследователь воспринимает его
непосредственно. В подобной ситуации знание об объекте формируется на основе
его   осмотра,   измерения,  взвешивания   и   применения   других   методов
непосредственного познания. Однако объект  может быть познан и тогда,  когда
его  непосредственное  восприятие  по  какой-либо  причине   невозможно  или
нецелесообразно (например, в  силу того, что он уничтожен).  В  этом  случае
исследователь может  обратиться  к  аналогу  объекта,  замещающему оригинал.
Такого  рода  аналоги  называются моделями.  Модель - это  материальный  или
мысленный (идеальный)  аналог, заместитель объекта, который в  данный момент
субъектом познания непосредственно не ощущается. Модель - это другой объект,
не  тот же самый, что оригинал. Это - другая система, отражающая лишь ту или
иную  меру  сходства  с оригиналом.  Исследование  объектов  познания  на их
моделях называется моделированием. Изучение модели дает  новую информацию об
оригинале, которая иным способом не может быть получена,  что и  позволяет в
конечном  счете познать его.  Криминалистическая  модель представляет  собой
искусственно  созданную  систему,  воспроизводящую  с определенной  степенью
сходства  заменяемый  ею  объект,  изучение  и  проверка  которой  позволяет
получить новые знания об оригинале и использовать их для решения  поисковых,
познавательных,  распознавательных, идентификационных, управленческих и иных
задач  в  уголовном   процессе,  а   также   в   научных  криминалистических
исследованиях.   Своеобразие    криминалистических   моделей    определяется
спецификой  поисково-познавательной  деятельности   в   уголовном   процессе
(особенностями  ее  правового статуса  и  регулирования,  целями,  задачами,
средствами и условиями их достижения и другими обстоятельствами).
     Как все  иные модели, криминалистические модели  подразделяются  на: 1)
материальные: 2)  мысленные (идеальные). Отличительной  особенностью моделей
первого   из  числа  упомянутых   классов  моделей  является  то,  что   они
воспроизводят объекты в материально-фиксированном виде. К их числу относятся
специально создаваемые уникальные криминалистические  системы  (конструкции,
предметы  и  т.д.),  а  также отобранные  для использования вместо подлинных
образцы-оригиналы выпускаемых в серийном варианте предметов  Выделяются  две
группы   моделей   указанного   плана.   1)   пространственно-подобные:   2)
физически-подобные.  Модели первой группы (макеты, муляжи, слепки  и т.  д.)
воспроизводят в натуре  пространственные свойства и отношения  объектов  (их
соотношение с оригиналом  характеризуется геометрическим подобием). В эту же
группу входят так называемые криминалистические реконструкции -  комплексные
материальные воссоздания или  воспроизведения  каких-либо подсистем,  сторон
познаваемых событий (места происшествия, отдельных обстоятельств, фрагментов
содеянного  и  т.  д.)  по  их  следам.  Материальные  модели второй  группы
характеризуются  не  только  и   не  столько  пространственными   свойствами
оригинала.  В них в первую очередь отображаются динамика изучаемых процессов
и  явления,  свойства,   предполагающие  одинаковость,  сходство  физической
природы, тождественность законов  движения. Материальные модели используются
для  криминалистического анализа  искомых,  познаваемых объектов, построения
версий по результатам анализа,  разработки  программ по проверке версий. Они
также используются при проведении отдельных следственных действий (например,
путем предъявления  для обозрения допрашиваемому), тех  или иных  комплексов
следственных   и   иных   действий.   Наиболее   часто   и   продуктивно   в
поисково-познавательной деятельности  используются мысленные модели.  И  это
легко объяснить, если учесть, что все представления относительно познаваемых
объектов  из разряда  событий  прошлого, а также  представления  о  задачах,
подлежащих  решению, будущих действиях, дальнейших шагах на пути познания, о
том, что и  каким  образом должно  быть  сделано, являются только  моделями.
Данные    модели    предстают    перед     мысленным    взором     субъектов
поисково-познавательной деятельности  в  качестве суждений,  образов, картин
объектов, давая пищу творческому воображению и целенаправленному  проявлению
внутренней и  внешней активности. Существуют три вида мысленных  моделей: 1)
модели  предметов и  событий  прошлого  (например,  событий,  которые  ранее
воспринимал какой-либо человек, по поводу которых он дает показания во время
его   допроса);   2)  модели  предметов  и  событий   настоящего  (например,
представление  следователя о том, что может происходить в  соседнем кабинете
во  время  допроса,   который  производится  его  коллегой  по  следственной
бригаде); 3) модели предметов и  событий  будущего (например,  представления
следователя  о  том,  что ему  предстоит  сделать  на  следующий  день). При
построении мысленных моделей  используются различные по характеру знания. По
этому  основанию  выделяются модели,  содержащие:  1)  только  положительное
(достоверное) знание: 2) только предположительное знание; 3) и положительное
(о  каких-то  признаках объекта), и  предположительное (о других  признаках)
знания. Модели могут  строиться относительно события, предмета в  целом либо
по поводу отдельных сторон, частей, элементов объекта. Мысленная модель, как
и    материальная,    является    системой,     но    состоящей    не     из
материально-фиксированных,  а  из  мысленных  компонентов.  В  познании  она
выполняет  функцию  отражения,  интерпретации  фактов, наглядного  выражения
представлений, опосредованного источника информации.  Мысленная модель может
быть  материализована  в виде  схемы,  рисунка,  макета,  формулы,  чертежа,
описания. Важной особенностью мысленной модели, как формы мышления, является
ее  свойство быть  аналогом еще  непознанных  обстоятельств, скрытых связей,
невыявленных  отношений.  Это  не  значит,  что  указанная модель  не  может
отражать уже установленный факт, событие, обстоятельство. Модели, содержащие
достоверное,  положительное  знание,  занимают  важное   место  в  структуре
мышления субъектов поисково-познавательной деятельности. Выступая в качестве
итога,  результата  познания   в   рамках   законченного   цикла   указанной
деятельности,  они играют промежуточную роль  между заключительным этапом  и
теми  правовыми решениями, которые принимаются в  этой связи и отражаются  в
документах (о возбуждении уголовного дела, о завершении производства по делу
и   предъявлении   собранных   материалов   для   ознакомления  обвиняемому,
потерпевшему, о составлении обвинительного заключения и  направлении  дела в
суд  для  рассмотрения  и  т.  д.).  В   то  же  время  модели,   содержащие
положительное  знание,  построенные  на  начальном  и  промежуточном  этапах
поисково-познавательной деятельности, выступают в качестве средства познания
других, неизвестных на данный момент обстоятельств, решения иных ее задач. В
этом же  качестве выступают  и модели,  содержащие  только предположительное
знание, нуждающееся в  проверке (гипотезы, версии), а также  комбинированные
мысленные  модели,  в  которые  включены  предположительное  знание об одних
признаках  объекта  и положительное знание о других  его  сторонах.  Модели,
строящиеся на первых порах познания,  обычно содержат разрозненные сведения,
изобилуют  массой  пробелов.   По  мере  их  проверки   они  корректируются,
уточняются,    совершенствуются    путем   исключения    одних    элементов,
переосмысления и переконструирования других, включения ранее отсутствовавших
частей,   связей   между  компонентами.  Источником   нового  знания  модели
становятся потому, что в них, как и в интегративных системах, аккумулируются
и в  комплексе увязываются в некую целостность собранные фактические данные,
собственный практические опыт субъекта поисково-познавательной деятельности,
обобщенные данные практики (коллективный опыт). Практика показывает, что чем
полнее,  содержательнее  и  точнее   отражает   модель   объект,   тем  выше
эффективность  использования  модели.  Это, конечно, не значит,  что модели,
содержащие минимум знаний о признаках оригинала, обречены во всех случаях на
низкий  коэффициент  полезного   действия.  Многое  зависит  не  только   от
характера,  содержания,  объема  информации, заключенного  в модели, но и от
того,   насколько   эффективно   используется   эта   информация   субъектом
моделирования. Как и материальные, мысленные модели могут классифицироваться
по различным основаниям: 1) по видам моделируемых объектов (модели событий и
модели  предметов);   2)  по  степени  абстрактности   (модели   конкретных,
единственных в своем роде объектов  и типовые обобщенные модели определенных
групп населения, фактов, событий  и т. п.); 3) по  объему отражения  объекта
(модели объекта в целом и модели каких-либо его  частей, сторон, признаков);
4) по цели  использования (модели поисковые, иллюстративные,  дидактические,
идентификационные и т.  п.); 5)  по сфере построения и использования (модели
научные,  модели  практические).  Модели  группируются  также  по  субъектам
криминалистического моделирования (модели следователя, эксперта и т. п.), по
отношению к видам  и  этапам  поисково-познавательной  деятельности  (модели
предварительной  проверки,  модели  предварительного  расследования,  модели
первоначального  этапа  расследования  и   т.  п.),   по  криминалистическим
ситуациям, категориям уголовных дел  (например, мысленные модели по делам об
убийствах,  мысленные  модели по делам об убийствах,  совершенных в условиях
неочевидности). Названные  виды, группы и разновидности  моделей могут  быть
подвергнуты внутренней  группировке. Так,  модели,  строящиеся  на практике,
подразделяются на следственные, оперативно-розыскные, экспертные,  судебные.
Таким  образом,  в  процессе  классификации  криминалистических   моделей  в
качестве  оснований их  деления используются  самые  различные  существенные
признаки  двух  систем:  1)  самих  моделей;  2)  деятельности, связанной  с
построением,  изучением  и использованием  моделей  (моделированием).  Метод
моделирования относится  к  числу  общих,  универсальных  методов  познания,
продуктивно реализуемых  в  различных  областях  науки и  практики,  включая
криминалистические  научные исследования, а также практику органов дознания,
предварительного следствия,  экспертных учреждений и  судебных  органов. Под
криминалистическим моделированием понимается процесс построения,  изучения и
использования моделей познаваемых и познающих объектов в уголовном процессе.
Моделирование    осуществляется    в    ходе    предварительной    проверки,
предварительного  расследования,   судебного  следствия,  в   других  сферах
уголовно-процессуальной   деятельности.   Криминалистическое   моделирование
способствует:
     -    распознаванию    (криминалистической     диагностике)    признаков
преступлений, определению  видовой принадлежности содеянного,  наличия в нем
признаков конкретного  состава  преступления,  правильной  уголовно-правовой
квалификации деяния:
     - отграничению преступлений от иных общественно опасных деяний;
     -  выявлению и установлению событий,  исследуемых  в уголовном процессе
(выявлению  и  изобличению  лиц,  скрывшихся  с  места  происшествия   после
совершенного ими правонарушения;  установлению личности неопознанных трупов;
выявлению потерпевших и свидетелей, местонахождение которых неизвестно);
     -  розыску   похищенного   имущества,  предметов,   использованных  при
совершении общественно опасных деяний;
     -   установлению   событий,   которые   предшествовали,   сопутствовали
общественно опасному деянию, последовали вслед за ним;
     - установлению целей, мотивов, обстановки, механизма преступного и иных
видов поведения различных лиц, образуемых при этом следов;
     -  установлению  происхождения  и связи  между фактами, их  временной и
пространственной характеристик, устранению противоречий между фактами;
     - определению направления поисково-познавательной деятельности, общих и
частных тактических, организационных, управленческих задач, средств, путей и
методов  их  решений. Объектами криминалистического моделирования могут быть
самые  различные  обстоятельства.  Они  подразделяются  на  две  группы:  1)
познаваемые объекты; 2) объекты, выступающие в качестве средств познания.  В
группе   познаваемых   объектов   моделируются   самые   различные   события
(преступления, иные виды человеческой деятельности, акты поведения и т. п.),
а  также  их отдельные элементы, компоненты  последних,  структура,  внешние
связи  и  отношения  (предметы,  функционировавшие  в  рамках   криминальных
событий,    результаты    преступной   деятельности,   признаки    внешности
отсутствующих потерпевших,  подозреваемых,  обвиняемых,  прижизненный  облик
погибших  людей,  отдельные  признаки трупов  и  т.  п.). Моделируются также
криминальные  и  иные ситуации  в  уголовном  процессе. Основное  назначение
данной  разновидности  практического моделирования  - обеспечить оптимальное
решение вопросов,  связанных  с предметом поиска  и познания, с  характером,
кругом  и местом нахождения объектов, которые необходимо отыскать. Не  менее
широка  номенклатура объектов моделирования, выступающих в  качестве средств
поисково-познавательной   деятельности   (средств  поиска,   познания   этой
деятельности и  управления).  В  структуру таких  объектов,  моделируемых  в
научных и практических целях,  входят поисково-познавательная деятельность в
уголовном  процессе  в целом, отдельные виды и  этапы этой  деятельности, ее
элементы,  те  или  иные  совокупности элементов,  их  признаки,  внутренняя
структура   (в   частности,   структура  экспертного   исследования,   этапы
версионного  мышления, структура доказательства,  функции и отношения членов
следственно-оперативных  групп). Среди  систем  этого  плана  в следственной
практике чаще всего встречаются:
     - следственные версии, криминалистические и правовые решения;
     -  отдельные следственные  и  иные  действия,  их  комплексы,  средства
тактического обеспечения:
     - следственные ситуации; - оперативно-розыскные мероприятия;
     - специалисты и судебные эксперты:
     -  планы работы, разрабатываемые  на очередной рабочий  день, несколько
дней, планы этапов расследования и т. д.;
     -  постановления   следователей,   протоколы   следственных   действий,
обвинительные   заключения   и   другие   процессуальные  документы.  Модели
познаваемых  и   познающих  объектов  находятся  в  тесной   взаимосвязи   и
взаимозависимости. В  ходе поисково-познавательной деятельности идет процесс
непрерывного взаимодействия тех и других моделей, движения от моделей одного
порядка к моделям другого. В этом процессе участвуют как материальные, так и
мысленные  модели, для построения которых используются различные  материалы,
средства и приемы. Процесс мысленного моделирования непосредственно связан с
построением  и  использованием материальных  криминалистических моделей, так
как прежде чем  построить материальные модели,  необходимо составить  о  них
представление,  обосновать и осмыслить мысленные образы будущих материальных
конструкций.   Построенная   материальная   модель    изучается    субъектом
моделирования,   отображается  в  его  памяти.  Моделирование  начинается  с
постановки  проблемы  и  принятия  решения  прибегнуть   к  данному  методу,
определения задачи, которая должна быть решена с его помощью. Сам же процесс
моделирования  состоит  из  трех  стадий: 1) построения модели  объекта;  2)
изучение  построенной  модели:  3)  реализации  модели  (проверки  модельной
информации). Построить модель познаваемого объекта это значит, во-первых, на
основании  собранных  фактических  данных,   личного   и  обобщенного  опыта
составить   общее   представление   о   характере,   природе   и   групповой
принадлежности   объекта:   во-вторых,   определить   структуру,   наполнить
необходимыми  деталями  созданный  эскизный "портрет"  объекта (в этих целях
используются   положительное   и   предположительное   знания);   в-третьих,
зафиксировать тем или иным способом построенную модель (в памяти, в рисунке,
чертеже  и   т.  д.).  Состав  компонентов  (структурных  элементов)  модели
определяется  исходя  из  представления  о   том,  какие  из  них   являются
существенными с точки зрения успешного решения поставленной задачи с помощью
модели.  В процессе  изучения  модели она подвигается  логическому анализу и
мысленному  эксперименту  с  выведением  и  мысленной  проверкой   выводимых
суждений.  В  ходе мысленного эксперимента  субъект  моделирования  выделяет
условия,  которые воздействуют  на объект, сознательно и планомерно изменяет
эти условия, определяет, какое воздействие они оказывают на объект и модель,
и,  сопоставляя   свои   суждения  с  установленными  фактами,  осуществляет
корректировку  модели.  Осмыслив  изученную  модель,  субъект  моделирования
выводит   из  нее  следствия,  т.  е.  суждения  о  фактах,  которые  должны
существовать в реальной действительности при  условии правильности модели, и
приступает  к  ее проверке.  Указанная  проверка предполагает  осуществление
практических действий, направленных на обнаружение и исследование упомянутых
фактов.   Проверить   модель  это   значит  выяснить,  имели  ли   место   в
действительности те факты (события, следы и т. д.), суждения  о которых были
сделаны в процессе изучения модели. Оценка  результатов проведенной  в  этом
направлении работы позволяет сделать  вывод  либо о  достоверности, либо  об
ошибочности,  о   неточности  в   какой-либо  части  построенной  модели  (и
необходимости  ее корректировке  в  последних  случаях).  Модели  о событиях
настоящего,  как  и модели  о  событиях  прошлого  (ретроспективные  модели)
проверяются путем построения и реализации перспективных моделей деятельности
субъектов моделирования.  Перспективное  моделирование - второе  направление
мысленного  моделирования в уголовном процессе.  Если ретроспективная модель
представляет собой логико-информационную и образную систему, воспроизводящую
объект поиска и познания в  его главных, существенных с точки зрения решения
поставленной задачи чертах,  то перспективная модель дальнейшей деятельности
самих субъектов познания отражает основные черты  системы и средств познания
первого объекта. Это  направление находит  свое  выражение  в представлениях
участников  поисково-познавательной  деятельности о том, что,  как, кому, на
основе применения каких средств, методов, приемов и в какие сроки необходимо
сделать в ходе дальнейшей проверки, расследования и т. д., какими кадровыми,
техническими,  финансовыми, информационными  и  иными  ресурсами должна быть
обеспечена планируемая деятельность.




     Криминалистическая версия представляет собой обоснованное предположение
относительно  какого-либо  познаваемого  события  в целом либо его отдельных
обстоятельств, сторон, аспектов.
     Гипотетический метод познания характерен не только для предварительного
и  судебного  следствия.  В  той  же  мере  он  присущ  оперативно-розыскной
деятельности, а  также  работе  эксперта.  Версии,  возникающие  в  процессе
дознания и предварительного следствия,  называются  следственными  версиями.
Применительно к стадии судебного разбирательства выделяются судебные версии.
Версии,   выдвигаемые  и   проверяемые   в   процессе   оперативно-розыскных
мероприятий, получили  название оперативно-розыскных.  В экспертной практике
используются так называемые экспертные версии.  Как всеобщая  форма развития
человеческих   знаний   гипотеза   (версия)  находит  широкое  применение  в
планировании  расследования,  в познании обстоятельств  каждого совершенного
преступления. Версии в этом познавательном процессе выполняют роль вероятных
информационно-логических моделей расследуемых преступных деяний и делятся на
два  вида:  1)  общие версии  - предположения, охватывающие  устанавливаемый
объект в целом,  и  2) частные версии, объясняющие  его отдельные  элементы,
обстоятельства.  Логическая  природа  следственных,  судебных,  экспертных и
оперативно-розыскных  версий  едина.  Некоторые  их  особенности  и различия
определяются    характером    судебной,    следственной,    экспертной     и
оперативно-розыскной деятельности и функциональными различиями ее субъектов.
В криминалистике существует также понятие типовых версий. Они характерны для
типичных   криминальных,  следственных   и   оперативно-розыскных  ситуаций,
возникающих при совершении (криминальных) и в процессе  раскрытия  отдельных
видов  (групп) преступлений. Типовые версии,  являясь  результатом  научного
обобщения   следственной,  судебной,   экспертной   и   оперативно-розыскной
практики,  описываются   в   соответствующих   пособиях  и  руководствах  по
расследованию  отдельных  видов  преступлений.  Проводя  же расследование по
конкретному уголовному делу, следователь выдвигает не типовые,  а конкретные
версии,  основанные на материалах  данного  дела,  с учетом  типовых версий.
Построение версий. Одним  из  условий полноты  и объективности расследования
является соблюдение правил построения и проверки версий. В отношении каждого
неясного или сомнительного обстоятельства, исследуемого по делу, должны быть
выдвинуты  и  проверены   все  возможные  в  данный  момент  версии.  Нельзя
увлекаться  одними версиями и игнорировать другие  на том основании, что они
кажутся маловероятными. Каждая версия должна быть достаточно  обоснованной и
тщательно  проверяться. Нарушение этого  требования  порождает обвинительный
уклон  в  расследовании,   который  чаще  является  не  столько  результатом
нарочитой  тенденциозности  следователя,  сколько  именно  результатом   его
одностороннего   увлечения  той  или  иной  версией.  Версия  как  идеальная
(мысленная) логическая модель познаваемого объекта проходит в своем развитии
три  четко выраженные,  последовательные стадии. Возникновение  (выдвижение)
версии  - первая стадия  ее развития.  Вторая включает  анализ  (разработку)
выдвинутого  предположения  и  определение  ряда  следствий  (обстоятельств,
событий, фактов),  логично  вытекающих из  этого  предположения. На  третьей
стадии   производится  практическая   проверка  предполагаемых  следствий  и
сопоставление  их с  тем, что в  результате проверки установлено в  реальной
действительности.  Если это сопоставление покажет, что следствия,  логически
выведенные  путем  анализа   содержания  версии,   в   действительности   не
существует, значит выдвинутая версия  не соответствует объективной  истине и
должна  быть  отвергнута.  Если  же предполагаемые  следствия  соответствуют
установленным  фактам   действительности,   то  это  будет  доказывать,  что
выдвинутая  версия состоятельна (вероятна).  Считать ее достоверным знанием,
соответствующим  действительности,  пока  нельзя,  так  как  одни  и  те  же
следствия  могут  вытекать  из  различных  оснований  и  не  исключено,  что
установленные   факты  действительности  обусловлены  иной   закономерностью
(причиной), не  охваченной  данной  версией.  Мыслительная деятельность  при
выдвижении  и анализе  версии охватывает совокупность установленных  по делу
фактов,  их  оценку  и  предполагаемую  причину.  Ввиду неясности  подлинной
причины, природы, других признаков проверяемого явления (факта) возникает не
одна, а сразу несколько взаимоисключающих версий, конкурирующих между  собой
до тех пор, пока не выяснится, какие из них несостоятельны  и какая выражает
объективную истину. Познавательная роль версии заключается не  только в том,
что   она   способна   объяснить  уже  известные  следствию   обстоятельства
преступления,  но и в том, что с ее помощью открываются новые обстоятельства
и  факты,   не  известные  следователю  к   моменту   возникновения  версии.
Способность  версии  не только объяснить ранее  известные  факты,  но  также
обеспечивать  выявление новых, является важным условием возможности проверки
выдвинутого  предположения, показателем  высокого  познавательного  значения
криминалистических версий.
     В основе версий  должны лежать определенные фактические данные, которые
можно подразделить  на две  группы: 1) полученные  из  различных  источников
данные, относящиеся  к  расследуемому преступлению. Они  могут содержаться в
судебных  доказательствах,  материалах   оперативно-розыскной  деятельности,
служебных  проверок,   заявлениях  граждан,  сообщениях   печати   и  других
источниках.  При построении версий на основе данных этой группы используются
преимущественно  такие  логические  приемы  и формы мышления,  как  анализ и
синтез,  непосредственные  и  опосредствованные  (в  основном   индуктивные)
умозаключения;  2)  сведения,  являющиеся   результатом  научных  обобщений,
непосредственно  не  относящиеся к конкретному  уголовному  делу. Это данные
естественных, технических и других наук  (криминалистики, судебной медицины,
биологии, физики, химии и др.), а также сведения, почерпнутые  из жизненного
и профессионального опыта следователя,  обобщений  следственной, судебной  и
экспертной  практики.  В   частности,   большое  значение   при   выдвижении
следственных версий имеют  результаты криминалистического анализа и  видовая
криминалистическая   характеристика   преступлений.  С   помощью   аналогии,
сравнения  и  дедуктивных  умозаключений   эти  сведения  также  могут  быть
использованы   в   качестве   основания  для   выдвижения  версий.   Процесс
установления  истины  с  использованием   гипотетического  метода   познания
предполагает, как правило, сначала  оценку  расследуемого события в целом  и
выдвижение   общих   версий,   каждая   из  которых   потом  детализируется,
расчленяется   на   ряд   частных  версий   по   отдельным  обстоятельствам,
охватываемым данной общей  версией. Объем частной следственной версии  может
быть   различен:   она  может   касаться  какого-то  одного   обстоятельства
проверяемого   события   или   охватывать   два  и   более   взаимосвязанных
обстоятельств. Нередко в  одной  частной  следственной  версии  объединяется
несколько предположений следователя о различных обстоятельствах преступления
(например,  о субъекте и мотиве  преступления,  времени, месте и способе его
совершения и  т. д.). Анализ содержания версии  и  определение вытекающих из
нее следствий. Логическая разработка выдвинутой версии приводит к мысленному
представлению  о  том,   какие   факты,   явления,   обстоятельства   должны
существовать  в  реальной  действительности,  если  данная  версия  выражает
объективную истину. Определение конкретных следствий,  вытекающих из  каждой
выдвинутой версии, - основная задача анализа (разработки) версий.
     Важно  предусмотреть  все следствия  из допущенного  предположения, ибо
этим определяется  степень надежности версии, которая тем  выше,  чем больше
следствий  выводится  из  версии и  находит подтверждение в  ходе  проверки.
Следствия,  вытекающие  из  выдвинутой   версии,   должны  быть  максимально
детализированы,   чтобы  облегчить  их  сопоставление   с  фактами  реальной
действительности. Следствия,  логически выводимые из сделанного следователем
предположения  относительно  того  или  иного  обстоятельства  расследуемого
события,  находят  свое выражение в  сформулированных  вопросах,  подлежащих
выяснению. Определить применительно к каждой выдвинутой версии исчерпывающую
совокупность  вопросов,  которые необходимо  выяснить  в  процессе проверки,
практически   очень  важно,  так   как  это  является   одним   из   условий
всесторонности и полноты расследования. Источники  недочетов в расследовании
чаще всего относятся к  стадии  анализа версий. Во многих случаях недостатки
обусловлены поверхностным анализом содержания следственных версий и нечетким
определением совокупности  подлежащих  выяснению вопросов. Проверка  версий.
Осуществляемая  в   ходе  расследования  проверка  логически   выводимых  из
выдвинутых   предположений  следствий   (фактов,  явлений,  закономерностей)
направлена   на  то,  чтобы  установить,  существуют   ли   они  в  реальной
действительности. Конечная цель проверки общих и частных версий -установить,
какая из них выражает объективную истину и какие несостоятельны.  Средства и
методы проверки  криминалистических версий  определяются  в  зависимости  от
того,  к какой разновидности они  относятся. Следственные  и судебные версии
проверяются в основном путем производства  следственных и судебных действий,
оперативно-розыскные  средства и методы  при этом также используются, однако
носят вспомогательный характер.  При проверке же оперативно-розыскных версий
используются   главным  образом   средства  и  методы   оперативно-розыскной
деятельности,  процессуальные средства  здесь могут быть  использованы  лишь
постольку,  поскольку  они применяются по  параллельно ведущемуся уголовному
делу. Вне рамок судопроизводства  применение процессуальных средств проверки
оперативно-розыскных  версий  недопустимо.  При   проверке   следственных  и
судебных версий специальные  познания  используются преимущественно  в форме
экспертизы и привлечения специалиста к  участию  в производстве следственных
действий.    Для    проверки    оперативно-розыскных    версий    характерна
непроцессуальная   форма   применения   специальных   познаний    (различные
исследования по заданиям  оперативно-розыскных органов). Проверка экспертных
версий осуществляется также в условиях определенной правовой регламентации с
применением  общенаучных  и специальных  методов. Существуют  общие  правила
проверки  криминалистических  версий.  В  теории   криминалистики  предложен
принцип   параллельной   (одновременной)  проверки  версий,   обеспечивающий
наиболее   оптимальный   темп   расследования,  экономию  рабочего   времени
следователя и затрачиваемых  им сил и средств. Последовательная, поочередная
проверка  версий не  только  не гарантирует  получение этих  преимуществ, но
более    того   -   таит   угрозу   утраты   следов   преступления,   ценной
доказательственной информации, вызывает необходимость повторных следственных
действий,  приводит к нарушению процессуальных сроков. Ни одно из вытекающих
из  выдвинутой версии следствий не может быть оставлено без проверки. До тех
пор пока версия не  опровергнута и не отпала,  каждый логически выводимый из
нее факт должен  быть проверен с позиции соответствия  (или  несоответствия)
его  реальной  действительности.  Ограничение  проверки  исследованием  лишь
какой-то   части  следствий   не  создает  полной  уверенности  в  том,  что
подтвердившаяся версия  выражает объективную  истину  по  делу. Если в  ходе
проверки получены  противоречивые  данные, когда одни  из  них  подтверждают
версию, а другие ее опровергают, прекращать проверку версии недопустимо, она
должна продолжаться до полного выяснения и устранения противоречий.  В целях
более глубокой  и  всесторонней  проверки вытекающих  из  выдвинутой  версии
следствий   необходимо  использовать  по  возможности   комплекс   различных
процессуальных и  непроцессуальных  средств.  В качестве первоочередных  при
этом выполняются  действия, направленные на  обнаружение и  фиксацию  быстро
изменяющихся следов преступления, а также доказательств, которые могут  быть
утрачены  или умышленно  видоизменены.  В  числе первых  осуществляют  также
действия, рассчитанные на пресечение готовящихся преступлений и на то, чтобы
помешать преступнику уничтожить  вещественные  доказательства, скрыться  или
покончить  с собой. Раньше других при  прочих  равных  условиях  выполняются
действия, результаты которых имеют значение для  проверки нескольких версий,
а также  действия, которые в том или  ином  конкретном случае заведомо могут
дать более  существенные и  надежные  результаты. Действия, направленные  на
выяснение более  ранних  эпизодов  преступления,  предпочтительнее выполнять
раньше тех мероприятий, которые рассчитаны на проверку более поздних фактов.
Версия  признается  достоверной,  если:  1)   все   возможные  предположения
относительно  проверяемого  обстоятельства  преступления  были  выдвинуты  и
никакой другой версии, касающейся  того же обстоятельства, в процессе  всего
расследования на  основе новых,  дополнительных данных не  возникло; 2)  все
выдвинутые   версии  о  данном  обстоятельстве  были  проверены  и  все,  за
исключением  одной,  нашедшей объективное подтверждение, были опровергнуты и
отпали:   3)   все  следствия   (обстоятельства),  логически   выводимые  из
подтвердившейся версии, были всесторонне  исследованы и нашли подтверждение,
т. е.  обнаружены  в реальной действительности:  4)  подтвердившаяся  версия
находится в  полном  соответствии  со всеми другими  обстоятельствами  дела.
Только   при   наличии   совокупности   указанных  условий   можно  признать
подтвердившуюся    версию   соответствующей   действительности,   выражающей
объективную истину по делу.







     Возникновение и развитие учения о тактической операции и опирающихся на
него  разработок   прикладной  направленности  обусловлено  потребностями  в
эффективных средствах достижения целей расследования,  создаваемых  на  базе
комплексной реализации принципа  системности,  ситуационного подхода и  идей
кибернетики.   Научное    исследование    проблемы   тактической    операции
осуществляется на  общем,  групповом  и  видовом уровнях.  На  уровне общего
подхода рассматриваются  понятие, научные основы,  структура,  классификация
тактической  операции,  история  развития,  место  этого  учения  в  системе
криминалистики,  связи  с  другими  областями  криминалистического  и  иного
научного знания, практикой, нормами права. Целью таких исследований является
разработка общей  модели тактической  операции с  точки зрения ее  системной
характеристики.  На  групповом  и  видовом   уровнях  изучаются  особенности
определенных  типов  и  видов  тактических  операций,  форм  и  возможностей
реализации  полученных  знаний  в  целях создания и  применения  на практике
соответствующих  моделей указанных операций, проводимых для решения типичных
задач расследования по делам различных категорий, а  также при расследовании
определенных  групп   тех  или  иных  сходных  видов,  отдельных   видов   и
разновидностей   общественно  опасных   деяний.   Использование  информации,
содержащейся в указанных  моделях,  позволяет следователям эффективно решать
общие  и  ситуационно  обусловленные  вопросы  организации  и  осуществления
тактических операций по делам различных категорий. Практическая деятельность
в  указанном  направлении  опирается на прочные научные основы. Помимо общих
положений  теории   тактической  операции  важное   место  занимают   другие
криминалистические концепции и разработки  (положения  учения о следственной
ситуации,  учения о криминалистической  характеристике  преступлений, теории
криминалистической   модели,  теории  криминалистического   прогнозирования,
теории тактического решения и т. д.).
     Поскольку в практическом плане  тактическая операция представляет собой
частный  случай  целенаправленной   деятельности,  следователь   в  процессе
разработки  и  осуществления  тактической  операции  основывается  также  на
положениях логики,  психологии, гносеологии, науки  управления и организации
труда,  иных областей  научного  знания.  Учение о тактической операции, как
составная   часть    криминалистической    теории    поисково-познавательной
деятельности,  имеет  тесные связи  с другими  областями криминалистического
научного  знания.  В нем широко и продуктивно используются достижения  самых
различных направлений  и отраслей криминалистики, положения, разрабатываемые
в теориях криминалистической идентификации,  моделирования,  классификации и
т.д. В то  же время  разработки  в  области  учения  о тактической  операции
обогащают   другие  теории,  учения,  отрасли,  направления  криминалистики,
способствуют их развитию. Важное  значение это  учение имеет, например,  для
развития  криминалистической  теории взаимодействия  следователя  с  другими
лицами и органами  в процессе расследования. Потенциальные  возможности  для
этого  создаются в  силу  того,  что тактическая  операция,  реализуемая  по
уголовному делу,  в  большинстве  случаев  выступает в качестве  оптимальной
формы  упомянутого взаимодействия.  Это  видно хотя бы из  того,  что  она с
наивысшей отдачей позволяет  реализовать следующие принципы  взаимодействия:
1) принцип предельной  полноты  использования возможностей  взаимодействия в
процессе  расследования: 2) принцип  максимального вовлечения всех органов и
организаций,   способных   реализовать  функции,   необходимые  для  решения
конкретной задачи расследования; 3) принцип обязательного планирования всего
процесса  взаимодействия; 4) принцип  обязательного соблюдения определяющей,
организующей   роли  следователя  при   осуществлении  взаимодействия  между
различными  органами,  организациями,  лицами,  привлеченными  к  участию  в
расследовании: 5) принцип постоянного обмена первоначальной, промежуточной и
конечной информацией между участниками взаимодействия по ходу его развития и
использования достигнутых общими усилиями результатов в деятельности каждого
участника совместной деятельности. Достижения в области учения о тактической
операции    оказывают    заметное    влияние    на    дальнейшее    развитие
криминалистической теории методов расследования.  Прежде всего это связано с
тем, что  тактическая операция  выступает в качестве теоретической  основы и
реально-практической   формы  реализации  метода  расследования.  С  позиций
данного  учения каждый метод расследования представляет  собой созданную для
решения   задачи   расследования   систему  приемов,   правил   и   средств,
последовательно  реализуемых  при  проведении  тактической  операции.  Такой
подход  позволяет  выявить   следующие   специфические   особенности  метода
расследования:
     -  метод  расследования  создается  для  решения  какой-либо  исходной,
промежуточной,  заключительной  задачи поисково-познавательной  деятельности
следователя по уголовному делу;
     -  метод  расследования  реализуется  в  рамках определенного комплекса
следственных и/или иных действий, включенных в тактическую операцию;
     -   метод  расследования  является  целостной,  интегративной  системой
приемов,  правил,  средств,  элементами  которых  служат   приемы,  правила,
средства соответствующих отдельных действий субъектов тактической операции:
     - структура  метода расследования определяется  структурой  тактической
операции:
     -   полем   применения   метода   расследования   является   та   часть
поисково-познавательной деятельности следователя по уголовному делу, которая
"вписывается"  в  рамки  проведения  тактической операции.  Не  менее  важно
значение учения о тактической операции и  для дальнейшего развития  учения о
следственной ситуации. Следственная ситуация выступает в качестве  исходного
звена  теоретических  и  практических  конструкций  относительно  автономной
системы,  содержащей связку следующих  элементов:  следственная  ситуация  -
задача (задачи) дальнейшего расследования - тактическая операция (операции).
Из этого  видно,  что учение о  тактической  операции  органично  связано  с
учением   о   следственной   ситуации.   Процесс   их   взаимопроникновения,
взаимовлияния и  взаимообогащения носит естественный, закономерный характер.
Не случайно  поэтому  в теории  и  практике  тактической  операции  ключевым
является положение, соединяющее принцип системности с ситуационным подходом.
Воспринимая  в учении  о следственной ситуации все  ценное  и  полезное  для
собственного  развития,  учение  о   тактической  операции  оказывает  самое
непосредственное,   позитивное   воздействие   на  его  развитие.  Учение  о
тактической  операции  является составной частью  теории  криминалистической
операции.  Криминалистические  операции  на  практике  проводятся не  только
следователем и не только при расследовании по уголовному делу. Важное  место
они, например, занимают в структуре предварительной проверки, в деятельности
органов  дознания,  осуществляющих оперативно-розыскные  мероприятия  в  том
случае,  когда  уголовное дело приостановлено  за  неустановлением  личности
обвиняемого.   Эффективность   этих  и  иных  видов  поисково-познавательной
деятельности,  уровень  их  теоретического  и  методического  обеспечения во
многом зависят от того,  насколько глубоко  разработаны  основные  положения
учения о тактической операции, от того, как практика  проведения тактических
операций обеспечена соответствующими методическими разработками. Это связано
с тем, что ряд таких положений  и разработок могут напрямую использоваться в
других видах  криминалистического следоведения.  Кроме  того,  разработки  в
рамках  учения  и методики  тактической операции стимулируют, питают  своими
идеями, обогащают достижениями  соответствующие исследования  в области иных
криминалистических операций.




     Понятие  тактической  операции  является  специфической  разновидностью
общего понятия "операция".  По словарному определению операция -  это  некая
совокупность  целенаправленных действий.  При  криминалистической  трактовке
этого определения в его тактическом варианте учитывается, что:
     -  тактическая  операция   представляет  собой  сложную  организованную
структуру, являющуюся составной частью  поисково-познавательной деятельности
в стадии предварительного расследования;
     -  тактическая  операция  проводится  для   решения  какой-либо  задачи
расследования, выступающей в качестве цели данной операции;
     - предметно-практические  действия,  реализуемые  в рамках  тактической
операции, образуют определенным образом упорядоченный комплекс, все элементы
которого тесно связаны между собой, взаимодополняя и развивая друг друга;
     -  в круг  указанных  действий  включаются  не  любые,  а только  такие
действия, которые допускаются в уголовном процессе:
     - тактическая операция организуется и  проводится под  руководством и с
участием следователя, в производстве которого находится уголовное дело:
     -  общим объектом  тактического  воздействия  при  проведении указанной
операции  является следственная  ситуация, сложившаяся в ходе незавершенного
расследования.
     Приведенные    обстоятельства   предопределяют    специфические   черты
тактической операции,  позволяющие отграничивать ее  от любых иных операций,
включая другие виды криминалистических операций. С  учетом этого тактическая
операция   определяется   как  относительно  самостоятельная   специфическая
структура  деятельностного  типа,   реализуемая   следователем  для  решения
какой-либо  задачи расследования  в  условиях сложившейся  ситуации.  Задача
расследования  может быть полностью  и  на  должном уровне решена  не  путем
производства отдельного  действия или случайного набора действий, а  лишь на
основе  взаимосвязанного комплекса различных действий, оплодотворенных общей
идеей,  общим  замыслом  и  соединенных в  одно целое  в рамках  тактической
операции. Таким образом, указанная операция  выступает  не только в качестве
наиболее  целесообразной  формы,  но  и   оптимального   средства,  а  также
необходимого условия эффективного  воздействия  на сложившуюся ситуацию. Чем
выше  степень сложности  ситуации,  тем  необходимее  и  значимее проведение
тактической операции.  В  качестве  непосредственных  объектов  тактического
воздействия на  ситуацию могут выступать  люди,  вещи, документы, отношения,
связи, относящиеся  к числу  познаваемых при расследовании  систем. Наряду с
этим в качестве указанных объектов выступают носители и источники собираемой
информации, которые  могут рассматриваться как особого вида  системы средств
познания.  Тактические операции  проводятся  для достижения  самых различных
целей, поскольку весьма разнообразна номенклатура задач  расследования. К их
числу,  в  частности,   относятся:  выявление   преступления;   установление
какого-либо  обстоятельства, включенного в  уголовно-процессуальный  предмет
доказывания,  и  вспомогательных фактов  (способа  совершения  преступления,
личности  неизвестного  потерпевшего  по   его   трупу,  лица,  совершившего
преступление,  скрывшегося  с  места  происшествия, и  т.  д.);  изобличение
виновного:  обнаружение  похищенного,  орудия  преступления,  использованных
преступником  транспортных  средств:  розыск   скрывшегося   от  следователя
обвиняемого. Инициатором  тактической  операции может  быть  надзирающий  за
следствием  прокурор,  руководитель  следственного  подразделения  и  органа
дознания, судья, член и руководитель  следственной группы. Однако организует
тактическую операцию, руководит  ею  и  участвует  в ней  всегда  только тот
работник  правоохранительных  органов,  в  производстве  которого  находится
уголовное  дело.  Обязательным   элементом   рассматриваемого   тактического
комплекса являются  следственные  действия.  Некоторые  тактические операции
проводятся путем  производства только следственных действий. Однако не редко
в  структуру  тактических  комплексов наряду со  следственными включаются  и
другие действия. В  одних случаях они проводятся в  автономном режиме силами
работников    органа   дознания,   комиссиями    специалистов,    отдельными
специалистами,  действующими  в  рамках  единого  согласованного  плана,  по
инициативе и под контролем  руководителя операции. В других случаях действия
специалистов,  работников  органа  дознания  входят  в качестве элементов  в
содержание следственных действий. При необходимости к участию в  тактической
операции  привлекаются  потерпевший,  иные  участники  уголовного  процесса,
представители  общественности.   Так,   при   проверке  сигналов  об  обмане
покупателей следователем совместно  с  работниками органа  дознания  нередко
проводятся тактические  операции, которые условно можно назвать "контрольная
закупка"  и  "снятие   остатков".  К  участию   в  таких   операциях  обычно
привлекаются  представители торговых  инспекций, студенты-юристы, финансовые
работники. Важное значение для проверки сообщений о приписках в строительных
организациях   имеет   проведение   тактической   операции   под   названием
"контрольный  обмер",  для участия  в  которой  привлекаются  специалисты из
Стройбанка,   госархстройконтроля,  ревизионных  аппаратов.  В  следственной
практике  не единичны случаи, когда граждане обращаются в правоохранительные
органы с  заявлением о вымогательстве у  них взятки или выкупа. После этого,
как правило,  организуется  и проводится  тактическая  операция  с  участием
заявителя по проверке сообщения и захвату преступников с поличным  в  момент
или сразу  после передачи  им  предмета вымогательства. Тактическая операция
может развиваться в  одном или одновременно в нескольких направлениях, как в
рамках одного административно-территориального  региона, так  и в  различных
регионах,  как  в  одной социальной, экономической сфере, так и в  различных
сферах человеческого бытия и деятельности. В ходе тактических операций могут
применяться как общекриминалистические и  оперативные средства и методы, так
и специфические средства и методы решения  задач, в том числе использоваться
средства  и   возможности  контролирующих  органов,   а  также   специальные
технические средства не криминалистического профиля (например, применяемые в
военном  деле, в сфере строительства). Тактические операции классифицируются
по различным основаниям: 1) по характеру  следственных ситуаций,  в условиях
которых проводятся тактические  операции: а) проводимые в простых ситуациях:
б) проводимые в условиях сложной ситуации (проблемной, конфликтной и т. д.):
2)  по  отношению  к  предмету доказывания:  а) способствующие  установлению
обстоятельств,   входящих   в   предмет   доказывания;   б)   способствующие
установлению вспомогательных фактов: 3) по  характеру и содержанию действий:
а)  состоящие  только из  следственных  действий;  б) состоящие из различных
действий (следственных, ревизионных, оперативно-розыскных и  т. д.);  4)  по
отношению к этапам  расследования: а) проводимые на первоначальном этапе; б)
проводимые на промежуточном этапе: в) проводимые на заключительном этапе; 5)
по  содержанию   решаемых  задач:   а)   способствующие  поиску   людей:  б)
способствующие  обнаружению вещей и т.  д.: 6) по организационной структуре:
а)   проводимые   работниками,   объединенными   в   постоянно   действующие
организационные структуры;  б) проводимые временно действующими структурами,
специально  созданными  для  реализации  тактической  операции: 7) по уровню
общности: а) специфические: б) типичные. Наряду с  этим  существуют и другие
классификации  тактических  операций.  К  их числу  относятся классификации,
строящиеся  по  следующим  основаниям:  1)  по  характеру  расследуемых  дел
(операции, выполняемые  по  делам  о  преступлениях против  личности, против
собственности  и  т. д.);  2) по  участникам (проводимые только  работниками
правоохранительных органов,  проводимые ими совместно  с другими лицами); 3)
по  месту  (проводимые  в  одном  месте, проводимые в разных  местах); 4) по
времени  совершения действий (реализируемые  в одно время,  реализируемые  в
разное   время).  Криминалистическая   классификация  тактической   операции
позволяет глубже проникнуть в сущность данного объекта, более полно,  четко,
в  развернутом  виде  увидеть его содержание,  вскрыть лежащие в его  основе
закономерности. Знания о выделяемых таким путем специфических разновидностях
тактической операции  используются  в  следственной  практике,  в учебных  и
научно-исследовательских  целях для их  типизации,  определения особенностей
структуры деятельности  по  подготовке и проведению тактических операций  по
делам  различных  категорий,  разработки  методик  подготовки  и  проведения
отдельных  видов  операций  в типичных ситуациях расследования. В  настоящее
время  созданы  различные  алгоритмизированные  типовые  модели  тактических
операций   ("Выявление",  "Атрибуция   трупа",  "Изобличение",  "Контрольная
закупка",  "Розыск"  и другие). Некоторые  из них  введены  в  память ЭВМ  и
используются  в  учебных  и  практических целях  (в том числе  в  диалоговом
режиме) на базе средств вычислительной техники.




     В  тактической операции выделяются  три  стадии  ее развития: 1) стадия
подготовки  (организации);   2)  стадия  реализации   (рабочая  часть);   3)
заключительная стадия.  В  свою очередь каждая из этих  стадий  предполагает
последовательное прохождение ряда этапов.  В подготовительной стадии имеются
следующие этапы:
     -  построение и  изучение  мысленной  модели  сложившейся  следственной
ситуации:
     - определение задачи (задач) расследования:
     - принятие решения  о необходимости  проведения  тактической операции и
разработка ее программы:
     - принятие мер  по обеспечению программы тактической операции  в стадии
ее  подготовки.  Изучение  и  оценка  мысленной  модели  ситуации  позволяет
определить  проблему, подлежащую разрешению на базе тактической  операции. В
свою  очередь, выяснение характера и  содержания  проблемы открывает  путь к
пониманию и формулированию первоочередной задачи  дальнейшего расследования.
Эта задача рассматривается в качестве цели тактической операции. Выявление в
ситуации наличия двух и более проблем  указывает на необходимость разработки
и  осуществления  нескольких  тактических  операций,  которые   могут   быть
независимы друг  от друга  либо пересекаться  в  части каких-то элементов. В
таких  случаях  реализация тактических  операций  производится  параллельно,
начинаясь  одновременно,  либо   путем  проведения  в  заранее  определенной
последовательности. Любые  действия, особенно системы действий,  выполняются
лишь после того, как  принято решение о их производстве. Как сложный волевой
акт,  каждое  решение  принимается   на  основе  определенной   совокупности
информации,  фактов,  знаний.  Принятие решения  о  производстве тактической
операции осуществляется по общим правилам принятия любого решения.
     Совершая этот акт, следователь должен проанализировать целесообразность
(процессуальную,  техническую,  технологическую,  социально-политическую   и
т.д.)  и реальную  возможность  реализации  акции. Кроме того в обязательном
порядке  учитывается   наличие  соответствующей  цели,  которая  может  быть
достигнута не иным способом, а только путем производства указанной операции,
а  также насколько осуществимы связанные с нею ожидания, не завышены ли они.
После того  как  решение  о  производстве  тактической  операции  принято  и
определена ее цель, осуществляется  конкретизация цели на основе определения
круга  задач,  которые  необходимо решить  для  достижения цели,  намечается
последовательность  их  решения.  Модели  цели  и задач  - базовые  элементы
программы тактической  операции (ее  общей модели).  В  эту программу  также
включаются   модели    действий,    которые   должны    быть    произведены,
последовательность этих действий,  вопросов,  на которые необходимо получить
ответ, времени, места их проведения и начала операции. Наряду с этим в общую
модель-программу входят частные модели других элементов тактической операции
(ее участников, их функций, обязанностей каждого, тактических  приемов и  т.
д.).  Любая  программа,  рассчитывающая  на  успех, должна  быть  надлежащим
образом  обеспечена.   В  первую  очередь  имеется  в  виду  организационное
обеспечение.   Важным   моментом   организационной   деятельности  в  стадии
подготовки  тактической   операции   является  решение  вопроса  о  кадровом
обеспечении  намеченной  программы.  Этот  вопрос  решается  с учетом  того,
насколько экстренной  является тактическая операция,  для  достижения  какой
цели она планируется,  каковы ее масштабы и  региональный  охват, характер и
объем предстоящей работы. Поэтому в ряде случаев признаются достаточными для
успешного  проведения тактической операции усилия  одного  лица,  принявшего
решение о  ее  проведении,  либо другого  работника  по  инициативе первого.
Однако, если эффективное  проведение операции может быть  гарантировано лишь
на  основе  объединения усилий  и возможностей  нескольких  работников  того
органа, в производстве  представителя  которого находится уголовное дело, то
создается   временная  группа   исполнителей   тактической   операции.   Она
формируется  на   период   проведения   тактической   операции   начальником
подразделения  по  представлению лица,  в  производстве  которого  находится
уголовное дело, из  числа его коллег. В том случае, когда  дело расследуется
бригадным методом,  в  тактической операции  участвуют все  члены группы или
какая-то их часть.
     И, наконец,  возможны  ситуации, когда проведение  тактической операции
целесообразно  лишь  на  основе объединения усилий и возможностей работников
различных   правоохранительных  органов.  При   необходимости  к  участию  в
тактической  операции  могут  быть  привлечены  специалисты  (например,  для
производства  инвентаризаций,  контрольных  обмеров,  контрольных   закупок,
обезвреживания баллистических объектов),  а также вспомогательно-технический
персонал.  Групповая  форма  проведения  тактических  операций  предполагает
назначение  руководителя  операции,   распределение  обязанностей  между  ее
участниками, разработку планов работы для каждого из них, решение вопроса об
обмене промежуточной  информацией и  ряда  других проблем.  Важное  значение
должно  придаваться тактическому  обеспечению предстоящей  операции.  В этих
целях  определяется   общая  стратегия  работы   и  тактические  особенности
проведения  отдельных следственных действий,  линия поведения их участников,
наиболее   целесообразные  правила  и  приемы   проведения   тех   или  иных
следственных действий, прогнозируются различные варианты развития ситуации и
ответные реакции исполнителей операции. В ходе подготовительной деятельности
принимаются  меры  по обеспечению предстоящей работы необходимыми средствами
криминалистической   и   иной  техники,   транспортом,  средствами  связи  и
осуществляются   иные   мероприятия   (изучаются   нормативные    документы,
методическая  литература,  проводятся  установочные  мероприятия  по   линии
органов  дознания,  составляются  необходимые  процессуальные документы и т.
д.).  В структуре  деятельности по реализации программы тактической операции
(рабочей стадии) выделяются три этапа: 1) первоначальный; 2)  промежуточный;
3) заключительный. Каждому этапу соответствуют свои задачи, пути, средства и
методы их  решения.  Рабочая часть  первоначального  и промежуточного этапов
тактической  операции реализуется  в режиме производства следующих  одно  за
другим  действий,  выстраивающихся в  своеобразную  цепочку,  либо в  режиме
одновременно  развертывающейся серии действий  (однотипных или разнотипных),
идущих параллельно друг другу.  Перерывы в производстве тактической операции
(например,   для  отдыха,  сна,   по  тактическим   или  иным  соображениям)
целесообразны лишь в том случае, если она рассчитана на проведение в течение
двух и более дней. Вопрос о перерыве в работе должен  заранее обдумываться и
с   учетом  прогноза  развития  ситуации  обеспечиваться  мерами  (например,
оперативно-розыскного характера), которые позволили бы исключить возможность
наступления нежелательных  обстоятельств  и прежде  всего возможность  срыва
операции. При определении  направления,  характера и  содержания  работы  на
каждом  этапе  должны  учитываться особенности  сложившейся  ситуации,  цель
операции, реальные  возможности  ее  участников. При  этом особую значимость
имеет  процессуальное  и  криминалистическое  обоснование того, что  и каким
образом должно быть  сделано  на первоначальном  этапе тактической операции,
закладывающем основу успеха  всей операции. Приоритет  должен отдаваться тем
задачам   и  действиям,   которые  являются  неотложными,  играют  ключевую,
определяющую  роль,  создают  базу  для   успешного  решения  других  задач.
Первоочередные  следственные  действия,  реализуемые  на  начальной   стадии
тактической  операции,  могут исходить  из  задачи  создания информационного
фонда, необходимого для  достижения намеченной  цели. В  ряде случаев, когда
личность преступника  неизвестна, прежде  чем  приступить к действиям по его
изобличению, следует выполнить комплекс действий по его выявлению на  основе
поиска и  исследования  следов  на месте  происшествия, выявления  и допроса
очевидцев  содеянного  и  принятия  других  мер.  Возможны и  иные ситуации,
связанные  с  разрешением  этого  вопроса.  В  следственной  практике  порой
возникает   необходимость   в   получении   и  использовании  дополнительной
информации у очевидца содеянного, допрошенного ранее в качестве свидетеля по
делу. В  том случае,  когда в  ходе операции  выясняется, что по  каким-либо
причинам неизвестно  место его  нахождения, необходимо выполнить действия по
собиранию  информации о  том, где и  в  связи с  чем находится свидетель,  и
обеспечить  его участие в следственном действии. При  проведении тактической
операции  типа изобличения заподозренного важное значение имеют те  задачи и
действия  первоочередного  порядка,  которые способствуют не  только  поиску
вещественных   доказательств,   уличающих   заподозренного   в    совершении
преступления, но и устранению возможности их уничтожения, что вполне реально
при ином начале операции. Таким образом, если работа на первоначальном этапе
тактической  операции   предполагает   необходимость  создания  предпосылок,
объективно способствующих эффективному  развитию  тактической  операции,  то
деятельность на промежуточном ее этапе должна исходить из задачи закрепления
и умножения достигнутых ранее результатов. Причем анализ и  оценка первичных
результатов, достигнутых на  начальном этапе тактической операции, позволяют
подчас  скорректировать  намеченную  программу,  уточнить,   дополнить  или,
наоборот,  сократить  ее,  осуществить  необходимые  кадровые  перестановки,
пересмотр обязанностей, а подчас замену участников операции. Что же касается
работы на заключительном этапе, то  она предполагает прежде всего подведение
ее  итогов,  оценку достигнутого,  принимая  во внимание как успехи,  так  и
промахи  и  неудачи.  На  этой  основе  принимается   решение  о  завершении
тактической  операции либо о доведении ее до  логического конца, если что-то
пропущено,  не  доделано  или  сделано  не  так.  Кроме  того,  составляются
необходимые для оформления проделанной работы документы (например,  подаются
письменные  рапорта  участников  операции, пишутся  объяснения,  оформляются
заключения специалистов) и обдумываются вопросы о  том, когда, каким образом
следует   реализовать   результаты    операции.   Своеобразие   работы    на
заключительном  этапе тактической операции  в  значительной мере зависит  не
только от  ее  результатов,  но и от того, на каком этапе  расследования она
проводилась.







     В  следственной  практике  часто  возникает  необходимость  в   решении
различных идентификационных задач. Например, требуется установить, данным ли
предметом  оставлен след  на  месте  происшествия,  из  данного ли пистолета
выстрелена  извлеченная  из  трупа   пуля,   данным  ли  человеком  исполнен
рукописный текст, составляли ли обнаруженные осколки (части) предмета единое
целое, того  ли человека видел свидетель на месте происшествия и т. д. Такие
вопросы    разрешаются   посредством    криминалистической    идентификации.
Идентификация   (отождествление)  представляет  собой  процесс  установления
тождества  объекта.  В основе теории криминалистической  идентификации лежит
учение о  диалектическом тождестве, диалектический  метод  познания.  Важное
значение имеет  также  формально-логический  закон  тождества  как  один  из
законов    человеческого   мышления.    Идентификация   объектов,    имеющих
криминалистическое значение, является частным случаем идентификации объектов
материального  мира. Принципиально  она  не отличается  от  идентификации  в
биологии, физике, химии и других  отраслях науки, хотя, конечно,  имеет свою
специфику.  Учение   о  диалектическом   тождестве   исходит  из   признания
индивидуальности  объектов  материального  мира.  Индивидуальность   объекта
означает, с  одной стороны, равенство его самому себе, а  с другой - отличие
от всего иного. Поэтому было бы неправильно говорить о тождестве  нескольких
объектов,  например, объектов,  входящих  в одну  и ту же  классификационную
группу, части и целого,  отображения  и отображаемого и т.  д. Тождественным
объект  может  быть   только  самому  себе.  Идентификационные  исследования
подразделяются  на  несколько  видов  по  различным основаниям.  По  природе
идентифицирующих  объектов  различают идентификацию  по  мысленному  образу,
сохранившемуся   в   памяти  человека  (узнавание),   и   идентификацию   по
материально-фиксированным отображениям объекта, а также идентификацию целого
по его частям.
     Идентификация   по   мысленному    образу   требует   строгого    учета
закономерностей и  условий восприятия  объекта,  свойств памяти опознающего,
создания наиболее  благоприятных условий предъявления объекта для опознания,
особенностей  воспроизведения  мысленного  образа  и  других психологических
закономерностей.  Совсем  другие особенности  характеризуют идентификацию по
материально-фиксированным отображениям и идентификацию целого по его частям.
Здесь применяются  преимущественно  экспертные  методы исследования, большое
внимание уделяется анализу  механизма образования  материально-фиксированных
отображений, используются сравнительные образцы, осуществляются раздельный и
сравнительный   анализ   идентифицируемого   и  идентифицирующего  объектов.
Идентификация целого  по его частям  предполагает не только изучение  следов
разделения целого  на  части (следов  разрыва,  разреза и т. п.),  но  также
анализ структуры  и состава вещества (материала) исследуемых частей  целого.
По   субъекту    отождествления    различают   следственную   и   экспертную
идентификацию.  В   тех   случаях,   когда   для  решения   той   или   иной
идентификационной задачи не  требуется  специальных познаний,  идентификацию
проводит  сам следователь  путем  предъявления  предмета  или  человека  для
опознания либо путем непосредственного анализа  и сопоставления объектов при
следственном осмотре, обыске, выемке, а также при  допросе и очной ставке. К
этому   виду   идентификации   следует  отнести  и  отождествление  объектов
оперативными работниками  в  процессе  оперативно-розыскной деятельности,  а
также судом в  процессе  судебного следствия.  Экспертная криминалистическая
идентификация  проводится по  постановлению следователя или определению суда
соответствующим специалистом в  области криминалистической экспертизы Если в
качестве  основания классификации берется объект исследования, идентификация
подразделяется на идентификацию человека, идентификацию предметов и вещей  и
идентификацию   животных.   В   зависимости   от   того,  к   какой  отрасли
криминалистической  техники  относится  исследуемый  объект,   идентификация
подразделяется  на фототехническую (например,  идентификация фотоаппарата по
экспонированной     фотопленке),    трасологическую,     дактилоскопическую,
судебно-баллистическую,           почерковедческую            (графическую),
технико-криминалистическую идентификацию  орудия  письма,  пишущих  машинок,
материалов документа, а также идентификацию человека по признакам внешности.
Каждый из этих видов криминалистической  идентификации  имеет свои  задачи и
специфические методы исследования.




     В  процессе  идентификационного исследования кроме объектов,  тождество
которых устанавливается, фигурируют и  иные,  идентификационная роль которых
различна.  Среди  них могут быть  объекты  с отображениями  (следами) других
объектов,  отдельные части,  ранее составлявшие одно целое,  пробы (образцы)
проверяемых  объектов и другие. Важно правильно определить идентификационную
роль  этих объектов  и правильно классифицировать их на определенные группы.
Первую  группу объектов, участвующих в  процессе  идентификации,  составляют
идентифицируемые   (отождествляемые)   или  искомые   объекты   установление
тождества которых является целью идентификации. Такими объектами  могут быть
предметы  (например,  пистолет,  орудие  взлома, пишущая машинка и  т.д.)  и
человек.  Ко  второй  группе  относятся  идентифицирующие  (отождествляющие)
объекты, с помощью  которых устанавливается  тождество искомого объекта. Это
может  быть  материально-фиксированное  отображение того  или иного  объекта
(например, след обуви в грунте, отпечаток папиллярного узора, рукописный или
машинописный текст, стреляная гильза или пуля, след  орудия взлома), а также
отдельные части, ранее составлявшие одно целое  (осколки автомобильной фары,
части  разорванного  документа,  обломки  ножа  и  др.), либо  тот или  иной
объект-представитель искомой классификационной группы. Следует иметь в виду,
что тот или иной предмет (например, вещественное доказательство) может иметь
несколько  разнородных  идентификационных  полей.  Необходимой  предпосылкой
идентификации  является взаимодействие  объектов, отражение свойств  одного,
идентифицируемого  объекта  на  другом,  идентифицирующем. Поэтому  в  любом
случае в идентификационном процессе должны участвовать как идентифицируемый,
так и идентифицирующий объекты.
     В   следственной   практике   нередки   ситуации,   когда   к   моменту
идентификационного  исследования  подлежащий  отождествлению объект  еще  не
обнаружен  и не представлен эксперту, но  объективно  он существует.  Задача
эксперта в этом случае заключается  в том,  чтобы по признакам, отображенным
на  идентифицирующем   объекте,   составить   более   или  менее   подробную
характеристику идентифицируемого  объекта,  которая  помогла  бы следователю
обнаружить его. Мысленный  образ объекта, сохранившийся  в памяти  человека,
должен удовлетворять тем же требованиям, как и любой другой идентифицирующий
объект:  быть  достаточно полным и  четким, иметь  достаточную  совокупность
признаков, по  которым  можно было  бы идентифицировать  (опознать)  искомый
объект. Если  мысленный образ, с  помощью которого предполагается установить
наличие  или  отсутствие  тождества индивидуально-определенного объекта,  не
обладает для этого необходимой совокупностью идентификационных признаков, то
такой образ (отображение) не может выполнять роль идентифицирующего объекта.
Следовательно,  в  этих случаях  идентификация (опознание) невозможна. Кроме
идентифицируемого и  идентифицирующего  объектов в  процессе  отождествления
используются сравнительные  образцы. Они  не  являются обязательными во всех
случаях  идентификации   и   требуются,  когда   непосредственное  сравнение
идентифицирующего  и  идентифицируемого  объектов  невозможно   или   весьма
затруднено.  Например,  при  решении  вопроса   об  исполнителе  исследуемой
рукописи невозможно без сравнительных образцов  непосредственно  сопоставить
идентификационные признаки, отобразившиеся в рукописи, с почерком  (системой
движений при письме) исполнителя. Для этого необходимы сравнительные образцы
почерка проверяемых  лиц. При  идентификации нарезного огнестрельного оружия
по   стреляной  пуле  весьма   затруднено   непосредственное   сопоставление
микрорельефа канала ствола проверяемого оружия и микрорельефа цилиндрической
поверхности стреляной пули. Для того чтобы облегчить исследование в подобных
случаях,  требуются  образцы  для  сравнения   -   выстреленные  из  данного
экземпляра  оружия   экспериментальные   пули,  которые  бы  опосредствовали
сопоставление  особенностей  поверхности  исследуемой  пули  и  микрорельефа
канала ствола. При идентификации  целого по  частям,  когда вполне  доступно
непосредственное   сопоставление   этих  частей   по  линии  их  разделения,
сравнительные образцы не требуются.
     Образцы для сравнения должны удовлетворять определенным требованиям: 1)
несомненным должно  быть  их происхождение  от  проверяемых объектов: 2) они
должны  отображать  достаточный  объем  их  свойств: 3)  быть сопоставимы  с
идентифицирующими объектами. Несоблюдение хотя  бы одного из этих требований
исключает  возможность   использования  объекта  в  качестве  сравнительного
образца. Несопоставимость сравнительного образца и  отождествляющего объекта
может быть обусловлена  различиями в механизме их образования,  значительным
разрывом  во  времени  возникновения этих  объектов и другими  факторами.  С
учетом этого в каждом случае идентификации решается вопрос о достаточности и
пригодности сравнительных образцов. Сравнительные образцы  подразделяются на
две  группы:  свободные  и  экспериментальные. Свободными образцами являются
объекты,  возникшие  вне  связи  с  данным  уголовным  делом,  их  появление
относится обычно  к  периоду,  предшествующему  совершению  правонарушения и
возбуждению   уголовного   дела   (это,    например,    заявления,    письма
подозреваемого,  направленные им  в своем время  в  то или иное учреждение).
Свободные сравнительные образцы могут быть получены на основании и в порядке
ст. 186  У ПК РФ или обнаружены при производстве выемки,  обыска и  осмотра.
Экспериментальные   сравнительные  образцы   представляют   собой   объекты,
происхождение    которых    связано   с    назначением    и    производством
идентификационной  экспертизы.  Их  специально  получают для  сравнительного
исследования у подозреваемого или  обвиняемого, свидетеля или  потерпевшего.
Чтобы обеспечить  пригодность экспериментальных  образцов для сравнения,  их
максимальную    информативность,    необходимо   применять   соответствующие
тактические приемы  и технические  способы получения образцов. Для различных
видов  идентификации эти  приемы и способы различны, но во  всех случаях они
должны  быть  направлены  на то,  чтобы  в сравнительных  образцах четко и в
максимально  возможном объеме  отобразились  признаки проверяемых  объектов,
чтобы   свести   к  минимуму   умышленные  искажения  их.   Для   проведения
идентификационного  исследования  бывает необходимо  от  одного  и  того  же
проверяемого  объекта   иметь   несколько  экспериментальных   сравнительных
образцов,  полученных  в  различных условиях (например, несколько рукописных
текстов,  выполненных  одним  и  тем  же  лицом разными орудиями  письма,  в
различных положениях и т. д.).
     Экспериментальные   сравнительные   образцы    получает    обычно   сам
следователь.  В   необходимых  случаях,  например,  когда   для   применения
технических средств при  получении образцов требуются  специальные познания,
он  привлекает  для   этого  соответствующего  специалиста.  Если  получение
сравнительных  образцов требует применения  специальных  методик  (например,
получение экспериментальных стреляных пуль с применением пулеуловителей), то
эти  действия  выполняет эксперт. В этом случае  получение экспериментальных
образцов является составной частью экспертного исследования. Самостоятельную
группу  объектов  криминалистической  идентификации  составляют  проверяемые
объекты.   Установление  лица,   совершившего  преступление,  поиск   орудий
преступления  и  других  вещественных  объектов  обычно  связан с  проверкой
нескольких объектов,  сходных  с  отождествляемым.  Они  и  образуют  группу
проверяемых объектов, среди которых  рано или  поздно обнаруживается искомый
(идентифицируемый) объект.  Проверяемые объекты  фигурируют, как  правило, в
каждом  идентификационном  исследовании,  поскольку  до  окончания  процесса
идентификации  не   ясно,  является  ли  тот  или  иной  проверяемый  объект
идентифицируемым (искомым). Если окажется, что  в числе проверяемых искомого
объекта нет,  то дополнительно  выявляются и исследуются другие  проверяемые
объекты, пока не будет установлен  идентифицируемый. При  отборе проверяемых
объектов задача следователя  заключается  в том, чтобы максимально сузить их
круг,  обоснованно  исключив из  него  те  сходные  объекты,  среди  которых
обнаружение искомого объекта исключается.




     Вывод  о  тождестве  объекта  всегда  базируется  на  совокупности  его
идентификационных  признаков.  Неточности  и  просчеты  в  определении  этих
признаков,  включение  в  комплекс  признаков  таких  особенностей  объекта,
которые  не  могут  выполнять  их  роль,  неизбежно  приводят  к  ошибкам  в
экспертных выводах, а  они,  в свою очередь,  могут  породить  неправосудные
приговоры и  решения.  Идентификационный  признак -  это  свойство  объекта,
удовлетворяющее определенным требованиям.  Каждый объект может  быть выделен
из  множества сходных объектов  по совокупности  присущих  ему свойств.  Для
этого могут быть использованы  любые свойства объекта: особенности  внешнего
строения  и внутренней  структуры,  его  физические  и химические  свойства,
биологические, анатомические  и физиологические  особенности  и т. д. Однако
каждое  из этих  свойств  может  быть использовано в  целях  идентификации и
выполнять  роль  идентификационного  признака  лишь  при условии,  если  оно
удовлетворяет  определенным  критериям.  1.  Чтобы  стать  идентификационным
признаком, свойство идентифицируемого объекта должно найти свое  отражение в
идентифицирующем объекте,  поскольку с помощью этого объекта устанавливается
тождество  искомого. 2. Функцию идентификационного  признака могут выполнять
лишь такие свойства  объекта, которые  характеризуются  специфичностью.  Чем
своеобразнее свойство,  тем выше его идентификационная значимость. 3. Важной
характеристикой   идентификационного  признака  является  его  относительная
устойчивость. Если то или иное свойство  объекта не  является устойчивым, то
оно  не  может  быть использовано в  качестве  идентификационного признака и
участвовать   в   идентификационном   процессе.    Критерием   относительной
устойчивости свойства может быть его  незначительная изменяемость во времени
и  пределах  идентификационного  периода,  закономерная  повторяемость   его
отображений  на идентифицирующем объекте, устойчивые  проявления  свойства в
различных  условиях.   4.  Критерием  при  отборе   признаков,   формирующих
идентификационный    вывод   эксперта,   является   взаимная   независимость
(относительная  самостоятельность) свойств  объекта. Известно, что  свойства
(идентификационные признаки) объекта могут  быть зависимыми друг от  друга и
степень этой зависимости бывает  различной. Иногда появление одного признака
неизбежно вызывает появление другого. Такие признаки с высоким коэффициентом
корреляции (взаимозависимости) непригодны для  процесса отождествления. Если
эксперт обнаруживает  подобную взаимную зависимость нескольких признаков, то
в выявленную совокупность для обоснования экспертного вывода включается лишь
один   из   них.   Остальные  в  расчет   не   принимаются  как  не  имеющие
самостоятельного  идентификационного значения.  Если  коэффициент корреляции
небольшой, взаимная зависимость признаков мала, то в выявленную совокупность
включатся  все  признаки,  а  идентификационное  значение  их   совокупности
определяется   с   учетом    коэффициента   корреляции.    Взаимозависимость
идентификационных признаков бывает явной и скрытой. Выявление и исследование
скрытой корреляции доступны лишь специалистам.
     5.  Важной  характеристикой  идентификационного  признака является  его
частота   встречаемости   у   сходных   объектов,   а   следовательно,   его
идентификационная  значимость: чем реже встречается  признак, тем  выше  его
идентификационное  значение.  Частота  встречаемости   и   идентификационная
значимость  признаков  в различных  видах идентификационных  исследований  в
настоящее время определяется  с  помощью  математической статистики и теории
вероятностей. Математическая  интерпретация  идентификационных  признаков  -
одно  из  перспективных  направлений  поиска  объективных  критериев  оценки
минимальной    неповторимой    совокупности   признаков,   достаточной   для
категорического  вывода  о тожестве. 6. То или иное свойство  объекта  может
быть использовано в  качестве идентификационного признака при  условии, если
оно доступно для современных методов познания.  Развитие  науки  убедительно
свидетельствует,  что  по  мере  расширения  ее   границ  открываются  новые
свойства,  создаются  новые надежные методы идентификации. Идентификационные
признаки могут быть подразделены на общие и частные. Общий идентификационный
признак    выражает   то   или    иное   свойство,   присущее   определенной
классификационной группе, он  является показателем  групповой характеристики
объектов (например, вид папиллярного узора, калибр пистолета и т. д.). Общие
признаки вполне обоснованно называют также групповыми или классификационными
признаками. Те или иные  особенности объекта, не  являющиеся выражением  его
групповых свойств, принято называть  частными идентификационными признаками.
К ним  относятся,  например, особенности  микрорельефа полей нарезов  ствола
пистолета, "глазки", "островки", "мостики" и другие особенности папиллярного
узора,  различные  дефекты  шрифта  пишущей  машинки,  особенности  строения
письменных знаков и их элементов в рукописи.




     Общая  методика идентификации предполагает  построение исследования  по
определенным стадиям со  строгим соблюдением их последовательности. В теории
криминалистической идентификации  выделяются четыре стадии идентификационной
экспертизы.  1. Экспертный осмотр представленных  на исследование  объектов.
При  осмотре   эксперт  выясняет,   все   ли  материалы,   перечисленные   в
постановлении (определении) о назначении экспертизы, представлены  эксперту,
все  ли  они  процессуально  правильно оформлены  и  нет  ли  сомнений в  их
подлинности,  достаточны  ли  и  пригодны  ли они  для  идентификации.  Если
материалов явно недостаточно или  они непригодны  для идентификации, эксперт
сообщает  об  этом  следователю  (суду) и  указывает,  какие  дополнительные
материалы необходимо  представить.  Эксперт в  этой  стадии  составляет план
предстоящего исследования  и определяет наиболее эффективные рабочие методы,
которые  будут  им   использованы  в  процессе   экспертизы.  2.  Раздельное
исследование представленных объектов. В этой стадии основная задача эксперта
-  выявить  максимальное  количество идентификационных  признаков,  присущих
каждому объекту, исследовать  все его  идентификационное  поле. При  анализе
следов-отображений   идентифицируемого   объекта   для   правильной   оценки
идентификационных  признаков,  их  совпадений и различий, необходимо уяснить
механизм образования этих следов. Выявленные признаки должны быть достаточно
полно  зафиксированы и  наглядно представлены на фотоснимках,  таблицах  или
схемах, чтобы облегчить сопоставление этих признаков в стадии сравнительного
исследования и дать им правильную оценку. 3. Сравнительное исследование.  На
данной  стадии эксперт  сопоставляет одноименные  идентификационные признаки
объектов, выявляет совпадающие и различающиеся признаки (в любом случае, как
при наличии, так и при отсутствии тождества, обнаруживаются и  совпадающие и
различающиеся признаки).  Сравнительное исследование  должно  быть  полным и
детальным.  Сопоставляются   в   деталях  не   только  броские  и   наиболее
характерные,  но  и  все  выявленные   в   стадии  раздельного  исследования
идентификационные  признаки  независимо   от   их   количества   и   степени
выраженности. Нередко  сравнение  именно мелких,  малозаметных  особенностей
позволяет  эксперту  сделать  правильный  вывод  о   тождестве.  Достоверные
результаты сравнения обеспечиваются умелым применением технических средств и
методов исследования. При этом могут использоваться различные  измерительные
приборы, лупы, сравнительные микроскопы, специальные осветительные приборы и
другие технические  средства.  4. Оценка выявленной совокупности признаков и
формулирование  вывода  эксперта.  Выявленные  совокупности   совпадающих  и
различающихся признаков должны быть оценены, и прежде всего  с точки  зрения
их закономерности или  случайности. Если закономерной, существенной окажется
совокупность  совпадающих  признаков, то вывод  эксперта  о  тождестве будет
положительным:  закономерная совокупность  различающихся признаков порождает
отрицательный  вывод.  Кроме   того,   выявленная   совокупность   признаков
оценивается   с  точки   зрения  ее  индивидуальности   (неповторимости)   и
достаточности   для   обоснования    категорического   (положительного   или
отрицательного)  вывода  эксперта.  Чтобы  дать   общую   оценку  комплексам
совпадающих   и  различающихся   признаков,  необходимо   оценивать   каждый
идентификационный   признак  в  отдельности  с  учетом   его  специфичности,
относительной  устойчивости,  независимости  от  других  признаков,  частоты
встречаемости и  идентификационной  значимости. В тех случаях, когда эксперт
приходит  к положительному  выводу, убедившись, что выявленные различающиеся
признаки случайны  и не  имеют существенного  значения  в решении вопроса  о
тождестве,  он  должен  обосновать  это  и  пояснить,  чем  обусловлены  эти
различия.  Решающей  в  данной  стадии  является  оценка  всей  совокупности
признаков, присущей объекту  идентификации. Вопрос о том,  какой минимальный
комплекс признаков  является  в  каждом конкретном  случае  достаточным  для
обоснования категорического вывода  эксперта  -  один  из  основных вопросов
теории криминалистической  идентификации. Правильное его решение зависит  не
только  от  качества  представленных на экспертизу  объектов,  от полноты  и
тщательности  проведенного  исследования,  но  и  от ряда  других  факторов:
профессиональной  подготовки,  квалификации и опыта эксперта,  его внимания,
вдумчивости,  сосредоточенности,  других субъективных  качеств, а  также  от
того,  какими   объективными  критериями  он   руководствуется  при   оценке
признаков.  Проблема   объективизации   критериев  оценки  идентификационных
признаков занимала и до настоящего времени занимает  важное место  в научных
исследованиях    криминалистов.   Определенные   положительные    результаты
достигнуты в  области почерковедческой, дактилоскопической, фотопортретной и
некоторых   других   видов   криминалистической   идентификации   с  помощью
статистических методов  и теории  вероятностей.  Математически  обоснованные
количественные  критерии  оценки  стали надежным  дополнением  качественного
анализа     идентификационных     признаков     и     их      совокупностей.
Вероятностно-статистические   методы  позволяют  определить  индивидуальную,
неповторимую   совокупность   признаков,   необходимую   и  достаточную  для
категорического  идентификационного  вывода эксперта.  Более  того,  на пути
математической   интерпретации    идентификационных    признаков   появилась
возможность   применения   для   решения  идентификационных   задач  средств
электронно-вычислительной  техники.  Единственным основанием  для  вывода  о
тождестве     является    индивидуальная     (неповторимая)     совокупность
идентификационных  признаков.   Вывод  эксперта   о   тожестве  может   быть
положительным   или   отрицательным,   категорическим  или  вероятным.  Если
совокупность  признаков недостаточна  для  категорического  вывода,  эксперт
ограничивается вероятным заключением. Доказательственное значение имеет лишь
категорический  положительный  или отрицательный вывод, вероятное заключение
может быть  использовано  лишь  в  организационной и в  оперативно-розыскной
работе.







     Расследованию   преступлений,   как   и  всему   уголовному   процессу,
свойственно  организационное, плановое начало. Планирование расследования не
сводится  к составлению  плана,  являющегося  лишь внешним выражением  этого
процесса,  завершением   и  в  большинстве  случаев  письменным  оформлением
определенной стадии планирования. Содержание планирования значительно шире и
представляет собой организационную и творческую сторону  работы следователя,
начинающейся с  начала расследования и продолжающейся  до его окончания. Она
предполагает:  а)  построение  версий:  б)  определение  всех вытекающих  из
анализа   версий   обстоятельств  и   вопросов,   подлежащих  выяснению;  в)
определение следственных действий, оперативно-розыскных и иных проверочных и
профилактических  мероприятий,  необходимых  для   исследования   выдвинутых
версий,   выяснения  вытекающих  из  них  вопросов,   установления  предмета
доказывания по  делу и  решения  других  задач расследования; г) определение
конкретных  исполнителей  намеченных  мероприятий, сроков  и  очередности их
выполнения. Все  элементы  планирования  находят свое конкретное выражение в
плане  расследования по  делу. Организация  расследования  -  понятие  более
широкое, чем планирование. Организовать расследование - это значит:
     - заблаговременно разработать согласованный план расследования;
     - наладить  надлежащее взаимодействие  в  процессе расследования  между
следователем,    оперативными   работниками,   специалистами,   сотрудниками
контролирующих органов  и  представителями  общественности,  привлеченными к
участию в расследовании;
     -  обеспечить  квалифицированное  руководство   следственно-оперативной
группой, в случае ее создания для работы по уголовному делу:
     - четко распределить обязанности между членами группы:
     - организовать регулярные оперативные совещания следственно-оперативной
группы с обсуждением результатов и очередных задач расследования: - наладить
систематический обмен информацией между  участниками следственно-оперативной
группы;
     -  спланировать  работу   следователя  с  учетом  всех  уголовных  дел,
одновременно находящихся  у него в производстве,  составить календарный план
его работы:
     -  обеспечить  техническую  оснащенность и необходимые  условия  работы
следователя;
     - подобрать и изучить необходимый нормативный материал (соответствующие
приказы,  инструкции,  уставы,  правила  и  т. д.),  который  потребуется  в
процессе расследования по делу;
     -  предпринять меры,  гарантирующие недопустимость  разглашения  данных
предварительного следствия и методов оперативно-розыскной деятельности:
     -   осуществить  иные  организационные   мероприятия,  необходимые  для
успешной работы по  делу. Комплекс организационных мероприятий по уголовному
делу  должен  быть  строго  определенным,  конкретным, разработанным во всех
деталях.   Важным  элементом  организации   расследования   является   четко
налаженное  взаимодействие следователя  с  оперативно-розыскными аппаратами,
экспертно-криминалистическими   службами,   контролирующими    органами    и
общественностью.  Сочетание  следственных  действий с  оперативно-розыскными
мероприятиями   является  одним   из  важных   условий  повышения   качества
расследования преступлений. Для  этого необходим  тесный  деловой контакт  в
работе  следователя  и  оперативно-розыскного аппарата.  Установление такого
контакта облегчается  в  случаях, когда расследование  ведется следователями
органов  МВД  и службы  контрразведки, поскольку  между  их следственными  и
оперативно-розыскными подразделениями не существует  ведомственных барьеров,
сами  следователи  этих  органов  знакомы  с  основами  оперативно-розыскной
деятельности   и  могут  совместно   с  оперативными  работниками   детально
разработать   планы  оперативно-розыскных   мероприятий   по   расследуемому
уголовному делу. Столь же  четкое взаимодействие  следственных и оперативных
работников  должно  быть  обеспечено  и в тех  случаях, когда  расследование
производится  следователями прокуратуры. И  в этих случаях необходимо, чтобы
специально  был  выделен оперативный работник  (или группа работников,  если
этого требуют интересы  расследования сложного уголовного дела), который  бы
нес  персональную ответственность  за раскрытие  данного  преступления.  При
бригадном методе расследования целесообразно  включать в состав следственной
группы  необходимое количество оперативных работников, которые бы  вместе со
следователями, используя специфические методы своей деятельности, направляли
совместные  согласованные усилия на успешное  решение  общих задач. Подлинно
деловой   контакт   в   работе   следователя   и   оперативного   работника,
обеспечивающий     успешное     сочетание     следственных    действий     и
оперативно-розыскных    мероприятий    при    расследовании    преступления,
предполагает  четкое  разграничение  полномочий  следователя и  оперативного
работника.  Их  взаимодействие  осуществляется  в  различных  формах:  выезд
следователя и  оперативного работника на  место  происшествия для совместной
работы по выявлению  и закреплению следов преступления, розыску и задержанию
преступника: совместное участие  в  разработке плана расследования по делу и
планов   отдельных   наиболее   сложных   действий  и   оперативно-розыскных
мероприятий; систематическая взаимная информация о  вновь полученных данных,
касающихся обстоятельств расследуемого преступления и лице, его совершившем.
Выделенные   для   участия   в   расследовании   работники   оперативных   и
экспертно-криминалистических подразделений должны активно использовать  свои
специфические  средства  и   методы  для   полного   и   быстрого  раскрытия
преступления,   четко  и  своевременно   выполнять   поручения   и  указания
следователя  о производстве розыскных и  следственных действий.  Они обязаны
немедленно уведомить следователя и  прокурора об обнаруженном преступлении в
случаях,  когда производство расследования  является обязательным: принимать
безотлагательные меры  к охране  места происшествия, выявлению и закреплению
вещественных  доказательств,  розыску  преступника  по  "горячим"  следам  и
осуществлению других неотложных следственных действий и оперативно-розыскных
мероприятий:  оказывать  научно-техническую  помощь  в выявлении  и фиксации
следов  преступления; своевременно сообщать следователю  о  вновь полученных
оперативно-розыскных данных для использования их при подготовке и проведении
следственных  действий по  делу.  Следователь,  в свою очередь,  обеспечивая
сочетание  следственных действий и оперативно-розыскных  мероприятий, должен
ставить в  известность соответствующих оперативных работников  о результатах
выполнения  плана  расследования,  о  вновь полученных в ходе  расследования
данных,  которые можно  использовать для организации успешного осуществления
оперативно-розыскных  мероприятий; своевременно и в конкретной форме  давать
оперативным  работникам  поручения  о проведении необходимых мероприятий  по
выявлению личности подозреваемого  (обвиняемого),  его связей, образа жизни,
поведения на  службе и  в  быту,  выявлению очевидцев преступления  и других
свидетелей  и  т.  д.:  приглашать  оперативных  работников  для  участия  в
подготовке и проведении задержания  или ареста обвиняемого (подозреваемого),
обыска  и других мероприятий, связанных с риском  сопротивления преступника,
его  побега  или  самоубийства  и  уничтожения  вещественных  доказательств:
приглашать оперативных работников  для участия  в  совещаниях  следователей,
ведущих расследование по  делу,  обсуждении причин и условий, способствующих
совершению преступления, и профилактических мероприятий, намеченных с учетом
материалов  расследования.  Сочетание  следственных  и  оперативно-розыскных
мероприятий    содействует   своевременному    предотвращению    готовящихся
преступлений. Следователи и оперативные  работники  могут оказать друг другу
большую помощь, выявляя  данные, которые  можно было бы  использовать в ходе
расследования.   К  такого  рода  данным  могут  быть  отнесены  сведения  о
готовящихся  преступлениях, способах и  орудиях  их  совершения,  намеченных
объектах преступного посягательства, приемах маскировки,  способах  сокрытия
следов преступления, устройстве тайников,  предполагаемых местах нелегальных
сборищ, способах связи между соучастниками, фактах, характеризующих морально
неустойчивых лиц, проявляющих склонность к совершению преступлений, и многие
другие  сведения, которые не относятся к составу расследуемого преступления,
но  могут  быть  успешно  использованы  в  организации  оперативно-розыскных
мероприятий. Подход к решению вопросов организации расследования должен быть
ситуационным.  С  учетом  типовых  следственных  ситуаций  можно  определить
типовые  комплексы  организационных  мер  применительно  к  различным  видам
(группам)   преступлений.   При    необходимости   (с   учетом    количества
подозреваемых, многоэпизодности преступления и объема  предстоящей работы по
делу) создается  следственно-оперативная  группа,  которая после  выполнения
задач  "группы  быстрого  реагирования"  принимает  от  нее  дело  к  своему
производству и проводит  предварительное  расследование. Поскольку в составе
"группы  быстрого  реагирования" и следственно-оперативной  группы действуют
представители  нескольких  оперативных   служб   (следователи,   оперативные
работники,   специалисты,   эксперты  и  др.),  особенно   важное   значение
приобретает организация  взаимодействия между членами  группы, а также между
группой  и  оперативно-розыскными  подразделениями  территориальных  органов
внутренних   дел   и   службы   контрразведки,   прокуратурой,   экспертными
учреждениями  и контролирующими органами. Органы дознания и предварительного
следствия в своей практической деятельности должны поддерживать тесную связь
с  общественностью,   постоянно   опираться   на   ее   помощь  в  борьбе  с
преступностью.  В следственной  практике помощь общественности  используется
главным образом для: а) обнаружения и пресечения преступлений; б)  выявления
лиц,  подозреваемых  в  совершении  преступлений:  в) розыска  и  задержания
преступников;   г)  розыска  орудия  преступления   и  других   вещественных
доказательств: д) выявления свидетелей по делу; е) подготовки к производству
отдельных    следственных   действий   (осмотра,    обыска,    следственного
эксперимента,  предъявления для опознания, проверки  показания на месте); ж)
выявления  и  устранения  причин  и  условий,  способствовавших   совершению
преступлений.  Используя помощь  общественности  в  раскрытии  преступлений,
необходимо  соблюдать   определенные   условия:   привлекать  представителей
общественности  к  участию  в  раскрытии  преступлений  строго  добровольно,
обеспечивать при  этом их  личную  безопасность,  не  наделять  их  правами,
которые по закону имеют лишь следователь или лицо, производящее дознание, не
пользоваться  услугами  заинтересованных  в  исходе  дела  лиц, не допускать
преждевременной огласки данных  предварительного  расследования. Недопустимо
перекладывать на представителей общественности  функции  органов дознания  и
предварительного следствия,  поручать им  производство допроса  свидетелей и
выполнение  других   следственных   действий.   Субъектам  и  взаимодействия
следователя  с различными контролирующими органами в процессе  расследования
(кроме  следователя) могут  выступать  работники:  1) контрольно-ревизионных
управлений (отделов) финансовых органов (главным образом по делам о хищениях
имущества,  хозяйственных   и   должностных   преступлениях   и   др.);   2)
Госторгинспекции  (по  делам о контрабанде, незаконном сбыте,  перевозке или
пересылке  наркотических  веществ  и  др.);  4)  органов   Госгортехнадзора,
Госатомнадзора,  Госавианадзора,  Госавтоинспекции  (по делам о чрезвычайных
происшествиях    на    объектах    промышленности,   сельского    хозяйства,
строительства,       транспорта       и       др.);      5)      санитарных,
санитарно-эпидемиологических    и    ветеринарных     инспекций,     органов
экологического  и радиационного контроля: 6) органов пробирного  надзора (по
делам о фальшивомонетничестве, хищении золота и драгоценных металлов и др.);
7) других контролирующих органов  федерального,  республиканского и местного
подчинения   (бактериологических,  гидрометеорологических  станций  и  др.).
Контрольно-ревизионные   управления  (отделы)   финансовых   органов   могут
проводить по  постановлению  следователя ревизии,  инвентаризации,  проверки
финансово-хозяйственной  деятельности  предприятий  и учреждений,  проверять
состояние учета  и хранения товарно-материальных ценностей, сырья и  готовой
продукции,  законность кредитно-денежных  операций  и т.  д.  Контролирующие
органы помогают следователю в подготовке судебных экспертиз, подборе опытных
экспертов,  а  также  в  выделении  специалистов для  участия в производстве
осмотров  и  других  следственных  действий.  Представители   контролирующих
органов  участвуют  в  проводимых  следователем  предварительных   проверках
поступивших  сообщений о преступлениях, участвуют в качестве специалистов  и
экспертов по уголовным делам, дают консультации  по  вопросам, относящимся к
их  специальности.  Весьма  важную  роль  контролирующие  органы   играют  в
выявлении причин  и  условий, способствовавших  совершению  преступлений,  и
проведении  профилактических  мероприятий по  материалам  расследования. Они
помогают  правильно   оценить  главное  направление   этих  мероприятий,  их
содержание, в  необходимых случаях непосредственно участвуя в их реализации.
В  последние   годы  проблема   взаимодействия   в  процессе   расследования
преступлений приобрела межгосударственный характер.  Во-первых,  образование
на  территории  бывшего  СССР  суверенных  государств вызвало  необходимость
координации  и  взаимодействия  в  работе  правоохранительных,  в том  числе
следственных, органов России и других государств - бывших союзных республик.
Это  взаимодействие  должно  осуществляться  на  совместной  правовой  базе,
договорных  отношениях,  предоставления  информации   и  оказания  помощи  в
раскрытии преступлений с использованием возможностей следственных аппаратов,
оперативно-розыскных и экспертно-криминалистических служб сторон. Во-вторых,
в  1990  г. наша  страна стала  членом  Международной организации  уголовной
полиции  (Интерпола),  возникла  возможность  осуществления взаимодействия в
процессе  раскрытия  преступлений   на   международном  уровне.  Возможности
Интерпола могут быть использованы в целях розыска и задержания особо опасных
преступников, получения необходимых  документов  и  других доказательств  по
уголовным делам, осуществления выдачи преступников,  возвращения угнанных за
границу транспортных средств и другого имущества.




     Планирование   расследования   опирается   на   следующие   руководящие
положения,    принципы:    индивидуальность,    динамичность,    реальность,
конкретность и ситуационность.  Индивидуальность  планирования расследования
является  выражением  неповторимой специфичности  каждого  уголовного  дела.
Несмотря на видовые сходства преступлений, наличие
     общих  положений  методики  их  расследования,  существование  типичных
тактических    приемов    и   универсальных    научно-технических   методов,
расследование   каждого  преступления   характеризуется   индивидуальностью,
неповторимостью  применяемых   конкретных  методов.   Иными   словами,   как
неповторимо по совокупности своих особенностей совершенное преступление, так
неповторимо по  своей специфике его расследование, а стало быть неповторимо,
индивидуально  и  планирование  расследования по  делу.  Несмотря  на  общую
типовую структуру плана  расследования  конкретный  план по уголовному  делу
всегда индивидуален,  и любая попытка пренебречь принципом индивидуальности,
подменить   конкретный    план   расследования   неким   шаблоном    чревата
отрицательными  последствиями.   Динамичность   планирования   расследования
является  проявлением  закономерности  развития  следственной  версии.   Как
динамичная  информационная  модель,  следственная версия  проходит  в  своем
развитии,  как  уже  отмечалось,  определенные  стадии.  В процессе проверки
вытекающих из  нее  следствий появляются новые данные  о  фактах,  возникают
новые предположения о проверяемых обстоятельствах преступления,  одни версии
отпадают, рождаются другие, и это происходит  до окончания расследования, до
установления  истины по делу. Закономерная  динамика расследования неизбежно
вызывает  динамику в планировании,  постоянное  уточнение и изменение  плана
расследования с учетом  вновь  полученной  информации.  Таким образом,  даже
самый   совершенный,    глубокий,    открывающий   перспективу   дела   план
расследования,  подвергается  постоянной корректировке. Из  этого  вовсе  не
следует,  что  при  составлении  первоначального  плана расследования  можно
пренебречь  требованиями   всесторонности  и  глубины  анализа   поступивших
материалов, детальной  разработкой  версий, намечаемых мероприятий и т. п. в
расчете  на то, что план "не  стабильный" и он  все равно будет изменяться и
дополняться.  Принцип   динамичности  планирования   обязывает   следователя
своевременно вносить в план расследования необходимые  дополнения и поправки
с  учетом  вновь  поступивших  данных  и  изменений  следственной  ситуации.
Реальность   планирования   расследования   выражается   прежде    всего   в
обоснованности   выдвигаемых   следственных  версий,   реальности  логически
выводимых   из  них  следствий.  В  противном  случае  процесс  планирования
расследования  будет оторванным от конкретных обстоятельств уголовного дела.
В  этих  условиях неизбежны  ошибки  в  определении единственно  правильного
направления    расследования,   отвлечение    следователя   на   бесполезные
мероприятия, потеря оптимального темпа работы по уголовному делу. Реальность
планирования  выражается  также  в  практической   выполнимости   намеченных
мероприятий, возможности соблюдения их  сроков. Подменить реальное желаемым,
но  неосуществимым,   составить  по  форме  содержательный,  "показной",  но
невыполнимый  план  -  значит  обречь расследование на неудачу. Конкретность
планирования  расследования означает,  во-первых,  постановку четких,  ясных
целей  и  задач   расследования;  во-вторых,   детальный  анализ  содержания
выдвинутых версий  и  формулирование точных вопросов, подлежащих  выяснению;
в-третьих,  определение конкретных мероприятий.  В  плане  расследования  не
должно быть общих,  отвлеченных  указаний, например, "выявить обстоятельства
совершенного   преступления",    "установить   виновность   подозреваемого",
"допросить свидетеля", "дать задание органам милиции" и т.д., как это иногда
наблюдается  на практике. Выясняемые  обстоятельства  должны быть указаны  в
плане конкретно,  свидетели  названы  персонально, точно  определены предмет
допроса и  последовательность их  вызова,  поручения органам милиции  должны
носить   целевой   характер.   Ситуационность   планирования   расследования
предполагает учет  конкретной следственной ситуации,  сложившейся к  моменту
планирования.  Следственная  ситуация предопределяет особенности  разработки
плана расследования  по делу, влияет  на содержание выдвигаемых следственных
версий,  в значительной  мере  определяет необходимый  комплекс следственных
действий и оперативно-розыскных мероприятий, а также совокупность подлежащих
выяснению  обстоятельств и  другие компоненты  плана расследования. С учетом
изменений    следственной   ситуации   корректируется,    дополняется   план
расследования по делу. Ситуационный подход к планированию характерен на всех
этапах расследования. Особенно ярко он выражен на его начальном этапе, когда
в  определенной  типовой следственной ситуации можно эффективно использовать
разработанные  криминалистикой  типовые  программы  расследования  с  учетом
индивидуальных особенностей конкретного уголовного  дела.  К числу принципов
планирования   расследования    некоторые    авторы   относят    также   его
своевременность, предостерегая,  с одной стороны, против "преждевременного",
а  с  другой,  против  "запоздалого"  планирования  расследования.  Следует,
однако,  иметь  в  виду, что планирование  начинается с первого  же  момента
расследования, как только поступает сообщение о  совершенном преступлении. С
этого  момента  следователь  строит  свои  первые  предположения и  намечает
первичные неотложные действия. И в принципе неважно, в какой форме рождается
в этот момент план расследования - в устной или письменной, планирование уже
началось, и таким образом нет оснований говорить о его несвоевременности или
своевременности; речь может идти о своевременности корректировки намеченного
плана, что входит в понятие динамичности планирования.




     План  расследования  по  форме  может  быть   устным  и  письменным.  В
следственной практике чаще всего используется письменная форма, как наиболее
эффективная,  не  требующая  от  следователя удерживать в  памяти содержание
плана, перечень выясняемых обстоятельств, мероприятий,  сроков и очередности
их выполнения. Устным  (мысленным) планом следователь ограничивается главным
образом  в  начале расследования,  когда выполняет  неотложные  следственные
действия  на  месте происшествия  и  у него пока  нет  возможности составить
письменный план. В этот  момент он также не может обойтись без  планирования
расследования и должен  с самого начала  действовать по определенному, пусть
мысленному,  но  всесторонне  продуманному плану,  иначе  его работа по делу
сразу  же  приобретает хаотический характер и, как  правило, малоэффективна.
Выполнив  все неотложные мероприятия, следователь приступает  к  составлению
письменного плана  расследования.  В  нем находят  отражение  выдвинутые  им
следственные  версии,  вопросы  (обстоятельства),  подлежащие  выяснению  по
каждой  из них,  следственные действия  и оперативно-розыскные  мероприятия,
необходимые для проверки  версий,  сроки и  очередность  их выполнения  (см.
таблицу).
     Если   применяется   бригадный   метод   расследования,   руководителем
следственно-оперативной группы  с участием всех ее членов составляется общий
план  расследования  по делу  и,  кроме  того, каждый следователь составляет
свой,    индивидуальный    план    расследования.   Конкретное    содержание
индивидуальных планов  зависит от того,  как  распределены обязанности между
членами группы  и какое  задание  получил  каждый. На практике распределение
обязанностей  происходит по-разному. В  одних случаях работа группы строится
по  версиям,  когда  каждый  следователь  осуществляет  проверку  одной  или
нескольких  намеченных версий; в других  -  она  организуется  поэпизодно, и
каждому  члену  группы  поручается  исследовать  тот  или  иной  эпизод  или
несколько взаимосвязанных эпизодов преступления; в-третьих,
     - если преступления совершались  в  нескольких городах, регионах, члены
группы  распределяются  по  этим  регионам,  выезжают  на  места м  проводят
расследование.   Иногда    бывает    целесообразным   кому-то   из    членов
следственно-оперативной группы поручить выполнение определенных следственных
действий,   например,  производство  обысков,  подготовку   всех  экспертных
исследований  и  т.д.  По  групповому уголовному делу  нередко  практикуется
распределение  работы  следственно-оперативной  группы   в   зависимости  от
количества  обвиняемых. При этом каждому следователю поручается исследование
всех   фактов   преступной   деятельности   того   или  иного   обвиняемого,
привлеченного  по   делу.  Структура   и  содержание  индивидуальных  планов
расследования  во всех  приведенных  случаях будут  различны. Например,  при
региональном     и     поэпизодном     принципе     распределения     работы
следственно-оперативной   группы  индивидуальные  планы  будут  походить  на
типовой план расследования и  содержать  все его основные реквизиты. Если же
следователю   (или   оперативному  работнику)  поручена  лишь  подготовка  и
проведение    по    делу    каких-то    определенных    следственных    (или
оперативно-розыскных)  действий,  то,  очевидно,   его  индивидуальный  план
расследования  будет   фрагментарным,  ограниченным   рамками  следственного
действия   (или   оперативно-розыскного   мероприятия).   По   групповым   и
многоэпизодным уголовным делам  наряду  с  общим и  индивидуальными  планами
расследования  используются вспомогательные средства планирования:  1) схема
структуры  преступной группы; 2)  схема преступных связей  соучастников:  3)
схемы документооборота, движения товарно-материальных  ценностей,  структуры
предприятия    (организации),    технологического   процесса    производства
(преимущественно  по делам  о должностных  хищениях и преступных  нарушениях
правил охраны труда); 4) карточки на обвиняемых с указанием  инкриминируемых
каждому эпизодов преступления, наличия доказательств и др.; 5) список связей
обвиняемых; 6) сетевой график расследования; и др.



     Общий   и   индивидуальные   планы   расследования   по   делу   всегда
конкретизируются, дополняются планами следственных действий. Они также могут
быть устными и письменными, однако предпочтение следует отдать вторым.
     В плане следственного действия должны быть четко  определены  его цель,
условия, место и  время проведения, содержание подготовительных мероприятий,
конкретные  участники  и их обязанности, тактические  приемы  и  технические
средства выполнения,  способы фиксации результатов. Эти общие элементы плана
приобретают свое конкретное содержание  в  зависимости от вида следственного
действия и особенностей расследуемого преступления. Например, план допроса и
план следственного  эксперимента будут значительно отличаться друг от друга.
В плане допроса акцент делается на предмете допроса, содержании (иногда и на
формулировках)  исследуемых вопросов, очередности  их постановки,  выявлении
взаимоотношений    допрашиваемого    с    другими    участниками   процесса,
предупреждении  оговора,  тактических приемах  получения  от  допрашиваемого
правдивых показаний,  использовании  доказательств.  В  плане  следственного
эксперимента наряду с конкретной целью его  проведения находят отражение все
элементы его подготовки: выявление условий проверяемого события, определение
содержания,  способа,  очередности,  времени  начала  и   окончания  опытных
действий,  пределов  их  варьирования,  определение  пределов ознакомления с
содержанием  предстоящего  эксперимента   каждого  из  его   участников,  их
инструктаж,   подготовка   научно-технических  средств,  транспорта,  связи,
средств сигнализации и охраны. В плане указываются также конкретные условия,
место  и время производства эксперимента, его участники и конкретные функции
каждого из  них,  а  также  планируемые  способы  фиксации условий,  хода  и
результатов  следственного  эксперимента.  Содержание  планов   следственных
действий зависит и от других факторов. Например, планы допроса  сознавшегося
обвиняемого и  обвиняемого отрицающего свою  вину,  не  одинаковы по  своему
содержанию.   Четкое   выполнение  планов   следственных  действий  является
важнейшим условием эффективности  всего расследования.  Его успех в конечном
счете  зависит  от   того,  насколько  квалифицированно  будут  спланированы
следственные действия, направленные на обнаружение,  фиксацию и исследование
доказательств, а также оперативно-розыскные мероприятия.







     Под технико-криминалистическими средствами (ТКС) понимаются аппаратура,
инструменты,  приспособления, слепочные  массы  и другие  материалы, а также
методы и  методики, применяемые в целях обнаружения, фиксации и исследования
носителей и источников информации, получения и использования этой информации
в уголовном процессе. Применение ТКС осуществляется с учетом ряда принципов:
1.   Независимость   следователя   в   принятии    решения    о   применении
технико-криминалистических средств (лишь в одном  случае,  когда речь идет о
правилах хранения вещественных доказательств,  закон  обязывает  следователя
проводить фотографирование громоздких предметов). 2. Допустимость применения
технико-криминалистических   средств.    3.   Предварительное    уведомление
следователем   всех   участников   следственного   действия   о   применении
технико-криминалистических   средств.  4.   Обязательность   процессуального
закрепления  применения технико-криминалистических средств и полученных  при
их использовании результатов.  Из этого  принципа вытекает,  что: а)  каждый
факт применения таких средств обязательно должен отражаться в  протоколе, б)
в  нем должна содержаться запись,  что перед применением  ТКС  все участники
следственного  действия  об  этом  были уведомлены;  в)  в  протоколе должно
указываться, какие  именно ТКС использовались и условия их  применения; г) в
протоколе должны фиксироваться полученные при этом результаты; д) результаты
применения  ТКС  (изготовленные  фотографические снимки,  негативы,  слепки,
диапозитивы,  киноленты,  фонограммы допросов,  планы, схемы и др.) подлежат
приобщению    к    протоколу     следственного    действия.    Классификация
технико-криминалистических  средств производится по различным основаниям: 1)
источнику   происхождения;  2)   субъекту   применения;  3)  назначению.  По
происхождению ТКС  подразделяют на приспособленные, т. е. заимствованные  из
других  областей техники  (фотоаппараты, магнитофоны, различные  микроскопы,
измерительные  инструменты   и   др.),   и   специально   разработанные  для
криминалистических    целей   (средства   дактилоскопирования,   передвижные
криминалистические  лаборатории  и   др.).   По  субъекту   применения   они
подразделяются  на  средства, рассчитанные  на применение  следователем  или
работником дознания (следственный чемодан, фотоаппарат, поисковые  приборы и
др.),    и    на   технические   средства,    применяемые   специалистом   и
экспертом-криминалистом (различная исследовательская  аппаратура). По  целям
применения выделяются: 1) средства,  используемые  для  поисковых целей;  2)
средства фиксации и изъятия объектов; 3) средства исследования объектов:  4)
технико-криминалистические   следообразующие  средства.  Для  следователя  и
работника   дознания   наибольший    интерес    представляет   классификация
технико-криминалистических средств по их целевому назначению.




     Для  обнаружения  различных материальных  объектов  применяются  разные
технические средства, научные  приемы  и  методы  Средства поиска невидимых,
маловидимых и микроскопических объектов предназначены для обнаружения следов
пальцев,  волокон  одежды, пыли,  волос  и других  микрочастиц.  Так,  следы
пальцев,   оставленные   на   бумаге,  стекле,  металлических,   деревянных,
пластмассовых изделиях, бывают малозаметными либо  совсем невидимыми. Для их
обнаружения  разработан  ряд  технических  приемов и средств.  С этой  целью
широко  применяются  специальная  криминалистическая  лупа  с  подсветкой  и
порошки  алюминия,  графита,  сажи,  окиси  цинка  (рассчитаны  на  опыление
колонковой   кисточкой),    восстановленное   водородом   железо   (опыление
производится   магнитной  кисточкой).   В   последнее  время  для  выявления
потожировых  следов на  цветных  материалах  (бумажных  деньгах,  лотерейных
билетах,   облигациях   и   других   ценных   бумагах)  стал  использоваться
люминесцирующий порошок  "Квант". Хорошим средством выявления следов пальцев
являются   пары  йода.   Для   их   применения   правоохранительные   органы
обеспечиваются специальным комплектом приспособлений "Кт", а для закрепления
выявленных  с  помощью  паров  йода  следов  (они  быстро   обесцвечиваются)
разработана крахмальная бумага.
     Для  поиска микрообъектов  используются  лупы  с  большим  увеличением,
ультрафиолетовые осветители УК-1 (с автономным питанием), ОЛД-41 (с питанием
от  сети), "Квадрат" (с  автономным питанием и питанием от сети).  Поисковые
приборы на  ультрафиолетовых  лучах  позволяют  обнаруживать  брызги  крови,
сперму  и другие  выделения, волокна и вещества органического происхождения.
Поиск следов  выстрела (копоти,  несгоревших  порошинок, частичек  металла),
железных опилок на месте взлома преграды и на одежде подозреваемого, а также
других   объектов,   поглощающих   инфракрасные    лучи,   производится    с
использованием приборов  С-70  и  "Ворон-3".  Средства  поиска металлических
объектов  предназначены для  обнаружения холодного и огнестрельного  оружия,
пуль, гильз  и патронов, орудий взлома,  металлических денег, драгоценностей
из  благородных металлов, других  металлических  предметов. Наиболее широкое
распространение   получил  магнитный  искатель-подъемник  -  подковообразный
постоянный  магнит весом 1,4 кг  с приспособлением для крепления капронового
шнура  длиной  25  м  или  металлической  штанги.  Данный  прибор  позволяет
отыскивать и  извлекать  из жидких,  полужидких и  сыпучих  сред  (водоемов,
выгребных ям, снега, песка и др.) объекты из черных металлов весом до 35 кг.
Для  поиска   указанных   объектов,  спрятанных   в  конструкциях  зданий  и
сооружений,  а  также  на  открытой  местности,   правоохранительные  органы
обеспечиваются металлоискателями  типа  "ИМП"  и  "Ирис". Миноискатель "ИМП"
начал поступать на вооружение еще в 60-е годы. Сейчас он заменяется прибором
"Ирис", более чувствительным  и удобным в работе.  Для  поиска металлических
объектов в  воде  выпускается  прибор  "Ирис-П",  который позволяет водолазу
вести поиск  на глубине до  40 метров. Обнаружению металлических  изделий  в
одежде,   постельных  принадлежностях,  ручной  клади,  мебели  способствует
применение малогабаритного электронного металлоискателя "Гамма".  В  крупных
областных центрах на вооружении правоохранительных органов имеется поисковый
прибор для  дифференцированного поиска  изделий из цветных металлов (золота,
платины, других  драгоценных металлов).  На  места стал  поставляться прибор
"Кайма", позволяющий отыскивать  в конструкциях из кирпича и бетона  тайники
(пустоты и неоднородности). В поисковых целях в следственной практике широко
используются металлические щупы для обследования мягкой мебели и емкостей  с
сыпучими, вязкими веществами  и траллы  для обнаружения в водоемах трупов, а
также  выброшенных  в  них  различных  вещей.  Некоторые  поисковые  приборы
разработаны  специально  для  использования  в  местах  заключения.  К  ним,
например,  относятся  приборы  "Цикорий"  и  "Лаванда", предназначенные  для
предотвращения побегов. Прибор  "Цикорий" позволяет обнаруживать нарушителя,
осуществляющего  подкоп  под запретной  зоной.  Он  основан  на  регистрации
сейсмических колебаний грунта, возникающих  при  подкопе.  Прибор  "Лаванда"
используется при досмотре грузовых автомобилей  и колесных прицепов  с целью
обнаружения спрятавшихся в них или в вывозимом грузе заключенных, пытающихся
незаметно  покинуть охраняемую  зону.  Прибор  основан  на  фиксации  биения
сердца.




     В  практике  органов  дознания  и  предварительного  следствия  широкое
применение наряду с поисковыми  средствами находят также средства фиксации и
изъятия  объектов,  имеющих криминалистическое  значение.  Липкие пленки. Из
липких  пленов  наиболее широко применяются  дактилоскопические  пленки. Они
выпускаются двух  видов: прозрачные и темные. Темная  планка применяется для
фиксации    и    изъятия    потожировых    следов,    выявленных    светлыми
дактилоскопическими    порошками   (алюминия,   окиси    цинка    и    др.).
Дактилоскопическая пленка используется и для  изъятия с  различных предметов
волокон  одежды,  пыли,  пыльцы  растений и  других  микрообъектов.  Находит
применение  дактилоскопическая пленка и для  изъятия некоторых видов  следов
обуви и  транспортных  средств,  обнаруженных на линолеуме, фанере,  досках,
железе,  гладком  асфальте.  Для  этих   целей   дактилоскопическая   пленка
выпускается  больших  размеров (14х30 см).  В стадии производства  находится
прибор "Парус". Он рассчитан на изъятие с помощью  микропылесоса фиксируемых
на  липкой пленке микрочастиц (из карманов, сумок) в  целях  их исследования
под  микроскопом. Слепочныв  материалы.  К ним  относятся  гипс, силиконовая
паста "К", пластилин, а также слепочные  массы,  применяемые в зубопротезной
практике.  Гипс  используется  для изготовления  слепков  с объемных  следов
обуви,  транспортных  средств,  копытных  животных.  С   помощью  пасты  "К"
изготовляются  слепки со следов орудий  взлома,  небольших  участков  следов
обуви  и  транспортных средств.  Пластилин применяется для получения слепков
лишь со следов взлома. Если следы обуви или транспортных средств остались на
сыпучих поверхностях,  то перед изготовлением слепков они закрепляются лаком
"Прелесть" в  аэрозольной упаковке. Для  замены пасты  "К" начата разработка
новой  синтетической  массы,  более  дешевой и с  лучшими  характеристиками.
Фотографическая,  киносъемочная, видвозаписы-вающая  аппаратура.  Фотография
как  средство  фиксации  применяется в  криминалистике почти  с  момента  ее
изобретения  и используется в  борьбе  с преступностью для  различных целей:
запечатления следов на  месте  происшествия, изъятых при обыске вещественных
доказательств,  фиксации  обстановки, в  которой  производится  следственное
действие  (например,  обстановки  места  происшествия,  обстановки  квартиры
обыскиваемого  и  обнаруженных  тайников).  Фотографированию   подлежат  все
арестованные.    Для   выполнения    необходимых    фоторабот    следователи
обеспечиваются   зеркальными    фотоаппаратами    типа    "Зенит",   набором
удлинительных  колец  (для фотографирования  следов  и  мелких  вещественных
доказательств), широкоугольным объективом (для фотографирования обстановки в
малогабаритных   помещениях).  Следственные  органы  со  штатом  более  трех
следователей   обеспечиваются   репортерскими  фотосумками,   комплектуемыми
фотоаппаратом,  удлинительными кольцами,  короткофокусным объективом  "Мир",
фотовспышкой,  масштабной  линейкой,  набором  номеров   с  подставками  для
обозначения  фотографируемых  на  месте происшествия объектов.  По  наиболее
опасным преступлениям, а также в случае, когда требуется запечатлеть процесс
проведения следственного действия в динамике (при производстве следственного
эксперимента, проверке показаний на  месте и  др.), применяются кинокамеры и
видеомагнитофоны различных марок  (правда, киносъемка в последние годы из-за
технических  сложностей  по обработке кинопленок и изготовлению  кинофильмов
применяется редко). Аппаратура магнитной звукозаписи. Она находит применение
в  беседе   следователя  с  свидетелями-очевидцами  на  месте  происшествия,
потерпевшими, отправляемыми  с места происшествия  в  больницу,  при допросе
свидетелей, потерпевших,  подозреваемых, обвиняемых,  при проверке показаний
на месте и  в некоторых других случаях.  Средства дактилоскопирования. К ним
относятся   краситель   (типографская  краска,  дактилоскопическая  подушка,
дактилоскопическая  мастика),  резиновый  валик  для  раскатки  типографской
краски,  стеклянные, плексигласовые или  металлические пластины, на  которых
раскатывается  краска,  специальные  столики для дактилоскопирования, бланки
дактилоскопических карт. Эти средства  используются для получения отпечатков
пальцев  неопознанных трупов, потерпевших,  подозреваемых  и  обвиняемых для
криминалистического исследования или помещения в картотеку.




     Как отмечалось, исследование  обнаруженных объектов бывает  двух видов:
предварительным  и  экспертным. Для  успешного  проведения  предварительного
исследования  разработан ряд научных методик и технических средств. Методика
предварительного исследования следов рук позволяет определять рост, возраст,
характерные особенности ладони  и  пальцев рук  человека, оставившего  след.
Методика  предварительного  исследования  следов  обуви,  с  помощью  котрой
устанавливается количество лиц, находившихся  на месте происшествия, их пол,
путь передвижения, особенности походки, примерный рост, характерные признаки
обуви, ног.  Методика  предварительного исследования  следов  орудий  взлома
позволяет устанавливать тип, вид, разновидность использованного  инструмента
или предмета, особенности его рабочей части  (формы, размера, выбоин, сколов
и  т.  д.),  признаки  преграды, с которой контактировало орудие  (отслоение
краски  или другого вещества), примерный  рост, комплекцию, профессиональные
навыки  и   физические   особенности  лица,  совершившего  взлом.   Методика
предварительного исследования следов автотранспортных  средств рассчитана на
определение вида, марки, модели автотранспортного средства, имеющихся на нем
повреждений,  направления   движения,  остановки  и  других   обстоятельств.
Информация,  полученная   при  применении  перечисленных  методик,   активно
используется  в  розыске  по  "горячим  следам".  Методика  предварительного
исследования следов крови. Кровь  является весьма распространенным веществен
ным доказательством, однако ее  поиск связав с определенными  трудностями. С
течением времени  кровь изменяет  свой  цвет  от темно-красного,  бурого  до
темно-серого,  а при загнивании  приобретает  зеленоватый цвет.  Кроме того,
многие вещества  внешне  похожи на кровь (ржавчина,  красители,  соки, вино,
чернила и др.). Поэтому подозрительные пятна, обнаруженные при осмотре места
происшествия,     освидетельствовании,    обыске,    нередко    подвергаются
предварительному  исследованию. В криминалистическом  комплекте  следователя
прокуратуры для этого имеются препараты: гидропирит, реактив Воскобойникова,
люминал. С их помощью, применяя  соответствующие методики, следователь может
выявить следы крови.  Однако  окончательно данный  вопрос  может решить лишь
судебно-медицинская  экспертиза. Из технических средств  при предварительном
исследовании используются:
     - лупы криминалистические;
     -  линейки,  рулетки, циркуль,  штангенциркуль  и  другие  инструменты,
применяемые для измерения объектов  (результаты измерений  сопоставляются  с
соответствующими  таблицами  криминалистических справочников,  таким образом
определяются рост и некоторые другие данные  преступников, модели скрывшихся
транспортных средств, решаются иные важные для розыска вопросы);
     - приспособления для составления композиционных портретов разыскиваемых
лиц (идентификационный комплект рисунков ИКР-2 или персональные ЭВМ с блоком
программ);
     -  ртутно-кварцевые   лампы  и   электронно-оптические  преобразователи
(используются для предварительного исследования одежды и других  предметов с
целью обнаружения микрочастиц. а также выявления подделок в документах);
     - набор для экспресс-анализа  наркотических веществ  "Политест" (в него
входит  одиннадцать  тестов,  позволяющих   устанавливать  наличие  конопли,
гашиша, марихуаны,  опия-сырца,  соломки мака,  морфина,  кодеина,  героина,
промидола, амфетиминов, барбитуратов, кокаина, эфедрина, ЛСД);
     -  прибор  "Котраст" для обнаружения при  осмотре  транспортных средств
признаков изменения заводских номеров (позволяет выявлять изменения  толщины
лакокрасочных   покрытий,  напайку  или  варку  металлических  фрагментов  с
изменением маркировочных данных);
     -  прибор "Киноварь" (предназначен  для  предварительного  исследования
портфелей,  сумок,  карманов одежды и  других  объектов с  целью определения
транспортировки в них золота по следам  имеющейся на нем ртути).  В процессе
экспертных криминалистических исследований применяются:
     -  универсальная   лабораторная  репродукционная   установка  (УЛАРУС),
предназначенная  для  фотографирования и  исследования  следов рук,  взлома,
документов  и других объектов  (на  этой установке  можно фотографировать  с
рассеянным  и косопадающим светом, в инфракрасных и  ультрафиолетовых лучах,
производить микро- и  макросъемку,  репродуцировать  штриховые и полутоновые
документы, изготовлять диапозитивы и выполнять другую работу);
     - микроскоп  сравнительный  криминалистический  (МСК)  для исследования
мельчайших  следов на пулях,  гильзах, патронах и других объектах (позволяет
не  только выявлять  следы, но  и проводить оптическое совмещение, например,
следа  на  пуле,  извлеченной  из   трупа,  со  следом  на  экспериментально
стрелянной пуле);
     - прибор оптического наложения (ПОН), предназначенный для  исследования
бумажных  и  металлических  денег,  оттисков  печатей  и  штампов,   бланков
документов, изготовленных  типографским способом, и других подобных объектов
(позволяет накладывать оптическое изображение исследуемого объекта  на такое
же изображение образца);
     - прибор  "Трасограф", позволяющий получать экспериментальные следы  на
свинцовых пластинах  или другом  мягком  металле  от орудий  взлома  с целью
последующего их сравнения со следами, изъятыми с места происшествия;
     -  установка  "Скорость"  (предназначена  для  отстрела  огнестрельного
оружия, поступившего  на исследование и  получения экспериментальных  пуль и
гильз с целью последующего их сравнения с  такими же объектами, приобщенными
к делу в качестве вещественных доказательств). В стадии разработки находится
аналогичная установка  "Дробь", которая будет оснащена миллисекундомером для
определения скорости полета пули и убойной силы исследуемого оружия:
     - установка "Развертка" для фотографирования  следов оружия  на боковых
поверхностях пуль, гильз и  патронов,  а также  следов пальцев на  бутылках,
стаканах и других цилиндрических поверхностях;
     - прибор "Дактилоскоп", предназначенный для комиссионного  исследования
так  называемых  трудных следов пальцев, (позволяет двум  и  более экспертам
одновременно изучать признаки следов пальцев,  изъятых с места происшествия,
и папи-лярных узоров отпечатков пальцев  подозреваемого: исследуемые объекты
на этом  же  приборе  могут  быть  сфотографированы).  В  настоящее время  в
криминалистические подразделения вместо данного прибора стал поступать более
совершенный прибор на основе персональной ЭВМ.
     Выше названы лишь  некоторые  приборы,  используемые  при  традиционных
криминалистических  исследованиях.  В  составе  экспертно-криминалистических
подразделений  функционируют также  физико-химические,  пожарно-технические,
пищевые   и   другие   лаборатории.  Они  оснащены  специальными  приборами,
позволяющими  проводить   экспертизы  вещественных  доказательств  на  самом
современном уровне. В названных лабораториях применяются различные методики.
Спектральный  анализ  основан на изучении  спектра исследуемых веществ. Суть
его  заключается  в том,  что исследуемое вещество  в  небольшом  количестве
помещается в специальный прибор - спектрограф (в лабораториях имеются разные
их модели), где в пламени электрической дуги или искры вещество испаряется и
полученные  таким  образом  отдельные  атомы возбуждаются  и испускают свет.
Через  систему линз  он  падает  на призму и разлагается на  спектр, который
затем  расшифровывается  с  помощью  специальных  таблиц  или  встроенных  в
спектрограф ЭВМ.  При помощи спектрального анализа определяется  неизвестное
вещество  и  его  химический  состав.  Данный метод широко  применяется  при
исследовании   лакокрасочных   покрытий,   например,   красок   автомобилей,
горюче-смазочных материалов, почв,  частиц  строительных материалов и других
веществ.  Люминесцентный  анализ основан  на способности  некоторых  веществ
светиться  при воздействии  на них  ультрафиолетовых или инфракрасных лучей.
Люминисценция имеет различный цвет.  Регистрация люминисценции  производится
визуально,    а    также   с    помощью   приборов   (электронно-оптического
преобразователя)  и  фотографическим  путем.  Метод  весьма  чувствителен  и
применяется  при  исследовании  вытравленных  и  слабовидимых  текстов,  для
прочтения  залитых текстов, выявления невидимых в обычном свете пятен крови,
спермы, масляных пятен, тайнописи, при сравнении  красителей, восстановлении
текстов на сожженных документах, обнаружении смазки оружия в следах выстрела
и  в  других  случаях.  Хроматографические  методы  основаны  на  разделении
комплектов  веществ  на  составляющие.  В зависимости  от способа разделения
различают  бумажную,  тонкослойную,  газовую  хроматографию.  При применении
бумажной хроматографии исследуемое вещество превращается  в раствор и в него
опускается  полоска фильтрованной  бумаги, которая впитывает его. Компоненты
раствора  вследствие различных  свойств оказываются  на  различных  участках
бумаги. Место их положения определяется цветными реакциями.
     В случае применения тонкослойной  хроматографии используются стеклянные
пластины  с  нанесенным  на  них  адсорбентом  -  селикогелем.  При  газовой
хроматографии исследуемое вещество с помощью микрошприца вводится  в колонки
-  тончайшие  длинные  трубочки, заполненные активированным  углем или  иным
сорбентом.  Колонки вставляются в газовый хроматограф, где они нагреваются и
через них проходит инертный газ, а с ним  и  молекулы исследуемого вещества.
На   выходе   колонки   они  регистрируются   детектором,   и  вычерчивается
хроматограмма.  В  дальнейшем  она расшифровывается. В современных  приборах
расшифровка  хроматограмм  производится  встроенными   в  них  компьютерами.
Хроматографические  методы  применяются  при  исследовании  чернил,  красок,
некоторых  нефтепродуктов,  многих  синтетических  веществ,  клея  и  других
веществ,  а  газовая  хроматография  особенно  эффективна  при  исследовании
спиртоводочных    изделий,    горюче-смазочных   материалов,    органических
многокомпонентных   растворителей.  Калориметрический  анализ   основан   на
проведении  реакций,  сопровождающихся  образованием окрашиваемых продуктов.
Путем  измерения   на  соответствующих   приборах   интенсивности   окраски,
светопоглощения  и последующего сопоставления с окраской эталонных растворов
известной  концентрации  определяется  содержание   вещества  в  исследуемом
растворе.  Электроанализ  основан  на выделении  из  растворов  электролитов
веществ  путем их осаждения  на электродах. Выделившиеся продукты взвешивают
вместе  с  электродом,  вес которого  заранее  известен.  По  разнице  весов
определяют содержание выделенного  компонента.  Электрофорез применяется при
криминалистическом  исследовании   красителей,   чернил,  белковых,  клеящих
веществ  и  др.  При  его  применении  исследуемое  вещество  разделяется  и
определяется под воздействием электрического тока напряжением 100-400 вольт.
Прибор  состоит из  выпрямителя и  камеры для  разделения.  Для  определения
неизвестных  веществ,  поступающих  на   исследование  в  криминалистические
подразделения, используется и ряд других методик и современных приборов. Для
удобства пользования  технико-криминалистическими  средствами,  применяемыми
непосредственно  при  производстве следственных действий,  их комплектуют  в
специальные  чемоданы  или  портфели.   Последние  модели  таких  комплектов
называются следственными портфелями  и  унифицированными  чемоданами "Кейс".
Чемоданы комплектуются  средствами для выявления и фиксации  следов пальцев,
слепочными  массами  для  изготовления  слепков  со  следов  взлома,  обуви,
транспортных средств, двумя разными лупами, электрофонарем, приспособлениями
для дактилоскопирования, различными инструментами (молоточком, универсальной
отверткой, стамеской, зубилом,  пилкой  по металлу, индикатором  напряжения,
алмазным  стеклорезом, пассатижами), набором  для изъятия микрочастиц (двумя
разными  пинцетами,  двумя  зубными  зондами, ножом-иглой,  липкой  пленкой,
ультрафиолетовым    осветителем   "Квадрат"),    измерительными   приборами,
комплектом щупов,  канцелярскими принадлежностями для  вычерчивания планов и
схем. Унифицированный  чемодан "Кейс" рассчитан на применение  следователем,
работником дознания и специалистом-криминалистом. Для участковых инспекторов
милиции  сельской  местности,  нередко   выполняющих  функции  дознавателей,
выпускается криминалистический комплект "Кофр". Перечень его вложений  более
скромен, чем в наборе "Кейс",  однако и в нем есть достаточный набор средств
для обнаружения и изъятия следов рук, взлома, проведения различных измерений
и  некоторые  другие.  В   настоящее  время  в   правоохранительных  органах
эксплуатируется  несколько   разновидностей  передвижной  криминалистической
лаборатории (ПКЛ). Органы прокуратуры  обеспечиваются ПКЛ, рассчитанными  на
использование  следователями   этого  органа,  а  органы  внутренних  дел  -
специалистами-криминалистами.  Обе  разновидности  ПКЛ  выпускаются  на базе
микроавтобуса "РАФ" - для регионов с хорошими дорогами и на базе автомобилей
"УАЗ-452"  -  для  регионов  с преобладанием  грунтовых  дорог.  Передвижные
криминалистические  лаборатории  органов внутренних дел  имеют более  полную
комплектацию   технико-криминалистических   средств.   Они  оснащены   пятью
специальными  чемоданами:  для  работы со следами  рук,  объемными  следами,
микрообъектами,   биологическими   объектами   и   трупом,   фотографической
аппаратурой  и  приспособлениями  для  фотосъемки.  В  ПКЛ  также   имеются:
магнитный   искатель-подъемник,  ультрафиолетовый  осветитель,   магнитофон,
радиостанция  для  связи  с дежурным органа  внутренних  дел  и  патрульными
нарядами,    холодильник   для    хранения   скоропортящихся    вещественных
доказательств,  набор реактивов для проявления фотопленки, набор  слесарного
инструмента, шанцевый инструмент,  спецодежда (комбинезон, халат,  резиновые
сапоги),   источники   освещения   (генератор,   чемодан   с   осветительной
аппаратурой,  выносные   штативы),   туристский  комплект  "отдых"  (столик,
стулья),  приспособление  для  ограждения  места  происшествия,  мегафон для
удаления посторонних, противогаз, каска проходческая, сейф,  аптечка,  набор
средств для вычерчивания планов, прибор для  склеивания пленки  при упаковке
вещественных доказательств и ряд других  средств, которые могут понадобиться
при осмотре  места  происшествия  или при проведении  другого  следственного
действия.




     Технико-криминалистические следообразующие средства на практике, да и в
литературе зачастую  называют химическими ловушками, поскольку они оставляют
на преступнике трудно устранимые и хорошо заметные следы своего воздействия.
Однако правильнее их именовать все же следообразующими  средствами, так  как
основное их назначение - не завлечь преступника в ловушку, а  образовать  на
нем в случае  совершения им  преступления дополнительные  следы, облегчающие
розыск  по "горячим следам" и его  изобличение. К следообразующим  средствам
относятся:   химические  красители   (порошок,  жидкость,  мазь),   средства
распыления  красителя,  маскирующие  средства, т.  е.  средства,  в  которых
размещается краситель и разбрасывающее устройство. Следообразующие  средства
нашли широкое применение  в борьбе с кражами из аптек, торговых объектов, со
складов, из раздевалок  на  предприятиях,  служебных столов  в  учреждениях,
карманов и сумок в  транспорте и других общественных местах.  Идея  создания
следообразующих  веществ  подсказана самой практикой.  Работникам уголовного
розыска  хорошо  известны   факты,   когда   раскрытие   кражи   значительно
облегчалось,  если преступник  в  момент  совершения  преступления  случайно
пачкал свои руки,  обувь или  одежду  масляной краской,  побелкой или другим
красящим веществом. Подобные  факты  рассматривались как большая удача,  так
как это демаскировало преступника  и способствовало быстрому его задержанию.
Разработка  и  использование  следообразующих средств  превращает  случайные
удачи в  закономерность, поскольку  препараты  следообразующих  средств  при
попадании  на тело  человека  и его  одежду  окрашивают их  в  яркие  цвета,
бросающиеся в  глаза гражданам,  что  и способствует задержанию преступника.
Используемые  в следообразующих  средствах красители достаточно стойки.  Они
могут  быть  смыты  лишь  при использовании  эффективного моющего  средства,
однако и после удаления видимых окрашенных  пятен  частицы красителя надолго
остаются  под  ногтями,   в   складках   кожи   и  легко  обнаруживаются   в
ультрафиолетовых  лучах,   под  действием  которых  они  люминесцируют.  Что
касается  одежды, то попавший  на  нее  препарат может быть полностью удален
только с применением химической  чистки.  За время, пока преступник не смоет
попавший  на  него  краситель, он  встречается с  сослуживцами,  продавцами,
работниками общественного  питания и другими  гражданами, которые  неизбежно
обращают  внимание  на  окрашенные  части тела или  одежду,  что значительно
облегчает установление его личности. Следообразующие средства подразделяются
на  активные и  пассивные. Активные следообразующие средства  -  это  такие,
которые имеют устройства для выбрасывания красящего вещества в  пространство
и таким образом обеспечивают его попадание на  одежду  и открытые части тела
человека, приведшего  в действие  это  устройство.  Выброс  красителя  может
производиться  как  при  срабатывании  механического   устройства,  например
пружинного,  так  и  при  срабатывании взрывчатого  вещества  в  специальных
пиропатронах.  Пассивные  следообразующие   средства  никаких  срабатывающих
устройств   не   имеют.  Их  конструкция   рассчитана  на   непосредственное
контактирование   с  ними  лица,   совершающего  преступление.  В  пассивных
следообразующих  средствах  красящее вещество в виде  порошкообразных смесей
или мазей наносится либо непосредственно на предмет, который  может привлечь
внимание  преступника, либо  помещается в пакеты,  парафиновые  капсулы  или
другую  упаковку и маскируется среди  таких предметов. Срабатывание активных
следообразующих   средств   сопровождается   определенным    шумом    (взрыв
пиропатрона,   щелчок  пружины)  и  всегда  является  очевидным   для  лица,
совершающего  преступление.  При  срабатывании  пассивного  следообразующего
средства преступник может  и не знать этого факта  и обнаруживает его только
через некоторое время. Один и тот же объект может  блокироваться несколькими
как  активными,  так и  пассивными  следообразующими  средствами.  При  этом
нередко  также   устанавливаются  предметы,  облегчающие  оставление  следов
пальцев  преступника.   К   следообразующим   средствам  предъявляется   ряд
требований:  1) Они не должны  быть опасными для  человека. Применяются лишь
такие средства,  в  которых содержится совершенно  безвредные  для  человека
химические  вещества, а  сила их выбрасывания не  может вызвать механические
повреждения глаз  или иных органов.  Например, при  разработке  пиропатрона,
предназначенного   для   выбрасывания   химического  красителя,   с   особой
тщательностью  определялась навеска  взрывчатого  вещества. Патрон  взят  на
вооружение  лишь  после  всестороннего  медико-биологического  испытания  на
кроликах  и других  живых  организмах и  получения  по  результата?.  такого
испытания  медицинского  заключения. 2)  Конструкция следообразующих средств
должна  постоянно  изменяться.  При применении одних  и тех  же  конструкций
преступники в состоянии  быстро их распознавать. При совершении преступлений
они   будут   стремиться   их   не    касаться.   Многообразие   конструкций
следообразующих  средств также необходимо  и в связи  с тем, что  приходится
блокировать  самые  разнообразные  объекты (магазины, аптеки,  раздевалки  и
пр.).  3)  Следообразующие средства должны  быть  надежными  в эксплуатации,
рассчитанными  на  длительное применение  в различных  климатических  зонах.
Используемые  в  следообразующих  средствах  красящие веществ гигроскопичны,
легко  впитывают  влагу.  В  условиях  влажного  климата,  если  не  принять
специальных  мер  по их защите, от увлажнения,  они  могут  быстро  прийти в
негодность.  Поэтому  в  местностях с  влажным климатом красящие  вещества в
следообразующем  устройстве   герметизируются   (заливаются  парафином   или
помещаются в парафиновые капсулы,  заделываются в плотные бумажные  пакеты и
т.  п.).  4) В конструктивном отношении следообразующие средства должны быть
простыми,   рассчитанными   на    использование   подручных   материалов   и
неквалифицированной  рабочей силы по  их изготовлению (курсантов милицейских
школ  и  др.).  В  заводских  условиях  изготовляются  только  выбрасывающие
устройства  -  пиропатроны,   механические  приспособления,  базовые   смеси
красящих   веществ.   Они   являются   основой    для   любой   конструкции,
разрабатываемой   непосредственно  на  местах.  Это  обеспечивает   огромное
разнообразие  следообразующих  средств,  что не  позволяет  преступникам  их
распознавать при совершении преступлений. 5) Следообразующие средства должны
быть дешевыми, поскольку  ими блокируется огромное количество объектов, если
они  будут  дорогими,  то  для  их   изготовления  потребуются  значительные
средства. Практика выработала  следующий  порядок применения следообразующих
средств.   Работники  уголовного   розыска  определяют  объекты,  подлежащие
блокировке  этими  средствами,  и  их  количество.  В  соответствии  с  этим
совместно   с   экспертно-криминалистическим   отделом   они   разрабатывают
конструкцию следообразующих  средств и организуют  их  изготовление.  Состав
красящего  вещества  определяет  специалист-химик  на   основе  поставляемых
централизованно  базовых  смесей  применительно  к отдельной территориальной
зоне. Последнее имеет важное значение, так как при задержании подозреваемого
по  обнаруженному  на нем  веществу можно установить  район места совершения
преступления.   Факт  установления  на   объекте  следообразующего  средства
оформляется актом  установленной  формы, составляемым работником  уголовного
розыска  или   участковым   инспектором.  В   нем  указывается  наименование
заблокированного   объекта,   должность   и   фамилия  сотрудника   милиции,
установившего следообразующее средство, фамилия,  имя, отчество материально-
ответственного лица, внешний вид следообразующего средства и используемого в
нем     химического     вещества     (без     точного     его     указания).
Материально-ответственное лицо подробно инструктируется о правилах обращения
с  следообразующим  средством и предупреждается  о  неразглашении  факта его
установки.  К  акту  приобщается  в  опечатанном  виде  пакетик  с  образцом
красящего вещества. Список всех заблокированных  данными средствами объектов
хранится  в  дежурной  части  органа  внутренних  дел  и   используется  для
информирования   следственно-оперативной   группы,   выезжающей   на   место
происшествия при совершении преступления. Факт срабатывания следообразующего
средства отражается в  протоколе осмотра  места  происшествия, и об этом  по
рации передается  срочная информация оперативным  нарядам  для осуществления
розыска  преступников по  "горячим следам".  К протоколу осмотра прилагается
образец красящего вещества, если  в результате срабатывания следообразующего
средства  оно частично  просыпалось  и было  изъято.  Иногда следообразующее
средство  (зачастую пассивное) преступники  уносят с собой.  В таких случаях
следователь в  протоколе осмотра места  преступления указывает, что  со слов
материально-ответственного лица,  участвующего в осмотре, в  таком-то  месте
накануне преступления находилось  следообразующее средство, которое в момент
осмотра не  обнаружено.  Более  подробно фиксируется  этот  факт в протоколе
допроса  этого  лица. Акт  о блокировке объекта следообразующим средством  и
приложенный  к  нему  образец  красящего  вещества  запрашивается из  органа
милиции  и  приобщается  к  уголовному  делу.  При  обнаружении  преступника
проводится  немедленное его  освидетельствование  и  осмотр  одежды,  личный
обыск,  а  также  обыск  по  месту  жительства  и  работы.  Во  всех случаях
используется  ультрафиолетовый  осветитель.  Если  на  его  теле  обнаружено
вещество,  которое могло  образоваться  веществом следообразующего средства,
оно изымается с помощью марлевого тампона. Одежда со следами такого вещества
направляется  на   физико-химическую   экспертизу.  Производство  экспертизы
целесообразно  поручать экспертно-криминалистическому отделу  местного  МВД,
УВД,  поскольку  эксперты  этого  отдела хорошо знают методику  исследования
веществ,  применяемых  в следообразующих средствах. Перед экспертами  обычно
ставятся два вопроса: 1) каков состав вещества, которым  образовано пятно на
одежде  (теле)  подозреваемого;  2)  совпадает  ли  он с  составом  вещества
следообразующего средства,  установленного там, где  совершено преступление.
Для сравнительного исследования на экспертизу  вместе с  одеждой  (тампоном)
направляется образец вещества, приложенный к акту.







     Криминалистическая   фотография,  кинематография,  средства  видео-   и
звукозаписи  в   следственной  практике  применяются,   во-первых,  в  целях
получения наглядного иллюстративного. а  вместе с тем и  доказательственного
материала  и, во-вторых,  для  выявления  таких объектов,  следов  и фактов,
которые,  находясь за  пределами  порога  чувствительности органов зрения  и
слуха,  не воспринимаются при осмотрах и исследованиях  в  обычных условиях.
Кроме того, эти средства являются еще и надежным "средством памяти". Они как
бы  запечатлевают  на  будущее  то,  что  может  не  сохраниться  в  натуре.
Производство  осмотра   места  происшествия,  как   правило,  сопровождается
фотосъемкой.   Фотоизображения   следов  и  других   объектов   -  носителей
криминалистической  информации  дополняют  описание  их  в  протоколе,  дают
наглядное   представление  о   вещной  обстановке,   с   которой  столкнулся
следователь.  Видеозапись, примененная в  ходе  допроса,  не только передает
содержание полученных показаний, но  и  характеризует обстановку, в  которой
они  были  получены. В  некоторых  случаях  при  допросе  достаточно  бывает
применения  не видео-,  а  звукозаписи  (магнитофона),  когда допрашивается,
например, малолетний свидетель, и  особенности  его речи вполне  оказываются
отображенными  этим средством.  Исключительно велико значение фотосъемки при
производстве криминалистических экспертиз,  в ходе которых  она выступает не
только в качестве  иллюстрации  свойств и признаков  объектов,  положенных в
основу  заключения,  но  и  в  качестве  инструмента  выявления,  анализа  и
сравнительного  исследования  этих  свойств и признаков. Такие  исследования
обычно  связаны  с применением специальной  аппаратуры  и  довольно  сложных
методик.  Таким  образом,  криминалистическая   фотография,  кинематография,
видео- и звукозапись могут  быть  определены  как отрасль криминалистической
техники, представляющая собой систему научных положений, технических средств
и методов  получения  изображения объектов и фактов  в целях  их фиксации  и
исследования  при решении  задач расследования. В  основе криминалистической
фотографии,  кинематографии, видео- и звукозаписи лежат технические средства
и методы  общего назначения,  обладающие универсальностью.  Применение  их в
криминалистике     приобрело    специфическую    правовую    направленность,
обусловленную особенностями запечатлеваемых объектов и решаемых  задач.  Эти
особенности  позволяют использовать  в  криминалистических целях  лишь такие
методы получения отображений, которые обеспечивают  точность и объективность
запечатления и возможность проверки соответствия информации, полученной с их
помощью, реальным фактам. Фотография ц кинематография, благодаря достижениям
в области  физики,  химии и других  наук, достигли значительных  технических
успехов  и  применяются  в   настоящее   время  в   самых  различных  сферах
человеческой  деятельности.  Современная  фотография  позволяет  производить
съемку  в  темноте,  тумане, видеть то, что недоступно  человеческому глазу.
Ускоренная  и  замедленная  киносъемка  дает  возможность  увидеть   процесс
быстротечных   и   замедленных    явлений.   Для   достижения    наибольшего
иллюстративного эффекта динамики (хода и результата) следственного  действия
(следственного  эксперимента,  проверки   показаний  на  месте  и   др.)   в
криминалистической   кинематографии   могут    быть   применены    различные
операторские  приемы: статичный кадр, панорамирование,  "наезд"  и "отъезд",
передвижение   камеры   по  горизонтали  и  вертикали.  Однако   непременным
требованием    остается    недопущение    приемов,    искажающих    реальную
действительность.   В   криминалистической    кинематографии   могут    быть
использованы  профессиональные  (35  и  16  мм) и любительские  (16  и 8 мм)
кинокамеры. Преимущество  при  этом  должно быть  отдано камерам  достаточно
портативным и обеспечивающим  высокое  качество  изображения. С появлением и
распространением   техники  видеозаписи  она  также   стала   применяться  в
следственной практике  и, более  того, стала  вытеснять  кинематографию.  По
сравнению  с  киносъемкой   видеозапись  обладает   рядом  преимуществ:  она
оперативнее,  проще  и  удобнее в использовании, экспонированный материал не
требует никакой  дополнительной обработки, видимое изображение  одновременно
со съемкой может сопровождаться звуковыми  пояснениями. Произведенная запись
может  быть  тут  же   продемонстрирована   на   экране  видеомонитора.  При
демонстрации  записи  возможен  стол-кадр в  случае  необходимости  изучения
каких-либо деталей.
     Звукозапись в ходе производства следственных действий осуществляется на
профессиональных   (студийных)    и   любительских    магнитофонах.   Методы
использования    их   определяются   процессуальными   правилами.   Различий
технических  приемов работы с  магнитофоном  в  криминалистике и  в  обычном
бытовом  его использовании  не  отмечается.  В зависимости от стоящих  перед
съемкой   задач   и   методов  их  решения  криминалистическая   фотография,
кинематография   и   видеозапись  подразделяются   на:  1)   запечатлевающую
(фиксирующую) и 2) исследовательскую (экспертную) съемку.




     Запечатлевающая   съемка   производится   при  проведении  следственных
действий        самим        следователем,        специалистом-криминалистом
(специалистом-фотографом) или  иным участником по предложению  следователя с
целью запечатления  обстановки, хода и  результатов  следственного действия.
Фотосъемка при этом может быть четырех видов: 1) ориентирующая, 2) обзорная,
3)  узловая  и  4)  детальная. Каждый из них несет  различную  информативную
нагрузку. Ориентирующая съемка  охватывает место производства  следственного
действия   с   окружающей   местностью,   ориентирует   место   производства
следственного действия по его расположению.  На  ориентирующем снимке должны
быть  представлены  улица,  строения,  окружающие   дом,   где  имело  место
происшествие, дороги (возможные  пути прихода  и ухода преступников) и т. д.
Такая  съемка производится  преимущественно со значительно  удаленных точек,
расположенных выше снимаемого плана (балкон  противоположного дома, площадка
на  крыше  и   т.  п.).  При  этом   могут  быть   применены  широкоугольные
(короткофокусные) объективы, панорамный способ съемки. Обзорная съемка - это
съемка самого  места  производства  следственного  действия  без  окружающей
обстановки, в первоначальном виде, без каких-либо изменений, вносимых в ходе
следственного  действия.  В  зависимости  от  операторских возможностей  эта
съемка может быть произведена с  одной или нескольких точек, с разных сторон
с  наиболее  полным  охватом  фиксируемой обстановки.  Узловая съемка -  это
съемка   отдельных  участков  ("узлов")  места   производства  следственного
действия, на  которых в силу  тех или  иных  причин концентрируется внимание
участников следственного действия (общий  вид взломанной двери склада, место
обнаружения  следов и  т.  п.).  Снимки  этого вида  фотосъемки должны  быть
сделаны таким  образом,  чтобы на них  было  видно расположение фиксируемого
участка на месте производства следственного действия. Детальная съемка - это
съемка  отдельных  предметов, их  деталей, следов. Поскольку такие предметы,
детали, следы чаще всего имеют небольшие  размеры,  съемка их производится в
крупном масштабе (с применением удлинительных колец) и с масштабной линейкой
в  целях  определения при необходимости  действительного размера натуры. Для
удобства  съемки   объекты   ее   могут   изыматься   с  места  обнаружения,
располагаться на более подходящем, контрастирующем фоне, с подбором наиболее
эффективного   освещения.   Киносъемка   и   видеозапись   применяются   при
производстве следственного действия в целях запечатления  информации того же
объема. Однако  в силу специфичности  их  операторских методов такая  съемка
подразделяется на  съемку мелким, средним и крупным  планами.  Съемка мелким
планом  выполняет  роль ориентирующей  съемки. Чаще всего  с  мелкого  плана
начинается  кино- или  видеофильм. Он как бы  вводит нас в  общую окружающую
обстановку  места события.  Средний план дает  обзор  непосредственно  места
производства следственного действия, фиксирует общее расположение  объектов,
расстановку участвующих в следственном действии  лиц и выполняемые ими роли.
Крупный  план  выделяет отдельные, наиболее важные объекты съемки и действия
участников  события, фиксирует  общие и частные признаки предметов,  имеющих
значение для  расследования дела. В целях достижения большей информативности
мелкие  предметы,  следы,  особенности  поведения  и эмоционального  настроя
участников действия из числа обвиняемых, потерпевших, свидетелей снимаются с
акцентированием  внимания  на   них.   Операторские   возможности  кино-   и
видеосъемки  путем  плавного   перехода   от  плана   к  плану  позволяют  с
убедительной достоверностью показать место  обнаружения имеющего отношение к
расследуемому  событию  объекта,   характерные  для  него  общие  и  частные
признаки, запечатлеть такие особенности поведения участвующих в следственном
действии  лиц, которые "ускользнули"  бы при других способах фиксации. Выбор
необходимых  в  конкретной  ситуации  видов   съемки  зависит  от  характера
производимого   следственного   действия,   от   целесообразности   фиксации
обстановки в целом и ее деталей фотографическими средствами. Фотосъемка всех
четырех видов обычно производится  при осмотре  места происшествия. В других
случаях могут быть произведены съемки лишь отдельных видов. Обстановка места
производства следственного действия, особенности  ситуации и объектов съемки
предопределяют  тот или иной  метод  фотографирования.  1. Обычная съемка  -
съемка общераспространенной бытовой аппаратурой (преимущественно зеркальными
камерами  типа  "Зенит"),  без каких-либо  специальных  приспособлений,  без
применения специальных  методик. При необходимости  могут  быть использованы
сменные (широкоугольные  и телескопические)  объективы,  светофильтры общего
назначения,  противосолнечные   бленды   и  тому  подобные   принадлежности.
Криминалистической  такая   съемка   становится   в  силу  специфичного  для
расследования  дела объекта и  задач  съемки  процессуального  характера. 2.
Панорамная съемка - съемка протяженных  планов, не входящих в кадр аппарата,
с применением  универсального  и широкоугольного  объективов.  Такая  съемка
может быть  произведена  специальными панорамными  камерами,  выпускавшимися
отечественной   промышленностью,  "ФТ-2"  с  размером  кадра  24х110  мм   и
"Горизонт"  с  размером  кадра  24х58   мм.  Обычным  бытовым  фотоаппаратом
("Зенит", "Киев", "Зоркий"  и др.) панорама может  быть заснята  несколькими
последовательными снимками с некоторым перекрытием каждого предыдущего кадра
последующим  кадром. По  заметным  ориентирам в  местах  перекрытий позитивы
обрезаются и склеиваются в единый панорамный снимок. Панорамная съемка может
быть  произведена  с  одной  точки путем  поворота фотоаппарата вокруг своей
вертикальной оси  (круговая  панорама), или с разных равноудаленных от плана
съемки точек путем перемещения  аппарата по параллельной  снимаемому объекту
линии  (линейная  панорама).  Съемка круговой  панорамы  возможна  лишь  при
значительном   (практически  далее   30   м)   удалении  снимаемого   плана.
Преимущественно это съемка  открытой  местности. В помещениях с ограниченной
площадью   возможна  только  линейная  панорамная   съемка.  Фотоснимки  для
изготовления панорамы  должны  производиться  в  одних  и  тех  же  условиях
(дистанция съемки, диафрагма, экспозиция).
     3. Стереоскопическая съемка - съемка объемной  натуры. Производится она
при необходимости показа  на снимке эффекта  объема, взаимного  расположения
объектов съемки  в глубину.  Стереоскопическая съемка может  быть  выполнена
специальной  фотокамерой  "Спутник"  с   двумя  объективами,  через  которые
одновременно  получают  два  самостоятельных  негатива  под  разными  углами
зрения, соответствующими визуальному восприятию человеком. Стереоскопическая
съемка возможна и обычным фотоаппаратом. В этом случае делается два снимка с
передвижением аппарата по горизонтали на расстояние среднего глазного базиса
(65   мм).  Позитивы  с  двух  негативов  подклеиваются  на  плотную  бумагу
(готовится  стереопара).  При  рассматривании  стереопары  через  стереоскоп
возникает  ощущение  объемности  запечатленных  объектов.  4.  Измерительная
съемка - съемка с масштабом изображения. Она дает возможность определения по
фотоснимку  размера натуры запечатленных объектов  и расстояний между  ними.
Простейшим  и  наиболее  распространенным   способом   измерительной  съемки
является  масштабная съемка -  съемка со специальной или обычной линейкой  с
сантиметровыми  и  миллиметровыми  делениями.  Линейка  укладывается рядом с
объектом  съемки  в  плоскости  наиболее  важных  его  деталей:  фотоаппарат
устанавливается таким образом, чтобы фокальная плоскость  его  располагалась
параллельно  верхней   плоскости  фотографируемого  объекта.  Более  сложной
является  съемка с  глубинным масштабом. В  качестве  масштаба в этом случае
используется лента  с  нанесенными  на  нее  черными  и белыми  квадратами с
размером фокусного расстояния применяемого  объектива.  По количеству  таких
квадратов   (первый  из  них   располагается   под  вертикалью  от  объекта)
рассчитываются расстояния между  объектами съемки. 5. Репродукционная съемка
-  съемка  плоских объектов:  рукописей, чертежей,  документов и т.  п.  При
репродуцировании как специальной  стационарной  (типа СГРА),  так  и обычной
малоформатной камерой должна быть соблюдена параллельность плоскости объекта
и фотослоя в фотоаппарате; оптическая ось объектива должна быть направлена в
центр объекта съемки; освещение должно быть равномерным по  всей поверхности
фотографируемого   документа.    Объектив    обычно    диафрагмируется    до
относительного отверстия 8 или 11.
     Репродукция   штриховых   документов   может   быть   произведена   без
фотоаппарата,  так называемым  рефлексным способом.  В  качестве негативного
материала   в   этом   случае    используется   специальная   рефлексная   -
высококонтрастная,   с   низкой   чувствительностью  и  тонкой  подложкой  -
фотобумага.  Позитивная  печать с полученного таким путем негатива  возможна
как   на   рефлексную,   так  и  на  обычную  контрастную   фотобумагу.   6.
Приметозапечатлевающая   (опознавательная)   съемка   -   подгрудная  съемка
арестованных  и осужденных для  уголовной регистрации,  а  также  возможного
розыска   и   опознания.   Приметозапечатлевающая   съемка  производится   в
следственном    изоляторе    стационарной   фотоаппаратурой   в   специально
оборудованной  обстановке  с  фиксированным положением головы  и  оптимально
подобранным освещением. При съемке  в иных  условиях  установленные для  нее
правила должны быть соблюдены. Съемка производится в фас и  правый  профиль.
На фотографируемом при  этом  не допускаются  очки,  головной убор, повязки,
скрывающие  детали  внешности.  Волосы  отбрасываются   с   ушной  раковины.
Техническая  ретушь  негативов  и  позитивов  не  производится.  Оба  снимка
печатаются  в  масштабе  1:7  на  одном  листе  фотобумаги размером  9х12 см
(профильное  изображение  слева). Если фотографируемое лицо  имеет  с  левой
стороны   головы   какие-либо   броские,   особые   приметы,   дополнительно
производится съемка его левого профиля и в 3/4 поворота. По этим же правилам
производится  съемка трупов неизвестных лиц.  При наличии повреждений  трупа
перед  фотографированием   его  для  целей  опознания   судебный   медик  по
предложению  следователя  накладывает   швы   на  раны,  производит   другие
манипуляции типа макияжа  ("туалет  трупа"),  придавая лицу  по  возможности
прижизненный вид.  Особые  приметы внешности  на трупе (повреждения,  шрамы,
родинки и т. п.) фотографируются даже в тех случаях, когда они  находятся на
частях  тела, скрытых одеждой. 7.  Крупномасштабная  съемка - съемка  мелких
объектов и следов  (стреляных пуль, гильз, следов  рук и  др.).  Фотоаппарат
"Зенит",   преимущественно  применяющийся  в  криминалистической  съемке,  с
универсальным  объективом  позволяет  производить   съемку  с   минимального
расстояния в 65 см, что дает на  пленке масштаб изображения 1:12. Для съемки
в  более  крупном  масштабе  (до  1:1) применяются  удлинительные кольца,  в
комплект  которых  входит 3 кольца размером 7,  14 и  28 мм. Необходимое при
съемке  кольцо (или  их комбинация) ввертывается между камерой и  объективом
фотоаппарата, увеличивая таким образом фокусное расстояние объектива. Расчет
масштаба изображения,  который  будет получен  при этом,  производится путем
деления  размера установленного  кольца на  фокусное  расстояние  объектива.
Удлинительные кольца при съемке подбираются таким образом, чтобы максимально
использовать  площадь  кадрового  окна  фотоаппарата.  Поскольку  применение
удлинительных  колец увеличивает расстояние между  объективом и фотопленкой,
при съемке необходима коррекция экспозиции в сторону увеличения  (до  4  раз
при полном комплекте).




     Исследовательская  съемка  производится  специалистом  в   лабораторных
условиях  с применением  специальной  аппаратуры и  соответствующих методик.
Выбор  конкретных фототехнических  средств и методов зависит  от исследуемых
объектов  и  поставленных  перед  исследованием   задач.   При  производстве
различных криминалистических экспертиз могут возникнуть следующие задачи: 1)
выявление  деталей  объекта, невидимых невооруженным глазом в силу их малого
размера:   2)  выявление  недоступных   для  обычного   зрения   деталей   с
незначительным  контрастом  с   окружающим  фоном;  3)  выявление   деталей,
невидимых при обычном освещении. Эти задачи решаются различными методами. 1.
Макро-  и  микрофотография. Мельчайшие  следы  и другие  детали, недоступные
визуальному   исследованию,  выявляются   и  фиксируются   с  использованием
фотокамеры со  специальным  короткофокусным объективом или через  микроскоп,
соединенный с фотокамерой или фотонасадкой. Первый способ дает увеличение до
20-30  крат  и  носит название  макросъемки. Более  значительное  увеличение
(микросъемка)  возможно  через  микроскопы  -  оптические и электронные  (до
нескольких тысяч крат). Исследование выявленных
     путем  макро-  и   микросъемки  следов,  деталей   производится  по  их
увеличенным  изображениям. Качество изображения  микрообъектов при съемке во
многом зависит от тщательной наводки на резкость, поскольку глубина резкости
в данном случае незначительна, и от правильно подобранного направления, силы
и размера пучка освещения. 2. Фотографическое усиление  контраста. Контраст,
то есть  различие в яркостях объекта и деталей на нем, может  быть настолько
слабым, что визуальная  дифференциация  его становится затруднительной.  Для
усиления   контраста   (штриховых  элементов  письма  на  бумаге,  например)
производится фотосъемка  документа  на контрастный фотоматериал, однократная
контрастная  съемка  с  последующим  наложением  изображений друг на  друга,
вторичное   фотохимическое   усиление  изображения   и  другие  методы.   3.
Цветоделение. Цветовые контрасты при  исследовании  выцветших, вытравленных,
поврежденных  (сожженных),  зачеркнутых  текстов,  документов  с  дописками,
исправлениями   отдельных  штрихов   или  букв  могут  быть   усилены  путем
фотографирования  со светофильтрами.  При этом  ставится  задача  заведомого
искажения плотности передачи фона  или деталей, следов  на  нем. Для подбора
светофильтра   пользуются   кругом   дополнительных  цветов.  Чтобы  усилить
отображение  детали  какого-либо цвета,  берут светофильтр дополнительного к
нему (диаметрально  расположенного по  кругу)  цвета, для уменьшения яркости
-светофильтр  цвета  ослабляемой  детали.  4.  Применение   различных  видов
освещения.  В зависимости  от  структуры  поверхности  исследуемого объекта,
характера и степени отражения  и поглощения ею света при  съемке применяется
узконаправленное (боковое, косопадающее), диффузное (рассеянное), проходящее
(напросвет) освещение. Боковое  косонаправленное освещение  дает возможность
выявить и  зафиксировать  рельефные  структуры  в объекте с  помощью  теней,
очерчивающих  контуры  углубленных  деталей.  Таким   путем   обнаруживаются
вдавленные следы текста  на  бумаге,  служившей подложкой при письме,  следы
подготовки  путем  давления при учинении подделываемой  подписи,  микроследы
патронного  упора огнестрельного  оружия на донышке стреляной гильзы и т. п.
Применение диффузного (рассеянного) освещения основано на различии отражения
света  объектами,  имеющими  одинаковую  визуальную  окраску,  но  различную
структуру поверхностей. В одних случаях возникает зеркальное отражение света
(с  равными углами  падения  и отражения), в других - диффузное отражение во
всех направлениях, не зависящих от угла падения света. Подбор оптимального в
конкретном случае освещения позволяет обнаружить следы травления и подчистки
в  документах,  зафиксировать   слабовидимые  потожировые   следы   рук   на
полированных  поверхностях. Фотографирование в  проходящем свете применяется
при выявлении деталей или признаков на прозрачных (просвечиваемых)  объектах
(следы рук на стекле, следы подчистки,  травления на  бумаге и  т.  п.).  5.
Съемка  в  лучах  невидимых  зон  спектра  (ультрафиолетовых,  инфракрасных,
рентгеновских). Ультрафиолетовые,  инфракрасные  лучи,  а  также интенсивные
лучи некоторых зон видимого света способны вызывать  люминесценцию отдельных
веществ  в   невидимых   зонах   спектра.   Фотографирование   люминесценции
производится  на   фотоматериалы,  очувствленные   к  ультрафиолетовым   или
инфракрасным лучам. На  объектив  фотоаппарата надевается светофильтр  ЗС-1,
ЖЗС-5, ЖС-17 или КС-19. Фотографирование в отраженных ультрафиолетовых лучах
основано  на  различии  отражения  и  пропускания  их,  а  следовательно,  и
воздействия на фотослой некоторыми веществами, одинаково воспринимаемыми или
невидимыми  визуально при  обычном  свете.  Чаще  всего  фотографирование  в
отраженных   ультрафиолетовых   лучах   производится    для   восстановления
вытравленных    химическим   реактивом   документов.   Документ   освещается
фильтрованным    ультрафиолетовым    светом,    съемка    производится    на
фототехническую  пленку.  В  отраженных  инфракрасных лучах  фотографируются
залитые (зачеркнутые) анилиновым красителем тексты, выполненные  красителем,
в состав которого входит углерод, дополнительные следы выстрела на преградах
темного цвета,  следы  предварительной карандашной  подготовки  при подделке
подписей и  т.  п. Съемка производится  в  фильтрованном  инфракрасном свете
(через  светофильтр ИКС-1, ИКС-2 и  др.)  на инфрахроматический фотоматериал
или через  электроннооптический преобразователь  - на обычный  фотоматериал.
Фотографирование в рентгеновских лучах основано  на их способности проникать
через объемные предметы и образовывать на фотоматериале теневое  изображение
их  внутренней  структуры.   Основной  характеристикой  рентгеновских  лучей
является жесткость (длина волны), от чего зависит их проникающая способность
через  различные преграды. Жесткость излучения  рентгеновской трубки в  свою
очередь зависит от величины подаваемого на нее электрического напряжения.  И
чем оно выше, тем  короче (жестче) длина волны  излучения и  интенсивнее  их
проникающая   способность.   Теневое   изображение   внутренней    структуры
исследуемого объекта  фиксируется на любой негативный фотоматериал.  Тем  не
менее наилучшие результаты дает применение  специальной рентгеновской пленки
с эмульсионными слоями, нанесенными с обеих сторон.




     Сущность  звукозаписи состоит в фиксации  волны, возникающей вследствие
колебаний   звуковой   среды,   техническими  средствами  (магнитофоном)  на
материальный носитель (магнитную ленту). Источником возникающих акустических
колебаний может быть речь человека, голоса животных и  птиц, шум  работающих
машин,  транспортных средств, производственных  процессов, окружающей среды.
Понятие криминалистической  звукозаписи охватывает  теоретические положения,
технические  средства,   способы   и   правила  фиксации,   исследования   и
использования   звуковой    информации   в   интересах   расследования.    В
криминалистической практике звукозапись применяется в оперативно-розыскной и
процессуальной   деятельности   правоохранительных   органов.   В   качестве
оперативно-розыскного  мероприятия  звукозапись  может  быть  применена  как
средство   фиксации  действий  противоправной   направленности  (оскорбления
словами,  вымогательства взятки, угрозы убийством и  т. п.) в соответствии с
законодательством   об    оперативно-розыскной   деятельности.    Применение
звукозаписи  в  процессуальной  деятельности  возможно  с  соблюдением  норм
уголовно-процессуального   закона.  В   этой  сфере   она  используется  как
вспомогательное техническое средство научной организации труда следователя и
как   тактико-техническое  средство  фиксации  следственных   действий.  Как
вспомогательное  техническое  средство   звукозапись  применяется   в   ходе
производства  следственного действия для  фиксации некоторых данных  (вместо
черновых заметок),  используемых затем при написании протокола, для фиксации
данных о возможных свидетелях,  информации,  полученной при опросе очевидцев
происшествия  и  т.  д.  Фонограммы  такой  записи  к  протоколу  или  иному
процессуальному акту не прилагаются и могут  быть уничтожены  (стерты).  Как
тактико-техническое  средство  фиксации  следственного  действия звукозапись
применяется   тогда,   когда  необходимо  зафиксировать  явления,  словесное
описание  которых  затруднено или вообще невозможно (отражение  в  протоколе
допроса  эмоциональной  характеристики  показаний  допрашиваемого, интонации
сказанного,  логических   ударений  и  других  обстоятельств).  Она  находит
применение   также   при   допросе   свидетелей,   отбывающих  в  длительную
командировку,  при  допросе  с  участием  переводчика,  при  допросе  лиц  с
расстройством   слуха  и  речи,   при   проведении  некоторых   следственных
экспериментов   и  проверке  показаний  на   месте.  Применение  звукозаписи
способствует  всесторонней  оценке  полученной информации.  Кроме  того,  ее
использование   может   обеспечить  следователю   определенные   тактические
преимущества, что особенно  важно при конфликтной ситуации,  например, когда
при  допросе  обвиняемого  (подозреваемого)  с  установкой  на  дачу  ложных
показаний следователь,  освобожденный от необходимости по ходу допроса вести
протокол,  может эффективнее чередовать  постановку неожиданных  уточняющих,
детализирующих  вопросов  и  предъявление  имеющихся  доказательств. В  этой
ситуации  допрашиваемому  не  хватает  времени на обдумывание  новых  ложных
объяснений  и  подготовку  неуязвимой  позиции.  В  их  поиске  он  вынужден
затягивать паузы, фиксируемые звукозаписью. Понимая губительность  молчания,
он постепенно теряет контроль над избранной линией поведения и вынужден либо
давать правдивые показания, либо вступать в новые  противоречия. Последующие
неожиданные  вопросы  в  конце  концов  вынуждают  его  отказаться от лжи  и
правдиво  обо   всем   рассказать.  Звукозапись,   сделанная   при   допросе
обвиняемого,  дающего  правдивые  показания,  может  быть  использована  при
допросе его соучастников, когда по тактическим соображениям не целесообразно
проведение очной ставки между ними. Звукозапись следственного действия может
производиться   неоднократно,  с   остановками,  быть   прослушана   в  ходе
расследования,   что   способствует   глубокому   психологическому   анализу
запечатленных действий и  выработке оптимальных тактических  решений.  Таким
образом,  звукозапись как средство фиксации обладает целым рядом достоинств.
И тем не менее она  не  заменяет протоколирование  как  процессуальную форму
фиксации процесса  и  результатов следственного  действия.  Более  того, она
может  содержать  избыточную  информацию,  не  представляющую  интереса  для
следствия  и  не  фиксируемую  протоколом. Поэтому  звукозапись  применяется
тогда, когда действительно может  сыграть  положительную  роль  в  получении
доказательственной   информации.    Относимость    фонограммы   с    записью
следственного действия  определенному (допрашиваемому) лицу  закрепляется  в
установленном   законом   порядке.   Фонограмма,   полученная   в   процессе
оперативно-розыскной  деятельности, содержащая запись  речи  противоправного
характера, может явиться вещественным доказательством по делу и  может  быть
использована в  качестве  идентифицирующего личность носителя информации. По
такой  фонограмме может быть  произведено в процессуальном порядке опознание
по  голосу и  речи и назначена фоноскопическая экспертиза. Для  производства
опознания  по  фонограмме готовятся  экспериментальные фонограммы  с записью
речи  двух  посторонних  лиц  с похожими голосами  на такой  же аппаратуре с
соблюдением тех же условий записи, что и запись речи опознаваемого лица. При
подготовке   материалов  на  фоноскопическую   экспертизу   те   же  правила
соблюдаются при получении сравнительного образца речи подозреваемого лица.




     Применение      криминалистической      фотографии,     кинематографии,
видеозвукозаписи   в  ходе  расследования   приобретает   доказательственное
значение лишь при условии надлежащего оформления, включающего процессуальный
и    технический    аспекты.    Процессуальный     аспект    регламентирован
уголовно-процессуальным  законом. Правила технического оформления выработаны
практикой.   Приобщаемые  к   протоколу  следственного  действия  фотоснимки
наклеивают на листы  плотной бумаги или  тонкого  картона и оформляют в виде
фототаблиц,  которые  должны  содержать определенные реквизиты.  В заголовке
фототаблицы  указывается,  приложением  к  протоколу  какого   следственного
действия  она  является,   и   дата  его   производства.  Каждый  фотоснимок
скрепляется оттиском печати  следственного органа с  нанесением его частично
на  снимок  и  частично на бумагу фототаблицы.  Под каждым снимком  ставится
порядковый  номер и делается краткая  пояснительная надпись, соответствующая
указанной в протоколе произведенной съемке (место  и объект съемки).  Каждая
фототаблица подписывается следователем и специалистом-криминалистом (если он
производил съему и изготавливал фототаблицы).
     К протоколу  (фототаблицам) приобщаются негативы производившейся в ходе
следственного действия съемки,  помещаемые в  конверт,  на котором  делаются
пояснительные надписи (во время какого следственного действия  производилась
съемка,  дата  его,  количество   негативов).   Кинофильм,   снимаемый   при
производстве  следственного  действия, должен  содержать  пояснения  в  виде
титров  или  дикторского текста.  Титры  по своему  содержанию и  назначению
подразделяются на две группы: 1) титры, удостоверяющие относимость  фильма к
конкретному  делу  (вначале  фильма   указывается,   по   какому  делу,  при
производстве  какого следственного  действия  он  снимается,  место  и  дата
съемки);  2)  титры,  комментирующие  эпизоды  фильма  (они записываются  на
магнитную дорожку пленки озвученного фильма или снимаются после производства
следственного  действия   и  включаются   в  фильм  при  его  монтаже).  При
видеозаписи допроса, следственного эксперимента, проверки показаний на месте
фильмированию подлежит все  следственное действие  от  начала до конца.  При
этом фильм компануется из трех последовательных частей: вводной, основной  и
заключительной. Во вводной части запечатлеваются  действия  с момента, когда
следователь, выполняя процессуальные формальности, называет свою  должность,
фамилию,  указывает,  по  какому делу  производится  следственное  действие,
называет место и время его производства, участников,  разъясняет им их права
и обязанности и осуществляет другие действия, предусмотренные процессуальным
законом. В основной части видеофильма фиксируется ход следственного действия
с  синхронной  звукозаписью  диалогов его участников.  Заключительная  часть
видеофильма снимается после  демонстрации участникам следственного  действия
вводной и основной его  частей. В кадрах, снятых средним и крупным  планами,
фиксируется    опрос   следователем   участников   следственного   действия,
соответствует  ли  воспроизводимая   видеозапись  содержанию  и  результатам
следственного действия. Завершается фильм ответами на поставленные вопросы и
сообщением   следователя  о   времени   окончания  следственного   действия.
Аналогичным  образом  оформляется  применение  звукозаписи.   Для   удобства
демонстрации  кино- и  видеофильма они  должны  иметь начальные  и  конечные
ракорды  (чистые  куски  пленки размером  1-1,5  м).  На  начальном  ракорде
чернилами  проводится  стартовая  черта  -  начало  демонстрации и  делается
пояснительная надпись: по какому делу, при производстве какого следственного
действия  снят  фильм,  метраж пленки,  количество склеек  на ней. Таким  же
образом оформляется звукозапись  на  катушечной  магнитной  ленте.  В случае
применения кассетного магнитофона пояснительные надписи делаются на кассете.
Кино- и видеофильмы, ленты с магнитной звукозаписью упаковываются  в жесткие
коробки, на которые  наносятся пояснительные надписи  об  их  относимости  к
определенному уголовному делу.






     Трасология  -  это  криминалистическое  учение  об определенной  группе
следов. Следы,  изучаемые в рамках  трасологии,  отличаются  от всех  других
следов  тем,  что они  отображают  внешние признаки оставивших их предметов.
Поскольку при образовании следов-отображений всегда  участвуют два предмета,
то   один   из   них   называется   следообразующим   объектом,   а   другой
следовоспринимающим. Так, при оставлении пальцевого  следа на осколке стекла
следообразующим   объектом   будет   палец    определенного   человека,    а
следовоспринимающим   объектом   -   стеклянный  осколок.  Внешние  признаки
следообразующих объектов - это их форма и величина  в целом, а также форма и
величина  отдельных  элементов контактной поверхности.  Они  отображаются  в
следах в  преобразованном виде,  обусловленном  механизмом следообразования.
Изучая  признаки,  отобразившиеся  в  следе,  можно  получить  информацию  о
механизме  следообразования,  что в свою  очередь помогает установить важные
обстоятельства, относящиеся к способу и времени  совершения  преступления. В
зависимости  от  количества и  качества отобразившихся в следе признаков  их
можно использовать  для отнесения следообразующего объекта  к  определенному
классу, роду, виду или для проведения  идентификации. Для решения этих задач
необходимы  соответствующие средства  обнаружения,  фиксации и  исследования
следов-отображений, разработка специальных научных методов. Трасология - это
отрасль  криминалистической  техники,   разрабатывающая   научно-технические
средства и методы обнаружения, фиксации и исследования  следов-отображений с
целью   определения  механизма  следообразования,   установления   групповой
принадлежности    и   идентификации    следообразующих   объектов.   Научная
классификация следов в трасологии осуществляется путем их деления на виды по
нескольким логическим  основаниям. К числу этих оснований относятся:  1) вид
энергии  воздействия  на  следовоспринимающий объект;  2)  локализация  зоны
воздействия   на  поверхности   следовоспринимающего  объекта;  3)   степень
деформации    следовоспринимающего    объекта:   4)   направление   движения
следообразующего   объекта  относительно  следовоспринимающего.  Большинство
следов образуются в  результате  механических изменений (следы инструментов,
обуви,  транспортных средств и многие другие). Следы могут образоваться  под
воздействием  тепловой  энергии,  например,  пальцевые  следы  на  замерзшем
стекле. Наконец, следы  могут возникнуть  в результате восстановительных или
окислительных  процессов. Таким образом,  по  виду энергии воздействия следы
делятся  на  следы  механического,  термического и химического  воздействия.
Воздействие, как  правило, производит изменения следовоспринимающего объекта
в  зоне  его  контактной  поверхности.  Так  образуется  большинство следов.
Возможны, однако,  случаи,  когда  поверхность  следовоспринимающего объекта
подвергается периферическим  изменениям  за пределами  зоны  контакта. Следы
обуви, например, могут образоваться за счет осыпавшейся с краев подошвы пыли
или  снега.  Следовательно,  по  зоне воздействия  следы  делятся  на  следы
локального   и   периферического   воздействия.  В   результате   деформации
следовоспринимающей  поверхности  также могут  образоваться  следы  двоякого
рода.   Если   твердость   следообразующего   объекта   превышает  твердость
следовоспринимающего,    сила    воздействия   способна    преодолеть    его
сопротивление, а материал следовоспринимающего  объекта достаточно пластичен
и обладает способностью к  остаточной деформации, образуются объемные следы.
К их числу относятся, например, следы разруба, следы ног на  мягком грунте и
т.д.  В иных случаях  при  отсутствии хотя бы одного из указанных условий на
следовоспринимающей  поверхности могут  произойти поверхностные изменения, и
тогда образуются поверхностные  следы. Эти изменения могут произойти за счет
переноса  частиц  со  следообразующего объекта  на  следовоспринимающий  или
наоборот.  В  связи  с  этим  поверхностные  следы  подразделяются  на следы
наслоения,  например,  кровяные   следы  пальцев  рук,  и  следы  отслоения,
например, следы  рук на гладкой запыленной  поверхности. Формирование  следа
происходит  под  воздействием  нескольких  разнонаправленных  сил. При  этом
контакт может быть статическим, когда следообразующий объект воздействует на
следовоспринимающую  поверхность  без  боковых смещений. При таком механизме
образуются  следы  статические.  Если  же  следообразующий  объект смещается
относительно   следовоспринимающей   поверхности,   то    образуются   следы
динамические. Так,  пальцевые следы относятся к статическим, а следы разреза
к  динамическим   следам.   По  указанным  четырем  основаниям  может   быть
классифицирован  любой  след  независимо  от  вида следообразующего объекта.
Однако  в  криминалистической практике  следы  принято подразделять также по
наиболее часто встречающимся объектам  следообразования. на следы рук, следы
ног,  следы  орудий  взлома  и инструментов,  следы  транспортных  средств и
прочие.




     Кожная поверхность ладоней рук (как и подошв ног)  отличается по своему
строению  от  остальной поверхности  кожи  человека тем,  что  здесь имеется
своеобразный  рельеф, состоящий из  мелких чередующихся  валиков и бороздок.
Выступающие  части  рельефа - папиллярные линии  -  образуют  сложные узоры.
Наиболее  сложные рисунки  папиллярные линии  образуют  на ногтевых фалангах
пальцев рук. Их центральные части составляют потоки папиллярных линий в виде
дуг, петель  или  завитков. В связи с этим все папиллярные узоры  делятся на
три  типа:  дуговые,  петлевые  и  завитковые,  которые  в  свою  очередь  в
зависимости от направления и формы потоков папиллярных линий делятся на виды
и  разновидности. Тип, вид и  разновидность папиллярных узоров составляют их
общие  признаки. Каждая  папиллярная линия  имеет  свои особенности  в  виде
перерывов,   раздвоений,   слияний,  фрагментов,  точек,  крючков,  глазков,
мостиков. Такие мелкие морфологические  признаки папиллярных узоров являются
частными   признаками.  В   своей  совокупности  они   составляют  комплекс,
индивидуализирующий узора.  Сочетание и взаиморасположение частных признаков
папиллярного узора  неповторимо, поэтому первое свойство папиллярных узоров,
определяющее  их огромное  криминалистическое значение, -  индивидуальность.
Сформировавшись в  процессе внутриутробного  развития  человека, папиллярные
узоры  остаются неизменными в  течение  всей  его жизни и  сохраняются после
смерти,  исчезая только после  полного разложения кожи. Отсюда второе важное
криминалистическое  свойство  папиллярных  узоров  -  постоянство.  Форма  и
расположение  папиллярных  линий  в  поверхностном  слое  кожи,  эпидермисе,
определяется  строением лежащего  под ним второго слоя, собственно  кожи или
дермы. В свою очередь строение дермы повторяет  расположение находящихся под
нею рядов сосочков, через которые подается  пот на поверхность кожи. В  силу
такого  многослойного строения кожи повреждения  верхнего  ее слоя  приводят
лишь к временным изменениям папиллярного  узора.  После  заживления, то есть
регенерации  клеток  в  поверхностном  слое, эпидермис  приобретает  прежний
рельеф.  Этим  определяется третье важное  свойство папиллярных  узоров - их
восстанавливаемость.   Свойства  папиллярных   узоров   -  индивидуальность,
постоянство  и  восстанавливаемость  -  делают  папиллярные  узоры  наиболее
ценными    объектами    криминалистической   идентификации.    В    качестве
идентифицирующих  объектов  чаще всего вы ступают следы  пальцев рук, однако
идентификация  личности может быть произведена  также  по следам  ладоней  и
ступней.  При   дактилоскопической  идентификации  помимо  отмеченных  ранее
признаков   папиллярных   узоров   могут  быть  использованы  дополнительные
идентификационные признаки. Так,  в качестве общих  дополнительных признаков
учитываются  морщины,  сгибательные  складки,   рубцы,  шрамы.   На  гребнях
папиллярных линий имеются  мельчайшие отверстия  -  выходы потовых протоков,
поры.  Их  взаиморасположение,  величина и конфигурация в своей совокупности
индивидуальны.  При  исследовании отображений  ограниченных  участков кожной
поверхности  идентификация  личности  в  благоприятных  случаях  может  быть
проведена посредством пороскопического исследования.  Рельефная  поверхность
кожи  рук  способна  отображаться  на  различных  поверхностях.   На  мягких
пластичных  материалах  остаются  объемные  пальцевые  следы,  на твердых  -
поверхностные  следы наслоения  или отслоения. Поверхностные следы наслоения
могут быть  окрашенными или бесцветными.  Если образующее  красящее вещество
переходит  с  папиллярных  линий,  следы  являются  локальными,  а если  оно
переходит  из  межпапиллярных  бороздок,  то остаются  периферические следы.
Бесцветные  пальцевые  следы  образуются  потожировым  веществом,  постоянно
находящимся  на  кожной  поверхности,  поэтому   их  называют  потожировыми.
Обнаружение следов рук  осуществляется несколькими способами. Объемные следы
обнаруживаются  с помощью  косо-направленного  освещения  за  счет  теневого
контраста  углублений,  образованных  папиллярными   линиями.  Поверхностные
окрашенные  следы легко  обнаружить в рассеянном свете. Если  цвет красителя
совпадает с  цветом фона,  необходимо  подобрать соответствующий светофильтр
или   применить   источник  ультрафиолетовых  лучей   либо   воспользоваться
электронно-оптическим   преобразователем   в  инфракрасной   зоне   спектра.
Наибольшую сложность представляет обнаружение потожировых следов. Выбор того
или  иного метода их  выявления  зависит  от  характера  следовоспринимающей
поверхности  и  давности  оставления   следа.  Следы  на  гладких  бликующих
поверхностях обнаруживаются визуально. Эффективность этого метода зависит от
оптимального сочетания освещения и наблюдения. Следы  удается  обнаружить за
счет  того,  что направленный  пучок  света  от  вещества  следа  отражается
рассеянно, а  от  фона -  направленно.  Помещение,  в  котором  производится
осмотр,   рекомендуется   слегка   затемнить.   Источник   света,  например,
электрический фонарь, располагается с противоположной от наблюдателя стороны
и  подбирается такой  угол освещения  и  наблюдения, когда  след  становится
наиболее  заметным. Относительно  свежие  следы как  на  гладких,  так и  на
шероховатых поверхностях могут быть выявлены  методом окрашивания порошками.
В зависимости от цвета и  адгезионных  свойств  следопринимающей поверхности
применяются порошки,  различные  по  цвету,  структуре  и удельному весу.  В
некоторые   комплекты  научно-технических  средств  включены   универсальные
порошки  "Сапфир"  и  "Рубин",  дающие   удовлетворительные  результаты  при
обработке следов на  поверхностях различной степени шероховатости.  "Сапфир"
является светлой  универсальной смесью  и рекомендуется для выявления следов
на  темных  поверхностях.  Для  выявления  следов  на  светлых  поверхностях
используется темная универсальная  смесь "Рубин". Для  опыления  потожировых
следов  используются и однокомпонентные  порошки. Так, окись  цинка, порошок
белого цвета, дает хорошие результаты при выявлении  следов на  пластмассах,
лакированных поверхностях,  резине, дермантине, стекле. Окись меди,  порошок
черного цвета,  применяется для выявления следов на бумаге  и  поверхностях,
окрашенных  масляной краской.  Порошок алюминия  хорошо  проявляет следы  на
стекле  и  других   особоглянцевых  поверхностях.  Графит  используется  для
выявления  следов  на   бумаге.  Окись  свинца,  порошок  оранжевого  цвета,
применяется для выявления следов на резине, картоне, фанере. Восстановленное
железо, порошок серо-коричневого  цвета, позволяет выявить  следы  на  любых
поверхностях, не обладающих магнитными свойствами.
     Техника  опыления  зависит  от  свойств  порошка  и следовоспринимающей
поверхности. Наиболее простой способ - это посыпание порошком обрабатываемой
поверхности   с  последующим  стряхиванием  излишков  его   количества.  Так
обрабатываются  листы  бумаги.  Дактилоскопическая  кисть  используется  при
обработке  твердых  гладких  поверхностей.   Резиновые   груши,  медицинские
порошковдуватели и  другие распылители применяются для нанесения  порошка на
твердые   шероховатые   поверхности.   Так   называемая    магнитная   кисть
(намагниченный  металлический  стержень, заключенный в  пластиковый  корпус)
служит   для  обработки   поверхностей   порошком  восстановленного  железа.
Выявленные порошками пальцевые следы изымаются посредством  откопирования их
на  дактилоскопическую пленку. Обработка поверхности порошками с последующим
откопированием  следов  на  дактилопленку производится лишь в случаях,  если
след  невозможно обнаружить  визуально или невозможно обнаруженный визуально
след  изъять  с предметом  или  его  частью. Окрашивание  следов парами йода
является физическим  методом. Сущность его состоит в том, что  пары йода при
окуривании ими следа  осаждаются на  потожировом веществе в виде  мельчайших
твердых  кристаллов.  С  помощью  паров  йода  проявляются  следы на бумаге,
древесине,  фанере,  побеленных известью  или  окрашенных  масляной  краской
поверхностях.  Имеется  несколько способов  окрашивания  следов парами йода.
Наиболее  совершенный  из них состоит  в  использовании  йодной трубки.  Это
простой приборчик, представляющий собой стеклянную трубку, посредине которой
имеется шарообразное утолщение, где помещается кристаллический йод. Возгонка
паров производится путем пропускания через трубку теплого воздуха. С помощью
йодной трубки удобно обрабатывать поверхности любых размеров и конфигурации.
Для выявления следов  на мелких предметах, таких, как окурки, обрывки бумаги
и т. п., их помещают в стеклянную банку, где  находятся несколько кристаллов
йода.  Если   необходимо   обработать  поверхность  большой  площади,  можно
использовать  такой прием. Стеклянная банка, в  которой находятся  кристаллы
йода, накрывается плоским стеклом и подогревается. Пары йода осаждаются  при
этом  на  стекле,  которое   затем   прикладывается   к  поверхностям,   где
отыскиваются следы.  Пары йода  окрашивают следы  в  коричневый  цвет, но по
истечении некоторого  времени они обесцвечиваются вследствие испарения йода.
Существует несколько способов закрепления окрашенных йодом следов.
     1.  Выявленные парами  йода следы фотографируются по правилам детальной
съемки.  2. Окрашенные парами йода  следы  дополнительно  опыляются порошком
восстановленного  железа.  (При  этом  образуется   йодистое  железо,   след
приобретает  стойкую  темно-коричневую  окраску  и  прочно  удерживается  на
следовоспринимающей  поверхности.)  3.  Увлажненный  дистиллированной  водой
кусок  фотоматериала  плотно  прижимают  к  окуренному  йодом  следу.  Затем
фотопленку или фотобумагу на  свету проявляют, фиксируют, промывают и сушат.
Изображение  при этом  получается  в силу того,  что йод в местах контакта с
фотоэмульсионным слоем действует как ослабитель. Химические методы выявления
невидимых  потожировых следов основаны  на способности некоторых компонентов
потожирового  вещества  вступать  в цветную  реакцию  с  такими  химическими
реактивами,  как  азотнокислое  серебро,  нингидрин и аллоксан. Азотнокислое
серебро применяется в виде однопроцентного раствора в дистиллированной воде.
После  нанесения  раствора  ватным  тампоном  предмет выставляется на  яркий
солнечный  свет или помещается под  ртутно-кварцевую лампу  без фильтра. Под
действием  ультрафиолетовых  лучей образующееся  в результате  реакции между
азотнокислым  серебром  и  хлористыми солями потожирового вещества хлористое
серебро превращается в металлическое, которое окрашивает след в черный цвет.
Нингидрин и аллоксан вступают  в цветную реакцию с продуктами распада белка,
входящими  в   состав  потожирового  вещества.  Используются  они   в   виде
однопроцентного  раствора  в   ацетоне.  Под  воздействием  тепла  нингидрин
окрашивает  след  в  фиолетовый  цвет,   аллоксан  в  оранжевый.  Выявленные
химическими  методами следы фиксируются фотосъемкой.  На  дактилоскопическую
экспертизу с  целью идентификации направляются изъятые следы и сравнительные
образцы  -  отпечатки папиллярных  узоров проверяемых  лиц. В зависимости от
того,  какими   участками  кожной  поверхности  оставлены  направляемые   на
исследование  следы, на чистых листах  бумаги типографской  краской делаются
отпечатки  ладо  ней  или  отпечатки  всех  десяти  пальцев рук. Под  каждым
отпечатком делается запись, какой рукой и каким пальцем он сделан. На листах
указывается,  кем  оставлены  сравнительные  отпечатки,  и ставится  подпись
проверяемого лица.
     Если проверяемый ранее  состоял  на  дактилоскопическом  учете, то  для
сравнения может быть представлена его дактилокарта. В качестве сравнительных
образцов  могут  быть  использованы  потожировые,  окрашенные  или  объемные
пальцевые  следы,  принадлежность   которых  определенному   лицу   заведомо
известна.  Необходимость   в  использовании  таких  образцов  возникает  при
невозможности получить специальные  сравнительные образцы или при отсутствии
дактилокарты проверяемого. Сохранность следов,  направляемых на  экспертизу,
обеспечивается надлежащей  их упаковкой.  Следы рук, изъятые непосредственно
со   следовоспринимающим  предметом,   упаковываются  так,  чтобы  следы  не
соприкасались    со    стенками    упаковки.    Категорически    запрещается
непредохраненные предметы завертывать в мягкий упаковочный материал.




     Под следами  ног подразумеваются отображения внешнего  строения ступней
босых ног,  ног  в носках  или  чулках  и подошв  обуви.  Криминалистическую
информацию   содержат  как  множественные  следы,  так  и  следы  одиночные.
Множественные  следы,   связанные  единым  механизмом  следообразования  при
движении  человека,  называются дорожкой  следов.  По  дорожке следов  можно
судить  о  некоторых  признаках  человека  и  особенностях его  перемещения.
Походка, ее  постоянные признаки  и изменения, вызванные условиями движения,
отражаются в  элементах дорожки  следов: линии направления движения,  ширине
шага,  длине шага и  углах постановки ступней.  Линия направления движения -
это  линия, мысленно проведенная между  последовательно оставленными следами
левой  и  правой  ног.  Эта линия  может  быть  прямой или  извилистой.  Она
показывает   направление   движения,   характер   поворотов.   Ширина   шага
характеризует ширину расстановки ног при движении. Для измерения ширины шага
через центры отображений пяток или  каблуков проводятся линии, раздельно для
отображений левой и правой ступней. Кратчайшее расстояние между  этими двумя
линиями и составляет ширину шага. Как правило, это  положительная  величина,
но иногда она равна нулю или даже имеет отрицательное значение. Длина шага -
это  расстояние  от  следа  одной  ноги  до  следа  другой  ноги.  Измерения
производятся между  центрами  пяток. Расстояние  от левого  следа до правого
является  длиной  правого шага, а расстояние  от правого до  левого - длиной
левого  шага. Длина правого и левого шагов нередко различны. Лица, у которых
двигательные  навыки правой  стороны  тела развиты лучше,  имеют  правый шаг
длиннее, у левши, наоборот, длиннее левый шаг. Углы постановки ступней - это
углы между  осевыми  линиями следов  и  линиями  направления движения.  Углы
постановки ступней для правой и левой ног, как правило, различны.  Одиночные
следы босых ног отображают общие и частные признаки ступни,  которая состоит
из  следующих  частей:  пальцев,  плюсны, мостовидной части и пятки. К общим
признакам ступни  относятся размеры ступни  и ее частей,  форма  ступни и ее
частей, общее строение кожи ступни. Длина ступни измеряется от края пятки до
края  первого  пальца.  Ширина  ступни  измеряется  в средней  части плюсны,
мостовидной части  и пятки. Кроме того, измеряется ширина  и длина  пальцев.
Общее строение  ступни  определяется  соотношением размеров  ее  частей. Она
может  быть  узкой,  средней  или  широкой.  Влияет  также  характер  свода,
определяемый  внутренней границей  мостовидной части. Линия свода может быть
крутой или  пологой. Пятка может  быть круглой или эллиптической, удлиненной
или уширенной. Такую же форму могут иметь подушечки  пальцев, отобразившиеся
в следе.  Строение кожи на подошвенной части ступни выражается  в наличии на
ней  морщин,  шрамов, мозолей,  в направлении потоков папиллярных  линий.  К
частным признакам  ступни  относятся  искривления  ступни  по  осевой линии,
срастание  отдельных  пальцев,  отсутствие отдельных  пальцев,  значительное
выступание отдельных пальцев, форма, размеры и расположение деформаций кожи,
особенности строения папиллярных  линий. Следы ног, на  которые надеты чулки
или носки, отражают наряду с  общими анатомическими признаками ступни  также
общие (размер, характер переплетения пряжи, наличие фабричных и ручных швов)
и  частные  (фабричные дефекты нитей  пряжи, форма,  размеры и  расположение
потертостей, разрывов  или  заплат, особенности ручных швов) признаки  чулок
или  носков.  Следы обуви  опосредствованно  отражают  признаки  личности  и
содержат  большое  количество  идентификационных  признаков,  возникших  при
изготовлении  обуви и  пользовании  ею.  Общими  признаками обуви  являются:
конструкция подошвы (сплошная,  с  каблуком  или  без каблука, с  отдельными
каблуком  и подметкой);  форма  подошвы и  ее частей,  их  величина:  способ
крепления  подошвы  с  верхом  обуви  (клеевой,  гвоздевой,  шпилечный   или
шурупный);  общая  степень изношенности  обуви. Частными  признаками  обуви,
возникающими  при  ее изготовлении,  являются:  взаиморасположение отдельных
элементов крепежа  в ряду: величина выступания отдельных гвоздей или шпилек;
пропуски стежков  в  машинном шве  или их неравномерность; форма,  размеры и
взаиморасположение  раковин  на резиновых  подошвах. В  процессе пользования
обувью и в результате ее  ремонта появляются такие  признаки, как потертости
подошвы,  трещины и  деформации  на отдельных  участках, особенности формы и
размеров заплат,  способы крепления их на подошве.  Информация, связанная  с
обстоятельствами совершения преступления, собирается при изучении следов  на
месте  происшествия  или  в  лабораторных условиях.  На  месте  происшествия
проводится  предварительное  исследование  с   участием  специалиста,   а  в
лабораторных  условиях  - экспертом в  процессуальной  форме трасологической
экспертизы. Предварительное исследование обнаруженных на месте  происшествия
следов   позволяет  установить  многие  важные  обстоятельства.  Определение
направления, в котором  двигался человек, особенно важно, когда  проверяется
версия   о  фальсификации  направления  движения.   Для   создания   ложного
представления  о направлении  движения преступники  либо подвязывают к ногам
обувь каблуками вперед  либо пятятся,  или ставят ноги  в  ранее оставленные
следы.  Для  таких  способов  фальсификации  характерны  извилистость  линии
ходьбы,  малая  длина  шагов,  большая  ширина  постановки ступней, признаки
скольжения перед отпечатками носков обуви, необычное расположение углублений
в следе (более  глубоким  оказывается отпечаток  не каблука,  а  носка).  По
дорожке следов возможно судить о физическом состоянии человека. Об утомлении
или болезненном  состоянии  свидетельствует непостоянство элементов  дорожки
следов: длина  и  ширина шагов, а также угол постановки ступней на различных
участках  следовой  дорожки  резко   различаются.  Для  хромающего  человека
характерно уменьшение длины шага  поврежденной ноги, угол постановки  ступни
резко  отличается  от   угла  постановки  ступни  здоровой  ноги  в  сторону
увеличения или уменьшения. Иногда в следах больной ноги наблюдаются признаки
волочения.  Определение  пола  человека производится путем  измерения  длины
шагов и угла постановки ступней. Длина обычного шага мужчины среднего  роста
70-80 см, женщины - 50-70 см.
     Угол постановки ступней у мужчин обычно  не превышает 12 градусов. Угол
постановки  ступней  у  женщин  обычно  превышает  эту  величину  и  нередко
достигает  20  градусов.  Определение  роста человека производится  по длине
одиночного следа. Длина  стопы  составляет в  среднем  15,8% роста  мужчин и
15,5% роста женщин. При расчетах следует учитывать, что длина  подошвы обуви
превышает  длину  стопы на 10-15 мм. Эту величину необходимо учитывать также
при определении размера  обуви,  который по современной шкале размеров равен
длине колодки (стопы) с точностью до 0,5 см. Определение соответствия  обуви
стопе, мала она или  велика, производится по  отображению в следах признаков
износа обуви. Если больше изношены каблуки, то обувь свободна, если же обувь
мала, то признаки износа находятся преимущественно в  носочной части. О том,
что обувь  велика,  может  свидетельствовать  непропечатка  носка в объемном
следе.  Суждение  о  виде  и фасоне  обуви  делается  на основании  изучения
отобразившихся в следе  формы подошвы  и  ее  частей,  характера  рельефного
рисунка. После изучения следов ног на месте происшествия они фотографируются
и  описываются в  протоколе.  При  описании  дорожки  следов указывается  ее
протяженность,   характер   местности,   следовоспринимающей  поверхности  и
результаты измерений элементов дорожки следов.  В отношении одиночных следов
необходимо указать место  расположения следа относительно других неподвижных
предметов, вид грунта или  характер  следовоспринимающей поверхности, цвет и
консистенцию  вещества,  образовавшего поверхностный  след, охарактеризовать
след в соответствии с  общетрасологической классификацией, отразить  форму и
размеры отображения подошвы и ее частей. Фотографирование следов обязательно
предшествует   другим   методам   фиксации   и   изъятия.   Дорожка   следов
фотографируется методом линейной  панорамы с использованием крупномасштабной
линейки, имеющей сантиметровые с миллиметровые деления. Для детальной съемки
отбираются  следы,  в которых  наиболее четко отобразились идентификационные
признаки.  Расположение  следов  на месте  происшествия отмечается на  общем
плане места  происшествия. Элементы дорожки  и признаки одиночных следов ног
показываются  на схемах. Если следы оставлены на предметах, которые возможно
изъять целиком или частично, то производится непосредственное изъятие следов
ног. В противном  случае  ограничиваются фотографированием и  применяют иные
методы изъятия.
     Поверхностные следы ног,  образованные сыпучими материалами на  твердых
ровных  поверхностях, могут быть  откопированы на дактилоскопическую пленку.
Такие  следы  могут   быть  также  изъяты   с   помощью  фотобумаги.  Следы,
образованные  светлым  сыпучим  веществом  копируются  на фотобумагу черного
цвета.  Для  этого  фотобумага  предварительно  засвечивается,  проявляется,
фиксируется, промывается в воде и  слегка подсушивается. Следы, образованные
темным   сыпучим  веществом,  копируются  на  засвеченную,   необработанную,
увлажненную и слегка подсушенную фотобумагу. Резина,  обработанная наждачной
шкуркой,   также   пригодна    для   откопирования   следов,    образованных
мелкоструктурными  сыпучими веществами.  Вследствие  своей эластичности  она
вступает в плотный  контакт с выступающими и углубленными участками следовой
поверхности.  Для изъятия следов  ног, образованных  сыпучими веществами  на
неровных  крупнорельефных поверхностях, рекомендуется применять  силиконовые
пасты  "К",  "У", "СКТН". Объемные следы ног, как  правило, изымаются в виде
гипсовых слепков, изготавливаемых  заливным или засыпным способом.  Заливным
способом изготавливаются слепки со следов на  увлажненных почвах. Подготовка
следа  к заливке  состоит  в  том,  что  из него  удаляются  все посторонние
предметы,  попавшие туда после  следообразования. Твердые частицы  удаляются
пинцетом, вода,  если она  затекла  в след,  удаляется  с  помощью резиновой
груши. Затем вокруг  следа, отступив  примерно  на  1 см, делается бортик из
грунта,  картонной  или   металлической  ленты,  предохраняющий  раствор  от
растекания при заливке. Гипсовый раствор приготавливается из расчета 1 часть
воды  на  1,5 части строительного или  1 часть  медицинского  (просушенного)
гипса. Гипс  засыпается  в  воду  постепенно и  тщательно перемешивается  до
получения однородной массы. Заливается раствор в след  в два приема. Сначала
след  заливают на половину  его  глубины  и поверх  залитого слоя в качестве
укрепляющей  слепее  арматуры   кладут  заранее  приготовленные  увлажненные
лучинки,  равные длине следа.  В пяточную часть следа  укладывается  отрезок
бечевы,  концы которой выводятся за край следа для прикрепления бирки. После
этого след заполняется  гипсовым раствором  полностью.  После  затвердевания
раствора (через 15-20 мин., а на очень влажном грунте и на  снегу  через 1-2
часа)  слепок  извлекается из грунта и промывается  в  струе  воды. Засыпной
способ  применяется  для  изъятия  следов на рыхлых переувлажненных  почвах.
Заключается он в  том, что  в  предварительно подготовленный след насыпается
ложкой, небольшими порциями тонкий, примерно в  1  см,  слой порошка  гипса.
Затем  укладываются  детали  каркаса,  через  марлю  или тонкую  ткань  гипс
увлажняется  водой; ложкой осторожно  насыпается  еще  слой  гипса  и  вновь
увлажняется водой.  Эта операция повторяется несколько раз, пока послойно не
будет заполнен весь  след.  В остальном поступают так  же, как при  заливном
способе.  При  изъятии  следов  на  снегу используют  комбинацию  этих  двух
способов. Гипсовый порошок наносится  на  дно следа тонким слоем  через сито
или марлю. Соединяясь со снегом, гипс выделяет тепло, в результате чего снег
подтаивает, образуя  тонкую  ледяную  корочку, которая укрепляет след. Затем
след полностью  заполняется гипсовым  раствором, при приготовлении  которого
вода  охлаждается до  нулевой температуры. Следы на сыпучих материалах перед
заливкой их гипсовым  раствором необходимо укрепить. Для этого  используются
быстро затвердевающие растворы  целлулоида,  канифоли  или полихлорвиниловой
смолы   в   ацетоне.   Опрыскивание   фиксатором   производится  с   помощью
пульверизатора,  струя  из которого направляется  вверх,  чтобы  распыленный
раствор  осаждался  постепенно  и  не  повреждал   след.  Очень  удобны  для
закрепления  следов на  сыпучих  материалах  различные  лаковые  растворы  в
аэрозольной  упаковке.  При   назначении  трасологической  идентификационной
экспертизы в распоряжение эксперта представляются следы ног  или их копии  и
сравнительные образцы. Если на экспертизу направляется след босой ноги, то в
качестве  сравнительного  материала   представляются  отпечатки  босых  ног,
оставленные типографской краской на чистых листах бумаги. При направлении на
экспертизу  следов ног  в чулках или носках для  сравнительного исследования
необходимо представить отпечатки босых ступней, отпечатки ног в чулках или в
носках и  сами чулки или носки. При направлении на экспертизу откопированных
на пленку поверхностных следов  или  объемных  следов обуви в  виде гипсовых
слепков в распоряжение эксперта представляется проверяемая обувь.




     Следы  взлома  могут  быть  образованы  специально  изготовленными  или
приспособленными  для   взлома  орудиями.   Нередко  взломы   осуществляются
посредством различных инструментов, применяемых в быту.
     Следы,   образованные  орудиями  взлома   и  инструментами,  отображают
признаки их  контактных поверхностей. Наряду с этим нередко  возникают следы
разделения предмета на части. Таким образом, имеется два вида следов взлома:
следы  орудий  взлома  и следы излома. Следы  орудий  взлома  в свою очередь
подразделяются  на  группы  по  механизму  следообразования,  обусловленному
способом  взлома  и видом инструмента.  В связи  с  этим различают: 1) следы
давления  (удара); 2) следы  трения (скольжения) и 3)  следы резания.  Следы
давления (удара) остаются  при  взломе преград различными тупыми предметами.
Они образуются при таких способах  взлома, как отжим с помощью ломика дверей
или  ригеля замка, вышибание дверной филенки,  разбивание кирпичной стены. В
результате  удара или  давления  орудием  образуется  объемный след  в  виде
вмятины,  а если  приложенная сила настолько  велика,  что  орудие  проходит
сквозь толщу преграды, возникает пробоина, отображающая контуры инструмента.
Образованию  вмятин и пробоин  при  взломе могут сопутствовать поверхностные
следы. Эти  следы возникают  при  небольших  усилиях, прилагаемых  к  орудию
взлома, и  образуются  за счет  окрашивания  поверхности преграды веществом,
перенесенным с орудия взлома, либо за счет удаления орудием взлома красящего
вещества с поверхности взломанной преграды. Такие поверхностные следы взлома
называются  отпечатками  и  отслоениями. Следы давления  (удара)  - вмятины,
пробоины,  отпечатки  и  отслоения  - зеркально  отражают  внешнее  строение
контактной поверхности орудия взлома: форму, величину, характер рельефа и их
частные  особенности.   Поэтому   по  ним   возможно  установить   групповую
принадлежность инструмента, а  после его обнаружения идентифицировать орудие
взлома. По расположению следов на преграде можно определить пространственное
положение орудия  взлома при следообразовании  и  тем самым решить  вопрос о
том, с какой стороны,  внешней  или внутренней,  был  произведен  взлом, что
важно  при проверке версии об инсценировании кражи  со взломом. Следы трения
(скольжения)  образуются,   когда  орудие  взлома  скользит  по  поверхности
преграды, не углубляясь  в  ее толщу.  Следы трения чаще всего встречаются в
комбинации со следами давления при отжиме дверей, взломе навесных замков при
помощи поддельных ключей и отмычек. Следы трения  образуются острыми гранями
применяемых для взлома ломиков, отверток,  стамесок, монтировочных лопаток и
других подобных им  инструментов, а также ключами, отмычками  и заостренными
металлическими стержнями.  При  использовании в качестве орудий взлома таких
инструментов   и  предметов  их   контактная   грань   может   деформировать
следовоспринимающую  поверхность.  Характер деформации зависит от того,  под
каким углом  орудие  наклонено  к поверхности преграды.  Этот  угол, который
называется  фронтальным  углом,  образуется  фронтальной  плоскостью  орудия
взлома  и  плоскостью  следовоспринимающей поверхности. Если  орудие  взлома
наклонено  под тупым  фронтальным  углом, то  при его скольжении  происходит
соскабливание  незначительного  слоя  преграды  и образуется  след,  который
называется следом  соскоба. Если  орудие наклонено  под  острым  фронтальным
углом,  то происходит уплотнение  поверхностного слоя  преграды и образуется
след,  называемый  следом уплотнения.  След  скольжения  может  образоваться
красящим веществом или  грязью с  орудия взлома. Такой след принято называть
мазком.  В  следах  скольжения  каждая   точка  рельефа  грани   инструмента
отображается   в  виде  линии.  Эти  линии  называются  трассами.   Взаимное
расположение трасс и их относительная ширина зависит  от  того, каково  было
встречное положение орудия взлома при его перемещении по следовоспринимающей
поверхности. Встречное  положение орудия взлома определяется углом  встречи.
Встречный  угол -  это угол,  лежащий в плоскости следа и образуемый рабочей
гранью  инструмента  и  линией  направления его  движения,  раскрытый вперед
вправо  по  направлению   движения   орудия  взлома.  Встречный  угол  может
изменяться  от  О  градусов до 180  градусов.  Оптимальным  будет  встречное
положение, когда  встречный  угол  равен  90 градусам.  При таком  положении
орудие  образует  след,  расстояния  между трассами  в  котором  будут равны
расстояниям  между  образовавшими  их  точками рельефа  орудия  взлома.  При
увеличении или  уменьшении  встречного угла ширина следа  будет уменьшаться,
пока все трассы не сольются в одну общую линию. Криминалистическое  значение
следов  скольжения,  хотя  они   и  искаженно  отображают  внешнее  строение
следообразующего объекта,  очень  велико. По ширине  следа можно  определить
ширину рабочей  поверхности  орудия взлома и,  следовательно, установить его
групповую принадлежность. После обнаружения предполагаемого орудия его можно
идентифицировать. При установлении групповой принадлежности  и идентификации
орудий   взлома  по  следам  скольжения   учитывается  встречное   положение
инструмента при следообразовании.
     Отнесение следа скольжения к соскобам или уплотнениям служит основанием
для   определения   пространственного   положения  и   направления  движения
инструмента,   а   это   в   свою   очередь   помогает   выяснить   механизм
следообразования  и  способ  взлома. При трасологическом исследовании замков
расположение  следов  скольжения  на  деталях  позволяет  определить  способ
отпирания замка, установить групповую принадлежность ключа  или  отмычки. По
рельефу следов скольжения можно идентифицировать применявшийся для отпирания
замка предмет.  Следы  резания остаются при  таких  способах взлома, когда в
качестве орудий  взлома используются режущие инструменты. Для взлома полов и
дощатых   стен  используются  топоры,  взлом  дверей   нередко  производится
высверливанием   и  выпиливанием   врезного   замка,  навесные  замки  часто
взламываются путем перерезания дужки саперными  ножницами или перепиливанием
ее пилой-ножовкой. Применению того или  иного вида инструмента соответствует
определенный     способ    резания,    имеющий     специфический    механизм
следообразования. Все виды резания можно  подразделить на три  вида: простой
разрез  (разруб),  встречный  разрез и разрез  с  отделением  мелких  частиц
материала  (строгание,  распил,  сверление).   Простой  разрез   или  разруб
заключается   в   том,   что  преграда   разделяется  на  части  при  помощи
клинообразных  режущих  инструментов.  Так  действуют топор,  зубило, нож. В
результате  их  применения  остаются  следы  простого  разреза,  причем  они
возникают одновременно на двух частях  разрезанного предмета  и рельеф их не
совпадает, так  как  они  образуются разными  сторонами режущей  кромки.  На
расположение трасс в следе влияет встречный  угол  резания,  фронтальное  же
положение  инструмента  значение не  имеет, так как  фронтальный  угол здесь
постоянен.  Встречный  разрез  состоит  в  разделении   предмета  на   части
посредством  двух режущих лезвий, движущихся  навстречу  друг  другу.  Такой
способ  резания  характерен  для  слесарных  и  саперных   ножниц,  кусачек,
бокорезов, пассатижей. Следы, образуемые ими, называются  следами встречного
разреза. На торце среза каждой части разрезанного предмета остаются следы от
разных  сторон двух режущих кромок, встречное и  наклонное положение которых
постоянно. Резание с отделением мелких частиц материалов преграды происходит
при  строгании,  сверлении   и  распиле  с  использованием   соответствующих
инструментов.  При этом образуются  следы строгания, следы сверления и следы
распила.
     Следы  строгания  образуются, когда для  расширения в дощатых преградах
отверстия действуют ножом или другим  простым режущим предметом. Возникающие
при  этом  следы  строгания  отличаются  от  следов  простого  разреза  лишь
величиной отделяемых частиц  (стружки).  На стружке, так же, как и в  следах
строгания на  преграде, отображаются  признаки  режущей кромки инструментов.
Следы сверления образуются сверлами разных видов и диаметров, поэтому по ним
можно  установить групповую  принадлежность сверла.  Режущая  кромка  сверла
отображает свой рельеф на стружке и на дне следов, если они  не сквозные. По
стенкам следа определяется  направление вращения сверла и сторона сверления.
Следы  распила  образуются зубьями  пилы.  Режущие  кромки зубьев  оставляют
следы, которые перекрываются следами от других зубьев. Следы распила поэтому
для целей идентификации в  отличие от следов сверления непригодны. По следам
распила  возможно  определить величину  зубьев.  По опилкам  также  возможно
судить об  общих признаках пилы, а по  их расположению -  о стороне распила:
большее  количество  их  находится  на  стороне,  противоположной  той,  где
находился взломщик. Следы излома  образуются вне  контакта с  орудием взлома
при разделении предмета. Излому предшествуют деформации растяжения,  изгиба,
скручивания   или  сдвига.   В  зависимости  от   того,   какая   деформация
предшествовала  разрушению   преграды,  образуются  различные  разновидности
следов  излома: следы разрыва,  следы перелома,  следы  скручивания и  следы
сдвига. Следы разрыва  остаются, когда  при  взломе преграды разрушаются  ее
мягкие  элементы. Так, следы разрыва остаются  на обоях  при взломе стен, на
дермантине и  линолеуме при взломе полов, на рубероиде при взломе  потолков.
Следы перелома остаются при взломе  легких досчатых преград: стен и потолков
легких  летних  строений,  сараев,  оград, заборов.  Следы  сдвига  и  следы
скручивания как самостоятельные следы при взломе  не встречаются, а являются
составными  элементами  следов разрыва и следов перелома. Криминалистическое
значение следов  излома состоит  в том, что по ним можно определить сторону,
откуда  был произведен взлом и установить целое по частям. Следы перелома на
торцах  деревянной преграды имеют рельеф в виде  выступающих  волокон. Часть
поверхности  с  более ровным  рельефом  прилегает  к  стороне,  откуда  была
приложена сила.
     Рельеф  следов перелома и разрыва  на двух частях разделенного предмета
конформен,  выступающие элементы на одной части соответствуют углублениям на
другой  части. При установлении  соответствия  рельефов в следах  разрыва  и
перелома  следует учитывать возможные искажения,  вызванные скручиванием или
сдвигом.  Следы  взлома  -  это  в  подавляющем  большинстве  случаев  следы
механического   воздействия.   Иногда  при   взломе   металлических   сейфов
встречаются следы термического воздействия. Образование таких следов связано
с воздействием высокой температуры пламени ацетилена, бензина или керосина в
смеси   с  кислородом.  В  качестве  орудий  взлома  используются  различные
автогенные   аппараты.  По   термическим   следам  взлома  можно  определить
профессиональные  навыки  взломщика,  вид  аппарата  и  диаметр  наконечника
резака. Изъятие  следов взлома для их лабораторного исследования лучше всего
производить с предметом или  частью предмета,  на котором они находятся. При
выпиливании или вырезании части предмета необходимо стремиться к тому, чтобы
на нем были изъяты все  имеющиеся  следы. Если это сделать невозможно, то на
схеме показывают изъятые участки  преграды со следами.  Перед изъятием следы
взлома фотографируются по  правилам узловой и детальной фотосъемки. В случае
невозможности  изъятия  следов  взлома  с  предметом  или  его частью  следы
копируются с помощью  пластической  массы  (силиконовой  пасты,  пластилина,
парафина, воска и др.).




     Под  следами  транспортных  средств  подразумеваются следы  контактного
воздействия как ходовых частей, так и неходовых частей транспортных средств,
следы  на  предметах,  отделившихся  от  транспортного   средства,  а  также
различные  материально-фиксированные  изменения  на   дороге,   связанные  с
движением транспорта. Следы  ходовой части колесного, гусеничного транспорта
и  саней  различаются   по  механизму   образования   и  внешнему   строению
следообразующего  объекта.  Следы  колес,  образованные  в   покое  или  при
свободном вращении, относятся к статическим следам, а следы, возникающие при
пробуксовывании или  в  заторможенном  состоянии  (при  движении  юзом) -  к
динамическим  следам.  На твердом дорожном покрытии  за  счет  наслоения или
отслоения грязи могут остаться поверхностные следы колес. На мягком грунте и
на  снегу колеса  оставляют объемные следы. По следам колес можно определить
вид  транспортного  средства,  его  марку  и   модель.  Полнота  отображения
конструктивных  признаков  в  следах  колес  зависит  от  характера движения
транспортного средства.  При прямолинейном  движении  следы  передних  колес
перекрываются следами задних  колес,  и поэтому  здесь  отображаются  только
признаки  задних колес: ширина  колеи, количество  колес на оси, вид и марка
шины. При движении на повороте  остаются следы передней и задней осей, следы
колес прицепа  или полуприцепа. Перекрытыми здесь  оказываются только  следы
первой задней  оси трехосных  автомобилей,  поэтому  изучение  следов  лучше
проводить на месте, где транспортное средство делало маневр. Для определения
типа и  вида транспорта определяются количество пар колес, оставивших следы,
количество осей и ширина колеи  для каждой оси,  а если колеса спаренные, то
ширина  колеи для  внешней  пары  и внутренней.  Ширина  колеи  определяется
посредством  измерения расстояния между серединой левого и правого колеса на
каждой оси. При определении осей следует иметь в  виду,  что колеса передней
оси  двигаются  по  большему   радиусу,  чем  задние,  а  колеса  прицепа  и
полуприцепа - по наименьшему. Для колесного транспорта разных видов, марок и
моделей предназначаются  пневматические шины,  различающиеся по  посадочному
диаметру,  ширине профиля  шины, рисунку протектора.  Внешний  диаметр  шины
вычисляется по длине ее окружности. Длина окружности шины определяется путем
измерения расстояния между двумя последовательными отпечатками в следе одной
и той же  особенности беговой части  шины. При вычислении внешнего  диаметра
необходимо  учитывать   возможные  погрешности,   зависящие  от  внутреннего
давления,  веса  груза, скорости  движения и  состояния  дорожного покрытия.
Ширина профиля шины может быть определена по ширине  объемного следа, однако
и  здесь необходимо учитывать  возможности  искажения  истинной  величины  в
зависимости от  указанных  причин. Рисунок протектора расположен  на беговой
поверхности шины и  потому хорошо  отображается как  в поверхностных, так  и
объемных следах. Тип и модель шины  определяются путем сравнения  полученных
при осмотре  на  месте происшествия следов с данными  таблиц и  каталогов, а
также с образцами коллекций шин. В процессе  эксплуатации шины изнашиваются,
повреждаются  и ремонтируются, в результате чего происходит накопление общих
и  частных  идентификационных признаков,  отображающихся в следах.  К  общим
признакам шин помимо, их конструктивных  признаков, относятся: общая степень
изношенности  шины,  которая  характеризуется степенью выраженности  рисунка
протектора:  наличие  механических  повреждений  в  виде  трещин,  разрывов,
проколов,   рисунок  восстановленного  (наварного)  протектора.  К   частным
признакам   относятся   особенности  износа   шины  вследствие  неправильной
балансировки  колес   или  ее  установки,  особенности   формы,  величины  и
расположения  проколов,  разрывов  и  трещин,  дефекты  рельефных  элементов
восстановленного   протектора.   Следы   пневматических    шин   мотоциклов,
мотороллеров, колесных тракторов и гужевых повозок имеют природу, одинаковую
со следами колес автомобиля. Следы пневматических шин колес  гужевых повозок
также  отображают  общие  и  частные  признаки  колеса.  К  общим  признакам
относятся  внешний диаметр  колеса, наличие, вид  и способ  крепления обода,
шины,  ширина  колеса  и  шины.  Частными  признаками  являются  особенности
крепления шины, швы, трещины и другие дефекты на рабочей поверхности колеса.
Следы гусениц образуются  траками,  составляющими  гусеницу.  Они остаются в
виде двух  полос,  расстояние между  центрами  которых  соответствует ширине
колеи.  По следам траков можно определить тип и модель трактора и произвести
его  идентификацию.  Общими  признаками   являются:  количество   траков  на
гусенице,  форма и величина траков, расстояние между траками, общий характер
рельефа траков. К  частным признакам относятся  особенности деформации краев
траков,  конфигурация  и размеры дефектов  на  их  поверхности,  различия  в
расстояниях между отдельными траками.  Следы полозьев остаются при  движении
гужевых  саней  или  аэросаней.  Следы  полозьев  -  это  следы  скольжения,
образованные  плоскостью,  поэтому  их  идентификационное  значение  не  так
велико, как следов колес  или  гусениц.  В качестве общих  признаков  в  них
отображаются ширина колеи,  ширина полозьев, ширина направляющего желоба или
планки. В качестве частных признаков  иногда  могут отобразиться  неровности
рельефа,   расположенные   на  концах   полозьев.  Следы   неходовой   части
транспортных  средств  остаются  при  наездах,  столкновениях   и  задевании
движущимся  транспортом  неподвижных   предметов.  Своеобразие  этих  следов
заключается в  том,  что их  возникновение  на  следовоспринимающем предмете
сопряжено   с   образованием  следов  и   на  самом  транспортном  средстве.
Взаимообразование следов позволяет их использовать для розыска скрывшегося с
места происшествия  транспортного  средства и  для реконструкции  обстановки
происшествия по  расположению  следов  на  объектах соударения.  Эти  следы,
будучи образованы  различными составными  частями  кузова  или, наоборот, на
кузове, как  и всякие другие  следы-отображения, могут быть использованы для
установления  групповой  принадлежности  или  идентификации  оставившего  их
транспортного   средства  или  того  предмета,  который  оставил  следы   на
транспортном  средстве.  Как  правило,  факт взаимного  контакта  достоверно
устанавливается  на  основании  совпадения общих  трасологических  признаков
характера и зоны деформации, размеров и общей формы следов, цвета, структуры
или консистенции следов-наслоений и  т. д. Следы на предметах,  отделившихся
от транспортного средства, возникают при отделении от него частей и деталей,
которые  могут  быть  использованы  для розыска и установления скрывшегося с
места  происшествия   транспортного   средства.   При   дорожно-транспортном
происшествии отделиться могут различные комплектующие  транспортное средство
детали  стеклоочистители,  дверные  ручки,  прокладки,  уплотнители,  болты,
гайки, шайбы. Отделиться  могут  и части единого изделия  осколки остекления
кузова,  бампера, облицовки и  отделки.  По  внешним признакам  отделившейся
части  можно установить,  к  какой  детали она  принадлежала. Принадлежность
установленной детали той или  иной  марке или модели  транспортного средства
определяется на основании справочных данных.Основанием для вывода о том, что
задержанное транспортное средство скрылось  с места  происшествия,  является
отсутствие на  нем  найденной  на  месте происшествия  детали или части. Для
установления  принадлежности   отделившейся  части   транспортному  средству
проводится трасологическое исследование следов излома или следов-отображений
на  отделившейся детали и транспортном  средстве. При  движении транспортных
средств на  дороге происходят различные материально-фиксированные изменения,
по  которым  можно  судить  о направлении движения  транспорта.  Определение
направления движения  транспорта производится по признакам в  следах колес и
по   другим  признакам   на   дороге.  Рисунок   протектора  шин  повышенной
проходимости  состоит  из  грунтозацепов,  сходящихся  под  углом  посредине
беговой дорожки. На правильно установленной шине этот угол раскрыт в сторону
движения.При  пробуксовке  колес  выброс  грунта  из-под  них  происходит  в
сторону,  противоположную  движению. Глубина  следа при этом  уменьшается  в
сторону движения.  В  сторону направления движения обращены  отпечатки колес
при переезде через лужи, стебли кустарника или травы, концы переломанных при
переезде колесами веток,  пологие стороны  уступов на  дне  объемных следов,
сужения  пятен  от  падающих капель  масла.  Следы,  обнаруженные  на  месте
происшествия,  фиксируются  в протоколе дорожно-транспортного  происшествия.
При их описании  указывается характер дорожного покрытия, вид  следа, ширина
колеи и  взаимное расположение следов, рисунок протектора, наличие, форма  и
размеры  отобразившихся дефектов шин, а  также расположение следов неходовой
части и их признаки. Протокол дорожно-транспортного происшествия обязательно
дополняется  планом-схемой, на котором указывается расположение обнаруженных
следов  Фотографирование  следов  транспортных  средств  является  составной
частью фотографирования места  происшествия или транспортного  средства.  На
узловых  снимках  необходимо  запечатлеть  признаки,  позволяющие  судить  о
маневре и других особенностях движения. На детальных фотоснимках фиксируются
отдельные следы, отображающие  общие и частные  идентификационные  признаки.
При детальной  съемке следов колес  необходимо выбирать  такие  участки, где
наиболее полно и четко отобразилась беговая часть при полном обороте колеса.
В целях избежания перспективных искажений съемку следует производить методом
линейной панорамы. Для изъятия  в целях экспертного  исследования выбираются
участки следов  колес,  где  наиболее полно  и  четко  отобразились  частные
идентификационные    признаки.Поверхностные   следы    фиксируются   методом
фотографирования,   с    объемных   следов   после    их    фотографирования
изготавливаются гипсовые слепки.




     Следы   животных   в  криминалистической   практике   встречаются   при
использовании  их  в преступных  целях  в  качестве  гужевого  или  вьючного
транспорта либо в случаях, когда животные являются предметами хищения.  Чаще
всего  объектами трасологического  исследования являются  следы  лошади. При
движении лошади ее копыта  оставляют  следы, по  которым возможно определить
направление движения, аллюр (шаг, рысь, галоп), постановку передних и задних
ног,  а  также установить,  была  ли  лошадь подкована и  на какие ноги.  По
отдельным  следам  копыт  возможно  определить  групповую  принадлежность  и
индивидуальное  тождество лошади. Копыто состоит из роговой подошвы, которая
спереди ограничена роговой стенкой, а сзади роговой стрелкой. В следах копыт
отображаются следующие признаки: величина  и форма копыта (широкое,  узкое),
форма  подошвы  (плоская, вогнутая), форма  нижнего края  роговой  стенки  и
стрелки, а также частные признаки деформации копыта.  В следах кованых копыт
отображаются: общая  форма подковы, ее размеры,  количество и  форма  шипов,
форма гвоздевых дорожек,  число  гвоздевых  отверстий  и  находящихся  в них
гвоздей, расположение шляпок гвоздей, а также признаки деформации, возникшие
при  изготовлении,  установке и  эксплуатации подковы. Следы животных бывают
объемными  и  поверхностными.  Фиксируются и изымаются они так же, как следы
ног человека. Следы зубов человека остаются на  продуктах питания,  окурках,
жевательной резинке, на теле  и одежде человека. Строение зубного аппарата и
внешнее  строение зубов индивидуально, и поэтому по  следам  зубов  возможна
идентификация  личности.   Характер  и  расположение   следов  укуса   могут
способствовать  установлению обстоятельств,  связанных  с  их  образованием.
Идентификационными  признаками,   которые   отображаются  в   следах  зубов,
являются: характер  прикуса  челюстей,  который  бывает  прямым,  верхним  и
нижним; форма и размеры челюстной  дуги; относительное расположение  зубов и
челюстной дуги: величина зубов и  расстояний  между ними:  отсутствие зубов:
признаки  заболеваний,  санации и протезирования. Фиксация  следов  зубов на
теле  человека производится  путем  их фотографирования. Следы  на продуктах
питания и  других предметах изымаются  непосредственно  с этими предметами с
принятием  мер,  предохраняющих  их  от  повреждения  при  транспортировке и
хранении. Сравнительными образцами  для трасологического  идентификационного
исследования служат  экспериментальные следы на зубопротезной массе, которые
получает эксперт, производящий экспертизу, или специалист-дантист.




     Трасологическое исследование начинается с момента обнаружения следов на
месте   происшествия.   Предварительное  исследование  следов   производится
следователем.    Для    участия    в     нем    рекомендуется     приглашать
специалиста-криминалиста.   Результаты   предварительного   трасологического
исследования позволяют  сделать  следователю  умозаключения об  особенностях
механизма образования следов, выдвинуть  и проверить следственные версии  об
обстоятельствах  совершения преступления.  При фиксации  следов  в протоколе
должно быть отражено. 1) вид  обнаруженных следов, 2) расположение следов на
месте происшествия относительно предметов  обстановки места происшествия: 3)
расположение следов на следовоспринимающем объекте: 4) взаимное расположение
следов; 5) цвет, консистенция,  структура, запах  следообразующего вещества:
6) размеры следов и их частей (длина, ширина, глубина); 7) форма следов и их
частей: 8) частные идентификационные признаки, отобразившиеся в следе.  Если
по делу требуется заключение эксперта, следователь назначает трасологическую
экспертизу.  Вопросы, разрешаемые трасологической  экспертизой,  могут  быть
объединены  в  следующие три  группы:  1)  касающиеся механизма  образования
следов;   2)    связанные    с    установлением   групповой   принадлежности
следообразующего объекта; 3) связанные с идентификацией конкретного объекта,
которым был оставлен след. Исследование  механизма следообразования  нередко
является самостоятельной задачей  исследования, но  чаще решение связанных с
ним  вопросов есть лишь  необходимая предпосылка для  установления групповой
принадлежности   и   идентификации.  Объектами   трасологической  экспертизы
являются  следы,  их  копии  и  предполагаемые  следообразующие  объекты.  В
постановлении  о назначении трасологической экспертизы  должно быть указано,
какие  объекты  направлены  на  экспертизу,  их  количество, способ и  время
изъятия,  время  и  условия  хранения  до  направления   на   экспертизу.  В
распоряжение эксперта рекомендуется также представить протокол осмотра места
происшествия  и протокол получения образцов для сравнения,  планы,  схемы  и
фотоснимки  места происшествия и  следов. Убедившись в процессе  экспертного
осмотра в  том, что  объекты  соответствуют  описанию  их  в  постановлении,
эксперт приступает к раздельному их исследованию.
     Сначала  изучаются  исследуемые  следы.  Основной  задачей  раздельного
исследования следа является  определение его  пригодности  для идентификации
(если  этот  вопрос не  удалось решить при  экспертном осмотре  объектов)  и
выявление  отобразившегося  в следе  комплекса  идентификационных признаков.
Оценка идентификационного значения отобразившихся признаков осуществляется с
учетом классификационной характеристики  и механизма образования следа. Если
перед  экспертизой  не  стоит задача идентификации,  то процесс исследования
заканчивается на этом этапе выводом эксперта о механизме образования следа и
о групповой принадлежности предмета, оставившего след. При идентификационной
трасологической экспертизе дальнейшему  исследованию подлежит предполагаемый
следообразующий объект. Исследуя его, эксперт определяет участок  контактной
поверхности, образовавшей след, выясняет, насколько она изменилась с момента
следообразования,  и  решает,   какие  именно  признаки  общего  и  частного
характера должны  были отобразиться в следе. Если  для сравнения представлен
не  предмет,  а образованный  им  экспериментальный  след,  то  эксперт  при
раздельном  исследовании  определяет, насколько  полно  отобразились  в  нем
идентификационные признаки и пригоден ли он для сравнительного исследования.
Сравнительное исследование является  основой  трасологической идентификации.
Оно   заключается  в  установлении  соответствия  имеющихся  на   контактной
поверхности   следообразующего  предмета  идентификационных   признаков   их
отображениям в  следе. Сравнительное  исследование возможно лишь при условии
сопоставимости сравниваемых объектов, поэтому для сравнения с представленным
на исследование следом должен быть взят экспериментальный след, полученный в
тех же условиях, что и исследуемые. При экспериментальном образовании следов
в лаборатории эксперт учитывает механизм следообразования, выявленный им при
раздельном   исследовании,    характер    следовоспринимающей   поверхности,
классификационную  характеристику  следа,  силу и  направление  воздействия,
положение    проверяемого    предмета    относительно    следовоспринимающей
поверхности.  Для  сравнения  со  следами, представленными  в  виде объемных
слепков,  берутся   непосредственно   проверяемые   объекты.   Сравнительное
исследование  проводится  с использованием  таких технических  приемов,  как
сопоставление,   наложение   и  совмещение.  Сравниваться  при  этом   могут
непосредственно исследуемые и экспериментальный  следы, либо  их  оптические
или фотографические  изображения. Сопоставление  заключается в том,  что два
сравниваемых  объекта  помещаются в одном  поле  зрения и  идентификационные
признаки в них  последовательно  изучаются, в  том  числе  путем  сравнения.
Наложение  состоит  в одновременном  изучении изображений двух  сравниваемых
объектов,  наложенных одно на другое, путем их анализа напросвет. Совмещение
является основным техническим приемом для сравнения динамических следов, как
поверхностных,  так и объемных.  Совмещение - это расположение  сравниваемых
изображений  таким образом,  чтобы  трассы  экспериментального  следа  могли
рассматриваться   как  продолжение   трасс  исследуемого  следа.  Результаты
сравнительного  исследования служат  основанием  для  экспертного  вывода  о
тождестве.  В  зависимости  от количественной  и качественной характеристики
совпадений  и  различий  в  общих  и  частных  признаках может  быть  сделан
положительный или  отрицательный  вывод  о  тождестве в  категорической  или
вероятной форме. Весь ход и результаты трасологической экспертизы отражаются
в  заключении   эксперта.  На  прилагаемой  к  нему  фототаблице  помещаются
фотоснимки  общего  вида  исследуемых  объектов  и   снимки,  иллюстрирующие
совпадение идентификационных признаков.






исследования

     Расследование  преступлений,  связанных  с  применением  огнестрельного
оружия, не  может  быть  успешно  проведено  без  использования  специальных
познаний.  Уже  при  первом осмотре  места  происшествия перед  следователем
возникает  немало  обстоятельств,  уяснение которых требует  особых знаний и
навыков в  обнаружении, изъятии, исследовании соответствующих объектов. Даже
определение  принадлежности  отдельных  обнаруженных  предметов  к   разряду
огнестрельного оружия или боеприпасов порой вызывает трудности и должно быть
подкреплено заключением эксперта. При любом отношении законодателя к вопросу
о  свободе ношения  оружия всегда будут иметь место нормы, предусматривающие
уголовное    наказание   за   противоправное   приобретение   и   применение
огнестрельного  оружия.  Для  установления истины по делам данной  категории
требуется, как правило, комплекс исследований. Для определения обстоятельств
выстрела (дистанции, направления, взаиморасположения оружия и потерпевшего в
момент  выстрела  и  др.)  часто  привлекаются  специалисты разных  областей
знаний.   В   формировании   специальных   судебно-баллистических   познаний
существенную  роль  играют  положения  общей  баллистики.  Однако  специфика
следственно-судебных   задач   обусловила  необходимость   разработки   ряда
специальных  криминалистических  рекомендаций с  учетом отдельных  положений
таких наук, как химия, физика, математика. Судебная баллистика тесно связана
с трасологией,  судебной медициной.  Как отрасль криминалистической  техники
криминалистическая  баллистика представляет собой систему научно-технических
средств и методов обнаружения,  фиксации, изъятия и  исследования объектов с
целью определения их  видовой (групповой) принадлежности,  идентификации,  а
также установления факта и обстоятельств выстрела. Объектами баллистического
исследования являются:  огнестрельное оружие, отдельные его части, заготовки
деталей оружия, различные стреляющие устройства, боеприпасы,  инструменты  и
материалы, используемые  для  изготовления  деталей  оружия  и  боеприпасов,
предметы  с  пробоинами  от  снарядов  и с  отложившимися на них продуктами,
сопутствующими  выстрелу (продукты сгорания  капсюльного состава  и пороха в
виде   копоти,   отдельные  несгоревшие  зерна   пороха,  частицы   металла,
отделившиеся от деталей оружия и боеприпасов). Кроме  того, объектами такого
исследования могут быть предметы, в которых хранилось оружие или боеприпасы.
В  криминалистической практике  встречаются  различные  виды  огнестрельного
оружия  и  боеприпасов,  изготовленные  не только заводским,  но и кустарным
способом.  Нередко  предмет,  внешне  похожий  на  огнестрельное оружие,  не
является таковыми  и  наоборот -  внешне  не  похожий  может быть  отнесен к
разряду огнестрельного оружия. Криминалистические  критерии отнесения  таких
предметов к  огнестрельному оружию или  боеприпасам несколько  отличаются от
военно-технических. Огнестрельное оружие. Помимо общего признака  - целевого
назначения,  понятие  огнестрельного оружия  должно включать в  себя  и  ряд
специальных признаков,  оцениваемых в совокупности: а) использование энергии
газов взрывчатого вещества  (пороха и др.) для метания  снарядов; б) наличие
ствола для придания направления движению снаряда: в)  наличие устройства для
воспламенения  заряда;  г)  достаточное  поражающее   действие  снаряда:  д)
достаточная прочность конструкции. Чтобы предмет мог  быть отнесен к разряду
огнестрельного оружия, последние два признака должны получить количественное
выражение. Критериями оценки этих признаков  в  криминалистике  в отличие от
военно-технических   требований    служат   минимальные   показатели.   Так,
конструкция оружия должна обеспечивать возможность производства более одного
выстрела.  Научным критерием  оценки поражающего  действия снаряда  (убойной
силы) служит минимальная удельная кинетическая  энергия, равная 0,05  кгм/мм
(для снарядов сферической формы: для остроконечных - она может иметь меньший
предел).  Этот  показатель  соответствует примерно 1,1-3,0  кгс.м  начальной
кинетической энергии снарядов разных калибров (военно-технический показатель
убойной  силы составляет 8 кгс.м). Для  определения групповой принадлежности
оружия  конструктивные  и функциональные особенности  конкретного экземпляра
оружия  сравниваются  с научными классификациями ручного стрелкового оружия.
Стрелковое  огнестрельное оружие  классифицируется по:  назначению;  степени
автоматизации: количеству вмещаемых патронов; способу  заряжания; количеству
стволов;  калибру  ствола, его  длине, конструктивным особенностям;  способу
изготовления, конструктивным особенностям всего оружия; способу управления и
удержания  оружия.  Нестандартное  огнестрельное  оружие   имеет  какие-либо
отклонения  в конструкции по  сравнению со стандартным оружием  аналогичного
типа или отличается длиной  ствола, ложи и  т.  д. Сюда могут быть отнесены,
например, многоствольные пистолеты и револьверы, обрезы ружей, винтовок и т.
п. Атипичное оружие также отличается нестандартной конструкцией,  но главная
его  особенность  состоит  в  том,  что оно  замаскировано  под какие-нибудь
бытовые  предметы: авторучки, трости, зонты и т. п.  Кустарное оружие  - это
оружие,  изготовленное  без  соблюдения стандартов, как  правило, небольшими
партиями.  Самодельное   оружие  изготавливается  в  основном  из  подручных
материалов, иногда с частичным использованием деталей заводского  оружия или
каких-либо устройств. Важное практическое значение имеет вопрос о  критериях
разграничения  обрезов  и тех  видов оружия,  из которых  они изготовлены. В
отношении охотничьих ружей установлено, что  укорочение ствола ружья  любого
калибра  (в  том числе и  спортивного)  до  остаточной длины  менее 500  мм,
включая патронник  (часть ствола, где помещается патрон), является пределом,
когда    наступает   существенная    утрата   баллистических    свойств    и
эксплуатационных  качеств ружей, и  появляются  иные  технико-конструктивные
признаки    качественно   нового   огнестрельного    оружия    -    боевого,
предназначенного для поражения живой цели на близких дистанциях. Если  длина
ствола конкретного экземпляра оружия более 500 мм и ложа его не изменена, то
такой объект относится к облегченным ружьям. Боеприпасы. Понятие боеприпасов
рассматривается в широком и узком смысле.  В быту и в специальной литературе
к ним часто относят  не только патроны,  гранаты, мины, но и все компоненты,
используемые при снаряжении этих предметов (порох,  дробь, пыжи, прокладки и
т.  д.).  В узком  смысле слова  под  это  понятие  подпадают  только  такие
предметы, за незаконное  ношение, хранение, приобретение, изготовление, сбыт
и  хищение  которых  наступает  уголовная  ответственность.  В  этом  смысле
боеприпасы   -  предметы  одноразового  использования,  предназначенные  для
поражения объекта путем выстрела или  взрыва. Обязательными элементами таких
предметов  являются  взрывчатые вещества  и воспламеняющее  устройство.  При
решении  вопроса  об  отнесении  предметов  к  боеприпасам   оценивается  их
поражающее  действие с учетом конкретных условий производства  выстрела  или
взрыва на месте происшествия.
     Встречающиеся в криминалистической практике боеприпасы можно  разделить
на  два класса:  взрывного действия и стрелкового. В первый класс включаются
различные виды  гранат, мины,  как правило, заводского изготовления, а также
самодельные   взрывные  устройства,   в  которых   в   большинстве   случаев
используются пороха  охотничьих  патронов. Боеприпасы  второго класса  - это
патроны  к  стрелковому  огнестрельному оружию.  Они бывают  штатные,  т. е.
предназначенные  к  стрельбе из конкретной модели оружия, и нештатные, т. е.
приспособленные к стрельбе из  другой модели оружия. Патроны  к современному
огнестрельному оружию являются унитарными, т. е. все их элементы размещены в
одной    детали,   называемой   гильзой.   Гильзы   для   нарезного   оружия
изготавливаются из  металла  (латунь,  сталь,  покрытая томпаком  или лаком,
красная  медь  и  др.).  Для охотничьих ружей, кроме  металлических (латунь)
изготавливаются  комбинированные гильзы,  у  которых основание металлическое
(сталь),  а  корпус  бумажный  или  пластмассовый. По  форме  гильзы  бывают
цилиндрические,  бутылочные,  конические.   В  гильзах  к  нарезному  оружию
различаются  (термины  стандартизированы):  срез, дульце, скат, корпус, дно,
донная часть,  проточка, фланец,  перегородка, капсюльное гнездо,  запальное
отверстие, наковальня (если она не вмонтирована в капсюль), зарядная камера.
Капсюль -  воспламенитель  патрона  центрального  боя (у большинства моделей
оружия боек ударника располагается соответственно оси канала ствола). Обычно
он  состоит  из воспламенительного состава, наковальни  и колпачка  (капсюли
типа "Боксер", "Жевело").  Капсюли  без наковальни  (типа  "Бердан" или ЦБО)
применяются в  гильзах,  имеющих наковальню в капсюльном гнезде.  В патронах
бокового  боя  (большинство моделей малокалиберного оружия,  в  которых боек
ударника   смещен  от  центра)   воспламенительный   состав  запрессован  по
окружности  в  донной  части  гильз (отсюда  и другое  название  -  "патроны
кругового   воспламенения").   Порох  используется  в  патронах  в  качестве
метательного  заряда. Пороха разделяются на два класса:  механические  смеси
(дымный и др.) и коллоидные или бездымные. Бездымные пороха получили широкое
распространение,  они различны по форме и цвету. Метаемым элементом патронов
являются  пули, дробь или картечь. Первым  типом  пули являлся шарик, до сих
пор применяющийся в патронах  к гладкоствольному  охотничьему оружию.  Кроме
шаровидных, в  этих  патронах используются  пули:  стреловидные,  турбинные,
турбостреловидные.   В   патронах   к  нарезному  оружию  применяются   пули
безоболочечные, оболочечные, полуоболочечные, с отверстием в головной части.
По форме различаются пули: остроконечные,  цилиндро-сферические,  оживальные
(тупоконечные) и с  плоским  кончиком.  Оболочечные  и полуоболочечные  пули
имеют сердечник, изготовленный  обычно из свинцового сплава. В военных целях
используются, как правило,  оболочечные пули,  в число  которых  входят пули
специального назначения: бронебойные, трассирующие, бронебойно-зажигательные
и  др.  Эти  пули  на  головной   части  имеют  опознавательную  маркировку.
Отечественной промышленностью выпускается дробь  трех типов (ОМ, ОТ, СТ - по
степени твердости  сплава) и картечь  охотничья  (КО). Дробь  различается по
номерам (с 11 по  1 и с 0 по 0000) в зависимости от размера диаметра (с 1,50
по 5,0 мм). Картечь  не  имеет номеров и различается  только по диаметру (от
5,25 до 10,00 мм). Для снаряжения охотничьих патронов применяются также пыжи
и  прокладки.  Пыжи  (основные  и  добавочные)  изготавливаются  из войлока,
древесноволокнистых  плит,  оклеенных  бумагой.   Эти  пыжи,  как   правило,
осаливаются.  Существуют   и  полиэтиленовые  пыжи  с  концентраторами   для
размещения в них дроби и без таковых.

     N2. Механизм образования следов выстрела

     Выстрел -  это сложный процесс, в основе  которого  лежит воспламенение
порохового  заряда, возникновение  высокого давления образующихся  при  этом
газов и превращение энергии  пороховых газов в кинетическую энергию снаряда.
Взаимодействие  частей  оружия  с  патроном,  а  затем  летящего  снаряда  с
преградой  приводит  к  изменению первоначального  состояния  объектов  этой
системы, т. е.  к образованию различных следов. Механизм образования  следов
на гильзах и пулях обусловлен конструкцией  и качественным состоянием оружия
и  патронов  и   их  принадлежностью  друг  к  другу  (штатные  патроны  или
патроны-заменители).  Следы  на  гильзах.  В  образовании  следов  на гильзе
участвуют такие детали оружия, как: магазин с патронами, обычно  вставляемый
в  рукоятку  пистолета:  кожух-затвор,   в  переднюю   поверхность  которого
упирается  патрон  своей донной частью и  где вмонтированы  выбрасыватель  и
отражатель; боек  или  ударник с  бойком, находящийся  в  специальном канале
затвора; патронник - казенная часть ствола;  рамка  или  окно  кожуха, через
которое выбрасывается  гильза после  выстрела. На гильзах различаются следы,
образующиеся: а) при заряжании; б) в момент выстрела; в) при удалении гильзы
из  оружия.  Заряжание  заключается  в  следующем:  патроны  вкладываются  в
магазин,   который   рассчитан   на  определенное  их   количество,  магазин
вставляется в рукоятку пистолета, затем кожух-затвор  рукой отводится назад,
после чего резко досылается вперед. В результате этих манипуляций патрон под
действием пружины, находящейся в магазине, выталкивается  из него и вводится
в патронник ствола. При этом  курок пистолета встает на боевой заряд.  Следы
заряжания  в виде  слабых (продольных) царапин (динамические следы) остаются
на корпусе и фланце гильзы от загибов магазина, нижней поверхности затвора и
патронника. Маленькие  группы трасс,  располагающиеся одна за другой  у края
дна  гильзы,  на ее фланце  и  в  проточке  -  результат воздействия  зацепа
выбрасывателя,  заскакивающего  за фланец гильзы. Передний срез  затвора при
досылании патрона оставляет иногда статический  след  у края дна гильзы.  Из
этой  группы  следов практический интерес  представляют  прежде  всего следы
выбрасывателя,  реже -  досылателя.  Остальные  следы  мало  используются  в
практике,  для  их  исследования  требуется  высокоразрешающая   аппаратура.
Выстрел происходит в результате  нажима на спусковой  крючок, что приводит к
срыву курка с  боевого взвода,  удару им по бойку  (ударнику). Боек бьет  по
капсюлю  гильзы,  воспламеняя его инициирующий состав. Происходит возгорание
пороха  и образование  газов. Расширяющиеся  во  все  стороны  газы  создают
сильное давление (до 3000 атм), прижимают  гильзу  к  стенкам патронника,  к
патронному упору затвора и, естественно, воздействуют на пулю, выталкивая ее
из  гильзы и  из  канала  ствола. Следы  выстрела на  гильзе,  как  правило,
статические,  воспроизводящие  зеркально  форму  и  рельеф  рабочих  деталей
оружия:  бойка  и  (реже) краев  отверстия  для его  выхода  -  на  капсюле,
патронного упора - на капсюле и иногда на дне гильзы, стенок патронника - на
корпусе  гильзы. Из указанных  наиболее  устойчивы следы бойка  и патронного
упора. При достаточной выраженности и другие следы  могут иметь практическое
значение   и   являться   объектами   экспертного   исследования.   Удаление
(экстракция)  гильзы  из  оружия  происходит под  действием  газов,  которые
толкают затвор назад,  одновременно с  этим  зацеп выбрасывателя  вытягивает
гильзу. Гильза наталкивается  на  отражатель,  выступающий над  поверхностью
патронного упора, это изменяет ее положение в сторону окна в кожухе затвора,
куда она и вылетает. Направление и угол вылета гильзы могут  характеризовать
определенную модель оружия. В группе следов удаления гильзы из оружия прежде
всего  следует отметить следы от неровностей патронника и  от выбрасывателя,
образующиеся в результате скольжения гильзы уже  в  обратном направлении под
действием газов выстрела.  Новыми являются следы отражателя на  донной части
гильзы,  а  также  в  виде  точки  или  вмятины  на   ее  корпусе  от   окна
кожуха-затвора. Следы этой группы информативны, они нередко используются при
идентификации оружия, а такие  следы, как точка  или вмятина от окна кожуха,
могут указывать на  принадлежность гильзы,  стреляной в  определенной модели
оружия, при соответствии ее размерных и  конструктивных особенностей данному
оружию.   Однако  в  силу   многофакторности   процесса  выстрела  неизбежна
вариационность в образовании следов.  Это означает,  что на разных  гильзах,
стреляных в одном экземпляре оружия, количество и степень выраженности одних
и  тех же следов  могут не совпадать. Поэтому  отсутствие какого-либо следа,
устойчивость  появления  которого невысока, не  должно  рассматриваться  как
основание  для  отрицания тождества.  Для  достоверного  вывода должен  быть
изучен  весь комплекс следов.  Одна из актуальных криминалистических задач -
установление  модели  оружия (групповая принадлежность). В определенной мере
характеристика обнаруженной гильзы может  указывать на использованную модель
оружия.  Но  возможность  замены патронов  требует изучения всех  следов  на
гильзе,  их происхождения. Один из  путей  решения  указанной задачи  -  это
четкая  фиксация  в  градусах  положения   основных  следов  (выбрасывателя,
отражателя) по отношению к  следу бойка и сопоставление установленных данных
со схемами  взаиморасположения  этих  следов  на известных  моделях  оружия.
Отдельные  модели  оружия  могут  быть  установлены  и  по  наличию,  форме,
расположению иных следов. Установление тождества оружия по  стреляной гильзе
требует исследования частных признаков, т. е. рисунка микрорельефа отдельных
следов  с  учетом  всех условий  механизма их  образования. Следы на  пулях.
Картина следов на  пуле в значительной мере определяется конструкцией ствола
оружия. В любом стволе заводского изготовления имеется патронник, по форме и
размерам соответствующий гильзе штатного патрона, и канал.
     В  некоторых моделях оружия патронники выполнены отдельно от стволов: у
винтовки,  карабинов ~ в ствольной  коробке,  у  револьверов -  в  барабане.
Участок ствола с патронником  называется казенной  частью, противоположный -
дульной.  В нарезном  оружии  канал  имеет углубления -  нарезы, выполненные
винтообразно с правым или левым наклоном. В нарезах необходимо различать дно
и  грани. Из  двух  граней одна называется ведомой или  холостой,  другая  -
ведущей или  боевой.  Участки  поверхности между  нарезами принято  называть
полями. Калибр оружия  -это диаметр  канала, измеряемый (с точностью до 0,01
мм)  между полями. Наиболее распространено оружие калибров 5.45, 5.6,  6.35,
7.62,  7.63,  7.65, 9  и 11.43мм.  Из гладкоствольных  распространены больше
ружья 12, 16, 20, 24 и 32 калибра (это условные обозначения, соответствующие
количеству  шаровых пуль, диаметром  равных  диаметру канала ствола, которые
можно отлить из фунта - 485,5  г. свинца). В механизме образования следов на
пуле  существенное  значение имеет часть ствола  оружия, называемая  пульным
входом, который  представляет  собой  переходный  участок  от  патронника  к
нарезной  части.  Анализ  следов  на  пуле  позволяет выделить три  этапа  в
механизме образования следов выстрела: а)  вхождение пули в пульный вход; б)
врезание оболочки пули в нарезы; в) поступательно-вращательное движение пули
по каналу ствола. Первое контактирование пули с пульным входом приходится на
границу  цилиндрической ее поверхности с головной частью. Если оболочку пули
развернуть  в плоскость,  то  можно проследить уровень  начала  следов.  При
прямолинейном  движении пули в момент выстрела от  дульца гильзы до пульного
входа  уровень  начала следов будет  постоянным  относительно дна пули. Но в
силу различных причин (неравномерности  давления  газов  или сжатия  пули  в
гильзе) ось пули может не совпадать с осью ствола, и уровень начала следов в
связи с  этим  будет выглядеть  в виде  ломаной линии. Поскольку фактический
диаметр пуль  штатных патронов несколько  больше внутреннего диаметра канала
ствола, пуля под действием газов своей оболочкой врезается  в нарезы. Начало
нарезов в стволе пуля встречает своей ведущей (цилиндрической) частью. Здесь
ее  движение почти прямолинейно,  поэтому следы-трассы  от граней  нарезов и
неровностей пульного входа идут параллельно оси пули. Это - первичные следы.
Они располагаются  на участках около следов от холостой  грани. Размеры этих
участков различны.
     После  того  как пуля  своей оболочкой войдет в  нарезы, ее движение по
каналу  ствола  становится  поступательно-вращательным.  На  ее  поверхности
отображаются следы от полей, нарезов и их граней. Это - вторичные следы. Они
наклонные  по  отношению  к оси пули  и частично перекрывают первичные.  При
исследовании следов на  пуле  учитываются  размерные данные не только  самой
пули, но также  ширины полей нарезов, их глубины и угла наклона.  Обращается
внимание на поперечный профиль следов, что позволяет судить о степени износа
канала  ствола  оружия.  Степень  выраженности  указанных  выше  следов,  их
количество  и размерные данные - все это  общие признаки  следов  на  пулях.
Частные,  индивидуализирующие  признаки  заключены  в  микротрассах,  в   их
взаиморасположении по отношению  к следам граней нарезов. По общим признакам
следов  на  пуле  определяется  модель или  более узкая  группа  оружия,  из
которого выстреляна исследуемая пуля: по частным - конкретный его экземпляр.
Следы  на  пулях имеют  большое  значение для  решения  практических  задач.
Устойчивость  следов  на  пулях,  если  оценивать ее  усредненно, достаточно
высока.   Для  оболочечных   пуль  при   нормальных  условиях  выстрела  она
практически  не  ограничена.  Более  внимательного отношения  в  этом  плане
требуют свинцовые снаряды.  Следы на дроби (картечи). Практика последних лет
знает немало  примеров  успешной  идентификации  гладкоствольных  охотничьих
ружей  по  следам не  только на  пулях,  но  и на дроби. Дробь  (картечь)  -
множественный снаряд,  изготавливаемый из легко  деформирующегося свинцового
сплава,   поэтому   работа  с  такими  объектами  требует   осторожности   и
определенных  навыков. На  дроби,  выстрелянной из  гладкоствольного  ружья,
отображается в  основном два вида  следов:  статические -  от взаимодействия
дробин между собой и динамические - от внутренней поверхности канала ствола.
Статические  следы (или  контактные пятна)  имеют  вид  круглых вмятин.  Они
образуются в  результате сжатия дробин  под действием пороховых газов, когда
гильза еще не  раскрылась. На дробинах можно обнаружить два или четыре таких
следа. Две  вмятины образуются  у  дробин,  находившихся в верхнем и  нижнем
рядах в гильзе. Иногда такая вмятина бывает как бы сдвоенной - это результат
повторного сжатия  дробин  в канале ствола.  На дробинах нижнего ряда  можно
наблюдать отпечатки пыжа.
     Динамические следы, или следы  канала  ствола, обнаруживаются только на
дробинах, располагавшихся во внешних рядах дробового заряда. На шарообразном
теле   дробины  эти  следы  выглядят   как  притертости  овальной  формы  со
следами-трассами  поперек длинной  оси овала. Участок  поверхности дробины с
этим  следом в профильном  сечении по длиннику -выпуклость, формирующаяся за
счет взаимодействия  с  вогнутой  поверхностью канала ствола.  Общий  размер
следа зависит от размера  дробины: он  тем больше, чем больше дробина. Следы
канала ствола  на дроби в определенных пределах  устойчивы. Значимость таких
следов чрезвычайно высока, так как идентификация охотничьего ружья по другим
компонентам  патрона невозможна, а  гильзы  большинства  моделей  охотничьих
ружей автоматически не выбрасываются. Большое значение в  криминалистической
практике имеет и  вопрос о механизме  образования огнестрельных повреждений,
что   связано  с  динамикой  газопороховой  струи.   Специальными   научными
исследованиями  с  помощью  высокоскоростной  фотосъемки  удалось установить
последовательность    элементов   динамической    системы   воздух-пороховые
газы-снаряд, так называемой "промежуточной баллистики". После взрыва капсюля
возникает   ударная   волна,  которая  у  дульного  среза  оружия  принимает
сферическую форму и быстро достигает скорости звука. Затем  вырывается часть
пороховых газов,  опередивших пулю, которые создают  свою ударную  волну. За
первым облаком вылетает пуля, после чего истекает основная часть газов. Имея
большую  скорость,  газы  сначала  опережают пулю, достигают  первое облако;
передавая ему новый толчок энергии,  они создают третью ударную  волну. Пуля
вскоре пролетает  через облако  и  обгоняет воздушную  волну.  Такова  схема
динамики газопороховой струи на некотором (до 100 см) расстоянии от дульного
среза  ствола  оружия  Знание  свойств  "промежуточной  баллистики" помогает
объяснить  отдельные   проявления  выстрела   на   конкретных  предметах   и
разработать  научные  методики   решения  криминалистических  задач.   Стало
понятным,   например   что   результатом  именно  механического  воздействия
предельного  столба воздуха  и прорвавшихся  газов являются разрывы ткани  и
отсутствие  на  них  следов самой пули. Для  правильного понимания механизма
образования  огнестрельных  повреждений   и  отложения  продуктов   выстрела
необходимо иметь  некоторое представление о структуре самой струи.  Основные
ее  черты - турбулентность  и осесимметричность. Это означает, что, несмотря
на  завихрения  газовых облаков,  возникающие под  действием ударных волн  и
пули, струя имеет относительно устойчивую ось  из несгоревших  зерен пороха,
различных  частиц  металла  в  газообразной   среде.  Эта  структура   струи
проявляется   в   топографии   отложения  продуктов   выстрела.   Так,   при
перпендикулярном относительно преграды положении ствола оружия копоть, зерна
пороха и другие частицы откладываются вокруг пулевого отверстия, образуя (до
определенных  дистанций) центральную  и периферическую  зоны. Но на механизм
отложения  продуктов  выстрела  могут  оказать  влияние  и  другие  факторы:
метеоусловия, наклон оружия к преграде, свойства материала преграды, а также
состояние канала ствола оружия и боеприпасов. Например, сильный дождь как бы
разбрасывает по  мишени  продукты  копоти и способствует  увеличению степени
интенсивности копоти.  При наклоне оружия к преграде нарушается симметрия  в
топографии   отложения   продуктов   выстрела:   большее    их    количество
сосредоточивается  в  той  стороне  от  пулевого  отверстия, куда  отклонено
оружие. В этом положении изменяются и сами повреждения:  их форма становится
более  вытянутой.  Таким  образом, на преградах  можно  обнаружить следующие
последствия выстрела:
     - механические повреждения: а) от снаряда (пули, дроби  и т. п.); б) от
предпульного столба воздуха и пороховых газов: в) от зерен пороха;
     -   термические   повреждения    (обугливание,    опаление,   спекание,
оплавление);
     -  отложения  продуктов  выстрела  в  виде:  а)  зон  отложения  копоти
(металлов)  или  зерен пороха:  б)  поясков  обтирания  (по  краям  пулевого
отверстия) или  следов  скольжения  летящей  под углом пули; в) пятен смазки
(если  канал  ствола  был  смазан).  Разные параметры  указанных  проявлений
выстрела,  зафиксированные  с помощью  различных  научно-технических средств
(размеры зон, степень  интенсивности  или концентрации  продуктов  в области
повреждения  и  др.),  являются признаками,  совокупность которых  позволяет
решать  различные  криминалистические  задачи.  В  повреждениях от  снарядов
необходимо  различать  входные и выходные отверстия. Они отличаются  формой,
размером,  наличием  (или отсутствием) продуктов выстрела вокруг них.  Форма
этих повреждений обусловлена рядом факторов, но наиболее часто форма входных
отверстий напоминает форму снаряда.  Так как снаряд при встрече с  преградой
имеет большую скорость, нежели после прохождения  через нее, то  вначале  он
выбивает  часть  преграды,  толкает ее  вперед  по  направлению выстрела.  В
результате этого у  входных отверстий после сведения  их краев, как правило,
отмечается отсутствие  части ткани ("минус  ткани").  От  плотного  контакта
снаряда  с материалом при входе остается  поясок обтирания, диаметр которого
близок диаметру снаряда. (Поясок обтирания может отсутствовать, если выстрел
был произведен во  время дождя). В  области входных отверстий обнаруживаются
основные  продукты  выстрела.  В  отдельных  случаях  при контакте оружия  с
объектом  топография продуктов выстрела  воспроизводит форму  дульного среза
оружия  ("штанцмарка"). Выходные отверстия обычно больше по размеру, края их
вывернуты  наружу. На выходе продукты  выстрела,  как  правило, отсутствуют,
лишь иногда с внутренней стороны объекта (с изнанки) обнаруживаются металлы,
входящие в состав снаряда. Огнестрельные повреждения могут быть проникающими
или касательными, сквозными или слепыми. В результате проникновения снарядов
в  объемный  предмет  образуется  пулевой  (раневой)  канал.  В  специальной
литературе повреждения  от  снарядов называют основными,  а все  остальные -
дополнительными следами выстрела.




     Обнаружение  и изъятие  объектов  судебно-баллистического  исследования
может  иметь  место  при  проведении  различных мероприятий  и  следственных
действий (например, при обыске,  выемке,  успех которых в определенной  мере
зависит от знания уловок преступников по сокрытию  оружия и боеприпасов). Но
основным  следственным действием  по  обнаружению  доказательств  применения
огнестрельного  оружия  является  осмотр  места происшествия.  Такой  осмотр
рекомендуется  производить  с   участием  специалиста  в  области   судебной
баллистики. Перед  выездом на место происшествия должны быть приняты меры по
его  охране  и предотвращению похищения оружия,  нахождение которого  там не
исключается. Если осмотру подлежит открытая местность, то в протоколе должны
быть  отражены  сведения  о  метеоусловиях  (влажность,  дождь, температура,
ветер,  его  сила, направление).  В ходе  осмотра  места  происшествия  надо
стараться  найти  исходные   данные  для  решения  следующих   вопросов:  а)
действительно ли  было применено  огнестрельное  оружие;  б) какое оружие  и
боеприпасы были применены: в) какие объекты несут на себе следы выстрела; г)
направление и дистанция выстрела;  д) вероятное местонахождение стрелявшего;
е) исключается ли факт самоубийства; ж) при каких  обстоятельствах произошел
выстрел,  не  был  ли он  результатом падения  оружия,  ударов (выстрел  без
нажатия  на  спусковой крючок).  Осмотр и изъятие  оружия.  При  обнаружении
огнестрельного оружия оно прежде всего фотографируется по правилам узловой и
детальной  фотосъемки  с  масштабной  линейкой.  На  фотоснимке должны  быть
зафиксированы не только вид оружия и место его обнаружения,  но и  положение
отдельных его частей: ствола, курка, затвора, предохранителя и т.  п. Тут же
осматривается поверхность всех окружающих предметов,  пола,  грунта  с целью
обнаружения  следов  удара  оружием  или  его  падения.   С  этой  же  целью
осматриваются выступающие детали  оружия.  Затем определяется  расстояние от
оружия до  двух  постоянных  ориентиров  на местности  и  до рук  трупа. При
осмотре  оружия  следует  помнить  о  мерах  предосторожности:  не  касаться
спускового крючка,  держать оружие стволом вверх,  не ронять. Осмотр  оружия
необходимо производить  в резиновых перчатках, беря  его  за  те места,  где
обнаружение пальцевых отпечатков маловероятно.  Запрещено вводить какие-либо
предметы в ствол оружия. Нельзя браться также за дульный срез, поскольку там
могут  быть брызги  крови. Для осмотра  оружие  кладут на  чистую бумагу.  В
протоколе делается запись о месте нахождения каких-либо посторонних объектов
- отпечатков пальцев,  волос и пр. Те из них,  которые  представляют интерес
для следствия  и могут  быть утрачены,  изымаются, переносятся в специальные
емкости  или  пакеты. Из оружия  извлекаются магазин (фиксируется количество
патронов  в нем и их  маркировочные обозначения) и патрон из  патронника.  У
охотничьего  ружья  отделяется  ствол.  Исключением из  этого правила служит
револьвер:  его  каморы  не  освобождаются ни  от  стреляных  гильз,  ни  от
патронов. По маркировочным обозначениям фиксируют, какая камора (или патрон)
находится  против  ствола, и делают запись о последовательном расположении в
каморах   гильз  и  патронов.  После  разрядки  оружия  устанавливаются  его
маркировочные обозначения, конструктивные особенности. Чистка ствола оружия,
особенно  охотничьего   ружья,   не   всегда  оправдывает  себя,   поскольку
следователь  на  первых  порах  еще  не  знает,  какие  вопросы  понадобится
поставить перед  экспертизой.  После чистки теряется возможность  определить
вид снаряда, которым  был  произведен последний выстрел. Не следует  чистить
ружье,  если должен решаться  вопрос  и  о давности  выстрела.  Для  решения
указанных и других  вопросов стволы  ружья  должны  быть  закрыты  бумажными
колпачками,  прикрепленными клейкой лентой. Доставка оружия для исследования
на давность выстрела должна быть оперативной, так как успешное решение этого
вопроса гарантировано только в первые 5 суток. Если обстоятельства вынуждают
произвести чистку  ствола, то делают это  после  осмотра сопряженных  частей
оружия. Канал  ствола протирается марлевыми  тампонами до трех раз,  которые
упаковываются раздельно.  Канал ствола затем смазывается нейтральным маслом.
Осмотр  огнестрельных  повреждений  на трупе.  В  ходе  осмотра  могут  быть
установлены данные о модели примененного оружия, виде патрона, направлении и
дистанции  выстрела.  Успех  расследования  конкретного  события  во  многом
зависит  от  объективного  установления  обстоятельств,  при   которых   был
произведен  выстрел. В протоколе осмотра должно быть зафиксировано, в  какую
часть   тела  пришелся   выстрел,   какие   предметы   одежды  и   в   какой
последовательности,  начиная  с  верхней,  имеют   повреждения,  похожие  на
огнестрельные. Необходимо  также отметить, застегнута ли  одежда,  плотно ли
она  облегает тело в  области огнестрельного  повреждения, какие наблюдаются
загрязнения.   При   осмотре   следует    прибегать    к   помощи   лупы   и
электронно-оптического преобразователя (ЭОП) для обнаружения зерен  пороха и
копоти выстрела. Фиксируются следующие данные: расположение  повреждений  на
предметах одежды и теле, их форма, размеры, состояние  краев, зоны отложения
продуктов  выстрела  (их  расположение  относительно   повреждения,   форма,
размеры). Факт обнаружения зерен  пороха, копоти  на первой  преграде  может
свидетельствовать  о   близкой  дистанции   выстрела,   вид  зерен   пороха,
специфическая топография отложения копоти - о  модели оружия. О  направлении
произведенного  выстрела можно  судить по месту  расположения участков более
интенсивного  окопчения или отложения зерен пороха, по более  интенсивному и
широкому участку пояска  обтирания, наличию следов скольжения пули.  Следует
внимательно осмотреть пулевое отверстие. Равномерная длина всех концов нитей
ткани  по  краям  отверстия  -признак перпендикулярного  расположения ствола
оружия; при выстреле  под углом  на сторону  вхождения пули  будут указывать
более  короткие  и ровные  концы нитей  ткани, а на противоположную -  более
длинные, неровные концы, а также надрывы ткани.
     Аналогичные признаки  можно наблюдать и на  коже человека. Если входное
отверстие находится на  открытой  части тела, необходимо,  не раздевая труп,
замерить расстояние от него до края одежды со стороны выстрела. Это позволит
более объективно установить показатели зоны отложения продуктов выстрела для
решения вопроса о дистанции. Необходимо обратить внимание на характер пятен,
потеков  крови  на одежде  теле  и  вокруг  трупа  Это  помогает  определить
положение тела человека в  момент выстрела и относительное  время нахождения
его в  определенном положении.  При наличии признаков  близкого выстрела,  а
также при обнаружении  рядом с трупом  оружия  или приспособления для спуска
курка с  кистей рук  должны быть сделаны смывы. Для этого берутся три ватных
тампона  одинаковой  величины,  смоченных в  7-процентном  растворе  азотной
кислоты (или в спирте). Двумя тампонами протираются руки погибшего, а третий
остается чистым для контроля.  Все тампоны упаковываются раздельно в  чистые
емкости  с   соответствующими  надписями.  Исследование   этих  тампонов   в
лабораторных условиях поможет установить (или исключить) факт стрельбы самим
погибшим.  Раздевать труп следует на ровной поверхности, расстелив для этого
белую простынь или клеенку. Нередко пуля, пробив тело человека, остается под
одеждой,  поэтому ее необходимо осмотреть, но во избежание изменения картины
следов выстрела ни в коем случае не встряхивать ее.  Участок с огнестрельным
повреждением  необходимо  обшить  снаружи  и  изнутри  чистой  белой  тканью
размером 25х25  см, а при выстрелах под небольшим углом к поверхности тела и
более (при  выстрелах из пистолета с  дистанции, например, 30 см и под углом
15  градусов зона копоти  обнаруживается на  расстоянии  24-27  см от начала
пулевого  отверстия).  При  стрельбе  под  углом  повреждение  нередко имеет
атипичную  форму  (напоминает  разрыв  острым  предметом).  Осмотр  пробоин.
Морфологические   характеристики   пулевых  пробоин   в   определенной  мере
обусловлены  структурой  и качественным состоянием  материала  преграды. Для
большинства  объектов   входные  огнестрельные  повреждения  характеризуются
относительно  ровными  краями, втянутыми внутрь, наличием  пояска обтирания.
Выходные  отверстия  обычно больше по размеру, края их  неровные,  вывернуты
наружу. Пулевые  каналы  по  всей длине, как  правило, одинакового диаметра,
если  пуля  при  встрече  с преградой  не  получила  деформации.  Исключение
составляют  повреждения  в  стекле (и  подобных  материалах), которые  имеют
конусовидную форму, а также радиальные  и концентрические (дуговые)  трещины
вокруг   отверстия.   Внутренняя   поверхность   изломов   стекла   получает
своеобразный волнистый рельеф в виде пучков трасс.  Эти трассы в  радиальных
трещинах расширяются в направлении полета пули, в концентрических - наоборот
Размеры отверстий  в  стекле  больше  калибра  пуль. При выстрелах с близких
дистанций  и  под углом происходят  значительные разрушения  стекла. Осколки
стекла,  а  также  других  материалов  падают,  со  стороны, противоположной
выстрелу.  Для  транспортировки осколки  стекла,  составленные  с учетом  их
конфигурации,  могут  быть наклеены на  лист  белой  бумаги  или  прозрачную
пленку. Со стороны  выстрела на  стекле  можно  обнаружить  копоть, изучение
которой позволит установить дистанцию выстрела. При значительных разрушениях
стекла центр  пулевого отверстия  определяется  путем продолжения радиальных
линий,  их точка  пересечения укажет  на  искомый центр.  На  форму  пулевых
повреждений  в древесине оказывает влияние степень влажности  ее  увеличение
ведет  к сужению пробоин  вплоть до щелевидных. В области выходных отверстий
на дереве часто наблюдаются отщепы в сторону выхода пули. В протокол осмотра
места  происшествия   заносится   только   фактическая  информация.  Сначала
характеризуется простреленный предмет в целом, указывается, на какой стороне
его  находится  повреждение. Место  расположения  повреждения  ориентируется
относительно  пола (грунта)  и  двух других постоянных частей предмета. Если
имеется не одно  повреждение, то указываются  и  расстояния  между  ними. По
возможности  описываются  признаки  происхождения  и  механизма  образования
повреждения,   устанавливаемые   визуально,   путем   измерения   и  другими
неразрушающими  методами.  В зависимости  от  требуемой  точности  измерения
пользуются   рулеткой,  линейкой,   штангенциркулем.  Огнестрельные  пулевые
повреждения измеряются сначала полностью,  включая разрывы, затем измеряется
само  отверстие, поясок  обтирания замеряется по внешнему  диаметру. Пулевые
повреждения   круглой   формы   измеряются   по  диаметру,   квадратной  или
прямоугольной  формы  -  по длине сторон, овальной -  по  длине  двух  осей.
Дробовая  осыпь  измеряется  также  двояко  общая  площадь   рассеивания   и
центральная без  включения далеко отлетевших дробин - по длине двух осей или
диаметру. При обнаружении  на предмете неполной  осыпи основным  показателем
является плотность рассеивания, т е  количество  дробин на  1  см.  Фиксацию
плотности осыпи  несложно произвести с  помощью  кальки и заточенной спички.
При размещении  кальки  на  миллиметровой бумаге легко определить площадь  и
количество попаданий. Разновидностью непроникающих огнестрельных повреждений
являются  следы  рикошета,  которые  предстают  в  виде  вмятин  или  следов
скольжения. Более  узкий и  плавный участок следа указывает  на  то,  откуда
летела пуля. Исследование  огнестрельных повреждений на  месте  происшествия
позволяет  выдвинуть версии  по поводу  обстоятельств выстрела и предпринять
необходимые  шаги  для  обнаружения  других  вещественных  доказательств.  В
поисках данных о модели оружия нужно обратить внимание на характер основного
повреждения  (пулевая  пробоина, дробовая осыпь),  его  размеры, форму зерен
пороха,  топографию отложения  копоти и  форму  "штанцмарки",  если  таковая
имеется.  О  дистанции  выстрела  можно   судить  по   наличию  (отсутствию)
крестообразных  разрывов,  размеру  повреждения (осыпи дроби),  а  также  по
наличию (отсутствию) сопутствующих продуктов выстрела. Следует иметь в виду,
что продукты выстрела  могут быть  обнаружены и  при  стрельбе  с  неблизких
дистанций, когда пуля,  пробив  одну  преграду, увлекает за  собой некоторое
количество продуктов,  которые откладываются  на второй  поражаемой преграде
("феномен Виноградова"). Значит, прежде надо определить,  является ли данная
преграда первой. Направление выстрела определяется по повреждениям на ткани,
раневым  (пулевым)  каналам,  по  линии,  соединяющей   входное  и  выходное
отверстия, а также два повреждения от  одного выстрела на разных  предметах.
Следуя  в установленном направлении,  при  стрельбе  с небольшого расстояния
можно  дойти до места  нахождения стрелявшего. Для  определения  направления
могут быть применены специальные приборы (например, теодолит). Более простые
приемы -  зондирование  с  помощью деревянных,  пластмассовых  стержней  или
визирование (наблюдение) с помощью бумажных трубочек.  Обнаружение и изъятие
снарядов.  Значимость снарядов как  вещественных доказательств  очевидна. На
месте  происшествия  сначала  следует определить,  сколько было  произведено
выстрелов, и  искать все снаряды. Поиск снарядов при  сквозных и касательных
повреждениях  начинается  в  направлении, установленном  при  изучении  этих
объектов. Тщательному осмотру  подлежат все  предметы на  этом  пути, грунт,
снег и т. п. Если  предварительным исследованием  не установлены достоверные
данные  о  виде снаряда, следует обращать внимание  на все кусочки  металла,
какой  бы формы они ни были. Снаряд может деформироваться.  Кусочки оболочки
пули  могут  оставаться  в  теле или  упасть  рядом,  а сердечник  пролететь
некоторое расстояние. Пули могут рикошетировать, тогда направление их поиска
должно  быть  изменено  под  углом, примерно  равным  углу  встречи  пули  с
преградой.  При  слепых повреждениях,  если  предмет  не  может  быть  изъят
целиком,  прибегают к  выпиливанию (вырезанию)  части предмета  со снарядом.
Размер изымаемого  участка  определяется  размером зон  отложения  продуктов
выстрела. Однако до этого целесообразно произвести фиксацию центра  пулевого
отверстия  для возможного его  восстановления.  На  изымаемом куске преграды
отмечаются наружная, внутренняя поверхности,  верх, низ. При выполнении этих
действий важно не повредить следы выстрела  на предмете и  на снаряде. Особо
осторожно  следует  обращаться   со  свинцовыми   снарядами.  Здесь  уместно
подчеркнуть, что при выстреле дробью из трупа следует извлекать все дробины.
От этого зависит  объем  информации,  важной при  решении  идентификационных
задач. Поиск снарядов проходит более  успешно с применением металлоискателя,
портативной   рентгеновской  установки.   По  мере   обнаружения   пуль   им
присваивается номер, который обозначается  на схеме места происшествия и  на
упаковке. Необходимо позаботиться о сохранении посторонних частиц, возможно,
имеющихся на пуле (зерен пороха, волокон,  крови). Эти объекты могут пролить
свет   на  некоторые  обстоятельства  выстрела.  В  протоколе  осмотра  пули
отмечается:  а)  форма;  б)   конструктивные   особенности  -   оболочечная,
полуоболочечная, безоболочечная: наличие хвостовой части, желобков, характер
донышка; в) цвет металла: г) размер -  длина,  диаметр: д)  способ крепления
пули  в гильзе - кернение, сегментный  или круговой обжим: е)  маркировочное
обозначение  -а  головной  или  донной  части  в  виде  цифровых,  буквенных
обозначений  или специальной  окраски: ж) наличие  и характер деформации; з)
следы  -  канала  ствола (наличие  следов  полей  нарезов, их  количество  и
направление, ширина,  выраженность, угол наклона,  окопченность пули  и пр).
Обнаруженные  пули  упаковываются раздельно. Дробовой заряд,  извлеченный из
трупа, просушивается  (не  промывается) и  упаковывается между двумя  слоями
ваты.  В  протокольной  записи  указывается  количество  дробин,  их  форма,
диаметр, а также характер следов на них.
     При  стрельбе  охотничьими  патронами  могут  быть  обнаружены  пыжи  и
прокладки.  Помимо  указаний о  месте  их обнаружения в протоколе отмечаются
сведения: а) о  материале объекта: б) о форме и размерах; в) о маркировочных
обозначениях; г) о следах выстрела на них. Если  обнаружены самодельные пыжи
в  виде  комков бумаги,  ткани, их  надо  развернуть над листом  бумаги  для
установления характерных особенностей, которые также заносятся в протокол. У
войлочных пыжей следует  внимательно осмотреть  боковую  поверхность с целью
обнаружения следов высечки.  При наличии последних  должны быть организованы
поиски инструмента  у проверяемых лиц. Обнаружение и  изъятие гильз. Решение
вопроса  о  месте нахождения  стреляных гильз в значительной мере зависит от
вида примененного  оружия. Из  большинства моделей охотничьего оружия гильзы
автоматически не выбрасываются, поэтому место их обнаружения еще не является
указателем  места производства выстрела.  Такая  же ситуация  создается  при
использовании револьверов.  Но  в  отдельных случаях гильза  может  быть  не
выброшена  и из автоматического  пистолета.  Одна  из причин этого -  захват
пистолета рукой во  время  выстрела, в  результате чего гильза  зажимается в
окне  кожуха-затвора. Отправными  показателями  для определения  направления
поиска гильз автоматического оружия служат  данные об угле встречи снаряда с
преградой, дистанции  выстрела и модели  оружия,  так  как из разного оружия
гильзы выбрасываются  по-разному.  Если  установлены  данные  о сравнительно
близкой дистанции выстрела, целесообразно поискать  следы стрелявшего (следы
обуви, окурки и т. д.). Затем, ориентируясь по ним, наметить  участок поиска
гильз.  Нужно  помнить,  что  летящая  гильза  при  встрече  с  каким-нибудь
предметом   может  рикошетировать   -изменить   направление.   Целесообразно
использование  металлоискателя, в  необходимых случаях  -  промывка  грунта,
растапливание снега. Эти операции проводятся по строго очерченным  участкам.
Возможен, конечно, и обратный порядок, когда сначала  обнаруживается гильза,
а  затем,  с  учетом  модели  оружия  и  места  расположения  простреленного
предмета,  может  быть  определено   место  нахождения   стрелявшего.  Места
обнаружения  гильз  последовательно  отмечаются  номерами  с занесением этих
показателей в протокол  и  схему. Гильзы фотографируются методом  масштабной
фотосъемки.
     Нельзя   исключить   возможность   обнаружения  на   гильзе   пальцевых
отпечатков, поэтому для осмотра гильзу следует брать за край дульца и донную
часть.  Нецелесообразно  в  полость гильзы  вкладывать  какой-либо  предмет,
например,  бумагу,  поскольку  может  быть  вы  теснена  часть  газообразных
продуктов выстрела  (это  помешает решению вопроса  о  давности выстрела)  и
нарушены следы сна ряда на  внутренней поверхности гильзы, по  которым можно
определить вид  снаряда,  в  частности,  это  относится  к  бумажным гильзам
охотничьего патрона, так как они одноразового использования. Для обеспечения
возможности  решения вопроса о давности  выстрела, если гильза не может быть
доставлена  эксперту  в  течение  6  часов,  нужно воспользоваться одним  из
следующих  приемов  по  сохранению  состояния  газообразных  продуктов.   1.
Фиксация  состояния  этих  продуктов   с  помощью   индикаторной   трубки  с
наполнителем, очувствленным к окислам  азота,  и  аспиратора.  Для этого оба
конца трубки отламываются и вставляются один в гильзу, другой ( со стрелкой)
в  аспиратор.  Просасывание воздуха длится  15 мин.,  по  истечении  которых
фиксируется уровень окраски  фильтра по шкале  на трубке или по  линейке. 2.
Консервация  газообразных  продуктов.   Для  этого  гильзу,   предварительно
упакованную в надежном  резиновом напальчнике, свободный конец которого туго
завязывается,  помещают  на  7  час.  в  морозильную  камеру   холодильника.
Транспортировку гильзы осуществляют в  термосе, заполненном кусочками любого
льда. Причем гильза не  распаковывается, а термос перед этим выдерживается 3
часа в морозильной  камере.  В  таком  состоянии  гарантируется  сохранность
продуктов вы стрела в течение 24 час. В протоколе  осмотра гильз отмечается:
а)  форма  -  цилиндрическая,  бутылочная,  коническая;  б)   конструктивные
особенности  донной части  - фланцевая, бесфланцевая, с кольце вой проточкой
(или  без  нее),  под  капсюль  центрального  боя,  бокового  боя;  в)  цвет
материала; г)  размеры - длина, диаметры дульца  (внутренний)  и фланца;  д)
маркировочные  обозначения;  е)  способ крепления пули: ж)  следы  выстрела,
заряжания,  выбрасывания; з)  характер  деформации.  Гильзы, а также  пыжи и
прокладки упаковываются аналогично пулям.




     По  делам,  связанным  с  применением  огнестрельного  оружия,  нередко
назначается  судебно-баллистическая   экспертиза.   Экспертные  исследования
проводятся  для решения  задач  идентификационного  и не  идентификационного
характера.   Формулировки  идентификационных  задач  довольно  разнообразны.
Например:  к какой системе  (модели, образцу) относится данное огнестрельное
оружие; из  оружия какой  системы (модели,  образца) стреляна пуля (гильза),
обнаруженная  на  месте происшествия: к какому заводу-изготовителю относятся
патроны (пули, дробь, гильзы);  не выстрелена ли пуля (гильза,  дробь и др.)
из  данного  экземпляра оружия: не составляли ли ранее  обрез и часть ствола
единое  охотничье ружье; не относятся ли  патрон,  использованный  на  месте
происшествия,  и  патроны, изъятые у  конкретного лица,  к единому источнику
происхождения. К  исследованию компонентов охотничьих  патронов привлекаются
специалисты  разных  областей  знаний  (химии,  физики,  биологии,  судебной
баллистики). При этом  обращается внимание прежде всего  на  морфологические
признаки каждого  из компонентов (следы инструментов,  форм, особых способов
снаряжения),  совокупность которых позволяет сузить проверяемый круг лиц или
указать на единственно возможный источник происхождения. При недостаточности
таких   сведений  исследование  переводится  в  сферу  материальных  свойств
объектов. Идентификационные  баллистические  исследования  осуществляются  с
помощью  различных  методов  и  технических  средств.  При  микроскопических
исследованиях  применяются  стереоскопические  (МБС-1, МБС-2), биологические
(МБР-1,  МБР-3,  МБИ-З)  микроскопы;  для   измерения  различных  параметров
баллистических    объектов,   кроме   инструментов   контактного   действия,
применяются  инструментальные  микроскопы  ММИ-1,  МИМ-7.  Изучение  профиля
различных  следов  осуществляется  с  помощью  профилографических   методов:
щуповое  профилирование  (профилографы  моделей  201  или  997),   эпическое
(двойной микроскоп Линника  МИС-11), фотоэлектрическое (микрофотометр МФ-4).
Широко  применяется и  микрофотография с  помощью  универсальных  камер  или
специальных  фотонасадок  для  микрофотографирования.  Сравнительный  анализ
судебно-баллистических объектов проводится в различных  формах.  При решении
задач  по  определению  групповой принадлежности для сравнения  используются
такие источники информации, как классификации, научные справочники, натурные
коллекции.  Другая  форма  сравнения  -  это сравнение  с экспериментальными
образцами,   полученными   с  использованием   предметов   одной   групповой
принадлежности  с  исследуемым  объектом.  Процедура  установления групповой
принадлежности  всегда  предшествует  индивидуальной  идентификации.  Только
убедившись, что две  изучаемые пули, например, выстрелены из  оружия  одного
калибра  и  из канала ствола одинаковой конструкции  и степени изношенности,
можно   приступать   к  сравнению  следов   выстрела.   Если  экспертиза  по
отождествлению оружия (особенно самодельного) назначается с большим разрывом
во времени с  момента расследуемого  события, необходимо выяснить и до вести
до сведения эксперта, в  каких  условиях оно хранилось, производились  ли из
него выстрелы и как много. Это поможет правильно оценить совпадения, а также
различия   идентификационных  признаков.  При  баллистических  исследованиях
прибегают  к ставшим  традиционными  техническим  приемам сравнения.  Это  -
сопоставление,  совмещение,  наложение.  Обязательными  условиями  сравнения
являются: а) строго одинаковое освещение и один и тот же  масштаб увеличения
изображений изучаемых объектов;  б) сравнение одноименных следов. Одинаковым
освещение  должно  быть  не  только  по  мощности,  но  и  по   расположению
относительно объектов. Одноименные следы - это следы  одной и той  же детали
оружия, одной и  той же поверхности. Например, для проведения сравнительного
анализа  следов  на  двух  пулях необходимо  установить  парные следы  полей
нарезов. Это достигается  путем  точных  измерений (до  0,01  мм)  с помощью
специальных микроскопов ширины  всех  полей нарезов (поскольку эти  значения
могут быть различны даже  для одного ствола) и ориентирования по какому-либо
одному  выразительному неповторимому  признаку -  трассе.  Идентификационные
баллистические исследования направлены на установление субъекта преступления
через определение  экземпляра оружия или  источника происхождения  объектов.
Результаты неидентификационных исследований, как  правило, помогают раскрыть
объективную,  а   в  отдельных  случаях   и   субъективную  сторону  состава
преступления. Круг решаемых при этом  вопросов очень велик. Их можно разбить
на пять групп:  1. Определение состояния огнестрельного оружия, боеприпасов.
Сюда, например, относятся  вопросы об исправности и  пригодности  к стрельбе
оружия и боеприпасов, пробивной способности снаряда, давности выстрела и др.
     Необходимо заметить, что  вопрос об  исправности может  быть  поставлен
лишь  в  отношении  оружия  заводского,  а  не   самодельного  изготовления.
Самодельное оружие изучается с целью определения его пригодности к  стрельбе
и   пробивной   способности   снаряда,   выстреленного  из   этого   оружия.
Самостоятельный вопрос о пробивной способности снаряда может быть объективно
решен с учетом определенного заданного расстояния выстрела.  2. Установление
обстоятельств,  при  которых  произошли определенные действия.  Это - группа
задач по определению дистанции выстрела, направления, взаимного расположения
оружия и преграды  (простреленного предмета) в  момент выстрела, очередности
образования огнестрельных повреждений  или выстреливания  пуль и др. Нередко
задачи  этой  группы  решаются комплексными  исследованиями  с  привлечением
специалистов  в  области  судебной баллистики,  химии, физики,  а  в случаях
убийства или ранения человека - и судебной медицины.  Вопросы об очередности
выстрела положительно могут быть  решены, если канал ствола перед  выстрелом
был смазан. Назначая такую  экспертизу,  желательно  в распоряжение эксперта
представить  и образец  масла.  Вопрос  о  взаимном  расположении  в  момент
выстрела оружия и  потерпевшего всегда предполагает предварительное  решение
вопросов о дистанции и направлении выстрела. Успех решения  этих вопросов во
многом зависит от полноты информации и материалов, представляемых следствием
в  распоряжение  эксперта.  Экспертные  исследования  должны  проводиться  в
условиях,   максимально   приближенных   к   условиям  выстрела   на   месте
происшествия.  Поэтому   на  экспертизу,  помимо  необходимых   следственных
документов  (протоколы  осмотра места происшествия,  допросов свидетелей или
подозреваемого), вещественных доказательств, должны быть представлены одежда
с трупа, аналогичные боеприпасы или конкретные сведения о  их  снаряжении  и
оружие.  3.  Установление возможности  производства определенных действий. А
именно: возможен  ли  выстрел  из  данного экземпляра оружия без нажатия  на
спусковой крючок; возможна  ли  прицельная стрельба  из  конкретного  оружия
(самодельного изготовления); возможно ли производство  выстрела  из  данного
оружия самим потерпевшим и т. п. При постановке первого вопроса важно, чтобы
в качестве исходных данных сообщались  конкретные условия выстрела  на месте
происшествия,  фиксируемые в протоколах осмотра места происшествия, допросов
подозреваемого или свидетелей.
     4.    Определение   способа   и   причин   возникновения   повреждений,
микронаслоений.  Примерные  формулировки вопросов этой  группы:  являются ли
повреждения огнестрельными; какова причина деформации пули (гильзы, оружия);
не  подвергались  ли  уничтожению  маркировочные  обозначения:  являются  ли
загрязнения карманов  результатом  ношения  оружия  и  др.  5.  Установление
механизма определенных действий  и образования следов.  Вопросы  этой группы
взаимосвязаны с вопросами  предыдущей группы. Часто при  определении  причин
возникновения  следов  и  повреждений приходится устанавливать и механизм их
образования.  Тем не менее вопросы о механизме определенных  действий  могут
иметь  самостоятельное значение. Например: каков механизм разлома ружья; при
каком   взаимодействии   частей   данного   самодельного   оружия   возможно
производство   выстрела:  и  др.   В   процессе   экспертного   исследования
баллистических объектов можно отметить следующие этапы: а) подготовительный:
б) раздельное  исследование:  в) эксперимент; г)  сравнительный  анализ:  д)
оценка   полученных   результатов    и    формулирование    выводов.    Цель
подготовительного этапа - проверка состояния упаковки, соответствия объектов
исследования  их  характеристикам,  изложенным  в  следственных  документах,
усвоение  поставленных  задач,  подготовка  технической базы,  в  частности,
подборка материала и патронов,  необходимых для проведения экспериментальных
отстрелов.  На втором этапе раздельно изучаются все исследуемые  объекты,  а
также образцы, представленные  следователем, чаще  это  предметы, изъятые  у
подозреваемых лиц:  патроны, отдельные  элементы  их  снаряжения,  стреляные
гильзы.  Устанавливаются  идентификационные  признаки  (общие   и  частные),
совокупности признаков, присущие каждому  объекту или  группе  объектов.  На
этом  этапе  могут  быть  установлены  возможные  условия, при  которых  был
произведен выстрел  на  месте  происшествия. Экспериментальные  образцы  для
баллистического   исследования   в   большинстве  случаев  получают  в  ходе
проведения  экспертизы.  Но получением этих образцов не исчерпывается задача
третьего  этапа  -  установить  факторы, влияющие  на  механизм  образования
следов, на степень  выраженности признаков,  и другие обстоятельства. Важным
условием  получения экспериментальных  образцов  является использование  при
стрельбе  патронов,  аналогичных   примененным   на  месте  происшествия,  и
материала, одинакового с материалом простреленного объекта.
     Экспериментальная  часть  исследования отсутствует лишь в  тех случаях,
когда  решение  задачи  завершается  сравнением   со   справочными   данными
Сравнительный анализ при баллистических исследованиях проводится по  обычной
схеме:  сначала  сравниваются общие, затем  частные  признаки При  сравнении
устанавливаются  совпадения особенностей, выявляются  различия  Определяются
причины  и  условия  образования  как  совпадений,  так  и различий  Большое
значение при сравнительном исследовании  имеют морфологические признаки, т е
форма, размеры, особенности строения поверхности  объектов,  на совокупности
которых чаще всего  и строятся  выводы о  тождестве  Оценочная  деятельность
присуща  не  только  заключительному   этапу,  она  пронизывает  все  стадии
экспертного  исследования Оцениваются  как  отдельные  признаки,  так  и  их
совокупности.  Кроме того, оценивается и эффективность примененных методов В
итоге определяется устойчивость всех признаков, оценивается индивидуальность
и  неповторимость  их совокупности,  объясняются причины различий,  если они
обнаружены.  При судебно-баллистических  экспертизах,  кроме указанных  выше
методов,  применяются:  осмотр и фотографирование в  невидимых лучах спектра
(например,  УФ-лучи  для  обнаружения  смазки,  осадки,   ИК-лучи  -  копоти
выстрела,  рентгеновские  и  гамма-лучи  -  при  исследовании  металлических
объектов);  различные химические методы (в частности, диффузно-копировальный
-  ДКМ  или  метод  цветных  отпечатков  -  для  фиксации   и  изучения  зон
металлизации   в  области  огнестрельных  повреждений   или   на  предметах,
находившихся в контакте с оружием, тонкослойная хроматография в сочетании  с
отражательной спектрофотометрией -  для  порохов  и  продуктов их сгорания);
спектральные (количественный эмиссионный анализ -ЭСА, атомно-абсорбционный -
ААА,  нейтронно-активационный -НАД,  полярография  и др.), с помощью которых
определяется  количественное  содержание  отдельных  элементов,  входящих  в
состав   компонентов    снаряжения   патронов   или   продуктов    выстрела,
математические  методы  -  как  составная  часть  методик,   основанных   на
применении  физических  методов, а также как самостоятельные, например,  при
определении  дистанции   далекого  выстрела   Важное  значение   в  методике
исследования  имеет последовательность применения методов. В  первую очередь
применяются  неразрушающие, затем  частично  разрушающие  и  в  последнюю  -
методы, приводящие к уничтожению  объектов, на что  эксперты должны получить
согласие лица, назначившего экспертизу.







     Документ определяется как материальный носитель данных (бумага, кино- и
фотопленка,  магнитная  лента,  перфокарта  и  т.п.)  с  записанной  на  нем
информацией, предназначенный для  ее передачи  во времени  и  пространстве-.
(Кинофотоматериалы,  фонограммы   на  магнитных  лентах   выходят  за  рамки
криминалистического   исследования   документов).   Возможна   классификация
документов по  различным  основаниям Криминалистическому  исследованию могут
подвергаться документы официальные (исходящие от государственных  учреждений
и  предприятий,  общественных,  кооперативных организаций)  и  неофициальные
(исходящие  от частных лиц);  с  известным источником происхождения (имеющие
подпись  и  другие  реквизиты) и анонимные (без  подписи  или с  вымышленной
подписью); выполненные различными  способами - от руки,  на пишущей машинке,
типографским способом и т.д. По своему назначению это могут  быть документы,
удостоверяющие  какие-либо  права   или   факты,  и   документы,  содержащие
какие-либо  определенные сведения.  По  очередности происхождения  документы
делятся   на  оригиналы   и   копии.   Копия   представляет   собой   точное
воспроизведение  оригинала  по  его  содержанию.  Такие  составные  части  и
признаки оригинального документа,  как  состав  бумаги,  красителя текста  и
оттиска печати, взаимное расположение печатных знаков, их рисунок и размер в
типографском  бланке,   в   копии   не  отображаются.   Поэтому  возможности
криминалистического    исследования   копий   документов    -   вещественных
доказательств   ограничены   В  них   могут  быть  обнаружены  признаки  так
называемого  интеллектуального  подлога,   то  есть  подлога  по  содержанию
Признаки   же   материальной   подделки   оригинала   (подчистки,   дописки,
неоговоренные   исправления,   замена  фотокарточки  и  др.)   в   копии  не
отображаются.  В  зависимости  от  классификационной   характеристики,  вида
документа  при его исследовании  перед экспертом  могут ставиться  различные
задачи.  Если  исследователя  интересует  автор или  исполнитель  документа,
проводится исследование письма (письменной речи и почерка), если же  интерес
представляет  техническая  сторона  изготовления  документа  (использованная
бумага, клей, чернила, пишущая машинка,  полиграфические  средства и др.)  -
технико-криминалистическое   исследование.   На   технико-криминалистическое
исследование  должны  представляться  не   копии,   а  оригиналы  документов
-вещественных   доказательств.    Технико-криминалистическое    исследование
проводится  с целью  установления признаков изменения первоначального текста
документа,   восстановления  залитых,   зачеркнутых   текстов,  разорванных,
сожженных  документов,  выявления признаков  технической  подделки подписей,
оттисков  печатей и  штампов, определения  системы  и конкретного экземпляра
пишущей машинки, на которой  отпечатан  исследуемый текст, вида  примененных
при изготовлении  документа  полиграфических средств. При осмотре, фиксации,
исследовании документов - вещественных доказательств и при использовании  их
в  процессе  производства следственных действий следователем,  дознавателем,
экспертом   (специалистом)   должны  соблюдаться  некоторые  общие   правила
обращения  с ними. Исследуемые  документы  должны сохраняться  в  неизменном
виде. При  ознакомлении  с  документами  на  них  не  допускаются какие-либо
резолюции, указания  и  тому подобные надписи;  при осмотре  и  исследовании
нельзя  подчеркивать  карандашом,  чернилами  и  накалывать  твердым  острым
предметом слова, выражения,  знаки: при  использовании в  процессе осмотра и
исследования  лучей  невидимых  зон  спектра нельзя  облучать  ими  документ
длительно время, так  как это может  повлечь за собой  изменения  физических
свойств материала  документа. Документы - вещественные доказательства нельзя
подшивать  в  дело.   Хранить   их  рекомендуется   в   отдельном   конверте
соответствующего размера. Сгибать документ можно лишь по имеющимся складкам.
Ветхие  и  разорванные  документы  для  хранения  и   использования  в  ходе
производства следственных  действий  следует  помещать между стеклянными или
прозрачными целлулоидными пластинками. При пересылке документов  упаковка их
производится в плотные конверты между  листами чистой  бумаги таким образом,
чтобы  они  не  оказались  проколотыми,  прошитыми  нитками,  залитыми   или
испачканными клеем или сургучом.
     При работе с документами  следует  иметь в виду, что  на них могут быть
какие-либо  следы (например,  рук),  микрочастицы посторонних веществ, запах
изготовителя. Поэтому  обращаться с  ними  надо так, чтобы сохранить  их для
соответствующих   криминалистических   исследований.   Попавшие   в   орбиту
расследования документы должны быть осмотрены и зафиксированы для дела. Цель
осмотра состоит в индивидуализации документа,  в  фиксации его  состояния, в
выявлении  возможных  признаков   подделки.  Осмотр  документа   может  быть
произведен  в  ходе  осмотра  места  происшествия  или  как  самостоятельное
следственное действие. Осмотр  начинается с определения  наименования, вида,
назначения   документа   и   ознакомления  с   его  содержанием.  При   этом
устанавливается  соответствие  содержания  другим  реквизитам   документа  -
угловому  штампу организации,  учреждения,  подписям,  печати, дате  выдачи.
Несоответствие  каких-либо   данных   составных   частей   документа   может
свидетельствовать  о наличии интеллектуального  подлога - о выдаче документа
ненадлежащим органом,  о  предоставлении ненадлежащих прав  и  т.  п.  Далее
обращается  внимание   на   признаки  материальной   подделки  -  подчистки,
травления, дописки,  замены листов  в  многостраничных документах и  др. При
этом используются необходимые технические средства - специальные осветители,
позволяющие просматривать  документ в бестеневом, направленном освещении, на
просвет,  в  ультрафиолетовых, инфракрасных  лучах, электронно-оптические  и
увеличительные  приборы,  измерительные  инструменты.  Фиксация  результатов
осмотра  производится  в  протоколе осмотра, составляемом  в  соответствии с
уголовно-процессуальным законом. В нем указывается  наименование  документа,
его регистрационный номер,  дата выдачи, от имени какого учреждения и на чье
имя выдан, какими  реквизитами  заверен,  размер  документа, характер краев,
наличие  складок,  разрывов.  пятен  и загрязнений,  характеристика  бумаги,
красителя, выявленные при осмотре признаки подлога и  материальной подделки.
В   качестве  дополнительного  способа   фиксации   может  быть  произведено
фотографирование  по  правилам криминалистической  съемки места  обнаружения
документа, его общего  вида и отдельных особенностей.  Осмотр  документа при
необходимости может быть осуществлен с участием специалиста-криминалиста или
специалиста в области  иной профессиональной деятельности  в зависимости  от
вида  и назначения  исследуемого  документа,  а  также  с  использованием  в
качестве   эталона   подлинных   документов,   выдаваемых   соответствующими
государственными органами или общественными организациями, от  имени которых
выдан исследуемый документ.




     Поделка  документов  может  быть  полной  и частичной. Полная  подделка
включает  в  себя  изготовление или подбор всех  составных частей документа:
бумаги,  бланка,  рукописного  текста, удостоверительных  средств  (подписи,
печати, штампы).  Полной  подделке чаще  всего  подвергаются изготавливаемые
примитивным   способом  документы   на  чистых   листах   бумаги   (справки,
свидетельства,   удостоверения).  Реже  подделываются  полностью  документы,
изготавливаемые  типографским  способом  с различными  защитными  свойствами
(фоновыми сетками и др.). При полной подделке  документы изготавливаются  по
со   ответствующим  образцам  (экземплярам  подлинных  документов).  Однако,
поскольку   никакая  абсолютно  точная   подделка  невозможна,  в   процессе
изготовления  поддельных документов они приобретают некоторые  отличительные
признаки (различия с оригиналом), позволяющие распознать подделку. Частичная
подделка заключается во  внесении отдельных изменений  в подлинный документ.
Такие изменения  вносятся путем:  1)  подчистки:  2)  химического  травления
текста:  3)  до  писки,  допечатки,  исправления  текста;  4)  замены частей
документа  (фотокарточки, листов в многостраничных документах); 5)  подделки
подписей, оттисков  печатей и  штампов. Каждый из этих  способов имеет  свои
распознавательные   признаки   подделки.   Признаки   подчистки.   Подчистка
заключается в механическом удалении части текста (чаще всего отдельных букв,
цифр, штрихов)  путем стирания  резинкой или выскабливания  острым предметом
(лезвием  бритвы,  ножом  и т.  п.). При этом  нарушается поверхностный слой
бумаги,  часть  его  удаляется  вместе  с  подчищаемым  текстом.  Признаками
подчистки  являются:  взъерошенность  волокон  поверхностного  слоя  бумаги,
изменение глянца  поверхности  бумаги,  уменьшение  толщины  бумаги  в месте
подчистки, нарушение фоновой  сетки  (в  результате  подчистки ее вместе  со
штрихами текста), расплывы  чернил нового текста, нанесенного на подчищенное
место, остатки красителя штрихов подчищенного текста.
     Иногда   для  маскировки  подчистки   подчищенный   участок   документа
приглаживается,  "лакируется"  каким-либо  твердым предметом,  линии фоновой
сетки  подрисовываются. В этих  же  целях  может быть  произведена  сплошная
обводка  всего текста документа.  Признаки обводки (сдвоенные штрихи текста)
сами по себе  в этом случае вызывают сомнение в подлинности такого документа
и  требуют  дальнейшего  более  тщательного  его  исследования.  Обнаружение
признаков  подчистки производится  путем исследования  документа  в  обычном
рассеянном,    косонаправленном,   проходящем   (напросвет)   освещении,   в
ультрафиолетовых  и  инфракрасных  лучах,  с  использованием  луп  различной
кратности и микроскопа. Восстановление первоначального текста возможно путем
фотографирования  в  невидимых  зонах  спектра,  в  косопадающем  свете,  со
светофильтрами, а также  путем  применения  диффузно-копировального  метода.
Признаки химического травления.  При  химическом  травлении  текст документа
полностью или  частично подвергается обесцвечиванию или  смыванию каким-либо
химическим реактивом (кислотой, щелочью).  Химическое вещество  воздействует
при  этом  не только  на уничтожаемый текст, но  и на другие составные части
документа  (бумагу,  фоновую  сетку и др.). Признаками химического травления
являются:  изменения оттенка  бумаги (чаще  всего  в  виде  желтого  пятна),
расплывы  чернильных  штрихов нового текста  вследствие  нарушения проклейки
бумаги,  изменение  цвета  фоновой  сетки, ослабление  интенсивности окраски
чернильных  штрихов  нового  текста   как   результат  воздействия  на   них
сохраняющегося в толще бумаги травящего вещества, хрупкость, ломкость бумаги
при травлении концентрированными реактивами. Выявление признаков химического
травления   возможно  с   применением  оптических  увеличительных  приборов,
светофильтров, косопадающего  освещения. Подвергавшиеся травлению места, без
видимых при  обычном  освещении  признаков, могут приобрести  люминесцентную
окраску в ультрафиолетовых лучах. Восстановление  вытравленного текста может
быть достигнуто путем фотосъемки со светофильтрами, съемки ультрафиолетовой,
красной  и  инфракрасной   люминесценции.   Признаки  дописки,  допечатки  и
исправлений  (изменений)  текста.  Дописки  от руки  и  допечатки на пишущей
машинке   производятся  подделывателем  в  целях  изменения  содержащейся  в
документе информации.  Как правило,  они  невелики  по  объему, но  способны
значительно изменить  первоначальные данные Чаще  всего путем  дописки слов,
букв,  цифр, а  иногда и  отдельных штрихов  изменяется сумма  в ведомостях,
накладных и квитанциях дата в оформлении  документа, фамилия его владельца и
т д Для дописки подбираются обычно чернила, одинаковые по цвету  с  основным
текстом,  пишущая  машинка  с лентой  близкой  по интенсивности  окрашивания
красителя  Основными признаками  произведенной дописки являются  различия  в
общих и частных признаках почерка в сравниваемых частях текста (размер букв,
разгон почерка толщина штрихов признаки замедленности  движений, остановок в
дописанных  буквах)  Кроме  того,  могут  наблюдаться   расплывы  чернильных
штрихов, выполненных по складкам (перегибам) документа  различия в  цветовых
оттенках красителя штрихов Признаками допечатки на пишущей машинке  являются
несовпадения   горизонтальности  расположения  печатных  знаков   в  строке,
различия размера и рисунка  одноименных  печатных  знаков,  различия в цвете
красителя  ленты и, наконец,  различия  в  дефектах шрифта,  если  допечатка
производилась  на  другой  пишущей  машинке.  В   исправленных  (измененных)
письменных  знаках   наблюдаются   сдвоенные,  утолщенные  штрихи,  излишние
элементы,  оставшиеся  от  прежнего  знака.  Иногда  эти  излишние  элементы
подчищаются после произведенной подделки, в результате чего появляются еще и
признаки механической подчистки. Дописка, допечатка, исправления (изменения)
текста обнаруживаются при использовании оптических  увеличительных приборов,
светофильтров, ультрафиолетовых  и  инфракрасных  лучей, путем  исследования
химического состава красителей методами спектрального анализа, хроматографии
и  др.  Признаки  замены  частей  документа.  При подделке документов  могут
заменяться  фотокарточки,  листы,  номера  документов.  Замена  фотокарточки
производится  в  документах, удостоверяющих личность.  Технически  она может
быть  осуществлена  различными  способами целиком,  с  оставлением  части  с
оттиском   печати,   с   отделением  эмульсионного  слоя.  На   переклеенной
фотокарточке путем дорисовывания,  давления проставляются  недостающие части
оттисков  мастичной   и   металлической   печатей.   Признаками   переклейки
фотокарточки   являются   отслоение  поверхностного  слоя   бумаги  у  краев
фотокарточки, наличие двух по составу клеев под  фотокарточкой и вокруг нее,
несовпадение по  содержанию, размеру и рисунку букв текста в оттиске  печати
на фотокарточке и  бумаге документа, отсутствие разрыва в оттиске  печати  у
края фотокарточки на бумаге.
     При  замене  листов  в  многостраничных  документах  могут  наблюдаться
различия  вставленных  листов  по  размеру,  оттенку  цвета,  линии  обреза,
несовпадения мест проколов со  скрепками (лишние  отверстия в месте  сгиба),
порядка   нумерации   страниц,   серии   и   номера   документа.  Применение
ультрафиолетовых   лучей  может  выявить  различие  люминесценции  бумаги  и
красителя штрихов текста. В некоторые  документы (в основном  это  облигации
займов, лотерейные билеты) вклеиваются  фрагменты других подобных документов
с целью изменения серий и номеров Такая подделка выявляется при исследовании
под микроскопом, напросвет и в ультрафиолетовых лучах по несовпадениям линий
защитной  фоновой  сетки,  неравномерности  толщины бумаги, разволокненности
бумаги и следам клея по краям вклейки Признаки технической подделки подписи.
Подписи   в   документе   могут  подделываться  различными  способами  путем
подражания  (имитации)  подлинной  подписи  лица,   от  имени  которого  она
учиняется,  или путем копировки с применением технических  средств. Имитация
подписи и исполнитель  ее (подделыватель)  устанавливаются  почерковедческой
экспертизой путем сравнительного исследования сомнительной (спорной) подписи
с  образцами  подписи  и  почерка  подозреваемого в  подделке лица. Подделка
подписи     с     применением     технических     средств    устанавливается
технико-криминалистическим   исследованием   документа.   При   подделке   с
применением технических средств в целях  приближения подделываемой подписи к
подлинной  она  выполняется с  предварительной  подготовкой,  осуществляемой
одним из  следующим  способов подделыватель  копирует  подлинную  подпись на
документ через копировальную бумагу, рисует ее карандашом  или передавливает
напросвет.  Затем  нанесенная  таким образом подпись обводится чернилами или
пастой шариковой ручки. Подделка подписи может быть установлена визуально по
наличию  расположенных  рядом  со  штрихами  обводки  частично  неперекрытых
штрихов  подготовки, по  признакам  замедленности движений в штрихах обводки
(изломы,  подрисовки,  остановки,  тупые  окончания  штрихов).  При  осмотре
подписи   в   инфракрасных  лучах  с  использованием  электронно-оптического
преобразователя штрихи обводки, нанесенные анилиновыми чернилами  или пастой
шариковой ручки, снимаются  и  под ними  просматриваются  штрихи  подготовки
карандашом или через копировальную бумагу.
     Подготовка  путем  давления выявляется  по  наличию  двойных,  частично
несовпадающих   штрихов   обводки  и   давления.   В  случае  обнаружения  у
подозреваемого документов  с  подлинными подписями лица,  от  имени которого
учинена  спорная  подпись,   с  помощью  сравнения   их  путем  наложения  и
рассматривания напросвет  может быть обнаружена конкретная подпись,  которая
использовалась в качестве образца при выполнении подделки. Признаки подделки
оттисков  печатей  и  штампов.  Некоторые документы  в  обязательном порядке
оформляются оттисками печатей и штампов соответствующей формы и  содержания.
Печати   и  штампы  изготавливаются  специализированными   предприятиями   с
соблюдением определенных требований. Строки текста набираются шрифтом одного
размера  и рисунка, с одинаковыми интервалами,  с симметричным расположением
по отношению  к разделительным знакам, тексту или рисунку (например,  гербу)
во внутренней  рамке.  По отношению к  центру все буквы текста располагаются
строго  радиально.   В   случаях  примитивной  подделки  могут   наблюдаться
отклонения от  этих правил.  Оттиски печатей  и  штампов подделываются путем
рисовки,  изготовления  клише  на  резине  или  других  материалах,  влажной
копировки  с  подлинного оттиска, перекопировки  через промежуточное  клише.
Подделка  оттиска путем рисовки влечет за собой  появление таких  признаков,
как  прокол  бумаги в центре оттиска круглой печати ножкой циркуля, если  он
использовался  для  нанесения  рамки, неоднородность  по размеру  и  рисунку
одноименных  букв,  нерадиальное  расположение   отдельных  букв   текста  и
несимметричное расположение  их по отношению к разделительным знакам, тексту
или рисунку во внутренней рамке.  В поддельном таким  способом оттиске могут
наблюдаться  также  орфографические  и  смысловые  ошибки.  Для  оттисков  с
изготовленного  кустарным  способом  клише  помимо указанных выше  признаков
характерно  зеркальное  изображение  отдельных  букв,  отсутствие  некоторых
элементов   печатных  знаков.  При  влажной  копировке  подлинного   оттиска
производится  перетискивание  его   на   подделываемый  документ.   Основным
признаком  такой  подделки  является  перевернутое (зеркальное)  изображение
оттиска. Чтобы избежать зеркальности  изображения, прибегают к промежуточной
перекопировке на  какой-либо  липкий  материал  (яичный  белок, фотобумагу).
Оттиск на документе в  этом случае  соответствует оригиналу, однако он имеет
пониженную интенсивность окраски (выглядит бледным), вокруг  него могут быть
обнаружены   микрочастицы  материала   промежуточного  клише  и   измененная
люминесценция  бумаги  в  ультрафиолетовых  лучах.  Реже  встречаются  более
квалифицированные способы подделки оттисков или самих печатей и штампов. Для
распознавания подделки необходимо сравнительное  исследование их с подлинной
печатью и оттисками  с нее. Образцы оттисков для сравнительного исследования
получают на  листах  чистой  бумаги  до  и после чистки  печати  (штампа)  с
различной степенью надавливания. Для установления  факта внесения каких-либо
изменений   в   текст    документа   проводится   технико-криминалистическая
экспертиза. На ее разрешение ставятся вопросы о наличии признаков подчистки,
травления,  дописки, исправления текста,  замены фотокарточки  или листов, о
способе  подделки  подписи,  оттиска  печати,  штампа,  с  какой  конкретной
подлинной  подписи скопирована  поддельная  подпись,  о способе изготовления
(производственном  или кустарном) печати (штампа),  оттиск которой поставлен
на документе,  о тождестве или различии  печати, оттиски которой проставлены
на исследуемом документе и на листах - образцах для сравнения, и др.




     В   силу   широкой   распространенности  пишущих  машинок  исследование
машинописных документов  в криминалистической практике  встречается довольно
часто. По  машинописным текстам при достаточном их  объеме в  конечном счете
возможно  установить автора (по письменной речи) и исполнителя документа (по
топографическим и дактилографическим признакам Решению этой основной  задачи
предшествует  обычно  установление  пишущей  машинки, на  которой  отпечатан
текст. Розыск и идентификация пишущей машинки производится по отображающимся
в тексте общим и частным  ее признакам. Общие признаки пишущей машинки - это
признаки  ее  технических данных.  Они обусловлены  устройством  механизма и
являются групповыми для машинок одной системы ("Оптима", "Олимпия", "Эрика",
"Ятрань" и  др.).  К  общим  признакам относятся: шаг  машинки  (каретки)  -
расстояние   между  вертикальными  осями  двух  рядом   расположенных  букв;
интервалы  между  строками;  тип клавиатуры;  марка шрифта.  Шаг  машинки  -
величина  постоянная,  не зависящая от  того, на какую клавишу (буквы, знака
препинания, свободного  хода)  производится нажатие.  Разные системы машинок
имеют шаг  от 2,2 до 3 мм. Некоторые системы машинок различаются между собой
по шагу лишь в сотых долях миллиметра. Измерение шага производится следующим
образом:  измеряется расстояние  в строке между одноименными элементами двух
одинаковых,  расположенных на некотором расстоянии  букв, которое делится на
количество шагов с точностью до сотых долей миллиметра. Полученный результат
будет величиной шага. Для убедительности измерение повторяется несколько раз
в разных строках и между  разными элементами одинаковых букв. Интервал между
строками  - расстояние  между нижними (или верхними)  окончаниями одинаковых
букв в двух последовательных строках. В зависимости от устройства  машинки и
установки  интервального механизма  в ней  интервалы  могут быть  одинарные,
полуторные, двойные, тройные и  более. Одинарный интервал большинства систем
пишущих машинок  составляет  4,23 мм, и только у некоторых  систем  он имеет
специфические  размеры  ("Ленинград" - 4.00, "Урания"  -  4.50,  "Ремингтон"
-4.70, "Ройяль" -4.80 мм). Тип клавиатуры  определяется количеством печатных
знаков в печатающем механизме. Клавиатура может быть полной (при 92 печатных
знаках в  верхнем и нижнем регистрах) и сокращенной (при 88 или 84  знаках).
Разница в  количестве знаков возникает за счет наличия  в  полной клавиатуре
дополнительных  круглых  скобок,  дробных  чисел,  цифр "3"  и  "О".  Однако
определить тип клавиатуры по тексту возможно лишь в тех случаях, когда в нем
имеются  эти дополнительные знаки  или  необходимость в них. Пишущие машинки
даже одной и  той же  системы могут быть оборудованы шрифтами  разных марок,
различающихся между собой по размеру и рисунку знаков. Помимо различия общей
высоты  и  ширины знаков (в  зависимости  от  этого  шрифты бывают крупными,
средними  и мелкими)  печатные знаки шрифтов разных  марок  могут отличаться
размерными соотношениями  отдельных  элементов. С  другой  стороны,  пишущие
машинки  разных  систем могут  оборудоваться шрифтами одной и той  же марки.
Марка  шрифта наносится  на  литерную  колодочку  между  знаками  верхнего и
нижнего  регистра.   Она  обозначается   цифрами,   буквами,  значками,   их
сочетаниями (например, "100", "2Р22", "+" и др.). Наименование ее по  тексту
может быть  определено  путем сравнения размерных данных и рисунка знаков  в
нем   с  образцами  оттисков  шрифтов  известных  марок.  Общие  признаки  в
машинописном   тексте  используются   для   определения  типа  (портативная,
канцелярская,  механическая,  электрическая)   и  системы  пишущей  машинки.
Определение  системы, однако, зачастую представляет значительные  трудности,
так  как  пишущие  машинки  разных  систем  могут  иметь  некоторые  сходные
характеристики.   Частные  признаки   пишущей  машинки   представляют  собой
особенности конкретной  пишущей  машинки. Это  могут быть  дефекты механизма
машинки и  дефекты шрифта.  Дефекты механизма отражаются  в  тексте  в  виде
отклонений  оттисков  букв  вправо, влево,  вверх, вниз,  смещений вертикали
знаков  по  наклону,  неравномерной  окраски частей  оттисков.  Эти  дефекты
возникают в результате изгибов буквенных рычагов,  неправильной  напайки  на
них  литерной  колодочки  и  т.  п.  Дефекты  шрифта  возникают  в  процессе
эксплуатации пишущей машинки в  виде деформации отдельных знаков (отсутствие
отсечки,  изгиб какого-либо  элемента  и  т.  п.).  Совокупность устойчивых,
повторяющихся на протяжении всего текста дефектов механизма пишущей  машинки
и шрифта дает возможность  идентифицировать  конкретную пишущую машинку,  на
которой отпечатан исследуемый текст. Для сравнительного исследования с целью
идентификации  пишущей  машинки  подбираются образцы  машинописи проверяемой
машинки примерно того же времени, что и исследуемый документ. Кроме того, на
проверяемой машинке печатаются экспериментальные образцы  до  и после чистки
шрифта.  Тексты образцов должны иметь достаточный для проверки  устойчивости
признаков объем и должны содержать знаки, имеющиеся в исследуемом документе.
Рекомендуется также отпечатать на листе бумаги все  знаки верхнего и нижнего
регистра через ленту и без нее. В  постановлении о назначении экспертизы или
в прилагаемой  к  нему  справке  эксперту  должны быть сообщены  сведения  о
времени и  характере  ремонта проверяемой машинки. На  разрешение экспертизы
могут быть  поставлены следующие вопросы: какова система пишущей машинки, на
которой  отпечатан текст  документа; отпечатан ли текст документа на пишущей
машинке,  образцы машинописи которой представлены на исследование: на  одной
или  разных пишущих машинках отпечатан текст документа; содержит ли документ
признаки допечатки  отдельных слов,  букв, знаков после выполнения основного
текста; опечатан ли  текст проверяемым лицом. В последнее время значительное
распространение  получают  пишущие  машинки  со  сменными  шрифтоносителями,
представляющими  собой  цилиндрическую  головку   с   нанесенными   на   нее
печатающими  знаками, или шрифтоносителями типа  "ромашки".  Каждая  пишущая
машинка  снабжается  в   комплекте  несколькими  такими  шрифтоносителями  с
различными   по   размеру  и  рисунку   шрифтами.  В  машинописных  текстах,
отпечатанных  на пишущих  машинках  со сменными  шрифтоносителями,  наиболее
устойчивы дефекты шрифта  с  конкретной головки.  Меньшую  идентификационную
значимость имеют общие признаки машинки  и  дефекты механизма, так как к ним
"присоединяются" дефекты шрифтоносителя, являющегося сменным  и  заменяемым.
Тем  не  менее идентификация такой  машинки по  особенностям  шрифта  вполне
возможна.   Наибольшую  трудность   представляет  исследование   документов,
отпечатанных на игольчатых и иных  алфавитно-цифровых печатающих устройствах
(АЦПУ) ЭВМ.




     Для   изготовления   и   размножения  документов   используются   самые
разнообразные  печатно-множительные средства. Многие официальные документы и
деловые  бумаги выполняются на специальных бланках. В процессе расследования
бывает  необходимо  установить  вид,   разновидность   печатно-множительного
средства  изготовления  документа   и  идентифицировать  конкретную  машину,
станок, аппарат, печатную форму. Печатно-множительные  средства изготовления
полиграфической продукции -  это совокупность технических средств полиграфии
и  кустарно  изготовленных  печатающих  приспособлений. Основными  способами
полиграфической   печати  являются  высокая,  плоская  и  глубокая   печать.
Печатающие элементы в высокой печати выступают над пробельными элементами, и
краска  с  них  перетискивается  на  бумагу.  Печатная  форма высокой печати
изготавливается  путем ручного или машинного типографского набора, травления
цинкового клише. Признаками  высокой печати  являются выступающие  следы  от
давления  печатающих  элементов  на бумагу  с  обратной  стороны  документа,
выдавливание красителя из-под печатающих  элементов (неровные  края  штрихов
при исследовании под микроскопом). При  печати с цинкового клише наблюдаются
отсутствие, утоньшение, разрывы отдельных тонких элементов букв  (рисунков),
сглаживание острых  углов между  штрихами вследствие стравливания в процессе
изготовления  печатной  формы.  В  печатной  форме  плоской  печати  (офсет,
литография, фототипия)  печатающие и пробельные  элементы находятся в  одной
плоскости,  поэтому  отсутствуют  следы  давления печатной формы  на бумагу,
краска в штрихах распределяется равномерно, без выдавливания, их графические
элементы имеют неровные края. Печатная форма глубокой печати (металлография)
имеет углубленные печатающие элементы, в которые закатывается краска. Штрихи
на бумаге отпечатываются с  ровными краями, с  наиболее выступающим рельефом
краски в средней их части. В кустарном  изготовлении  форма  глубокой печати
встречается  редко.  Для   быстрого  и  технически  несложного   размножения
материалов, документов в относительно небольших тиражах применяются средства
так называемой оперативной полиграфии. К таким средствам относятся: офсетная
печать  на   малоформатных  машинах  типа   ротапринта,  трафаретная  печать
(ротатор), электрография (ксерокс). При печати на  ротапринте печатная форма
изготавливается  на  тонкой  алюминиевой фольге  или  специальной бумаге, на
которую  наносится  текст  и   рисунки.  После  химической  обработки  форма
укрепляется   на   цилиндре,   с  которого   и  производится  перетискивание
изображения  на  бумагу. Признаки  ротапринта  -общие  для  плоской  печати.
Ротатор -  аппарат для размножения документов  посредством печати с  помощью
трафарета, изготовляемого на пишущей машинке (или специальным пером от руки)
на   вощеной  бумаге  (восковке)  или  специальной  пленке.  Печатная  форма
накладывается на  цилиндр,  смоченный краской.  На бумагу  краска  проникает
через участки начертания  букв (нарушения воскового покрытия пленки). Общими
признаками печати на ротаторе являются поверхностное расположение красителя,
следы отмарывания на обороте оттиска, люминесценция в ультрафиолетовых лучах
масляных ореолов вокруг  печатных знаков. Электрография - процесс  получения
фотографического  изображения,   основанный   на   визуализации  (проявлении
скрытого электрического изображения, образующегося  на  фотопроводящем  слое
диэлектрика  или  высокоомного  полупроводника (селена  или  оксида  цинка),
нанесенного   на  алюминиевую   пластину.   Под   воздействием   света   при
экспонировании  на   него   оригинала   в  освещенных   местах   уменьшается
сопротивление слоя, что  приводит  к  утечке нанесенных  на его  поверхность
зарядов   статического   электричества.   Оставшиеся  после   экспонирования
электрические заряды  в  местах,  соответствующих  тексту  (не  подвергшихся
засветке), образуют  скрытое электрическое  изображение,  воспринимающее  на
себя    специальный   электрографический   (с    противоположным    зарядом)
пигментирующий порошок.  Изображение  с  полученной  таким  образом печатной
формы переходит  при контакте на  бумагу. Закрепление изображения на  бумаге
производится  путем  нагревания  или  оплавления  порошка  в  парах  летучих
растворителей    (бензол,   толуол,   ацетон).    Применение   электрографии
устанавливается  по  наличию  рельефности  красочного  порошкового  покрытия
изображения, фона  на пробельных участках  и краевого  эффекта оригинала.  В
последнее   время  появились  цветные  ксероксы.   В  преступных  целях  они
используются при изготовлении  копий многоцветных оригиналов, например,  при
изготовлении фальшивых 50-тысячных (возможно, и иных) денежных купюр образца
1993  года.  Подделка  денег  распознается  по качеству  бумаги,  отсутствию
водяных знаков и отслаиванию  краски в местах сгиба фальшивой банкноты Кроме
того,  под  увеличением может наблюдаться несостыковка  линий "волн" фоновой
сетки.  При  осмотре  бланка  документа,  изготовленного  с   использованием
печатно-множительного средства, могут быть обнаружены признаки его подделки.
Примитивная, неквалифицированная подделка может  быть установлена по наличию
грамматических  ошибок в тексте, признаков  рисовки печатных знаков.  Однако
зачастую  приходится  прибегать  к  сравнению  с   подлинными  (бесспорными)
образцами.   При   сравнительном   исследовании    бланков   устанавливается
соответствие  (или  различие)  вида  и  способа  изготовления  (например,  с
типографского  набора   и  цинкового   клише),  размера  и  рисунка  шрифта,
расположения частей  и деталей текста, наличие отдельных дефектов в оттисках
букв,  отсутствующих  в  подлинном   бланке.  При  осмотре   и  исследовании
полиграфической продукции необходим системный подход. Бланки  печатаются  на
бумаге специальной типографской краской, заполняются на  пишущей машинке или
от  руки,  заверяются подписями и оттисками  печатей и штампов.  Тщательному
исследованию  должны  быть  подвергнуты  все  составные  части документа.  С
применением луп и микроскопов исследуются печатные знаки, в косонаправленном
свете  устанавливается  рельеф   давления   печатной  формы,  при  просмотре
напросвет  наложенных  друг  на  друга  бланков  обнаруживаются  различия  в
расположении  строк  и слов в  тексте,  ультрафиолетовые  лучи могут вызвать
различную люминесценцию бумаги  и краски.  Документы,  вызвавшие сомнение  в
подлинности использованных  для  их  изготовления бланков,  направляются  на
технико-криминалистическую  экспертизу, перед которой  могут быть поставлены
следующие  вопросы каким способом (видом) печати изготовлен бланк документа,
с одной ли  печатной  формы  отпечатаны исследуемый документ и сравнительный
образец бланка, изготовлен  ли  исследуемый бланк с печатной формы  (набора,
клише),  изъятой у  подозреваемого:  однородны ли бумага, красители, клей  и
другие материалы, использовавшиеся для изготовления исследуемого документа и
представленных для сравнения образцов.




     Документы    могут   подвергаться   случайному   или    преднамеренному
повреждению.  Прочтение  их  текста может  быть затруднено  в силу  покрытия
посторонним  красящим веществом, обесцвечивания  под воздействием солнечного
света, механического или термического повреждения материала документа. Выбор
метода  выявления  залитых,  зачеркнутых  текстов  зависит  от  того,  каким
красителем  выполнен и  каким  залит  текст.Если текст  написан  красителем,
содержащим углерод  (простым  графитным карандашом, черной  чертежной тушью,
машинописной   лентой,    копировальной   бумагой,   типографской   краской,
спецчернилами), а залит анилиновым красителем, восстановление его возможно в
инфракрасных  лучах.  Визуальное  наблюдение  при  этом  производится  через
электронно-оптический   преобразователь,   возможно    фотографирование   на
фотоматериал   "инфрахром".  При  однородности  красителей  по  составу,  но
различии по цвету положительный эффект может дать цветоделительная съемка со
светофильтрами. Если красители  одинаковы по  цвету, но различны по составу,
прибегают к  исследованию в ультрафиолетовых лучах (различие люминесценции),
к диффузно-копировальному  методу,  основанному  на  различии  растворимости
красителей,  к  выявлению  рельефных  следов  текста  на  оборотной  стороне
документа, механическому  и  химическому  ослаблению (удалению, растворению,
обесцвечиванию) покрывающего текст пятна.
     Длительное  пребывание документа на солнце  при ярком или искусственном
освещении влечет значительное, вплоть до невозможности прочтения, ослабление
текста, а  также  пожелтение  бумаги,  что,  в  свою  очередь, дополнительно
ослабляет контраст между  текстом и фоном.  Восстановление такого выцветшего
текста  осуществляется  путем контрастирующей,  цветоделительной  съемки,  с
помощью  красной  и  инфракрасной  люминесценции.  Подбор  светофильтра  для
цветоделения  производится  по  цветовому  кругу,  противоположные  цвета  в
котором  являются  дополнительными  друг  к  другу.  Для усиления  цвета при
фотографировании  выбирают  светофильтр  того  же  цвета,  для ослабления  -
светофильтр  дополнительного  цвета.  Так,  если  восстанавливается  угасший
(выцветший)  текст,  выполненный  синими чернилами  на  желто-серой  бумаге,
желтый светофильтр одновременно  усилит слабые синие штрихи и ослабит желтый
цвет  фона. При осмотре  места  происшествия, обыске  могут быть  обнаружены
разорванные  и  сожженные документы.  Для расследования  дела  бывает  важно
восстановить   их    содержание.   Разорванные   документы   прежде    всего
рассортировываются  по  физическим   свойства   бумаги:   цвету,  плотности,
типографскому  графлению  и др.,  по веществу и цвету штрихов текста.  Затем
клочки бумаги раскладываются  на стекле по линиям разрыва: вначале  клочки с
ровной  краевой  обрезкой,  составляющие  рамку  документа,   потом  клочки,
заполняющие внутреннее пространство, подбираемые по линиям разрыва  и сгиба,
штрихам и тексту. Собранный документ накрывается сверху другим стеклом  того
же размера, стекла  и окантовываются липкой  лентой. Значительные  трудности
представляет  изъятие  и  восстановление   сожженных  документов.  Сожженные
документы  могут  иметь   различную   степень  разрушения:  обугливание  или
испепеление.  При  испепелении  чаще  всего  нарушается  целостность  бумаги
документа, что  делает  невозможным  прочтение  его текста. При  обугливании
целостность  бумаги  полностью или частично сохраняется. Изъятие обугленного
документа  производится с соблюдением  осторожности.  Под остатки сгоревшего
документа подводится картонная или металлическая пластинка, вместе с которой
они помещаются в  коробку с  ватой для транспортировки. Если это необходимо,
документ может быть предварительно увлажнен через пульверизатор водой, 15-ти
процентным  раствором глицерина в воде  или синтетическими смолами. В  целях
восстановления  текста   сожженного  документа   в   лабораторных   условиях
производится его расправление на стеклянной пластинке. Возможность прочтения
текста  зависит  от  химического  состава  и  физических  свойств  бумаги  и
красителя  штрихов.  Иногда  текст бывает виден  визуально в  виде серых или
цветных  штрихов на  темном  фоне. Наблюдаемая картина может  быть усилена с
помощью контрастирующей  съемки, съемки  в ультрафиолетовых  и  инфракрасных
лучах.  Если  эти  методы не  дают  положительного  результата,  может  быть
применен метод испепеления.  Сущность его заключается в том,  что обугленный
документ помещается между двумя термостойкими стеклами, окантованными жидким
стеклом, и подвергается воздействию высокой температуры. Штрихи текста могут
оказаться видимыми на сером фоне испепеленного таким образом документа.







     Письмо - одно из средств коммуникации и один из способов фиксации речи.
Определяющими  особенностями  письма  в  отличие от  устной  речи  и  других
способов  фиксации (на  магнитную  ленту,  например) являются закрепление на
бумаге или ином материале и передача информации, содержания речи посредством
символов,  знаков,  букв.   В  письме  выделяются   две  стороны:  смысловая
(письменная  речь)  и  техническая  или   графическая   (графика  исполнения
-почерк). Письменная речь - это содержание документа (понятийное наполнение)
и языковые  средства, которыми оно выражается. Почерк  - отражение на бумаге
системы движений при выполнении  письменных знаков. При  исследовании письма
анализу подвергается весь комплекс характеристик рукописного текста, то есть
как  смысловая, так и графическая сторона, хотя при этом решаются  различные
задачи: по письменной речи устанавливается автор документа, по почерку - его
исполнитель.  Возможность  установления  автора  и  исполнителя  рукописного
документа  базируется  на  индивидуальности  (неповторимости)  и постоянстве
(устойчивости)  письменно-речевых  и графических  навыков  каждого пишущего.
Формирование и развитие этих навыков  и проявление вовне  основывающихся  на
них   идентификационных  признаков   письма  протекает   в  соответствии   с
психофизиологическим  учением о высшей нервной деятельности  человека Навыки
письма формируются под влиянием языковой  среды, обучения, производственной,
в  том числе и письменной,  практики, особенностей физических  и психических
черт  личности  индивидуума.  На  устойчивость  проявления  навыка письма  в
значительной степени  влияет глубина фиксации (автоматизации)  стереотипа  в
высшей  нервной системе. Чем выраженное  эта глуби на  фиксации, тем труднее
проходит перестройка навыка, и наоборот,  чем слабее  стереотип (или он  еще
окончательно  не сложился),  тем  легче изменяются закрепленные им навыковые
действия.
     Автоматизированность  письма   проявляется   до   тех  пор,   пока  оно
выполняется  в  "нормальных"  условиях,  в  которых  формировался стереотип.
Резкое  однократное изменение условий  (целевой установки письма, физических
или психических  перегрузок, преднамеренного искажения  письменной речи  или
почерка)    приводит    к   прекращению    или    значительному   ослаблению
автоматизированности  письма,  к  выполнению  его  под  усиленным  контролем
сознания.  Однако ввиду  кратковременности  новых условий сложившаяся  ранее
манера письма  не  разрушается и  сложившиеся нервные  связи  лишь  временно
угнетаются. При возвращении к первоначальным ("нормальным") условиям (письму
без    искусственного     искажения)    автоматизация    навыка    полностью
восстанавливается.  Научные положения  о  наслоении новых нервных связей  на
старые, длительном  сохранении  и  возможности  регенерации последних  имеют
практическое  значение  в   криминалистической  экспертизе  письма.  Явление
сохранения старого стереотипа проявляется даже  при попытках преднамеренного
искажения особенностей письменной речи и почерка. Какой бы способ маскировки
индивидуального  письма  при  этом  не  использовался,  собственные  навыки,
закрепленные  выработавшимся  стереотипом,  сохраняются, и  некоторые из них
отображаются  в искаженном письме. Индивидуальность и постоянство проявлений
в  письме  особенностей  письменно-речевых и  графических навыков  позволяет
использовать  письмо  в  криминалистических  целях  -идентификации  личности
автора и исполнителя документа.




     В процессе  исследования письма  изучаются письменная речь,  топография
письма  и  почерк.  Идентификационные  признаки  письма  представляют  собой
проявляющиеся  в этих  элементах особенности письменно-речевых и графических
навыков  индивидуума.  Письменная  речь. В  общественной,  производственной,
научной и  иной деятельности  письменная речь несет различную  информативную
нагрузку.  Посредством  ее  фиксируются  и  передаются  сообщения о  фактах,
событиях, явлениях, понятиях, идеях,  то есть определенный смысл, конкретное
содержание  мыслей.  Вместе  с  тем,   как  и  любое  общественное  явление,
письменная речь имеет свою форму, в которую облечено ее содержание, языковые
средства, материализующие содержащиеся в ней мысли в виде словарного запаса,
употребленного в  определенных синтаксических конструкциях, в  той  или иной
степени    соответствующих    нормам    литературного   языка.   В    основе
криминалистического   исследования   письменной   речи   лежит   определение
особенностей  письменно-речевых навыков.  В  силу  отражения  сложившихся  в
центральной  нервной   системе  условно-рефлекторных  связей  эти  навыковые
особенности  складываются в индивидуализирующую каждую личность совокупность
и  могут быть  использованы в качестве  идентификационных признаков  в целях
установления  автора исследуемого документа. Эти  признаки могут выглядеть в
виде  соответствия  нормам,  в пределах которых они  формировались,  в  виде
отдельных  устойчивых  отклонений  от  принятых  норм, являющихся следствием
слабого  развития  или  отсутствия  вообще  навыка  в  определенных  нормах.
Идентификационными   признаками  письменной  речи  являются  грамматические,
лексические  и  стилистические   особенности  письма.  Практически,  однако,
анализу признаков  письменной речи  предшествует ознакомление  с содержанием
документа.  Содержание  документа  -  не  признак  письменной  речи, а  сама
письменная речь,  смысл излагаемой  информации. Содержание  не  имеет  такой
четкой индивидуальности,  как  языковые  средства, которыми оно  выражается.
Вместе с тем в  содержании документа может быть заложена  такая  фактическая
информация,  которая окажется полезной  при  проведении оперативно-розыскных
мероприятий. При ознакомлении с содержанием анализируются- а) тема (основной
смысл  высказывания)  и  идейная   направленность  документа;  б)   сведения
фактического  характера,   известные   автору,   ссылки   на   источники   и
использованные материалы; в) упоминания автора о самом себе, дающие какое-то
представление о  его  личности. Грамматические признаки языка проявляются  в
практике  применения правил  орфографии, синтаксиса и  пунктуации.  Усвоение
грамматического строя языка  происходит постепенно с раннего  детства  путем
подражания   речи  взрослых,  изучения  в  школе  нормативной  грамматики  и
самообразования (чтения  литературы).  Однако под  влиянием бытовой речи,  к
тому  же не всегда правильной, а также в силу частичных изменений,  вносимых
время от времени в правила правописания в целях их упорядочения и упрощения,
в  письме   нередко  формируются  устойчивые   отступления  от   современных
грамматических норм.
     Лексические признаки - характерная для  пишущего совокупность  языковых
средств и  особенности использования  их  для выражения  мыслей  на  бумаге.
Такими    языковыми    средствами    являются   лексика,    фразеология    и
изобразительно-выразительные средства. Лексика рассматривается как словарный
запас, совокупность слов,  активно употребляемых автором. В  качестве  общей
характеристики лексика автора исследуемого  документа может  быть определена
как  бедная  или богатая.  Вместе  с  тем  в  ней  являются  выявлены  некие
особенности,  которые  могут  иметь  значение  идентификационных  признаков.
Такими  особенностями являются:  устаревшие  слова, вышедшие из современного
активного литературного употребления (архаизмы); новые  слова,  сравнительно
недавно  вошедшие  в   язык   науки,  техники  и  в  другие  сферы   общения
(неологизмы);  слова, употребление которых  характерно для лиц, объединенных
по роду свой  деятельности, профессии (профессионализмы); слова  из тайного,
"засекреченного" жаргона определенных социальных  групп;  слова, характерные
для  жителей определенной территориальной единицы (диалектизмы). Фразеология
-  совокупность  устойчивых  сочетаний  слов, обозначающих  нечто  единое по
смыслу. Характер фразеологических оборотов позволяет оценить главным образом
условия воспитания и  уровень образования пишущего. Так, обороты типа "сломя
голову", "ловить рыбу  в  мутной  воде", "плясать под  чужую  дудку" и т. п.
можно  считать  приемлемыми   для  любого  русского  человека,   а   обороты
"геркулесовы столпы", "лебединая песня", "сизифов труд" - типичными для лиц,
получивших      широкое      образование      и      хорошо      начитанных.
Изобразительно-выразительные  средства  -  это  выражения,  употребляемые  в
переносном смысле (метафора, ирония,  аллегория, гипербола, сравнение) и так
называемые стилистические фигуры (градация, антитеза, риторические вопросы и
другие речевые  приемы). Изобразительно-выразительные  средства вводятся для
усиления  действенности  речи,  придания  ей  образности  и  силы.  Создавая
запоминающийся  образ,  они  углубляют   понимание   основного,  главного  в
описываемых  событиях.  Стилистические  признаки  - характерная  для  автора
манера изложения мысли,  заключающаяся в построении отдельных предложений  и
текста в  целом, отборе лексики,  употреблении  изобразительно-выразительных
средств  языка в соответствии с  функциональным назначением  речи,  функцией
языка в той  или иной сфере человеческой  деятельности. Среди функциональных
(жанровых) стилей выделяются научный, публицистический (газетно-журнальный),
официально-документальный    (канцелярский),    производственно-технический,
художественно-беллетристический  и  эпистолярный  (бытовой) стили, специфика
каждого  из которых обусловливается целевой установкой документа, навыковыми
особенностями автора в выражении мыслей, соответствующими его индивидуальным
эмоциональным,   психическим,   профессиональным   и   иным   привычкам    и
наклонностям.  Процесс  установления  автора   документа  включает   в  себя
неидентификационные   исследования   на   первом  этапе  -  определение  его
предполагаемого  облика и  идентификационные  исследования на втором  этапе.
Предполагаемые  суждения об авторе могут быть высказаны в  отношении половой
принадлежности,    национальности,    образования,    возраста,    профессии
(специальности), места  работы  и  жительства и других  характеризующих  его
данных  и  использованы  при  проведении  оперативно-розыскных  мероприятий.
Идентификация   автора   по   письменной   речи   производится   на   основе
сравнительного    анализа   совокупности   грамматических,   лексических   и
стилистических  особенностей  проявления письменно-речевых навыков  письма в
исследуемых документах.
     Топография письма.  Топография  письма  - размещение  текста  на  листе
бумаги.  Идентификационные  признаки  топографии  -  привычные  для  данного
пишущего  особенности   такого   размещения.   Топографическими   признаками
являются: 1. Поля  - отступы от обреза листа  бумаги  справа, слева, сверху,
снизу.  Оцениваются  с  точки  зрения  наличия   (или  отсутствия),  размера
(большие,  средние,  малые),  формы (равномерные, сужающиеся,  расширяющиеся
книзу). 2. Абзацы -  части текста  с законченной мыслью. Отмечаются  наличие
или  отсутствие  выделения  и  способ  выделения  (отступы  красной  строки,
увеличенный  интервал  между  абзацами,  сочетание отступа красной  строки и
увеличения  интервала  и  др.).  Красная  строка оценивается по  размеру  ее
отступа от  линии  начала  строк.  3.  Расположение  строк -  по отношению к
горизонтали   на   нелинованной   бумаге   (горизонтальные,   поднимающиеся,
опускающиеся),  по  форме  (прямые, выпуклые кверху, вогнутые  вниз) или  по
отношению к  линиям  топографического графления на  линованной  бумаге  (над
линиями,  на линиях,  без  соблюдения  линий  графления). 4.  Перенос  слов.
Некоторые пишущие не делают переносы, заранее  "бросают"  строку и переходят
на  следующую,  уплотняют  буквы или  загибают окончание  строки  кверху или
книзу. При наличии переносов  знаки  переноса могут  быть выполнены  в  виде
одной  или двух черточек, размер  их может быть большим  или малым,  форма -
прямая, выпуклая, вогнутая, расположение по отношению к  строке - посередине
или  со смещением вверх либо вниз вплоть до расположения ниже  линии строки,
по отношению к горизонтали - горизонтальные, поднимающиеся или опускающиеся.
5.  Выделение  слов  -  акцент на  отдельные слова  или группу слов. Способы
акцента: подчеркивание одно- или двухштриховой, прямой, волнистой, сплошной,
пунктирной линиями; увеличение размера  букв:  письмо  вразрядку, прописными
буквами и др. 6. Вставки пропущенных слов и букв. Способы вставок могут быть
разнообразными:  с  использованием  корректурных знаков,  "галочки" и др. 7.
Положение обращения (адресата), подписи, даты, нумерации страниц.  Указанные
реквизиты  могут располагаться  по-разному  по  отношению  к листу бумаги  и
основному   тексту,  строке,  горизонтали.  Помимо  расположения  обращается
внимание  на  способ  их  выполнения, особенно  нумерации  страниц  и  даты.
Топографические  признаки  письма  используются для  идентификации  автора и
исполнителя в сочетании как с признаками письменной речи, так и с признаками
почерка  в  рукописном  документе.   Ценность  их  заключается  в  том,  что
исполнение  их чаще всего происходит  автоматически, без контроля  сознания,
поэтому они могут  сохраниться даже при искусственной маскировке (искажении)
письма.  Почерк.  Почерк  - это графика  письма,  обусловленная выработанной
системой  движений  руки. Особенности таких движений,  отражающие  состояние
физиологии  и  психики  личности,   составляют  идентификационные   признаки
почерка. Признаки почерка  подразделяются на общие и частные. Общие признаки
характеризуют почерк в целом.  Общими признаками являются: 1. Выработанность
почерка - техническая приспособленность почерка к быстрому,  беглому письму.
Выработанность  зависит  от степени автоматизации,  отработанности  движений
руки.  Почерки  по   этому   признаку  могут   быть   выработанными  (хорошо
выработанными),   средней  и  малой  выработанности.   В   почерке   высокой
выработанности    наблюдается,    с    одной    стороны,   многовариантность
(вариационность)  букв  в  зависимости  от их места  в слове  и сочетаний  с
другими буквами, с другой стороны - однотипное выполнение разных букв.
     2.  Общий  тип почерка.  По  этому признаку почерки могут быть простыми
(близкими  к  "ученическому"),   упрощенными   и  усложненными  (вычурными).
Упрощенные  почерки  -  это,  как  правило, хорошо выработанные  ("быстрые")
трудночитаемые  почерки с  упрощенным написанием букв,  связей  между  ними.
Усложнения  (вычурности) чаще всего  вводятся  в  надстрочные  и подстрочные
элементы  букв для  их  украшения. 3. Общее направление движений  в почерке.
Большинство  русских  почерков являются  левоокружными (с  движением  против
часовой  стрелки).  Реже  встречаются  правоокружные  почерки  и  почерки  с
угловатыми  связями элементов  букв.  4.  Размер почерка. В  зависимости  от
высоты  строчных элементов  букв почерки  могут  быть  мелкими  (до  2  мм),
средними по  размеру  (от 2  до 5 мм) и крупными (5  мм и больше). 5. Наклон
почерка.  Русские  почерки в  основном  правона-клонные  (с  углом  в  55-70
градусов), реже  - прямые и левона-клонные. 6. Разгон почерка -  соотношение
высоты двухштриховых строчных букв к их ширине и интервалам между буквами. В
зависимости от этого  соотношения почерки могут быть размашистыми,  средними
по  разгону  и  сжатыми.  7.   Степень  связности  (напряженность)  почерка.
Определяется  по  количеству  букв,  выполненных  связно, без  отрыва орудия
письма от  бумаги. Если каждая буква  пишется отдельно, без  связи с другими
буквами  или связывается  не более двух  букв, почерк  является  средним  по
степени связности: пяти букв и более - связным (напряженным). Общие признаки
почерка являются признаками группового значения. Они определяют сходство или
различие  почерков   в  исследуемом  документе  и  сравниваемых  образцах  и
используются   при  первоначальном   отборе   материала   для   последующего
исследования  его по  частным признакам.  Частные  признаки  почерка  -  это
особенности выполнения отдельных письменных знаков с точки зрения отклонения
их  от  норм школьных типовых прописей и общих  характеристик почерка. Такие
отклонения могут  иметь место  в любых  штрихах (элементах) букв:  начальных
(предварительных)  и  заключительных, основных  и  соединительных, овалах  и
полуовалах, надстрочных и подстрочных, выполняемых приводящим или отводящим,
левоокружным   или  правоокружным   движением,  связанных   между  собой   с
образованием   петли,  угловатости,   путем   примыкания.  Идентификационная
значимость,   ценность  частного  признака   почерка   зависит   от  частоты
встречаемости его  в  почерках  других  лиц,  пишущих на языке  исследуемого
документа.  Чем ниже  частота встречаемости, тем  выше ценность признака при
установлении   исполнителя.   Исследования   почерка  проводятся   в   целях
предположительного    суждения    о   некоторых    социально-демографических
характеристиках   исполнителя   рукописного   документа   (пола,   возраста,
профессиональной  принадлежности), его психического состояния (заболеваний и
расстройств) и идентификации  На  пол, возраст, профессию  исполнителя могут
указать выделенные  с  помощью  частных  методик признаки  классификационной
связи      исследуемого      почерка      с      почерками      определенной
социально-демографической группы  пишущих. Так, дифференциация  рукописей на
мужские и женские  производится путем  умножения  коэффициентов  статической
вероятности  признаков   и  сопоставления  с  количественным  показателем  -
единицей. Если полученное произведение больше единицы -  рукопись  вероятнее
всего  выполнена  мужчиной, если оно  меньше  единицы  -женщиной. В методике
установления  возраста  исполнителя суммируются коэффициенты  корреляции  по
трем  возрастным  группам  (школьники,  взрослые  до  24  лет,  с 25 лет)  и
определяются вероятности принадлежности каждого из трех вычисленных значений
к  распределениям   в  этих  группах.  Установленной  считается  та  группа,
вероятность  которой  превышает  0,90.  Психическое  состояние  может   быть
определено по нарушениям координации движений  и некоторым другим признакам,
являющимся  следствием  каких-либо  психических   расстройств.  Наличие  или
отсутствие  тождества  исполнителя  рукописного  документа устанавливается в
результате  сравнительного  исследования  комплексов  признаков   почерка  и
топографии письма в исследуемом документе и образцах, неповторимость которых
оценивается экспертом  не только субъективно,  но и  на основе использования
математических данных об идентификационной  значимости отдельных признаков и
комплекса  в целом.  Помимо установления  исполнителя  рукописного документа
признаки  почерка используются также при исследовании подписей. При  этом  в
подписях,  подделанных  путем  рисовки   или   подражания  (без   применения
технических средств), могут  быть выявлены не только признаки несоответствия
их  подлинным подписям  лиц,  от имени которых они учинены,  но  и  признаки
почерка лица, совершившего подделку.




     Сравнительное  исследование  письма,  разрешение вопросов,  связанных с
установлением автора и исполнителя документа, вызывает необходимость подбора
(получения)   образцов   письма   подозреваемых   (проверяемых)   лиц.   Для
идентификации  автора при этом  подбираются образцы  письменной речи, а  для
идентификации  исполнителя  текста  -  образцы  почерка  проверяемого  лица.
Подбираемые  образцы письма по своему  происхождению могут быть свободными и
экспериментальными.  Свободными  образцами  считаются  рукописи, выполненные
(составленные, написанные,  отпечатанные  на пишущей машинке)  подозреваемым
(проверяемым)  самостоятельно,  собственноручно,  вне связи с расследованием
события, в  причинной  связи с которым находится  исследуемый документ.  Это
могут быть материалы личного дела, доклады, отчеты,  дневники, личные письма
и  т.  п. документы. Экспериментальные образцы  -  это  тексты,  выполненные
подозреваемым  (проверяемым) в связи  с  расследованием дела, по предложению
следователя   или  лица,  отбирающего  их  в  порядке  оперативно-розыскного
мероприятия. Получение экспериментальных  образцов  связано с необходимостью
проверки  написания  подозреваемым   (проверяемым)  определенных  выражений,
отдельных  слов, не встречающихся в документах - свободных образцах. Образцы
письменной  речи на автороведческую экспертизу должны быть разнообразными по
своей  тематике  (желательно  близкой к  тематике исследуемого  документа) и
значительными  по  объему,  чтобы  в  них  могли  проявиться  привычные  для
проверяемого  письменно-речевые  навыки  в  употреблении  языковых  средств.
Экспериментальные  образцы  при  исследовании  письменной  речи  могут  быть
использованы   лишь   для  проверки  грамматических,  но  не  лексических  и
стилистических признаков в связи с тем, что последние будут нести информацию
о письменной  речи составителя экспериментального текста (следователя), а не
его  исполнителя.  По времени  выполнения свободные  образцы должны быть как
можно ближе ко времени появления исследуемого  документа. Наиболее важно это
в  тех случаях,  когда  известно (или предполагается),  что автором является
лицо, продолжающее  общеобразовательную  учебу или  специальную  подготовку,
поскольку  в  это время могут  происходить значительные  изменения в степени
овладения правилами правописания, в обогащении активной лексикой.
     Образцы  почерка  на  почерковедческую  экспертизу  в  меньшей  степени
подвержены  влиянию  тематики.  Тем  не  менее  желательно, чтобы  они  были
разнообразными по  своему  назначению  и  тщательности  выполнения.  Наличие
рукописей,  написанных   и   аккуратным,   и   небрежным  почерком,  поможет
разобраться  в различных вариантах идентификационных признаков.  При подборе
образцов   почерка  следует  также  иметь  в  виду,  что   они  должны  быть
представлены в оригинальном виде. Рукописные копии,  сделанные другим лицом,
для цели экспертизы не пригодны. Объем сравнительных образцов почерка должен
быть до статочным  для  выявления  признаков графических навыков проверяемых
лиц. Для идентификации исполнителя документа пригодны  как свободные,  так и
экспериментальные образцы почерка. Для по лучения экспериментальных образцов
составляется   специальный   текст,    включающий   проверяемые    слова   и
словосочетания   Диктовка   подготовленного   текста  производится   ровным,
спокойным голосом,  без пауз, без  выделения интонацией  частей  текста, без
акцентирования внимания  на отдельных словах. В целях исключения возможности
внесения  проверяемым искажений  почерка отбор  образцов желательно провести
несколько  раз  с   перерывом  в  несколько   дней.   Некоторое  своеобразие
представляет собой подбор сравнительных  образцов при  исследовании подписей
на  подлинность.  Это  своеобразие объясняется тем  что подпись  может  быть
выполнена  более или менее тщательно в  зависимости от назначения документа,
может  содержать большее или  меньшее количество  письменных знаков фамилии.
Поэтому у лица, от имени которого исполнена исследуемая подпись, должны быть
взяты и тщательно  выполненные, и  небрежные  свободные  образцы подписей на
документах  различного  характера,  полные  и  сокращенные экспериментальные
подписи. От подозреваемого в подделке должны быть получены свободные образцы
почерка, свободные  образцы  его  собствен  ной  подписи,  экспериментальные
образцы  начертания фамилий (подписи)  лица,  от  имени  которого  выполнена
исследуемая   подпись.   Отбор   экспериментальных   образцов   производится
неоднократно с повтором с течение нескольких  дней. Совокупность свободных и
экспериментальных   образцов  позволит  установить  наличие  или  отсутствие
подделки   подписи,   способ   подделки   (подражание   подлинной   подписи,
произвольное  выполнение), и также не  произведена ли подделка подозреваемым
лицом.




     В  целях идентификации автора, исполнителя  рукописного  текста,  лица,
учинившего    подпись    в   документе,    проводятся    автороведческая   и
почерковедческая  экспертизы. Процесс идентификационного исследования письма
складывается   из   нескольких   последовательных   этапов    (стадий):   1.
предварительное исследование (осмотр) поступивших материалов; 2.  раздельный
анализ  объектов;  3.  сравнительное  исследование:  4.  оценка  результатов
сравнения и формулирование выводов  эксперта.  Предварительное  исследование
заключается  в ознакомлении  с постановлением  о  назначении  экспертизы,  с
обстоятельствами дела и в осмотре поступивших материалов. При этом уясняется
задача  исследования,  определяется  пригодность  собранного  материала  для
разрешения  поставленных  вопросов, устанавливается  наличие или  отсутствие
искусственных изменений (искажений)  письменной речи и почерка в документах,
автора  и исполнителя которых предстоит  установить, решается  вопрос о том,
является  ли автор исследуемого  документа одновременно  и его исполнителем.
Искусственные изменения  письменной речи могут  быть установлены по  наличию
грубых грамматических  ошибок орфографического и  синтаксического  характера
при хорошо выработанном почерке,  по наличию ошибок в простых  по  написанию
словах и предложениях при правильном написании сложных слов и синтаксических
конструкций.  Искажения  почерка  производятся  с  целью  маскировки  своего
почерка  или имитации почерка (подражания почерку) другого  лица. Маскировка
может  быть  совершена  путем  письма  левой  рукой,  печатными  буквами,  с
изменением общих признаков почерка. Подстройка под почерк другого  лица чаще
всего имеет место при подделке подписей. При этом в  подписи могут появиться
признаки  рисовки  письменных   знаков.  Подделыватель   вынужден  замедлять
движения руки, делать остановки, чтобы сориентироваться в способе выполнения
последующих штрихов, подрисовывать  (подправлять) отдельные элементы  букв и
росчерка. Результаты предварительного исследования позволяют выбрать  методы
дальнейшей  работы с документами. Раздельный анализ  сравниваемых документов
производится с целью выделения признаков письма (письменной речи и почерка),
которые  могут быть положены  в  основу заключения  о наличии или отсутствии
тождества автора или исполнителя.
     Тщательной  разработке  подвергается весь  комплекс  признаков, которые
могут  быть выделены  для последующего сравнения. Выделение признаков обычно
начинается с исследуемых (спорных, анонимных) документов. На листе бумаги  в
отношении   каждого   из  них   (если   их   несколько)   фиксируются  общие
характеристики и отдельные  особенности письменной речи, топографии, общие и
частные признаки  почерка. Частные  признаки почерка  разрабатываются  путем
зари совки с разметкой особенностей выполнения вариантов письменных знаков в
начале, середине и конце слов. В идентификационный комплекс включаются те из
них,  которые  в  соответствии  с  таблицами  частот встречаемости  обладают
наибольшей информативной значимостью. Такая же кропотливая работа проводится
и  в  отношении  образцов  рукописей   лиц,  подозреваемых  (проверяемых)  в
авторстве    или   исполнительстве.    Выделенные   признаки    подвергаются
сравнительному исследованию, в процессе которого  выявляются совпадения  или
(и) различия  в них, дается оценка совпадающим  и  различающимся признакам в
отдельности  и комплексам  в  целом  и формулируется  вывод  о  наличии  или
отсутствии тожества. Положи тельный вывод о тождестве исполнителя по почерку
объективно  проверяется  математическими методами  -  подсчетом  надежности,
неповторимости, совокупности признаков, положенных в основу вывода эксперта.
В результате  исследования  подписи  в документе  может  быть  установлен не
только факт имевшей место подделки, но в ряде случаев может быть установлено
и лицо,  совершившее эту  подделку. В зависимости от характера  выделенных в
процессе   раздельного  анализа   признаков  и   результатов  сравнительного
исследования выводы  эксперта могут быть сформулированы в категорической или
вероятностной  (предположительной) форме с указанием  степени вероятности. В
тех  случаях,  когда сравниваемые (чаще всего это исследуемые) документы  не
содержат  комплекса  признаков, необходимого для какого-либо  вывода (даже в
вероятностной   форме),  эксперт  вправе  отказаться  от   дачи  заключения,
обоснованно мотивировав свой отказ.







     Криминалистическое исследование материалов, веществ и  изделий  из  них
является  относительно  новым  разделом криминалистической  техники,  хотя с
первых дней возникновения научной криминалистики  важное место в  ней заняли
методы,   позволяющие   изучать   свойства   указанных   объектов.   Понятие
"криминалистическое  исследование материалов,  веществ  и  изделий  из  них"
(КИМВИ) рассматривается  в двух значениях. Во-первых,  это  отрасль научного
знания, изучающая закономерности возникновения и движения  криминалистически
значимой информации,  заключенной  в свойствах материалов, веществ и изделий
из них как элементов материальной  обстановки преступления. Специалисты этой
отрасли разрабатывают теоретические основы и методики исследования указанных
объектов,  адресуемые  следственной,   оперативно-розыскной   и   экспертной
практике.  Наряду с  этим в  их  задачу  входит  разработка проблемы  защиты
некоторых   объектов  от   подделки.  Во-вторых,  это  самостоятельный   вид
практических криминалистических исследований так называемых "нетрадиционных"
объектов криминалистики:  лакокрасочных  материалов и  покрытий,  полимерных
материалов и изделий, волокнистых материалов  и изделий  из них,  металлов и
сплавов,  наркотических,   сильнодействующих  и  ядовитых  веществ,   почвы,
горюче-смазочных  материалов,  нефтепродуктов  и   т.  д.  Эта  деятельность
обеспечивается  конкретными  методиками соответствующих исследований. Обычно
они  содержат данные  о  задачах исследования, объектах, методах, алгоритмах
проведения  работ,  критериях  оценки  ее   результатов  и  формах  выводов.
Реализация указанных научных рекомендаций способствует оптимизации практики,
во-первых,  обнаружения  и  исследования  значительных  количеств специально
замаскированных (спрятанных) веществ: во-вторых,  обнаружения и исследования
малых количеств следов на (или в) объекте-носителе.
     Рассматриваемые исследования проводятся с  целью  установления тожества
конкретного объекта  (предмета, объема вещества), установления общей родовой
(групповой)  принадлежности   веществ   (материалов),   установления  общего
источника происхождения.  Материалы  и  вещества,  а также  изделия  из  них
используются  в   криминалистических  исследованиях   в  качестве  источника
информации  для  решения самых различных задач. Однако важно иметь в виду  и
то,  что  на   практике  КИМВИ  органически   сочетается  с  другими  видами
исследований - дактилоскопическими, трасологическими, биологическими и т. п.
Этим  обеспечивается  полнота  и  всесторонность  исследования  материальных
носителей информации. Таким образом, разработка вопросов криминалистического
исследования материалов, веществ и изделий из них осуществляется в следующих
направлениях:
     - изучение закономерностей движения информации, передаваемой свойствами
материалов и веществ, на основе которых создается теория и методика КИМВИ;
     - разработка  конкретных  методик исследования  веществ и материалов, а
также обеспечивающих эти методики информационных фондов;
     -  развитие  материально-технической  базы  исследования  материалов  и
веществ (преимущественно инструментально-аналитической базы);
     - осуществление подготовки  кадров практических и научных работников по
исследованию веществ и материалов, разработке необходимых средств и методов.
Проблемы КИМВИ  главным  образом  связаны  с  понятием  "микрообъекты".  Под
микрообъектами   понимаются    материальные   носители    криминалистической
информации, которые в  силу  малого размера и количества могут исследоваться
лишь  на  основе  применения  специальных  технических  средств  и  методов.
Микрообъекты    подразделяются   на:   1)   микрочастицы   (волокна   тканей
растительного  и   животного   происхождения,  пыльца  и   споры   растений,
микроскопические  частицы  металла,  чешуйки кожи человека и  другие твердые
тела размером до  1 мм); 2) микроколичества веществ  (различные соединения и
элементы,  входящие  в  состав  твердых,  жидких  и газообразных  объектов).
Сложившаяся  криминалистическая   практика  показывает,   что   исследование
микрообъектов    осуществляется    комплексом    методов   морфологического,
химического и структурного анализа.
     Это   в   значительной   степени   обусловлено  особенностями   свойств
микрообъектов, которые, с одной  стороны, обладают определенной морфологией,
а с  другой  -  состоят  из  материалов и веществ.  Результаты  лабораторных
анализов микрообъектов во многом зависят от правильности подготовки объектов
исследования.  Эта  работа  включает  в  себя:  а)  сбор  сведений  обо всех
возможных объектах исследования и условиях их хранения; б) определение задач
исследования, формулирование вопросов и направление материалов эксперту. При
поиске микрообъектов  должны  обязательно учитываться  обстоятельства  дела,
характер и особенности места  осмотра,  природа объектов.  Важно определить,
какие именно микрообъекты в данном случае могут встретиться и где их искать.
На стадии общего  осмотра в целях обнаружения микрообъектов следует  уделять
особое  внимание  таким  объектам,  как  взломанные  преграды,  пачкающиеся,
шероховатые, грубые  поверхности и выступающие  части предметов.  На  следах
обуви  и  под  ногтями  подозреваемого могут  быть обнаружены частицы  почвы
(загрязнений), растений и  другой материи. В  следах взлома могут  оказаться
микрочастицы ржавчины, краски,  микроследы  смазки, свойственные  орудиям  и
инструментам,  которые  могли  применяться  при  взломе.   На  необходимость
соответствующих   мер   предосторожности  следует  указывать   всем   лицам,
участвующим  в оперативном  или следственном  осмотре.  При  этом необходимо
учитывать,  что  микрочастицы, как правило, непрочно связаны с  поверхностью
предмета-носителя, а  поэтому  участники  осмотра легко могут унести  их  на
руках,  одежде, обуви. Кроме того,  на  место осмотра  могут быть привнесены
посторонние микрообъекты. Чтобы исключить  эту возможность, на месте осмотра
запрещается  курение,  расчесывание  волос   и  другие  действия,  способные
загрязнить  исследуемую   обстановку  частицами  пепла,   волокнами  одежды,
обрывками волос и другими веществами. Для поиска микрообъектов рекомендуется
применять:
     -   специальные   осветители,  обеспечивающие  получение  направленного
светового  потока.  (Для этого  могут  быть использованы  карманные  фонари,
диафрагмируемые осветители, приборы,  которые позволяют рассматривать объект
с различной кратностью увеличения как в  проходящем свете, так  и в падающем
под  различными углами, а также источники поляризованного света, галогеновые
лампы и др.);
     -  4-  10-кратные  лупы  с  подсветкой  и  цветные  светофильтры.  (Для
повышения  контраста  светофильтры  должны  быть  дополнительными   к  цвету
микрообъектов или к поверхности, на которой они находятся. Дополнительными к
фиолетовому  цвету  будет  желтый,  к  синему  -  оранжевый,  к  голубому  -
красно-оранжевый, к красному - зеленый и наоборот);
     - ультрафиолетовые осветители  и электронно-оптические преобразователи.
(В качестве  таких приборов могут  быть использованы  "Таран" и "Ясень-64М".
Последний  позволяет  осматривать  объекты  в  обычном  световом  потоке,  в
ультрафиолетовой и в инфракрасной зонах спектра);
     - металлографические и  биологические микроскопы, переоборудованные для
упора  в  предмет,  на  котором предполагается  наличие микрообъектов.  (При
фиксации микрообъектов  необходимо  использовать  и  дополнительные  способы
-фотографирование, зарисовку, составление  планов, схем и т.  п, позволяющие
полнее и  точнее, чем словесное  описание в протоколе, передать  особенности
микрочастиц  и  микроследов  веществ и  сделать  эти объекты доступными  для
восприятия  всеми  участниками  следственного   действия   или  оперативного
мероприятия).  Изъятие  производится  с  помощью  малогабаритных  пылесосов,
снабженных специальными  сменными  улавливающими фильтрами, а также  клейких
лент и дактилоскопических пленок,  скальпелей, стерильной  марли и ваты и т.
п. Запрещается смешивать  микрообъекты,  изъятые с  разных участков, следует
собирать  их  в  отдельные  емкости  с  указанием   места,  на  котором  они
обнаружены.  Способ  изъятия  микрообъектов  зависит  от  вида  и  характера
объекта, на котором они обнаружены, но в любых случаях отдается предпочтение
изъятию объекта-носителя целиком, либо его части с обнаруженными частицами и
следами.  Предметы,  на  которых  могут  быть  или  находятся  микрообъекты,
изымаются в следующих случаях:
     -  когда объекты  невозможно или нецелесообразно  отделять от  предмета
(пятна крови, слюна, горюче-смазочные вещества, следы близкого выстрела и т.
д.);
     -  когда  на  объекте-носителе  сохраняется  топография  микрообъектов,
которая   сама   может   служить  объектом  исследования,  в  том  числе   и
трасологическго (например, след обуви,  отпечаток  пальца, оттиск  структуры
ткани и другие);
     -  когда  микрообъекты  не  обнаружены  на предмете, однако  наличие их
предполагается  и выявление возможно лишь  в лабораторных условиях. Упаковка
микрообъектов производится с соблюдением определенных правил. Малогабаритные
предметы, на  которых могут  находиться  микрообъекты, закрепляются  в  таре
неподвижно и так,  чтобы при транспортировке  их положение не было нарушено.
Тара  должна иметь  хорошую  укупорку. Материалы  и  вещества,  подверженные
высыханию,  гниению,  таянию и т. п., плотно укупориваются, захолаживаются и
высушиваются.   Применительно   к   объектам   биологического  происхождения
принимаются меры по их сохранению  от насекомых и животных. Нельзя допускать
соприкосновения носителей микроследов с посторонними предметами. Упаковочный
материал (ткань, бумага,  картон, фанера  и т. п.) не должны иметь ворсистой
поверхности.     Тара    с     микрообъектами     обязательно     снабжается
удосто-верительными надписями. При направлении на исследование микрообъектов
следует  ставить  вопросы,   направленные  на  выявление  конкретного   вида
микрообъектов  на  предмете-носителе,  а  не   вообще  микрообъектов.  Может
возникнуть  необходимость  в  постановке и  таких  вопросов: каков  механизм
образования   микроследов;   каким  изделиям   они  принадлежали:  могут  ли
использоваться для идентификации.




     Криминалистическая   взрывотехника  -   это   отрасль   криминалистики,
изучающая  применяемые  в  преступных  целях  взрывчатые вещества,  взрывные
устройства, следы их действий и на  этой  основе разрабатывающая специальные
технические средства  и  методы обнаружения, изъятия, осмотра и исследования
взрывных  устройств  и  следов  взрыва  в  целях  раскрытия и предупреждения
преступлений.  Характер  тактико-технических приемов  обнаружения, фиксации,
изъятия и исследования взрывных устройств (ВУ)  и  следов  взрыва зависит от
особенностей  криминальных ситуаций.  Ситуация  первая: поступили сведения о
заминировании  объекта либо  об  обнаружении объекта, похожего на  ВУ. Поиск
взрывного устройства проводится первоначально в  наиболее уязвимых местах на
обследуемом   объекте  с  применением   визуального   метода  по  признакам,
демаскирующим  закладку  взрывного устройства, с  использованием технических
средств  и  с помощью специально  натренированной служебно-розыскной собаки.
Для  обнаружения ВУ используются  следующие технические средства:  армейские
миноискатели;     криминалистические    металлоискатели;    стетоскоп    для
прослушивания  хода  часового  механизма;  газовые  анализаторы  взрывчатого
вещества (ВВ).
     Категорические запрещается вести поиск ВУ с помощью щупа, так как можно
затронуть и привести в действие взрывной механизм. Если обследуемый  предмет
находится  в  многолюдном месте,  то  его необходимо  накрыть  бронезащитным
одеялом или  ящиком и  мешками  с песком, а  после удаления людей продолжить
исследование.  Предварительное  исследование  осуществляется  с  применением
рентгеноаппаратуры.   С  этой   целью   могут   использоваться   портативные
медицинские рентгеноаппараты,  а  также  специальные (например,  портативный
рентгенотелевизионный  интроскоп, с помощью которого  получается статическое
изображение  конструкции  взрывного  устройства   на   специальной  пленке).
Обезвреживание  взрывного  устройства  на месте  происшествия осуществляется
тогда, когда  известна его конструкция и принцип приведения в действие.  При
этом важно убедиться, что  в  ВУ отсутствует приспособление неизвлекаемости.
При невозможности обезвредить ВУ на  месте его обнаружения оно упаковывается
в бронезащитное одеяло и погружается в специальную автомашину, оборудованную
бронекамерой,  и доставляется  в  специальную лабораторию. Там  производится
обезвреживание ВУ и его исследование. Если  обезвредить ВУ не представляется
возможным,  его  эвакуируют  на  специальной  машине  в безопасное место для
разрушения.  Разрушается   взрывное   устройство   с   помощью  специального
разрушительного  приспособления  "Выстрел"  или   взрывом  другого  ВУ.  Все
действия по перемещению объекта и  по его  обезвреживанию  проводятся только
специалистом-взрывотехником. В период осмотра взрывного устройства, в момент
его  обезвреживания, эвакуации  или разрушения  рекомендуется с  безопасного
расстояния  фиксировать  эти  процессы  с  помощью  фото-кино-видеосъемки  с
использованием   длиннофокусных    объективов,    а    также    использовать
радиопереговорные устройства с  магнитофонными приставками. Ситуация вторая:
взрыв  осуществлен.  В  этом случае прибытие  оперативно-следственной группы
также должно быть  незамедлительным. Это позволит специалистам  своевременно
принять  меры  для  сохранения  следов  с  продуктами  взрыва  и   применить
анализатор, реагирующий на молекулы ВВ в воздухе. Наиболее ценную информацию
о  способе  взрыва, количестве примененного  ВВ  и направлении ударной волны
можно получить  по следам, находящимся в  очаге взрыва и прилегающей к  нему
зоне.  Именно  здесь  остаются продукты  взрыва  ВВ и  наибольшее количество
остатков  взрывного устройства. В  связи с этим  важно  правильно определить
очаг взрыва, то есть место, где находилось взрывное устройство.
     При наличии четко выраженного очага взрыва осуществляется его узловая и
детальная  фотосъемка и производятся замеры Воронка измеряется по  диаметру,
глубине, высоте гребня, а также  фиксируется расстояние от центра воронки до
ближайших неподвижных ориентиров Если в центре взрыва нет воронки, а имеются
большие   разрушения,  интенсивное  и  мелкое   дробление   преград,   следы
воздействия  высоких  температур  и  наличие  копоти то  измеряется периметр
площади, на  которой они  находятся  При этом  характер разрушения и  другие
следы подробно описываются При работе со следами взрыва следует 1) остатки и
микрообъекты   непрореагировавшего  ВВ,  конденсированные  продукты   взрыва
фрагменты   промышленной  упаковки   ВВ,  объекты-носители   микрочастиц   и
микроследов  ВВ  изымать в  резиновых перчатках с применением пинцетов, игл,
ножей, лопаток, тампонов  и т п, раздельно упаковывать  их  в  герметические
стекляные,  полиэтиленовые  бюксы  и  коробки  либо,  при  их отсутствии,  в
герметические  полиэтиленовые  или  бумажные  пакеты  и  конверты,  подробно
описать  их  в  протоколе  с  указанием места  обнаружения  и номера  бюкса,
коробки,  пакета  или  конверта  к  протоколу  приложить  схему  обнаружения
остатков микрочастиц и  микроследов непрореагировавшего  ВВ 2) Следы разлета
фрагментов  ВУ,  следы  бризантного   фугасного,   теплового   сейсмического
воздействия  взрыва,  характерные  признаки  взрыва   промышленного  ВВ  (на
объектах-носителях)   подробно  описать   в  протоколе  с  указанием   места
обнаружения Фрагменты ВУ изымать в резиновых перчатках без стряхивания пыли,
очистки  поверхности от  загрязнений и налетов, сортировать в  герметические
полиэтиленовые или бумажные пакеты и конверты (наиболее крупные фрагменты ВУ
упаковывать  отдельно  друг от друга), к протоколу  приложить  схему реглета
фрагментов  ВУ 3)  Контрольные  пробы  и  образцы  изымать  и упаковывать  с
соблюдением  следующих  правил:  из очага взрыва необходимо взять  несколько
проб грунта а при наличии воды или растительности - их образцы,
     - пробы грунта брать  со дна воронки, с  ее  боковых поверхностей  и  с
гребня,
     -  каждую пробу отдельно  упаковать  в  полиэтиленовые пакеты,  которые
пронумеровать (к каждому из них прикрепить бирки с указанием времени и места
изъятия),
     -  каждая  проба грунта должна содержать не менее 200 грамм, а  воды не
менее  0,5  литра,  -   для  проведения  сравнительного  исследования  проб,
контрольные  образцы  грунта,  воды  и растительности  брать  из  мест, куда
исключено попадание продуктов взрыва ВВ  (из-за преграды, из-под камня и т п
),
     -  места изъятия проб и  образцов  также отметить на  схеме обнаружения
остатков микрочастиц и микроследов непрореагировавшего ВВ  4) Все  изъятые с
места  взрыва  объекты  без  повреждения  упаковки  и  сильных  механических
воздействий  доставлять  в  отдельное сухое и темное  помещение, а  затем  в
кратчайший срок  без переупаковки направлять на  исследование, при изъятии и
упаковке  объектов принять  меры  к  сохранению их  первоначального  вида 5)
Верхнюю   одежду   потерпевших   изымать   в   соответствующих   медицинских
учреждениях, упаковывать в герметические полиэтиленовые пакеты,  хранить при
низких температурах  и вместе со  всеми объектами направлять на исследование
6)   При  изъятии  следов  и  предметов  взрыва  руководствоваться  правилом
собирается все, что не относилось  ранее к изначальной окружающей обстановке
7)  В  процессе  изъятия,  транспортировки  и  хранения объектов  обеспечить
безопасность лиц и  неизменность свойств объектов 8) Если изъять объекты (их
части) в натуре невозможно или не удается, обеспечить сохранение  их свойств
в первоначальном виде В  этих целях по  возможности  изготовить материальные
модели  этих объектов  макеты,  слепки, оттиски  и т. д.  9) Место и  способ
изъятия  и транспортировки объектов, а  также внесенные  при этом какие-либо
изменения    в    них    точно     задокументировать     10)    С    помощью
технико-криминалистических   средств   трупы   и   повреждения   фиксировать
относительно очага  взрыва. Узловую фотосъемку целесообразно  осуществлять с
глубинным масштабом, так  как для  проведения взрывотехнических исследований
существенное значение  имеют  расстояния и положение предметов  относительно
очага  взрыва. Для  получения  исчерпывающей информации  об  обстоятельствах
взрыва, примененных веществах и материалах  проводится  комплекс судебных  и
научно-технических    исследований    В    их    числе    взрывотехнические,
трасологические,  материало-ведческие,  товароведческие, дактилоскопические.
Последовательность  их  назначения  и  проведения в каждом конкретном случае
различна.  Она  зависит  от  обстоятельств  дела,  сложившейся  следственной
ситуации,   информативности   изъятых   объектов   и   следов.   С   помощью
взрывотехнических исследований могут быть установлены следующие данные:
     - наличие ВВ и ВУ в обнаруженном на месте происшествия предмете;
     - наличие  следов  взрыва  и фрагментов  взорванного  ВУ  (в том  числе
микрочастиц и  микроследов  взорванного  заряда  ВВ)  среди  обнаруженных  и
изъятых на месте происшествия объектов:
     -  вид,  способ  изготовления, наименование  и  марка ВВ,  область  его
применения и источник происхождения;
     - конструкция и принцип действия  ВУ, основные функциональные элементы,
поражающее  действие,  относимость  к  штатным или самодельным  боеприпасам,
пиротехническим или имитационным средствам;
     - профессиональные навыки и специальные познания изготовителя ВВ и ВУ в
соответствующих областях знания;
     - место расположения ВУ и его ориентация в пространстве;
     - возможность внезапного взрыва  при определенных манипуляциях  с ВВ  и
ВУ;
     - возможные причины несрабатывания ВУ:
     - сходство  или  различие  изучаемых  объектов по отдельным  признакам,
общая  родовая  (групповая) принадлежность, общий  источник происхождения  и
средств взрывания  ВУ.  Такая  информация  позволяет  целенаправленно  вести
расследование по линии "от вещественных доказательств -  к преступнику". При
исследовании объектов взрывотехники (кроме установления фактических данных о
ВВ, средствах взрывания) специалистами могут быть  определены: происхождение
обнаруженных на  фрагментах  ВУ  или  в  массе  ВВ  волос,  частиц растений,
загрязнений;  наличие  и  пригодность  для  идентификации следов папиллярных
узоров  и  кожного   покрова;  артикул,  марка  и  ГОСТ  использованных   ВУ
промышленного производства, их назначение, источник происхождения.




     К  новому  виду специальных исследований  относится  криминалистическая
фоноскопия, изучающая специальную группу следов,  а именно следы  звука. Эти
исследования  основываются на физиологических особенностях органов  речевого
аппарата,  которые  зависят  от  пола,  возраста,  профессии и  ряда  других
характеристик человека. На индивидуальность  голоса человека большое влияние
оказывают и пути формирования навыков устной речи, которые складываются  как
из внутренних  биологических  факторов, заложенных в человеке с  момента его
рождения, так и из  внешних. Овладевая речью, человек учится управлять своим
речевым  аппаратом  под  воздействием  отмеченных  факторов и  по законам  и
правилам той  языковой  среды, в  которой он  живет.  По  мере  формирования
механизмов устной речи человек для изложения своих мыслей пользуется той или
иной системой  речевых правил  все  более автоматически.  Постепенно у  него
вырабатывается определенный динамический стереотип, слагающийся из множества
повторений одних и тех же слов, словосочетаний, интонаций, фраз определенной
конструкции  в  однотипных  ситуациях.  Информацию о  свойствах  говорящего,
заложенных в  признаках  его  устной  речи,  условно делят  на  смысловую  и
личностную.  Личностная  информация  более  ценная.  Она представляет  собой
языковое выражение  содержания  и  структуры устного высказывания  в  стиле,
лексике, грамматическом строе и в степени владения логикой высказывания. Эти
признаки позволяют сделать выводы о физическом, психологическом и социальном
облике   личности.  Суждение  о  половой  принадлежности  можно  сделать  на
основании, например,  анализа диапазона голоса по высоте основного тона и по
тембру.  Возрастные  особенности  человека связаны  не  только с  высотой  и
интенсивностью голоса, но и его объемом и  тембром. Для определения возраста
немаловажное значение может  иметь и анализ пауз в речи.  О молодом возрасте
человека может  свидетельствовать излишняя категоричность суждений и выводов
по самым разнообразным вопросам. Пожилые же люди чаще проявляют осторожность
в суждениях и имеют склонность давать советы или поучать других. Суждения об
образовании и  степени  культуры  человека делаются  на основе  существующих
вариантов  произношения,  использования  определенного   словарного  запаса,
полноты и детализации выражений  мысли,  речевых  приемов,  наличия в устной
речи характерных лексических признаков. Как правило, лица, владеющие богатым
словарным запасом,  выражают свои  мысли  убедительными и  наиболее  точными
применительно к конкретной ситуации словами,  а лица, лексика которых бедна,
используют  ограниченный  набор  и частое повторение одних и тех же слов,  к
тому  же  их  мысли недостаточно последовательны  и  примитивны, а  речь  не
выразительна.  Важно  и то,  что человек в своей речи  проявляет особенности
того диалекта, который  характерен для  местности, где он родился или долгое
время  проживал. Диалекты  тем  резче  отличаются друг от  друга, чем дальше
территориально друг от друга находятся их носители. Особенности региональных
диалектов проявляются в лексике  и  фразеологии,  в  грамматической форме, в
других    признаках   речи   При   анализе   произносительных   особенностей
территориального  диалекта необходимо  пользоваться  специальной литературой
(диалектологическими атласами  русского  языка). При определении  социальной
принадлежности (профессии и т. д.) основное значение приобретают лексические
признаки, фразеологические особенности и  содержание устной речи, которые  и
характеризуют ту или иную социальную группу людей. Словарный запас человека,
какой  бы областью деятельности он  не  занимался, постоянно  увеличивается,
видоизменяется Однако, довольно длительно время  он  использует  характерные
слова   и  выражения,  своеобразную   терминологию,  которые   обусловливают
лексический состав, фразеологические особенности речи  людей одной профессии
или  одного рода занятий.  К разновидностям  социального  диалекта относятся
профессионализмы и  жаргон или  арготизмы. Профессионализмы - это  слова или
обороты речи,  свойственные лицам, объединенным по роду своей  деятельности,
профессии. Жаргон в прямом  смысле этого  слова представляет  собой условный
язык  воров, бомжей, проституток, рэкетиров, торговцев и других групп людей,
объединенными общими интересами, содержащий много отличных от  общего языка,
в  том  числе  искусственных,  слов  и  выражений.  Арготизмы  -  слова  или
выражения,  заимствованные  из  речи  каких-либо  социально замкнутых групп.
Родной язык или группы  родственных языков  устанавливаются по акценту. Язык
любой  национальности  и  каждый   ее   диалект  имеет  свои   интонационные
особенности.  Данные,  полученные  при  изучении   фонограмм  тех  или  иных
исполнителей  устной  речи  (  дикторов),  применяются для  проверки версий,
оценки  выбранной  тактики  раскрытия  и  предотвращения  преступлений,  для
идентификации дикторов по голосу и решения других задач.
     Опыт  решения  практических  задач идентификации  лиц  по  устной  речи
показывает, что  среди группы выделяемых  признаков имеются  такие,  которые
однозначно  связаны  с  внешними (обликовыми)  характеристиками диктора. Они
достаточно  рельефно  проявляются  в  его  устной  речи.  Криминалистические
исследования фонограмм голоса человека дают возможность получать объективную
установочную  информацию при анализе  устной  речи диктора, связанную  с его
социальными характеристиками  (образование,  профессия,  уровень  культуры);
эмоциональным   состоянием    (спокоен,   возбужден,   подавлен);   регионом
формирования  устной речи  (диалект, акцент);  физическими  (биологическими)
характеристиками (пол,  возраст, рост); психо-физиологическими особенностями
(различные  отклонения  от  нормы при определенных заболеваниях) и способами
произнесения  речи  (чтение,  декламация, спокойная  речь).  Таким  образом,
устная   речь  человека  характеризуется  акустическими  и  лингвистическими
признаками, которые, будучи  индивидуальными  и относительно  неизменяемыми,
позволяют   не   только  воссоздать  примерный  облик  лица,  которому  речь
принадлежит, но и идентифицировать его.




     Криминалистическая  одорология   представляет   собой   систему  научно
разработанных методов и технических средств обнаружения, изъятия, хранения и
исследования  запаховых  следов с целью  последующего  их использования  для
решения   идентификационных   задач   в    уголовном   процессе.   Запаховое
следообразование происходит  практически непрерывно  и продолжается  до  тех
пор,  пока   существует   источник  запаха   и  условия  его   формирования.
Индивидуальность запаха, исходящего от человека, предопределена генетически.
Только однояйцевые  близнецы  имеют  одинаковую генетическую конституцию,  и
запахи их  чрезвычайно  похожи.  Эксперименты, проведенные английским ученым
Калмусом, показали, что индивидуальный запах человека не  зависит ни  от его
питания, ни  от  одежды, которую  он носит. Данные российских  и  зарубежных
криминалистов и кинологов, применяющих метод криминалистической одорологии в
практической деятельности, свидетельствуют, что в непроветриваемых, закрытых
помещениях  запаховые  следы   сохраняются   на  следоносителях   с  высокой
адсорбционной емкостью до  двух лет. Кроме  того, установлено, что, применяя
соответствующие приемы,  можно  обнаружить,  изъять, закрепить и  длительное
время  сохранять  молекулы  запаха  человека  без изменения их  свойств. Как
фоновые  запахи, так  и  запахи  разных лиц не смешиваются и  не  образуют в
результате этого новый  запах.  В зависимости от способов изъятия, анализа и
регистрации    запахов    криминалистическую    одорологию    разделяют   на
кинологическую одорологию  и инструментальную одорологию (ольфактронику).  В
кинологической   одорологии   в   качестве   анализатора   пахучих   веществ
используется орган  обоняния служебной собаки. В инструментальной одорологии
в  качестве анализаторов  применяются  физико-химические  приборы, способные
выделять спектр пахучих веществ, регистрировать его в виде ольфактрограммы и
детектировать  с  высокой  чувствительностью  отдельные  компоненты  запаха.
Служебные собаки достаточно точно производят выборки людей по пробам пахучих
веществ из воздуха  помещений, даже если  они находились  в помещении  10-15
минут.  Наличие  в помещении запахов  других лиц  не оказывает существенного
влияния на  выборку конкретного  лица. Пахучие вещества  человека  в воздухе
помещений  держатся  продолжительное  время  (2-3   суток).  Кратковременное
проветривание   помещения   не   оказывает  существенного   влияния  на   их
сохранность.  Для  надежной  одорологической  выборки  достаточно  несколько
десятков кубических миллиметров воздуха с молекулами пахучих веществ, взятых
с  человека или пахучего следа. Служебные собаки точно производят выборку по
запаху,  полученному  с мелких предметов (спичек, кнопок, гвоздей и т.  п.).
Для  отбора,длительного  хранения и  возможности  многократного предъявления
запаха человека в настоящее время применяют  специально разработанный прибор
отбора запаха  (ПОЗ).  В основе  этого прибора лежит адсорбционный  принцип,
базирующийся  на  способности  поглощения  вещества  из  раствора  или  газа
поверхностным  слоем   жидкости  или  твердого   тела.   Степень   адсорбции
характеризуется  количеством поглощенного вещества и временем его удержания.
Различные   материалы   и  вещества   обладают  неодинаковой   адсорбционной
способностью.  Оптимальный  сорбентом является  активированный  уголь  марки
АГ-1. Он способен хранить на  себе пробу до двух лет, поэтому используется в
приборах сбора и хранения запаховых следов "Шершень".
     Одной из основных задач инструментальной одорологии является разработка
методов и  аппаратуры,  способных  регистрировать  спектр  летучих  веществ,
определяющих  запах,  и  документально  записывать его в  виде,  поддающемся
последующей  математической обработке.  В  настоящее  время  разрабатывается
стационарная лабораторная установка для подготовки ольфактроактивной пробы и
хроматографического анализа  с  использованием аэрозольно-криогенного метода
концентрирования летучих метаболитов с целью  идентификации запаха человека.
Метод аэрозольно-криогенного концентрирования основан на сочетании процессов
низкотемпературной конденсации и аэрозольной фильтрации анализируемой пробы.
При проведении неотложных следственных действий работа с запаховыми  следами
осуществляется по общим  правилам,  предусмотренным  законом и  подзаконными
актами, с  учетом особенностей,  характерных  для  поиска и  изъятия пахучих
веществ человека. К таким особенностям относятся:
     -создание условий,  обеспечивающих  максимальную  сохранность запаховых
следов  (следует  накрыть  следы  каким-либо ящиком  ли коробкой,  выставить
оцепление и т. д.);
     -  ограничение числа  участников оперативно-следственной  группы только
лицами, без которых это действие может утратить процессуальное значение либо
оказаться малоэффективным;
     -соблюдение  правил поведения и передвижения,  исключающих  возможность
разрушения  следов  или  их  загрязнения  посторонними  пахучими  веществами
(участники  осмотра  должны  находиться  в  пределах  отведенного   участка,
передвигаться  только по  разрешению  руководителя  осмотра, не  курить и не
создавать сквозняков);
     - выполнение  строгой очередности  поиска  и  изъятия запаховых следов.
Поиск  и изъятие запаховых  следов  должны  предшествовать работе  с  любыми
другими   следами  или   предметами,   которые   могут  стать  вещественными
доказательствами.   В    ходе    одорологической   экспертизы   или    иного
одорологи-ческого исследования выясняются следующие вопросы:
     - имеется ли в  одорологической  пробе, собранной с объекта (предмета),
запах человека (если да, то не происходит ли он от проверяемого лица);
     - мужчиной или женщиной оставлены запаховые следы;
     -принадлежат  ли обнаруженные на  месте происшествия кровь, волосы, пот
проверяемому лицу:
     -оставлены ли  следы  ног  (рук),  обнаруженные на  месте происшествия,
проверяемым лицом;
     -имеется ли индивидуальный  запах проверяемого лица на изъятом предмете
(одежде, обуви, оружии, расческе, окурке и т. п.).




     Криминалистическая  голография  является  методом получения  информации
полей  света или  невидимых колебаний,  а также  преобразования  переносимой
волновыми  полями  информации  об  объектах.  Голографию  можно  сравнить  с
классической   фотографией  по   общности  задачи  -  осуществлению   записи
информации об  объекте на  светочувствительном  материале. Однако голография
представляет  собой  принципиально  новый метод.  В  ней устранены следующие
недостатки фотографии: 1)  плоскостность  изображения; 2) наличие масштабных
искажений разноудаленных объектов.  Голографические методы  имеют ценные для
исследования  объектов  возможности:   а)  обеспечивают  полную  сохранность
объекта; б) точно  воспроизводят форму  и  особенности  его микроструктуры в
трех измерениях:  в) позволяют осуществлять фиксацию через искажающую среду.
Голографические методы целесообразно  использовать не  только для  детальной
съемки следов отдельных  объектов или его  частей,  но и для узловой съемки,
запечатлевающей след или объект на фоне  окружающей среды и всю материальную
обстановку  преступления, являющуюся средством познания подлинного механизма
события  происшествия.  Наиболее полезно использовать голографические методы
для фиксации  мест происшествия, состоящих  из нескольких планов, когда  они
представляют  большое  нагромождение  предметов:  мест  разрушений,  аварий,
крушений,  пожарищ,  последствий  взрыва,  а  также  в  тех  случаях,  когда
обстановка места  происшествия подвержена  быстрому  изменению.  В настоящее
время создан ряд приборов, основе которых лежат принципы голографии. Принцип
устройства   некоторых  из  них  может  быть   использован  при   разработке
криминалистической   техники.   Голоскоп   -   компактное   устройство   для
фиксирования объемных объектов, находящихся вне зоны прямой видимости, через
малые   отверстия.   Голоскоп   или   созданные   на    тех   же   принципах
криминалистические   средства   можно   использовать   при   осмотре   места
происшествия,  обысках   и  других  следственных  действиях  и   оперативных
мероприятиях,  так как они позволяют обнаружить и  зафиксировать скрытые  от
непосредственного наблюдения объекты через малые отверстия. Использование на
месте    происшествия   голографического   дисдрометра   даст    возможность
зафиксировать   частицы   (структуру)   загрязнений    воздуха    и   других
быстродвижущихся частиц. Портативность и  доступность  в применении подобных
устройств  не  только  специалистом,  но  и  непосредственно  оперативными и
следственными  работниками  -  достоинства,  обеспечивающие  возможность  их
использования в следственной  практике.  С помощью  голограмм  можно создать
коллекции  образцов предметов  преступного посягательства (например, оружия,
гильз и т. п.) Такие  коллекции могут быть использованы не только  в учебном
процессе,  но  и  в  практической деятельности различных  правоохранительных
подразделений.   Голографические   методы    могут   быть   использованы   в
криминалистике и как средства исследования поверхности объектов. Особенности
внешнего строения объекта определяются рельефностью его поверхности. Поэтому
изучение рельефа является  одной из задач, которая наиболее  часто возникает
при  проведении  криминалистических  исследований.  Преимущество   голограмм
состоит в  том, что они позволяют  исследовать поверхность  объекта,  рельеф
которого восстанавливается в трех измерениях.  С помощью составных голограмм
можно и преобразовать рельеф исследуемого объекта для  более детального  его
изучения.   Для    исследования    рельефа    поверхности,    не   доступной
непосредственному  визуальному  наблюдению,  можно  использовать   голоскоп.
Высокая чувствительность голографической интерферометрии, дающая возможность
фиксировать  мельчайшие структурные  особенности  поверхности  объектов и их
изменение при воздействии тех или иных факторов, позволяет выявить изменение
свойств проверяемого объекта, которые возникли за период от момента фиксации
этого объекта до момента его исследования. Это способствует решению одной из
сложных  задач,  возникающих  в  процессе  криминалистических  исследований,
оценки  различий,   обнаруженных  в  процессе   сравнительных  исследований.
Проведенные    экспериментальные    исследования   принципиально    доказали
возможность   использования  голографического  метода   для   сравнительного
исследования фотопортретов в целях идентификации личности.
     Голографическим   методом  оптической  согласованной  фильтрации  можно
проводить  сравнение  следов  папиллярных  узоров  рук  при  наличии  в  них
искажений  признаков, вызванных кривизной  следовоспринимающей  поверхности,
различием характера накатки на одну следовоспринимающую поверхность, а также
при наличии  в следе частиц  вещества, используемого в качестве средства его
выявления. Данным методом можно  сравнивать  неполные следы, площадь которых
составляет более  20%  от площади  полного следа папиллярного  узора  пальца
руки,  и  перекрывающиеся следы, угол перекрытия которых составляет не менее
20 градусов. Рассматриваемый метод применим для  сравнения оттисков печатных
форм  и  машинописных текстов,  исполненных на  новых  аппаратах, не имеющих
видимых дефектов шрифта. Этому способствует высокая чувствительность метода,
позволяющая  учитывать незначительные  смещения и повороты  шрифта, присущие
конкретному аппарату,  которые и  дают возможность выделить его из множества
других.  Однако  сравнительное исследование  возможно  только  в том случае,
когда сопоставляемые тексты полностью совпадают  по содержанию и топографии.
При  исследовании  писчей  бумаги,  картона,   кальки,  паспортных  обложек,
деревянных  и  металлических брусков  было установлено,  что голографический
метод   оптической   согласованной  фильтрации  позволяет   дифференцировать
микроструктуру поверхностей различных объектов или различных участков одного
объекта.  Полученные  результаты  дают  основания  для  вывода  о  том,  что
использование   голографических  методов   сравнения   эффективно   как  для
исследования большого  количества объектов, так и для дифференциации близких
по своей структуре объектов.







     Признаки внешности  человека  издавна  использовались при  опознании  и
уголовной  регистрации  преступников.  Эти  признаки   весьма  разнообразны,
многочисленны и в обиходе нередко  имеют разные названия. Чтобы использовать
их  в целях отождествления человека, необходима  была классификация и единая
терминология  признаков.   В  80-х   годах  прошлого   столетия  французским
криминалистом  А.  Бертильоном  была  создана  специальная методика описания
признаков  внешности   человека,   названная   им   "словесным   портретом".
Впоследствии  эти  признаки стали успешно  использоваться  в  фотопортретной
идентификационной экспертизе. Широкое применение "словесный портрет" получил
в  розыскной работе. В криминалистической классификации признаков  внешности
человека  выделены   две  основные  группы:  1)   признаки,  характеризующие
особенности анатомического строения человека  (анатомические или статические
признаки);   2)   признаки,   физиологической   основой   которых   являются
условно-рефлекторные процессы, сопровождающиеся возникновением динамического
стереотипа движений человека (функциональные или динамические признаки). Это
-  привычные, автоматизированные движения и  положения тела  человека  и его
отдельных  частей (походка,  осанка,  жестикуляция,  мимика  и др.).  Важное
значение  в  методике  "словесного  портрета"  имеют  не  только  нормальные
вариации признаков внешности,  но и  патологические формы -  анатомические и
функциональные аномалии, образующие самостоятельную группу "особых  примет".
В  отдельную   группу  выделены  и   так  называемые  "броские  признаки"  -
сравнительно  редкие,  ярко   выраженные,  легко   запоминающиеся   признаки
внешности,  имеющие  важное  значение  при розыске.  Вспомогательную  группу
образуют признаки, характеризующие одежду и другие носильные вещи. Они также
могут быть использованы  при  проведении  розыскных мероприятий.  "Словесный
портрет"  предусматривает описание  анатомических признаков с  указанием  их
величины,  формы,  положения,  а  в  необходимых   случаях  -  также  цвета,
количества и степени выраженности  (например,  морщин). Величина частей тела
определяется, как  правило,  путем  визуального  сопоставления  с  величиной
других его частей, например,  высота лба с высотой  носовой и ротовой частей
лица,  длина  рук  с  ростом  человека.  При  описании  величины  используют
трехчленную, пятичленную и семичленную градации.  Так, трехчленная  градация
величины  лба по высоте  - низкий, средний,  высокий.  Если к  ней  добавить
"очень  низкий" и "очень высокий", получим пятичленную  градацию. Добавление
еще двух размеров ("ниже среднего" и "выше среднего")  образует  семичленную
градацию.  В  оперативно-розыскной  практике   чаще  используют  трехчленную
градацию, как  более простую, в  экспертизе - пятичленную и семичленную, как
более  точную.  При  экспертном  отождествлении  человека  по  фотокарточкам
размерные  соотношения  частей  лица  указываются  в   абсолютных   числовых
значениях.   Форма   или   контур  частей  тела  описываются  с  применением
терминологии  геометрических фигур или линий (треугольный, овальный, прямой,
извилистый  и т.  п.).  Положение частей  тела  фиксируется по  отношению  к
горизонтальной  или вертикальной плоскости  или  соседним частям  тела. Цвет
указывается  в отношении волос,  глаз, кожи  лица,  родимых  пятен,  шрамов,
татуировок  и  других "особых  примет".  Черты  лица  описываются  при  двух
положениях: спереди  (в  фас) и сбоку  (в  профиль,  как  правило,  правый),
описание в оба профиля рекомендуется лишь при их несоответствии.
     Анатомические (статические) признаки
     Пол и возраст. При  отсутствии  достоверных  данных возраст указывается
приблизительно  ("на  вид 40-45 лет").  Рост определяется,  как  правило, по
трехчленной градации: низкий  (у мужчин -до 160 см), средний (160-174  см) и
высокий (более 174 см). Для женщин эти пределы уменьшаются на 5-10 см. Общее
телосложение. Различают людей с крепким, средним и слабым телосложением.  По
степени  жировых отложений  люди  подразделяются  на худощавых,  нормального
питания и полных,  а  также на очень худых  и очень полных (тучных). Голова.
Указывается размер головы в сравнении с  общим телосложением и форма затылка
в  профиль (вертикальный,  скошенный,  выступающий). Волосы. Фиксируется  их
густота, форма, контур  линии роста в передней  части  лба,  цвет, наличие и
степень  распространенности седины, степень  и локализация облысения,  длина
волос,  прическа,  вид  стрижки,  признаки  косметической  окраски  волос  В
отношении усов, бороды и бакенбард указывается их длина, форма и цвет. Лицо.
Описывается общая форма лица в фас (круглая, овальная и т. д.), общий контур
лица в профиль  (выпуклый, прямой, вогнутый),  степень  полноты и цвет. Лоб.
Характеризуется  в  профиль по высоте,  положению  (скошенный, вертикальный,
выступающий)   и  контуру.   Фиксирует  ся  также  значительное  выступление
надбровных дуг и наличие лобных бугров. В фас описывается ширина лба. Брови.
Характеризуются по длине, ширине,  густоте, положению (скошенные  внутрь или
наружу,  горизонтальные),  форме   и  по   взаимному   расположению.  Глаза.
Описываются по  размеру, форме, положению  глазных щелей, степени выпуклости
глазных  яблок   и  цвету.   При  наличии  отмечается  разноцветность  глаз,
"перламутровая" кайма  или  пятна  в  радужке, косоглазие,  наличие  бельма,
глазного протеза и другой аномалии. Нос. Указывается высота  и ширина  носа,
длина спинки  носа,  глубина переносицы, выступание  носа,  контур  спинки в
профиль, ширина и форма  спинки  в фас, положение  основания носа в профиль,
положение и  форма кончика носа и форма крыльев носа.  Губы. Характеризуются
по  их толщине,  выступанию и высоте  верхней  губы. При отсутствии  верхних
зубов   может   наблюдаться  втянутость   губ.   При   наличии   фиксируется
приподнятость верхней губы или отвисание нижней, раздвоенность губы. Рост. В
фас   характеризуется  по  величине  и  положению   углов   (горизонтальные,
приподнятые, опущенные). Зубы. Описываются по  размеру, форме,  особенностям
расположения и цвету. Фиксируется отсутствие и повреждение  отдельных зубов,
наличие   пломб  и  зубных   протезов,  указывается  цвет  металла  протеза.
Подбородок.  Характеризуется  по  высоте  (в  профиль) -расстоянию  от каймы
нижней губы до кончика подбородка,  ширине (в фас),  наклону (в  профиль)  и
форме  (контуру) нижнего края подбородка  в фас. Ушная раковина.  В  профиль
фиксируется   ее   размер,   форма    (овальная,   круглая,   прямоугольная,
треугольная),  положение  (вертикальное,  скошенное),  а  также  особенности
строения  мочки,  противокозелк, завитка  и  проаозавитка. Кроме того, ушная
раковина характеризуется (в фас) по степени прилегания (оттопыренности).
     Разнообразие  и  устойчивость анатомических особенностей ушной раковины
обусловливают ее весьма большое информативное и идентификационное  значение.
Морщины. Если морщины наблюдаются у человека  в нормальных (в соответствии с
возрастом) морфологических  вариациях,  их  идентификационная роль невелика.
Однако,  если  наблюдаются  морщины в чрезмерно большом количестве  на  лице
молодого  человека и, наоборот, почти отсутствуют у пожилого, либо  обращают
на  себя  внимание резкой  выраженностью и особенностью локализации, то  эти
признаки  приобретают  важное идентификационное  значение. Морщины по  своей
локализации  подразделяются  на  лобные, межбровные,  височные,  козелковые,
носогубные,  ротовые,   щечные  и  шейные.  При   описании  указывается   их
расположение,  количество, степень  выраженности, форма и  направление. Шея.
Характеризуется по  высоте  и  толщине,  отмечается  (при  наличии)  сильное
выступление  кадыка.  Плечи.  Описываются по  ширине  и  наклону (опущенные,
прямые, горизонтальные, приподнятые, иногда одно плечо ниже другого). Грудь.
Характеризуется  по  ширине,  выступанию  (впалая,  выступающая)  и  степени
выраженности  грудных мышц (полнота груди).  Спина. Контур  спины может быть
прямой  (плоская  спина),  с  небольшими  изгибами в  области шеи,  груди  и
поясницы (нормальное положение  корпуса) и  с  искривлением в области шейных
позвонков (сутулость). Отмечается (при наличии) сильное выступление  лопаток
и патологическое  искривление позвоночника.  Конечности. Характеризуются  по
длине и  толщине.  При описании  кистей рук  указывается их длина  и ширина,
наличие волос на тыльной стороне  кисти, длина и толщина пальцев, отсутствие
отдельных пальцев или их фаланг, искривление и  контрактуры  (несгибаемость,
неразгибаемость) пальцев, утолщения суставов, размер и форма ногтей, наличие
профессиональных мозолей и следов порезов.
     Функциональные (динамические) признаки
     Осанка  -  привычное положение  туловища, головы  и  рук. По  положению
туловища  осанка  бывает напряженной,  подтянутой, свободной  и распущенной.
Особенности   осанки  проявляются   также   в  привычном  положении   головы
(поддерживается  прямо,  откинута  назад,  вытянута вперед,  склонена  набок
вправо или влево). Осанку характеризует и привычное  положение рук:  у одних
наблюдается привычка держать руки в карманах,  у других за бортом пальто или
пиджака, на бедрах, вдоль туловища, за спиной, на груди,  держась за лацканы
пиджака  и  т.  д.  Походка  выражает  особенности привычных  движений  тела
человека при ходьбе и бывает медленная,  быстрая,  легкая, тяжелая, твердая,
шатающаяся, вразвалку, подпрыгивающая, с большой или малой длиной и  шириной
шага,  с  большим или  малым  разворотом  стопы,  с  размахиванием  или  без
размахивания  руками.  В  случае хромоты указывается,  на  какую ногу и  как
сильно  хромает  человек,  пользуется  ли  клюшкой,  палкой  или  костылями.
Жестикуляция   -   комплекс    движений,    сопровождающих    устную   речь.
Характеризуется, главным  образом,  движениями  рук,  совершаемыми  в  целях
выразительности речи,  привычными движениями  головы или всего тела человека
при разговоре, пожиманием плечами  и т. д. Мимика  - привычные движения мышц
лица.  Может   быть  весьма   развитой  и,  наоборот,  маловыразительной.  В
"словесном  портрете"  особенности мимики указываются  конкретно:  например,
"хмурит брови", "морщит лоб", "закусывает  губы",  "кривит рот", "прикрывает
глаза",  "смотрит изподлобья"  и т. д. Голос различается по высоте,  тембру,
силе  и  чистоте.  Речь.  При  описании указываются  особенности: медленная,
быстрая,  спокойная,  возбужденная,  отрывистая, внятная  или  невнятная,  с
дефектами  произношения  (картавость,  заикание,  шепелявость, косноязычие),
наличие  определенного   акцента,   местного   говора  (например,   оканье),
интонация, фразеологические  и  лексические  особенности. Способы выполнения
определенных  действии. К группе  функциональных  признаков относятся  также
многочисленные стереотипные  особенности выполнения  тех  или иных действий,
например,  манера  прикуривать,  держать  и  тушить  папиросу,  здороваться,
поправлять прическу, смеяться, выражать  восторг, своеобразная манера носить
головной убор и т. п. Функциональные признаки внешности человека также имеют
идентификационное  значение. Сформировавшийся у определенного лица стереотип
привычных  движений  является,  как  правило,  устойчивым  идентификационным
комплексом, позволяющим  решать задачу отождествления человека. Но в отличие
от анатомических признаков, характеризующихся высокой степенью устойчивости,
функциональные признаки внешности могут быть легко изменены как в  момент их
восприятия  -  например,  уходя  с  места  происшествия,   преступник  может
имитировать хромоту, изменить голос и т.д., так и при предъявлении  лица для
опознания.
     "Особые приметы" и "броские признаки"
     К "особым приметам" относятся различные  анатомические и функциональные
аномалии, отличающиеся  редкой встречаемостью  и  высокой  устойчивостью.  К
анатомическим  "особым приметам"  относятся  размерные несоответствия частей
тела  человека,  цветовые аномалии, телесные  наросты, шрамы  и другие резко
выраженные  отклонения  от   нормального   анатомического   строения   тела:
укороченности, атрофии и  контрактуры конечностей, искривления позвоночника,
горб, рубцы, родимые пятна, бородавки, следы оспы, стойкие опухоли и мозоли,
необычный  цвет кожи,  а  также  профессиональное окрашивание  ее  отдельных
участков,  хронические  кожные  заболевания,  татуировки.  К  функциональным
"особым приметам" относятся  резкие отклонения  от  нормальных  положений  и
движений отдельных  частей тела человека:  хромота,  размахивание при ходьбе
только одной  рукой,  тик,  ярко  выраженные дефекты произношения, например,
заикание,  и  др.  "Броские  признаки" также  могут  быть  анатомического  и
функционального   характера.  К   ним   относятся  наиболее   выразительные,
запоминающиеся   функциональные   признаки   (например,   необычная   манера
размахивания   руками   при  ходьбе)   и  редкие   анатомические   признаки,
расположенные на открытых участках тела (раздвоенность губы, слишком крупный
нос и  т. д ). "Особые приметы" и "броские признаки" детально описываются по
их местонахождению, степени  выраженности, размерам, форме,  направлению,  а
некоторые  также по  характеру поверхности и  цвету. При описании татуировок
необходимо указать, кроме того, сюжет изображения надписи, инициалы и другие
особенности.
     Одеяла и другие личные предметы
     Одежда, обувь кольца,  браслеты, ожерелья, серый, наручные  и карманные
часы,  мундштуки, зажигалки  и др. являются  непостоянными, либо заменяемыми
предметами и поэтому идентификационное значение зависит от того, сохранились
ли  они  на человеке  в  неизменном  виде к моменту  опознания  Личные  вещи
приобретают  важное  значение  в связи с тем  ч" о они  при  неблагоприятных
условиях наблюдения могут лучше восприниматься и сохраняться в памяти нежели
анатомические признаки внешности человека при отсутствии "броских признаков"
и  "особых  примет".  Одежда и другие  личные вещи  должны  быть описаны  по
возможности детально (особенно при осмотре неопознанного трупа).




     Методика   "словесного   портрета"  используется  главным   образом   в
розыскных,  идентификационных и уголовно-регистрационных целях. При  розыске
скрывшихся  преступников  и  без  вести  пропавших лиц  "словесный  портрет"
используется  для  подготовки розыскных  требований  с  подробным  описанием
признаков  внешности  разыскиваемых,  в  том  числе  характеристики  "особых
примет"  и "броских признаков", что дает возможность  лицам,  осуществляющим
розыск,  создать и прочно удержать в памяти  мысленный образ разыскиваемого.
Источниками  сведений  о  признаках  внешности   разыскиваемого  могут  быть
материалы   уголовной  регистрации,  архивные  материалы   и   личные  дела,
фотоснимки,  данные, полученные  в результате  допроса, личного  наблюдения,
осмотра  места происшествия.  "Словесный портрет"  скрывшегося  преступника,
личность которого  не установлена, составляется, как правило,  по показаниям
потерпевших и  свидетелей-очевидцев,  а  также  по  данным,  полученным  при
анализе  обстоятельств  совершения  преступления.  Изучение обнаруженных  на
месте  происшествия  следов  и  других вещественных  доказательств позволяет
иногда   получить   сведения  о  внешности   преступника,   его   физических
особенностях. Наиболее ценны в этом отношении дорожка следов ног, следы рук,
зубов, орудий взлома  и некоторые другие следы и предметы. Они  иногда  дают
возможность судить о росте, половой принадлежности, телосложении, физических
недостатках  преступника.  Например,  по  отпечаткам  пальцев   и  месту  их
расположения  можно  определить  примерный  рост  преступника,  по   размеру
отверстия, через которое он проник на место происшествия,
     - его  телосложение. При регистрации  неопознанных  трупов  и без вести
пропавших  лиц  признаки внешности  по  возможности  подробно описываются  в
регистрационных  картах,  используемых  для   идентификационных  целей.  При
регистрации лиц,  содержащихся под  стражей,  признаки внешности описываются
также   по  правилам   "словесного   портрета".   Это  описание   наряду   с
опознавательными   фотоснимками   является   существенным   дополнением    к
по-фамильному (алфавитному)  учету  лиц,  совершивших преступление. Методика
"словесного портрета" в известной степени определяет правила сигналетической
(опознавательной) фотосъемки. Она требует изображения в фас и правый профиль
при  открытой  свободной  от  волос  ушной  раковине,  строго  вертикального
положения  головы,  четкости  фотоизображения.  Портретная  съемка  в  фас и
профиль  рассчитана   на   то,   чтобы  при   отождествлении   личности   по
опознавательным  фотоснимкам  использовать методику  "словесного  портрета",
иметь   дополнительную   возможность   сопоставить    признаки    внешности,
отобразившиеся на фотоснимке, со  "словесным портретом". "Словесный портрет"
используется  также  при  разработке  и  применении  метода  комбинированных
портретов  -  "фоторобота",   "изоробота".  Известно,   что  воспроизведение
допрашиваемым наблюдавшихся им  признаков внешности того  или иного человека
облегчается,  если  воспоминание  дополняется  другой, более  простой формой
воспроизведения - узнаванием. Так,  если  показать допрашиваемому фотоснимки
(или рисунок) с изображением нескольких вариантов  одних и тех же черт лица,
то он, как правило, безошибочно  укажет на тот вариант, который более  всего
соответствует  внешности  человека,  личность  которого выясняется на данном
допросе.  Эта   психологическая  закономерность   в  сочетании  с  методикой
"словесного портрета" и лежит в основе метода комбинированных портретов. Для
того  чтобы по  показаниям свидетеля, потерпевшего  или обвиняемого  создать
(смонтировать)   портрет   виденного   им  лица,  допрашиваемому  показывают
фотоснимки или рисунки, изображающие основные разновидности строения головы,
лба, глаз,  носа, губ,  подбородка,  ушной  раковины,  шеи,  плеч  и  т.  д.
Допрашиваемый  выбирает  тот  вариант, который  больше  всего  соответствует
внешности искомого человека. То же самое делается в  отношении его головного
убора, очков, галстука  и  других  вещей.  Фотоснимки или  рисунки различных
вариантов этих  предметов  также  представляют  допрашиваемому. Когда  отбор
соответствующих фотоснимков или  рисунков различных  частей лица и носильных
вещей закончен, производится  монтаж этих деталей,  чтобы получить составной
(комбинированный) портрет искомого лица.  После монтажа портрет  предъявляют
допрашиваемому и в случае необходимости вносят исправления в соответствии  с
его замечаниями. Окончательно смонтированный портрет размножают и  рассылают
в   соответствующие   органы  для   использования  в  розыске  скрывающегося
преступника.
     При  допросе  о  признаках  внешности  того  или  иного  лица  методика
"словесного  портрета"  способствует  получению  более  точных  и  подробных
показаний. Обычно допрашиваемые дают поверхностную характеристику  внешности
человека даже  в том случае, если  они  много раз  видели его. При этом чаще
всего  упоминаются  лишь рост,  общее телосложение,  цвет  волос,  отдельные
признаки  одежды   и   некоторые  "броские  признаки".  Используя   методику
"словесного  портрета",   следователь  может  помочь   допрашиваемому  более
подробно  описать признаки внешности, расчленить  целостный мысленный  образ
описываемого,  выделить   наиболее   характерные   особенности,  уточнить  и
детализировать  отдельные приметы. Опасны в этих случаях  наводящие вопросы.
Учитывая  психологические  закономерности  восприятия  и памяти,  необходимо
путем  активизации   ассоциативных   процессов,   постановки  дополнительных
уточняющих вопросов  помочь допрашиваемому по  возможности подробно  и точно
описать  признаки внешности. Желательно при этом придерживаться терминологии
"словесного  портрета".  Однако,   если   допрашиваемый  не  знаком  с  этой
терминологией  и употребляет  другие наименования  признаков  внешности,  их
следует   сохранить   в   описании,   поскольку  замена  этих   наименований
специальными  терминами  может  привести  к  искажению  показаний.  Методика
"словесного портрета" используется также в  процессе освидетельствования при
описании  телесных  повреждений,  накожных  примет  и  других  анатомических
признаков,  обнаруженных  на  теле  освидетельствуемого. Широкое  применение
методика    "словесного    портрета"   находит    также   в   фотопортретной
идентификационной экспертизе.




     Возможность  использования  анатомических  и  функциональных  признаков
внешности   для   идентификации   человека   обусловливается  прежде   всего
относительной  устойчивостью  этих  признаков.  Устойчивость   анатомических
признаков  определяется  постоянством костно-хрящевой основы тела  человека.
Возрастные  и болезненные изменения анатомических признаков не  могут  иметь
существенного значения,  так как, во-первых, возрастные изменения происходят
медленно  и в пределах идентификационного периода не приводят к качественным
различиям;  во-вторых,  болезненные  (травматические) изменения  затрагивают
лишь некоторые признаки,  и  поэтому  индивидуальная совокупность  признаков
внешности  каждого  человека  остается  практически  неизменной.  Умышленные
изменения  анатомических  признаков  с  помощью   пластических  операций  не
проходят бесследно,  легко выявляются при  освидетельствовании. Что касается
функциональных признаков  внешности, то  они в этом отношении менее надежны,
поскольку  могут  быть  легко  изменены.  Однако  существенно  изменить  всю
совокупность присущих  данному человеку функциональных признаков невозможно.
Поэтому у каждого человека комплекс функциональных признаков тоже достаточно
устойчив и  неповторим.  Устойчивость  функциональных признаков  объясняется
системностью  в  работе  больших  полушарий  головного  мозга,  образованием
динамического   стереотипа    (устойчивой    системы   условных   рефлексов)
определенных движений  при  ходьбе,  разговорной речи и т.  д.. Чем  сложнее
система движений,  тем  медленнее  осваивается  она  человеком,  тем  дольше
формируется  тот  или  иной динамический стереотип.  Но сформировавшись,  он
становится устойчивым, трудно поддающимся влиянию волевых усилий человека. С
этих психофизиологических позиций и следует подходить к  оценке устойчивости
функциональных признаков  внешности.  Результаты  идентификации  человека по
признакам  внешности  во многом зависят от того, берутся ли  для обоснования
тождества функциональные признаки отдельно или в комплексе с анатомическими.
Если анатомические и  функциональные  признаки используются в  совокупности,
надежность идентификационного вывода повышается. Существует несколько  видов
идентификации  человека  по  признакам  внешности с использованием  методики
"словесного портрета". 1. Идентификация человека  путем предъявления его для
опознания.  Данный вид  идентификации встречается в  следственной и судебной
практике очень часто.  Для опознания могут быть предъявлены живые лица, труп
или  их  фотоизображения.  Отождествление  проводится по  мысленному образу,
запечатленному  в   памяти  опознающего.  2.  Идентификация  человека  путем
непосредственного  сопоставления  его  внешности  с  фото-  или изопортретом
используется  при   проверке  личности   вызванного  на  допрос   свидетеля.
потерпевшего, эксперта, подозреваемого  или обвиняемого путем сравнения  его
внешности с фотокарточкой в документе. удостоверяющем личность. Кроме  того,
этот  вид идентификации  эффективен при  осуществлении розыскных мероприятий
когда   оперативный   работник    сопоставляет   внешность   разыскиваемого,
изображенного на имеющейся у него фотокарточке или комбинированном портрете,
с внешностью человека,  похожего на разыскиваемого. Сопоставление  признаков
внешности  необходимо  производить  с  использованием  методики  "словесного
портрета", чтобы  последовательно  и  детально сопоставлять  признаки  между
собой и обращать  внимание не только на общее сходство внешнего облика, но и
на совпадения отдельно взятых признаков внешности. 3. Идентификация человека
путем непосредственного сопоставления  его  внешности с имеющимся "словесным
портретом".   При  отсутствии   фотокарточки   разыскиваемого   оперативному
работнику, осуществляющему розыск,  приходится устанавливать искомое лицо по
словесному   описанию   внешности.  В  этих   условиях  соблюдение  методики
"словесного  портрета"  особенно  важно,   так  как  бессистемное   описание
признаков внешности вообще, а особенно при отсутствии фотокарточки, серьезно
осложняет   отождествление  разыскиваемого  преступника.  4.   Идентификация
человека  путем  сопоставления   "словесного  портрета"  с  фотоизображением
нередко  применяется  в  ходе  розыскных мероприятий.  В  этих случаях ранее
составленный   "словесный    портрет"    разыскиваемого   сопоставляется   с
фотоснимками проверяемых  лиц  или комбинированными  портретами. 5. Если для
проведения  розыскных   мероприятия   не   удается   получить   фотокарточку
разыскиваемого, может  проводиться идентификация  путем  сопоставления  двух
"словесных портретов". Достоверность результатов сравнения при  этом зависит
от  точности  и  полноты описания  признаков внешности  в  обоих  "словесных
портретах". В  оперативно-розыскной практике иногда  возникает необходимость
восстановления лица по  черепу  (так называемая  скульптурная  реконструкция
портрета). Данный метод, разработанный проф. М. М. Герасимовым,  заключается
в том, что на череп наносится восковой слой, толщина которого определяется с
учетом  данных о  толщине  мягких покровов лица и  их функциональной связи с
формой скелета. Созданный таким образом скульптурный портрет сравнивается по
признакам внешности с прижизненными  фотографиями или "словестным портретом"
без   вести   пропавшего   лица.  Объектом  экспертного  исследования  такой
скульптурный портрет  быть не  может,  так как  при создании  его  на основе
черепа  не  представляется  возможности  точно восстановить  гак  называемые
топографо-анатомические (антропометрические)  очки  лица,  являющиеся  базой
экспертного отождествления человека по  признакам внешности.  Данный портрет
используют  лишь  в  оперативно-розыскных  мероприятиях  для   идентификации
человека  в  форме  опознания.  Результаты  такого опознания требуют к  себе
весьма критического отношения,  принимать  их  всегда за  бесспорную  истину
нельзя. 7. Экспертное отождествление человека по фотоснимкам (фотопортретная
идентификационная экспертиза)  - наиболее важный и сложный вид идентификации
человека по признакам внешности.




     Экспертная  фотопортретная   идентификация  по   сравнению   с  другими
названными выше видами отождествления человека по признакам  внешности имеет
свои  существенные  особенности.  Они  проявляются   не  только  в   методах
исследования,  но  и в  характере  идентифицирующих объектов.  Как и в любом
другом виде идентификации  человека по признакам внешности, в фотопортретной
экспертизе  идентифицируемым  объектом  во всех  случаях является конкретное
физическое   лицо,  тождество  которого  устанавливается.  Идентифицирующими
объектами   данной   экспертизы  могут   быть   лишь  геометрически   точное
(уменьшенное, в  натуральную величину  или увеличенное) изображение головы и
лица идентифицируемого, скелет головы (череп) или его снимок. Фотопортретная
экспертиза  исследует  чаще  всего  фотографические   портреты  (фотоснимки,
кинокадры,  голографические портретные  изображения), а также  рентгеновские
снимки  черепа.  Требованию  геометрически  точной  копии  не  удовлетворяют
портреты,  выполненные  художниками,  посмертные  маски  (слепки) и, как уже
отмечалось, пластические реконструкции лица по черепу. Поэтому они не  могут
быть объектами экспертного  отождествления человека  по признакам внешности.
Фотопортретная  экспертиза  определяет,   одно  ли  лицо  или   разные  лица
изображены  на двух  и более фотоснимках, не изображен ли на  фотопортретном
снимке  данный  человек  и  не  принадлежит  ли череп  умершего данному лицу
(например,   без  вести  пропавшему).  Эти  задачи  решаются  экспертом  при
сравнении: а)опознавательных и  иных портретных снимков трупа и фотокарточки
без   вести  пропавшего  лица;  б)   портретного  фотоснимка  разыскиваемого
преступника и  фотокарточки  заподозренного  лица:  либо  его  фотокарточки,
имеющейся  в паспорте  или другом документе,  удостоверяющем личность,  либо
полученной от  его родственников, знакомых или  добытой оперативно-розыскным
путем: в)  портретных фотоснимков без вести про павшего лица и скрывающегося
преступника; г) портретных  фотоснимков, имеющихся в нескольких  документах,
оформленных на разных лиц, когда  возникает предположение, что эти документы
поддельны и снабжены фотокарточками одного и того же человека: д) портретных
фотоснимков одного и  того  же заподозренного в преступлении, разыскиваемого
или  пропавшего  без  вести лица,  полученных  из  разных источников,  когда
необходимо проверить, действительно ли на этих  снимках изображен один и тот
же   человек:   е)  прижизненных  рентгеновских  снимков   или  фотопортрета
пропавшего без вести и фотоснимка обнаруженного черепа неизвестного лица; ж)
фотопортрета  про павшего без вести или разыскиваемого лица и рентгенограммы
головы  трупа,  который  невозможно  опознать  вследствие  развития  трупных
явлений  или обезображения лица умершего преступником либо диким животным. В
экспертном отождествлении человека используются лишь анатомические признаки,
характеризующие   строение   голо  вы  и   лица.  Общими  идентификационными
признаками, используемыми  в  фотопортретной  идентификационной  экспертизе,
являются  нормальные  морфологические вариации черт лица,  головы,  а иногда
шеи, плеч,  груди  и конечностей (при исследовании  фотоснимков  человека  в
полный   рост).   К  частным  анатомическим  признакам  внешности  относятся
различные  особенности,  касающиеся  величины,   формы,  место  расположения
анатомических аномалий ("особых примет"), таких,  как рубцы,  родимые пятна,
бородавки, следы оспы  и других кожных заболеваний лица, пигментация, резкие
анатомические  диспропорции  и др., а  также  особенности взаиморасположения
антропометрических  (топографо-анатомических)   точек   лица   и   размерные
(линейные  и  угловые)  соотношения между ними. Эксперты в  настоящее, время
используют  обычно 12-14  антропометрических  точек лица  в положении  фас и
профиль. Например,  точки, соответствующие внешним и внутренним  углам глаз,
губ,  зрачки,  кончик  носа,  точка  переносицы   и  основания  носа,  точка
прикрепления мочки уха  и  т.  д. При  наличии доброкачественных  портретных
фотоснимков или  рентгеновских  снимков черепа и соблюдении  других  условий
подготовки идентифицирующих объектов и  сравнительных образцов эксперт имеет
возможность  по  совокупности  общих  и  частных  признаков  внешности  дать
категорическое заключение о том, одно или разные лица изображены на  двух  и
более  портретных  фотоснимках,  принадлежит ли  обнаруженный череп  данному
человеку.
     Практические результаты фотопортретной идентификационной экспертизы  во
многом  зависят  от  качества  идентификационных  объектов  и  сравнительных
образцов. Идентифицирующие объекты (портретные фотоснимки или рентгенограммы
головы, зубного  аппарата  разыскиваемого  либо  пропавшего без  вести лица,
череп обнаруженного трупа) должны быть представлены эксперту, как правило, в
том  состоянии,  в  каком  они   обнаружены   и  переданы   следователю  или
оперативному  работнику.  Эксперт   в  необходимых  случаях   подготавливает
идентифицирующие  объекты к исследованию: производит фотохимическое усиление
или  ослабление  контраста  снимков;  удаляет  со  снимка  методом  смывания
мешающие  штрихи  красителя  или  осуществляет  контрастирующую  фотосъемку;
изготавливает фотокопии идентифицирующих объектов в том же масштабе, в каком
соответствующее лицо изображено на  сравнительных образцах;  восстанавливает
разорванный фотоснимок и производит его репродукционную фотосъемку: получает
позитивные снимки с  представленных эксперту негативов.  В целях обеспечения
должной результативности  исследования рекомендуется представлять эксперту в
качестве  сравнительных  образцов  фотоснимки,  по  возможности  аналогичные
исследуемому  по  ракурсу  и времени  фотосъемки, принять меры  к  отысканию
нескольких фотопортретов  одного и того же  лица, изображенного в  различных
ракурсах, без  ретуши.  Если  сохранились  негативы,  их  следует  направить
эксперту  вместе  с  фотоснимками.  Экспертное  отождествление  человека  по
признакам внешности проводится, как  правило, путем сравнения одномасштабных
портретных  фотоснимков,  при изготовлении  которых добиваются  того,  чтобы
расстояния между одноименными  антропометрическими точками на них, например,
между  кончиком  носа или козелком и наружным  углом глаза, были  одинаковы.
Прежде   чем   сравнивать    линейные    угловые   величины   одномасштабных
фотоизображений какого-либо идентификационного признака, необходимо в стадии
раздельного  исследования  снимков  убедиться, в одном  или разных  ракурсах
произведена   фотосъемка.   При   производстве   фотопортретной   экспертизы
необходимо   учитывать  возможные   изменения   идентификационных  признаков
внешности, обусловленные различными ракурсами съемки, а  также неодинаковыми
условиями освещения  при  выполнении нескольких  фотосъемок в  разное время.
Экспертная  фотопортретная  идентификация  располагает  следующими  методами
исследования:
     Визуальный  метод   -   наиболее  распространенный  традиционный  метод
фотопортретной  идентификационной экспертизы,  применяемый при  исследовании
как одноракурсных, так и разноракурсных фотопортретов. При этом сравнивается
визуально  наблюдаемое своеобразие форм,  размерных соотношений, положения и
взаиморасположения   признаков   внешности,   изображенных   на  исследуемых
фотоснимках.   Для   большей  наглядности   на   фоторепродукциях   делаются
соответствующие разметки. Визуальная оценка признаков внешности  не свободна
от влияния субъективных факторов. Идентификация  особенно затрудняется, если
нет особых примет,  поскольку при визуальном методе не используются в полной
мере  качественные характеристики  признаков внешности, а  идентификационная
значимость  таких показателей, как форма, размер и положение, даже при пяти-
и семичленной градации признаков, невысокая. Поэтому возникла  необходимость
в   применении   метода  измерений.  Метод   линейных  и  угловых  измерений
применяется  при  исследовании одноракурсных  портретных  снимков.  Суть его
заключается в том, что на  одномасштабных фотопродукциях, представленных  на
экспертизу  портретных  снимков,  выделяется  необходимое  количество  четко
выраженных  антропометрических  точек  и с  помощью  измерительных  приборов
(циркуля-измерителя,   линейки,    специального    кругового   транспортира)
определяются  расстояния между  ними и  величины углов,  образуемых линиями,
соединяющими в различных сочетаниях  эти точки. Таким образом определяются и
затем сравниваются  числовые  показатели  отношений  (пропорций) отрезков  и
углов.  Равенство  соответствующих  пропорций  при  совпадении   оцениваемых
признаков  служит  основанием  для  положительного  вывода  о  том,  что  на
сравниваемых  снимках  изображено  одно  и  то  же  лицо, неравенство -  для
отрицательного   вывода   эксперта.   В   ходе   экспертизы   при  выделении
антропометрических  точек  на  фотопортрете  необходимо  ориентироваться  на
такие, которые не подвергаются искажениям под влиянием условий фотосъемки. К
оценке результатов измерений следует подходить осторожно, памятуя каждый раз
о том, что даже небольшие несоответствия ракурса и иных условий съемки могут
вызвать  существенные расхождения линейных  и тем  более угловых  величин на
сравниваемых снимках.  В  практике  экспертного  отождествления  человека по
признакам  внешности  редко  встречаются случаи представления на  экспертизу
фотопортретов,  выполненных   в  абсолютно   одинаковом   ракурсе.   Поэтому
применение измерительного метода в экспертной практике остается ограниченным
до  тех пор, пока  не будут  определены зависимости (коэффициенты искажений)
линейных   и   угловых   величин   от  ракурса  съемки   и  других   условий
фотографирования. Графический  метод  заключается в построении и сравнении в
системе  координат  графиков,   характеризующих  линейные  величины  прямых,
соединяющих  соответствующие  антропометрические  точки,  и  степень  изгиба
контурных  линий соответствующих  частей  лица.  Длина  прямых,  соединяющих
антропометрические  точки, измеряется с помощью  циркуля и  линейки, степень
изгиба  контурных  кривых  -  специальным  прибором.  По  данным   измерений
сравниваемых   фотопортретов   в   системе   координат   строятся   графики,
соответствие  или несоответствие  которых дает основание для  положительного
или отрицательного вывода эксперта. Следует иметь в  виду, что эксперименты,
проведенные  с  применением этого  метода,  дали  обнадеживающие результаты,
однако для  практического использования его в судебной экспертизе  требуются
дополнительные экспериментальные исследования. Метод координатных сеток, как
и   методы  совмещения  и  наложения,  применяется,  главным   образом,  при
исследовании   равномасштабных    одноракурсных    портретных   фотоснимков,
выполненных  в  одинаковых  условиях  освещения.  Данный  метод  может  быть
использован и  при  исследовании  фотопортретов, изготовленных с  небольшими
различиями  в ракурсе съемки, при условии, если  они не вызвали существенных
изменений признаков, совокупность которых необходима для вывода о тождестве.
Данный  метод  связан  с  применением  так  называемых  координатных  сеток,
представляющих  собой пластины из прозрачной пленки (или стекла), на  каждую
из  которых  нанесена  сетка  равных  квадратов.  Наложив  на  сравниваемые,
одинаково   сориентированные   фотоснимки  (по  наиболее  четко   выраженным
антропометрическим   точкам)  сетки,  эксперт  определяет  соответствие  или
несоответствие    расположения    сопоставляемых   признаков    относительно
соответствующих   сторон   квадратов.  Чтобы   обеспечить   иллюстративность
заключения экспертизы, сориентированные координатные сетки "впечатываются" в
портретные  фоторепродукции.  Метод  координатных   сеток  применяется   как
вспомогательный наряду  с визуальным  методом. Метод совмещения  изображений
состоит в том, что на одной из сравниваемых  фоторепродукций делаются вырезы
по линиям, пересекающим наиболее информативные и четко выраженные  признаки,
после  чего эта  репродукция накладывается на  другую и  эксперт определяет,
совмещаются или не совмещаются признаки  внешности по линиям разреза. Полное
совмещение  признаков  -  основание  для  положительного  идентификационного
вывода.  Иногда сравниваемые  снимки эксперт совмещает по  медиальной  линии
(вертикальной, делящей  лицо  пополам).  Для этого репродукции фотопортретов
(нормальные  и в зеркальном  изображении)  разрезаются по медиальной линии и
затем  левая  часть  одной репродукции совмещается с  правой частью  другой.
Признаки  совместятся,  если  на  снимках  изображено  одно  и  то  же  лицо
(разумеется, при условии равномасштабных и одноракурсных изображений в фас).
Совмещение по медиальной линии применяется чаще всего  для выявления степени
и  характера  асимметрии  лица. Для этого  совмещаются  одноименные (левые и
правые) половинки репродукций, одна из которых представляет прямое, а другая
-   зеркально   обращенное   изображение.   Метод   наложения   диапозитивов
(фотоаппликация) состоит в  том, что равномасштабные одноракурсные пленочные
диапозитивы  (или  негативы),  изготовленные с представленных на  экспертизу
портретных   фотоснимков,  накладываются   друг  на  друга  по   одноименным
антропометрическим точкам. Совпадение всех одноименных точек будет указывать
на  то,  что  на  снимках  изображено  одно  и  то  же  лицо.  Сопоставление
осуществляется  в проходящем  свете. Наложенные друг  на  друга  диапозитивы
можно  исследовать  в   увеличительной  проекции  на  экране  с  применением
проекционного аппарата. Разновидностью этого метода является  фотоаппликация
снимка черепа и прижизненно портретной фотокарточки про павшего  без  вести.
Выполняется это следующим образом.  С фотоснимка головы пропавшего без вести
изготавливают  негативы в  фас  и  в профиль.  Затем  с помощью  фотокамеры,
снабженной матовым стеклом, получают негативные изображения черепа (в том же
размере  и  ракурсе, что и  негативные снимки головы). После  этого негативы
черепа и головы (в фас и в про филь) накладываются друг на друга и совмещают
по  контурам  и  заранее  нанесенным   точечным  ориентирам.  С  совмещенных
негативов  получают  совмещенное  позитивное  изображение  черепа  и  головы
пропавшего  без  вести  (в  обоих  ракурсах).  По  по  лученным  фотоснимкам
устанавливается  соответствие   либо   несоответствие   черепа   и   головы,
изображенной  на   прижизненном  фотоснимке.   При   достаточно   выраженном
несоответствии  делается  отрицательный  вывод  о тождестве.  Категорический
положительный вывод о принадлежности данного черепа  определенному  человеку
при   использовании   рассматриваемого  метода  сделать   не  представляется
возможным  из-за  отсутствия  совокупности  частных  знаков  на  черепе. При
фотопортретном  идентификационном исследовании его  важной  составной частью
является  оценка выявленных совпадений  и  различий  в признаках внешности и
оценка  достаточности комплекса этих  признаков для  категорического вывода.
Наряду  с  традиционными   методами  оценки  идентификационных  признаков  в
последние  годы  с  целью  объективизации  оценочных критериев  используются
математические  и  вероятностно-статистические  методы  определения  частоты
встречаемости и идентификационной значимости признаков внешности человека.







     Под   уголовной  регистрацией   понимается   система  учета   объектов,
используемых в целях выявления,  быстрого и полного раскрытия преступлений и
их    предупреждения.    В    основе    криминалистического    учета    лежа
индивидуализирующие   признаки,  присущие  данному  конкретному   объекту  В
качестве  таковых  используются  анкетные  данные,  сведения  о   внешности,
отпечатки пальцев, характерные особенности  следов,  похищенных вещей и  др.
Каждому виду  криминалистического  учета  присуща  своя  система учитываемых
признаков.  Уголовная  регистрация (криминалистический учет) складывается из
следующих  элементов:  а) накопления информации;  б)  ее  систематизации: в)
идентификации зарегистрированных объектов и г) выдачи справочной информации.
Накопление  информации  происходит  за  счет  поступления  в  подразделения,
осуществляющие учет,  регистрационных  карт  из следственных  и  оперативных
аппаратов о расследуемых преступлениях и проходящих  по ним  подозреваемых и
обвиняемых, сообщений судебных  органов о результатах рассмотрения уголовных
дел, оперативных  сводок о преступлениях, способах их совершения и  приметах
преступников.  Важным  источником  учитываемой   информации  являются  также
заключения экспертов по результатам исследования вещественных доказательств.
В  целях  быстрого  поиска  поступающая  информация  систематизируется.  Для
каждого   вида   учета  выработана  своя  система  расположения  информации.
Например, в  персональном  учете  преступников  регистрационные  карточки  в
картотеке располагаются  в  алфавитном  порядке, в дактилоскопическом  -  по
дактилоскопической формуле,  в учете  похищенных вещей - по их наименованию,
номеру, приметам. Идентификация зарегистрированной  информации  производится
работником, осуществляющим ее  учет В ряде случаев в этих целях используется
ЭВМ. Выдача информации производится по запросу следователя, суда и работника
дознания   которые  в  необходимых   случаях   направляют  в  подразделение,
осуществляющее учет,  требование установленной формы.  На  обратной  стороне
этих  требований  проставляются  результаты  проверки,  и  они  возвращаются
инициатору запроса В экстренных случаях проверка по учетам осуществляется по
телефону или телеграфу. В самом начале своего развития уголовная регистрация
ограничивалась учетом  преступников (был  введен их пофамильный учет). Затем
дополнительно стали  использоваться  признаки  внешности, антропометрические
показатели, отпечатки пальцев. Были организованы также учеты преступников по
кличкам  и  способу  совершения  преступлений.  Постепенно группа  объектов,
учитываемых  в целях  раскрытия  преступлений,  расширялась. Появились учеты
неопознанных  трупов,  без вести  пропавших  лиц,  похищенного,  утерянного,
изъятого,  добровольно  сданного и найденного  огнестрельного оружия  и  ряд
других. Возникновение тех или  иных  видов учета и их упразднение  диктуется
потребностями  практики. Именно поэтому некоторые  виды  криминалистического
учета  существуют  многие  годы  (пофамильный  и   дактилоскопический   учет
преступников, учет неопознанных трупов и др.), другие функционируют какое-то
время, а затем преобразуются или ликвидируются. Все криминалистические учеты
в  настоящее время ведутся в органах внутренних дел, и порядок их создания и
использования регламентируется  инструкциями МВД. Это, однако, не  означает,
что  учеты используются только следователями и работниками  дознания органов
внутренних дел.  Они носят  межведомственный  характер и  при  расследовании
преступлений  к  их  помощи  обращаются следователи всех  правоохранительных
органов Формы  ведения  криминалистических  учетов различны.  Многие из  них
ведутся  в  форме  картотек  (например,  пофамильный,   дактилоскопический).
Существуют  учеты  в  виде  коллекций  (коллекции пуль,  гильз,  изъятых  по
нераскрытым  преступлениям),   фототек  (фотоснимков  следов   пальцев  рук,
фотоальбомов  рецидивистов).  Многие  годы  большинство   криминалистических
учетов  велось  вручную.  В   настоящее  время  для  их  ведения  внедряется
электронно-вычислительная        техника,       создаются        эффективные
информационно-поисковые системы. Значение уголовной регистрации определяется
тем,  что  она  - позволяет  быстро  и  достоверно  устанавливать важную для
следствия информацию о подозреваемых и обвиняемых (был  ли проверяемый ранее
судим, когда, за что, где отбывал наказание, изменялся ли  приговор, когда и
где был освобожден, номер следственного и архивного уголовного дела  и место
их "вхождения подвергался ли ранее аресту,  когда, где и за что находился ли
в розыске не подозревается ли  в совершения других  преступлений и т.д.  ) -
способствует раскрытию неочевидных преступлений:
     -   содействует   обнаружению    и   изъятию   предметов    преступного
посягательства:
     - помогает устанавливать без  вести  пропавших и  личность неопознанных
трупов;
     -  ускоряет  и  облегчает  проверку  следственных  и  розыскных  версий
(например,  версий,  предусматривающих возможность  совершения  преступлений
ранее  судимыми  за  аналогичные  преступления  лицами,  бежавшими  из  мест
заключения). По  объему заложенной в учетах информации они подразделяются на
федеральные  и  местные.  Федеральными  считаются  такие  учеты,  в  которых
содержится  информация  в  масштабе  Российской  Федерации, а  местными -  в
масштабе республик, краев и областей Российской Федерации.




     В настоящее  время существующие криминалистические учеты подразделяются
на следующие виды:
     - пофамильный (алфавитный) учет задержанных и осужденных преступников;
     - дактилоскопический учет преступников:
     - картотека следов рук с мест нераскрытых преступлений (следотека);
     - учет неопознанных трупов и без вести пропавших лиц,
     - учет похищенных, а также найденных и изъятых у преступников вещей,
     -  учет  утраченного,  похищенного, изъятого,  добровольно  сданного  и
найденного огнестрельного оружия:
     - учет похищенных предметов старины и изобразительного искусства,
     - учет похищенных, утраченных  паспортов,  а также паспортов скрывшихся
преступников:
     - учет похищенных и прибывших с недостачей грузов на транспорте:
     - учет нераскрытых наиболее опасных умышленных убийств, разбоев, краж:
     -  учет  автотранспортных средств, их владельцев и  водителей Названные
учеты   бывают  как  местными,  так  и  федеральными.   Местные   ведутся  в
Информационных центрах  МВД,  УВД, а федеральные -  в Главном информационном
центре МВД РФ. Пофамильный учет содержит сведения о всех лицах,  совершивших
преступления и объявленных в  розыск  Это наиболее широко используемый учет.
По  нему  проверяются все  подозреваемые и  обвиняемые.  Запрос  следователя
(работника  дознания)  со  справкой  информационного  центра  о  результатах
проверки приобщается  к  уголовному делу.  В  справке  указывается,  был  ли
проверяемый  судим,  когда и  по  какой  статье УК, каким судом,  какая мера
наказания была  назначена, когда освобожден  или где отбывает наказание,  не
объявлен  ли  он  в розыск, кем, когда, за что. С  пофамильным  учетом тесно
связан  дактилоскопический учет. На этот учет берутся те  же лица, что  и на
пофамильный, за исключением тех,  которые хотя и были осуждены за совершение
преступления,  но под  стражей не  содержались. Постановка на пофамильный  и
дактилоскопический учеты  осуществляется  одновременно.  В этих целях  после
получения  санкции на арест  на лицо составляется алфавитная карточка. Кроме
того, регистрируемый дактилоскопируется.  При этом  на  алфавитной  карточке
проставляется оттиск указательного  пальца правой руки  регистрируемого, а в
информационном  центре на алфавитной карточке приводится  дактилоскопическая
формула.  Благодаря  этому  при  необходимости  можно  легко  по  алфавитной
карточке найти дактилоскопическую карту  проверяемого, которая располагается
в картотеке не  по  фамилии,  а по  дактилоскопической  формуле -  цифровому
обозначению  папиллярных   узоров.  Один  экземпляр  алфавитной  карточки  и
дактилоскопической карты направляется  в информационный центр  местного МВД,
УВД,  а второй  -в  ГИЦ  МВД РФ. Перед  их помещением в картотеку  пальцевые
отпечатки кодируются. В основе кодирования лежит строение папиллярных узоров
пальцев.  Папиллярные узоры  на фалангах пальцев  образуются тремя  потоками
папиллярных линий.  Нижний поток  линий образует основание узора,  верхний -
вершину  и края  узора, а третий поток  -  центр  узора.  Папиллярные  линии
центральной  части  узора имеют  форму  дуг,  петель,  кругов,  спиралей.  В
зависимости  от рисунка узора, образуемого папиллярными линиями, различается
три типа папиллярных узоров: дуговые, петлевые, завитковые. Дуговые узоры  -
это  такие, которые  образуются  только  двумя потоками  папиллярных  линий:
нижним (линии прямые или  слегка извилистые)  и  верхним,  образующим  дуги.
Принято  считать,  что дуговые узоры составляют всего около 5%  всех узоров.
Различают три разновидности дуговых узоров:
     - простые (у них отсутствуют какие-либо короткие линии); - шатровые (во
внутренней  дуге  имеются короткие  папиллярные линии, расположенные  в виде
шатра);
     -  с  неопределенным  строением  центра  (во  внутренней дуге  хаотично
расположены  короткие папиллярные  линии).  Петлевые  узоры (около  65% всех
узоров) - большинство папиллярных линий (иногда одна линия) которых образуют
внутренний  рисунок  в  виде  петель.  Существует  несколько  разновидностей
петлевых узоров:
     - ульнарные (ножки петель обращены в сторону мизинца);
     - радиальные (ножки петель обращены в сторону большого пальца);
     - изогнутые (вершины петель изогнуты к основанию узора);
     - двойные (узоры с двумя петлями);
     -  замкнутые (начало и окончание папиллярных линий,  образующих стороны
петель,  очень  близко  расположены  друг к  другу или  сливаются: их  часто
называют также  петлей-ракеткой).  Завитковые узоры  -  наиболее  сложные по
своему строению  (составляют  около 30%).  У этих  узоров внутренний рисунок
выглядит  в  виде круга, спирали или состоит из двух петель, сгибающих  друг
друга. Завитковые узоры также подразделяются на ряд разновидностей: круговые
(овальные);  с  однородной или  двойной  спиралью;  со  спиралью-улиткой; со
сложным  разнородным  узором.  В  петлевых  и  завитковых  узорах  в  местах
наибольшего сближения (слияния) верхних и нижних потоков папиллярных линий и
внутреннего  рисунка узора  образуются небольшие  треугольной формы  фигуры,
похожие на греческую букву "дельта", которые получили наименование дельт.  У
петлевых узоров бывает одна дельта, а у завитковых - две, а иногда и больше.
Дельта имеет  важное значение  при кодировании и  сравнительном исследовании
отпечатков   пальцев.   Кодирование   дактилокарт   сводится   к   выведению
дактилоскопической формулы,  которая выглядит в  виде  двух простых  дробей.
Первая дробь означает основную часть формулы, а вторая - дополнительную. Для
основной части  формулы имеют значение  лишь за витковые узоры. При этом все
десять  пальцев делятся на пары. Первая пара - большой и указательный пальцы
правой  руки - обозначается цифрой  16,  вторая-средний  и безымянный пальцы
правой  руки  - обозначается цифрой 8, третья  пара - мизинец правой  руки и
большой  палец  левой  руки  -  обозначается  цифрой  4,  четвертая  пара  -
указательный и средний пальцы левой руки - обозначается цифрой 2 и, наконец,
пятая пара - безымянный палец и мизинец левой руки - обозначается цифрой 1.
     Если завитковые узоры расположены на четных пальцах, начиная с большого
пальца правой руки, то соответствующие цифры проставляются в числителе, а на
нечетных -  в  знаменателе.  Затем  к  проставленным  цифрам  добавляется  в
числитель и знаменатель по  единице, и все суммируется. Полученный результат
и будет основной  дактилоскопической  формулой. На дактилоскопических картах
числовые обозначения  пальцев уже  проставлены,  что  облегчает  работу  при
кодировании.  При этом,  если  условное  число стоит  сверху над  отпечатком
пальца, оно проставляется в числителе, а если под отпечатком  пальца - то  в
знаменателе. Карты в картотеке раскладываются в порядке возрастания числовых
величин  основной  и  дополнительной  частей  формул.  Формулы  для  каждого
человека не индивидуальны. Одинаковые формулы имеют многие люди.  Однако они
необходимы  для  облегчения   поиска  дактилокарт.  Окончательный  вывод  об
опознании зарегистрированного лица делается  только  после изучения  частных
признаков папиллярных  узоров: особенностей строения  центра и дельт  узора,
начала и окончания папиллярных линий,  их слияния  и разветвления,  глазков,
мостиков  и  др.  Десятипальцевые  дактилоскопические  картотеки   позволяют
опознавать преступников,  скрывающихся  от следствия и суда под  вымышленной
фамилией или отрицающих  прежнюю  судимость,  дают возможность устанавливать
личность   неопознанных  трупов,  если  умершие  ранее  были  поставлены  на
дактилоскопический учет. Этот же учет используется в некоторых случаях и для
проверки следов  пальцев, изъятых  с мест нераскрытых  преступлений.  Однако
такая проверка бывает возможной  лишь в случаях, когда удается обнаружить на
местах  происшествий  следы  не  менее  шести  разных  пальцев  одного  лица
(проверка возможна по дактилокартотеке местного информационного  центра МВД,
УВД)  и восьми пальцев -  по дактилокартотеке  ГИЦ  МВД  РФ.  Это требование
обусловлено  тем,  что   десятипальцевые  дактилоскопические   картотеки   в
информационных центрах  ведутся  вручную  и  проверка  по  ним следов весьма
трудоемка из-за невозможности выведения  полной дактилоскопической  формулы.
Для проверки по  дактилоскопическому учету следователь или работник дознания
заполняет требование установленного  образца и прилагает к нему дактилокарту
проверяемого. Она  представляется  в подлиннике, так  как  копии (фотокопии,
ксерокопии) не полностью отображают частные признаки папиллярных узоров, что
затрудняет  проверку.  Учет  неопознанных трупов. Обнаруженные  неопознанные
трупы  подлежат обязательной  регистрации.  В  этих  целях  заполняется  два
экземпляра   специально  разработанной  опознавательной  карты,   и  к   ним
прилагаются    дактилокарты   трупа.    Один   экземпляр   направляется    в
территориальный  информационный  центр  МВД,  УВД,  а  второй  -  в  Главный
информационный центр МВД РФ.  В  опознавательной  карте  указывается  пол  и
возраст трупа (на  вид), время  его обнаружения и  время наступления смерти,
дается  подробный   "словесный  портрет",  описываются  особенности  зубного
аппарата, указываются характерные  приметы как самого трупа, так и имеющейся
на нем одежды и обнаруженных при нем вещей, фиксируются найденные документы.
На  карты  наклеиваются  три  фотоснимка  (в фас,  левый  и правый профиль).
Фотоснимки делаются после туалета  трупа. Если труп скелетирован,  то  череп
направляется в  Экспертно-криминалистический центр МВД РФ  для реконструкции
по нему лица. Реконструкции  также фотографируются, фотографии  наклеиваются
на опознавательную карту и проверяются по картотеке без вести пропавших лиц.
В   случае  невозможности  дактилоскопирования  неопознанного   трупа  из-за
повреждения  кожного  покрова пальцев,  кисти с помощью судебно-медицинского
эксперта  отчленяются  от  трупа,  помещаются в стеклянную  банку с водой  и
направляются   в   Экспертно-криминалистический  центр   МВД  РФ,  где   они
подвергаются  специальной обработке  и  производится дактилоскопирование  по
нижнему слою  кожи -  дерме. С данным  видом криминалистического учета тесно
связан учет  лиц,  пропавших  без вести. Со  слов заявителей, сообщивших  об
исчезновении человека, заполняется  опознавательная карта. В ней указываются
анкетные   данные,   "словесный   портрет",   состояние  зубного   аппарата,
характерные приметы,  дается описание одежды,  в  которую был одет пропавший
без  вести, указываются обстоятельства  исчезновения. При постановке на учет
без вести  пропавшего  он  предварительно проверяется  по учету неопознанных
трупов.  Учет утраченного,  похищенного,  изъятого,  добровольно сданного  и
найденного  огнестрельного оружия.  На учете состоят  пистолеты, револьверы,
винтовки, карабины, автоматы, пулеметы и охотничьи ружья с нарезным стволом,
независимо от технического состояния. Если номер на оружии спилен, оно перед
постановкой    на    учет   направляется    в   экспертно-криминалистическое
подразделение для  его восстановления. При этом  оружие  пересылается только
нарочным, направление его по почте или багажом запрещается. На каждый  ствол
оружия  заполняется  два  экземпляра  регистрационной  карточки,  которые  в
двухдневный срок высылаются в соответствующий территориальный информационный
центр  МВД,  УВД,  где  одна карточка  вливается  в  картотеку, а  вторая  -
пересылается  в  Главный  информационный  центр  МВД  РФ  Данный  вид  учета
используется  для  розыска  утерянного  и  похищенного  оружия  и  раскрытия
преступлений,  совершенных с его применением. Проверка оружия осуществляется
также путем оформления  специального документа - требования, направляемого в
соответствующий информационный центр. Запрещено передавать в камеру хранения
вещественных доказательств и списывать с учета  не проверенное  по картотеке
оружие Учет  похищенных,  а также найденных  и изъятых у  преступников вещей
призван  способствовать   раскрытию  краж,  грабежей,  разбоев,   убийств  с
корыстной  целью  и  других   преступлений.  На  учете  состоят  похищенные,
найденные у преступников и  изъятые  при обыске мотоциклы, катера,  моторные
лодки  и  другие  транспортные   средства,   телевизоры,   видеомагнитофоны,
фотоаппараты, часы, охотничьи гладкоствольные ружья и иные предметы, имеющие
индивидуальные номерные знаки. Для постановки на учет похищенных или изъятых
вещей  следователь или работник дознания, в производстве которого  находится
уголовное   дело,  заполняет  регистрационную  карточку  (в  день  получения
информации)  и немедленно  передает ее  в дежурную часть правоохранительного
органа, где она помещается в картотеку. Если в течении десяти дней разыскать
похищенную вещь или установить  ее принадлежность не удалось, названные выше
лица заполняют еще два экземпляра такой карточки. Один из них направляется в
территориальный информационный центр МВД, УВД, а второй - в ГИЦ МВД РФ, если
имеется  предположение,  что  вещь  может  находиться  за  пределами  данной
республики, края, области.  По истечении трех лет объект  с учета снимается.
Проверка  по  данному   делу  может   производиться  как  путем  направления
письменного  требования,  так  и  по телефону  (телеграфу). Учет  похищенных
предметов старины  и изобразительного  искусства содержит данные о картинах,
иконах,  церковной утвари, коллекциях монет, значках,  украшениях,  музейном
оружии   и   других   предметах,   представляющих   историческую,   научную,
художественную   и   культурную   ценность,   которые   были   похищены   из
государственных  хранилищ,   частных  коллекций,  церквей  или  других  мест
отправления  религиозного  культа Учет  похищенных,  утраченных  паспортов и
паспортов  скрывшихся преступников ведется  только  в Главном информационном
центре  МВД  РФ.  На  учете  состоят  паспорта  граждан,  похищенные  у лиц,
ответственных  за   соблюдение  правил   прописки   (в  паспортных   столах,
учреждениях  и т. д.). Паспорта,  похищенные  у их владельцев  или утерянные
ими, на  учет  не  берутся.  При постановке  указанных паспортов  на учет  в
регистрационной карточке указывается серия и номер  паспорта (бланка), кем и
когда выдан,  сведения о  владельце,  когда и где похищен или  утерян, каким
городским  (районным) органом  разыскивается. Учет предназначен для проверки
паспортов, содержащих признаки их подделки (подчистки, травления, переклейки
фотографии, подделки  оттиска  печатей и штампов и  др.), а также паспортов,
значащихся  выданными от имени органов, за которыми  они  не  закреплены,  и
обнаруженных  у  лиц,  которым  они  не  выдавались.  Карточки  в  картотеке
раскладываются по  сериям  и  номерам паспортов (бланков паспортов), поэтому
при направлении  запросов  на  проверку обязательно нужно указывать серию  и
номер проверяемого паспорта; при  указании  только фамилии, на чье имя выдан
паспорт,  справки не выдаются. Запрос  на  проверку может быт направлен  как
письменно, так  и по  телефону и  телеграфу.  Учет похищенных и  прибывших с
недостачей   грузов   на   транспорте  ведется   на   основе   использования
автоматизированной  информационно-поисковой  системы (АИПС) "Грузы  -ТМ". На
учете состоят не только похищенные и прибывшие с недостачей  грузы, но также
и  лица, совершившие хищение на транспорте.  Банк данных создается на основе
сообщений   работников   транспортной   милиции.  В  регистрационной   карте
указывается дата возбуждения уголовного дела, способ совершения хищения, вид
груза и багажа,  похищенного преступниками, его  стоимость, данные  о лицах,
совершивших  хищение,  если  они известны,  и некоторые  другие данные. Учет
используется при розыске похищенных грузов и багажа, для установления  места
хищения, возможности совершения нескольких хищений одним и тем же  лицом при
проверке  версий  о   причастности   к   расследуемому   хищению  конкретных
подозреваемых и в некоторых других случаях Учет нераскрытых наиболее опасных
умышленных  убийств, разбоев  и  краж  ведется  на основе автоматизированной
информационно-поисковой  системы (АИПС) "Розыск". На учет берутся умышленные
убийства,  если  в  деле  имеются   следы  пальцев   или  иные  вещественные
доказательства, разбойные нападения  с применением огнестрельного оружия,  а
также кражи совершенные с применением сложных технических средств (автогена,
автосварки,  взрывчатых веществ и  пр.). На  централизованный учет  ставятся
лишь   преступления,   которые   по   предположению   могли  быть  совершены
преступниками-гангстерами и не ранее, как спустя два месяца после совершения
преступления. Если при расследовании установлено лицо, совершившее указанное
преступление, но оно  скрылось, то  это  лицо  также регистрируется по  этой
системе. Система используется при  проверке версий о  возможности совершения
нескольких  преступлений  одним и тем  же лицом (по способу совершения), для
сравнения   нескольких   подозреваемых  по  "словесному   портрету"  и   при
координировании  работы  при  расследовании  аналогичных преступлений.  Учет
автотранспортных  средств,  их  владельцев  и  водителей  ведется  на основе
автоматизированной информационно-поисковой системы "Дорожное движение". Учет
предназначен  для  использования  при   расследовании   дорожно-транспортных
происшествий  и краж автотранспортных средств.  В нем  заложена информация о
всех автотранспортных средствах, на которые ГАИ выдает документы, владельцах
этих средств и водителях, угнанных,  похищенных, задержанных  и обнаруженных
бесхозных  транспортных  средствах,   похищенных  и  утерянных   технических
паспортах и некоторые другие сведения. С помощью этого учета устанавливается
вледелец изъятого или  обнаруженного автотранспорта. Он  используется  также
для выявления случаев подделки и  хищения технических паспортов, при розыске
похищенных    и    угнанных    транспортных    средств.    Некоторые    виды
криминалистического  учета  ведутся  не   в  информационных   центрах,  а  в
экспертно-криминалистических подразделениях  системы МВД. К  ним  относятся:
учеты следов пальцев рук, стреляных  пуль  и гильз, поддельных документов  и
некоторые   другие.   Характерной   особенностью   таких   учетов   является
специфичность учитываемых объектов. Это, как правило, подлинные вещественные
доказательства,     либо     их     фотоснимки     или     слепки.     Учеты
экспертно-криминалистических подразделений также подразделяются на местные и
федеральные.   Местные    учеты   ведутся   в   экспертно-криминалистических
лабораториях  городских  и  районных отделов  внутренних  дел,  отделах  МВД
республик,  УВД  краев и  областей Российской  Федерации. К  местным  учетам
относятся:   следотеки   (фотоснимки   следов   рук   с   мест   нераскрытых
преступлений), вспомогательные дактилокартотеки лиц, ранее судимых за тяжкие
преступления,   со   стороны  которых   можно   ожидать   совершения   новых
преступлений, коллекции стреляных пуль, гильз,  патронов со  следами  осечек
при выстреле и некоторые другие. Следотеки формируются из фотоснимков следов
пальцев и ладоней по нераскрытым убийствам, разбоям, кражам, изнасилованиям,
другим тяжким преступлениям. Следотеки  используются для установления фактов
совершения нескольких преступлений одним лицом. Этот вопрос решается  как по
просьбе следователя или работника дознания, так и по инициативе специалиста,
обслуживающего  следотеку,  который при  помещении  в нее  новых фотоснимков
следов  сравнивает  их   с  уже  имеющимися  и  при  обнаружении  совпадений
информирует об  этом заинтересованных  лиц. К  помощи  следотеки  обращаются
также тогда, когда следствие располагает  обоснованными предположениями, что
проходящий  по  делу   подозреваемый  или  обвиняемый  помимо  расследуемого
преступления  мог  совершить   еще  и  другие,  о  которых  он   умалчивает.
Направление  в  следотеку  дактилокарты  этого  подозреваемого (обвиняемого)
позволяет  легко проверить такую версию. Вспомогательная  дактилоскопическая
картотека  ведется  параллельно  со следотекой и  предназначена для проверки
следов пальцев, обнаруженных на месте происшествия. Каждая вновь поступающая
дактилокарта перед помещением ее в картотеку проверяется по следотеке. Точно
также каждый вновь  изъятый след пальца по нераскрытому  преступлению  перед
помещением  в следотеку проверяется  по  вспомогательной  дактилоскопической
картотеке. В последнее время  следотеки и вспомогательные дактилоскопические
картотеки переводятся на персональные ЭВМ, что  значительно облегчает работу
с ними и повышает  их эффективность. В  республиканских, краевых и областных
экспертно-криминалистических  подразделениях собираются небольшие  по объему
коллекции стреляных пуль, гильз,  патронов со следами  оружия.  Там хранятся
гильзы  охотничьих  патронов,  снарядов,  выстреленных  из  гладкоствольного
оружия,  а также пули и  гильзы, изъятые по нераскрытым  преступлениям, если
есть не менее двух таких экземпляров и имеется  возможность поместить их как
в  местную,  так   и  в  федеральную   пулегильзотеку.   Коллекция  помогает
устанавливать   случаи  совершения  нескольких  преступлений,   при  которых
применялось  одно  и то же оружие.  По данной  коллекции производится  также
проверка  изъятого,  найденного  и  добровольно   сданного  оружия  в  целях
установления возможной причастности  его  к  расследуемому  преступлению.  В
связи с  распространенностью  случаев незаконного приобретения наркотических
веществ   через   аптеки,   в   республиканских,   краевых    и    областных
экспертно-криминалистических    подразделениях   созданы   и   функционируют
коллекции поддельных рецептов на получение наркотических и сильнодействующих
лекарственных  препаратов.  Здесь   сосредоточиваются  рецепты,  изъятые  по
уголовным делам, переданные работниками  медицинских  учреждений, выявленные
при  проверке аптек,  выданные членами семьи наркомана и другими гражданами.
Коллекция  предназначена  для установления  единого источника  происхождения
рецептов,  изъятых в  различных  медицинских  учреждениях, расположенных  на
территории  данной республики,  края, области.  Параллельно данной коллекции
ведется  коллекция   образцов  почерка   лиц,   занимающихся   подделкой   и
изготовлением медицинских рецептов. Выявлением и получением образцов почерка
таких лиц занимаются аппараты уголовного  розыска. По их указанию происходит
и  снятие с учета  зарегистрированных лиц. Это делается в случае прекращения
лицом своей деятельности по подделке или изготовлению рецептов или когда оно
уезжает с  обслуживаемой  данным  органом  территории, а также в  случае его
смерти.  Коллекции   образцов  почерка   лиц,   занимающихся   подделкой   и
изготовлением  рецептов,  а  это  в  основном  наркоманы,  используются  для
установления подделывателя  представленного для исследования или помещения в
коллекцию   рецепта.    В    зависимости   от   потребностей   практики    в
экспертно-криминалистических  подразделениях  МВД, УВД  могут создаваться  и
другие картотеки  и  коллекции. Так,  в некоторых из  них  имеются коллекции
объектов   со  следами   орудия  взлома,  гипсовые  слепки  следов  обуви  и
протекторов автомобилей и другие. Имеется ряд коллекций, предназначенных для
использования    в   качестве   сравнительных   образцов    при   экспертных
исследованиях. Это - образцы бумаги, чернил, карандашей, паст для  шариковых
ручек, красок для  автомобилей и т. д. В Экспертно-криминалистическом центре
МВД  Российской Федерации,  расположенном  в  Москве,  имеются:  федеральная
коллекция стреляных пуль,  гильз и патронов со  следами  оружия, федеральная
коллекция поддельных документов, изготовленных с использованием множительной
техники, и картотека поддельных денежных знаков.
     Федеральная  коллекция  стреляных  пуль, гильз и  патронов  со  следами
оружия предназначена для установления фактов применения преступниками одного
и того же экземпляра оружия при совершении преступлений в различных регионах
России, а также для  выявления случаев использования  изъятого,  добровольно
сданного  нарезного   огнестрельного  оружия  при   совершении   конкретного
преступления. Все объекты, подлежащие  помещению в  коллекцию, поступают  из
экспертных подразделений после их исследования. Перед помещением в коллекцию
они  проверяются по уже  имеющимся здесь объектам  и, в случае  установления
фактов  выстрела  из  одного  и  того  же  оружия,  немедленно  направляется
телеграмма заинтересованным органам. По  федеральной пулегильзотеке подлежат
проверке револьверы, пистолеты, автоматы, карабины, обрезы  малокалиберных и
боевых винтовок,  которые  были  изъяты при  расследовании  преступлений или
добровольно  сданы государственными  или общественными  организациями,  либо
отдельными гражданами как незаконно  хранящиеся. Подлежащее проверке  оружие
направляется  в  местное экспертно-криминалистическое подразделение, где оно
по  специальной  методике  отстреливается,  и  отстрелянные  объекты  (пули,
гильзы)  этим же подразделением направляются в  Экспертно-криминалистический
центр  МВД  Российской  Федерации.   Справка  о  результатах   проверки   по
федеральной пулегильзотеке пуль, гильз и патронов со следами осечки, а также
самого оружия приобщается к уголовному делу. В случае раскрытия преступления
следователь  немедленно   информирует  указанный   центр  и  запрашивает  из
пулегильзотеки помещенные в нее  объекты. В федеральной коллекции поддельных
документов, изготовленных с использованием множительной техники, учитываются
только те поддельные документы, бланки которых  изготовлены с помощью клише,
набора типографских литер, полиграфической  или иной  множительной  техники.
Банк     данных    формируется    за    счет     документов,    направляемых
экспертно-криминалистическими подразделениями МВД, УВД после исследования их
подлинности. В коллекцию помещается либо сам документ,  либо его фотокопия и
негатив.   Коллекция   позволяет    следователю   или   работнику   дознания
устанавливать правоохранительный орган, в производстве которого имеется дело
по  факту  изъятия   аналогичных  поддельных   документов,  изготовленных  с
использованием   тех   же  клише,   наборов   типографских   литер  и   иной
полиграфической   и  множительной   техники.   Такая  информация   позволяет
объединять в  одно производство несколько  уголовных  дел, что имеет  важное
значение  для розыска подделывателя  документов и  его полного  изобличения.
Картотека поддельных денежных знаков предназначена для определения источника
их  происхождения  и установления  конкретных фальшивомонетчиков.  Картотека
состоит  из поддельных  отечественных  денежных  знаков  и  инвалюты или -их
фотоснимков  лицевой  и  оборотной   стороны,   выполненных  полиграфическим
способом, с использованием  множительной  техники или  путем  рисования. При
расследовании    преступлений    следователь     использует     не    только
криминалистические  учеты, специально  предназначенные  для  целей раскрытия
преступлений,  но и ряд других, ведущихся в различных организациях. Так, ему
часто  приходится обращаться  в  военные  комиссариаты,  осуществляющие учет
граждан, призываемых на действительную военную службу, учет офицеров запаса,
учет   солдат,  матросов,  сержантов,  старшин  запаса.   При  расследовании
преступлений очень часто приходится обращаться также  к  учетам  медицинских
учреждений, и  прежде  всего  к  таким, как: учет психически  больных,  учет
наркологических больных, учет  лиц,  находящихся на диспансерном наблюдении,
учет  лиц,  допускающих  немедицинское  потребление  наркотических средств в
условиях исправительно-трудовых учреждений, учет в стационарных учреждениях,
учет в поликлиниках, амбулаториях и др.






     Следственное     действие     -    межотраслевой     объект,    имеющий
нормативно-правовой,  управленческий, этический,  поисково-познавательный  и
иные аспекты. В уголовно-процессуальной теории доказывания  под следственным
действием понимается  способ собирания доказательств. Своеобразная трактовка
данному  понятию   дается  в   криминалистике.   Этой   наукой   исследуются
организационные основы, логико-гносеологический и технологический  механизмы
деятельности,  осуществляемой  в  рамках следственных  действий.  При  таком
подходе  каждое  следственное действие  как элемент  более широкой  системы,
именуемой   предварительным   расследованием,  рассматривается  в   качестве
деятельности    внутри    другой    деятельности.    Являясь    относительно
самостоятельной, деятельность  по  подготовке  и производству  следственного
действия направлена на решение специфических правовых и тактических задач на
пути   достижения  цели  (целей)  данного  действия.  В  одних  случаях  она
охватывает  целостный  комплекс   организационных  мероприятий   и  операций
поисково-познавательной   направленности,  начинаясь  с  поиска  носите  лей
доказательственной и  иной информации, имеющей значение для уголовного дела,
завершаясь  исследованием  обнаруженных объектов и использованием полученной
информации. В других  случаях  эта деятельность носит укороченный характер в
связи  с выпадением какого-либо ее звена.  Подобные  ситуации  складываются,
например,  в том случае, когда следственное действие выполняется в отношении
ранее обнаруженного  и  зафиксированного  объекта тактического  воздействия,
имеющегося в  распоряжении следователя. Как  и все иные системы и подсистемы
деятельностного     типа,     следственное      действие     имеет      свой
элементно-компонентный  состав,   внутреннюю   структуру  и  внешние  связи.
Субъектами  этой деятельности являются руководители и оперативные  работники
органов   дознания,  следователи,  надзирающие  за  дознанием  и  следствием
прокуроры, судьи. В большинстве случаев решение о производстве следственного
действия  принимается  лицом,  в производстве  которого  находится уголовное
дело. Оно  же является организатором  и исполнителем следственного действия.
Однако подчас возникают  ситуации, когда производство следственного действия
субъектом  принятия  решения  нецелесообразно  или невозможно  по каким-либо
причинам. В таких случаях его проведение может быть поручено другому лицу из
числа работников правоохранительных  органов (коллеге следователя по работе,
члену оперативно-следственной группы, работнику органа дознания и т. д.). На
практике порой возникает необходимость выполнения следственного  действия не
на той территории,  где проводится расследование, а в  ином  регионе, подчас
находящемся на значительном удалении от места  ведения следствия. Существуют
два  выхода из  такой  ситуации. В  одном случае следователь, в производстве
которого  находится  уголовное   дело,  командируется  на  место  выполнения
следственного  действия  и  проводит  его там.  Другой  путь  решения задачи
предполагает дачу письменного или  в иной  форме  поручения  о  производстве
следственного  действия  (либо  нескольких  действий)  следователю  местного
органа  предварительного  следствия  либо  дознания.  Несовпадение  субъекта
принятия решения и  исполнителя  следственного действия может быть и  тогда,
когда решение принимается судьей, руководителем следственного подразделения,
органа  дознания, прокурором, надзирающим за  расследованием. По их  устному
или письменному  указанию следственное  действие может  производиться другим
лицом. К участию в  следственном действии могут быть привлечены специалисты,
потерпевшие,  свидетели,  подозреваемые,   обвиняемые.  Но  круг  участников
следственного  действиями ими  не  ограничивается.  В  случаях, указанных  в
законе,  в  следственных  действиях  участвуют  и  другие лица (переводчики,
педагоги,  защитники  обвиняемых  и т.  д.). Некоторые следственные действия
(такие,  например,  как  обыск,  осмотр  места  происшествия)  проводятся  в
присутствии понятых и с санкции прокурора. В следственных действиях, которые
проводятся   в   служебных   и   жилых  помещениях,   в   иных  ограниченных
пространствах,  затрагивающих  отношения  собственности,  права  и  интересы
трудовых  коллективов,  отдельных  граждан, могут участвовать  представители
администрации  предприятия,  материально-ответственные работники,  владельцы
имущества и другие  заинтересованные лица. Целями данного  вида деятельности
может быть обнаружение носителей доказательственной и  другой информации, ее
собирание  и  использование,  реализация  иных  криминалистических, а  также
правовых  решений.  Эти  цели  претворяются  в  жизнь  путем  решения  самых
различных задач  (обнаружения  следов  преступления,  получения  исходной  и
промежуточной  информации,  устранения  противоречий,  изобличен)"  во  лжи,
проверки алиби и т. д.). При этом активность следователя,  его партнеров  по
взаимодействию может  быть  направлена  на различные  искомые и  познаваемые
объекты   (события,   обстоятельства,   факты,  предметы,   документы).   На
"вооружении"  работников   органов  дознания  и  Предварительного  следствия
находятся  всевозможные средства решения задач следственных действий. При их
производстве применяются: средства криминалистической и иной техники: методы
и методики поиска и исследования объектов полевых условиях; приемы и правила
организации работы, получения, анализа и использования информации; мысленные
и  материальные  модели;  профессиональные  знания  и  навыки  следователей,
специальные познания экспертов: правовая  и криминалистическая информация  и
другие  средства.  Цель  и  средства  ее  достижения находятся  в  состоянии
непрерывного  взаимодействия,   взаимосвязи  при   определяющей  роли   цели
следственного действия. Структура и  содержание целей - задач  следственного
действия  по  ходу  его выполнения -могут  видоизменяться в  силу  изменения
ситуации, что приводит  к необходимости корректировки реализуемой  программы
деятельности.  Коренное  изменение ситуации может  привести к  возникновению
новой цели, что ставит  следователя в условия необходимости принятия решения
об экстренном  приостановлении выполняемого действия либо  об отказе  от его
дальнейшего  производства  и начале  другого  следственного  действия.  Так,
проверка показаний на месте  может  перерасти в дополнительный  осмотр места
происшествия в случае получения данных, указывающих не  неполноту первичного
осмотра, а следственный осмотр - в эксперимент,  если возникла необходимость
в совершении опытных действий, не планируемых ранее. В следственной практике
имеются  примеры  того, как  в  процессе  осмотра  жилого  помещения  подчас
возникает  необходимость  в  прекращении данного следственного действия и  в
срочном проведении обыска. Каждое следственное действие имеет свою динамично
развивающуюся   структуру   (механизм,  процедуру),  отражающую  особенности
поэтапного решения, технологию  исследования  поставленных задач. Результаты
следственного действия - это его итоги, то, что достигнуто в ходе реализации
цели.
     Промежуточные результаты, достигнутые  в ходе  следственного  действия,
используются для оптимизации процесса  решения других задач данного действия
(для формирования  и  постановки новых  вопросов, проверки  собранных  ранее
сведений,  получения  сведений  о   других,  прежде  неизвестных   носителях
информации  и  т.  д.),  а  также для организации,  проведения и оптимизации
следственных  действий, производимых  параллельно.  Анализ  и  оценка  всего
комплекса   результатов   завершенного  следственного   действия   позволяют
разработать  либо  скорректировать  ранее  созданную  программу  дальнейшего
расследования. И,  наконец, следует  сказать  о том, что, как и  любое  иное
событие материального  мира, следственное  действие протекает в тех или иных
временных  и пространственных границах, имеет свое начало и  завершение. Где
бы  не  выполнялось  данное действие,  оно  всегда имеет  окружающую  среду,
обстановку,  на  фоне под  прямым или  опосредованным  воздействием  которой
осуществляется.   Одной    из    задач   криминалистического    исследования
следственного действия является разработка оптимальной функциональной модели
данного  объекта, отражающей  его организационно-технологическую  структуру,
динамичный механизм его  развития.  Существуют  четыре  типа (уровня) такого
рода типовой информационной модели:
     - общая модель:
     -модели определенных групп криминалистически сходных видов следственных
действий;
     - модели отдельных видов следственных действий:
     -модели   тех   или   иных   разновидностей    следственных   действий.
Информационное значение общей модели  состоит в том,  что  она  способствует
формированию   общего    представления    о   криминалистической    сущности
следственного  действия  и  таких  сторонах, элементах, связях механизма его
развития,  которые  повторяются  во  всех  случаях  при  производстве  самых
различных  следственных  действий.  Остальные  модели   представляют   собой
соответствующие варианты интерпретации  на том или ином уровне  общей модели
следственного действия,  ее конкретизации, наполнения отдельных  ее  звеньев
специфическим содержанием на основе учета своеобразия отдельных групп, видов
и разновидностей следственных  действий и ситуаций, для  разрешения  которых
они проводятся.
     Процесс  развития следственного действия состоит из четырех стадий:  1)
принятие    решения    о    производстве    следственного    действия;    2)
организационно-тактическое   обеспечение  следственного   действия   (стадия
подготовки); 3) общеориентирующее и детальное исследование (операциональная,
рабочая  часть  следственного  действия);  4) заключительная  стадия. В свою
очередь,  каждая  из указанных стадий состоит  из ряда элементов (подстадий,
частей). Базовым, определяющим  элементом  структуры следственного действия,
на  котором  строится  вся  логически развивающаяся конструкция  этого  вида
деятельности,   является  построение   мысленной   модели   и  осуществление
многофакгорного анализа сложившейся  следственной ситуации. Указанная модель
строится на основе  изучения  и  осмысления имеющихся фактических данных,  а
также использования знаний,  почерпнутых из типовых  информационных  моделей
аналогичных ситуаций. Во внимание  принимаются все элементы и связи ситуации
как  в  их  статичном,  так  и  динамичном аспектах (сведения  об  известных
обстоятельствах,   неустановленные  факты,   время,   прошедшее   с  момента
совершения  исследуемого события,  допущенные  упущения и  ошибки в процессе
получения первичных данных и т.  д.). На  основе анализа  и оценки  ситуации
определяется   проблема   (проблемы),   подлежащая    разрешению,   основное
направление  дальнейшей  деятельности,   формируются   версии,  определяются
задачи, средства, пути и методы их решения в рамках производства намеченного
комплекса следственных действий. С момента принятия решения  о том, с какого
именного  следственного  действия  должна  начинаться работа  по  разрешению
ситуации, начинается  этап его  организационно-тактического  обеспечения. (В
необходимых случаях принятое решение оформляется постановлением следователя,
например,  постановлением  о  производстве  обыска).  Задача  данной  стадии
состоит  в  том,  чтобы  создать  надлежащие  организационные  и тактические
предпосылки,  обеспечивающие   целеустремленное   и  эффективное  проведение
следственного   действия.   Формулируются  цели  и   задачи   предполагаемой
деятельности, определяются  последовательность,  приемы  и  правила  решения
задач,  осуществляется прогноз развития ситуации  и  с  учетом различных его
вариантов    составляется   план    производства   следственного   действия,
определяются  участники,  место и  время проведения.  Кроме того, на  данной
стедии   может   возникнуть  необходимость  дополнительного  (сплошного  или
выборочного)  изучения материалов дела, проведения  установочных мероприятий
по линии органов дознания, привлечения соответствующих  технических средств,
формирования  следственной  или  следственно-оперативной  группы,   изучения
методической и иной  литературы,  привлечения специалистов  нужного профиля,
принятия мер по обеспечению  безопасности участников следственного действия.
Следственному действию в порядке  его подготовки  могут  предшествовать иные
следственные или оперативные мероприятия. К их числу могут относиться  меры,
обеспечивающие  прибытие  участников следственного  действия  на  место  его
производства,   установление   необходимых   контактов   с   представителями
предприятий, организаций, учреждений,  общественных  и иных организаций, чье
содействие  необходимо  (например,  подача  заявки  администрации тюрьмы  на
доставку  для  допроса  обвиняемого,  когда   он  содержится  под  стражей).
Продолжительность стадии подготовки следственного действия, объем понесенных
при  этом   интеллектуальных,  материальных   и   иных  затрат   зависят  от
особенностей  объекта   тактического  воздействия  и  сложившейся  ситуации.
Признак кратковременности, непродолжительности этой стадии обычно характерен
для  тех  случаев,  когда  носитель  информации  персонифицирован и  имеются
сведения  о  месте  его нахождения. Однако  в  том случае, когда при наличии
сведений о признаках  объекта отсутствуют  данные о  месте его нахождения, а
также в условиях острого дефицита сведений и об объекте-носителе информации,
и о  месте его нахождения,  стадия подготовки может  затянуться и  порой  на
довольно  значительное время.  В таких случаях  недостающая информация может
быть  собрана  путем  производства  иных следственных  действий, мероприятий
оперативно-розыскного характера (допроса потерпевших, опроса местных жителей
и  т.  д.),  а также использования средств  массовой информации. Оптимизации
этой  работы способствуют  знание  и  применение  приемов  поиска  людей как
носителей  личностной информации (свидетелей, потерпевших, преступников),  а
также объектов,  являющихся носителями вещной информации. (Не следует путать
поисковую деятельность указанного плана, осуществляемую  в стадии подготовки
следственного  действия, с поисковой деятельностью, которая осуществляется в
ходе производства некоторых следственных действий,  напри мер, осмотра места
происшествия, обыска).  Следующая  (рабочая)  стадия следственного  действия
чаще  всего начинается с этапа ориентирующего исследования. Осуществляемая в
его  рамках  деятельность рассчитана  на получение информации, дающей  общее
представление о  сфере  поиска,  обстановке,  объектах  активности  субъекта
следственного действия. Получение и использование такой информации позволяет
сориентироваться в  реальной ситуации, уточнить, конкретизировать намеченную
программу  деятельности, принять  меры, которые не были  в нее  заложены  на
подготовительной  стадии. Что  касается  детального исследования, то  оно, в
отличие от ориентирующего, исходит из последовательной предметной реализации
следственного   действия  на  основе  тщательной   проверки  версий,  других
мысленных   моделей  в   условиях  непосредственного   контакта  с  объектом
(обстановкой,  предметом,  человеком  и  т.  д.).  В  заключительной  стадии
следственного  действия  осуществляется  систематизация  и  оценка собранной
информации,  анализ  хода  и  результатов  проделанной  работы,  выполняются
необходимые  организационные   и  процессуально-удостоверительные  действия.
Характерно, что деятельность по фиксации осуществляется на  протяжении всего
цикла  следственного  действия,  начинаясь   уже  на  стадии  ориентирующего
исследования.  Первый  шаг  на  этом  пути  делается  в  начале  организации
следственного  действия на месте его производства.  Прежде  всего  для этого
применяются фото-, кино-, видеозаписывающие средства, фиксирующие обстановку
до  того,   как  следственное  действие   приобрело  динамический  характер.
Фиксируются   также   момент  начала   и   завершения  действия,  его   ход,
промежуточные и конечные результаты. Наряду с основной формой документальной
фиксации - протокола следственного действия,
     -  применяются  вспомогательные  и  дополнительные   средства  фиксации
(например, путем  занесения  черновых записей  в блокнот,  составления схем,
рисунков).   В   тех  случаях,  когда   следственное  действие  сопряжено  с
преодолением пешком  или на  транспорте  каких-либо расстояний (например,  в
связи   с   исследованием   направления   движения  преступника   на   место
происшествия),  фиксация  осуществляется  от   исходного   пункта   движения
(непрерывным способом или фрагментарно) до конечного пункта маршрута.  Таким
образом,  процесс развития  следственного действия в  целостном, завершенном
виде предполагает последовательное прохождение следующих этапов:
     -  построение  и   оценка   мысленной  модели  сложившейся  ситуации  и
сопоставление  ее  признаков   с  признаками  типовых  моделей   аналогичных
ситуаций:  -  принятие  решения  о  производстве  следственного  действия  и
построение модели объекта тактического воздействия:
     - определение  цели,  задач,  подлежащих  решению  в  ходе  намеченного
действия:
     - разработка программы предстоящей деятельности  и принятие необходимых
организационных и иных мер по ее обеспечению;
     - реализация программы следственного действия в ходе его проведения;
     - оценка  хода и промежуточных результатов  (с корректировкой программы
по мере ее реализации в случае необходимости);
     - подведение и оценка итогов следственного действия;
     -завершение   работы   по  процессуально-удостоверительному  оформлению
выполненного следственного действия. Рассмотренные  положения носят довольно
общий  характер. И  хотя они  имеют важное значение  для  понимания  смысла,
содержания    организационно-методической    и   гносеологической   сущности
следственных  действий,   ориентируют  практиков  на  то,   как  и  в  каких
направлениях и формах.осуществляется  подготовка  и проведение  следственных
действий,   для  эффективного  решения  этих   задач  необходимо  знание  их
специфического преломления  применительно  к  особенностям криминалистически
сходных, а  также отдельных  видов и  разновидностей следственных  действий.
Основу  для получения такого знания создает криминалистическая классификация
следственных действий  на  две группы.  Действия первой группы называются  в
литературе вербальными, действия второй - нонвербальными. В структуру первой
группы действий входят: допрос; очная ставка; проверка показаний  на  месте;
предъявление для опознания;  следственный эксперимент, проводимый с участием
подозреваемого,  обвиняемого,  потерпевшего,  свидетеля.  Во  вторую  группу
включаются:   следственный  осмотр:   обыск;  выемка:   освидетельствование:
экспертиза   вещей,   документов,    материально-фиксированных   следов.   В
следственной практике нередко производятся  следственные действия, объектами
которых  являются сложные,  комплексные  источники  и  носители  информации.
Имеются в виду действия, по ходу которых собирается и  используется  как  ин
формация людей, так и информация, носителями которой являются вещи. Подобные
ситуации  складываются,  например,  при  освидетельствовании  подозреваемых,
судебно-медицинской экспертизе живых людей (потерпевших от преступления).  В
качестве определяющей при этом в одних случаях выступает работа, связанная с
получением личностной информации, что  является  главной  целью действия.  В
таких случаях получение и использование вещной информации носит подчиненный,
вспомогательный характер. Так, допрос  свидетеля направлен  на получение  от
него   сведений,  ставших  ему  известными  в  результате  непосредственного
восприятия какого-либо  факта,  обстоятельства, события, процесса,  имеющего
значение для дела.  В целях конкретизации показаний, стимулирования процесса
воссоздания обстоятельства, о котором даются показание, свидетелю может быть
предъявлена для  обозрения  какая-либо  вещь, имеющая  отношение к  предмету
допроса.   Обозрев    объект,   свидетель   может    вспомнить    какое-либо
обстоятельство, о котором забыл, обратить внимание на остававшиеся до  этого
вне поля зрения следы. В этом случае вещная информация, процесс ее получения
и использования  носят  вспомогательный  характер по отношению  к реализации
главной цели данного следственного действия. Существуют и иные ситуации, при
которых вспомогательное значение имеет личностная информация,  полученная по
ходу   целенаправленного  поиска,  исследований  "немого  свидетеля".   Так,
производя обыск в  жилище  подозреваемого  а присутствии его в целях  поиска
орудий преступления,  иных предметов, следователь для оптимизации  работы по
поиску объекта может использовать улики поведения подозреваемого. Его слова,
действия могут  навести  следователя на мысль о том, в таком месте находится
искомый объект. В зависимости от того, собирание и проверка такой информации
является  определяющей целью следственного  действия, указанные действия,  в
одних  случаях  должны  включаться  в  качестве  составной  части  в  группу
вербальных, в других - нонвербальных действий  Общие и частные классификации
следственных  действий  могут   строиться   и  по   другом   основаниям  (по
ведомственной принадлежности субъектов поисково-познавательной деятельности,
по  месту проведения  действий,  этапам  расследования,  типичным ситуациям,
категориям  дел и  т. д.).  Построение  и  использование  криминалистических
классификаций следственных действий  - важное средство решения теоретических
и  прикладных  задач.  Выбор  необходимой  классификации  зависит  от  того,
рассчитана  ли  она  на  использование  в  исследованиях  теоретической  или
прикладной  направленности,  от   того,   в   каком  разделе  криминалистики
осуществляется  исследование,  какая  конкретно  задача  решается  в  рамках
проводимого исследования.




     Приемы  и правила тактической природы исходят из задачи  способствовать
выявлению  и  оптимальному  использованию  богатого тактического  потенциала
следственных   действий.   Тактический   потенциал   следственного  действия
предстявляет  собой  массив  информации, имеющей поисковое, познавательное и
доказательственное  значение,  которая в  скрытом  состоянии  находится в ее
носителях  и должна быть обнаружена,  получена,  зафиксирована, осмыслена  и
использована  следователем.  Чем выше  и разнообразнее  тактический  арсенал
следователя, чем  лучше его вооруженность тактическими приемами и правилами,
тем выше его активность, тем выше результативность следственного действия. В
самом  общем виде  прием  можно  определить  как  средство,  способ  решения
какой-либо задачи.  При криминалистической интерпретации данного  понятия  в
его тактическом варианте следует учитывать  ряд  существенных обстоятельств.
Субъектом  применения  тактического приема является  следователь либо другое
лицо, осуществляющее  расследование по уголовному делу. Сфера его применения
-  деятельность  при   подготовке  и  производстве  следственного  действия.
Выступая  в  качестве   способа  решения  задач,  возникающих  в  ходе  этой
деятельности, тактический прием представляет  собой не  единственный, а один
из серии возможных в том или  ином случае способов, вариантов решения задачи
поисковой,  познавательной,  поисково-познавательной  направленности.  Выбор
соответствующего  варианта,  пути решения  задачи  осуществляется  с  учетом
особенностей     объекта    тактического    воздействия    и     сложившейся
поисково-познавательной ситуации. Прием должен быть адекватным ситуации и по
сравнению  с другими вариантами решения наиболее оптимальным с  точки зрения
ожидаемого    результата,    способствующим    эффективному    рациональному
производству следственного  действия. С  учетом сказанного тактический прием
может  быть определен  как адекватный ситуации  способ речевого и неречевого
воздействия на объект (фрагмент объективной деятельности, документ, предмет,
человек),  способствующий эффективному собиранию и использованию информации,
оптимизации решения других задач при подготовке  и  проведении следственного
действия.  Тактические  приемы  весьма разнообразны, поскольку в их качестве
могут   выступать   самые  разнообразные   виды   и   формы   сознательного,
целеустремленного  проявления  активности  субъекта  поисково-познавательной
деятельности  (различные  ходы, шаги. меры, поступки, действия и воздержание
от  них, линия  поведения, жесты, произнесенные тексты и  другие акты, в том
числе  другие следственные  действия, выполняемые  в по рядке  подготовки  к
данному  действию,  обеспечивающие  результативность   решения  его  задач).
Существует  ряд критериев допустимости тактического приема, поскольку далеко
не  всякий  способ  решения  следственных задач  может  рассматриваться  как
правомерный  и разрешаемый в  уголовном процессе.  Тактический  прием должен
соответствовать нормам закона, не противоречить этическим нормам и правилам,
быть  безопасным для  жизни и здоровья  участников  следственного  действия,
других  людей,  его  применение  не  должно причинять  вреда иным охраняемым
законом отношениям. Важным признаком приема, рекомендуемого криминалистикой,
является  его научная  обоснованность,  апробированность,  эффективность. Не
допускаются  приемы,  основанные  на  лжи, фальсификации,  унижении  чести и
достоинства  людей, нарушениях их  законных  прав, разжигании  национальной,
религиозной   и   классовой  розни  и   вражды,   межличностных  конфликтов,
провокациях, использовании  беспомощного состояния,  слабостей  и негативных
черт  личности.  При  подготовке и проведении  следственного действия обычно
используется сочетание различных тактических приемов, т.  е. те или иные  их
комплексы  (тактические комбинации). Наряду с приемами следователь реализует
при подготовке и  проведении следственного действия типовые,  так  или иначе
формализованные, безальтернативные  шаги, акты  процедурного,  методического
характера.  Такого   рода   средства  решения  возникающих   задач  называют
правилами. В отличие от правил нормативного  характера,  исполнение  которых
обязательно во  всех  случаях,  тактические  правила носят  рекомендательный
характер.  Для  понимания сущности такого рода  правил  следует исходить  из
родового значения понятия "правило", т. е. положения (принципа, предписания,
рекомендации), устанавливающего порядок чего-нибудь (например, осуществления
какого-либо  вида  деятельности   или  части  ее),  служащего  руководством,
ориентиром в чем-нибудь.  Причем речь  идет не о  всевозможных положениях, а
только о таких  из  них, которые  отражают  определенные  закономерности,  с
необходимостью  повторяющиеся при определенных  условиях, связь, соотношение
каких-либо явлений, факторов, обстоятельств.
     Существуют различные общие и частные  классификации тактических приемов
и правил. Так, по степени их общности  они подразделяются на применяемые при
производстве:   1)   всех  следственных  действий;   2)  определенных  групп
криминалистически  сходных  видов  следственных  действий; 3)  следственного
действия  того или  иного вида; 4)  отдельных  разновидностей  следственного
действия. По степени универсальности тактические приемы и правила могут быть
разделены  на  три  группы:  1)  применяемые  при  подготовке  следственного
действия;  2)  применяемые   при  производстве  следственного  действия;  3)
применяемые  и при подготовке,  и  при  производстве  следственного действия
(универсальные).  По   характеру  и  направленности  различаются  поисковые,
аналитические,  познавательные  приемы и правила, а  также приемы и  правила
передачи  информации,  приемы  и  правила речевого и неречевого воздействия.
Исходя из дифференциации носителей информации,  выделяются  приемы и правила
собирания личностной информации (информации, получаемой  от  людей) и вещной
информации   (информации,  получаемой   при  исследовании  документов,  иных
материально-фиксированных   объектов).   Для   проникновения   в    сущность
рассматриваемых понятий,  составления  полного представления об их видовой и
внутривидовой специфике, выяснения возможностей и сферы применения полезными
являются и другие классификации. В этой связи  прежде всего  следует указать
на классификации, строящиеся по видовой принадлежности научных положений, на
базе которых  разрабатываются тактические приемы и  правила.  На этой основе
выделяются  приемы   и  правила,   базирующиеся   на  положениях   логики  и
закономерностях логического мышления, психологии (общей, социально и т. д.),
науки организации  труда и управления и других  наук. Важное теоретическое и
практическое значение имеет классификация  тактических  приемов  и правил  в
зависимости  от  специфики  объектов, на которые  воздействует следователь с
помощью указанных средств. На этой основе выделяются:
     - приемы  и  правила  как средства управления следователем собственными
чувствами и поведением;
     - приемы и  правила  как  средства  управления  следователем поведением
других участников следственного действия:
     - приемы и правила как средства овладения и управления ситуацией;
     -  приемы и правила  как средства  организации  работы  следователя  по
поиску и взаимодействию с неговорящими объектами (живой и неживой природы).
     Приведенные   классификации  относятся  к  числу  общих  классификаций.
Классификации другого  типа  (частные) строятся на  основании разделения  на
составные части  элементов  (группы, подгруппы) общих  классификаций... Так,
приемы управления следователем поведением участников следственного  действия
могут  быть разделены  на подгруппы на  основе учета видового  распределения
указанных лиц.  С учетом процессуального положения  носителей  и  источников
личностной информации выделяются,  например, приемы получения информации  от
потерпевших,  свидетелей,  подозреваемых и  т. д.  В свою очередь, если  это
целесообразно  и  необходимо  для  решения  научных  и  практических  задач,
элементы,  составные   части   частных   классификаций  также   могут   быть
дифференцированы на  основе их классификации по различным основаниям.  Таким
путем могут быть выделены,  например, приемы и  правила  допроса сослуживцев
потерпевших,  которые ранее знали или не знали преступников, совершивших  на
них   посягательства;  приемы,   правила  и  методика   предварительного   и
экспертного  исследования  биологических   объектов;   приемы  использования
информации, содержащейся в запаховых следах. Подобные классификации  создают
основу  для  разработки,  изучения и  использования  тактических  приемов  и
правил, максимально  приближенных к практическим потребностям, поскольку тем
самым   создается   возможность   дополнительной   конкретизации   ситуаций,
углубленного выявления, учета и использования при  создании правил и приемов
различных деталей и нюансов исследуемой реалии.




     Общие тактические приемы и правила различаются по сфере их применения и
другим признакам  (по  природе, содержанию  и т. д.).  Одна  их часть  может
применяться  только в  стадии подготовки  различных  следственных  действий,
другая - в  стадии  производства  указанных  действий.  Существует  еще одна
группа тактических приемов и правил. Их называют универсальными, поскольку в
равной  мере  они  могут  с успехом  применяться на  всех  стадиях  развития
различных  следственных действий.  Показательными в  этом отношении являются
такие  всеобщие  приемы  (методы)  и  правила,  как  наблюдение (планомерное
направленное  восприятие  окружающего  мира,  каких-либо процессов, явлений,
предметов,  осуществляемое  с целью  поиска  и изучения объектов), описание.
Оказание  в  протоколе следственного действия,  в  ином документе  признаков
воспринимаемого  объекта),  сравнительное  исследование материальной  среды,
признаков  состояний объектов, отдельных групп следов и  т. д.,  мысленный и
реальный   эксперимент   (совершение  опытных  действий   в  целях  проверки
возможности восприятия,  совершения каких-либо  действий и т. д.). Речь идет
не о  механическом  перенесении приемов и  правил отмеченной  категории, а о
творческом  их использовании в адаптированном виде  для решения  тактических
задач  на  основе  учета  специфики  следственного действия  и  условий  его
проведения.  Сказанное  относится  и  к  другим привнесенным извне приемам и
правилам,  включая  технико-криминалистические  методы фиксации,  изъятия  и
исследования  материально-фиксированных носителей  информации,  вещественных
доказательств.  Все  они  в  процессе  их  применения  требуют  тактического
осмысления, преобразования и оформления,  исходя из общего (стратегического)
и    ситуационно    обусловленного     тактического    замысла.    Например,
тактико-криминалистическая  интерпретация  метода  наблюдения  указывает  на
необходимость соблюдения  при  производстве следственного действия следующих
приемов и правил:
     -  до наблюдения  необходимо получить наиболее полное представление  об
изучаемом объекте;
     -  в процессе наблюдения  исходить из  сформулированных  цели  и задач,
реализуя при этом мысленный план, схему наблюдения:
     -  отыскивать в  наблюдаемом объекте не  только то, что  предполагалось
обнаружить, но и обратное тому:
     -  мысленно  расчленить  объект наблюдения  на части и в  каждый момент
наблюдения фиксировать внимание на  одной из  частей,  не забывая держать  в
поле зрения целое:
     -  не  доверять  однократному  наблюдению, исследовать объект  с разных
точек  зрения,  в разные  моменты и  в  разных  ситуациях,  изменяя  условия
наблюдения:
     - подвергать сомнению воспринимаемые признаки, которые могут в конечном
итоге оказаться ложной демонстрацией, симуляцией или инсценировкой:
     - сравнивать объекты наблюдения, противопоставлять их, искать сходство,
различные связи;
     - сопоставлять результаты наблюдения с тем, что было ранее  известно об
объекте наблюдения, аналогичных объектах науки и практики:
     -   привлекать   в   необходимых  случаях  к  наблюдению   специалистов
соответствующего  профиля, сравнивать  и  обсуждать результаты  наблюдения с
результатами  наблюдения   того   же   объекта   другими   участниками  этой
деятельности:
     - четко и конкретно формулировать результаты наблюдения, фиксировать их
надлежащим  образом в соответствующей форме соответствующим способом. Важное
значение  для  подготовки  следственных действий имеют  следующие  приемы  и
правила:
     - системный многофакторный анализ  исходной следственной ситуации (учет
и анализ всех  элементов  ситуации, их связей и взаимодействий, рассмотрение
ее структурных и функциональных компонентов и т. д.);
     -   криминалистический  анализ  преступления   и  объекта  тактического
воздействия:
     - правовой и криминалистический анализ расследуемого события, поведения
его участников, а также хода и результатов выполненной по делу работы:
     -  метод   и  правила  криминалистического  прогнозирования  (поведения
участников  следственного действия, их  реакции  на вопросы,  предложения  и
действия следователя, вариантов изменения ситуации и т. д.):
     - методы социальной типизации и биографического изучения личности;
     - многовариантное программирование следственного действия (рассмотрение
различных  программ  деятельности  в  зависимости  от   возможных  вариантов
развития ситуации);
     -   метод   моделирования  исследуемой   криминальной   и   предстоящей
следственной  ситуации  с  элементами  (правилами,   принципами,  подходами)
театрализации:
     -   метод  "мозговой  атаки"   при   групповом   характере   подготовки
следственного действия:
     -  обсуждение материалов и  прогноза  развития ситуации с коллегами, не
участвующими в расследовании, другими независимыми экспертами;
     - собирание, анализ, "просеивание" циркулирующей в определенных кругах,
группах,  слоях населения  информации  относительно  расследуемого события и
деятельности  лиц, его исследующих (как с  помощью гласных, так  и негласных
методов);
     -  метод  рефлекции  (рассмотрение  исследуемых  фактов  как бы глазами
преступников, иных лиц, а также с позиции реализации принципа "что бы сделал
я на его месте");
     - метод  логического генерирования (выведение и  исследование следствий
из анализируемых фактов). Возможности  реализации  потенциала взаимодействия
следователя   с  другими  участниками  следственного   действия  значительно
возрастают  в условиях  установленного между ними психологического контакта.
Психологический  контакт  сам  по  себе  не  является  тактическим  приемом.
Значимость  его состоит в другом, поскольку за  этой категорией стоит особое
состояние  отношений,  сложившихся  в  ходе  межличностных  общений,  особая
атмосфера, благоприятствующие  конструктивному  обмену информацией,  решению
других задач в ходе  деятельности по подготовке и производству следственного
действия.  Изложенное   нельзя  понимать  в  том  смысле,  что  установление
психологического контакта заведомо и во всех случаях является залогом успеха
на  пути  достижения  намеченной  цели.  Даже   самые  идеальные  отношения,
установившиеся в кругу участников следственного действия, еще не гарантируют
получения  ожидаемых следствием  результатов.  В  том  случае,  когда они не
переведены в деловое русло, а сведены к ничего не значащему диалогу, богатый
потенциал   психологического    контакта   останется   невостребованным    и
нереализованным. Однако, хотя психологический контакт не является  способом,
средством  непосредственного  воздействия  на  объект  (ситуацию,  поведение
других  людей  и  т.   д.),  его  практическая  значимость  для  оптимизации
следственного действия очень велика. Сформированный на базе применения одной
группы  приемов  и  правил, он  позволяет создать  существенные  предпосылки
интеллектуального  и  психологического  порядка для  продуктивной реализации
многих  других  приемов  и  правил.  Поэтому  необходимость  установления  и
использования возможностей такого контакта следует рас сматривать в качестве
одного  из  методологически  центральных положений, относящихся к  категории
принципов,  правил,  которыми следователь  руководствуется  при подготовке и
производстве следственных действий. С учетом этого  психологический  контакт
можно  определить  как  состояние  отношений,  характеризуемое  определенным
уровнем доверия, взаимоуважения и взаимопонимания, создающих возможность для
конструктивного  взаимодействия  следователя  с  его  партнерами  и  другими
участниками  следственного действия. С рассматриваемым  понятием связаны три
группы приемов и правил. Одна  их часть  способствует установлению, вторая -
поддержанию,   третья   -  использованию  психологического  контакта.  Выбор
следователем   способа  установления  психологического  контакта  с  другими
участниками   следственных   действий    обусловлен    многими    факторами:
процессуальным  положением, ролью,  которую играет  тот  или  иной  участник
следственного действия,  целями  и задачами  его  деятельности, отношением к
событию, по поводу  которого проводится  расследование, его интеллектуальным
уровнем   и   чертами   характера,  уровнем   криминалистических  знаний   и
профессиональных навыков  следователя,  его организаторским талантом и т. д.
Одно  из  условий  установления  психологического контакта  -предварительное
изучение  личности  участников  следственного  действия,  их  образа  жизни,
особенностей их профессиональной деятельности, черт  характера, отношений  к
другим людям, материальным и духовным ценностям, правоохранительным органам.
Эта  задача  решается в  стадии подготовки следственного действия на  основе
получения сведений в  процессе общения с другими  людьми, изучения собранных
материалов дела, использования  метода наблюдения. Этот процесс продолжается
также в ходе взаимодействия следователя с участником следственного  действия
при его проведении.  Интересующая следователя информация может быть получена
и  использована   им  в  ходе  обсуждения  биографических  данных  участника
следственного действия, разговора с  ним на  отвлеченные темы, интерпретации
его  речевых  и  неречевых  форм  поведения,  спонтанных  реакций,  выдающих
подлинные  мысли,  суть  партнера  по  общению.  Установлению и  поддержанию
психологического контакта способствуют проявление следователем эмоциональной
устойчивости, душевного равновесия, самообладания, умения логически мыслить,
говорить   и   писать   грамотно,   содержательно,   понятно,  выразительно,
способности  к тактичному  общению.  Ему необходимо также: а) в совершенстве
владеть  методами воспитательного воздействия,  разъяснения, самоконтроля  и
самоанализа,  полемики,  критического,  аргументированного  анализа  фактов,
логико-правового анализа  событий, действий,  материалов  дела; б) правильно
реагировать на дельные  советы и предложения своих партнеров по  общению; в)
строго следовать принципам неразрывного единства слова и дела, не переступая
границы между дозволенным и недозволенным, снятия напряжения, предотвращения
и   разрешения   конфликтных    ситуаций,    стимулирования    откровенности
собеседников, заинтересованности их в общении и желания быстро и  надлежащим
образом   решить  поставленные  задачи.  Приемы  и  правила  установления  и
поддержания психологического контакта тесно смыкаются, порой переплетаясь, с
приемами и  правилами управления следователем своим  поведением,  поведением
других участников  следственного действия, овладения и управления ситуацией,
которая  складывается  в ходе следственного действия. На поведение,  реакцию
следователя оказывают  влияние самые  различные  факторы  как  субъективного
порядка (состояние его здоровья, отношения в семье, его материальный уровень
и т. д.), так  и  факторы объективного, внешнего характера (загруженность по
работе, условия, в  которых проводится следственное действие,  поведение его
участников и т. д.). Они формируют его самочувствие, настроение, сказываются
на его  внимании, словах,  поступках,  иных  реакциях. Нередко следователь в
процессе проведения  следственного действия испытывает  отрицательные эмоции
как  естественную ответную реакцию  на неприятности, страдания, зло, ложь  и
другие негативные  проявления,  с которыми  он сталкивается (неудовольствие,
отчаяние, тоску, разочарование, тревогу,  гнев, возмущение,  отвращение и т.
д.). Четкий, непрерывный контроль следователя за своими чувствами, формами и
способами их выражения, умение  не поддаваться эмоциям и первым впечатлениям
-   необходимое   условие  соответствия   быть   на   уровне   ответственной
профессиональной миссии следователя, его правовому и социальному статусу.  А
это диктует  необходимость  проявления сдержанности со стороны  следователя,
внимательного  и  уважительного  отношения к партнерам  и другим  участникам
следственного действия,  умения их  слушать, слышать и понимать, проникаться
их   переживаниями,  чувствами  и  мыслями,  не  допускать  нервных  срывов,
бесцеремонности,  грубости,  обмана.  Искусство   владения  собой  не  знает
мелочей. Оно, в частности, предполагает  умение  смотреть на себя как  бы со
стороны, видеть себя глазами окружающих людей, оценивать себя объективными и
строгими  критериями,  корректировать  в нужном направлении  свои  действия,
держать под контролем  тон,  громкость,  содержание своей речи, ее словесное
оформление,  артикуляцию, мимику. Сигнал к  тому, что следователю необходимо
взять  себя  в  руки,  оказать воздействие  на  свое  психическое состояние,
проявляемые  эмоции,   скорректировать   свое  поведение,  дают  не   только
самоконтроль, результаты внутреннего диалога, но и реакции окружающих. Важно
замечать все:  и  то,  какими глазами,  какими  жестами, словами, действиями
окружающие  воспринимают сказанное и сделанное следователем,  и то, как  это
сказывается  на  ходе  и  результатах следственного  действия.  Каждый  жест
следователя, каждое его слово и даже форма молчания  не пропадают даром. Они
в  значительной  мере  определяют складывающиеся  отношения  с  окружающими,
формируют или разрушают обстановку доверия, сотрудничества, партнерства.
     Ее   развитию   в   благоприятную  сторону   способствуют:   адекватное
реагирование  следователя  на реакции окружающих,  критический  анализ своей
ошибки, промаха,  упущения,  вовремя  сделанная  пауза, перевод разговора на
иную  тему,  принесение  следователем  публичного  извинения за  неприятное,
неудачно или  не вовремя  вырвавшееся слово, неуважительный тон, разъяснение
своей позиции, трудностей и проблем, признание правоты оппонента и изменение
своей точки  зрения  при  наличии  к  тому  достаточных оснований. Овладению
ситуацией и конструктивному на  нее  воздействию помогают криминалистическое
прогнозирование  ее  развития,  прогноз  поведения участников  следственного
действия,   осуществляемые  как  в  стадии  подготовки,  так   и  проведения
следственного действия. Важное значение  с этой же точки зрения  имеет метод
рефлексии. Его технология состоит в том, что следователь мысленно  встает на
позицию  участника  следственного  действия  и с этих позиций  рассматривает
самого   себя,  процесс  общения  и  деятельности,  анализирует  прошлое   и
моделирует  возможную перспективу  развития следственного  действия.  Весьма
эффективны  методы социальной типизации при исследовании  личности участника
следственного  действия  (использование  информации,  содержащейся в типовых
моделях тех или иных категорий, групп, слоев  населения), криминалистический
доминантный  анализ  изучения  личности  участника   следственного  действия
(личность изучается в  системе обусловливающих  ее  деятельность  факторов).
Достижению   целей  следственного   действия   может  способствовать   такой
тактический    прием,   как   внезапность    его   проведения,   являющегося
неожиданностью для лиц, не заинтересованных в установлении истины по делу. В
некоторых  ситуациях   весьма  эффективным   является  повторное  проведение
следственного действия (например, повторное проведение обыска, на которое не
рассчитывало виновное лицо, перенесшее скрытое от следствия имущество в свое
жилище  после  первичного   обыска,   закончившегося   безрезультатно).  При
подготовке  и  проведении  следственного  действия во  внимание  принимаются
данные,   собранные  в  ходе   оперативно-розыскных   мероприятий.   Умелое,
тактически  грамотное  использование   полученной   при  этом  неофициальной
информации  способствует  оптимизации  следственного  действия, если  притом
соблюдены  необходимые  требования: приняты  меры  к  тому,  чтобы  источник
информации  не  был  раскрыт; объективность информации не вызывает сомнения,
для чего она может быть  перепроверена и перекрыта  сведениями, поступающими
по оперативным каналам, из других источников и т. д.




     разделение следственных действий на две группы  с учетом того, что одна
их часть предполагает работу  с людьми как носителями личностной информации,
а другая направлена на собирание  вещной информации, позволяет  осуществлять
классификацию тактических  приемов  и  правил также на  две группы.  Одна их
группа  рассчитана  на применение  при подготовке  и проведении следственных
действий в целях собирания личностной информации, другая  - на применение  в
процессе поиска и отработки  вещных носителей информации.  Приемы  и правила
собирания личностной информации.  Идеальные следы  (психические отображения,
мысленные образы,  следы  памяти) исследуемого  по уголовному  делу  события
недоступны  для непосредственного  восприятия. Их содержание  можно раскрыть
только  приемами  и  правилами  общения,  как процесса  обмена  информацией,
диалога следователя с людьми, являющимися носителями "следов памяти", в ходе
допроса,  очной ставки, проверки показаний на месте и других так  называемых
вербальных следственных действий. Имеются в виду приемы и правила речевого и
неречевого  характера,  а  также комбинации  правил и приемов того и другого
типов.  Так,  к  числу  приемов  из  серии  речевой  активности  следователя
относятся  опрос,  расспрос,  стимулирующие,  поддерживающие   передачу  ему
информации  от  ее  носителя,  контактно-формирующие  и  оценочные  реплики.
Неречевые  реакции следователя  могут быть выражены в  форме  жестов,  позы,
мимики,  перемещения в зоне следственного действия, изменения  дистанции, на
которой    осуществляется   обмен   информацией   (например,   одобрительное
покачивание  головой в  знак согласия,  пересаживание ближе  к  говорящему).
Приемы  и   правила   рассматриваемой   категории   во   многом   определяют
криминалистическую  сущность,  образуют  основное  ядро системы  тактических
средств достижения целей указанных действий. Процесс инициативного получения
имеющей  значение  для  дела личностной информации обычно начинается с того,
что следователь  в  той или иной форме  дает  понять  своему процессуальному
собеседнику в связи с чем и что его интересует. Информация, идущая при  этом
от  следователя,  рассчитана  на  чувства  и  мысли  ее  адресата.  Подобное
управляющее   воздействие,   способствующее   формированию   соответствующей
психологической установки носителя информации, осуществляется и в дальнейшем
на протяжении  всего следственного действия. Делается это  путем  постановки
вопросов, разъяснения обязанности говорить правду, убеждения и иным образом,
что  побуждает собеседника  вначале  припомнить  (актуализировать) требуемый
мысленный  образ,  затем  воспроизвести его  мысленно  и  передать  словами,
текстом,   жестами,   мимикой.   В  необходимых   случаях   мысленный  образ
сравнивается  с  реальным  объектом и  высказываются  суждения  о тождестве,
различии,  сходстве,   постфактных   изменениях  оригинала   (например,  при
опознании  или проверке показаний  на месте).  Тактические приемы и  правила
получения  личностной  информации  основаны  на  учете  как наличия  в одних
случаях, так и отсутствия  - в  других  свободного  волеизъявления носителей
информации  сообщить  ее,  как наличия  желания,  так  и отсутствия такового
общаться со следователем и доносить информацию до него и других потребителей
этой информации. Этим и объясняется то, что в криминалистике разработаны как
универсальные,  так  и ситуационно обусловленные  системы приемов  и  правил
получения  личностной  информации  у различных ее  носителей, применяемые  в
различных  ситуациях  по  различным  категориям  дел.  Общаясь  с  носителем
информации,  следователь  черпает  ее не  только  из  речи  собеседника  или
исполненного  им  письменного текста, но  и из  неречевых  средств  передачи
информации,  неречевых средств  общения с собеседником, подчас дающих больше
пищи  для  размышления, чем  произнесенные  слова  или  исполненные  тексты.
Поэтому   вникая  в  содержание   устной   и  письменной  речи  собеседника,
следователь  не   должен   упускать   из   виду   интонацию,   эмоциональную
насыщенность, мимику, вегетативные и иные проявления, сопровождающие речевую
деятельность.  Важное  значение с точки зрения  изучения  личности  носителя
информации,  проникновения  в   его   внутренний  мир,  определения  тактики
взаимодействия с ним, правильного анализа и оценки полученных сведений имеет
учет того,  как выглядит собеседник, в каком состоянии находятся его одежда,
обувь, какие особенности характеризуют его руки, прическу имеются ли у  него
татуировки,  шрамы.  На  эти  и  другие   признаки  соучастника   в  речевой
коммуникации, детали сопутствующих ему вещей следователю необходимо обращать
самое  серьезное внимание. В  основном  для  получения  информации от  людей
применяются  приемы и правила логико-психологической  природы. В их круг,  в
частности, включаются следующие:
     -  создание  благоприятных   условий   для   продуктивного   проявления
психических  способностей носителей собираемой  информации (например,  путем
активизации   воспоминаний  допрашиваемого  лица   по   ассоциации  событий,
проведения допроса или очной ставки на месте устанавливаемого события);
     - использование психологической реакции носителя информации на действия
субъекта  поисково-поэнавательной деятельности (например, путем предъявления
допрашиваемому вещественного  доказательства, интенсификации поиска сокрытых
объектов в местах, по  мере приближения к которым усиливается волнение лица,
в жилище которого производится обыск);
     -  использование  субъектом поисково-познавательной деятельности знаний
или предположений о действиях, которые, исходя из его психологических и иных
особенностей, мог  совершить когда-то носитель  информации,  с демонстрацией
этих знаний и результатов их реализации в  присутствии последнего (например,
путем   обращения   внимания   владельца  квартиры,  в   которой   произошла
инсценировка происшествия, на обнаруженные следы действий инсценировщика);
     - намеренное  побуждение носителя информации к определенному  поведению
(например, к  даче правдивых  показаний, проявлению так называемой  виновной
осведомленности)  путем  использования  известных  психических  особенностей
данного человека и  ожидаемой с его стороны естественной реакции на действия
субъекта поисково-познавательной деятельности. В  случае  отказа какого-либо
лица давать показания, делать  пояснения  по существу исследуемых  вопросов,
участвовать в  следственном действии широко применяется метод убеждения. При
реализации этого метода  рекомендуется выяснить  мотивы  и  причины  отказа,
привлечь  внимание  к положительным  сторонам  личности  собеседника  и  его
поведению в быту  и  на  работе  в  прошлом или  настоящем.  Наряду  с  этим
указанный метод может быть реализован на основе:
     -  обращения  к здравому  смыслу собеседника,  разъяснения  возможности
наступления  нежелательных последствий правового характера для  него  самого
или  для  других  лиц  в случае  отстаивания неразумной  позиции, объяснения
социальной значимости его поведения и сведений, которыми он располагает;
     -  оглашения  и  анализа  собранных  данных,  уличающих  собеседника  в
неискренности;
     - демонстрации возможности результативного решения анализируемой задачи
независимо от собеседника;
     - постановки  в известность, что следствие  располагает  информацией об
исследуемом факте,  но собранные  сведения  могут  быть оглашены лишь  после
того, как о нем сделает сообщение участник следственного действия;
     -  проявления  интереса  к  второстепенным,  незначительным моментам  и
деталям   и  подчеркнутого   проявления  невнимания   к  основным  элементам
исследуемого  события  в  целях  создания  преувеличенного  представления  о
характере  и  объеме знаний  следователя.  Получению  личностной  информации
способствует тактически правильное  предъявление вещественных доказательств.
Особенно  эффективным это  средство  тактического воздействия  может  быть в
отношении  лиц, отказывающихся сообщить известные им сведения, а  также лиц,
сообщающих  ложную  информацию.  Существуют  следующие   тактические  приемы
предъявления вещественных доказательств:
     - раздельное  предъявление  имеющихся  доказательств  в  той  или  иной
последовательности;
     - одновременное предъявление всего комплекса имеющихся доказательств;
     - предъявление вначале косвенных, а затем прямых доказательств;
     -неожиданное    предъявление     доказательства    либо    предъявление
доказательства после беседы по его поводу;
     - предъявление доказательств по нарастающей их весомости;
     -   предъявление   комплекса   доказательств   после   предварительного
информирования  о  наличии   доказательств,  их   перечисления  с  указанием
источников их происхождения (либо без указания);
     - предъявление доказательства как бы невзначай;
     -  предоставление  возможности лицу,  являющемуся носителем информации,
самому изучить доказательство и оценить степень его значимости;
     - фиксация внимания на отдельных признаках, сторонах доказательства;
     -  сопровождение  процесса   предъявления   доказательства   пояснением
механизма его образования;
     -    предъявление   вещественного   доказательства   с    демонстрацией
возможностей технико-криминалистических  средств по  выявлению и расшифровке
скрытой  в нем информации. Успех  в работе с носителем личностной информации
нередко  зависит  от умения  следователя формулировать  вопросы и тактически
грамотно пользоваться  этим  средством.  Формулировка  вопроса  должна  быть
четкой, ясной, конкретной  и  понятной. Нельзя задавать  наводящие  вопросы.
Содержание вопроса не догмою давать  повода  для  предположительного ответа.
Следует придерживаться  правила неожиданной постановки основного (ключевого)
вопроса.  Вопросы подразделяются на:  основные,  дополнительные,  начальные,
промежуточные, уточняющие,  конкретизирующие, напоминающие,  детализирующие,
контрольные. Приемы и правила собирания вещной  информации. В основной массе
случаев прежде всего на этапе первоначальных следственных действий для того,
чтобы  вещные  носители стали  источниками криминалистической  информации, а
впоследствии  источниками  судебных  доказательств,  их  необходимо  сначала
обнаружить, а затем подвергнуть соответствующим исследованиям. В ходе поиска
вещного объекта применяются:
     -органолептические, в частности, визуальные методы (изучение обстановки
с помощью органов зрения, слуха, обоняния, осязания);
     -наблюдение, раздельный и  сравнительный  анализ,  а также  контактные,
безконтактные и комбинированные методы измерения;
     -физические (например, микроскопический,  рентгеновский, люминисцентный
анализ),   химические   (например,   применение   люминола),   биологические
(ботанические, ветеринарные, ихтиологические) и другие методы;
     -статический,     динамический,    эксцентрический     (движение     по
разворачивающейся  спирали  от  центра  к  периферии),  концентрический  (по
свертывающейся спирали  от периферии к  центру),  фронтальный  (исследование
объекта средствами, расположенными в линию и  одновременно перемещающимися в
одном направлении), секторный (исследование  территории по частям),  узловой
методы;
     - общий (восприятие и  анализ обстановки в целом со стороны в статичном
положении либо  в процессе перемещения вдоль объекта)  и детальный осмотр. В
условиях острого дефицита сведения  о признаках и месте  нахождения искомого
объекта для его обнаружения  рекомендуется проводить сплошной  (объективный)
поиск.   Делается  это  путем  последовательного  обследования  подряд  всех
участков  исследуемой территории, всех  сторон и частей объекта. В  качестве
дополнительного,  а   порой  и  самостоятельного  может   применяться  прием
выборочного (субъективного) поиска.  При  выборочном поиске определяется его
направление,  зона действия, те или  иные ее элементы, к которым должно быть
при влечено внимание. Те фрагменты,  части зоны, территории объекта, которые
предполагается  обозреть   и  исследовать,  определяются  исходя  из   учета
особенностей поисково-познавательной ситуации как данного, так и аналогичных
дел.   Эффективному  применению   выборочного   подхода   к   поиску   могут
способствовать   специальные  методики  ведомственных   и   межведомственных
контролирующих  органов, государственные стандарты,  определяющие  правила и
условия  применения указанного  подхода в  тех или иных  сферах человеческой
деятельности  (например,  методики обнаружения  и изъятия образцов продукции
для проверки ее качества). Полезными с этой же точки  зрения могут оказаться
консультации специалистов,  а  в необходимых  случаях  -  привлечение  их  к
поисковым мероприятиям. В случае производства следственного действия группой
субъектов  поисково-познавательной  деятельности  необходимо   закрепить  за
каждым из них соответствующий участок, зону, сферу поиска, определить момент
начала  работы,  распределить  обязанности и решить вопрос  о способе  связи
между  ними  и  обмена  промежуточной информацией. К поисковым  мероприятиям
могут  быть  привлечены соответствующего  профиля  технические  помощники  и
специальные технические средства (например, для расчистки помещений,  вывоза
мусора,  разбора  завалов). В  условиях ситуации, характеризующейся наличием
данных относительно исследуемого объекта и места его нахождения, реализуется
метод   целенаправленного   поиска   в  заранее   определенном  ограниченном
пространстве. Сокращению временных и иных  затрат способствует привлечение к
этому мероприятию лица (лиц), являющегося  источником  сведений об объекте и
месте его  нахождения для дачи  необходимых пояснений.  Некоторые  источники
информации  могут  быть  обнаружены  в  силу  их  малых  объемов  только   в
лабораторных (а не полевых) условиях. В таких случаях на основе построения и
изучения  мысленной   модели  исследуемого   события  определяются  объекты,
являющиеся предполагаемыми носителями микроисточников информации. Затем  эти
объекты  изымаются  и  направляются   для  исследования   в  соответствующее
экспертное подразделение. Процессуальные формы поиска носителей и источников
информации  могут  дополняться  не  процессуальными  формами,  в  том  числе
гласными   и  негласными  оперативно-розыскными  мерами   (например,   путем
организации   скрытного  наблюдения  с  улицы  за  жилым  домом,  помещением
предприятия,  в  которых  производится  обыск,  путем  внедрения оперативных
работников в  толпу  зевак, наблюдающих  за осмотром  места происшествия). В
процессе  поисковых   действий  используются  не   только  мысленные  модели
криминальной ситуации, механизма и способа совершения преступления, предмета
хищения, внешнего облика  преступника и т.д., ной подчас материальные модели
(например,   карточки   характерных   признаков   почерка   искомого   лица,
составляемые  экспертами-почерковедами для  выборки проверяемых  текстов  из
обширного   архива  документов;   планы-схемы,  составленные  преступниками,
находящимися  под  стражей,  в  которых   зафиксировано  место   тайников  с
похищенными ценностями). В случае обнаружения искомого объекта целесообразно
придерживаться  следующих  правил  работы  с  ним.  Сразу  после обнаружения
искомый объект и место его нахождения фиксируются с  помощью аудиовизуальных
средств.  Затем производится  общий статический осмотр, выявление и описание
видимых общих  и частных признаков объекта и  окружающей его  обстановки. Во
внимание принимаются форма объекта, его размеры,  рельеф  поверхности, цвет,
следы и особые признаки (приметы),  состояние,  положение, вид и особенности
хранилища  (тайника,  контейнера, упаковки  и т.  д.),  сопутствующих  вещей
(например, кобуры для  пистолета, паспорта на купленную вещь, инструкции  по
ее эксплуатации), предметов, находящихся поблизости, расстояния между ними и
объектами поиска и исследования и т.  д. На следующей  стадии работы  объект
поднимается  или переворачивается, отодвигается  в сторону,  исследуется его
ложе и все, что находится в нем, а также  не воспринятые при общем статичном
исследовании скрытые до этого части, стороны объекта.  Протокольная фиксация
при этом  сопровождается фиксацией с помощью  соответствующих фото-, кино- и
видеоза-писывающих  устройств. Если вид, состояние  объекта  и  условия  его
обследования по месту обнаружения  позволяют, производятся иные  операции  с
объектом,  связанные  с  его  измерением,  взвешиванием,  другими   методами
получения  дополнительной информации (например, частичное  раздевание  трупа
для осмотра участков  тела, скрытых одеждой,  извлечение  и осмотр обоймы из
пистолета,  освобождение  предмета от  упаковки  и т.  д.).  Все операции  с
объектом фиксируются  в  протоколе и  иным образом. Завершается  эта  работа
изъятием объекта.  В тех случаях, когда объект изъять невозможно(например, в
силу  его  большого веса,  значительных  габаритов)  или  это представляется
нецелесообразным,  он  может  быть  опечатан  и  оставлен  на  ответственное
охранение каких-либо лиц,  которым  оно  поручено  (например,  администрации
предприятия).







     При  расследовании преступлений  проводятся  осмотры  различных  видов:
осмотр  места  происшествия,  осмотр трупа,  осмотр предметов и  документов,
осмотр  животных и их трупов,  осмотр участков  местности  и  помещений,  не
являющихся  местом происшествия, осмотр транспортных средств. Разновидностью
осмотра  является  освидетельствование живых  лиц.  Для  всех  видов осмотра
характерным  является то,  что следователь  при их проведении лично  изучает
осматриваемый   объект   с   целью  установления   обстоятельств  совершения
расследуемого  события,  выявления,  фиксации  и  изъятия  следов  и  других
объектов,  имеющих значение  для  дела. Существует  ряд принципов,  которыми
следует руководствоваться при производстве осмотра. Своевременность осмотра.
Осматриваемые объекты под  воздействием  объективных (временных, погодных) и
субъективных (стремление потерпевших, подозреваемых, обвиняемых или иных лиц
умышленно или  по  незнанию уничтожить  следы  преступления) факторов  могут
быстро изменяться. Поэтому очень  важно, чтобы  любой вид осмотра проводился
как можно  скорее  после получения  сообщения о происшествии, поскольку  это
способствует предотвращению утраты вещественных доказательств. Объективность
и полнота осмотра. При проведении осмотра следователь не  должен поддаваться
первому впечатлению о сущности происшедшего события, а обязан беспристрастно
исследовать  все  возможные  версии.  Проведение  осмотра  под  впечатлением
какой-либо  одной   версии  может  отрицательно   сказаться  на  результатах
расследования. Полнота  осмотра предполагает определение и реализацию  всего
комплекса вопросов,  доступных для  разрешения с помощью этого следственного
действия, а не только тех из них, которые кажутся в момент осмотра главными,
основными.  Она  также  указывает  на  необходимость  обнаружения   при  его
проведении  всех имеющихся следов и  иных  объектов,  могущих иметь значение
вещественных   доказательств,  независимо  от   кажущейся  их  важности  или
незначительности.
     Планомерность  осмотр". Любой осмотр должен производиться по  плану и в
определенной последовательности. Несоблюдение этого принципа, перескакивание
при обследовании  объекта  с  одного участка на  другой,  может отрицательно
сказаться  на  сборе  необходимой  информации. Едино" руководство  осмотром.
Следственный  осмотр -  это  сложное следственное  действие, при  проведении
которого  нередко участвуют несколько следователей,  оперативных работников,
прокурор, другие  сотрудники  правоохранительных  органов.  Все это  требует
четкой организации взаимодействия между всеми участниками осмотра. Оно может
быть обеспечено  лишь  при  едином  руководстве  осмотром. По  закону  такое
руководство возлагается на следователя, но при необходимости его может взять
на  себя надзирающий за  следствием  или  дознанием  прокурор.  Руководитель
распределяет обязанности между участниками  осмотра, контролирует выполнение
поставленных  перед ними  задач. Если осмотр проводится впервые, его принято
называть    первичным.   А   необходимых   случаях    приходится   проводить
дополнительный  и повторный осмотры. Дополнительный осмотр проводится тогда,
когда  при первичном  осмотре было что-то  упущено, недостаточно изучены или
выявлены какие-то обстоятельства, требующие дополнительного осмотра объекта.
Повторный осмотр  проводится  в случае, когда  первичный  осмотр  проводился
неквалифицированно, без  использования  технико-криминалистических  средств,
при неблагоприятных условиях  (при  плохом освещении,  в  плохую погоду).  К
моменту проведения повторного осмотра обстановка зачастую  бывает нарушена и
это не  может  не  сказаться  на его  результатах. Однако если в нем имеется
необходимость,   никогда   не  следует   отказываться  от  его   проведения.
Разумеется, он проводится после устранения причин, отрицательно  сказавшихся
на результатах первичного осмотра. Если, например, первичный осмотр проводил
недостаточно  квалифицированный следователь,  его  заменяют  или  к  осмотру
привлекают специалиста-криминалиста, а если  первичный  осмотр проводился  в
ночное время и без использования необходимых источников  света, то повторный
осмотр проводят  днем  или  с  применением  надлежащего  освещения. Если  же
первичный осмотр проводился  в неблагоприятную  погоду, то повторный  осмотр
проводят, когда она улучшится.




     Осмотр места происшествия  является в  большинстве  случаев  неотложным
следственным действием. В необходимых случаях закон  разрешает проводить его
даже  до  возбуждения  уголовного   дела.  Такое   исключение  для   данного
следственного действия  законодателем  сделано  потому,  что  нередко только
благодаря осмотру  места  происшествия  можно  установить  наличие признаков
преступления и  принять  решение  о возбуждении уголовного дела.  Под местом
происшествия  понимается  не  только  то место, где  произошло  расследуемое
событие,  но  и где  осуществлялась его  подготовка  и  где  обнаружены  его
последствия.  По  одному  делу   может  быть  несколько  мест  происшествий.
Например,  в случае убийства с расчленением трупа  местом происшествия будет
как  то место, где совершилось убийство,  так и  места, где обнаружены части
расчлененного  трупа  (к примеру,  водоем, мусорная свалка, выгребная  яма).
Осмотр  каждого  такого  места  происшествия  осуществляется   по  мере  его
обнаружения. В задачу осмотра места происшествия входит установление данных:
     - об обстоятельствах, при которых произошло событие, о его характере:
     - если имело место преступление, то, какое именно:
     - какой ущерб причинен преступлением:
     -о том, кто  мог  совершить  преступление,  сколько  было преступников,
какими признаками они характеризуются:
     - какие следы и  другие объекты подлежат изъятию с целью  возможного их
приобщения к делу в качестве вещественных доказательств;
     -  кто   является  свидетелем-очевидцем  по  делу:  что  способствовало
совершению   преступления.   Эффективность   осмотра    места   происшествия
обусловлена следующими факторами: 1.  Квалификация следователя. Осмотр места
происшествия     требует     хороших     знаний     уголовно-процессуального
законодательства,    тактических   приемов    осмотра,    умения   применять
технико-криминалистические  средства.   Поэтому  важно,   чтобы  следователь
постоянно  совершенствовал  свои  знания,  по  мере  необходимости   посещал
экспертно-криминалистическое   подразделение  для   ознакомления  с   новыми
техническими  средствами  и научными методами  выявления, фиксации,  изъятия
следов. Большое значение имеет организация обмена опытом работы следователей
по производству  осмотра места происшествия. 2.  Настойчивость следователя в
решении постав ленных  задач. Известно, что следователю при осмотре зачастую
приходится  работать  в весьма неблагоприятных  условиях: в  сильный  мороз,
дождь,  в   грязных   подвалах  или  на  запыленных   чердаках,  осматривать
разложившийся труп, обследовать выгребные ямы, свалки и т. д. Без проявления
необходимой настойчивости и  терпения при таких обстоятельствах осмотр может
быть   проведен  неэффективно.   3.  Своевременное  привлечение  к   осмотру
необходимых  специалистов:  криминалистов, судебных  медиков, авто-техников,
пожарных техников, кинологов и др. Анализ практики показывает, что в случае,
например, привлечения специалистов-криминалистов к  осмотру результативность
его    возрастает   в    5-6    раз.    4.   Квалифицированное    применение
технико-криминалистических средств.  Многие  следы,  микрообъекты  и  другие
вещественные  доказательства   могут  быть  обнаружены  и  изъяты  лишь  при
использовании  технико-криминалистических  средств.  В   случае  привлечения
специалиста-криминалиста  применение таких средств  следователь возлагает на
него.  Однако  из-за  ограниченности  штатов  таких специалистов  две  трети
осмотров мест происшествий следователь проводит самостоятельно.  Это требует
от  него  умения собственноручно применять  имеющиеся  у него на  вооружении
технические  средства, следить за постоянной их готовностью к использованию.
В этой связи  он  должен своевременно  пополнять чемодан для  осмотра  места
происшествия  расходными материалами:  фотопленкой, порошками  для выявления
следов пальцев, гипсом, пластилином, растворами для  экспресс-анализа крови,
типографской краской  для  дактилоскопирования  и  бензином  для  ее  смыва,
бланками   дактилокарт,  миллиметровой  и  писчей  бумагой,   карандашами  и
фломастерами   для   вычерчивания  планов   и  схем,   заменять   питание  в
электрофонаре и лупе с подсветкой. 5.  Своевременное прибытие следователя на
место происшествия. Чем быстрее следователь прибывает на место происшествия,
тем  больше  имеется  возможностей   для  обнаружения  важных   вещественных
доказательств  и  раскрытия  преступления   по  "горячим  следам".  Практика
показывает,  что  если  следственно-оперативная  группа  прибывает на  место
происшествия в  течение трех минут  после его совершения, розыск по "горячим
следам"  преступников  положительно  завершается  в большинстве  случаев (до
80%), а если  в течение 5 минут - результативность его уже снижается до 50%.
Не случайно поэтому принимаются специальные меры, обеспечивающие возможность
быстрого получения информации о совершенных преступлениях. Например, по всей
стране для связи с  органами  милиции  установлен легко запоминающийся номер
телефона "02". Вызов милиции с телефонов-автоматов производится бесплатно. В
электропоездах,  вагонах  метрополитена  для   вызова   милиции  установлены
специальные вызывные устройства. Объекты с материальными ценностями, а также
многие квартиры  граждан блокируются  сигнализацией, обеспечивающей прибытие
оперативных   нарядов   на  место   происшествия  спустя  три  минуты  после
срабатывания сигнализации. 6. Строгое соблюдение процессуальных требований и
криминалистических     рекомендаций    в    обращении    с     вещественными
доказательствами.  Неумелое   обращение  со  следами  и  другими  объектами,
обнаруженными   в    ходе    осмотра   места   происшествия,   игнорирование
криминалистических  рекомендаций по их  изъятию  и упаковке,  отступление от
требований по их процессуальному  закреплению нередко приводят к уничтожению
обнаруженных следов или потере их доказательственного значения. Подготовка к
осмотру места происшествия складывается из  двух этапов: до выезда на  место
происшествия  и  по  прибытии  на  него. Получив сообщение  о  происшествии,
следователь  еще  до  выезда на место выясняет у лица, сделавшего  сообщение
(дежурного  по  органу,  представителя  администрации,  потерпевшего),   что
конкретно произошло,  время и место  его  совершения, возможные последствия.
Эти  данные  необходимы   для  решения  ряда  организационных  вопросов.   В
дальнейшем      следователь      принимает     меры      по     формированию
следственно-оперативной  группы.  С учетом  обстоятельств дела в  нее  могут
включаться:  специалист-криминалист, судебный  медик  или  иной  специалист,
оперативный  работник  уголовного  розыска,  оперативный  работник отдела по
борьбе с экономическими преступлениями, работник ГАИ,  участковый инспектор,
кинолог, другие работники правоохранительных органов (прокурор, руководитель
органа внутренних дел). Если место происшествия находится в безлюдном месте,
следователь   должен   взять  с   собой  и   понятых.   Чтобы   формирование
следственно-оперативной  группы  происходило  в  сжатые  сроки,  следователь
всегда должен иметь у себя списки, адреса и телефоны лиц, которые могут быть
вызваны   для   участия   в   осмотре   места    происшествия.   Во   многих
правоохранительных  органах  у следователя  и дежурного  по  органу  имеются
заранее подготовленные  пофамильные списки следственно-оперативных групп для
выезда  на  места  происшествий  определены  категорий  преступлений:  краж,
грабежей и разбоев, убийств, поджогов, дорожно-транспортных  происшествий  и
др. Это облегчает  и ускоряет  формирование  следственно-оперативных групп и
положительно  сказывается  на  расследование поскольку  включенные  в  такие
группы  лица имеют  опыт работы в раскрытии преступлений данного вида. Перед
выездом    на   место    происшествия   следователь   еще   раз    проверяет
укомлектованность чемодана для осмотра места происшествия, фотосумки и берет
их  с  собой.  По прибытии  на  место  происшествия  следователь  в  порядке
подготовки  к его  осмотру выясняет, были ли  предприняты меры  к сохранению
обстановки  и дает распоряжение работникам милиции об удалении  посторонних.
Затем  он  принимает  меры к выявлению  свидетелей-очевидцев  и  совместно с
работником   органа   дознания  выясняет  у   них  приметы   преступников  и
транспортных  средств,  которыми они  пользовались,  направление, откуда они
появились  и  куда  скрылись.  При отсутствии  свидетелей-очевидцев данные о
преступниках  устанавливаются  с помощью  специалиста-криминалиста по следам
рук,  обуви, взлома,  транспортных средств, а также при осмотре  оставленных
или утерянных личных  вещей. Собрав необходимую информацию, следователь дает
распоряжение работнику  органа дознания и кинологу об  осуществлении розыска
по  "горячим следам". Следующая задача  следователя состоит в том, чтобы  по
возможности  полнее  выяснить  у  потерпевшего, представителей администрации
предприятия,  свидетелей обстоятельства  происшествия: кто первый  обнаружил
случившееся,  сколько времени прошло с  момента обнаружения происшествия  до
прибытия следователя, какие изменения внесли преступники в обстановку, каких
предметов они могли касаться, что они оставили на  месте происшествия, какие
ценности похитили. Если заявители до прихода следователя внесли в обстановку
какие-то изменения, то выясняется, чем это было вызвано и что конкретно было
изменено.  Получив  из  бесед со  свидетелями  представление о  расследуемом
событии, следователь  приступает  непосредственно к осмотру.  Он  состоит из
трех стадий: 1) общего осмотра; 2) детального  осмотра  и 3)  заключительной
стадии   осмотра.   На   стадии   общие  осмотра  следователь  ориентируется
относительно  окружающей  обстановки, выясняет, какие жилые и иные строения,
увеселительные   места,   транспортные   магистрали  находятся   поблизости.
Устанавливает  режим работы учреждения  или  потерпевшего,  выясняет наличие
запасного выхода, охранной сигнализации и  ее состояние,  этажность  здания,
место нахождения пожарной лестницы и другие вопросы.
     Составив  представление об обстановке  места  происшествия, следователь
намечает границы осмотра,  точку его начала и окончания. Определяет объекты,
которые будут  осматриваться с  особой тщательностью те, на которых возможно
будут обнаружены  следы. Говоря  о границах осмотра, необходимо исходить  из
того, что  в  настоящее  время  преступники  часто  пользуются транспортными
средствами.  Поэтому следует осматривать не только само  место происшествия,
находящееся в закрытом помещении, но  и  расположенную поблизости территорию
(площадку  около подъезда, двор  и  т. п.), где  могла находиться автомашина
преступников  и где  могут быть найдены их  следы, утерянные или выброшенные
ими предметы. Последовательность осмотра может быть  различной. Важно, чтобы
территория  и находящиеся на ней объекты были тщательно исследованы. В одних
случаях  осмотр целесообразно производить  по  спирали от  периферии к центу
(концентрический  метод), в  других - от центра к периферии (эксцентрический
метод).  При осмотре на  открытой  местности  часто применяется  фронтальный
(линейный метод).  Он,  по  существу,  заключается  в прочесывании местности
привлеченными на помощь и проинструктированными следователем лицами из числа
работников милиции, военнослужащих или представителей общественности с целью
обнаружения спрятанного трупа  или иных  объектов,  могущих  иметь  значение
вещественных   доказательств.   На   стадии  общего   осмотра   производится
ориентирующая  и  обзорная   фотосъемка,  делаются  черновые   наброски  для
протокола,  вычерчивается схематический план  местности,  подходов  к  месту
происшествия, расположение объектов,  представляющих наибольший  интерес для
следствия. Перед началом детального осмотра следователь определяет место для
понятых с тем, чтобы они могли наблюдать за действиями следователя и в то же
время не оставляли своих следов и не мешали осмотру.  Если на  стадии общего
осмотра  следователь изучает обстановку  не  трогая и  не нарушая  ее, то на
стадии  детального  осмотра он  последовательно,  с  соблюдением  выбранного
метода  исследует  обстановку  самым  тщательным  образом.  При  этом  он  с
применением  технико-криминалистических  средств изучает каждый  объект, при
необходимости делает узловую и детальную съемку, производит измерения. Поиск
следов  облегчается  при  построении  мысленной  модели   пути  передвижения
преступника  на  месте  происшествия.  С  особой  тщательностью  исследуются
предметы, которые он мог брать  в руки, которых возможно касался, на которые
опирался  или  наступал. Именно на них можно  скорее  всего обнаружить следы
пальцев, обуви, различные микрочастицы. Важно также обращать внимание на то,
что мог преступник привнести в обстановку места происшествия (кусочки грязи,
различные опилки, частицы горюче-смазочных и красящих  веществ) или унести с
места  происшествия (частицы побелки со стен, строительную пыль,  в  случае,
если  производился  взлом; ворсинки ковровых изделий,  находящихся на  полу:
пыльцу растений, произрастающих  на  приусадебном  участке,  и др.). Образцы
таких веществ изымаются и приобщаются к протоколу. Некоторые преступники при
совершении преступлений, чтобы не оставлять следов пальцев, одевают перчатки
или,  уходя с места  происшествия, протирают предметы,  которые они  брали в
руки. Поэтому, если при осмотре будет установлено, что преступник явно  брал
в  руки какой-то предмет (шкатулку,  бутылку со спиртным  и  др.),  а  следы
пальцев  на нем отсутствуют,  то это  должно  быть отражено  в протоколе и в
последующем  использовано  при   выдвижении   соответствующей  версии.   При
детальном  осмотре  необходимо обращать  внимание на наличие так  называемых
негативных   обстоятельств,  т.  е.   таких,  которые   противоречат  данной
конкретной  обстановке  (нахождение  осколков  стекла не с  внутренней, а  с
наружной стороны, отсутствие металлических опилок  при  наличии перепиленной
дужки   замка,   чрезмерное  нарушение   обстановки  и  т.  п.).  Негативные
обстоятельства  фиксируются  в  протоколе  и  кладутся  в  основу  версий  о
возможной инсценировке  или о том, что  преступление  было совершено не так,
как  это  кажется  на  первый   взгляд.  Во  время  детального  осмотра  все
обнаруженные объекты со следами предъявляются понятым и затем  упаковываются
для  дальнейшего  исследования.  Способ  упаковки  зависит  от  характера  и
особенностей изъятых  объектов.  На заключительной  стадии подводятся  итоги
осмотра. Следователь анализирует результаты осмотра, убеждается  в полноте и
эффективности следственного  действия. Если окажется,  что какие-то  вопросы
остались  невыясненными,  то  принимаются меры  к  устранению этого пробела.
Результаты  осмотра оформляются  протоколом,  который  состоит  из  вводной,
описательной и заключительной частей. Во вводной части протокола указываются
должность  лица,  производившего осмотр,  время начала и  окончания осмотра,
источник информации  о происшествии,  данные о понятых, фамилии и  должности
других   участников   осмотра,   правовые  основания   осмотра   (ссылки  на
соответствующие  статьи  ст. УПК),  де лается  отметка о разъяснении прав  и
обязанностей  участников  данного  следственного  действия, об  условиях,  в
которых производился осмотр, об уведомлении участников осмотра о  применении
технико-криминалистических   средств.   В   описательной   части   протокола
фиксируется  обстановка  места происшествия,  указывается взаиморасположение
основных  объектов и вещественных  доказательств,  описываются  обнаруженные
следы и иные объекты:  их внешний вид,  размер,  цвет, запах, номерной знак,
надписи, материал,  из которого изготовлены, другие индивидуальные признаки.
При описании  обстановки следователь всегда  должен  исходить из того, что в
дальнейшем может возникнуть  необходимость  в реконструкции обстановки места
происшествия  и что это станет возможным лишь в том случае, если качественно
будет составлен протокол. Недопустимо употреблять в протоколе неопределенные
слова и выражения типа "вблизи", "рядом", "около" или  делать в нем какие-то
предположения.    Можно    лишь     фиксировать    заявления    потерпевших,
материально-ответственных лиц, свидетелей-очевидцев, участвующих в  осмотре.
При описании места расположения объектов необходимо указывать две координаты
относительно  неподвижных  предметов.   В  заключительной  части   протокола
следователь перечисляет изымаемые объекты и  указывает способ  их  упаковки.
Если применялось фотографирование, перечисляются сфотографированные объекты,
указываются   условия   съемки   и   количество  сделанных  снимков.   После
изготовления фотоснимков они  оформляются в виде фототаблицы и приобщаются к
протоколу. К протоколу  приобщаются также схемы  и планы места происшествия.
Схемы обычно  вычерчиваются в случаях,  когда требуется  ориентировать место
происшествия  относительно  окружающей обстановки, показать  дорожку следов,
взаиморасположение   объектов,  если  это  не  удается  сделать   с  помощью
фотографии.  Схемы обычно составляются "на глаз",  а  в необходимых  случаях
указываются  измеренные  расстояния.  Когда по делу  важное  значение  имеют
расстояния   между   объектами,  вещественными  доказательствами  (убийства,
дорожно-транспортные   происшествия),  изготавливаются   масштабные   планы.
Применительно   к  помещениям  масштабные  планы   могут  быть  плоскостными
(изображаются  только  объекты, расположенные  на полу)  и  развернутыми - с
показом  предметов и следов  на полу,  стенах, потолке (проломы, следы пуль,
брызги крови и др.). Такие планы изготавливают в виде развернутого куба. Для
вычерчивания планов и  схем  в криминалистическом  чемодане имеются линейка,
транспортир,   карандаши,   писчая   и   миллиметровая    бумага,    компас,
криминалистическая линейка с силуэтами наиболее часто встречающихся на месте
происшествия объектов (трупа, транспортных средств, орудий взлома и др.).
     При вычерчивании  планы  и схемы необходимо располагать на листе бумаги
таким  образом,  чтобы, подобно  картам, в верхней  части  листа  находилась
северная  часть  места происшествия,  а  в  верхнем правом  углу  - стрелка,
указывающая   стороны   света.   Пояснительные   надписи  делаются  либо   в
горизонтальном  положении,  либо  в вертикальном  - снизу вверх. Составление
планов     и     схем     в    необходимых    случаях    может    поручаться
специалисту-криминалисту. Подписывают планы и схемы следователь  и  понятые.
Если  при  осмотре  места  происшествия  применялась  киносъемка.  видео-  и
аудиозапись, то к протоколу прилагаются кинолента, видео- и аудиокассеты.



     Осмотр трупа может быть как самостоятельным следственным действием (при
эксгумации  или осмотре  в  морге),  так  и  составной частью осмотра  места
происшествия. Во всех случаях, согласно требованию  уголовно-процессуального
закона,  труп осматривают с участием судебного медика или иного  врача. Если
труп находится на месте происшествия, то прежде всего выясняется личность (в
беседе со  свидетелями,  путем изучения обнаруженных в  карманах или  личных
вещах умершего документов). Установление личности освобождает следователя от
подробного описания  его примет и некоторых  других  действий, проводимых  в
опознавательных целях.  При осмотре  трупа на месте  происшествия собираются
данные,    указывающие    на   определенные    обстоятельства,   позволяющие
предполагать, произошло ли убийство, самоубийство или несчастный случай. Для
этого  подробно  изучают  позу  трупа,  телесные  повреждения  и механизм их
причинения,   следы   борьбы   и  перемещения  трупа,  орудия  преступления,
предсмертные записки.  Если  приходится осматривать женский труп, то по позе
судят о возможности  убийства с  целью  изнасилования.  При  этом у погибшей
берут содержимое из-под ногтей  и изымают образцы  волос с различных  частей
тела для последующего их сравнения с волосами, которые могут быть обнаружены
на  подозреваемом.  Если  условия  позволяют,  труп  на  месте  происшествия
раздевают (полностью или частично) и тщательно изучают  посмертные явления и
характер ранений (огнестрельные ли  они или  причинены холодным оружием,  их
форма, размер,  глубина, место  расположения входного и выходного отверстий,
наличие признаков выстрела в упор или с  близкого расстояния и т. д.).  Раны
обязательно фотографируют с масштабной линейкой.
     При снятии с  трупа одежды  внимательно  следят за тем, чтобы не выпали
пуля,  дробинки,   микрочастицы.  Для  их  поиска  следует  также  тщательно
исследовать   ложе   трупа  (место  под  трупом).   Снятую  одежду  детально
осматривают,  изучают имеющиеся повреждения, загрязнения, отыскивают волосы,
волокна, другие посторонние частицы, которые могут принадлежать преступнику.
При  осмотре  одежды  обязательно   выворачивают  карманы  и  извлекают  все
содержимое.  Подлежат  тщательному осмотру и  личные  вещи погибшего (сумки,
портфели, рюкзаки).  Влажные вещи и  вещи, пропитанные кровью  и  различными
выделениями,  обязательно  просушивают   и  упаковывают.   Если  условия  не
позволяют  произвести  осмотр  трупа  в   обнаженном  виде,  труп   в  целях
предотвращения утраты пуль, дробинок, микрочастиц заворачивают в целофановую
пленку  и  отправляют в морг, где  будет  производиться более тщательный его
осмотр.  Неопознанный  труп обязательно  дактилоскопируют, фотографируют его
левый и правый профиль и в двух экземплярах составляют опознавательную карту
установленного образца. Один ее экземпляр затем направляют в территориальный
информационный центр МВД, УВД, а второй - в Главный информационный центр МВД
Российской Федерации,  в картотеку  неопознанных  трупов. В  целях опознания
трупа его следует также предъявить местным жителям. Если лицо загрязнено или
обезображено,  перед предъявлением  делают туалет  трупа: лицо  промывается,
раны  на лице  зашиваются  и  загримировываются,  если  труп  женский - губы
подкрашиваются,  при  необходимости в глазные  яблоки  впрыскивается раствор
глицерина для придания им прижизненного блеска. После туалета трупа его лицо
снова фотографируют. Весьма желательно с лица трупа изготавливать посмертную
гипсовую маску.  Для этого  накладывается  жгут  (скрученное  полотенце)  по
теменной,  ушной  областям, по кадыковой  части шеи и закрепляется на груди,
лицо смазывается вазелином и заливается раствором гипса. Посмертные гипсовые
маски имеют  некоторые преимущества перед фотоснимками как при  предъявлении
для  опознания,  так  и  при проведении  портретных экспертиз, поскольку они
содержат  ряд  дополнительных  идентификационных  признаков.  Например,  при
экспертном  исследовании маски позволяют создавать любые  ракурсы и  условия
освещения,  облегчающие  оценку  сравниваемых признаков,  отобразившихся  на
маске лица погибшего  и фотоснимке без вести  пропавшего. С опознавательными
целями,  а  также с  целью  экспертного исследования  с трупа берут  образцы
волос.
     Если  на лице  трупа  мягкая ткань  очень сильно  повреждена  (изъедена
животными,  сгнила) и  туалет трупа  невозможен,  после  осмотра  с  помощью
работников морга голова трупа отчленяется, череп вываривается и направляется
в   Экспертно-криминалистический   центр   МВД   Российской  Федерации   для
реконструкции   лица  по  методу  проф.   Герасимова.   Изготовленная  здесь
реконструкция  фотографируется и используется в  опознавательных  целях. При
необходимости эксгумации трупа с целью его  осмотра следователь  выносит  об
этом  постановление,  привлекает судебного медика, специалиста-криминалиста,
понятых. После  вскрытия гроба  труп фотографируют и описывают  внешнее  его
состояние.  Затем  с  учетом поставленных  задач  производят  детальное  его
обследование, фотографирование и составляют протокол.




     Освидетельствование  -  это  осмотр  тела  живого  лица:  потерпевшего,
подозреваемого, обвиняемого. Оно производится по постановлению следователя с
целью  обнаружения важных для  расследуемого  дела  доказательств,  а  также
установления скрытых  под одеждой особых примет (татуировок, шрамов, родимых
пятен   и  др.).  При   необходимости  для  участия  в   освидетельствовании
привлекается  врач и  специалист-криминалист.  Если при  освидетельствовании
осматриваются открытые части  тела (лицо,  руки), следователь, понятые могут
быть любого пола,  а при обследовании  скрытых частей они должны быть одного
пола  с освидетельствуемым.  Освидетельствование начинается  с  ознакомления
лица  (потерпевшего, подозреваемого,  обвиняемого) с постановлением,  затем,
если  в этом есть необходимость,  ему  предлагают раздеться и обследуют  его
тело.  В  зависимости от обстоятельств дела обращается внимание на наличие и
характер  телесных  повреждений,   которые  могли  образоваться  в  связи  с
совершением   преступления   (царапины,  следы  зубов,   кровоподтеки).  При
обнаружении  их  фотографируют  с   применением  масштабной   линейки.  Если
освидетельствование   проводится   в   связи   с   расследованием  убийства,
изнасилования  или  других  половых  преступлений,  то  при  его  проведении
обращается внимание  на  наличие на теле освидетельствуемого крови,  спермы,
других   выделений,   выявление    которых    облегчается   при   применении
ртутно-кварцевой лампы. По  данной категории дел необходимо брать содержимое
из-под  ногтей, где  в  дальнейшем  при  производстве  экспертизы могут быть
обнаружены  частицы  крови,  кожи,  волокна одежды. При  освидетельствовании
подозреваемых  по  делам  о  кражах   следует  обращать  внимание  на  пятна
технико-криминалистических    следообразующих    веществ,   которыми   часто
блокируются  объекты с материальными ценностями. При попадании  на  тело они
длительное   время   сохраняются   и   легко   могут   быть   обнаружены   в
ультрафиолетовых  лучах.  Целесообразно  также у  таких  подозреваемых брать
мазки из ушных раковин и содержимое из-под ногтей. Освидетельствование часто
сочетается с  осмотром  одежды, на  которой могут быть обнаружены  такие  же
следы,  как  и  на  теле.  В   этом  случае   составляется  единый  протокол
освидетельствования и осмотра одежды. К нему прилагаются фотоснимки телесных
повреждений,  особых   примет   (татуировок,  родинок,  шрамов)  и   изъятых
вещественных   доказательств.    При    обнаружении   телесных   повреждений
освидетельствуемый может  быть  направлен  на судебно-медицинскую экспертизу
для получения заключения  о механизме  и  времени  их  образования,  степени
тяжести,  возможности  их   причинения   при  обстоятельствах,  связанных  с
расследуемым событием.




     Осмотр  предметов  и  документов. Нередко  в  распоряжение  следователя
попадают вещественные доказательства, требующие  тщательного  изучения.  Это
различные  документы  и  предметы,  изъятые  при  обыске,  выемке,  выданные
потерпевшим,  подозреваемым,  обвиняемым, свидетелем.  При  их  осмотре чаще
всего решаются две задачи. В одних случаях  осмотр  проводится для выявления
признаков,  позволяющих  установить  принадлежность  осматриваемого  объекта
определенным  лицам.  Так,  при  изъятии  у заподозренного  похищенных вещей
осмотр  производится   с  целью  обнаружения   различных  меток  (прачечных,
химчисток)  или  надписей  на  головных  уборах,  детской  одежде  (фамилия,
инициалы),  позволяющих установить их владельца. Такая  же цель преследуется
при  осмотре  вещей,  обнаруженных  гражданами  вблизи  места  происшествия,
которые  могли быть  выброшены  или  утеряны  преступником  (головной  убор,
пиджак, холодное оружие  с инициалами  и т.  д.). При  проведении осмотра  с
указанной целью особое внимание обращается на содержимое карманов, где могут
быть  обнаружены  личные документы,  записные  книжки,  справки,  записки  с
данными  их  владельца.  Если  осматриваются   вещи,  служившие  упаковочным
материалом для орудий взлома,  огнестрельного  или холодного  оружия, денег,
драгоценностей,  то  полезно бывает  отделять и исследовать имеющиеся на них
заплаты,  под  которыми могут  быть обнаружены важные для следствия пометки.
Часто   осмотр  предметов   и  документов  проводится  с  целью  определения
целесообразности  направления их  на  судебную экспертизу. В  этих  случаях,
например,  при  осмотре  документов,  удостоверяющих   личность,  накладных,
ведомостей на  выдачу денег или  материальных ценностей, выявляются признаки
подделки (переклейки фотографии, подчистки,  исправлений, травления). А если
осматриваются  вещи, то с учетом обстоятельств дела  обращается  внимание на
выявление  пятен  крови,  спермы,   горюче-смазочных  материалов,  различных
красителей, волокон одежды  и др. Осмотр предметов и документов бывает более
результативным,      если      он      проводится      с      использованием
технико-криминалистических  средств и  с  привлечением специалистов.  Осмотр
помещений  и участков местности, не  являющихся местом происшествия. С таким
видом  следственного  осмотра  приходится   сталкиваться  в  случаях,  когда
требуется  определить  соответствие  помещения  или  участка  местности  тем
показаниям, о которых шла речь в протоколах допроса заявителей, потерпевших,
подозреваемых, обвиняемых. Например, необходимость в таком осмотре возникает
при утверждении заявительницы, что она была изнасилована знакомым в его квар
тире, а подозреваемый этот факт отрицает и заявляет, что она в его  квартире
никогда  не  была.  Подобный  осмотр   проводится   также  для  установления
возможности  хранения  в данном  помещении  ценностей,  наличия определенных
объектов на осматриваемой территории, определения объема хранилища, изучения
системы охраны  и  в  других случаях. Осмотр  помещений и участков местности
проводится  по правилам осмотра  места происшествия. В протоколе фиксируется
состояние  осматриваемого объекта,  наличие или отсутствие  каких-то фактов,
представляющих  интерес для  следствия.  В необходимых  случаях  к протоколу
прилагаются  иллюстрирующие фотоснимки.  Осмотр  животных  и  их  трупов.  В
последнее время в связи  с ростом хищения скота этот вид осмотра встречается
до вольно часто.  Основная его задача -  установление признаков, позволяющих
определить принадлежность животного  или  его  трупа определенному лицу  или
хозяйству. Поэтому при осмотре устанавливается вид животного, пол,  возраст,
масть, наличие клейма, подков, ошейника и других  отличительных признаков. В
случае необходимости животное  (труп) и характерные его признаки (сломленные
рога, следы  перенесенной болезни) фотографируются. При осмотре животного  и
его   описании   целесообразно  использовать   помощь   ветеринара.   Осмотр
транспортных  средств.  Необходимость  в таком осмотре возникает  в связи  с
дорожно-транспортными   происшествиями,  угоном  транспортных  средств,   их
повреждением  или  совершением  в  них  преступлений.  Осмотр  целесообразно
проводить   с  участием   специалиста-криминалиста,   автотехника  и  других
специалистов.  Если осмотр связан с  дорожно-транспортным происшествием,  то
при его проведении тщательно  изучаются внешние повреждения (кузова, стекол,
фар,  колес),  техническое  состояние  (исправность  двигателя,  тормозной и
сигнальной систем, исправность  рулевого управления и других узлов), наличие
на транспортном средстве следов столкновения с людьми  и  животными  (крови,
мозгового   вещества,  волос,  ворсинок  одежды),  а  также  микрочастиц  от
транспортного средства или  иного объекта, с которым произошло столкновение.
При   обнаружении   угнанного   транспортного  средства  основное   внимание
обращается  на  возможность  замены  номерного  знака,  перебивку  заводских
номеров  на  двигателе  и  кузове,  перекраску  кузова.  Поскольку  угнанные
транспортные средства  часто  разукомплектовываются, то при  осмотре следует
выяснять,  что из  них  похищено  преступниками.  В  целях розыска  угонщика
отыскиваются  следы пальцев, микроволокна  его одежды (оклеиваются отдельные
участки  сидения  водителя  липкой пленкой). Нередко  транспортные  средства
осматриваются в связи с совершением в них грабежей, разбоев,  изнасилований,
развратных действий. В этих случаях при осмотре отыскиваются оружие и другие
предметы, которыми угрожали  потерпевшим, следы крови, пальцев, личные  вещи
потерпевшего,  пятна  спермы,  а  на  техническое   состояние  транспортного
средства внимание не обращается.







     Допрос можно определить как  следственное действие, состоящее  в личном
общении следователя  с  допрашиваемым с целью  получения у него сведений  об
обстоятельствах, подлежащих  доказыванию  по уголовному  делу. Формируемые в
рамках  криминалистической  тактики  научные  основы  допроса  не  могут  не
учитывать достижений смежных  отраслей  знаний.  Поскольку  допрос  является
специфической  формой  межличностных  отношений,   большое   значение  имеют
закономерности психической деятельности людей, изучаемые общей  и социальной
психологией. Так,  общая  психология раскрывает сущность  и  механизм  таких
важных для понимания допроса психических процессов, как восприятие человеком
окружающей  действительности   с   помощью   органов   чувств,   запоминание
воспринятого, воспроизведение воспринятой  информации.  С  учетом достижений
социальной  психологии  разрабатывается  проблема  психологического контакта
следователя с  допрашиваемым и другие.  Важным  в  тактике допроса  является
организационный  аспект,  учитывающий  достижения  таких  наук,  как  теория
управления,   научная   организация   труда.  По  процессуальному  положению
допрашиваемого  различают  допрос  потерпевшего,  допрос  свидетеля,  допрос
подозреваемого  или обвиняемого. Такая классификация удобна при рассмотрении
процессуальных аспектов этого следственного действия, а также  некоторых его
тактических  приемов.  В  зависимости  от  возраста допрашиваемого  выделяют
допрос взрослого,  несовершеннолетнего или малолетнего лица. Допросы делятся
на первичные, дополнительные, повторные. Исходя  из личной  позиции, занятой
допрашиваемым,  различают допросы лиц, дающих правдивые показания, и допросы
лиц,  заведомо не  желающих  говорить  правду.  Могут быть предложены и иные
основания для классификации допросов и, соответственно, их виды.




     Прежде чем приступить к подготовке допроса, следователь определяет круг
лиц,  у которых ему  необходимо получить  показания, а также очередность  их
вызова  на  допрос. Из числа  тех, кто  в той или иной  мере  осведомлен  об
обстоятельствах,  подлежащих выяснению, в первую  очередь обычно допрашивают
лиц,  не  заинтересованных  в   исходе  расследования,  располагающих  более
обширной информацией,  а  потому способных полно  и  объективно изложить  ее
следователю.  Подготовка допроса  включает  несколько  элементов. 1.  Анализ
исходных  данных   и   определение  предмета  допроса.  Качественный  допрос
невозможен  без четкого представления  о предмете  допроса, то  есть о круге
обстоятельств, которые должны быть выяснены  у данного лица. Предмет допроса
определяется исходя из обстоятельств,  подлежащих доказыванию по конкретному
делу и предполагаемой степени  осведомленности в  них данного лица.  Все это
можно установить  в  процессе  тщательного изучения материалов, собранных по
делу,  а  при  необходимости  и  оперативно-розыскных  данных,  имеющихся  в
распоряжении  сотрудников  органов  дознания.  Предмет  допроса  и  вопросы,
которые следует поставить допрашиваемому,
     - это  разные понятия. Первое из них  шире. Например, предметом допроса
может быть  алиби,  заявленное подозреваемым,  а частных  вопросов,  которые
будут  в связи  с этим выясняться,  окажется значительно больше. 2. Изучение
личности   допрашиваемого.  Сведения   о   человеке,  с   которым  предстоит
встретиться на допросе, весьма важны для следователя. Чем. больше он соберет
о нем данных  и чем лучше  узнает  допрашиваемого, тем правильней выберет  и
успешней  использует тактические приемы. Однако ограниченность возможностей,
которыми  располагает   следователь,  и  почти  постоянный  дефицит  времени
заставляют  решать  вопрос об  изучении  личности  допрашиваемого  с  учетом
реальной обстановки. Наиболее тщательно  изучается  личность  подозреваемого
(обвиняемого),   поскольку   это   важно   и   для   решения   общих   задач
судопроизводства.  В  меньшей  степени  нуждаются  в  изучении  свидетели  и
потерпевшие,  ибо эти  участники  процесса  обычно  менее  склонны  скрывать
истину,  а,  кроме  того, закон обязывает  их давать правдивые  показания  и
устанавливает уголовную ответственность за уклонение от этой обязанности. 3.
Определение времени  допроса.  Определяя время допроса, следователь  исходит
прежде  всего  из  требований  закона. Так,  подозреваемый  допрашивается не
позднее  24 часов  после  взятия  его  под  стражу.  Обвиняемый  должен быть
допрошен  сразу же после  предъявления обвинения.  По  общему правилу допрос
производится   в   дневное  время,   ночной  допрос   допускается  лишь  при
обстоятельствах,  не терпящих  отлагательства. За пределами  прямых правовых
предписаний время  допроса  устанавливает следователь,  учитывая возможность
явки  лица  на допрос,  степень  своей  загруженности, важности  информации,
которую предполагается получить  у допрашиваемого.  4.  Выбор способа вызова
лица  на  допрос.  Лица, подлежащие  допросу,  могут  вызываться  письменной
повесткой, пересылаемой по почте или через курьера. Вызов может быть передан
телеграммой  или  телефонограммой. Подозреваемый  (обвиняемый), содержащийся
под  стражей,  вызывается через администрацию  места заключения. Следователь
вправе обратиться  за помощью  к руководству предприятия или учреждения, где
работает лицо, подлежащее допросу, или использовать  иные  возможности. Явка
на  допрос по  вызову следователя  обязательна. Лица,  уклоняющиеся от явки,
могут быть подвергнуты приводу.  5. Выбор места  допроса. Допрос  по  общему
правилу осуществляется на  месте производства расследования (рабочий кабинет
следователя, работника органа дознания). Допрос  также может быть произведен
по  месту  нахождения  допрашиваемого,  например,  в лечебном учреждении  (с
разрешения  врача)  или   по  месту  жительства  малолетнего  свидетеля  или
потерпевшего. В некоторых случаях допрос производится на месте происшествия,
обстановка которого помогает  восстановить в  памяти забытое  или затрудняет
попытки недобросовестного лица  исказить действительные обстоятельства дела.
Выбор  места  допроса  связан с  обеспечением  условий для проведения  этого
следственного действия  (удаление посторонних  лиц, источников  шума и пр.).
Должны быть подготовлены необходимые  канцелярские  принадлежности, а  также
технические средства фиксации допроса,  если их предполагается использовать.
6. Приглашение лиц, чье участие  в допросе необходимо. При допросе  могут, а
иногда обязаны участвовать, как это требует закон, и иные (кроме следователя
и допрашиваемого)  лица.  В  их  числе:  переводчик,  если  допрашиваемый не
владеет языком судопроизводства, либо  является немым, глухонемым: защитник,
допущенный   к   участию  в   деле;   педагог  или  законный   представитель
допрашиваемого. По  своему усмотрению в допросе может участвовать  прокурор,
осуществляющий  надзор  за   законностью   действий   органов  дознания  или
предварительного следствия.  Уведомление всех  этих лиц  о  времени и  месте
допроса  -   задача   следователя.   7.   Составление  плана  допроса.  План
способствует  правильной  организации допроса, а  следовательно, и повышению
его  результативности.  В простейшем  виде  он  представляет собой  перечень
вопросов,  подлежащих выяснению у  допрашиваемого. При подготовке к  допросу
лиц,  которые  могут  уклоняться  от   дачи  правдивых  показаний,  особенно
подозреваемых  и  обвиняемых,   план   должен   быть   развернутым.  В   нем
целесообразно   указать  обстоятельства,   подлежащие   выяснению   (предмет
допроса), вопросы,  которые  следует поставить  допрашиваемому,  имеющуюся в
деле  информацию  по этим обстоятельствам  и  материалы  дела,  которые  при
необходимости могут быть использованы при допросе.
     В  процессе  подготовки к  допросу  следователю  имеет  смысл  мысленно
смоделировать  ход  предстоящего следственного  действия, исходя из наиболее
вероятной линии  поведения  допрашиваемого, продумать программу  собственных
действий в  различных ситуациях. Это поможет найти  оптимальные  тактические
решения,  повысит  внутреннюю  готовность следователя  к работе  в  условиях
возможного противодействия со стороны допрашиваемого.




     Существуют  несколько  принципов, опираясь  на  которые  осуществляются
различные   виды   допроса.  Индивидуальный   подход   к  допрашиваемому   и
установление психологического контакта. Каждый  допрашиваемый - это человек,
обладающий  своими  собственными  психическими,  профессиональными  и  иными
личными  качествами, оказавшийся в сфере уголовного процесса  при конкретных
специфических  обстоятельствах.  Следователь,  решающий задачу  получения по
возможности  полной   и  объективной  информации,  не  может  не   учитывать
индивидуальных особенностей  личности допрашиваемого. Шаблонный подход здесь
недопустим,  ибо  он  может   помешать   установлению  необходимых   деловых
взаимоотношений,  именуемых  в  криминалистике  психологическим   контактом.
Получение  следователем при допросе полной и объективной информации возможно
лишь тогда, когда допрашиваемый, независимо от  любых внешних  и  внутренних
факторов, будет  готов добросовестно сотрудничать со следователем, передавая
ему   всю  имеющуюся   информацию   о  преступлении   и   связанных  с   ним
обстоятельствах.  Создание   условий   для  свободного  рассказа.  Свободный
рассказ, как общий тактический  прием  допроса, заключается в предоставлении
допрашиваемому  возможности самостоятельно изложить известные обстоятельства
дела.  Следователь  должен  сформулировать  первый вопрос в общей форме так,
чтобы чрезмерно не ограничивать допрашиваемому лицу рамки  его повествования
по предложенной теме.  Выслушивая рассказ, следователь не должен без  особой
надобности допрашиваемого останавливать, перебивать, предоставляя ему полную
возможность  показать свою осведомленность в  тех пределах,  в  каких он сам
сочтет целесообразным. Свободный рассказ позволяет:
     -  составить  суждение  о  личности   допрашиваемого,  его  интеллекте,
темпераменте,   компетентности   и   т.д.,   а   также  вы   явить   степень
осведомленности  об   обстоятельствах  дела,  желание  или  нежелание   быть
искренним на допросе:
     -  получить  информацию  о  фактах,  важных для  дела,  но  лежащих  за
пределами  того  круга  вопросов,  который  предполагалось  у  данного  лица
выяснить.   Уточнение   полученных   данных   путем   постановки    вопросов
допрашиваемому.  Следователь  не  может ограничиваться получением  сведений,
излагаемых в ходе свободного рассказа. Его всегда интересуют детали, которые
вольно или  невольно опускает допрашиваемый.  Поэтому, выслушав лицо, дающее
показания,  и  убедившись в том, что им  изложено  все,  что сочтено нужным,
следователь приступает  к  постановке вопросов.  В криминалистике  различают
несколько   групп   вопросов.   Те,   в   которых   формулируется   существо
обстоятельств, интересующих следователя, называются основными.  Если имеется
в виду  цель  побудить  лицо более  подробно изложить  обстоятельства  дела,
ставят  уточняющие  вопросы.  Для   проверки   степени  осведомленности  или
искренности допрашиваемого задают контрольные вопросы. Они касаются каких-то
частностей, которые  должны быть  известны  лицу, правильно  отвечающему  на
основ ной вопрос. Вопросы, в формулировке которых содержится желаемый ответ,
являются  наводящими.  Чтобы   избежать  искажения   информации  со  стороны
некоторых лиц, легко поддающихся постороннему влиянию, наводящие вопросы при
допросе свидетелей и потерпевших законом запрещены.
     Критический  анализ  и  оценка показаний  допрашиваемого.  Установление
истины  в  процессе  расследования,  принятие  обоснованных процессуальных и
тактических решений  зависит от  надежности  информации, которой располагает
следователь.   Это   обязывает   его   тщательно  контролировать   показания
допрашиваемых. Имеется несколько способов оценки показаний в ходе допросов:
     -  постановка   допрашиваемому   уточняющих   и  контрольных  вопросов,
позволяющих проверить, насколько обстоятельно он знает факты, о которых дает
показания;
     -  сопоставление полученных сведений  с имеющимися  доказательствами  и
оперативно-розыскными материалами;
     -  сопоставление  сведений,  сообщенных допрашиваемым в разное время по
одним и  тем же обстоятельствам. Этот  способ проверки связан  с проведением
повторных  детальных допросов лица, чьи показания вызывают сомнение. Имеется
в виду,  что  человек, осведомленный  относительно излагаемых  им  фактов  и
дающий правдивые показания,  достаточно твердо  знает  и  помнит  то, о  чем
рассказывал  на  первом  допросе.  Если же допрашиваемый излагал вымышленные
факты, то  при  их вторичном  освещении через некоторое  время воспроизвести
дета ли, надуманные ранее, ему будет  трудно. Проверка и оценка  показаний -
это непрерывный и  важный  процесс, осуществляемый совсем не потому,  что  в
каждом   до   прошенном  следователь   видит   недобросовестного   человека.
Обязанность следователя  - обеспечить  достоверность поступающей информации,
ибо на ее основе принимаются  ответственные процессуальные решения и  ошибки
здесь  могут  иметь  тяжкие последствия  и  для  общества,  и  для отдельных
граждан. Полнота  и объективность  фиксации результатов  до проса.  Полное и
объективное  закрепление  результатов допроса  -  важное  условие сохранения
доказательственной информации. Основным способом фиксации хода и результатов
данного  следственного  действия  является   протоколирование.  В  протоколе
фиксируются  сведения  о   времени  и   месте  допроса,  о  допрашиваемом  и
следователе,  производящем допрос,  об  иных  лицах, допущенных к участию  в
следственном  действии,  об  ознакомлении  допрашиваемого с  его  правами  и
обязанностями.   Подлежат  занесению  в   протокол   вопросы,   поставленные
следователем, и, по  возможности дословно, полученные ответы. При оформлении
протокола  может применяться стенография и машинопись. Важным дополнительным
средством фиксации является звуко- и видеозапись, позволяющие с максимальной
полнотой запечатлеть  всю  информацию, полученную  на допросе.  Определенные
процессуальные  и  технические  сложности  мешают  широкому  их  применению.
Поэтому использовать звуко- и видеозапись целесообразно в случаях:
     - когда показания допрашиваемого имеют особо важное значение для  дела,
например,   излагаются   наиболее   существенные   факты  и   обстоятельства
расследуемого преступления;
     - когда допрашиваемый склонен изменять ранее данные показания;
     - когда  явка в  суд  лица, освещающего важные для дела обстоятельства,
может оказаться затруднительной или невозможной.




     Допрос лиц, не  пытающихся уклоняться  от  дачи  правдивых  показаний".
Следователь на  протяжении всего допроса анализирует и оценивает  получаемую
информацию.   Задача  следователя  упрощается,   если  допрашиваемый  охотно
отвечает на поставленные вопросы  и  сопоставление его ответов с полученными
ранее данными не дает повода сомневаться  в достоверности  показаний. В этой
ситуации надлежит подробно выяснить все, что относится к предмету допроса, и
занести  в  протокол. Некоторые допрашиваемые, не  пытающиеся уклоняться  от
дачи   правдивых  показаний,  могут   непреднамеренно  искажать   факты.  Их
информация может содержать  неточности, пробелы,  противоречия.  Следователю
необходимо  прежде  всего  установить,  почему   это  происходит.  Типичными
причинами непреднамеренных  искажений  могут быть  ошибки восприятия, ошибки
воспроизведения,  а  чаще  всего  запамятование.  Ошибки  восприятия  -  это
искаженные,  ошибочные   мысленные  образы   воспринятых   некогда   явлений
реальности.   Они   являются   обычно    результатом    действия    каких-то
неблагоприятных факторов объективного или субъективного характера (например,
потерпевшие  под влиянием  сильного  душевного волнения, возникшего в момент
совершенного  на них нападения, принимают за оружие  какие-то иные предметы,
находившиеся в руках нападающих). Иногда возникают неверные представления  о
скорости  движения  объекта,  о  его  цвете,  об  отрезках времени и  других
обстоятельствах.
     Ошибки воспроизведения или  неточные характеристики свойств объекта при
определенных  условиях  могут быть устранены.  Сделать  это можно, например,
путем демонстрации допрашиваемому аналогичных  объектов или  их изображений.
Если следователь убеждается, что дефекты показаний связаны с запамятованием,
он может оказать лицу помощь в  восстановлении  забытого, применив известные
тактические  приемы, основанные  на  явлении  психической  ассоциации.  Этот
тактический прием заключается в выяснении и уточнении  обстоятельств других,
связанных с забытым фактом событий. Следователь обычно более или менее точно
представляет  себе  обстоятельство,  о   котором  идет  речь,  время,  место
действия.  Он может поставить вопрос о  том, где  находился  допрашиваемый в
такое-то  время,  чем  занимался, с кем  общался.  Можно  начать детализацию
событий  и  не  исключено,  что  в конечном  итоге  допрашиваемый  определит
обстоятельство,  способное  по  ассоциации восстановить  в  памяти  забытое.
Ассоциирующими в случае,  например,  допроса  на месте  восприятия  являются
предметы окружающей обстановки. Прием  состоит в том, что следователь вместе
с  допрашиваемым  выезжает  на место, где  происходило исследуемое  по  делу
событие, и там ведет допрос. Оказавшись в прежних условиях,  человек быстрее
восстанавливает в памяти  то, что не смог припомнить в кабинете следователя.
Такой  тактический прием, как предъявление предметов  или  документов, также
способен  содействовать  восстановлению  забытого,   если   оно  связано   с
имеющимися у  следователя предметами или документами.  Нужно только иметь  в
виду, что предъявлять на допросе  можно лишь те объекты, относимость  к делу
которых  уже  установлена  и  в  дополнительной  проверке  не  нуждается.  В
противном  случае  предварительно   требуется   провести   предъявление  для
опознания. Довольно часты  на  практике  случаи, когда  допрашиваемый помнит
факт, но затрудняется назвать время,  когда он имел место. Следователь может
предложить   допрашиваемому  увязать  факт  с  каким-то  заметным  событием,
например,  праздничными  днями, дата которых известна.  Установив, было  это
раньше  или  позже,  нужно  искать  другую точку  отсчета, чтобы  ограничить
наиболее вероятный отрезок  времени. А  затем в  его пределах  искать другие
памятные допрашиваемому даты, соотнося их с интересующим следователя фактом.
Так  постепенно  можно  вывести  допрашиваемого  на  какое-то  запомнившееся
обстоятельство, по ассоциации с которым удается уточнить искомую дату.
     Допрос лиц,  уклоняющихся от  правдивых  показаний.  В целях  получения
правдивых показаний  от таких лиц используются различные тактические приемы.
К их числу  относятся  разъяснение  ситуации,  сложившейся  по  делу, анализ
положения, в  котором может  оказаться  допрашиваемый в  случае  дачи ложных
показаний. При  этом учитываются особенности  личности  допрашиваемого,  его
психическое  состояние,  привязанности,  симпатии,  антипатии.   Следователь
должен стремиться найти  в характере человека позитивные черты,  обращаясь к
которым можно побудить допрашиваемого  к  откровенности. Другое  направление
допустимого психического  воздействия на лиц,  не  желающих давать правдивые
показания,  связано с  использованием доказательств,  имеющихся  в уголовном
деле.  Человек в  большинстве случаев дает ложные показания  в  целях ввести
следователя  в  заблуждение  и  таким  путем  решить  какую-то  свою  задачу
(уклониться  от ответственности, смягчить ее и т. д.).  Если допрашиваемому,
избравшему  такую  позицию,  предъявить  доказательства,  опровергающие  его
показания,  заведомая ложь становится очевидной, логическая основа показаний
рушится. В  этих условиях  человек чаще всего вынужден считаться с фактами и
говорить  правду.  Материалы,  полученные  в  процессе  оперативно-розыскной
деятельности,  предъявляться не  могут,  с  ними допрашиваемого не знакомят.
Следователь  при  предъявлении   доказательств  руководствуется   следующими
тактическими  правилами.   1.   Предъявлять  на  допросе  можно  лишь  такие
доказательства, достоверность  которых не вызывает сомнений.  Доказательство
предварительно  должно  быть  проверено,  и содержащиеся в  нем  фактические
данные  нашли объективное  подтверждение. 2. Прежде чем доказательство будет
предъявлено, лицо  должно быть  допрошено с целью уточнения  его отношения к
ранее  изложенным  им фактам.  Доказательство  предъявляется после занесения
показания в протокол. Если для изобличения используются чьи-то показания, то
до  оглашения  их   следует   поставить  вопрос  о  знакомстве  и  характере
взаимоотношений  допрашиваемого  с лицом,  давшим  показания. 3.  Необходимо
разъяснять допрашиваемому сущность и значение предъявленного доказательства.
Следователь не  может ограничиваться  формальным уведомлением о  наличии тех
или иных  доказательств.  Допрашиваемому должно быть понятно, что  собранные
материалы  делают  бессмысленной избранную им  позицию и не  оставляют иного
выхода,   кроме  дачи  правдивых  показаний.  Существует   еще  одна  группа
тактических  приемов,   с   помощью   которых   осуществляется   воздействие
следователя на допрашиваемых с целью побудить их к даче правдивых показаний.
Сущность их  состоит  в  том. что  следователь,  оперируя  имеющимися  в его
распоряжении    фактическими   данными,    ставит    допрашиваемого    перед
необходимостью оценивать ситуацию в условиях  испытываемого им определенного
дефицита  информации.  Это  может  привести его к выводу  о  бессмысленности
скрывать  истину и побудить  к даче правдивых показаний. Известен, например,
тактический  прием,  называемый  демонстрацией  осведомленности. Следователь
детально изучает личность допрашиваемого, используя  для этого все доступные
источники. На  допросе он может проявить интерес к биографии допрашиваемого,
расспросить   его   об  учебе,  трудовой  деятельности,  о  семье  и  других
обстоятельствах,  изученных достаточно подробно. По ходу допроса следователь
может упомянуть о каких-то деталях биографии, упущенных, а может быть даже и
забытых самим допрашиваемым.  Столь  широкая  осведомленность  следователя о
фактах, не относящихся  к предмету  допроса, может создать у  допрашиваемого
представление  о  том,  что  следствию известно  все. Это  обстоятельство  и
побуждает  подчас допрашиваемого к  решению  давать  правдивые  показания  и
рассказать   все,   как   было  в  действительности.  В   некоторых  случаях
следователь,  желая  продемонстрировать  осведомленность  в  обстоятельствах
преступления,  раскрывает  допрашиваемому  суть  совершенного  преступления.
Следователь как бы реконструирует действия допрашиваемого, раскрывает шаг за
шагом то, как готовилось и совершалось преступление. Интуиция и практический
опыт помогают ему восстановить недостающие  элементы картины преступления, и
она может  звучать вполне достоверно и  весьма убедительно. Чем  более точно
сумеет  следователь  воспроизвести  обстоятельства совершенного деяния,  тем
большее  воздействие  его  рассказ  окажет  на допрашиваемого.  Рассматривая
тактические  приемы  маневрирования  информацией,  необходимо  иметь  в виду
следующее:
     - действия следователя не могут сопровождаться обманом  допрашиваемого,
то  есть прямой передачей  ему заведомо ложных  сведений.  Допрашиваемому не
навязывают   способ   действий,   а  предоставляют   возможность  воспринять
информацию, самостоятельно  оценить ее и свободно реализовать  свои решения,
принятые с учетом собственного понимания ситуации; - тактические приемы этой
группы  требуют практического  опыта,  творческого  отношения к  делу  и  не
допускают  шаблона. Необходимо  учитывать конкретную обстановку, особенности
личности допрашиваемого. То,  что  оказалось пригодным в одном случае, может
не дать результатов в другом.




     Некоторые   особенности   тактики   допроса  потерпевшего   связаны   с
процессуальным  положением   данного  лица,  Поскольку   потерпевший   несет
уголовную  ответственность  за  заведомо ложный  донос и  уклонение от  дачи
правдивых  показаний,  допрос   начинается  с  объявления   ему  об  атом  и
разъяснения  положений  закона.  Затем  предоставляется возможность  в форме
свободного рассказа изложить, кем, когда  и  какие действия в отношении него
были  совершены.  Далее  следователь  путем  постановки  вопросов   уточняет
показания, обращая особое  внимание на получение  сведений, с учетом которых
будут  осуществляться  дальнейшие  следственные  действия,  а   возможно,  и
оперативно-розыскные  мероприятия. Потерпевшему  не возбраняется высказывать
свои  суждения  относительно  личности  преступников,  мотивов  и  целей  их
действий. Эта информация  учитывается  при  выдвижении следственных  версий.
Важным  обстоятельством,  которое  может  влиять  на  объем и  достоверность
информации, получаемой при  допросе потерпевшего, является его эмоциональное
состояние,  связанное с  совершенным  посягательством.  Человек  может  быть
слишком возбужден или угнетен, а  потому, если  не удается снять напряжение,
допрос целесообразно перенести, ограничившись  получением  самых необходимых
данных. Нужно, однако, учитывать, что отсрочка допроса иногда может привести
и  к  негативным  последствиям. Потерпевший подчас подвергается уговорам или
угрозам  со  стороны  преступников  либо  связанных  с  ним лиц.  Это  может
существенно затруднить  получение  у него  правдивых  показаний. В  качестве
свидетеля    допрашиваются   любые   лица,   которым   известны   какие-либо
обстоятельства,  подлежащие  установлению  по  делу.   Они  несут  уголовную
ответственность за уклонение от дачи показаний и сообщение  заведомо  ложных
сведений.  Поэтому  в  начале  допроса  им  разъясняются положения  закона и
обязанность говорить правду.
     На достоверность свидетельских показаний влияет ряд факторов, например,
личные отношения с подозреваемым  (обвиняемым), наличие обстоятельств, в той
или  иной  мере  компрометирующих  самих  свидетелей.  Следователю  надлежит
выяснить  характер  взаимоотношений  свидетеля  с обвиняемым, его  возможную
причастность  к  деяниям  последнего  и  принять  меры  к  предупреждению  и
разоблачению   лжесвидетельства.  На  формирование  свидетельских  показаний
влияют и объективные факторы,  затрудняющие восприятие фактов и событий (это
могут быть неблагоприятные  погодные условия,  недостаточная освещенность на
месте   происшествия,   ограниченность   времени   восприятия   и   другое).
Следователь,  чтобы  квалифицированно  получить и оценить  показания, должен
выяснить,  в каких условиях они формировались, нет ли у свидетеля физических
недостатков,  мешающих  правильному  восприятию и  воспроизведению  событий.
Выявленные обстоятельства  должны  приниматься во внимание  при  определении
тактики   допроса.  При  допросе  несовершеннолетних  (особенно  малолетних)
свидетелей  обязательно учитываются возрастные особенности их  психики.  Для
них,  например, характерна  повышенная внушаемость, а  иногда и склонность к
фантазированию.  При  постановке  наводящего   вопроса  допрашиваемый  часто
воспринимает подсказанный ему ответ,  домысливает какие-то детали события, а
после  этого  бывает трудно  отличить  действительность от  вымысла.  Допрос
малолетнего  свидетеля  (как  и потерпевшего)  целесообразно  фиксировать  с
помощью  звукозаписи.  Это  позволит  суду более  точно  оценить  полученные
показания, поскольку протоколирование  допроса с учетом особенностей детской
речи представляет определенную сложность.  Подозреваемые и  обвиняемые - это
лица, наиболее заинтересованные в исходе дела, а потому склонные к утаиванию
или  искажению   обстоятельств,   связанных   с   преступлением.   Уголовной
ответственности  за отказ от  показаний и за дачу заведомо ложных  показаний
они не  несут. Для них дача показаний -законное  право  и средство защиты от
обвинения.   Показания   подозреваемого  (обвиняемого)  -   обычное  рядовое
доказательство,  не  хуже  и  не  лучше  других.  Законом  установлено,  что
признание обвиняемого, не подтвержденное  другими доказательствами, не может
быть  положено в  основу обвинения. Поэтому  следователю  нужно получить  не
"признание",  а правдивые  показания, то  есть выяснить фактические  данные,
полно и объективно отражающие действительные обстоятельства дела.
     Нельзя вместе с тем не видеть, что обвиняемый, обоснованно привлеченный
к   уголовной   ответственности,   лучше    многих   других   осведомлен   в
обстоятельствах  преступления, а  потому  способен  сообщить  весьма  ценную
информацию. Получение  ее зависит от того, насколько профессионально владеет
следователь  тактическим  арсеналом   ведения   допроса.   Тактика   допроса
подозреваемого в основном аналогична  тактике допроса обвиняемого. Вместе  с
тем  подозреваемый  -это  лицо,  которому  обвинение  еще  не   предъявлено,
поскольку данных для этого недостаточно. Не исключено,  что подозрение может
оказаться   необоснованным.   Чтобы   исключить   ошибку   и   не   толкнуть
подозреваемого   на  самооговор,   следователь   обязан   проявить  максимум
объективности. Одной из  важных особенностей допроса подозреваемого является
то, что  предмет и  тактика  данного следственного  действия  определяются с
учетом информации, положенной  в основу  задержания указанного лица, а также
особенностей ситуации, сложившейся во время и после его задержания.




     Очная  ставка  является   разновидностью  допроса.  В  рамках   данного
следственного  действия производится допрос одновременно двух  лиц. В первую
очередь  он  направлен  на  устранение   противоречий  в  ранее  данных  ими
показаниях  по  поводу  одних  и  тех  же  обстоятельств,  фактов,  событий,
исследуемых по делу. Очная ставка производится в случаях, когда в показаниях
имеются не  просто  противоречия,  а  существенные противоречия.  Они  могут
касаться  существа события или отдельных,  но важных его  деталей.  Причиной
противоречий может  явиться  как умышленное  искажение фактов  (например,  с
целью  уйти  от  ответственности,  создать себе ложное  алиби,  преувеличить
размеры причиненного лицу ущерба  и т. д.), так и добросовестное заблуждение
одного  из  допрашиваемых,  связанное  с  неправильным  восприятием,  плохим
запоминанием    или    же    неточностью    воспроизведения    воспринятого.
Психологической особенностью очной ставки  является  эффект  присутствия  на
допросе  второго  участника  исследуемого  события,  что   дает  возможность
составить более  четкое представление об имевшем  месте  факте  и затрудняет
дачу  одним из  участников ложных  показаний.  При  очной ставке в  качестве
допрашиваемых   могут   выступать  свидетель,   потерпевший,  подозреваемый,
обвиняемый.
     Если   в   очной  ставке   участвует   несовершеннолетний   (свидетель,
потерпевший,   обвиняемый)   или   признанный  умственно   отсталым,  данное
следственное действие следует проводить в присутствии педагога, родителя или
законного  представителя  этого участника. Оно  может проводиться с участием
защитника,   если  одним  из   допрашиваемых   является   несовершеннолетний
обвиняемый  или  лицо, в  силу  физических  или психических  недостатков  не
способное  осуществить защиту своих  интересов. Для проведения  очной ставки
необходимо соблюсти определенные условия. Участники очной ставки должны быть
ранее  допрошены,  и  допросы  эти  процессуально  оформлены.  В  показаниях
допрашиваемых должны быть  существенные  противоречия, т.  е.  относящиеся к
обстоятельствам,  имеющим  важное значение  для  дела. Безусловно,  к  таким
обстоятельствам  относятся:  время,  место, способ  совершения преступления,
виновность  обвиняемого   и   иные   обстоятельства,   входящие  в   предмет
доказывания.  Однако в  ряде случаев  очная  ставка проводится  при  наличии
противоречий   и    по   другим   обстоятельствам,   например,    касающимся
докриминального и посткриминального поведения  потерпевшего  или обвиняемого
либо характеризующим их взаимоотношения. Установив  основания для проведения
очной  ставки, следователь решает вопрос о целесообразности  ее  проведения.
При   этом  должна   учитываться   возможность   оказания   психологического
воздействия на добросовестного участника со стороны заинтересованного лица с
целью склонить к даче выгодных для него показаний  путем угроз или вызывая к
себе   жалость.  В  то  же  время  очная  ставка   может  быть  использована
недобросовестным лицом для ознакомления с материалами  дела в целях уяснения
объема доказательств, которыми располагает  следствие  против него.  Поэтому
очная  ставка  проводится лишь  после того,  как  использованы иные  способы
устранения  противоречий.  Приняв  решение   о   проведении   очной  ставки,
следователь  определяет  наиболее  оптимальное  время  ее  проведения.   Как
правило,  очная  ставка  проводится  на   том  этапе   расследования,  когда
следователь  уже  обладает  достаточной  совокупностью   доказательств   для
правильной  оценки показаний ее участников. Иногда возникают ситуации, когда
ее проведение целесообразно  на более ранней стадии расследования (например,
между  потерпевшим   и  подозреваемым  сразу  после  задержания  последнего,
поскольку его психическое состояние  в этот момент, внезапность задержания и
незнание объема информации, которой располагает следователь,  могут  создать
выигрышную  обстановку для получения правдивых  показаний). При подготовке к
производству  очной  ставки  следователю  необходимо  попытаться  определить
причины противоречий  в  показаниях,  уяснить,  являются ли они  результатом
добросовестного  заблуждения допрашиваемого  или  установкой  на дачу ложных
показаний, что позволит избрать правильную тактику  проведения очной ставки.
Необходимо тщательно  подготовить  вопросы,  которые будут  поставлены перед
допрашиваемыми, определить их очередность, а также лицо,  с которого следует
начать допрос. Важное значение при очной ставке имеют точные, детализирующие
вопросы,  так  как они  не  только  позволяют  уточнить  некоторые  элементы
выясняемых  обстоятельств, но и помогают в  разоблачении ложных показаний. В
большинстве случаев допрос на очной ставке начинают  с того лица,  показания
которого подтверждаются имеющимися в деле  доказательствами. Это  позволяет,
во-первых,  свести к  минимуму влияние недобросовестного  участника на лицо,
дающее    правдивые   показания,   и,   во-вторых,    поколебать   установку
недобросовестного  лица  на дачу  ложных  показаний.  Такого  порядка  стоит
придерживаться и в тех случаях, когда добросовестным лицом, дающим правдивые
показания,  является  несовершеннолетний,  так  как  со  стороны   взрослого
участника    может    быть     оказано    отрицательное    воздействие    на
несовершеннолетнего,  в результате чего он может отказаться  от данных ранее
показаний. Однако в некоторых случаях из тактических соображений имеет смысл
первым допрашивать лицо, показания которого вызывают сомнения.  Это позволит
тому  участнику,  который дает правдивые  показания,  более  аргументировано
опровергнуть ложные  показания  другого лица.  Определяя такую  очередность,
следователь должен быть уверен, что добросовестный участник не изменит своих
показаний под воздействием второго лица. К этому  приему часто  обращаются в
тех случаях,  когда очная ставка проводится между  соучастниками  группового
преступления, и  один  из них пытается уменьшить свою  вину, переложив ее на
других. На эффективность очной ставки  влияет и правильно выбранное место ее
проведения.  Обычно очная ставка проводится по месту производства следствия.
Однако  возможно  ее  проведение  и  в   ином  месте,  например,  на   месте
происшествия в тех случаях, когда очевидцы события по-разному его  описывают
и можно предположить,  что разногласия  в  показаниях  скорее всего  вызваны
различными  условиями  восприятия.  При  участии  в  следственном   действии
несовершеннолетнего  оно  может  быть  проведено   в  детском  учреждении  в
привычной для него обстановке. Порядок проведения очной ставки  определяется
законом.  Перед допросом у ее участников выясняется,  знакомы ли они друг  с
другом  и  в  каких взаимоотношениях  они  находятся.  Выяснение  вопроса  о
взаимоотношениях необходимо для правильной оценки показаний лиц, участвующих
в очной ставке,  а также  лишения возможности недобросовестного  участника в
дальнейшем   опровергнуть   результаты   очной    ставки   мотивами   личной
заинтересованности в деле второго  участника или неприязненными  отношениями
между  ними.  Установив  степень  знакомства  и   характер   взаимоотношений
участников очной ставки, им предлагается поочередно изложить обстоятельства,
относительно которых имеются  противоречия в  данных  ранее  ими показаниях.
Специфической особенностью  очной ставки является  то,  что  ее участники  с
разрешения следователя  могут  задавать  друг  другу  вопросы. Если  в  ходе
проведения   очной   ставки  лицо,   дающее  ложные   показания,   оказывает
психологическое давление  на второго участника с целью побудить его изменить
ранее  данные показания, то  следователь должен принять  меры  к  пресечению
подобного поведения либо прекратить проведение очной  ставки, о чем делается
отметка в протоколе  с указанием причины окончания  следственного  действия.
Тактика  очной  ставки имеет  много  общего  с  тактикой проведения допроса.
Тактические  приемы,  используемые  в  ходе ее  проведения,  зависят от  той
ситуации, в которой она проходит. Все многообразие ситуаций, возникающих при
этом,  может быть  сведено к четырем типичным случаям: а) один из участников
добросовестно заблуждается; б) один  из  участников говорит правду, а другой
лжет:  в) оба участника дают ложные  показания, но по разным обстоятельствам
дела;  г)  оба участника  дают  ложные  показания,  но по-разному  объясняют
разногласия.   Проведение  очной   ставки  при  добросовестном   заблуждении
допрашиваемых   значительно  облегчается  при  условии  правильно  выбранной
тактики.  Причинами  заблуждения   могут   быть  ошибки,  обусловленные  как
различными  дефектами органов  чувств  (зрения, слуха) допрашиваемых,  так и
условиями  восприятия  события. Поэтому тактические  приемы, используемые на
очной  ставке,  вызванной  добросовестным  заблуждением   ее  участников,  в
основном направлены  на восполнение пробелов в запоминании и воспроизведении
спорных   обстоятельств   путем    активизации   ассоциативных    связей   у
допрашиваемых. В этом случае можно использовать такие приемы, как постановка
вопросов по  пограничным  и  смежным обстоятельствам  относительно  спорных;
предъявление  вещественных  доказательств;  проведение  этого  следственного
действия на месте происшествия. При проведении очной ставки, направленной на
разоблачение ложных  показаний, применяются те  тактические приемы,  которые
используются  при  допросах лиц,  уклоняющихся  от дачи правдивых показаний.
Наиболее распространенными среди них являются: детализация показаний по всем
обстоятельствам, имеющим противоречия, сначала в отношении одного участника,
затем   -   другого;  предъявление  доказательств;  использование  показаний
признавшихся соучастников  преступления  (организаторов,  наиболее  активных
членов  группы); маскировка  цели  проведения  очной  ставки;  использование
фактора  внезапности;  создание  у  недобросовестного  лица  преувеличенного
представления  об  объеме  и  значении   собранных  доказательств;  сокрытие
осведомленности  следователя: привлечение  к участию  в  очной  ставке лица,
пользующегося авторитетом  у допрашиваемого  (педагога, родителя,  законного
представителя,  защитника, прокурора), что затрудняет дачу ложных показаний.
Кроме того, возможно проведение  повторных очных ставок между одними  и теми
же участниками  и  серии очных  ставок между разными лицами  для  разрешения
противоречий.  О  проведении  очной ставки составляется протокол. Существуют
два  способа  составления  протокола.  При первом  способе  протоколирования
каждая  страница протокола разделяется вертикальной чертой, на левой стороне
записываются вопросы  и  ответы  лица,  допрашиваемого  первым, а  на правой
-вторым. Преимуществом этой формы протоколирования является ее  наглядность.
Второй способ предполагает  запись вопросов  и ответов поочередно  в  полную
строку.  При этом  следует  каждый раз отмечать, кому  задается вопрос и кем
дается ответ. Для фиксации показаний на очной ставке может быть использована
звуко-видеозапись.







     Обыск  -   следственное   действие,   заключающееся   в  принудительном
обследовании помещений, местности и иных объектов, а также отдельных граждан
с целью обнаружения и изъятия орудий преступления,  предметов  и  ценностей,
добытых  преступных  путем, а также других  предметов  и документов, имеющих
значение  для  расследуемого  уголовного дела. Кроме того, обыск может  быть
произведен   для   обнаружения  разыскиваемых  лиц  и   сокрытых  трупов.  В
зависимости   от   специфики   подлежащего   обыску  объекта,   условий  его
производства,  особенностей   планирования   и  тактики  поисковых  действий
различают обыски: в  жилищах и иных помещениях (хозяйственных постройках, на
рабочем  месте,  мест  в  гостиницах,  общежитиях  и  т.  п.):  на  открытой
местности:  повторный:  "экстренный",  проводимый  в  случаях,  не  терпящих
отлагательства,   без   его  предварительного  санкционирования  прокурором;
одновременный   (его  называют   также  "групповым"),  представляющий  собой
тактическую операцию по проведению одновременно по  единому плану нескольких
самостоятельных  обысков  с  рамках  одного  уголовного дела: в  помещениях,
занимаемых   дипломатическими  представительствами:   транспортных   средств
(находящихся на стоянке личных автомобилей, маломерных судов); личный обыск.
Принудительный характер  поисковых  действий  и  неизбежное в  связи  с этим
вторжение в  сферу личных интересов обыскиваемого, а  в отдельных  случаях и
других  лиц,   составляют  одну  из  характерных  черт  обыска,  позволяющую
отграничивать его от других следственных действий, в  частности,  от осмотра
места  происшествия. Так,  при осмотре  места  происшествия, расположенного,
например,  в лесном массиве,  могут производиться поиски закопанного  трупа,
орудий преступления и иных вещественных  доказательств. Однако  производимые
при  этом  поисковые  действия  не  затрагивают   непосредственно  интересов
граждан.  В  тех случаях,  когда  такие  действия сопряжены  с  ограничением
субъективных  прав того или иного лица (например,  в  случае поисков  следов
преступления  в жилище  семьи без  вести  пропавшего, во дворе  и  надворных
постройках, на приусадебном  участке,  в саду,  огороде и т. п.),  по своему
содержанию они выходят за  рамки следственного  осмотра, и  их  производство
должно  осуществляться  в  точном  соответствии   с  уголовно-процессуальным
законом,  регламентирующим обыск.  Основанием  для производства обыска могут
быть  любые  фактические  данные,   содержащиеся  в  показаниях  свидетелей,
потерпевших,  подозреваемых  и  обвиняемых,  а  также  в  других  источниках
доказательств,  свидетельствующие  о  нахождении в  каком-либо  месте или  у
какого-либо  лица  предметов  или  документов,  имеющих значение  для  дела.
Исходными источниками таких фактических данных могут служить также материалы
оперативно-розыскной  деятельности. Решение об обыске следователь облекает в
форму постановления, являющегося правовым основанием для его производства. В
нем указывается  лицо, у которого надлежит  произвести  обыск,  определяются
границы  поисковых действий  (жилище,  приусадебный  участок  и т.  п.),  по
возможности  перечисляются   подлежащие  отысканию   и  изъятию  предметы  и
документы, приводятся фактические данные, послужившие причиной обыска. Обыск
должен быть санкционирован прокурором. Лишь в  исключительных случаях, т. е.
когда  промедление  с  его  производством  может  привести  к  сокрытию  или
уничтожению  доказательств, а  равно  повлечь  иные  серьезные  осложнения в
расследовании,  законодатель  допускает  возможность проведения  обыска  без
санкции  прокурора,  но  с  последующим  сообщением  ему в суточный  срок  в
письменной форме о  произведенном обыске. По этим  же основаниям допускается
его  производство  в  ночное  время.  Каждый  обыск  в тактическом отношении
индивидуален.   На   его  подготовку   и  производство  влияют   особенности
конкретного  уголовного  дела,  характер  отыскиваемых  предметов,  личность
обыскиваемого,  специфика   подлежащего   обыску   объекта  и   ряд   других
обстоятельств.  Вместе  с тем  это  следственное действие  во  всех  случаях
опирается на ряд общих положений. Так, до выезда на обыск следователь должен
составить себе четкое представление о месте  его производства. Информация об
этом поможет ему в решении вопросов об объеме поисковых  действий,  позволит
предварительно наметить последовательность действий, подготовить необходимые
технические  средства.  Для  получения  такой  информации  следователь может
затребовать  из соответствующего  жилищного  органа поэтажный  план  здания,
лично  ознакомиться  с местом  намечаемого  обыска  или  с  местностью,  где
предполагается   производить  поисковые   действия.  На  основе   материалов
уголовного  дела  и  данных,  полученных  в  процессе   оперативно-розыскных
мероприятий,   следователь   должен  составить   представление  о   личности
обыскиваемого и членов его семьи, их образе жизни, занятиях, распорядке дня.
Это позволит ему  выработать  правильную линию  поведения  на  месте обыска,
наметить тактику поисковых действий.  Основное тактическое правило  обыска -
внезапность.   Его   выполнение   следователем  лишает   лицо,   совершившее
преступление, возможности скрыться,  позволяет  предотвратить  сокрытие  или
уничтожение вещественных  доказательств заинтересованными в этом лицами. При
сборе  информации  о  месте  предстоящего обыска,  личности  обыскиваемого и
выполнении   других   подготовительных   мероприятий  необходимо   соблюдать
предосторожность,  чтобы  исключить   преждевременную   огласку   проводимых
мероприятий.  Если  имеются  основания  полагать,  что  обыскиваемый  окажет
противодействие  или   вооруженное   сопротивление,   то   заранее   следует
предусмотреть мероприятия  по предупреждению и пресечению подобных действий.
Для  успешного  производства  обыска немаловажное значение  имеет правильное
определение численности и  персонального  состава следственной группы.  Если
обыску  подлежат   несколько  помещений  либо  большие  по  площади  участки
местности или предстоят значительные  по объему поисковые действия, в состав
группы,  помимо  следователя,  могут быть  включены другие  следственные или
оперативные работники, которым будет поручено производить поисковые действия
на  определенных  участках.  Поскольку  не  исключается, что  в  ходе обыска
обыскиваемые могут  попытаться  уничтожить либо  избавиться от  уличающих их
предметов (например, выбросить в окно) или каким-либо  образом подать сигнал
соучастникам преступления о производимом у них обыске, в состав следственной
группы включаются оперативные работники милиции, которым поручается наружное
наблюдение за помещением, где происходит обыск, а также охрана места обыска.
В зависимости от характера подлежащих отысканию и изъятию предметов в состав
следственной группы могут быть включены соответствующие специалисты. Если на
месте обыска  предполагается большой  объем технических работ  (производство
раскопок,  вскрытие  полов   и  т.  п.),  то  для  этих  целей  приглашается
вспомогательный  персонал. Если на  месте обыска  предполагается  произвести
личный обыск не только  подозреваемого, но и других  находящихся там  лиц, в
состав следственной группы заблаговременно должны быть включены  оперативные
работники и понятые обоего пола.
     В  зависимости  от конкретных обстоятельств  дела в состав следственной
группы могут  быть включены и иные лица. При подготовке к обыску следователю
надлежит проверить комплектность  и исправность имеющихся в его распоряжении
научно-технических средств. С учетом  особенностей  места обыска и характера
отыскиваемых предметов следователь, помимо имеющихся в следственном чемодане
средств криминалистической техники,  должен подготовить поисковые приборы  и
другие приспособления, которые могут понадобиться для  поисковых действий. В
случае  производства  по уголовному  делу  серии  одновременных  обысков  по
единому  плану (например, у соучастников хищения) необходимо  решить вопросы
об одновременном начале  обысков во всех  местах, чтобы  не дать возможности
одному  из соучастников оповестить других лиц о производимом у него  обыске.
Следователю  надлежит   также  подготовить  средства  и  способы  связи  для
обеспечения  оперативного  обмена информацией  между следственными группами,
произвести инструктаж членов этих групп.




     Выезд к месту  обыска  должен быть  спланирован  так,  чтобы застать на
месте обыскиваемого или совершеннолетних членов его семьи. При этом, однако,
не исключается, что по тактическим соображениям обыскиваемое лицо может быть
доставлено  на  место   обыска   к  началу   его  производства  оперативными
работниками. В отсутствие же обыскиваемого  или  совершеннолетних членов его
семьи  обыск может быть произведен  лишь  в исключительных случаях, когда не
представляется возможным в силу объективных причин обеспечить их присутствие
на месте  обыска,  и  на следователя возлагается обязанность  пригласить  на
место  обыска  представителя  местного  органа  исполнительной  власти  либо
жилищно-эксплуатационной организации.  Перед  тем  как приступить к  обыску,
следователю  рекомендуется  ознакомиться  с местом  обыска,  уточнить  объем
поисковых действий,  распределить участки работы между членами  следственной
группы.   Для  обеспечения  нормальных  условий  поисков   и  предотвращения
возможности  уничтожения  имеющихся  доказательств  обыскиваемый   и  другие
находящиеся с ним лица  могут быть сосредоточены в  одной комнате,  им может
быть запрещено  разговаривать  между собой,  звонить по  телефону,  покидать
обыскиваемое помещение до окончания обыска.
     По  возможности  из  обыскиваемого  помещения  удаляются  дети.  В  тех
случаях, когда у  следователя возникают  обоснованные предположения,  что то
или иное лицо, находящееся на месте обыска,  скрывает  при себе предметы или
документы,  имеющие  значение  для   расследуемого  дела,   оно  может  быть
подвергнуто  личному  обыску. При появлении на месте обыска  посторонних лиц
они могут быть  временно задержаны следователем  до  окончания  обыска. Если
указанные лица  появились на месте обыска  вследствие  исполнения  ими своих
служебных  обязанностей  (врач,  почтальон,  слесарь-сантехник  и  т.   п.),
надлежит установить  их  личность, выяснить  причины  появления,  и если  их
приход  не  связан  с  преступной деятельностью  обыскиваемого,  следователь
отпускает их. В необходимых случаях они предупреждаются о сохранении в тайне
факта производства  обыска.  При  обыске в  жилище, в  надворных постройках,
подсобных  и  иных помещениях следователь  должен  передвигаться все время в
одном направлении,  например, по спирали,  по часовой стрелке, обследуя один
предмет  за другим, затем - центр комнаты, стены, пол, после чего переходить
в  другое  помещение.  При производстве  обыска  на  открытой местности  для
обеспечения  полноты  и  всесторонности   поисков   исследуемую   территорию
необходимо разбить на отдельные участки  (сектора,  квадраты) и закрепить за
членами следственной группы. Каждый такой участок обследуется в определенной
последовательности. При проведении поиска следователь не  должен упускать из
виду  различного  рода  негативные  следы,  свидетельствующие о  возможности
нахождения в  том  или  ином месте  замаскированного  тайника.  Если в  ходе
производства  поисковых действий  владелец  помещения по  какой-либо причине
отказывается  открыть запертое хранилище, следователю законом  предоставлено
право самому  вскрыть его, избегая  при этом  не вызываемого  необходимостью
повреждения   запоров,  дверей  и  других  предметов.   Способ,  примененный
следователем  для  вскрытия  запертого  Хранилища,  должен  быть  отражен  в
протоколе   обыска.   Как  показывает  следственная  практика,  между  родом
деятельности, профессией обыскиваемого лица, его склонностями, увлечениями и
способами сокрытия разыскиваемых  предметов и документов, выбором  мест  для
устройства  тайников  прослеживается  определенная  и  устойчивая  связь.  В
отдельных   случаях   на  направление   поисков  может  указывать  поведение
обыскиваемого или  членов  его  семьи. На  места сокрытия  искомых предметов
могут указывать непроизвольные реакции обыскиваемого на те или иные действия
следователя. Изменение  тембра голоса, цвета  лица,  дрожание  рук  и другие
реакции,  указывающие  на  высокую  степень   его  нервного   напряжения   и
возникающие  при  осуществлении  поисков  в  определенном  направлении  либо
обследовании    конкретных   объектов,   служат   своеобразными   сигналами,
свидетельствующими о близости следователя к  тайнику. Для выявления подобных
реакций следователем  в ходе  обыска могут быть применены такие  тактические
приемы,  как "словесная  разведка", заключающаяся  в  беседе с  обыскиваемым
лицом об обстоятельствах, относящихся к обследуемым в  этот момент объектам,
предложения обыскиваемому  самому  открыть  те или иным хранилище, повторное
возвращение  к исследованию ранее осмотренных предметов. Чтобы наблюдение за
обыскиваемым  и  иными  находящимися  на  месте  обыска  лицами  было  более
эффективным, его целесообразно поручать специально выделенному для этой цели
оперативному   работнику.   Нередко   обыскиваемые   скрывают   вещественные
доказательства  в  грязном  белье,  постели   ребенка  или  тяжело  больного
человека, детских вещах, предметах культа и т. п.  Имеют место случаи, когда
компрометирующие  обыскиваемого  документы помещаются  среди  книг  домашней
библиотеки. В ходе обыска следователь всегда сталкивается с обстоятельствами
личной  и  интимной  жизни  граждан. Например, при  осуществлении поисков он
может  обнаружить  личную переписку  обыскиваемого,  документы  и  различные
предметы, относящиеся к  интимной стороне его жизни и не имеющие отношения к
расследуемому делу. Следователь  не должен акцентировать внимание  понятых и
других   участников  обыска  на  указанных  обстоятельствах.   Если  же  эти
обстоятельства имеют отношение к расследуемому событию и ознакомление с ними
понятых  неизбежно,  следователь  вправе  предупредить  их  о недопустимости
разглашения   таких   сведений,   о   чем   при   необходимости   отбирается
соответствующая  подписка.  Помимо  имеющих значение  для  дела  предметов и
документов  при  обыске  изымаются объекты,  свидетельствующие  о совершении
обыскиваемым лицом другого  преступления. При производстве обыска на рабочем
месте  того  или  иного  лица,  а  также  мест  в  гостинице  или  общежитии
обследованию подлежат предметы, находящиеся в пользовании  обыскиваемого или
являющиеся его  собственностью. Ими  могут быть  рабочий стол обыскиваемого,
используемые им инструменты, шкаф для хранения спецодежды, спальное место  в
общежитии,  тумбочка, которой  пользовался обыскиваемый,  его  личные  вещи.
Следователь  не вправе производить  поисковые действия в отношении имущества
других лиц, работающих или проживающих  совместно с обыскиваемым.  Он  может
лишь предложить этим лицам осмотреть свои веди и сообщить, нет  ли среди них
предметов, им  не принадлежащих. Личный обыск, как и все другие виды обыска,
может  быть произведен лишь  по мотивированному постановлению следователя  с
санкции  прокурора. Без вынесения отдельного  постановления  он  может иметь
место   лишь  в   случаях  задержания   лица  по  подозрению   в  совершении
преступления,   заключения   подозреваемого  под  стражу  в   качестве  меры
пресечения,  а  так  же  при  производстве  обыска  в  помещении,  когда   у
следователя имеются достаточные основания полагать, что находящееся на месте
обыска лицо  скрывает  при  себе имеющие  значение  для  дела  предметы  или
документы. Личный  обыск  может  быть произведен  лишь  лицом одного  пола с
обыскиваемым  при  понятых  того  же пола.  Для  этого  выделяется отдельное
помещение, из которого удаляются все посторонние. В ходе обыска прежде всего
изымается  оружие,  а также все  другие предметы, которые обыскиваемый может
использовать для сопротивления  (табак, баллончики с газом и т. п.). Затем в
направлении сверху вниз тщательно исследуется одежда и обувь,  осматривается
содержимое карманов, сумок и иные находящиеся при обыскиваемом предметы. При
необходимости  швы одежды,  ее  подкладка  могут быть вспороты.  Если личный
обыск   сопряжен  с   обследованием  тела  человека,   для  участия   в  нем
целесообразно пригласить специалиста-медика.




     Все  обнаруженные  в  ходе произведенного  обыска предметы  и документы
предъявляются понятым и  подробно описываются в протоколе обыска с указанием
количества  обнаруженных  объектов,  их  отличительных   признаков  и  места
обнаружения. При  описании орудий преступления, похищенного имущества и иных
вещественных  доказательств  фиксируются их  размеры,  материал, вес,  цвет,
регистрационные  номера, дефекты  и другие отличительные признаки, имеющиеся
на  этих  предметах  следы  (кровь,  сперма,  земля и  т. п.).  В  отношении
документов  указываются   их   наименование,  материал,  реквизиты,   способ
исполнения, цвет красителя, начальная и  заключительная  фраза текста.  Если
перечисленные  объекты  были  упакованы,  указывается  способ  упаковки, вид
упаковочного материала и его характерные признаки. При обнаружении тайника в
протоколе  обыска  подробно  фиксируется место его расположения, устройство,
размеры,  находящиеся в нем  предметы  и  их взаимное  расположение.  Тайник
вместе  с  содержимым  фотографируется,  после  чего по  правилам  детальной
фотосъемки фотографируются находившиеся в нем предметы. Расположение тайника
и иных мест обнаружения искомых предметов и документов указывается на схемах
и планах  места  обыска,  прилагаемых к  протоколу. Если  изымаемые с  места
обыска предметы или документы многочисленны и  на их осмотр  на месте обыска
потребуется  значительное  время,  они  могут быть  соответствующим  образом
упакованы и  опечатаны без производства их осмотра и подробного  описания  в
протоколе  обыска. В  этом  случае осмотр изъятых предметов  производится  в
кабинете следователя  по правилам следственного осмотра.  В качестве понятых
при  производстве указанного осмотра целесообразно  приглашать  тех же  лиц,
которые выполняли эти обязанности при обыске.




     Выемка  во  многом  сходна с обыском.  Как  и обыск,  это  следственное
действие  направлено  на изъятие  у граждан, а также  различных предприятий,
учреждений и  организаций  предметов  и  документов,  имеющих  значение  для
уголовного  дела. Однако в отличие от  обыска выемка производится  всегда  в
отношении конкретных, индивидуально определенных предметов и документов, и в
случае, когда точно известно, где  и у кого  они  находятся. При выемке  нет
необходимости  производить  поисковые действия,  а  следовательно, в меньшей
степени по сравнению с обыском затрагиваются права и интересы граждан при ее
проведении. В  силу  этого постановление  следователя о  производстве выемки
подлежит    санкционированию    прокурором    лишь    в   случаях    изъятия
почтово-телеграфной  корреспонденции,   а  также  предметов  и   документов,
содержащих   сведения,   являющиеся   государственной  тайной.  При   выемке
почтово-телеграфной  корреспонденции  в  качестве  понятых для  участия в ее
осмотре могут быть приглашены лишь работники учреждений связи. При выемке  у
гражданина  предметов или  документов, относящихся  к  интимной стороне  его
жизни,  предпочтительно приглашение  понятых того же  пола.  В  тех случаях,
когда выемка  сопряжена с  отбором предметов, документов из массы однородных
объектов,  для  участия   в  ней  целесообразно  привлечь   соответствующего
специалиста (например,  бухгалтера  при выемке  из  бухгалтерии  предприятия
документов).  Если подлежащие выемке предметы или документы под тем или иным
предлогом  не   выдаются   следователю,   он   вправе   осуществить   выемку
принудительно.  В  случаях,  когда  эти  предметы  и   документы  скрываются
заинтересованными лицами, вместо выемки производится обыск.







     В  ходе  предварительного следствия в сфере уголовного судопроизводства
часто оказываются конкретные лица, а также предметы,  характер  и назначение
которых, относимость  их к делу  не бесспорны  и  нуждаются в выяснении. При
решении этой  задачи используются  методы  криминалистической идентификации,
одним  из  которых  является  выделение  объекта  из   числа  однородных  по
мысленному образу, сохранившемуся в памяти человека. Лицо,  давшее показание
(свидетель, потерпевший,  подозреваемый,  обвиняемый), сообщает об известном
ему человеке или ином объекте,  называет отличительные признаки  и  выражает
готовность  указать  его  в  группе других.  Учитывая  важность  такого рода
информации для раскрытия преступлений, законодатель предусмотрел специальный
порядок  ее  получения  и ввел  в уголовно-процессуальный закон следственное
действие, получившее наименование  "предъявление  для опознания".  Объектами
идентификации, осуществляемой  в процессе  данного  следственного  действия,
могут  быть  любые предметы  материального мира, интересующие  следователя и
допускающие  их  предъявление  допрошенному лицу  с  соблюдением  требований
закона. Они предъявляются чаще  всего в натуре, а в некоторых случаях в виде
фото-,  кино- или  видеоизображений. В теории криминалистики рассматриваемое
следственное действие делится  на виды. В зависимости от избранных оснований
выделяются  различные  классификационные группы.  По характеру  опознаваемых
объектов различают  предъявление  для  опознания  людей,  трупов, предметов,
животных.  В зависимости от того,  предъявляется ли сам объект в  натуре или
его изображение, выделяют опознание непосредственное или  опосредствованное.
Могут  быть  предложены  и  другие основания  для классификации (например, в
зависимости от  выделяемых признаков можно говорить об опознании человека по
статическим или по динамическим  признакам). Научные основы предъявления для
опознания разработаны с использованием данных общей и судебной психологии. В
формировании показаний опознающего участвуют такие психические процессы, как
восприятие  объекта  с помощью  органов чувств,  запоминание  его признаков,
воспроизведение  мысленного образа на допросе, узнавание  объекта в процессе
предъявления    для    опознания.    Тактические    приемы,     предлагаемые
криминалистикой,  основываются на закономерностях, проявляющихся в указанных
психических процессах, и позволяют получить от опознающего достаточно полную
и  объективную  информацию.  В процессе  предъявления для опознания решаются
следующие основные задачи:
     - выясняется, что представляет собой объект, оказавшийся в распоряжении
следователя, если это обстоятельство установить иным способом затруднительно
или невозможно;
     -  проверяется,  действительно ли  объект является  тем самым,  который
интересует следователя и  имеет  отношение к  расследуемому  преступлению. В
некоторых случаях следователь с помощью предъявления для опознания проверяет
показания, полученные  на  допросе.  Необходимость в  этом возникает,  когда
допрошенный сообщил, что  видел  объект, знает  его,  однако  его  показания
почему-либо   вызывают   сомнение.   Предъявление   для   опознания    имеет
специфическую  особенность, отличающую  его от других следственных действий.
Оно  неповторимо,   то  есть,  будучи  единожды  проведенным,  повторно  это
действие, по  общему  правилу,  не  проводится ни  в  ходе  предварительного
следствия, ни  в  судебном  заседании.  Предъявлять снова  объект  человеку,
которому  он уже предъявлялся,  не имеет  смысла. Но из этого общего правила
есть исключения. Повторение данного следственного действия допускается:
     -  когда  объект в первом  случае  умышленно  не опознан допрошенным  и
последний сделал о том заявление, выразив готовность участвовать в опознании
повторно. На практике в таком случае следователи  иногда выносят специальное
постановление, где излагают  причины, побудившие повторить  предъявление для
опознания.  Это  помогает  суду  правильно  оценить  результаты  проведенных
действий:
     -   когда    впервые   объект   опознавался   по   фото-,   кино-   или
видеоизображению. Последующее за этим предъявление объекта в натуре помогает
избежать ошибок, ибо его  признаки на изображении  могут оказаться неполными
или  даже  искаженными.  Таким  образом,  предъявление  для  опознания  есть
следственное   действие,   в   ходе   которого   ранее   допрошенному   лицу
предоставляется  возможность  осмотреть  объект,  имеющийся  в  распоряжении
следователя, и сообщить,  является ли он тем самым, о котором говорилось  на
допросе.


     Подготовка данного следственного действия включает несколько элементов.
Предварительный   допрос  лица,  которому  предстоит  выступить  в  качестве
опознающего. На допросе следует  прежде всего выяснить  обстоятельства,  при
которых  допрашиваемый  воспринимал  объект,  а также  имел  ли  возможность
допрашиваемый нормально воспринимать объект (условия освещенности, состояние
органов  чувств  и  т.  д.). Подлежат  выяснению  признаки объекта,  которые
сохранились в памяти и могут использоваться при опознании, причем обращается
внимание не только  на родовые особенности, но и на индивидуальные, присущие
именно  данному  человеку  или  предмету.  В следственной  практике, однако,
довольно часты  случаи, когда допрашиваемый оказывается не в состоянии четко
воспроизвести признаки объекта, хотя уверенно заявляет  о  своей способности
опознать его. Дело в том, что  для психики человека  процесс воспроизведения
признаков  является более сложным,  нежели процесс узнавания. Цельный  образ
объекта,  хранящийся  в  долговременной  памяти, может давать допрашиваемому
уверенность  в способности осуществить  опознание,  но при  этом  выделить и
четко сформулировать отдельные свойства не всегда удается. Такая особенность
психики совсем не исключает достоверности результатов  данного следственного
действия, а потому, если лицо не смогло изложить все особенности объекта, не
следует  только по  этой причине отказываться от проведения предъявления для
опознания или отвергать априори его результаты. Если они  вызывают сомнение,
то  для  проверки  проводятся  дополнительные  следственные  или   розыскные
действия.  Методом, помогающим  более четко описать признаки внешности ранее
виденного  человека,  является  составление композиционного  портрета.  Если
допрашиваемый до опознания привлекался  к участию в такой  работе, то в  его
сознании мысленный образ оживляется (актуализируется) и ему  уже не составит
большого труда сформулировать признаки человека, о котором он дал показания.
Подготовка  объектов  для  опознания.  Объект  для  опознания  предъявляется
опознающему вместе  с другими  однородными объектами  числом  не менее двух.
Такой порядок предусмотрен для того, чтобы повысить достоверность полученных
сведений. Объекты для опознания подбираются такие, которые не имели бы между
собой существенных различий. Если опознаваемым является мужчина,  то следует
пригласить  еще по  крайней мере  двух мужчин примерно  такого же  возраста,
роста,  такого же типа внешности. Не должно быть бросающихся в глаза отличий
в одежде опознаваемых. Хотя число предъявляемых объектов не может быть менее
трех, увеличение  их допускается. Это целесообразно делать, когда опознающий
на  допросе  не смог дать подробного  описания признаков. Если  выбор  будет
сделан  из  5-6  объектов,  то результат можно  считать  более надежным, ибо
вероятность случайного угадывания значительно уменьшается. Из общего правила
предъявления   объекта  для  опознания  в   числе   других  однородных  есть
исключение. Оно касается  случаев, когда для  опознания  предъявляется труп.
Определение времени и места  проведения  следственного действия. В отношении
времени   существует  общее  правило:  чем  раньше   данное  действие  будет
проведено,  тем  больше  возможность  получить  достоверную  информацию, ибо
память человека постепенно теряет воспринятое. На выбор времени может влиять
и  субъективный  фактор,  который  заключается  в  желании   или   нежелании
допрашиваемого сделать то, что  от  него  требуется. Формирование  решимости
дать правдивые  показания и участвовать в  предъявлении для опознания -  это
задача,  решаемая  в  процессе  допроса.   При   выборе   места   проведения
следственного  действия  следователь  чаще  всего  останавливается на  своем
кабинете  или  ином служебном  помещении.  В  некоторых  случаях,  когда  на
качество узнавания могут влиять какие-то специфические  условия, имеющиеся в
определенном  месте,  предъявлять  объект для  опознания следует  там. Такое
решение  принимается,  например,  при  опознании  человека  по  динамическим
признакам   (голос  и  речь,  походка).   Так,  на  восприятие  акустических
особенностей  голоса  может  существенно влиять характер  помещения, внешний
звуковой  фон.  Узнавание человека  по походке,  жестикуляции,  особенностям
фигуры  связано с условиями освещенности,  расстоянием, на котором находился
наблюдаемый объект.  Восстановить все это  можно именно там, где происходило
событие.   В   указанной  ситуации   следователю   придется   предварительно
ознакомиться  с обстановкой на месте, чтобы  убедиться в  возможности выезда
туда  с  участниками следственного  действия.  Подготовка  предъявления  для
опознания требует соблюдения еще  одного непременного условия: опознающий не
должен  предварительно  знакомиться с объектом  опознания. При  несоблюдении
этого правила ни следователь,  ни суд не смогут правильно оценить полученные
показания.  Будет   неизвестно,   является   ли   опознание   подтверждением
действительного знакомства лица с объектом при обстоятельствах, интересующих
следствие и правосудие, или оно стало возможным в результате ознакомления  с
ним  перед  опознанием.  В  практике  органов  милиции бывают случаи,  когда
обратившихся  с  заявлением  граждан  привлекают  к  участию в розыске  лиц,
посягавших  на  их  жизнь  или  имущество.  При   обнаружении  подозреваемых
предъявлять  их  для   опознания  потерпевшим  не  следует.  Факт  опознания
фиксируется  в  протоколе  допроса  потерпевшего  и  в  рапортах сотрудников
милиции, задержавших лицо, указанное потерпевшим.




     В    зависимости    от   особенностей   объекта,   тождество   которого
предполагается установить,  тактика  следователя в процессе предъявления для
опознания  имеет   свою   специфику.  Предъявлена"  для  опознания  человека
проводится в случаях:
     -  когда  допрошенный  заявляет, что  с человеком,  о  котором  он  дал
показания, не знаком, но видел его, помнит и может опознать;
     - когда  допрошенный сообщает о  ком-то из своих знакомых, но последний
показания отрицает и утверждает, что допрошенный ему не известен;
     - когда необходимо установить личность человека, не имеющего документов
или   предъявившего  документы,  подлинность   которых   вызывает  сомнение.
Опознание человека по статическим  признакам производится следующим образом.
Подобранные  для  опознания лица  занимают места в помещении,  избранном для
проведения  следственного  действия. Здесь  же  находятся  понятые,  участие
которых обязательно. До вызова опознающего опознаваемому предлагается занять
место среди других по  своему  усмотрению.  После  этого предлагается  войти
опознающему, который  осматривает  предъявленных  лиц и  отвечает на вопрос,
знает  ли  он кого-либо  из  них. Предварительно,  если опознающий  является
свидетелем  или потерпевшим, ему объявляется об уголовной ответственности за
дачу   заведомо   ложных  показаний  и  отказ  от  дачи  показаний.  Получив
утвердительный ответ,  следователь уточняет, по каким  признакам  опознающий
узнал  опознанного.  Чтобы  признаки  могли быть  продемонстрированы  другим
участникам, опознанному  может  быть  предложено, например,  снять  головной
убор, повернуться. Если опознающий не знает фамилии опознанного, следователь
предлагает  последнему назвать  себя.  Показания опознающего не  должны быть
развернутыми, как на допросе. Указав на опознанного и назвав его приметы, он
кратко поясняет, где и  при каких  обстоятельствах наблюдал  этого человека.
Опознанному, если он  выразит желание, предоставляется возможность в краткой
форме выразить свое отношение к заявлению опознающего. Противоречия, которые
могут возникнуть между этими участниками следственного действия, разрешаются
позже  в процессе  специально проводимой  в этих  целях очной  ставки.  Если
опознание  проводится по голосу  и  речи, то  оно  организуется  так,  чтобы
опознающий не видел опознаваемых, но слышал их голоса. Для этого  они вместе
с  понятыми  могут  размещаться  в смежном  помещении,  где под руководством
помощника следователя будут  произносить обусловленные фразы. Следователь  и
опознающий также в присутствии понятых слушают голоса, после чего опознающий
сообщает, узнал ли  он кого-либо. Затем все участники следственного действия
собираются в  одном помещении, где уточняется, кто, в каком порядке произнес
определенные слова и кого  именно по голосу установил опознающий.  Некоторые
опознающие испытывают  трудности  при  описании  признаков  услышанного  ими
голоса. Признаки человеческого голоса делятся на две  группы: акустические и
лексико-фонетические.  Первые  характеризуют звучание голоса, которое  может
описываться  с помощью терминов, принятых  среди вокалистов (для определения
высоты  мужского  голоса  -  бас,  баритон,  тенор; женского  -  контральто,
меццо-сопрано,  сопрано).  Тембр  голоса  -  это  особенности  его  звуковых
оттенков.  Они  обычно характеризуются путем  сравнения  с широко известными
источниками звука или с использованием каких-то образных наименований (голос
глухой,  звонкий, хриплый).  Лексико-фонетические признаки  голоса  человека
характеризуют   особенности   его   словарного  состава,  произношения   или
употребления  им  слов  (акцент, дефекты речи, диалектизмы и пр.). Опознание
человека по голосу  может  быть  осуществлено и тогда,  когда в распоряжение
следователя   поступает  фонограмма   с   записью  беседы  или   выступления
опознаваемого. Если  на  магнитной  ленте звучат  голоса нескольких  человек
одного  пола,  то  фонограмма  воспроизводится и прослушивается  участниками
следственного  действия  в  оригинале. Опознающему предлагается ответить  на
вопрос, узнает ли он голос кого-либо из участников записанной  беседы.  Если
на магнитной ленте звучит монолог, то  рекомендуется с  помощью  специалиста
изготовить фонограмму с записью нескольких  голосов. Этот факт фиксируется в
отдельном протоколе,  где отмечается, чьи голоса и в каком порядке записаны.
После  опознания фонограмма приобщается к протоколу следственного  действия.
Возможно опознание человека по походке. Динамические признаки, закрепившиеся
в  привычных движениях при ходьбе, индивидуальны и устойчивы. Как показывает
следственная  практика,  предъявление  для  опознания  человека  по  походке
целесообразно осуществлять на  том  месте, где его  наблюдал опознающий, и в
тех  же  условиях. Лица, в числе  которых  предъявляется субъект, не  должны
резко от него  отличаться  по росту, телосложению  и одежде.  Число их можно
увеличить до четырех-пяти. Опознающий вместе с понятыми располагается на том
месте,  откуда  он  ранее  вел наблюдение,  а  лица,  подлежащие  опознанию,
проходят на  известном  расстоянии.  Чтобы  повысить  надежность результатов
опознания, прохождение целесообразно повторить, причем опознаваемому следует
дать   возможность  занять  другое  место  среди  проходящих.  Опознающий  в
положительном   случае   называет   место,   которое   занимал   опознанный.
Предъявление для опознания трупа также имеет свою специфику. Как отмечалось,
здесь не соблюдается правило, требующее предъявления группы  объектов. Целью
данного   следственного  действия  является  обычно  установление   личности
погибшего.  В такой  ситуации нет смысла производить предварительный  допрос
опознающего,  так  как  он  не  знает,  о  ком  идет речь.  Место  опознания
выбирается следователем  в зависимости от  существующих  условий. Это  может
быть морг или иное помещение, удобное  для посещения граждан, которые явятся
с целью  опознания. Следователь  после  осмотра  трупа обращается  к местным
жителям, приглашает  их явиться  для опознания. Присутствовать все время  на
месте, где помещен  труп, следователю нет  необходимости.  По его  поручению
смотритель морга или другое лицо, постоянно находящееся на  месте,  выявляет
тех, кто узнал  погибшего,  и информирует  об  этом следователя. Следователь
допрашивает опознавшего, а затем вместе с ним и понятыми  является  в  морг,
где  составляет протокол опознания трупа. Предварительный допрос опознающего
в таких случаях необходим:
     - если  явившееся к  следователю лицо заявляет,  что знает покойного  и
может  его  опознать;  -  если следователь  получил определенные сведения  о
личности умершего, но желает их  уточнить или проверить и  приглашает в этих
целях  тех,   кто   заведомо   должен   знать   опознаваемого.   При   таких
обстоятельствах  производится   предварительный  допрос  лица  с  выяснением
примет, а затем с участием понятых -предъявление для опознания трупа в месте
его нахождения.  Если труп обезображен, перед опознанием осуществляется  так
называемый туалет  трупа,  для чего приглашается судебный медик. Предъявлять
для  опознания  труп  нужно  в  той  же  одежде,  в  которой  он  обнаружен.
Предъявление  для  опознания  предметов  осуществляется  по  тем   же  общим
правилам, которые изложены выше. В ходе предварительного допроса опознающего
обращается внимание не только  на общие (групповые) признаки предмета,  но и
на  частные особенности (например,  дефекты  или  изменения,  происшедшие  в
процессе эксплуатации).  В  число  объектов,  предъявляемых  для  опознания,
включаются предметы  одного рода.  Их можно  снабдить бирками с  порядковыми
номерами. Это обстоятельство  отражается в протоколе, где указывается, какой
номер   присвоен  той   или   иной   вещи.  Предъявляемые  предметы  следует
фотографировать  сначала   все  вместе  так,  чтобы  можно  было   различить
присвоенные  им  номера,  и отдельно  опознанный  предмет  крупным  планом с
запечатлением  признаков, указанных опознающим. Предъявление  для  опознания
животных  каких-либо существенных особенностей не имеет. Производится оно по
делам  о  хищениях  и  имеет  целью  установление  принадлежности  животного
конкретному владельцу, выступающему в  качестве потерпевшего. В тех случаях,
когда в силу каких-то причин нет возможности предъявить объект в натуре, для
опознания предъявляется  его изображение  (чаще всего  фотографическое). Это
могут быть фотоснимки живых лиц, трупов, предметов. Фотоснимок опознаваемого
вместе с фотоснимками однородных объектов наклеивается на  специальный бланк
протокола  и  скрепляется  печатями.  У  опознающего  на допросе  выясняются
приметы  опознаваемого  объекта.  После  этого  в  присутствии  понятых  ему
предлагается осмотреть фотоснимки  и сделать  заявление об  опознании или не
опознании объекта. Следователь  приобщает  к делу  свою справку с указанием,
что за объекты изображены на  фотоснимках и  в каком порядке они помещены на
бланке протокола. Основным способом процессуальной фиксации предъявления для
опознания    является   протоколирование,   порядок    которого    определен
уголовно-процессуальным   законом.    Дополнительным   средством   фиксации,
позволяющим более полно и объективно отразить  ход и результаты проведенного
следственного действия,  является  фотографирование,  при  котором  отдельно
запечатлеваются общая обстановка на месте проведения следственного действия,
объекты, предъявленные для  опознания,  и опознанный  объект. При  опознании
человека по динамическим признакам может  применяться киносъемка, звуко- или
видеозапись.







     Проверка  показаний  на  месте  по  своим  внешним  признакам  сходна с
осмотром   места   происшествия,  выполняемым  с   участием  подозреваемого,
обвиняемого,  свидетеля  или  потерпевшего,  а  также  с  предъявлением  для
опознания  участков  местности и следственным  экспериментом,  проводимым  с
участием лица,  показания  которого  проверяются.  Однако  ни  одно  из этих
следственных  действий не  может заменить  проверку  показаний  на месте как
процессуальное средство доказывания. Это  следственное действие проводится в
целях   проверки   или   уточнения  показаний  подозреваемого,  обвиняемого,
потерпевшего или свидетеля, связанных с конкретным местом. Следователь может
в присутствии  понятых,  а  в необходимых случаях -с  участием  специалиста,
прибыть с допрошенным  лицом  на  указанное им  место.  Лицо, чьи  показания
проверяются или  уточняются, должно указать путь следования к этому месту, а
также обстановку,  обстоятельства  и предметы, о  которых  оно давало  ранее
показания, а также ответить  на вопросы следователя, связанные с проверкой и
уточнением  показаний.  Предметом  проверки показаний на месте  являются  не
любые показания допрошенного лица, а лишь показания, так или иначе связанные
с  конкретным  местом. Таким местом чаще  всего  является  место  совершения
преступления, а также помещение и участок местности, где оно готовилось, где
были  спрятаны  предметы  и   орудия  преступления,  место,  где   скрывался
преступник  или его соучастники.  Познавательная  роль проверки показаний на
месте заключается  в  том, что  в результате  выполнения этого следственного
действия  следователь   получает   новую  информацию,   свидетельствующую  о
правдивости или ложности исследуемых показаний. Эта информация  появляется в
результате сопоставления пояснений допрошенного лица  с реальной обстановкой
на месте. Доказательственное значение полученной информации оценивается, как
правило, с учетом результатов ранее проведенного на этом месте следственного
осмотра.  Если  результаты   проверки  показаний   на  месте   совпадают   с
результатами ранее проведенного осмотра, то доверие к проверяемым показаниям
повышается;   явное   несовпадение   их   результатов   свидетельствует    о
несостоятельности показаний, связанных с  данным местом. Метод сопоставления
пояснений допрошенного  лица  с  обстановкой на месте  и результатами  ранее
проведенного осмотра этого места характерен только для проверки показаний на
месте.  К  тому  же  здесь  используется  весьма  надежный  критерий  оценки
показаний  -  соответствие  (или  несоответствие)  их  реальной  обстановке.
Информация,   получаемая   в   результате   проверки  показаний   на  месте,
характеризуется  соотношением  данных,  исходящих   из  четырех   источников
(блоков)  информации. Первый  блок  - информация, содержащаяся в проверяемых
показаниях; второй - информация, содержащаяся в пояснениях допрошенного лица
на  месте:  третий  -  информация,   источником  которой  является  реальная
обстановка  на  месте   в  ее   взаимосвязи  с  обстоятельствами  совершения
преступления;   четвертый  -  информация,  полученная   в  результате  ранее
проведенного  осмотра данного места. Первый и последний  блоки находятся  за
пределами проверки показаний на месте, однако они используются при оценке ее
результатов.  Соотношение  указанных   четырех   блоков   информации   может
характеризоваться  их полным совпадением, и  в  этом случае  можно с большей
степенью  уверенности   считать,  что  проверенные  показания  соответствуют
действительности,  либо  полным  или частичным несовпадением.  По  объему  и
содержанию информации могут не совпасть два первых блока, когда  допрошенное
лицо в  своих пояснениях на  месте значительно  отходит от содержания  ранее
данных им показаний.  Это  может объясняться тремя причинами: 1) допрошенный
не  знаком  с  реальной  обстановкой  на  месте и дал на допросе  ложные, не
соответствующие ей показания, а  при проверке на  месте под  влиянием  этого
очевидного несоответствия  изменил  их;  2)  допрошенный  дал  правдивые, но
неконкретные  и  даже несколько  противоречивые  показания об  обстановке на
месте, так  как  забыл  отдельные  факты  и обстоятельства,  но  когда вновь
оказался на  месте  как участник  проверки  показаний, восстановил  в памяти
детали  обстановки,  вспомнил  предметы   и  их   связь  с  обстоятельствами
расследуемого преступления и несколько изменил показания, дополнив  их более
конкретными  пояснениями, лишенными  противоречий;  3)  к  моменту  проверки
показаний  на  месте  допрошенный  изменил   свои  ранее   данные  правдивые
показания.    Соотношение   указанных    выше   блоков   информации    может
характеризоваться  также  тем, что  пояснения  допрошенного  лица  на  месте
совпадают с его прежними показаниями, данными на  допросе, но и те, и другие
не соответствуют  реальной  обстановке места проверяемого события. Это может
быть следствием двух  причин: 1) пояснения допрошенного лица на месте, как и
его прежние показания, ложны и потому не согласуются с реальной обстановкой;
2) показания на  допросе и пояснения допрошенного лица в  ходе проверки этих
показаний  на месте  правдивые,  но  не  согласуются с реальной обстановкой,
поскольку   она   после   происшедшего   события   существенно,   порой   до
неузнаваемости   изменилась.   Изучение   обстановки   места   происшествия,
обнаружение   и   изъятие   следов  преступления   и   других   вещественных
доказательств не  относятся к  познавательной  функции проверки показаний на
месте,  ибо  эта  задача  другого  следственного  действия  -осмотра   места
происшествия.  И  если в  ходе  проверки показаний допрошенное  лицо  укажет
место, где находятся (и  еще не обнаружены), например, орудия  преступления,
похищенное имущество, труп убитого  и т.д., то наряду с  проверкой показаний
должен   быть   произведен   осмотр   места  нахождения   этих  вещественных
доказательств. Смешение познавательных функций проверки показаний на месте и
осмотра места происшествия  с участием допрошенного лица недопустимо. Нельзя
также  относить  к  познавательной  функции  данного следственного  действия
получение  от  допрошенного  лица  новых показаний,  так как это  -  функция
допроса. По отдельным внешним признакам допрос подозреваемого и обвиняемого,
потерпевшего и свидетеля на месте происшествия походит на проверку показаний
с  их  участием.  И  тем  не  менее  -  это  разные  следственные  действия,
характеризующиеся различными  познавательными функциями, и подменять их друг
другом было бы неправомерно.




     Проверка показаний на  месте может  быть  проведена  лишь  при  наличии
подробных показаний лица,  связанных  с  конкретным  местом, и  его согласия
участвовать  в  проверке  показаний.  Без  добровольно  выраженного  желания
допрошенного участвовать в этом следственном действии проверка  показаний на
месте исключается. Необходимым условием  производства  проверки показаний на
месте  является  также  предшествующий   осмотр   этого  места  без  участия
допрошенного  лица.  Подчас  следователю  целесообразно  перед производством
проверки  показаний  еще  раз выехать  на  это место,  ознакомиться  с  ним,
определить возможные  ориентиры  ("опорные пункты"), предварительно наметить
точки, откуда предположительно  будет  производиться  фото- или  киносъемка,
начинаться  и   прекращаться   видеозапись.   Предварительное   ознакомление
следователя с местом предстоящей проверки показаний бывает необходимым еще и
потому,  что  при  этом  выясняется, не претерпела  ли  обстановка на  месте
существенных изменений  (например,  в результате  строительных  работ, сноса
зданий) и возможно  ли при  этих условиях производство данного следственного
действия.  Наряду  с  этим  при  подготовке и  проверке  показаний  на месте
необходимо:
     - повторно допросить (если прежние  показания неконкретны) обвиняемого,
потерпевшего или свидетеля, который будет участвовать  в  проверке, с  целью
уточнения  и  детализации  сведений  об  обстановке  и  предметах  на  месте
предстоящей  проверки,  уточнения   маршрута   движения   к  этому  месту  и
определения  основных  ориентиров  на   местности.  При  этом  рекомендуется
использовать топографические карты,  планы  и макеты местности. Допрошенному
целесообразно предложить вычертить по памяти  схему (план) места предстоящей
проверки  показаний  с указанием  месторасположения предметов, мест  встречи
соучастников  преступления,  его отдельных  эпизодов  и  др.  При  повторном
допросе лица,  чьи показания предстоит проверить на месте, выясняется также,
насколько развиты его  топографическая память и пространственная ориентация,
легко ли  он  узнает те  места, в которых  однажды побывал,  четко  ли может
воспроизвести "карту - путь" и "карту  - обозрение"  (формы  топографических
представлений)  и  хорошо  ли   ориентируется  на  местности  при   обратном
возвращении по тому  же маршруту.  Сведения по всем  этим вопросам важны для
правильной оценки результатов проверки показаний;
     - определить  состав  участников  проверки  показаний на  месте.  Кроме
следователя и  лица, чьи  показания будут проверяться,  в  проведении  этого
следственного действия  принимают участие  понятые,  специалист  (чаще всего
кинооператор  или  фотограф,  а  также  специалист  звуко-  и  видеозаписи),
вспомогательный  персонал,  выделяемый для охраны обвиняемого и  обеспечения
надлежащего порядка:
     -  наметить  время  (день  и  час)  проведения   данного  следственного
действия: - провести инструктаж участников следственного действия, объяснить
им цель  и порядок предстоящей проверки  показаний  на месте, разъяснить  их
права  и обязанности.  Лицу,  чьи  показания проверяются, следователь должен
разъяснить в присутствии понятых,  что его участие  в этом действии является
добровольным, что  ему  предстоит указать путь к месту проверяемого события,
обстановку, конкретные предметы и обстоятельства на месте, пояснить их связь
с  проверяемым  событием.  Понятым,  наряду с  их  правами  и обязанностями,
необходимо  разъяснить,  что,  удостоверяя  факт,  содержание  и  результаты
проверки показаний на месте, они  должны прежде всего  обращать внимание  на
добровольность   и  самостоятельность   действий   допрошенного   лица,   на
недопустимость внушений и подсказок ему со стороны участников  следственного
действия,  на  объективность  и  точность   фиксации  в   протоколе  хода  и
результатов проверки  показаний. Со  специалистом-кинооператором и инженером
звуко-  и видеозаписи следователь заранее обусловливает сигналы,  по которым
они начинают и приостанавливают киносъемку или видеозапись:
     -  подготовить  соответствующую  аппаратуру  (для  фото- и  киносъемки,
видеозаписи), транспорт и  вспомогательные  средства  (манекены,  трафареты,
макеты предметов и т. п.):
     - наметить  место,  откуда  следует начать  проверку показаний.  Оно не
всегда  соответствует  месту   производства  предварительного  следствия,  а
определяется с  учетом содержание проверяемых показаний и конкретных условий
местности. Проверка показаний на месте всегда должна начинаться на некотором
оптимальном удалении  от этого  места, чтобы  в  процессе проверки показаний
можно было убедиться, что допрошенный знает  это место и может показать путь
к  нему. Вопрос  о  месте, откуда начать  проверку показаний, следует решать
каждый  раз  с участием лица,  чьи показания проверяются.  План  предстоящей
проверки показаний  на  месте должен быть  продуман по всех  деталях  и  при
необходимости  составлен в  письменной  форме  с  отражением всех  названных
элементов.




     Прибыв  вместе  с  участниками следственного  действия в пункт,  откуда
намечено начать проверку показаний, следователь предлагает допрошенному лицу
показать путь к месту события,  после  чего  вся группа начинает движение по
указанному им маршруту. При этом необходимо, чтобы допрошенный шел впереди и
самостоятельно,  без каких-либо подсказок, указывал путь,  обращая  внимание
других   участников  на  четко   вырисовывающиеся  ориентиры   местности   и
криминалистически значимые места, связанные  с обстоятельствами происшествия
(например,  места  встречи  соучастников непосредственно  перед  совершением
преступления,  места, где  преступник подстерегал  свою жертву  или выполнял
какие-либо подготовительные действия,  хранил орудия преступления  и т. д.).
По прибытии  на  место  события  допрошенный  указывает его общие границы  и
участки отдельных эпизодов, обстановку, предметы, обстоятельства,  о которых
он ранее дал показания, поясняет их связь с проверяемым  событием, указывает
на  изменения,  которые  произошли  в  обстановке  и  взаимном  расположении
предметов, называет предметы и следы, которых уже нет на месте происшествия.
Лицу,  чьи показания  проверяются, может быть предложено  продемонстрировать
отдельные  действия,  совершенные   им  в  момент   расследуемого   события,
восстановив с помощью заранее подготовленных макетов, трафаретов и манекенов
прежнюю  обстановку  на  месте,  например,  указать  местонахождение  трупа,
спрятанных орудий преступления, похищенных вещей, других  предметов и следов
преступления (обнаруженных и  изъятых  в свое время  при  осмотре). Все  это
должно   быть  тщательно  зафиксировано.   Действия  допрошенного   лица  по
восстановлению  обстановки места события и прежнего  расположения  предметов
должны охватывать не только изменения,  обусловленные  изъятием обнаруженных
предметов и следов при осмотре, но и все те изменения,  которые произошли по
тем   или  иным  причинам   после  осмотра.  Желательно,   чтобы  обстановка
восстанавливалась   детально,   ибо   степень   этой   детализации  является
убедительным  показателем  осведомленности  допрошенного  лица в  конкретных
обстоятельствах  расследуемого  события.  При  проверке  показаний на  месте
допрошенному  лицу   могут  быть  заданы  вопросы.  Они  касаются  отдельных
элементов  обстановки  на  месте, происшедших  в  ней  изменений, конкретных
предметов и  их связи с обстоятельствами расследуемого преступления,  причин
несоответствия  пояснений  допрошенного  лица   на  месте  ранее  данным  им
показаниям,   особенно  несоответствия  его   прежних   показаний   реальной
обстановке, а также других обстоятельств, связанных с местом, где проводится
проверка показаний.  Все  пояснения  заносятся в  протокол.  Место  проверки
показаний в ряде случаев может включать  несколько территориально раздельных
между  собой  пунктов: место подготовительных  действий  преступников, место
совершения преступления и его отдельных эпизодов, место сокрытия предметов и
орудий  преступления  и  др.  Проверку  показаний  в  этих  случаях  следует
выполнять  в  той  последовательности,   в  какой  происходило  расследуемое
событие, с охватом всех пунктов, упомянутых в  показаниях допрошенного лица.
В случаях,  когда  проверку показаний необходимо провести на  одном и том же
месте  с  участием  нескольких  допрошенных лиц,  она  выполняется с  каждым
допрошенным отдельно: групповая проверка показаний  с одновременным участием
двух и более допрошенных  лиц недопустима. При  проверке показаний на  месте
необходимо особенно внимательно следить за тем, чтобы все действия лица, чьи
показания проверяются, были самостоятельными, лишенными каких-либо подсказок
и  внушений со стороны  других участников следственного действия, чтобы были
полностью исключены наводящие вопросы и коррективы  следователя.  В  случае,
если  прежние  показания   допрошенного  лица  не  согласуются  с   реальной
обстановкой и его пояснениями на месте, следователь обращает на это внимание
допрошенного, предлагает ему  объяснить причины такого несоответствия и,  по
возможности, указать именно те предметы и  обстоятельства, которые описаны в
его  ранее  данных показаниях. При этом  следователь  может  воспользоваться
планом-схемой,   выполненным  самим  допрошенным  во   время  допроса  перед
проверкой показаний на месте. Если он будет настаивать  на своих пояснениях,
проверку показаний  следует продолжить. Если же допрошенный под воздействием
обстановки  на  месте заявит, что его прежние показания  ложны, и он от  них
отказывается,  то проверку  показаний необходимо  прекратить и  провести его
повторный допрос с оформлением  соответствующего  протокола. В  протоколе же
проверки  показаний  на  месте  в  этом  случае  необходимо  отметить,   что
допрошенный не смог указать место и обстановку проверяемого события и заявил
об  отказе  от  ранее  данных показаний.  Для фиксации  хода  и  результатов
проверки показаний на  месте  используются  протокол, фото- или  киносъемка,
звуко- или  видеозапись и  графический  способ  фиксации.  Протокол проверки
показаний на месте в своей вводной части должны содержать сведения о  месте,
времени  и  участниках  данного следственного действия,  понятых, указания о
разъяснении им прав и  обязанностей, о применении научно-технических средств
и согласии допрошенного  лица участвовать в проверке его показаний на месте.
В  описательной  части  протокола  необходимо   подробно  и  последовательно
изложить весь процесс и результаты проверки показаний, описать путь движения
ее  участников,  обстановку,  предметы  и  другие  обстоятельства  на  месте
проверки,  зафиксировать действия и пояснения  допрошенного лица и  заданные
ему  вопросы.  Все  пояснения  нужно  записать  по  возможности  дословно, а
связанные с проверкой показаний действия - последовательно и полно, при этом
пояснения изложить в первом лице, действия - в  третьем. Подробное изложение
в  протоколе  должны  найти  и пояснения  допрошенного  лица  о  происшедших
изменениях   в  обстановке  на  месте.  Это  позволит  произвести  детальное
сопоставление их с первоначальной обстановкой,  нашедшей отражение  в других
материалах  уголовного дела,  и более правильно оценить результаты  проверки
показаний на месте. В этой  же  части протокола фиксируется применение фото-
или  киносъемки, звуко-  или  видеозаписи с  указанием  конкретных  объектов
съемки,  количества  дублей  и  порядок номеров фотокадров, а  также времени
начала  и окончания каждого  из сеансов съемки и  записи.  В  заключительной
части    протокола    приводятся    основные    сведения    о    примененных
научно-технических средствах фиксации, составленных планах и схемах и других
приложениях к протоколу (экспонированная фотопленка, кинолента, видеолента и
др.). Никаких выводов и оценочных суждений следователя в протоколе не должно
быть.   При  проверке  показаний  на  месте,  как  уже  отмечалось,  широкое
распространение   получили   технические    средства   фиксации,    особенно
фотографирование   и  звукозапись.   С   помощью   ориентирующей,  обзорной,
измерительной, панорамной,  а  иногда  и  детальной  фотосъемки  фиксируется
маршрут  движения  к месту  проверки  показаний  на фоне  наиболее  заметных
ориентиров,  делаются  обзорные  снимки  места  проверки  и   его  отдельных
участков,   указанных   допрошенным   лицом,  фотографируются   предметы   и
сохранившиеся следы на месте, а также отдельные действия лица, чьи показания
проверяются. Для обозначения направления  движения, расположения предметов и
участков  местности  в  качестве  ориентиров  при  фотосъемке  рекомендуется
использовать флажки,  трафареты, вешки и другие указатели. Желательно, чтобы
фотосъемка  (и  киносъемка)   выполнялись   с   тех  же  точек,  с   которых
производилось  фотографирование   при   осмотре   (если  это   соответствует
пояснениям  допрошенного)  с   применением   однотипных   фотообъективов   и
фотоматериалов,  а  также одинаковых условий  съемки и масштаба изображения.
Тем  самым усиливается наглядность при сопоставлении фотоснимков, полученных
при  проверке  показаний на  месте  и  при ранее проведенном  осмотре  места
происшествия. Данную рекомендацию следует  использовать и в случаях проверки
показаний,  осуществляемой  на одном  и том же месте поочередно  с  участием
нескольких допрошенных лиц. Значительные преимущества по сравнению с другими
техническими  способами  фиксации   проверки  показаний   на   месте   имеет
видеозапись, позволяющая синхронно фиксировать обстановку на месте, действия
и  пояснения  допрошенного лица  и  более  полно  запечатлевать весь процесс
проверки   показаний.   Несомненны   преимущества  видеомагнитофона  и   при
демонстрации видеоленты в процессе  предварительного  и судебного следствия.
Графический способ фиксации  (составление планов-схем местности) применяется
практически в каждом случае проверки показаний на месте и позволяет наглядно
сопоставить ее  результаты с результатами ранее проведенного осмотра. Важно,
чтобы в  планах-схемах в соответствии с реальной обстановкой  и  пояснениями
лица,  чьи показания  проверяются, нашли  точное отражение маршрут  движения
участников  следственного  действия,  расположение  предметов,   ориентиров,
"опорных  пунктов"   и   других   объектов,   а  также   наиболее  важные  в
криминалистическом отношении места, указанные допрошенным лицом.







     Следственный эксперимент  - это  проверка  опытным  путем в  специально
созданных условиях  возможности восприятия  каких-либо объектов,  процессов,
явлений   и  т.  д.  или  совершения  каких-либо   действий  с  определенным
результатом   для  выяснения  обстоятельств,  имеющих   значение  для  дела.
Следственный эксперимент  является  самостоятельным следственным  действием,
которое   чаще  всего   направлено  на  проверку  уже  собранных   по   делу
доказательств в результате  проведения иных следственных действий (допросов,
обысков,  осмотра  места  происшествия и  др.).  Однако опытным  путем могут
проверяться  и  данные,  полученные  непроцессуальным  путем,  (например,  в
результате   оперативно-розыскных   мероприятий),   а   также  предположения
следователя   о  тех  или  иных  обстоятельствах  совершенного  преступления
(проверка  следственных  версий).  Опытный  характер  проводимых   во  время
эксперимента действий отличает это следственное  действие от других,  таких,
как  осмотр места происшествия, проверка  показаний на  месте.  Следственный
эксперимент  по  своему  характеру  близок  к   проведению  некоторых  видов
экспертиз, в рамках которых экспертом проводятся опытные действия. Вместе  с
тем   различие   между  этими  самостоятельными   следственными   действиями
заключается   в   том,   что  опыты,  проводимые   в   рамках  следственного
эксперимента, не требуют  для уяснения  их  сути  и результатов  специальных
знаний  и  доступны  для восприятия  всеми  участниками эксперимента. Опыты,
осуществляемые в ходе проведения экспертизы, являются частью общего процесса
экспертного  исследования  и  требуют их  оценки специалистом. Необходимость
проведения   следственного   эксперимента  может  возникнуть  тогда,   когда
появились   или   в  дальнейшем  могут  появиться   сомнения  в  возможности
существования  каких-либо   фактов  (явлений,  событий   или  же  совершения
каких-либо действий) в определенных условиях, имеющих  существенное значение
для   расследуемого   события.  Целесообразность  проведения   следственного
эксперимента определяется возможностью  проверки  этих фактов опытным путем.
Следственный  эксперимент  может  проводиться  при  условии,  что  при  этом
обеспечивается безопасность для  жизни  и здоровья его  участников  и других
лиц. Опытные действия не должны быть связаны с унижением чести и достоинства
человека,   причинять   материального  ущерба   гражданам,   предприятиям  и
учреждениям  и  должны  исключать  иные  опасные  последствия.  Следственный
эксперимент  может   быть  первичным  и  повторным.   Повторный  эксперимент
проводится  в  тех  случаях,  когда  в ходе  первичного  не  были  соблюдены
процессуальные  или  тактические  требования  или  же  возникли  сомнения  в
достоверности   полученных   результатов.  Следственные  эксперименты  могут
проводиться для решения следующих задач:
     -   установления   возможности  существования   какого-либо  факта  или
возникновения явления при данных условиях;
     -   установления  возможности  осуществления   определенного  механизма
события или отдельных его элементов при определенных условиях;
     - установления возможности совершения каких-либо действий;
     - установления возможности восприятия каких-либо фактов или явлений;
     -  установления  времени, которое  необходимо  затратить на  совершение
определенных  действий.  Руководителем  следственного эксперимента  является
следователь.  Им  определяется  круг  участников эксперимента. Обязательными
участниками, кроме следователя,  являются понятые, количество которых должно
быть не менее двух. Однако их  число  может быть увеличено  в зависимости от
характера и целей проводимых действий. В тех случаях, когда ход и результаты
эксперимента должны наблюдаться  одновременно  в нескольких местах, в каждом
из них должно  быть  не  менее двух  понятых. По  усмотрению  следователя  в
проведении  опытных  действий   могут  участвовать   лица,   чьи   показания
проверяются  (подозреваемые,  обвиняемые,  потерпевшие,  свидетели).  Они  в
зависимости от обстоятельств расследуемого  события могут сами  осуществлять
опытные  действия  или  же  только присутствовать  при  их  совершении.  Для
оказания помощи следователю при проведении следственного  эксперимента могут
быть приглашены специалисты, работники МВД, представители общественности.




     Эффективность результатов  проведения следственного действия зависит от
тщательности   его   подготовки.   При   этом   подготовительные   действия,
обеспечиваемые следователем,  можно подразделить на два этапа: подготовка до
выезда  на  место  проведения  эксперимента  и непосредственно  на  месте до
совершения  самих опытных  действий.  На  первом  этапе  следователь  должен
определить цель эксперимента, т. е. что именно необходимо выяснить путем его
проведения, что  является  существенным  для  данного события,  какие факты,
каким способом и в каких  условиях подлежат  проверке. Эти данные могут быть
получены следователем  из материалов  дела, результатов оперативно-розыскных
мероприятий  или  же могут  вытекать  из  выдвигаемых  следственных  версий.
Тщательное изучение  этих материалов позволяет  определить  место,  время  и
условия производства  эксперимента, круг  его  участников  и роль каждого из
них.  Важно  определить,   какие   предметы  будут  использоваться  при  его
проведении.   Подготовка   проведения   эксперимента    требует    некоторых
организационных  мероприятий.  Необходимо принять меры  к обеспечению охраны
места эксперимента, восстановить по возможности прежнюю обстановку, если она
была нарушена, предупредить  владельцев соответствующих помещений  о времени
предполагаемого эксперимента. В  некоторых случаях желательно предварительно
ознакомиться с  местом  проведения, чтобы определить наиболее целесообразную
расстановку участников эксперимента, необходимость  использования между ними
средств связи. После уяснения всех этих вопросов следователь составляет план
эксперимента,  в  котором  предусматривает:  место:  время проведения;  круг
вопросов,  подлежащих  разрешению:  участников  эксперимента, роль  и  место
каждого;  содержание  опытных  действий,  их  последовательность и возможные
варианты;   меры  по  обеспечению   явки  участников;  предметы,  материалы,
необходимые для  эксперимента; меры  по восстановлению нарушенной обстановки
на  месте эксперимента;  требуемые научно-технические  средства  и  средства
связи:  предохранительные   меры.   Второй  этап  подготовительных  действий
осуществляется на месте проведения эксперимента. До начала  опытных действий
следует  осмотреть  место их проведения,  сфотографировать  и  принять  меры
безопасности,   а  его   участникам   разъяснить  их  права  и  обязанности,
предупредить  об  ответственности  за  разглашение данных  эксперимента.  По
усмотрению следователя им может быть сообщена  цель эксперимента. Необходимо
выслушать краткие показания тех лиц, чьи действия проверяются, относящиеся к
предмету  эксперимента, выяснить, соответствуют ли условия эксперимента тем,
в которых происходило проверяемое событие. Каждому участнику следует указать
место, где он должен находиться во время эксперимента,  определить порядок и
содержание его действий. После этого все должны занять свои места.
     Основными   тактическими   требованиями   к  проведению   следственного
эксперимента являются  создание  условий  для проведения  опытных  действий,
максимально  приближенных к условиям проверяемых, повторение этих действий и
варьирование условий эксперимента,  неоднократное выполнение  их в несколько
измененных условиях. Условия проведения эксперимента определяются характером
и целью опытных действий. Они должны производиться,  как правило,  в  том же
месте,  где произошло  проверяемое событие (в том  же помещении, на  том  же
участке открытой местности).  Эксперимент желательно проводить в то же время
суток,   при  таком  же  по   виду  и   интенсивности  освещении   (дневном,
искусственном), при тех же  погодных и  климатических условиях. Особенно это
важно  при опытной проверке физиологических возможностей  человека  (видеть,
передвигаться  с определенной скоростью), при проверке  характера и скорости
изменения свойств различных веществ. Соблюдение же звуковых условий (сигнал,
разговор,  степень  громкости,  тембр,  высота  звука)  особенно  важно  при
установлении возможности  слышать  что-либо  на  определенном расстоянии и в
определенных условиях. Условием достоверности  результатов  опытных действий
является   неоднократность   их   проведения   и   стабильность   полученных
результатов. В тех случаях, когда следователь не обладает точными данными об
условиях,   каких-либо   параметрах   проверяемого   со   бытия   (например,
длительности   воздействия,   силе   удара),  следует  варьировать   условия
проведения   опытных   действий,   неоднократно   проводя  каждое   из   них
применительно  к каждому из измененных  условий. По  отношению к проверяемым
фактам,  событиям результат  проведенного следственного  эксперимента  может
быть положительным  или отрицательным.  Положительный результат подтверждает
возможность  существования  определенных фактов,  которые явились  предметом
эксперимента.   Отрицательный  результат   всегда   должен   оцениваться   с
осторожностью, так  как  невозможность  совершения  каких-либо действий  или
получения   каких-либо   результатов   в   заданных   условиях    часто   не
свидетельствуют о  принципиальной  невозможности  их существования.  В  этих
случаях можно предположить,  что были не полностью соблюдены  все условия, в
которых происходило проверяемое событие.




     Основным   средством   фиксации  следственного  эксперимента   является
протокол. Помимо общих  для каждого протокола реквизитов в его вступительной
части следует отразить цель эксперимента, сведения о разъяснении  участникам
эксперимента их прав и обязанностей,  данные о предупреждении  участников  о
недопустимости  разглашения  результатов эксперимента.  В описательной части
необходимо  указать,  каким  образом  был   подготовлен  эксперимент,  какие
обстоятельства и в каких  условиях воспроизводились, какие были осуществлены
подготовительные действия  и изготовление муляжей, манекенов, иных моделей),
действия по реконструкции обстановки. Следует кратко изложить показания лиц,
на   проверку   которых   направлен  эксперимент,   а  также   зафиксировать
подтверждение  ими  соответствия условий  эксперимента  условиям,  в которых
происходило  проверяемое событие,  описать  содержание и последовательность,
повторяемость  опытных  действий (с соответствующими указаниями, кто,  какие
действия  выполнял,  при каких  условиях, как  эти  условия  варьировались).
Полученные результаты указываются без соответствующей их оценки.







     Судебная  экспертиза - это процессуальное действие, проводимое  в целях
получения заключения  по  вопросам, имеющим доказательственное  значение  по
делу. Лицо, обладающее специальными познаниями и назначенное  в соответствии
с  постановлением  следователя   для  дачи  такого   заключения,   именуется
экспертом. Наиболее распространенными являются криминалистические экспертизы
(трасологическая, баллистическая,  исследование  холодного оружия и  т. д.).
Трасологическая    экспертиза   исследует   материальные   следы   в   целях
отождествления объектов, которыми они  образованы (следы  ног, обуви, орудий
взлома, транспортных средств, животных). В отдельную группу принято выделять
дактилоскопические экспертизы, исследующие  следы  рук,  ладоней, босых ног,
губ,  в которых отобразились узоры  папиллярных линий и  флексорные складки.
Сюда  относятся  также  экспертизы в  целях идентификации целого  по  частям
(предметов,   ткани,   веревок   и  др.).  Исследование   следов-отображений
способствует  также  определению  механизма  совершения какого-либо  деяния,
места, времени конкретного события. Экспертиза документов  подразделяется на
почерковедческую, исследующую  почерк на систему движений,  проявляющуюся  в
рукописи      (тексте,      подписи,     цифровых     обозначениях),      41
технико-криминалистическое   исследование  документов,   объектами  которого
являются тексты документов, оттиски печатей, штампов, телеграфных и почтовых
обозначений,  машинописные   тексты,  полиграфическая  продукция,  а   также
чернила,  пасты,  бумага  и  другие  материалы  документов.  В  рамках  этих
экспертиз  А последнее  время  стали  развиваться  судебные  автороведческие
экспертизы  для установления  автора рукописного или  машинописного  текста.
Баллистическая  экспертиза занимается  исследованием огнестрельного  оружия,
боеприпасов  и следов их применения,  а также предметов, используемых для их
изготовления  и хранения. Она решает вопросы  технического состояния  оружия
боеприпасов,  их  функциональной   пригодности,   отождествления  Конкретных
экземпляров   оружия   по  следам   на  пулях   и   гильзах,   устанавливает
обстоятельства выстрела.
     Экспертиза по  исследованию  холодного оружия определяет  относимость к
такому оружию ножей, кистеней, бит и других предметов, за ношение и хранение
которых  наступает  уголовная  ответственность.  Фототехническая  экспертиза
проводится  в  целях  идентификации фотоаппарата по  экспонированной пленке,
кадрированной  рамке  по  фотоснимкам,  определения групповой принадлежности
фотоматериалов. По изображениям на фотоснимках возможна  также идентификация
различных   предметов,   обстановки   места   происшествия.   Фотопортретная
экспертиза проводится  с целью идентификации личности  по  чертам внешности,
запечатленным  в  разное  время  на  фотоснимках,  а  также  по прижизненным
фотоснимкам  и  черепу.   Потребности  практики   побудили  криминалистов  к
разработке  методик  исследования  ряда объектов, которые  составили  основу
экспертиз,  объединенных  общим  названием  - криминалистические  экспертизы
материалов, веществ и изделий (КЭМВИ). Сюда можно отнести такие объекты, как
почвы,   лакокрасочные    материалы,   волокна,    наркотические   вещества,
горюче-смазочные  материалы  и  др.  В  рамках  этих  экспертиз  разработаны
методики  исследования  микрочастиц  и   микроследов.  Данные   исследования
проводятся  с  целью  определения  групповой принадлежности  объектов,  а  в
отдельных  случаях и для установления  тождества. Помимо криминалистических,
по  уголовным  делам проводятся  и другие  виды экспертиз,  в  ходе  которых
используются   знания   из    различных    областей    науки   и    техники.
Судебно-медицинская   экспертиза   подразделяется   на   экспертизы  трупов,
вещественных    доказательств    медицинского    характера,    живых    лиц,
медико-токсикологическую и экспертизу  по  материалам  дела. К  вещественным
доказательствам  медицинского  характера   относятся  следы  крови,   волосы
человека  и животных,  выделения тела человека,  костные  и мышечные  ткани.
Медико-токсикологическая  экспертиза проводится в  случаях отравлений ядами,
пищевых   отравлений   бактериального  и   небактериального   происхождения.
Экспертизы живых лиц устанавливают  наличие  и  степень тяжести повреждений,
состояние  здоровья,   искусственность  и  притворность  болезней,  полового
состояния и его  нарушений, беременности, родов, абортов, возраста человека,
алкогольного опьянения.
     Судебно-психиатрическая  экспертиза  заключается,  главным  образом,  в
обследовании  лиц,  психическая полноценность  которых вызывает  сомнение, в
определении  состояния   вменяемости  или   невменяемости   лица.  Различают
судебно-психиатрические  экспертизы обвиняемых (подозреваемых,  подсудимых),
свидетелей и  потерпевших.  В  класс инженерно-технических экспертиз  входят
судебно-автотехническая   экспертиза,   а   также   экспертизы  по   технике
безопасности,         строительно-технические,          пожарно-технические,
инженерно-технологические,   экспертизы   взрывов.   Перед   автотехнической
экспертизой  ставятся  вопросы,  связанные  с  исследованием:  а)  состояния
транспортных средств; б)  обстановки  дорожно-транспортного происшествия; в)
механизма   происшествия   или    отдельных   его    элементов.    Объектами
товароведческих  экспертиз  могут  выступать  промышленные  товары,  пищевые
продукты  и т.  п., что и  определяет  конкретный  вид экспертизы.  Основной
задачей  таких  экспертиз  является  установление  соответствия  исследуемых
объектов    ГОСТам,    техническим   условиям   и   стандартам.   В   группе
финансово-экономических экспертиз при расследовании преступлений чаще  всего
проводятся  судебно-бухгалтерские  экспертизы. Выявление излишков и недостач
товаро-денежных ценностей, установление размера материального ущерба, причин
и условий его образования, определение правильности действий должностных лиц
по ведению  бухгалтерского учета и контроля -  эти и  другие задачи решаются
экспертами-бухгалтерами,  изучающими  для  этого  бухгалтерские  операции  и
различные учетные документы за определенные периоды.




     Судебные   экспертизы   выполняются   в  специализированных  экспертных
учреждениях,  относящихся  к  системам министерств юстиции, внутренних  дел,
здравоохранения,   обороны,   службы  контрразведки  Российской   Федерации.
Несмотря  на разветвленную  сеть  экспертных  учреждений  и  наличие  в  них
значительного количества  специалистов  различного профиля, они  все  же  не
могут  в  полной  мере  удовлетворить  потребности  следственных  органов  в
проведении экспертных Исследований.  Поэтому для проведения технологических,
искусствоведческих,  некоторых   товароведческих  и  ряда  других  экспертиз
следователь  привлекает  конкретного специалиста,  работающего  в учреждении
соответствующего  профиля.  Для  облегчения  поиска нужного  специалиста  во
многих  следственных  аппаратах  имеются списки  так  называемых  внештатных
экспертов.  Вопрос  о  назначении  судебной экспертизы следователь  решает с
учетом конкретных обстоятельств дела. Она является обязательной лишь для: 1)
установления причин смерти  и характера телесных повреждений; 2) определения
психического  состояния обвиняемого или подозреваемого  при наличии сомнений
по  поводу их вменяемости  или  способности  к моменту производства  по делу
отдавать себе отчет  в своих  действиях или руководить ими;  3)  определения
психического состояния свидетеля или потерпевшего в случаях, когда возникает
сомнение  в  их  способности правильно  воспринимать обстоятельства, имеющие
значение  для дела, и  давать  о них правильные  показания; 4)  установления
возраста обвиняемого, подозреваемого и потерпевшего в тех случаях, когда это
имеет  значение  для  дела, а документы о возрасте  отсутствуют. Различаются
экспертизы:    первичные,   дополнительные,   повторные,   комиссионные    и
комплексные. Экспертиза, назначенная по  делу впервые, называется первичной.
Дополнительная  экспертиза  назначается  в  случаях   неясности,   неполноты
заключения (исследованы не все объекты, не на все вопросы даны  ответы или у
следователя  появились новые объекты,  аналогичные  исследованным), а  также
когда    в   результате   экспертного   исследования    открываются    новые
обстоятельства, имеющие значение для  дела. Повторная экспертиза назначается
в случае  необоснованности  заключения  или сомнений в  его  правильности, а
также     если     установлены    некомпетентность    эксперта,    нарушения
уголовно-процессуального  закона,  выход за пределы компетентности эксперта,
противоречия между  выводами эксперта  и другими  доказательствами.  Нередко
первичные,  а  также повторные  экспертизы  выполняются комиссионно,  т.  е.
несколькими  экспертами  одной  специальности.  Разновидностью  комиссионных
являются комплексные  экспертизы. В состав комиссий в  таком  случае  входят
эксперты  различных  специальностей, которые совместно решают один и тот  же
вопрос  (вопросы). Назначение экспертизы,  как  и  любое другое следственное
действие,    начинается    с   подготовки.   Она    во   много   обусловлена
криминалистической  характеристикой  соответствующего   вида   преступления,
результатом анализа всех обстоятельств дела, выдвинутыми версиями, методикой
расследования, а также научным уровнем развития конкретного вида экспертизы.
     Подготовка к экспертизе включает: а) подготовку  объекта  исследования:
б)   получение   сравнительных   образцов   (проб)   в   случае   проведения
идентификационной экспертизы  и иных материалов:  в) формулирование вопросов
эксперту:  г) определение  последовательности назначения экспертиз  и  выбор
экспертного учреждения или эксперта; д) вынесение постановления (определения
-  для  суда)  о назначении экспертизы. Объекты, направляемые на экспертизу,
тщательно   упаковываются    и   опечатываются.    На   упаковке    делается
соответствующая надпись, удостоверяемая подписями следователя и понятых. Для
проведения  сравнительного  анализа   с  целью  установления  тождества  или
определения  источника  происхождения  объектов  следователь  (суд)   должен
подготовить   сравнительные  материалы,  образцы.   Формулированию  вопросов
эксперту должны предшествовать анализ  всех  обстоятельств  дела и  уяснение
задач  дальнейшего   расследования.  С  этой  целью  может  быть   проведено
предварительное    исследование    направляемых   объектов   с   применением
неразрушающих  методов,  не  приводящих  к  изменению  первичного  состояния
следов.  Вопросы  эксперту  должны  быть четкими,  не  допускающими двоякого
толкования.  Недопустимы  вопросы  как   правового  характера,  так   и   не
соответствующие  компетенции данного эксперта. Экспертиза должна назначаться
незамедлительно, как  только будут собраны  необходимые объекты и материалы,
содержащие  информацию  об  условиях  обнаружения  и  изъятии  объектов,  их
характеристике.  В случае назначения  экспертизы вне экспертного  учреждения
следователь  в  порядке  подготовки  должен  выяснить,  кто из  специалистов
нужного профиля  больше  подходит  к выполнению задания, его компетентность,
квалификацию,  незаинтересованность  в  исходе  дела.   При  личной   беседе
обговаривается план исследования,  методы, возможные результаты. Специалисту
разъясняются его права и  обязанности. В экспертном учреждении эта процедура
является  обязанностью  руководителя. Постановление о  назначении экспертизы
состоит  из четырех  частей:  вступительной,  описательной,  резолютивной  и
заключительной.  Во  вступительной части указывается вид экспертизы,  когда,
кем, по  какому  делу  назначена. В  описательной  части  излагаются краткая
фабула дела, сведения о времени и условиях обнаружения объектов, условиях их
хранения  и другие данные, учет которых необходим при исследовании. Здесь же
делается  ссылка  на  соответствующие  статьи  УПК, которыми руководствуется
следователь  при назначении экспертизы.  В  резолютивной  части  указывается
экспертное  учреждение,  иногда  и  фамилия  эксперта,  которому  поручается
производство   экспертизы.  Перечисляются  вопросы,  подлежащие  разрешению,
которые   излагаются   в  логической  последовательности   или  по  группам.
Заключительная  часть  содержит  перечень всех  представленных  объектов  (с
указанием  номера упаковки)  и  материалов  дела  (с указанием  номера листа
дела).  Если  назначается экспертиза  вне экспертного  учреждения,  здесь же
излагаются  права  и  обязанности  эксперта,  факт  ознакомления  с которыми
удостоверяется подписью  назначенного  эксперта. Дополнительная  экспертиза,
как  Правило,  поручается  тому  же  эксперту,  который проводил  первичную.
Повторная   поручается   либо  другому  эксперту  (или  другому  экспертному
учреждению), либо комиссии экспертов, в нее может  входить первый эксперт. В
постановлении о назначении повторной экспертизы  должны быть изложены мотивы
ее   назначения.   Кроме  вопросов,  которые   уже   разрешались   первичной
экспертизой, могут быть включены  новые (например, касающиеся использованных
методик  и   оценки  полученных  результатов  первичного   исследования).  К
производству  комиссионных  и  комплексных  экспертиз могут  быть привлечены
специалисты  разных  экспертных учреждений. В  таком случае в  постановлении
указываются  все  участники  экспертизы.  Одно  из  учреждений  определяется
ведущим,   которое   помимо   своих    прямых    обязанностей   осуществляет
организационные функции  проведения  всех  этапов экспертного  исследования.
Эксперт  вправе  отказаться  от  производства экспертизы: а)  если  вопросы,
поставленные следователем  (судом),  выходят за пределы его  компетенции; б)
если после  предварительного осмотра он пришел  к убеждению о несоответствии
представленных  объектов   тем  их   характеристикам,  которые   изложены  в
процессуальных документах  или отображены на фотоснимках; в)  если состояние
объекта  некачественное  (например,  он  сильно  деформирован  при первичной
экспертизе);  г)  если  представленных материалов недостаточно  для  решения
поставленных вопросов и на запрос о предоставлении дополнительных материалов
не поступил ответ. Об отказе в  производстве экспертизы эксперт в письменном
виде сообщает в орган, назначивший экспертизу.




     Заключение  эксперта,  как  правило, состоит  из трех  частей: вводной,
исследовательской и выводов.
     В модной части заключения указываются: экспертное учреждение: уголовное
дело, по которому проводится экспертиза; орган, назначивший экспертизу; даты
представления материалов  и  дачи заключения;  вопросы;  перечень полученных
материалов  и   состояние   упаковки;   данные   об   эксперте   (должность.
специальность,  ученая степень, звание, экспертный стаж); кто  присутствовал
при  проведении  экспертизы.  В  некоторых  случаях  вводная часть  содержит
краткую фабулу дела, а также информацию о направленных  экспертом запросах и
полученных на  них  ответах. В заключениях повторных  экспертиз, кроме того,
перечисляются  выводы первичной экспертизы,  а  в заключениях комплексных  -
указывается,  как   были  распределены  вопросы  между   экспертами   разных
специальностей. Структурно-исследовательская  часть отражает последовательно
этапы  экспертизы, начиная с детального осмотра.  Эксперт, как  правило,  не
ограничивается  одной методикой и стремится  установить совокупность данных,
следуя от общих  признаков к  частным. В заключении  указываются примененные
методики, причем малоизвестные излагаются достаточно  подробно со ссылкой на
источник, а также использованное оборудование, перечисляются материалы дела,
подлежащие изучению. Если проводились эксперименты, в заключении указывается
их количество, условия проведения каждой  группы экспериментов и результаты.
В заключениях комплексных экспертиз перечисляются  исследования, проведенные
каждым экспертом, и его выводы, которые являются промежуточными по отношению
к общему выводу. Закон предусматривает возможность установления экспертом  в
ходе исследования новых обстоятельств, имеющих значение для дела, о  которых
ранее  не было известно  следствию. В  таком случае  эксперт  может по своей
инициативе поставить дополнительный вопрос  (он также указывается во вводной
части)  М  привести  соответствующую  аргументацию  полученных  результатов.
Выводы  эксперта  должны  быть обоснованными, понятными для всех  участников
процесса  и содержать прямые ответы на поставленные  вопросы.  По содержанию
выводы  эксперта  могут  относиться  к  свойствам,  состоянию  объектов,   к
обстоятельствам и механизму события, могут свидетельствовать о существовании
фактов,  объектов,  о  включении  их  в  какой-либо   класс  или  группу,  о
соответствии (несоответствии) каких-либо действий специальным правилам.
     По форме выводы  могут быть однозначными или альтернативными, условными
или безусловными, утвердительными или отрицательными. Они могут излагаться в
категорической  или вероятной  форме.  Вывод,  сделанный в  вероятной  форме
(когда  ограничен объем исследуемого  материала,  недостаточна  выраженность
признаков  или  не  ясна частота  встречаемости  установленной  совокупности
признаков),  не  может быть положен в основу  обвинительного заключения  или
приговора.    Такие    выводы    используются    в     организационной     и
оперативно-розыскной деятельности. Эксперт подписывает заключение, за выводы
которого  он  несет  персональную ответственность. Заключения комиссионной и
комплексной экспертиз подписываются  всеми членами комиссии,  если их мнение
совпадает. Если  мнение какого-либо  эксперта  расходится с  мнением  других
членов комиссии, он  составляет отдельное заключение за своей подписью.  При
комплексной экспертизе, если кто-либо  из экспертов не может оценить степень
взаимосвязи   и  место  полученных  им   результатов  в  общем  выводе,   он
ограничивается подписью своей части заключения, т. е. промежуточного вывода.
Оценка  заключения эксперта как  доказательства  осуществляется следователем
(судом) на  общих основаниях. В хо де ознакомления с заключением  выясняются
следующие вопросы: достаточно ли представленных материалов, удовлетворены ли
запросы  эксперта,  полно ли и объективно  ли  исследовались  представленные
материалы, достаточно ли эффективны  примененные  при исследовании методики,
на все  ли  вопросы получены  ответы  и соответствуют  ли  они установленным
результатам. Далее следователь (суд) сопоставляет выводы  эксперта с другими
собранными  по делу доказательствами,  определяет место  и  значение каждого
установленного факта в системе доказательств и оценивает заключение в целом.
Для  получения  разъяснений  или  дополнений  по   получен  ному  заключению
следователь может допросить эксперта. Заключение и протокол допроса эксперта
должны быть предъявлены  для ознакомления  обвиняемому,  который может  дать
свои  объяснения  и заявить  возражения. В случае, если  возражения признаны
существенными,  рассматривается  вопрос   о  назначении  дополнительной  или
повторной экспертизы.




     Осуществляя  расследование  по  уголовному  делу, следователь стремится
определенным образом упорядочить свою деятельность, перевести ее в разумное,
рациональное, методически целесообразное русло. С этой целью он прежде всего
обращается к собственному опыту  организации и осуществления работы по делам
аналогичной категории, отыскивает  в  нем оправдавшие себя  подходы, приемы,
которые помогли ему в прошлом добиться успеха в расследовании, прийти к цели
кратчайшим путем, показали свою состоятельность и продуктивность. Осмысливая
все  ценное  из своего опыта, отделяя  необходимое от случайного, главное от
второстепенного, следователь пытается использовать отразившиеся в его памяти
закономерности  при  работе  по  новому  делу  в  сходных  условиях.  Однако
известная недостаточность индивидуального опыта и личного знания диктует ему
необходимость  обращаться  не   только   к  собственному   профессиональному
прошлому, но и к передовому опыту его  коллег, обобщенному на научной основе
и отраженному в тех или иных типовых криминалистических  моделях,  используя
его  для  поиска оптимального выхода из сложившейся ситуации.  Круг  данного
рода  информационных моделей весьма  разнообразен.  С  рассматриваемой точки
зрения    полезными    для    следователя    могут    оказаться    положения
криминалистической  теории  поисково-познавательной  деятельности,  а  также
научная продукция, разрабатываемая в разделах о криминалистической технике и
тактике.  В  этих  источниках  содержатся  знания,  дающие представление  об
общеметодических  схемах расследования, отдельных следственных действий и их
комплексов,    методах,    приемах,    правилах    работы    с     объектами
технико-криминалистического  и тактического воздействия. И все же эти знания
не   будут  исчерпывающими   и   в   полной  мере  адекватными  потребностям
следователя,  если они  не дополнены,  не оплодотворены  знаниями из области
криминалистической методики расследования. В силу специфики задач,  решаемых
в   рамках  других  разделов  криминалистики,  такого  рода  особенности  не
учитываются      При     теоретическом,     технико-криминалистическом     и
тактико-криминалистическом   исследованиях.   Общетеоретические   положения,
результаты исследований в криминалистической технике  и тактике  носят общий
характер  и рассчитаны на применение  по всем уголовным делам. Так, проблема
тактического  обеспечения  расследования  предполагает  разработку приемов и
правил допроса, обыска, других следственных действий. По  своему  содержанию
эти разработки имеют довольно высокий уровень общности, поскольку рассчитаны
на применение в ходе  расследования  самых различных преступлений независимо
от их групповой, видовой и внутривидовой специфики. Поэтому данные приемы  и
правила   абстрагированы   от   множества   деталей,  всевозможных  нюансов,
характерных для  следственных действий,  которые проводятся по той или  иной
категории  дел,  в той или иной ситуации.  В  то же время  выявление, учет и
использование   своеобразия   следственных   действий,    иных   компонентов
следственной  работы  по делам  конкретных категорий  -  одна  из  важнейших
отличительных  черт  научных  разработок,  нацеленных  на  создание  методик
расследования, одна из  принципиальных, практически значимых чет такого рода
научной  продукции.  Методики  расследования  конкретных   категорий  деяний
отражают  законченные циклы указанной деятельности  на каких-либо ее  этапах
либо всей их совокупности, несут знания о  групповой, видовой, внутривидовой
специфике  организационной,  гносеологической  и  технологической   структур
процесса поиска  и познания. Причем делается это как  на  уровне, общем  для
всех случаев  расследования деяний, входящих в  исследуемую категорию, так и
применительно    к    специфике    деятельности    в    условиях    типичных
поисково-познавательных  ситуаций.  Практическое  значение   имеют   типовые
информационные  модели  еще одного  класса,  создаваемые  в  рассматриваемом
разделе  криминалистики.  Подмечено, что  при  расследовании по делам  самых
различных  категорий наряду  со  специфическими  задачами, характерными  для
расследования одних  категорий и не характерными  для  других категорий дел,
также решаются  задачи,  которые  могут  возникнуть  по всем без  исключения
делам.  Поскольку  этот   процесс  носит  закономерный  характер,  сложилась
объективная необходимость в разработке методик  решения задач,  типичных для
всех случаев  расследования.  И  такие  методики не только  созданы,  но и с
успехом применяются  на  практике (например,  методики  исследования  алиби,
выявления   и   разоблачения  инсценировок).   Криминалистическую   методику
расследования как вид научной продукции следует отличать от  сходных понятий
и,  прежде всего от одноименного раздела криминалистики как науки  и учебной
дисциплины. Криминалистическая методика расследования  как раздел  указанной
науки представляет собой систему знания о понятии, сущности, содержании этой
части криминалистики, а также о том, какие, на какой основе, в каких целях и
путем  реализации каких методов и  другого научного инструментария создаются
методические рекомендации, адресуемые следственной  практике, каков их круг,
структура и содержание. Поэтому в системе этого знания выделяются две части:
1) теоретические  основы  криминалистической  методики  расследования (общие
положения);  2) совокупность  конкретных  методик  (методических комплексов)
расследования, создаваемых в  рассматриваемом  разделе. Конкретные  методики
как один из видов криминалистической научной  продукции и являются  тем, что
относится к  классу типовых информационных моделей. Их задача состоит в том,
чтобы дать систематизированное  описание механизма,  технологии деятельности
следователя  при  решении какой-либо  задачи,  определенной группы или всего
комплекса  криминалистических  задач предварительного  расследования.  Такие
модели выступают в качестве  источника  информации, указывающего  на то, что
должно быть сделано по той или иной категории дел, в той или иной ситуации и
каким образом  это должно  делаться.  Сказанное не следует  понимать  в  том
смысле, что в  криминалистических методиках расследования содержатся типовые
варианты  решения  буквально  всех   вопросов,   с   которыми   сталкивается
следователь.  Криминалистические методики  расследования потому и называются
криминалистическими,  что  в  них  рассматриваются  лишь  криминалистические
задачи и механизм, технология,  процедура их решения  с помощью возможностей
криминалистической  науки.  Этим криминалистические  методики  расследования
отличаются от методических пособий, руководств для следователей, в которых в
комплексе   рассматриваются    уголовно-правовые,   уголовно-процессуальные,
криминалистические,  криминологические  и некоторые другие вопросы,  которые
решаются  следователем в процессе расследования по делу. В силу этого о, что
называется типовой криминалистической методикой  рас следования представляет
собой   в   сущности   методику   поисково-познавательной   деятельности   в
криминалистической  трактовке   этого  понятия.  Типовую  криминалистическую
методику  расследования следует  отличать  и  от  методики  расследования по
конкретному уголовному  делу. Как разновидность научной продукции первая  из
указанных  методик  представляет  собой  некий  эталон  того,  как  надлежит
действовать следователю в тех или иных условиях.
     Поскольку речь идет о типовом варианте данной деятельности,  она  имеет
для  следователя   вспомогательное,  ориентирующее  значение.  В  содержание
типовых  методик   входят   лишь  положения,   отражающие  все   то,  что  с
необходимостью   во  всех   рассматриваемых  случаях  повторяется,  является
типичным  и для исследуемых деяний определенного класса, и  для деятельности
по их  исследованию. Естественно, что  поэтому  в ней  не  учитывается масса
деталей, с которыми следователь имеет дело  при расследовании по конкретному
делу,  но  которые  с необходимостью  не  повторяются  во  всех  аналогичных
случаях, являются по  своему уникальными, не  характерными для явлений всего
класса. В отличие от этого, методика работы  следователя по конкретному делу
представляет   собой  сугубо  индивидуальный,  единственный  в  своем  роде,
неповторимый  акт  иной  природы.  Его можно  определить  как  обусловленную
предметом  доказывания систему следственных  и иных  предусмотренных нормами
права действий, практически осуществляемых в оптимальной  последовательности
с  целью  установления  истины  по  делу  и принятия  соответствующих итогам
расследования   правовых   решений.   Таким   образом,   указанная  методика
представляет собой не систему методических  рекомендаций, указывающих на то,
как целесообразно действовать, а систему реального  практического воплощения
в  жизнь обобщенных методических идей, схем и процедур в условиях работы  по
конкретному уголовному делу. Криминалистические  методики расследования  как
вид  научной  продукции подразделяется  на  две  группы: 1)  общие  методики
расследования: 2)  частные  методики  расследования. В  свою очередь, первая
группа  методик  состоит  из комплекса  методик  решения  типичных  для  дел
различной  категории   задач  и  методик  расследований  определенных  групп
криминалистически   сходных   видов  преступлений  (например,  преступлений,
совершаемых несовершеннолетними, преступлений,  совершаемых  осужденными  во
время  отбытия  наказания  в  ИТУ,  преступлений в  сфере экономики).  Общие
методики расследования относятся к категории так называемого предпосылочного
знания, имеющего большое методологическое  и  эвристическое  значение.  Роль
предпосылочного  знания  заключается  в том, что  оно  выступает в  качестве
источника информации общего характера,  используемой  при решении конкретных
проблем.  Это  знание помогает формулировать проблемы, определять область  и
стратегию  поиска, выбирать  средства  решения  проблем,  выявлять  характер
исследуемой ситуации и т. д.
     Объективные  предпосылки  для  разработки  общих методик  расследования
заложены в диалектической связи класса  и  видов явлений,  входящих в данный
класс. Эта связь и определяет  соответствующую  стратегию научного познания.
Дело  в том, что, включая  в  себя несколько различных видов,  всякий  класс
характеризуется как некоторым общим  содержанием, присущим всем видам, так и
специфическими    особенностями    каждого    вида.    Эти   противоположные
характеристики представлены в каждом отдельном виде, что и дает  возможность
при его изучении обнаружить в  нем не только специфическое  содержание, но и
такое, которое является общей характеристикой как этого, так и других видов,
т.  е.  характеристикой   всего  класса.   В  общие  методики  расследования
включаются положения,  содержащие  информацию о  том,  какие  обстоятельства
устанавливаются   во   всех  случаях  исследования   определенных   событий,
расследования  тех  видов  деяний,  которые  входят в качестве  элементов  в
соответствующую  криминалистически   сходную  группу,  как   организуется  и
осуществляется   работа  по  их   выявлению  и   доказыванию,  как  надлежит
действовать  следователю  в  условиях  типичных  для  данной  категории  дел
ситуаций.  Что же касается специфики указанной деятельности, характерной для
расследования  деяний  отдельных  видов  (например,  краж,  убийств)   и  их
разновидностей   (например,   карманных   краж,   убийств,   сопряженных   с
расчленением трупов потерпевших),  то  она  находит свое отражение в частных
методиках, т. е.  методиках расследования отдельных видов  и  разновидностей
исследуемых  по  уголовным  делам  общественно опасных  деяний.  И  общие, и
частные  методики расследования  различаются  по  объему  содержащейся в них
информации. Прежде всего это связано с тем, рассчитаны ли они на обеспечение
расследования в целом или деятельности на том или ином его этапе, в типичной
ситуации.  Однако  во  всех случаях  их  разработка  осуществляется  на  бЬе
следующего принципа:  прежде  чем рассматривать  проблему средств,  приемов,
методов расследования, необходимо определить круг решаемых задач, определить
обстоятельства,  подлежащие  установлению.  С   учетом  этого  положения   и
формируется  структура  общей  или  частной  методики расследования.  Она не
является строго формализованной, универсальной  (ля всех случаев. Многое при
решении  вопроса  о структуре и содержании соответствующих  разделов методик
расследования зависит от того, разрабатывается ли общая или частная методику
исследованию какой проблематики она посвящена.
     Обычно в методиках того и другого  типа освещаются следующие  проблемы:
1)  криминалистическая  характеристика  исследуемых  событий  (она позволяет
ввести   в   курс   их   специфики,   составить   общее   представление   об
обстоятельствах,  которые  должны  устанавливаться, направлениях и путях  их
установления); 2) обстоятельства,  подлежащие  установлению в их  целостном,
систематизированном  виде;  3)  общие положения расследования деяний  данной
категории (версии, иные  мысленные модели, меры  организационного характера,
использование  специальных  познаний, методы  расследования  и  т.  д.);  4)
особенности расследования в условиях типичных ситуаций по принципу: ситуация
- типовые версии - задачи  - тактические  комплексы (операции) по разрешению
ситуации;  5) особенности  тактического обеспечения  важнейших  следственных
действий.  В  круг  рассматриваемой  тематики  иногда  включаются  и  другие
вопросы. Так, структура общих методик может дополняться таким элементом, как
особенности  расследования отдельных  видов и  разновидностей деяний  данной
группы.  В некоторые  частные  методики включаются  вопросы,  относящиеся  к
стадии   возбуждения   уголовных  дел,   рекомендации   по  профилактической
деятельности следователя.  Разработка  методик  расследования  опирается  на
целостную  систему  принципов. К  их  числу,  помимо тех, что указаны  выше,
относятся следующие:
     -  обусловленность  указанных   разработок  потребностями  следственной
практики  (с  учетом этого определяется тематика методик, их структура, круг
рассматриваемых        вопросов,        решение       которых        требует
методико-криминалистического обеспечения);
     -  учет  и  реализация  принципа  законности при  разборке методических
рекомендаций  (рекомендации  должны  исходить  из  ориентации  практиков  на
неуклонное соблюдение закона, они должны соответствовать духу и букве закона
и формировать уважительное отношение к нему);
     - комплексное использование правовых и иных источников информации (в их
числе:    типовые    криминалистические     модели,     данные    уголовной,
народнохозяйственной статистики, литература  юридического  и  неюридического
профиля);
     -использование  новейших  достижений  научно-технического  прогресса  и
передового  следственного   опыта,  других  сфер  практической  деятельности
(например,  опыта,  методов,  методик,  применяемых  налоговыми инспекциями,
органами госсаннадзора и т. д.);
     - учет  связи и преемственности между проводимыми и ранее  проведенными
исследованиями в той  же  криминалистической  области, между  выдвигаемыми и
существующими концепциями;
     -   обусловленность   научной   разработки   методических  рекомендаций
особенностями  изучаемых объектов (исследуемых  по уголовным  делам событий,
криминальных  и  следственных  ситуаций и т.  д.). Указанные общие  принципы
конкретизируются на  основе выделения  частных принципов, одна часть которых
относится  к  познавательной,  другая  -  к  конструктивной  стадии  научной
разработки   методик   расследования.   Стараниями  ученых-криминалистов   и
практиков-юристов   создано   большое   количество   методик   расследования
различного   жанра.   В  основном  они   комплексируются   в   руководствах,
справочниках,  издаваемых  для  следователей и  органов  дознания.  В  курсе
криминалистики  изучается  только  малая  их  часть.  Выбор  соответствующей
тематики осуществляется исходя из ведомственной  принадлежности юридического
учебного заведения и его профилирующей направленности.  При этом учитывается
актуальность  проблемы борьбы с  деяниями определенных категорий, степень их
распространенности и опасности.







     Алиби   традиционно   трактуется   как   доказательство   невиновности,
основанное на том, что заподозренное или обвиняемое в совершении какого-либо
преступления  лицо в  момент  его  совершения находилось в другом  месте  и,
следовательно,  не могло  участвовать в этом деянии. Таким образом, в алиби,
как  в  логической системе,  присутствуют  три  основных элемента: 1)  место
совершения преступления; 2) время совершения данного преступления; 3) место,
где  в  этот момент  находился  человек, заявивший  о своем алиби. Различают
полное  и  частично"  алиби.  В  первом  случае  речь идет о том,  что  факт
пребывания заподозренного в  совершении преступления  лица  в  определенное,
точно  установленное  время  и в  определенном,  точно  установленном  месте
однозначно  исключает  возможность  его  физического  участия  в  исполнении
данного  преступления.   Что   касается   алиби   частичного,   то  под  ним
подразумевается  ситуация,   не   исключающая   полностью   предположения  о
совершении  преступления  заподозренным лицом, поскольку сведения  о времени
его пребывания в определенном месте лишь  частично "перекрывают" возможность
его нахождения на месте преступления  во время его  совершения. Установление
полного алиби  также не  всегда может быть истолковано  однозначно в  пользу
заподозренного  лица.   Практика  свидетельствует,  что  установление  факта
отсутствия заподозренного на месте  преступления во время его совершения еще
означает,  что это  лицо  вообще  не причастно к содеянному. Оно  могло, что
нередко и  случается  по делам  о групповых  преступлениях, не  выступать  в
качестве  непосредственного,  физического   исполнителя   преступления,   но
являться его соучастником  в  качестве  организатора, инициатора, пособника.
Современные   технические   возможности,    находящиеся    на   "вооружении"
преступников  средства  прямой  и обратной радиотелефонной  связи  позволяют
организаторам преступления, даже находясь  за  пределами места происшествия,
обеспечивать  активное управление процессом  совершения преступного  деяния,
контролировать    криминальную    ситуацию,    координировать,    направлять
деятельность своих  сообщников по мере получения от них экстренных сообщений
и   вырабатывать   на  основе   их  оперативного   анализа   соответствующие
корректирующие  указания.  При  проверке  алиби  может   быть  опровергнуто.
Установление  ложности  алиби  является  важным  доказательством  виновности
заподозренного.  Выдвижение ложного  алиби, а оно  чаще всего обеспечивается
преступниками еще до того, как они попадают в поле зрения органов дознания и
предварительного следствия,
     - одна из наиболее распространенных форм противодействия  расследованию
в целях  уклонения  от  ответственности за  преступление.  Смысл этой  акции
сводится  к  формированию  правонарушителем  или  его  сообщниками,  другими
незаинтересованными в его ответственности за содеянное лицами системы ложных
доказательств,  реабилитирующих  его  в глазах  следствия  и  общественности
(принятие   мер  по   недопущению   в   уголовно-процессуальное  доказывание
достоверной информации, адекватно отражающей его причастность к содеянному и
роль в нем, по  нейтрализации  возможностей существующих против него  улик и
направлению  следствия  по  ложному  пути). Ложное алиби может  быть заранее
подготовленным и  не подготовленным.  Подготовленное ложное алиби может быть
квалифицированным,  сопряженным  с  созданием  фиктивных   доказательств,  и
простым   (заранее   обдуманная,  но   голословная  ссылка   на   какие-либо
обстоятельства, факты). Фабрикация мнимого алиби может осуществляться  самим
преступником непосредственно, как в одиночку, так и совместно с сообщниками,
либо  по  его  просьбе  или  по  их  собственной  инициативе.  В  ходе  этой
деятельности  нередко  совершаются  другие  преступления  типа  должностного
подлога, взяточничества, хищения бланков документов каких-либо  предприятий,
организаций  и учреждений,  подделки  документов,  подстрекательства к  даче
ложных показаний.




     В ходе исследования алиби выясняется:
     - где  конкретно  находился  заявивший  об  алиби в  момент  совершения
преступления и чем там занимался в это время;
     -  откуда,  с кем, с какой целью  туда прибыл,  когда, с кем, в связи с
чем, в какое время  покинул это место, какой период времени находился в этом
месте;
     - кого  там видел, в  какой обстановке, кто его видел, с  кем вступал в
контакт,  что  делали те, кто находился  в  этом  месте;  -  на  фоне  каких
природно-климатических явлений (состояние  погоды, наличие  осадков и т. п.)
протекало его пребывание на этом месте, какие события социального  характера
происходили в месте пребывания и за его пределами;
     -  кому, помимо непосредственных очевидцев,  было известно  о намерении
побывать в данном месте в данное время, кому и каким образом стало известно,
что он там находился;
     - с помощью каких материально фиксированных  носителей информации может
быть подтвержден исследуемый факт алиби;
     - причины несвоевременного сообщения об алиби, если для заявления о нем
имелась реальная возможность или даже необходимость;
     - в какой одежде, обуви  прибыл заявитель на место своего нахождения во
время совершения расследуемого  преступления,  какие вещи имел  при  себе, в
какой  одежде, обуви, с какими вещами убыл оттуда. В связи с этим могут быть
выдвинуты  общие версии: 1) алиби  реально (имеет место); 2) алиби надуманно
(ложно).   В  случае  объективного  подтверждения  алиби   может  возникнуть
необходимость в  глубоком и всестороннем исследовании причин и обстоятельств
появления в уголовном деле доказательств, позволивших заподозрить невиновное
лицо  в совершенном  преступлении. Этому способствует построение  и проверка
версий о том, что невиновное лицо попало в число подозреваемых, обвиняемых в
силу:  а)  добросовестного заблуждения следователя, а также каких-либо  лиц,
допрошенных по  делу  (например, в  результате  ошибки при  идентификации, в
результате неудачного  стечения  обстоятельств  и т.  п.); б) злого умысла и
козней  со  стороны кого-либо (с целью отмщения, устранения конкурента и  т.
д.): в) иных причин. При проверке версии о ложном алиби могут быть выдвинуты
частные версии: а) по целям и субъектам (ложное алиби выдвинуто преступником
с целью избежать личной уголовной ответственности за содеянное; ложное алиби
выдвинуто с целью помочь  другому лицу избежать уголовной ответственности за
совершенное им  преступление  и т.  д.); б)  по  связям  с деятельностью  по
подготовке  ложного  алиби (алиби заранее  подготавливалось; алиби выдвинуто
спонтанно,   без  предварительной  подготовки);  в)   по   кругу  участников
сфабрикованного  алиби  (ложное  алиби  сфабриковано   одним  человеком;   в
фабрикации  ложного  алиби   участвовало  несколько   лиц);  г)  по  способу
воздействия на лиц,  подтвердивших  ложное  алиби (фабрикация  ложного алиби
сопряжена с шантажом, подкупом, уговорами, с использованием  добросовестного
заблуждения  лиц,  подвергшихся  незаконной   обработке,  с  иными  вида  ми
воздействия);  д)  по  действиям, охваченным умыслом на  фабрикацию  ложного
алиби  (создание  мнимого  алиби  сопровождалось  подстрекательством  к даче
ложных  показаний   ;  создание  мнимого  алиби  включало  лишь   фабрикацию
дезориентирующих  следствие  вещественных  доказательств;  создание  мнимого
алиби базировалось на комплексе  доказательств того и  другого вида). В ходе
расследования могут  быть  выдвинуты и проверены и другие версии, вытекающие
из  особенностей криминалистической характеристики содеянного и  сложившейся
следственной  ситуации  (например,  в  случае  установления  ложного  алиби,
фабрикацию которого  осуществила по сговору группа лиц, могут быть построены
версии о том, что эта  акция разработана по  инициативе и  под  руководством
преступника еще до возбуждения уголовного дела либо его преступными связями,
родственниками  после того, как  на него  пало подозрение). Деятельность  по
исследованию   алиби  осуществляется  по   следующей  схеме:  1.  Проведение
обстоятельного,  детального  допроса заявителя алиби по поводу места, где он
находился во время совершения преступления, а также сложившейся там ситуации
твоего того, что  он видел, слышал, узнал  иным способом,  о  том,  ч"о  там
происходило с его участием и без него; маршрут его следования на это место и
убытия  оттуда:  целей  прибытия  на  "то  место,  способов  и  механизма их
достижения; документов, иных  объектов, в  которых  отражено его появление и
жизнедеятельность: людей которым об  этом известно). 2.  Построение по  этим
показаниям  субъективной мысленной  модели  ситуации,  в  которой  оказалось
допрошенное  лицо,  ее  изучение  и  выведение  из  нее  следствий,  которые
необходимо проверить.  3. Разработка  на  этой  основе  плана проверки и его
реализация.  Решается эта задача поэтапно. Вначале следователю целесообразно
пройти  (проехать),  если  это возможно  и  необходимо,  тем путем,  которым
заявитель, по его показаниям, прибыл на место и убыл оттуда в те же часы и в
такой же  день недели, лично познакомиться  с этим местом. Это позволяет: а)
составить   представление   об   особенностях   данного  места,  обстановки,
существующей  здесь,  путях прибытия и  убытия  оттуда заявителя: б) собрать
предварительные данные  о характере и круге  событий, которые имели  место в
исследуемом районе, об источниках и методах  дальнейшей  работы по собиранию
информации, имеющей  ориентирующее  и  доказательственное значение.  По ходу
этой  работы  следователь  может  определить,  где   и  что  ему  необходимо
дополнительно исследовать в  ходе  следственных  осмотров, и осуществить эти
действия  на  процессуальной  основе.  Далее  с  помощью работников  органов
дознания  или лично  осуществить сбор информации по поводу  событий, фактов,
обстоятельств, названных  заявителем на допросе, а также тех из них, которые
не были последним названы, но  имели место в данной обстановке. В этих целях
могут  быть  выяснены  во  всех  необходимых  деталях  особенности  событий,
явлений, процессов социального, экономического, природного, климатического и
иного характера, с которыми  должен был столкнуться проверяемый, если  бы он
действительно  находился в  данном месте во  время совершения  преступления,
признаки  всего  того,  что находилось,  происходило в данном месте и вблизи
него, что  находилось и  происходило по маршруту следования  на  это место и
маршруту убытия. Делается это путем: а) осмотра данного  места: б) получения
и  анализа  нужных  сведений   из  средств  массовой  информации,  сведений,
поступающих  от   работников  контролирующих,  правоохранительных   органов,
должностных  лиц, иных работников  предприятий,  организаций, учреждений, из
других  официальных  и  неофициальных  источников; в)  выявления  и  допроса
свидетелей, находившихся  в данное время  в  данном месте,  проезжавших  или
проследовавших   через   него  иным   образом,  способных   предоставить   в
распоряжение следствия информацию  по интересующим его вопросам  о событиях,
процессах, явлениях, поведенческих актах, объектах и других обстоятельствах;
допроса  лиц,  которые   могли  или  должны  были  видеть  заявителя  алиби,
контактировать  с ним  на той или иной основе, в том числе  те),  на кого он
указал в своих показаниях;  д) обнаружения, изъятия и изучения документов, в
которых  нашли  отражение  устанавливаемые обстоятельства.  4.  Допрос лица,
заявившего о своем алиби, по вопросам, вытекающим из результатов проделанной
работы по проверке его заявления, предъявление его в необходимых случаях для
опознания другими лицами (или наоборот), производство очных ставок с лицами,
показания которых расходятся с показаниями  проверяемого.  5. Построение  на
основе  полученных  данных  фактической  (объективной) модели исследуемой по
делу ситуации, связанной с алиби.
     6.  Осуществление  сравнительного  анализа  субъективной  и объективной
моделей и формирование вывода об их сходстве либо различии. Вывод о сходстве
сравниваемых  моделей  означает,   что  алиби  подтверждено,  оно   является
истинным.  В  случае несовпадения  моделей необходимо  дать  соответствующую
оценку  характеру, содержанию, степени  различия выявленных расхождений. При
этом  следует  иметь  в  виду, что  обнаруженные  расхождения,  несовпадения
моделей далеко не во всех случаях можно  однозначно трактовать как основание
для вывода о  ложности,  мнимом  характере алиби,  которое при  проверке  не
подтвердилось.  Такой   вывод  неправомерен  при   частном,  второстепенном,
несущественном характере противоречий,  вполне  допустимых и  объяснимых при
условии истинности алиби. Основание для противоположного вывода дает наличие
существенного  противоречия, которое нельзя  объяснить случайными причинами.
Положительное решение вопроса о том, что алиби  ложно, что оно опровергнуто,
возможно лишь в следующих случаях:
     - в  фактической  модели, т. е.  в реальной действительности,  как  это
установлено   объективно,   отсутствуют  важные  элементы  (факты,  события,
обстоятельства, следы),  в  отношении которых заявитель алиби дал показания,
утверждая, что они имели место;
     - указанные заявителем на  допросе факты, события, обстоятельства имели
место   в  реальной  действительности,  однако  их  характеристика  в  части
большинства   или  отдельных,  существенных  сторон,  принципиально   важных
параметров,  признаков,  очевидных  для тех  лиц,  которые  воспринимали  их
непосредственно, значительно  расходится с  той характеристикой,  которая им
дана заявителем алиби;
     -  установлено  наличие  таких  очевидных   обстоятельств,  как  важных
элементов  фактической  модели, о  которых не мог не знать заявитель  алиби,
если бы  это алиби  было  истинным (при условии,  что  заявитель на  допросе
отверг возможность их существования  либо ничего определенного по их  поводу
сказать был "не в состоянии).







     Инсценировка    -     одна     из    разновидностей     противодействия
правоохранительным органам,  ведущим борьбу с преступностью, со стороны лиц,
незаинтересованных  в  выявлении  преступления,  в  установлении  истины  по
уголовному делу, в принятии  обоснованных и правильных криминалистических  и
правовых решений в уголовном процессе. Под инсценировкой понимается создание
на  месте  происшествия   заинтересованным  лицом  (лицами)  обстановки,  не
соответствующей   фактически   происшедшему   на   этом   месте.   Структура
деятельности, связанной с инсценировкой, состоит из следующих элементов:
     - анализ и оценка ситуации, в которой оказался будущий инсценировщик;
     - принятие решения об инсценировке;
     - рассмотрение  возможных вариантов инсценировки и определение наиболее
целесообразного ее варианта;
     -   создание   мысленной   модели   события,   которое   предполагается
инсценировать;
     - реализация разработанной модели;
     - подготовка объяснений, рассчитанных  на то, чтобы убедить других лиц,
включая работников правоохранительных органов, в реальности инсценированного
события и его причин;
     - определение линии  поведения на следствии и подготовка  объяснений на
случай  разоблачения  инсценировки.  Инсценировки  осуществляются   в  целях
создания:  а)  видимости совершения  иного  преступления  в  данном  месте и
сокрытия признаков  подлинного  события; б) видимости происшедшего на данном
месте  события некриминального характера  (чтобы  скрыть  преступление);  в)
ложного  представления  у  лиц,  осуществляющих расследование,  относительно
отдельных    элементов,    сторон    реально    совершенного    преступления
(инсценирование совершения преступления другим лицом, в иных целях,  по иным
мотивам  и  т.д.);  г)  видимости совершения  какого-либо  преступления  для
сокрытия  действительного  события  некриминального характера,  в  раскрытии
которого не заинтересован инсценировщик по тем или  иным причинам (например,
для  сокрытия факта аморального поведения, огласка  которого может повредить
репутации  инсценировщика); д) видимости совершения преступления, которого в
действительности  не было (например, подбрасывание в жилище какого-либо лица
во  время  производства  там  обыска  наркотических  веществ, к  которым  он
никакого  отношения  не  имеет).  Инсценировки  подразделяются  на следующие
разновидности (группы):
     - по субъекту:  а)выполняемые участниками преступления (одним лицом или
группой лиц); б) выполняемые другими лицами,  по просьбе преступника или  по
своей инициативе; в) выполняемые преступником совместно с другими лицами;
     - по месту: а) на месте совершения преступления; б) в ином месте;
     - по времени осуществления: а) до совершения преступления;  б) во время
совершения  преступления;  в)  после  совершения преступления  (либо события
некриминального характера);
     -  по  целям:  а)  сокрытие преступления; б)  сокрытие  некриминального
события: в) в иных целях;
     - по объекту: а) инсценирование преступления; б) инсценирование события
некриминального характера; в)  инсценирование отдельных элементов, подсистем
события;
     -  по  содержанию:  а)  инсценирование  материальных  следов  на  месте
происшествия; б) инсценирование материальных следов в сочетании с выработкой
и   реализацией   соответствующего   варианта  дезинформирующего   следствие
поведения  и  с  сообщением  ложных  сведений.  В  ходе  инсценировки  могут
уничтожаться  все   или  часть   объективно  возникших  материальных  следов
реального события, видоизменяться какие-либо  следы.  Нередко  инсценировщик
реализует свои  цели путем  фальсификации определенных следов, в  частности,
путем  изготовления  и  подбрасывания  на место  происшествия  тех или  иных
материальных  объектов,  способных,  по  его   мнению,  ввести  следствие  в
заблуждение относительно мотивов, личности преступника, места его проживания
и других обстоятельств.  Чаще  всего  инсценировки осуществляются  в  случае
совершения преступлений против личности, сопряженных  с гибелью потерпевших,
а также при преступном посягательстве в отношении имущества.




     В  целях выявления  и  разоблачения  инсценировки  устанавливаются:  1)
обстоятельства   события,   в  связи  с  которым  осуществлена  инсценировка
(характер,  время, место,  участники  события  и  т.д.);  2)  характеристика
инсценированного  события (вид, признаки); 3) участники инсценировки и  роль
каждого  в  содеянном, цели  и мотивы, которыми  они  руководствовались;  4)
обстоятельства  подготовки и осуществления инсценировки (место, время, что и
в какой последовательности было сделано, предметы, материалы, использованные
инсценировщиками  и т.  д.);  5)  последствия инсценировки  (несвоевременное
возбуждение  уголовного  дела,  привлечение  к  ответственности  невиновных,
совершение других преступлений лицами, не понесшими своевременно наказания и
т.  д.);  6)  обстоятельства,  связанные  с  дачей  инсценировщиками  ложных
показаний. Признаком  инсценировки является  обстоятельство (событие,  факт,
след,  поведенческий  акт), несущее информацию  о  том, что в  данном случае
могла  иметь  место  указанная акция. В качестве признака инсценировки могут
выступать самые различные обстоятельства  предкриминальной,  криминальной  и
посткриминальной  природы.  В  основе этих  обстоятельств лежит противоречие
между  тем,  что  произошло в действительности,  и  тем.  что  в  результате
инсценировки  якобы произошло. Инсценировка,  как и любой иной вид поведения
человека, отражается  на материальных объектах живой  и неживой  природы,  в
памяти людей  -  участников и  очевидцев инсценирования, других лиц, тем или
иным  образом  овладевших  соответствующей информацией. Поэтому сведения  об
инсценировке  могут   быть   получены   в   результате   исследования  места
происшествия,    обнаруженных    там   объектов,   а    также   на    основе
оперативно-следственной  работы  с людьми-носителями  искомой  информации. В
качестве   признаков   инсценировки,   выявляемых  при   исследовании  места
происшествия, выступают:
     -  обнаруженные  следы,  которых  не  должно  быть, если бы исследуемое
событие было не мнимым, а реальным (следы-излишки);
     -  следы, которые не  обнаружены  в  силу их  отсутствия, но которые  с
необходимостью должны  были возникнуть в  случае реальности инсценированного
события (следы-недостача); - обнаруженные следы,  которые относятся к  числу
характерных  для   инсценированного   события,   однако   их   состояние  не
соответствует тому.  в котором они должны находиться в сложившейся  ситуации
(по  внешнему  виду,  качеству, количеству и т.  д.). Следы  инсценировки на
месте  происшествия, несущие  информацию об этом событии,  возникают  помимо
воли и желания  инсценировщика. Их образованию способствует волнение, спешка
преступника в условиях дефицита времени, отсутствие необходимых навыков и т.
д. С  другой  стороны,  стремясь представить  событие в выгодном ему  свете,
действуя спокойно, умело и расчетливо, преступник  прилагает максимум усилий
для  наиболее оптимального,  как  ему  представляется,  достижения  цели, но
теряет при  этом чувство меры, ощущение реальности. В таких случаях он может
оставить  чрезмерно,   нереально   большое  количество  следов  имитируемого
события,  причем  придав  им  ярко выраженный характер,  броский вид. Подчас
такое  перевыполнение  цели, накладывающее  на создаваемый  образ  отпечаток
неестественности,  может  привести  к   обратному   результату:  не  убедить
следователя в том, что все  было  так.  как ему объясняют слова или действия
заинтересованных лиц,  а вызвать у  него сомнение  в реальности исследуемого
события.  Так,  на   убийство,  замаскированное   под   самоубийство,  могут
указывать,  в  частности,  такие  признаки,  как:  отсутствие подставки  под
висящим  в  петле  трупом,  ноги  которого  не  касаются  пола   или  земли;
установление  факта образования странгуляционной  борозды  после наступления
смерти;  установление  факта, что потерпевший не  мог написать  предсмертную
записку,  поскольку  был неграмотным;  и  др.  Об  инсценировке кражи  могут
свидетельствовать, например,  следы  взлома  изнутри  помещения,  отсутствие
металлических  опилков  при  наличии замка  с перепиленной  дужкой,  размеры
пролома,  недостаточные  для   проникновения   через   него   человека   или
протаскивания  похищенного. В качестве признаков, указывающих на возможность
инсценировки того или иного вида, могут выступать и действия инсценировщиков
после  инсценировки,   неадекватные   ситуации,  позволяющие  усомниться   в
истинности  того,  что  обнаружено  на  месте  происшествия,  в  правдивости
объяснений  случившегося.  Это  происходит,  например,  когда  инсценировщик
невольно проговорился  на допросе, бравировал фактом своего участия  в  этой
акции  в  процессе   неформального  общения  с  посторонними   лицами.  Суть
инсценировки и операции по ее  разоблачению сводится к следующему:  1. имело
место какое-либо событие, в связи  с которым в обстановке места происшествия
возникли соответствующие следы; 2. участник события строит  мысленную модель
иного,  возможного  в  данной  ситуации  события  и  реализует ее  на  месте
происшествия  путем видоизменения  первичной обстановки, придания  ей  вида,
который, по мнению  инсценировщика, соответствует моделируемому событию:  3.
поскольку мысленная модель и результаты ее материализации не могут совпадать
по всем параметрам, не все признаки  модели объективно удается подогнать под
признаки  мнимого  события,  а все признаки реального события уничтожить или
изменить   полностью.  В  силу   этого   создается  возможность  восприятия,
"прочтения" реального события  сквозь  маскирующую завесу инсценировки.  Эта
возможность переходит  в реальность в результате обнаружения и "расшифровки"
признаков, характерных  для скрываемого  события  и несвойственных признакам
имитируемого, мнимого события. В этих целях следователем осуществляется:
     - построение мысленной модели события, признаки которого с очевидностью
представлены  в обстановке места происшествия и как бы лежат на поверхности,
навязывая мысль, что все произошло именно так, а не иначе;
     -построение  конкурирующих моделей  других событий, возможных  в данной
ситуации (например, должностного хищения, скрываемого под видом кражи, якобы
совершенной посторонним лицом; убийства, завуалированного под самоубийство);
     -изучение моделей, выведение из них следствий и проверка последних;
     - установление реальности одних следствий и нереальности других:
     -  обеспечение  сравнительного  анализа,  не  исключенных  из  проверки
моделей  и  обнаруженных   следов,  формулирование  вывода  об  адекватности
какой-либо модели оригиналу (событию, имевшему место в действительности);
     -  принятие   мер   по  получению  дополнительных   данных,  объективно
подтверждающих реальность данной модели и исключающих возможность ошибки;
     - принятие решения о завершении процесса идентификации события со всеми
вытекающими из этого правовыми  последствиями. Эта  схема  реализуется путем
производства  осмотра   места   происшествия,   допроса  лиц,   обнаруживших
исследуемые события, а также лиц, имеющих отношение к месту  происшествия на
бытовой, служебной  и иной основе, изучения медицинских и других  документов
потерпевших, экспертного исследования различных объектов.







     В общежитейском смысле  ложь - это неправда, вымысел.  Лгать  -  значит
скрывать правду, искажать действительное положение  вещей  и состояние  дел.
Выделяются два вида  лжи:  а)  пассивная  ложь,  т. е. непередача  сведений,
которые известны (умолчание);  б)  активная ложь, т. е.  сообщение  заведомо
ложных сведений.  Пассивная ложь бывает полной, частичной, а также тем.  что
называется  запирательством.  Активная  ложь  подразделяется  на:  а)  ложь,
целиком состоящую из вымысла; б) частичную ложь (соединение элементов правды
с  элементами лжи).  Ложь,  базирующаяся на  подтасовке фактов,  формируется
путем:
     - исключения отдельных элементов события:
     - дополнения реального события вымышленными элементами;
     -  перестановки отдельных элементов  события во времени и пространстве.
Криминалистическая  интерпретация  этих понятий  предполагает дачу  ложных и
заведомо  ложных показаний по поводу тех или  иных обстоятельств, подлежащих
установлению.  Ложные показания могут быть даны в  силу  заблуждения. Однако
заведомо  ложные  показания   всегда   являются   разновидностью   активной,
преднамеренной  лжи. В этом случае  имеется в виду  сообщение следствию  или
суду  ложной  информации  с   целью  обмануть  допрашивающих,  ввести  их  в
заблуждение. По  своему характеру  (направленности)  ложные показания  могут
быть:
     - оправдательными;
     - обвинительными;
     -одновременно обвинительными  в  отношении одних  и  оправдательными  в
отношении других лиц;
     -нейтральными  (например,  сообщение  ложных сведений  о  преступлении,
которое  не совершалось, без указания на  конкретное лицо, якобы совершившее
это  преступление).  В  основе  непреднамеренной  лжи  могут  лежать   самые
различные  причины,  обусловленные  психическими,  физическими,  логическими
факторами (преклонный  возраст, травма головы, отрицательно сказывающиеся на
процессе  правильного  восприятия,  сохранения и воспроизведения информации;
низкий  образовательный и интеллектуальный  уровень, приводящий к  ошибкам в
посылках,  к ошибкам  в  отношении  тезиса,  в  аргументации и  т. п.).  Для
преднамеренного лжесвидетельства характерны иные основания. Заведомо  ложные
показания  чаще  всего даются для  того,  чтобы: а)  помочь  виновным  лицам
избежать   уголовной   ответственности;   б)   смягчить   вину   обвиняемого
(подсудимого);  в)  преувеличить  вину  лица,  подлежащего  привлечению  или
привлеченного  к  уголовной  ответственности;  г)  оговорить  невиновного  в
совершении преступления,  к которому  он не имеет  никакого отношения,  либо
оговорить его  в совершении мнимого,  не существующего преступления. Процесс
формирования  заведомо   ложных   показаний   предполагает  последовательное
прохождение   следующих  стадий:   1)   восприятие   истинного  события;  2)
запоминание и осмысление этого события; 3)  осознание цели  сообщения ложных
сведений и последствий данного акта; 4)  переработка воспринятого и создание
мысленной модели задуманного лжесвидетельства; 5)  удержание в памяти модели
ложных показаний, построение  модели процесса их сообщения  на  допросе;  6)
воспроизведение ложных показаний на  допросе. Причинами, порождающими ложные
показания свидетелей и потерпевших, могут быть:
     -  воздействие,  которое  они испытали со стороны заинтересованных  лиц
(просьбы последних, уговоры, угрозы, подкуп, шантаж и т. п.);
     - болезненное состояние психики;
     - личная заинтересованность в исходе дела;
     -намерение  избежать  нежелаемого обременительного  участия в уголовном
процессе;
     -  нежелание  помочь  правоохранительным органам в  установлении истины
из-за  негативного  отношения к их работе, конкретным работникам. В генезисе
лжи  существенную  роль играют  эмоции  человека: страх,  гнев,  злорадство,
зависть,  тревога,  надежда,   отчаяние   и  прочив.   В   качестве  мотивов
лжесвидетельства   могут  выступать  корыстные  побуждения,  ложно   понятые
интересы коллектива,  чувство  товарищества, попытка  самоутверждения  таким
способом и т. п. Причины лжесвидетельства подозреваемых, обвиняемых:
     -  намерение  уклониться  от  уголовной  ответственности  и  возмещения
причиненного вреда; -  намерение смягчить ответственность, сохранить нажитое
преступным   путем  имущество,   иные   добытые  незаконно   блага,   права,
преимущества;
     - воздействие  на  допрашиваемых со стороны других,  заинтересованных в
ложности их показаний лиц.  Делается это из: а) опасения, что признание вины
может изменить  в худшую сторону судьбу  допрашиваемого  и  его  положение в
обществе, повредить собственной репутации, причинить иной вред себе и другим
людям;  б) желания отомстить соучастнику или иным лицам; в) боязни мести  со
стороны соучастников, других  заинтересованных лиц: г) корыстных  побуждений
или соображений получения иной выгоды. Одной из разновидностей  активной лжи
является оговор. Под  оговором понимается заведомо ложное  показание  одного
обвиняемого в отношении другого. Оговор может быть простым (обвинение одного
лица  в совершении одного преступления)  и  сложным (обвинение одного лица в
совершении нескольких преступлений или  нескольких  лиц в  совершении одного
либо нескольких преступлений). Активная  ложь реализуется  не только в форме
заведомо ложных показаний свидетелей и потерпевших, а также оговора, но и  в
форме самооговора, ложного алиби.  Самым непосредственным  образом  с данной
разновидностью  лжи  связана  такая  акция  преступников,  как  инсценировка
обстановки на месте происшествия.




     Событие  лжи  считается  доказанным только в том  случае, когда по делу
установлены следующие обстоятельства:
     - когда, где,  при каких обстоятельствах,  в какой  форме  имела  место
ложь;
     -  кто,  кому,  в  каких  целях,  из  каких  побуждений сообщил  ложные
сведения;
     - является ли ложь простым заблуждением или  преднамеренной, спонтанной
или подготовленной заранее;
     -  какие  обстоятельства и  какие лица  повлияли на то,  что  были даны
ложные показания;
     - каким  образом, с  участием каких лиц подготавливалась преднамеренная
ложь,  не  сопряжена  ли она  с  созданием  искусственных доказательств  для
придания видимости правдивости сообщенных сведений;
     -  к  каким  последствиям привела ложь в уголовном процессе  и  за  его
пределами;  -  когда, кому, какой  причинен вред.  Признаки лжи. Выявлению и
разоблачению  ложности  показаний   способствует  знание  признаков  лжи.  В
качестве  признаков  лжи  могут   выступать  следующие   обстоятельства:  1)
противоречие  между  сообщаемой  информацией  о  каком-то  обстоятельстве  и
сведениями по этому же поводу из других источников; 2) сообщение одним лицом
различных  сведений  по одному  поводу; 3) неопределенность,  неконкретность
сведений,  содержащихся  в  показаниях;   4)  подозрительное  совпадение   в
мельчайших  деталях  показаний  нескольких  лиц  об  одном  и  том  же;   5)
"проговорки" в высказываниях, указывающие на осведомленность якобы ничего не
знающего  допрашиваемого лица относительно обстоятельств события, по  поводу
которого  оно допрашивается: 6) наличие в показаниях фраз, выражений,  слов,
не  соответствующих  уровню  развития   допрашиваемого  лица;  7)   бедность
эмоционального   фона   показаний   (схематичность,   безликость,  бледность
показаний); 8) упорное  подчеркивание  своей  добропорядочности  и социально
полезной заинтересованности  в  чем-либо; 9) уклонение от  ответа  на прямой
вопрос; 10)  сокрытие очевидных фактов,  которые не  могли  быть не известны
допрашиваемому.  Структура  тактической операции по  разоблачению лжи  может
быть схематично  изложена следующим  образом. 1)  Допрашиваемое лицо  вместо
модели,  адекватной  тому,  что  им  было  воспринято  в   действительности,
предлагает  собственную,  не  соответствующую   реальности  модель  (версию,
объяснение, интерпретацию) события, факта, обстоятельства. 2) Наряду с этим,
как  вытекает  из материалов дела, существует другая модель  события (факта,
обстоятельства), полностью либо в какой-то  части не  совпадающая с моделью,
которую   предложило   допрашиваемое   лицо   (это   позволяет   заподозрить
допрашиваемое  лицо  в  лжесвидетельстве).  3)  В  ходе  проверки  сведений,
сообщенных заподозренным, они не находят своего подтверждения, в связи с чем
его  вариант   объяснения  события  отвергается   как   не   соответствующий
действительности.  На основе собранных данных делается  вывод  о  совершении
лжесвидетельства. Этот вывод  доводится до сведения лжесвидетеля, в качестве
ожидаемой реакции  которого  на это может произойти  изменение  его позиции,
признание факта лжесвидетельства и дача им правдивых показаний. Следственные
действия,  которые  проводятся  по  делу  в связи  с построением и проверкой
версии о возможности лжи, могут  быть разбиты на четыре группы: 1) действия,
направленные на предотвращение лжи; 2) действия, направленные на распознание
лжи;  3)  действия,   направленные   на  разоблачение  лжи;   4)   действия,
направленные на  изменение позиции лжеца,  формирование у него установки  на
отказ  от ложных показаний и дачу правдивых показаний. Данная  классификация
выступает в качестве основы группировки  тактических приемов, реализуемых  в
рамках  соответствующих   тактических   операций.  Так,  одним   из  средств
предотвращения   лжи   является   использование   на   допросе   звуко-  или
видеозаписывающей  аппаратуры  с  предварительным  предупреждением  об  этом
допрашиваемого. Предъявление на допросе  доказательств, опровергающих ложные
показания допрашиваемого лица,
     -  важное  и  достаточно  эффективное  средство  формирования  у  лжеца
установки на изменение его позиции. Тактическая операция по разоблачению лжи
обычно начинается с допроса лица, сообщившего ложные сведения, и завершается
его же повторным допросом с использованием результатов выполненных действий.
В  ходе  допроса  могут  задаваться вопросы  различных  видов:  побуждающие,
направляющие,   детализирующие,    дополняющие,   уточняющие,   контрольные,
сопоставляющие,  напоминающие,  разъясняющие,  уличающие.  Арсенал  приемов,
которые реализуются при допросе лжеца,  весьма значителен.  Вот некоторые из
них:
     -  разъяснение  допрашиваемому  необходимости  сообщения  им  правдивых
сведений;
     -детализация показаний с целью выявления противоречий;
     -  повторное  напоминание  об   ответственности  за   лжесвидетельство,
разъяснение возможных отрицательных последствий, которые  могут  наступить в
таком случае;
     - выяснение контрольных обстоятельств, позволяющих проверить истинность
сообщаемых сведений;
     -  предъявление   доказательств   в   различной  последовательности  (с
нарастающей доказательственной силой либо сразу наиболее веского);
     - оставление допрашиваемого в неведении относительно характера и объема
доказательств, которыми располагает следствие;
     - повторный допрос по уже исследованным вопросам:
     -  демонстрация  возможностей следствия в деле  установления истины без
участия допрашиваемого и даже в случае его противодействия расследованию;
     -  проведение   допроса  в  присутствии  других   лиц,   в   частности,
специалиста,  а  в необходимых  случаях  и  с его  участием  (для устранения
эмоционального, смыслового, терминологического, языкового барьеров и т. д.);
     -   стимулирование  положительных   качеств  характера  допрашиваемого.
Различные  типы  и   виды  приемов  разоблачения  лжи   применяются   и  при
производстве  иных  следственных  действий  как  элементов   соответствующей
тактической операции. В их круг чаще всего входят: допрос иных лиц, проверка
показаний  на  месте,  следственный  эксперимент,   обыск,  различные   виды
следственного осмотра, экспертиза, очная ставка. Особое место  в тактической
операции  разоблачения  лжи  занимает  прием,  который  может   быть  назван
комбинацией  очных  ставок.  Речь  идет   о  сериях  очных  ставок,  которые
целенаправленно  проводятся лицу, давшему ложное показание, с другим  лицом,
уличающим его во лжи (делается это неоднократно,  в разное время и по поводу
различных элементов  лжи),  либо  с несколькими  лицами.  В последнем случае
очные ставки  проводятся по поводу  какого-либо обстоятельства, эпизода либо
по  поводу  различных  элементов  одного  эпизода и по  различным  эпизодам.
Эффективность  подобных  комбинаций  возрастает  в  том  случае,   когда   в
промежутках между очными  ставками выполняются  иные следственные действия с
участием разоблачаемого во лжи (ими могут быть допросы, предъявление его для
опознания, ознакомление с заключениями экспертиз, опровергающих его доводы и
заявления либо ставящих их под сомнение, и другие следственные действия).




     Самооговор  трактуется  как  заведомо ложные  показания  подозреваемого
(обвиняемого)  по  поводу  своей  мнимой  причастности к  совершенному  либо
несовершенному   преступлению.    Самооговор   подразделяется   на   простой
(самообвинение)  и  сложный, содержащий  наряду с  самообвинением  обвинение
других лиц.  Различают: а) полный  самооговор (при абсолютной непричастности
заявителя  к преступлению);  б)  частичный самооговор (если  причастность  к
преступлению  в  какой-то   мере  существует);  в)  реальный  самооговор  (в
отношении преступления, действительно  кем-то совершенного);  г)  нереальный
самооговор  (в отношении  вымышленного преступления). Самооговор  может быть
вызван:
     -   стремлением   помочь   родственникам,   иным  людям  уклониться  от
ответственности за совершенное ими преступление:
     -  стремлением  облегчить  свое  положение  (например, улучшить условия
содержания под стражей);
     -  намерением  добиться  для  себя  каких-либо  льгот,  преимуществ  по
сравнению с  другими лицами,  попавшими  в его положение (например, получить
внеочередное свидание с родственниками, продуктовую передачу);
     - боязнью расправы со стороны действительных виновников содеянного;
     - желанием попасть в места заключения  с  целью  замести следы другого,
более тяжкого  преступления,  совершенного  им, избавиться  от алкоголизма и
других дурных наклонностей, привязанностей, связей:
     -  намерением ввести следствие  в  заблуждение в надежде  в  дальнейшем
отказаться   от  своих  показаний   и   избежать   ответственности  как   за
действительно совершенное, так и за мнимое преступление:
     -  стремлением  выгородить  соучастников,  как можно  быстрее  добиться
окончания следствия и попасть в лагерь для заключенных;
     -   безысходностью  на  почве  подавленного   морального   состояния  и
отсутствия реальных  перспектив иного  выхода из сложившейся неблагоприятной
ситуации;
     - необъективностью, предвзятостью ведения следствия, мерами незаконного
воздействия со  стороны следователя и других лиц, оказывающих  ему помощь  в
расследовании;
     -   болезненным  расстройством  психики.   Обстоятельства,   подлежащие
установлению: 1)  обстоятельства  дела, в связи  с  расследованием  которого
получены  данные  о самооговоре (время, место, вид преступления и т. д.); 2)
сведения    о    личности   (подозреваемого,    обвиняемого,    осужденного)
заподозренного  в  самооговоре;  3) событие  самооговора (его  время, место,
мотивы  и  другие   обстоятельства);  4)   обстоятельства,  предшествовавшие
самооговору и обусловленные им: а) когда, кем, при каких обстоятельствах, из
каких  источников  были  получены  сведения,  давшие  основания  заподозрить
заявителя  в  самооговоре;  б)  какие  меры  и методы были осуществлены  для
проверки, углубления, уточнения, развития исходных данных; в) применялась ли
в отношении  заподозренного мера пресечения, кем, когда,  в  каких условиях,
как долго  он  содержался под  стражей; г)  как реагировал самооговорщик  на
задержание, привлечение его к  уголовной ответственности; д) какие изменения
произошли  в  условиях  его  содержания,  в  отношениях  к  нему  со стороны
работников   органов  дознания,  предварительного  следствия,  администрации
учреждения, в  котором он находился  в изоляции после того,  как он  признал
свою вину: е) к каким  негативным последствиям  привел  самооговор,  как  он
повлиял на установление истины по делу, на  судьбу самооговорщика  и  других
людей (например, на привлечение невиновных к ответственности,  на применение
к ним мер пресечения); 5) нарушения законности по делу (если имели место, то
в чем они выражаются, кем, когда, по каким причинам допущены, меры, принятые
в отношении нарушителей). Признаки самооговора:
     -  получение достоверных  данных,  исключающих  возможность  совершения
преступления  подозреваемым (обвиняемым, осужденным), в том числе сведений о
том, что это преступление в действительности совершено другими лицами;
     -   обнаружение  доказательств,   ставящих   под  сомнение  правдивость
показаний  подозреваемого  или  обвиняемого  о  совершенном им  преступлении
(например,   получение   показаний  свидетеля,  видевшего  признавшегося   в
содеянном во  время преступления далеко от  места его совершения;  получение
заключения  эксперта  о том, что смерть потерпевшего  наступила в результате
иной причины, нежели та, о которой показал подозреваемый или обвиняемый);
     - факт отказа подозреваемого или обвиняемого от ранее данных показаний,
в которых  он  сообщал  о своей причастности  к  преступлению.  Установление
признака, указывающего  на возможность  самооговора,  еще  не означает,  что
самооговор  действительно  имел место. Вывод об  этом  в  окончательном виде
может быть сделан лишь по результатам проверки версии о самооговоре, а также
других конкурирующих версий иного порядка (например, о возможности заявления
ложного  алиби, о том, что,  признавшись в содеянном, обвиняемый сознательно
ввел   следствие  в  заблуждение   по  поводу  тех  или  иных  обстоятельств
преступления  в надежде в дальнейшем отказаться от своих показаний, ссылаясь
на противоречие между  его объяснением тех или иных фактов и тем, как было в
действительности).
     Версии:
     1) общие версии:
     - показания о самооговоре являются ложными, самооговора не было;
     -  самооговор имел место.  2)  частные  версии  при  мнимом самооговоре
(заявление   о   самооговоре   ложно  и  сделано  в  целях   уклониться   от
ответственности  за совершенное преступление, в  иных целях: по  собственной
инициативе, по инициативе других лиц и т. д.). Частные версии, проверяемые в
рамках общей версии о реальности самооговора: а) по целям самооговора:
     - чтобы скрыть другое, более тяжкое преступление:
     - чтобы  изменить место  и обстановку, режим  содержания под стражей на
более благоприятные;
     - чтобы прекратить незаконное  психическое  и физическое воздействие со
стороны работников, осуществляющих расследование, и  других лиц, действующих
под их диктовку; ~  по иным соображениям (например, чтобы пережить  холодную
зиму не на улице, а под крышей тюрьмы; помочь своему близкому, взяв на  себя
его преступный "грех"); б) по источнику информации, использованной  при даче
показаний о несовершенном преступлении:
     -  сведения  об  обстоятельствах   и  деталях  преступления  подсказаны
самооговорщику лицом, осуществлявшим расследование или  участвовавшим в  его
оперативном, технико-криминалистическом и ином обеспечении;
     - использована информация других лиц (например, сокамерников), прессы;
     - обстоятельства  и детали  содеянного смоделированы, на тех сведениях,
которые стали известны самооговорщику  по ходу допросов и  участию в  других
следственных действиях; в)  по  состоянию, которое  испытывал  самооговорщик
после самооговора:
     - переживал,  мучился, заболел на этой почве, искал сочувствия, помощи:
поддержки у окружающих;
     -  относился к этому  безразлично; вел себя  так, как  будто ничего  не
произошло:
     -  был   удовлетворен  избранной  линией  поведения,   гордился  собой,
бравировал  тем,  что  пошел  на  самооговор. Версия  о возможном  нарушении
законности как  причине  самооговора  может быть конкретизирована  следующим
образом:
     -  нарушения  законности  имели  место  по  неопытности,   доверчивости
следователя,   поверившего  в  правдивость  "признательных"   показаний;   -
нарушения законности  были допущены преднамеренно и  сопряжены с фабрикацией
доказательств  мнимой виновности  оговорившего себя. По делам о  самооговоре
могут выдвигаться и проверяться и другие  версии (например, по тому, кто был
инициатором самооговора). Проверка версии о самооговоре. При наличии  данных
о возможности самооговора прежде всего необходимо допросить лицо,, заявившее
о том,  что  имел место факт самооговора.  Это заявление может  быть сделано
другим лицом,  а  не тем, кто подозревается  в  оговоре себя.  В этом случае
выясняется, когда и каким  образом  заявителю  стало известно о самооговоре,
какие основания имеются для вывода о самооговоре, не является  ли этот вывод
лишь  предположительным,  что  подтолкнуло  допрашиваемого  на  заявление  о
самооговоре подозреваемого (обвиняемого, осужденного), в каких отношениях он
состоит  с  последним.  Если  же  заявление  о   самооговоре  сделано  самим
подозреваемым  (обвиняемым,  осужденным),  то  в  ходе  его допроса  следует
выяснить вопросы:  а) когда, где, в связи с чем созрело решение  сделать это
заявление: б)  с  кем делился  информацией о  самооговоре; в)  в силу  каких
причин и с  какой целью оговорил себя:  г) из  каких  источников  почерпнуты
сведения  об обстоятельствах  преступления, в совершении  которого  оговорил
себя (если это было сделано под воздействием  других лиц, то со стороны кого
и в какой форме  было оказано воздействие, когда и при каких обстоятельствах
это произошло, кому об этом  известно из числа третьих лиц); г) имеется ли у
него   алиби  и  каким  образом  оно  может  быть  подтверждено;  д)   какие
обстоятельства  и имеющиеся в деле доказательства могут свидетельствовать  в
пользу реальности  самооговора и  его  мотивов. Затем необходимо осуществить
глубокий  и всесторонний  сравнительный анализ показаний  об обстоятельствах
самооговора и  показаний  обвиняемого,  которые  он давал до признания своей
виновности и после того, как признался в содеянном, вплоть до момента отказа
от  своих "признательных"  показаний.  Таким  путем  могут быть  установлены
данные, противоречащие утверждению  о  самооговоре либо  указывающие на  его
возможность. В ходе дальнейшего расследования надлежит: а) на базе  изучения
материалов   уголовного    дела    получить   представление   о    состоянии
доказательственной базы по делу до того, как обвиняемый признал свою вину, и
ее  развитии  после  этого обстоятельства; б)  уточнить,  что  было известно
следствию об  обстоятельствах содеянного до признания; в) выявить,  получены
ли  были следствием  такие  новые доказательства  после признания обвиняемым
своей вины, которые не могли быть собраны без его  показаний;  г) проверить,
нашли ли эти  показания  объективное подтверждение в материалах  дальнейшего
расследования  или   остались  голословными;  д)  ответить  на   вопрос,  не
противоречат ли  сведения об  обстоятельствах  преступлениях, полученные  от
обвиняемого  после  признания  им  своей  вины,  другим объективным  данным,
имевшимся  до  этого или  собранным в  дальнейшем.  На базе полученных таким
образом результатов разрабатывается программа следующего этапа расследования
по дальнейшей отработке версий о реальности или  мнимости самооговора. В ней
предусматривается  необходимость  глубокого  исследования алиби обвиняемого,
доводов и  суждений по  поводу события  и причин  самооговора  (это делается
путем допроса всех лиц, на которых ссылается заявитель о самооговоре, поиска
и  исследования документов,  других источников  информации, в которых  могут
содержаться   сведения,   подтверждающие   или   опровергающие   утверждения
заявителя, проведения в необходимых случаях очных ставок, криминалистических
и иных экспертиз, в том числе судебно-психиатрической экспертизы в отношении
обвиняемого).  Оценка  собранных данных позволяет  принять и соответствующим
образом   реализовать  необходимые  в  таких  случаях  правовые  решения  (о
прекращении  уголовного  преследования  в  отношении невиновного лица,  если
заявление о самооговоре нашло объективное подтверждение, и его реабилитации;
о  возбуждении  уголовного  дела  в  отношении  лиц,  допустивших  нарушение
законности,  если  это установлено;  о  направлении дела в суд  по обвинению
заявителя  в  совершенном им преступлении  в случае  установления,  что  его
показания о  самооговоре являются ложными). В  следственной практике имеются
примеры самооговора, установление которого  было  сопряжено  с  преодолением
серьезных  трудностей.  Подобные ситуации  главным образом возникали  тогда,
когда оговорившее себя  лицо находилось во время преступления  на месте  его
совершения,  но  участия  в  нем  не  принимало  (оказалось  там случайно  и
наблюдало за  происходящим в роли зеваки; активно вмешивалось в происходящее
в целях  пресечения преступления и  т. д.).  В  этом случае особое  значение
приобретает глубокое исследование вопросов о том: а) по каким причинам лицо,
подозреваемое в  самооговоре,  оказалось на  месте  происшествия;  б)  какие
объективные  данные  могут  быть  обнаружены  здесь  для  подтверждения  или
опровержения  версии  о  самооговоре  и   каким   образом  они  могут   быть
использованы для развития доказательственной базы того или другого плана: в)
в силу каких обстоятельств,  из каких побуждений и соображений подозреваемый
или обвиняемый мог оговорить себя  в том, чего он  не  совершал.  Разрешению
сложившейся  ситуации  способствуют:  а)  обстоятельный, с  выяснением  всех
необходимых  деталей допрос  лица, подозреваемого в  самооговоре; б) выход с
ним на место происшествия  с  целью проверки его показаний; в) осуществление
всестороннего раздельного, а затем сравнительного анализа показаний, которые
давало проверяемое лицо  до момента признания им  своей  вины в содеянном, и
показаний, которое оно давало, признавая свою вину, а также после  отказа от
них, сопоставление их с показаниями других лиц, уличавших его в содеянном, и
тех, которые свидетельствовали в его пользу, как непричастного к содеянному,
с   другими  данными,  полученными  в  ходе  осмотра  места  происшествия  и
производства иных  следственных действий;  г)  получение и  изучение  данных
оперативного   характера   о   поведении   и   высказываниях  подозреваемого
(обвиняемого) по поводу случившегося с ним вне пределов кабинета следователя
(в  кругу  знакомых,  в  следственном изоляторе и  т.  д.);  д)  обеспечение
сравнительного анализа  всего  комплекса информации, полученной из различных
источников,  в   целях  выявления  обстоятельств,  опровергающих   версию  о
самооговоре либо подтверждающих  ее; е) определение  того, какие неизвестные
обстоятельства должны  быть установлены  при проверке построенных версий,  а
также  какие обстоятельства должны  быть  подвергнуты дополнительному, более
глубокому изучению  на  основе  производства  повторных либо  дополнительных
следственных  действий, направленных  на  поиск новых  носителей информации,
имеющей значение  для дела, их исследование,  а также полное  или  частичное
исследование ранее отработанных источников информации.








     Общественно опасные деяния совершаются как психически здоровыми людьми,
так  и   лицами  с   различными  расстройствами  психики.  Среди   последних
выделяются: 1) невменяемые;  2)  вменяемые,  но до вынесения судом приговора
заболевшие душевной болезнью, лишающей их возможности отдавать отчет в своих
действиях  и  руководить  ими;  3)  лица,  у  которых  имеются   психические
нарушения, не  исключающие  способность  этих  лиц  отдавать отчет  в  своих
действиях и руководить ими. В сферу уголовно-правового реагирования попадают
лица, имеющие различные психические недостатки (дебилы, психопаты и другие).
Дебильность  представляет  собой  легкую  степень  врожденного  слабоумия  -
олигофрении. Различают глубокую, среднюю и легкую формы дебильности. Дебилов
разделяют на две группы: тупых (адинамичных) и возбудимых (гипердинамичных).
Общим   для   всех   дебилов   является  признак  дефектности   мыслительной
деятельности: они неспособны  к  полноценному отвлечению,  обобщению,  у них
отсутствуют критические способности,  запас знаний  крайне скуден,  суждения
примитивны, память в большинстве случаев слабая, внимание нарушено. Они, как
правило,  повышенно  внушаемы.  Психопаты  -  это   люди,  характеризующиеся
патологией   эмоционально-волевой  сферы,   уродством  характера,   мешающим
социальной  адаптации   личности.   Существуют:   1)  возбудимые  психопаты,
отличающиеся  несдержанностью,  злобностью реакции,  выражающейся  в  бурных
эффективных   разрядках,    которые   нередко    сопровождаются   нанесением
оскорблений, побоев окружающим:  2)  тормозимые  психопаты;  3) истерические
психопаты  (главной особенностью  которых  стремление во что бы то  ни стало
обратить  на себя внимание окружающих, а также отсутствие объективной правды
как по  отношению к  другим,  так и  по  отношению к  себе); 4) неустойчивые
психопаты: 5) параноические  психопаты; 6)  мозаичные  психопаты,  в психике
которых  присутствуют  признаки психопатии  различных видов; 7)  сексуальные
психопаты (садисты, гомосексуалисты, мазохисты и т. д.).
     Лицами  с  психическими  аномалиями  также  считаются:  а)  хронические
алкоголики; б)  эпилептики; в) лица с остаточными явлениями черепно-мозговых
травм: г)  лица, впавшие в  реактивное состояние (психогенные  реакции), для
которых характерны временные, обратимые нарушения психической  деятельности,
возникающие в результате душевных травм; д) лица, страдающие психофизическим
инфантилизмом,  который   характеризуется  сохранением  в   зрелом  возрасте
психических  и  физических  особенностей,  свойственных  детскому  возрасту.
Указанными   лицами   могут  совершаться   и  совершаются   самые  различные
общественно  опасные  деяния,  среди  которых,  однако,  доминируют  деяния,
связанные с посягательством на жизнь, здоровье, телесную неприкосновенность,
честь,   достоинство  граждан,  а  также  на  имущество.  При  осуществлении
расследования  по делам в  отношении  лиц с психическими  аномалиями следует
учитывать,  что  их психическая неполноценность  может отражаться  во внешне
наблюдаемом  поведении  на месте  происшествия, не характерном для поведения
психически  здоровых лиц. Это  нередко  находит свое выражение в своеобразии
образуемых  ими  материально-фиксированных  следов.  Отмеченные  особенности
указанных лиц и  их общественно опасного  поведения, диагностируемые вначале
на  предположительном  уровне,   предопределяют  своеобразие  обстоятельств,
подлежащих установлению, специфику  типичных  следственных  задач,  средств,
путей и методов их  решения. В ходе выявления лиц с психическими аномалиями,
их изобличения в совершении расследуемого деяния  могут оказаться  полезными
сведения о  типичных признаках людей  данной категории. Большинство  из  них
характеризуются  низким  образовательным  и  культурным  уровнем  (в  первую
очередь  это  характерно для  лиц,  склонных  к  совершению  насильственных,
корыстно-насильственных    преступлений).    Довольно   часто    фактическая
образованность  не  соответствует   документальным   данным   о   полученном
образовании.   Важным   показателем  психической  неполноценности   является
злоупотребление алкоголем и Наркотиками. Иногда наблюдаются и несоответствие
интересов,  увлечений  психически  неполноценных  лиц  их  интеллектуальным,
образовательным и иным  возможностям. Психологически объяснимые потребности,
интересы, увлечения, намерения могут принимать гипертрофированный характер и
сопровождаться   паталогической   фиксированностью   на  сексуальной   сфере
(эротомания),  религиозном фанатизме, суевериях и  тому подобных явлениях. У
психически  больных может  наблюдаться  ущербность  речевой  продукции.  Она
проявляется   в:   дефектности   произношения   (неправильная   артикуляция,
шепелявость,   заикание,   картавость   и   т.   д.):   нарушениях   смысла,
"соскальзывании"  с  правильного  хода  мыслей  на   ложный;   пустопорожнем
мудрствовании; низком уровне общения; отклонениях  от нормы в темпе речи, ее
продуктивности, интенсивной отвлекаемости на новые предметы; безостановочном
говорении; ускорении темпа речи и, наоборот, его замедлении; утрате активных
побуждений   к   речи,  вязкости,   чрезмерной   обстоятельности;  скудности
словарного запаса,  штампованности речи, обилии  таких слов, которые создают
впечатление   "сюсюканья";  неуместном   употреблении   вычурных   оборотов,
замысловатых  фраз,   резко   выраженной  экспрессивности   или,   наоборот,
однообразности  и   невыразительности  речи.   Признаки   внешнего   облика,
выражающие психическую не полноценность: а) внешнесоматические (диспропорции
тело   сложения,  состоящие  в   несоответствии,  в  несоразмерности  частей
туловища;  ассиметрия лицевого скелета;  аномалии строения  черепа:  наличие
детской  внешности у  взрослого  чело века);  б)  функциональные  (различные
двигательные,  а  также  мимические расстройства); в)  странности  в  манере
одеваться и в состоянии одежды (неопрятность, нелепость, вычурность одеяния:
резкое несоответствие одежды возрасту, сезону,  ее неэстетичная,  вульгарная
яркость, контрастность элементов одежды). Для лиц с  психическими аномалиями
также характерны: чрезмерная мнительность, особая застенчивость и ранимость,
гипертрофированная жажда справедливости,  излишняя угодливость,  слащавость,
крайняя  несдержанность,  злобность,  агрессивность,  лживость,  безудержное
хвастовство, спокойное  отношение к изобличению в  лживости. Учебно-трудовая
деятельность у них обычно осуществляется ненадлежащим образом,  сопряжена  с
завышенными  претензиями,  неуживчивостью  в   коллективах,  конфликтностью,
безразличием к процессу, результатам учебы и труда: характерна часто  внешне
не мотивированная  перемена  места и вида  деятельности.  Семейные отношения
чаще   неблагоприятные,   что   обусловлено   мелочностью,   конфликтностью,
эмоциональной холодностью  к близким  родственникам, абсурдной  скаредностью
или,  наоборот,  бессмысленной расточительностью,  необосноваными упреками и
обвинениями  по  мнимым,  несуществующим  или сильно  раздутым  поводам.  Их
поведение  на  следствии часто характеризуется вызывающими, демонстративными
актами (немотивированный отказ от  дачи показаний  и  подписания протоколов,
проявление   суицидных   тенденций,   уничтожение  следственных  документов,
заглатывание  различных предметов,  многочисленные экспрессивные претензии к
следствию  по поводу якобы проявленной по отношению к ним  несправедливости,
необъективности   ведения  следствия).   С   другой   стороны,   психическая
неполноценность может  проявляться в неспособности правильно ориентироваться
даже  в простейших правовых ситуациях,  непонимании общедоступных  терминов,
вопросов следователя, в повышенной внушаемости, легкомысленности в отношении
к содеянному, своему положению, своему будущему.




     Обстоятельства, подлежащие установлению:
     -  обстоятельства  содеянного  (время,  место,  способ,  цели,  мотивы,
использованные  средства,  механизм,  обстановка,  характер,  вид  и  размер
причиненного вреда);
     - лицо, совершившее расследуемое деяние, его вменяемость:
     -  наличие,  характер,   особенности  его  психического  заболевания  в
прошлом, вид, степень, отличительные признаки расстройства психики  в момент
совершения общественно опасного деяния и в момент его расследования:
     - особенности его поведения до,  во время  и после совершенного деяния,
включая  поведение  на следствии. Признаки совершения  общественно  опасного
деяния лицом с психическими аномалиями:
     -   внезапные,  немотивированные,  неадекватные  ситуации  действия,  в
особенности   действия   с   проявлением  повышенной  агрессивности,  особой
бессмысленной жестокости, злобности, садизма, сексуальной патологии:
     -  явная  алогичность  поведения   на   месте  происшествия  (например,
расчленение трупа потерпевшего без  каких-либо попыток спрятать части трупа:
перетаскивание трупа с места мало  освещенного  на  более освещенное, хорошо
просматриваемое);
     -завладение недорогими вещами жертвы и оставление  без  внимания ценных
вещей при наличии возможности реального выбора;
     - похищение вещей,  способствующих актуализации сексуальных переживаний
(например, предметов женского туалета);
     - иные следы аномальной, внешне проявляемой активности.
     Могут быть выдвинуты следующие версии:
     -деяние совершено лицом, являющимся невменяемым;
     -  деяние совершено лицом, хотя и имеющим  психические аномалии, тем не
менее являющимся вменяемым в отношении инкриминируемого ему деяния;
     -  деяние  совершено  психически  здоровым  лицом,  вы  дающим себя  за
психически больного. Наряду с этим могут быть выдвинуты  и проверены версии:
а) о полном или  частичном самооговоре, оговоре соучастников или других лиц;
б) о возможности совершения деяния в  состоянии сильного душевного волнения,
вызванного  неправильным, аморальным, неправомерным поведением  потерпевшего
или  иного  лица (лиц);  в)  о возможности  совершения  лицом с психическими
аномалиями других общественно опасных деяний (как в спорадическом, одиночном
варианте,  так и в серийном варианте); г)о  совершении деяния по собственной
инициативе  или  под  воздействием иного  лица  (лиц);  д)  не  является  ли
психически больной жертвой его  психически здоровых соучастников,  иных лиц,
стремящихся   приписать   больному   человеку    собственное   преступление,
совершенное   без   его   участия.   Установление   психического   состояния
подозреваемого (обвиняемого) предполагает:
     -  изучение   и  оценку  первичной  информации   о  состоянии  здоровья
подозреваемого (обвиняемого), почерпнутой  в результате  криминалистического
анализа  содеянного, непосредственного  наблюдения следователя за поведением
подозреваемого в ходе следствия, а также из  сообщений родственников, других
лиц о наличии у подозреваемого каких-либо психических аномалий;
     -  проверку  первичной информации  путем  допроса  подозреваемого,  его
родных,   близких,  персонала  медицинских  учреждений,  выемку  и  изучение
документов психдиспансеров, других медицинских учреждений;
     -   производство  судебно-психиатрической   экспертизы.  Взаимодействие
следователя  со  специалистами  в  области   общей  и   судебной  психиатрии
осуществляется в следующих формах:
     -    путем   исполнения   запросов   следственных    органов   местными
психоневрологическими учреждениями;
     - в форме личного неформального контакта следователя и специалиста;
     - путем привлечения специалиста к подготовке и участию в допросе лица с
психическими отклонениями,  а в необходимых случаях к  допросу потерпевшего,
очевидцев  содеянного; - путем назначения судебно-психиатрической экспертизы
в отношении лица,  совершившего расследуемое деяние.  В  процессе  общения и
обмена мнениями  со  специалиста  ми в области  психиатрии следователь имеет
возможность  ре шить  вопросы  о том,  какую  в  зависимости от особенностей
аномалий  лица,  которого  необходимо  допросить,   следует  избрать   линию
поведения, с чего целесообразно начать допрос, какие тактические  приемы при
этом  необходимо  использовать,  каким  образом  реагировать  на те или иные
возможные  негативные   поступки   допрашиваемого   во  время   производства
следственно  го  действия.  Необходимость  участия  специалиста-психиатра  в
подготовке  к  допросу  правонарушителя  и  в  производстве  этого  действия
особенно  усиливается  в  том  случае,  когда:  а)  у следователя  возникают
обоснованные подозрения в самооговоре лица с  психическими аномалиями либо в
оговоре  им других  лиц; б) подследственный неоднократно и без видимых на то
причин   изменяет  свои  показания,  немотивированно  отказывается  от  дачи
показаний,   сообщает  явно   вымышленные,  абсурдные   сведения,  допускает
неоднократные  эффективные  разрядки  в ходе  кон тактов со следователем,  а
подчас и иными  лицами (например, с сокамерниками, тюремной администрацией);
в)  предстоит  допрашивать лицо,  страдающее  глубокими  аномалиями  психики
(шизофренией, эпилепсией,  маниакально-депрессивным  психозом).  В  процессе
общения со специалистом следователь может получить консультации по различным
вопросам из  области  психиатрии,  сведения  о  соответствующей  специальной
литературе, которую ему необходимо изучить. Специалист может: а) высказывать
свои соображения  о  круге  лиц, на которых следует  обратить  внимание  для
установления  личности   правонарушителя;  б)  охарактеризовать  особенности
поведения тех  или иных групп населения, страдающих психическими заболевания
ми; в) высказать свое мнение о путях и  методах выявления правонарушителя, о
том,  какие  меры необходимо  предпринять  для  разоблачения самооговора  со
стороны психически больного; г) дать прогноз о возможных действиях таких лиц
после совершения ими правонарушений. Помощь специалиста  может потребоваться
следователю   и  при  подготовке   материалов   для  судебно-психиатрической
экспертизы в  отношении  лица, совершившего расследуемое деяние,  а  также в
случае  ознакомления  с  заключением  экспертизы  обвиняемого, симулирующего
психическое заболевание, в процессе диагностики симуляции.
     Судебно-психиатрическая экспертиза проводится в целях получения ответов
на следующие  вопросы:  1)  имелось  ли  у данного лица  во время совершения
инкриминируемого ему  деяния  душевное  заболевание и вменяемо ли оно: 2) не
заболело ли  данное  лицо после  совершения преступления душевной  болезнью,
лишающей его возможности отдавать себе отчет в своих действиях  и руководить
ими  во  время  расследования по  делу; 3) если обвиняемый  болен, то  каков
прогноз  заболевания,  нуждается  ли  он  в  применении  принудительных  мер
медицинского  характера  и  каких   именно;  4)  имеются  ли  у  обвиняемого
психические  недостатки,  не  исключающие  его  вменяемости и процессуальной
дееспособности,  и  в  чем  они  выражаются;  5) если  у обвиняемого имеются
психические недостатки,  то сказываются ли они на  его способности правильно
воспринимать обстоятельства дела  и давать  о них  правильные  показания. По
делам     рассматриваемой     категории     может      проводиться     также
судебно-наркологическая экспертиза. В ее задачу входит исследование вопросов
о  том, является  ли  обвиняемый  хроническим  алкоголиком  или  наркоманом,
нуждается ли он в принудительном лечении.







     Деятельность  по   установлению   преступника,   скрывшегося  с   места
преступления, можно  разделить на  два этапа: 1) этап  выявления  указанного
лица; 2)  этап  его изобличения.  Выявить преступника  - это значит  собрать
сведения, указывающие  на  то,  что данное конкретное лицо  могло  совершить
расследуемое преступление. В  том случае, когда версия по этому  поводу  при
проверке нашла объективное,  полное и всестороннее подтверждение, выявленное
лицо считается изобличенным. Таким образом, изобличить преступника - значить
собрать достаточные доказательства, дающие основание для однозначного вывода
о   том,  что  данное   конкретное  лицо  совершило   расследуемое   деяние.
Теоретическую основу  этой  деятельности образуют положения,  формируемые  в
рамках различных  криминалистических  теорий и  учений  (криминалистического
учения о способах совершения преступлений, криминалистической виктимологии и
т.  д.).  Особое  значение  имеют  положения  таких  базовых   интегративных
теоретических  конструкций,  как   криминалистический  предмет  познания   и
криминалистическое  учение   о  поведении  преступника.   Криминалистический
предмет познания отличается от уголовно-процессуального предмета доказывания
по содержанию, структуре  и объему обстоятельств,  подлежащих установлению в
уголовном  процессе. Первым понятием охватываются  не только обстоятельства,
подлежащие  доказыванию,   но  и   так  называемые   вспомогательные  факты,
способствующие   установлению  элементов   системы   предмета   доказывания.
Центральным  звеном  системы  криминалистического предмета познания являются
обстоятельства  события  преступления.  К  ним примыкают, с  одной  стороны,
события, предшествовавшие преступлению (предкриминальные), с другой стороны,
события,   последовавшие  за   преступлением  (посткриминальные).   В   круг
предкриминальных и посткриминальных событий включаются только такие, которые
находятся  в  той  или иной  связи с преступлением. Закономерные взаимосвязи
данных  событий позволяют использовать знания об обстоятельствах (элементах)
одной какой-либо подсистемы  для  установления неизвестных в  данный  момент
обстоятельств других подсистем.  События, о  которых идет речь,  могут  быть
связаны  с  поведением и жизнедеятельностью лиц, ставших жертвами преступных
посягательств,    с    другими   материально    фиксированными    объектами,
взаимодействовавшими   в  ходе  преступления  (например,   с  изготовлением,
апробацией, реализацией,  ремонтом предметов,  используемых  преступниками в
качестве орудия преступления), с поведением лица, совершившего преступление.
Одно   из   ключевых  положений  криминалистического   учения   о  поведении
преступника  -  рассмотрение  указанного  поведения  в  качестве  системного
целостного  образования.  Его  составными  частями  являются:  1)  поведение
преступника до  совершения  преступления  (предкриминальное  поведение);  2)
поведение  преступника  в  условиях  совершения  преступления  (криминальное
поведение);  3)   поведение   преступника  после   совершения   преступления
(посткриминальное поведение). Между  этими частями (подсистемами) существует
теснейшая  связь. Будучи  обусловлено в  значительной мере  предкриминальным
поведением,  криминальное поведение преступника выступает  в качестве важной
детерминанты  его посткриминального  поведения.  Тесные  связи существуют  и
между  элементами  каждой  из  указанных  подсистем.  Так,  следы,  способы,
механизм   и  другие  элементы  преступления  находятся  во   взаимосвязи  и
взаимозависимости со свойствами личности преступника, мотивами  и целями его
поведения,  с  особенностями  криминальной   ситуации.  В  результате  этого
формируется специфическая отражающая  и  отражаемая система.  Сложившиеся  в
предкриминальный   период  психические   установки,  ценностные   ориентации
субъекта будущего  преступления реализуются в тех или иных наблюдаемых, иным
образом фиксируемых в памяти людей и в  окружающей обстановке поведенческих,
деятельностных актах, в отношениях его к труду, другим людям,  правопорядку.
Формирующийся  по  мере этого информационный фонд  может  стать в дальнейшем
достоянием  следствия и использован  для  "вычисления" преступника по образу
жизни и  способу действий,  отразившимся в преступлении. Система носителей и
источников информации активно складывается и в том случае,  когда  указанный
объект замышляет совершение  преступления  и приступает к его подготовке (он
может поделиться  своими  соображениями  по этому поводу со своими  связями,
попасть   в  поле  зрения  других  людей,   оставить  следы  подыскания  или
изготовления орудия преступления и т. д.). Закономерный процесс формирования
и  распространения  информации  идет  при  совершении  действий  в  условиях
преступления и после него. Все это  создает принципиальную возможность и для
выявления  преступника в растворившей его  массе  людей  после  того, как он
скрылся  с  места  преступления, и  для его изобличения.  Решение этих задач
осуществляется  оперативно-следственным  путем на  базе применения обширного
комплекса  криминалистических  средств  и  методов   поисково-познавательной
деятельности:    криминалистического     распознавания,     прогнозирования,
моделирования, анализа и т. д.  Особое  место  в  гносеологическом механизме
работы в  указанном  направлении занимает  метод  идентификации.  Результаты
идентификационных  исследований  закладывают  основной  массив  объективного
доказательственного   фонда  следствия.  Установление   лица,   совершившего
преступление,   нередко  опирается   на   результаты  его   непосредственной
идентификации по мысленному образу в том  числе с  помощью  его  "словесного
портрета", а также по  различным материально-фиксированным  следам. Не менее
важна  и опосредованная идентификация  лица, совершившего преступление.  Она
предполагает    решение    рассматриваемой    задачи,    во-первых,    путем
непосредственной    идентификации    орудий   преступления,    сопутствующих
преступнику вещей, предметов, использованных им для достижения своих  целей,
во-вторых, на основе получения достоверного знания о их связи (отношениях) с
искомым или проверяемым лицом.




     Существует  несколько   направлений   выявления  скрывшегося  с   места
происшествия  преступника   (преступников).  Они  обусловлены  характером  и
особенностями обнаруживаемых источников информации о признаках данного лица.
В силу этого решение указанной задачи осуществляется:
     -  по материально фиксированным следам нахождения преступника  на месте
преступления и вблизи от него (следам обуви, окуркам и т. д.);
     -  по материально-фиксированным следам преступного поведения, возникшим
в  обстановке  места  происшествия в результате взаимодействия преступника с
другими  объектами,  включая  потерпевшего, ответных  действий последнего  в
порядке самообороны (следы  применения орудия  преступления, пятна крови  от
повреждений тела преступника и т. д.);
     -  по  показаниям  потерпевших  и   очевидцев  о  признаках   внешности
преступника, транспорта, на котором он скрылся:
     - по  данным о способе, мотиве, цели преступления, похищенном имуществе
и других элементах расследуемого события:
     -  по  иным  данным,  в  том  числе:  а)  по  результатам  разоблачения
инсценировки обстановки на месте происшествия; б) по  данным о других фактах
поведения каких-либо лиц, действия которых показали их  незаинтересованность
в  раскрытии   преступления;  в)  по   данным   о  так  называемой  виновной
осведомленности какого-либо  лица в  обстоятельствах преступления (например,
получение  информации о том,  что арестованный  по другому делу обвиняемый в
беседе  со  своими  сокамерниками  рассказывал  о совершении  им  и  данного
преступления); г) по циркулирующим в определенных кругах и сферах сведениям,
ставшим   достоянием  следствия,   о  возможности   совершения  преступления
каким-либо   лицом   (такие  сведения   могут  посту   пить,  например,   от
администрации ПТУ,  завсегдатаев питейных  заведений и др.). Названные  пути
выявления   преступника,  скрывшегося  с  места  Преступления,   могут  быть
разделены на  две  группы, поскольку одна  из них  базируется на результатах
криминалистического  анализа  преступления,  а  другая  -   на   результатах
криминалистического анализа событий пред- и посткриминального характера. При
криминалистическом  анализе   преступления  во  внимание   принимаются   все
известные  на  данный  момент  и  предполагаемые  обстоятельства  содеянного
(время,  мотивы, цели,  способ,  механизм  его совершения,  количество  лиц,
участвовавших в  преступлении, время  их  нахождения  на месте преступления,
путь, по которому они прибыли на это  место,  и т. д.), несущие  ту ли  иную
информацию о  признаках  преступника  (преступников). В условиях  работы  по
"горячим  следам"  особую  значимость  приобретают  обнаружение  и  изучение
материальных  следов преступника  и  его поведения  на  месте происшествия и
вблизи от  него, а также допрос потерпевшего, выявление и допрос очевидцев в
целях  получения  информации  о поле,  возрасте,  кличках и других признаках
преступника.  Это дает возможность  организации преследования преступника по
следам ухода с места  происшествия, в том числе с помощью служебно-розыскной
собаки, осуществления заградительных мероприятий (засад, прочесывания лесных
массивов и т. д.), оперативной и процессуальной  идентификации искомого лица
(в  необходимых  случаях  с  использованием  изготавливаемых  его   фото-  и
изороботов)  в местах  его возможного нахождения или появления. О  некоторых
признаках скрывшегося  с  места преступления  преступника  (о  его  половой,
возрастной, профессиональной принадлежности,  примерном  росте, об отдельных
анатомических и функциональных  признаках)  можно судить  по обнаруженным на
месте  происшествия   следам   рук,  ног,   зубов,   выделений.   Во   время
посягательства   на   жизнь,   имущество   потерпевшие   нередко   оказывают
сопротивление  преступникам. При  этом следует иметь в виду,  что о  наличии
повреждений   на    теле    преступника    могут   свидетельствовать   такие
обстоятельства:
     - обнаружение на  месте происшествия или в его  окрестностях крови,  не
принадлежащей потерпевшему;
     -  обнаружение значительного количества крови на месте происшествия, не
соответствующее характеру полученных потерпевшим повреждений;
     -  обнаружение крови в таких местах и на таких объектах, на которые она
не могла попасть от потерпевшего;
     - следы применения потерпевшим оружия в порядке самообороны;
     - следы борьбы.  На  обстоятельства, свидетельствующие  о  том,  что на
месте происшествия  происходила  схватка,  борьба преступника и его  жертвы,
могут указывать:
     -  характерные нарушения  обстановки  места  происшествия (перевернутая
мебель, разбитая посуда, выбитые окна, оторванные части одежды  преступника,
обломанные ветви кустов, вырванные с корнем растения, сломанные доски, палки
и др.);
     -  состояние,  количество, локализация, характер повреждений на  теле и
одежде   потерпевшего   (оторванные   или  вырванные  с  "мясом"   пуговицы,
разбросанные на  полу  клочки волос и др.). Основания для предположения, что
одежда  и тело  преступника испачканы кровью потерпевшего, могут возникнуть,
если установлено, что:
     - потерпевшему причинено несколько ранений и ряд ударов нанесен в части
тела,  уже имевшие  кровоточащие раны (об этом, в частности, свидетельствуют
брызги крови);
     - при  нанесении повреждения преступник находился на близком расстоянии
от жертвы, держал ее, в то время как причиненные повреждения вызвали сильное
кровотечение:
     - преступник  хватал, валил,  тащил  потерпевшего, лежал  на нем  после
нанесения ему кровоточащих ран;
     -  на  каких-либо  объектах  обнаружены окровавленные следы  каких-либо
частей тела или одежды, обуви, не принадлежащие потерпевшему.
     В  случаях,  когда   обстановка   на  месте   происшествия  или  другие
обстоятельства дела дают основания полагать, что рассматриваемые факты имели
место,   это  позволяет  осуществить  целеустремленный   поиск  преступника,
ориентируясь на выявление лиц, на  теле или одежде которых имеются (имелись)
выше  указанные  следы.  Решение данной  задачи осуществляется, в частности,
путем:
     - установления, опроса и допроса граждан, которые находились неподалеку
от места  преступления,  проезжали  мимо  не  го  или в  одном транспорте  с
преступником и могли обратить внимание на его внешний вид;
     -  опроса  работников,  изучение документов предприятий, учреждений,  в
которые преступник мог обратиться по поводу оказания ему медицинской помощи,
чистки его  одежды.  Выявление преступника может осуществляться  с  по мощью
сведений,  полученных  при  изучении   обнаруженных  на  месте  происшествия
документов  (потерянных  документов, удостоверяющих  личность; документов на
получение вещей, де  нежных  переводов: счетов-фактур: накладных и т. д.), а
также предметов, используемых при совершении преступлений в качестве орудий,
брошенных,  например,  в силу неисправности,  транспортных средств  и других
объектов. В тех  случаях,  когда  орудия преступления и другие того же плана
объекты не обнаружены, следователю приходится оперировать логической моделью
(образом)   отсутствующего  оригинала,   формируемой   на   основе   анализа
следов-отображений,   а  также   данных,  полученных  в   ходе  производства
судебно-медицинской и криминалистических экспертиз, при допросе потер певших
и свидетелей. Сведения о типе, виде объекта, его определенных индивидуальных
особенностях,  дефектах  могут  быть положены в основу  суждений о  личности
преступников,  их  количестве,  о том,  было  ли преступление спонтанным или
готовилось заранее.  Широкие возможности получения информации  о преступнике
открываются при  обнаружении  орудия  преступления в процессе  расследования
(оно может  быть брошено, забыто преступником на  месте происшествия, в  его
окрестностях  и  т.  д.). Орудие  преступления  и  имеющиеся  на нем  следы,
образовавшиеся   до   совершения   преступления   (в    процессе   хранения,
использования, ремонта и  т. д.), могут обладать признаками, указывающими на
возможного его владельца или лица,  в распоряжении которого  оно находилось.
Кроме  этого, орудие может свидетельствовать о распространенности его  среди
определенной   этнической,  социальной   или  иной   группы   населения,   о
профессиональной характеристике лица, совершившего преступление.
     Установление факта применения  одного  и  того же экземпляра орудия при
совершении ряда  преступлений позволяет расширить  представление  о личности
преступника (путем  суммирования информации  о  нем,  содержащейся в  разных
делах) и, в частности,  решить  вопрос (путем  выяснения соотношений  мест и
времени  преступлений) о том,  является ли он местным жителем  или приезжим.
"Выход"  на  преступника  в  ряде  случаев  становится  возможным  на основе
выяснения:
     - где, какими лицами  и с какой целью используются однородные с орудием
преступления предметы;  ~ где и каким  образом изготовлено орудие или те или
иные его конструктивные элементы;
     - где оно приобретено:
     -  в   каком   месте  хранилось.  Для  построения   версии  о  субъекте
преступления   могут  быть  использованы  данные   о  регистрации   и  учете
огнестрельного  оружия.  Для  выявления лиц,  владеющих незарегистрированным
оружием,  используются  оперативно-розыскные  возможности,  а  также данные,
содержащиеся  в  иных   уголовных  делах,  материалах  проверок   и   других
источниках. Следует всегда иметь в  виду, что установление владельца оружия,
использованного при совершении преступления, еще  не  означает  установление
преступника. Требуется доказать, что именно это, а не иное лицо использовало
его при совершении преступления.  В противном случае можно  впасть в ошибку,
так  как подчас преступники используют оружие, принадлежащее  другим  лицам,
которое ими утеряно, похищено у  них или взято на временное  пользование под
благовидным предлогом. При совершении преступлений  нередко используются: 1)
угнанный   транспорт,   принадлежащий   государственным   или   общественным
предприятиям  и  частным   лицам;  2)   личный  транспорт  преступника,  его
родственников, знакомых; 3) закрепленный за преступником транспорт по  месту
работы.  Факт  использования  преступником  транспорта устанавливается путем
обнаружения   соответствующих  следов  на   месте   происшествия   или   его
окрестностях и исключения версии о  том, что  эти следы могли быть оставлены
до  или  после  преступления  посторонним  транспортом,  а также  на  основе
показаний  свидетелей  и  потерпевших.  Транспорт   (автомашины,  мотоциклы,
мотороллеры)  преступником используются: а) под своими номерными знаками; б)
под своими, но  завуалированными (например, замазанными грязью) номерами: в)
под чужими  номерами  (снятыми с других машин,  похищенными в  ГАИ и т. д.).
Установление  владельца транспортного средства, а  через  него  преступника,
осуществляется  прежде  всего путем  использования  учетов ГАИ. При проверке
установленного  владельца  транспортного  средства  следует особое  внимание
уделять выяснению:
     - наличия у него транспорта в данное время;
     - факта эксплуатации машины в период совершения преступления;
     -  внешних   повреждений   транспорта  и  дефектов  двигателя,  системы
управления, возникновение которых совпадает со временем преступления;
     -  фактов перекраски, ремонта машины,  имевших  место  в  период  после
совершения преступления. Большое  значение следует придавать определению  по
следам  транспорта   направлению,  в  котором  скрылся  преступник  с  места
происшествия,   организации  преследования  по  этим  следам,   исследованию
дорожной ситуации,  в  которой он,  возможно, оказался,  выявлению и допросу
свидетелей,   видевших  транспорт   преступника,  оказывавших  ему  в   пути
техническую  помощь и  другие услуги.  Одной  из  задач  криминалистического
анализа  транспортного  средства,  места  преступления,  места, где  брошена
машина,  является  выяснение  причин, по которым она была брошена  в  данном
месте, определение состояния и изучение  схемы транспортных  коммуникаций  в
этом регионе. Эта  работа  способствует решению  задачи  определения  района
жительства,  работы,   иного  возможного   пребывания  преступника.  Следует
учитывать, что  сам факт использования  в  связи с  совершением преступления
автомототранспорта  является  бесспорным свидетельством того, что преступник
обладает  знаниями  устройства  машин  и   управления  ими.  А   это  вносит
существенный  штрих  в  создаваемый  следователем  "портрет"  преступника  и
указывает на тип людей, среди которых его следует искать (настоящие и бывшие
водители-профессионалы,  "частники" и т.  д.). Важное значение для выявления
преступника имеет криминалистический  анализ похищенного  имущества.  Прежде
всего это предполагает  определение и учет в  ходе  расследования  следующих
обстоятельств:
     - вида, назначения похищенных вещей и предметов;
     -  общих  и  особенных  признаков  каждой  вещи (предмета); - стоимости
каждой  похищенной вещи  и общей  стоимости  похищенного. Определенные вещи,
которые  похищаются  при совершении  преступлений  (либо  вещи,  на  которые
покушаются  преступники), подчас  несут  информацию об  отдельных свойствах,
качествах   и    отношениях   участников   преступлений:    их   возрастных,
профессиональных, иных особенностях, образе жизни и поведении. Так, убийства
в целях завладения транспортными средства ми указывают на то, что преступник
умеет  управлять тем видом  транспорта,  который похищен  и  угнан.  Хищение
большого  числа  вещей  свидетельствует о том,  что  преступление  совершено
группой  лиц  либо  одним  человеком  за  несколько  приемов.  Для последней
ситуации характерно укрытие  похищенного неподалеку от места преступления  в
специально  подготовленном  либо  естественном  тайнике,  а  также  сокрытие
похищенного в своем доме, в  домах, надворных постройках родных,  близких  и
иных связей преступника, находящихся поблизости. Совершение крупного хищения
также  возможно  одним  лицом,  если похищенное  перевозится на  автомашине.
Достаточно  информативны факты  хищения  вино-водочных изделий  из  торговых
точек. Они, в частности,  указывают на склонность преступника к употреблению
спиртного  (чаще злоупотреблению). Нередко такого рода преступления являются
звеном между начавшимся ранее и  продолжаемым затем пьянством. На то,  какие
вещи  похищаются,  непосредственное  влияние   часто   оказывают  профессия,
интересы,  увлечения преступника.  Поэтому не  случайно  при  расследовании,
например,  преступлений,  связанных  с  завладением  наркотических  средств,
следователи  обычно оперируют  весьма ограниченным кругом  типовых версий  о
личности преступника и  целях преступления.  И это правильно, ибо совершение
данных  преступлений   характерно  для   наркоманов  или  лиц,  занимающихся
преступным  бизнесом  на  почве  сбыта  похищенных   наркотиков.  Одним   из
направлений криминалистического анализа похищенного является прогнозирование
судьбы дальнейшего движения имущества после  того, как оно  было  похищено и
скрыто, т.  е. определение, для каких  целей та  или иная  вещь  может  быть
использована  в существующем или измененном виде (в домашнем хозяйстве,  для
переработки  и  перепродажи, для совершения преступлений и  т. д.),  а также
определение  возможных путей и каналов его  реализации. Это позволяет  более
целеустремленно выявлять лиц, в ведении, употреблении которых оно оказалось,
и через них выявлять преступника.  Данный метод базируется на  том, что рано
или  поздно,  в   том  или  ином  месте  похищенное  должно  объявиться   (в
существующем   или  измененном  виде).  Работа  в  этом  направлении  обычно
начинается с составления перечня похищенных предметов, определения  их общих
и  особенных  признаков.  Решение  указанной  задачи  достигается  на основе
допроса  потерпевших, должностных, материально-ответственных лиц,  сторожей,
других работников предприятий,  а также иных лиц, хорошо знавших  эти  вещи,
проведения  инвентаризаций  и  ревизий,  обнаружения документов,  в  которых
зафиксированы признаки  похищенного (паспортов  на вещи,  товаротранспортных
накладных, квитанций и  т.  п.), получения сообщений из организаций, которые
изготовили,  поставили данные  вещи.  В  тех случаях,  когда это  возможно и
необходимо, следует  подобрать  (или обеспечить изготовление) точные аналоги
похищенных вещей.  Это делается следующим образом. Ориентируясь на  описание
вещи  (или  предмета),  которая  похищена, подбирается  или  изготавливается
аналогичная  (по виду,  цвету,  размеру  и  т.  д.)  вещь.  Затем необходимо
удостовериться  в  том, что аналог по своим  основным  показателям  сходен с
оригиналом  (это  делается   путем   предъявления   аналога  для   обозрения
потерпевшему, члену его семьи, материально-ответственному лицу). После этого
объект (и содержащаяся в нем информация) используется:
     -  для  организации  широкого   комплекса  заградительных  мероприятий,
нацеленных  на   выявление  и  задержание  лиц,  похитивших  при  совершении
преступления те или иные предметы;
     -  для   опознания  аналогов  вещественных  доказательств  свидетелями,
потерпевшими,  заподозренными  лицами, когда оригиналы уничтожены,  изменены
или   отыскать  их   не   удалось.  Применяя  данный   метод  при  раскрытии
преступлений, целесообразно придерживаться следующих рекомендаций:
     -    подбору    аналогов   должен   предшествовать   детальный   допрос
осведомленного лица о приметах подлинных вещей;
     -   подбор  аналогов  должен  производиться  в  присутствии  понятых  с
оформлением соответствующего протокола:
     - предъявление аналогов вещественных доказательств для опознания должно
проводиться    в   полном    соответствии   с    процессуальными    нормами,
регламентирующими порядок опознания. Использование информации  о  похищенном
может осуществляться как в процессе производства следственных действий,  так
и в ходе оперативных мероприятий. В последнем случае информация о похищенном
и  его  признаках  должна  быть  распространена  среди  сотрудников  органов
внутренних дел  (вначале среди региональных  органов, а при  необходимости в
областном, республиканском масштабе).
     Дальнейшая  работа предполагает проверку  (в том  числе документальную)
комиссионных магазинов, рынков и других предприятий и мест,  в которые может
поступить похищенное. Выявлению преступника  способствует постановка на учет
похищенных вещей (часов, оружия и т.  д.). Основание для построения версии о
лице, совершившем преступление, возникает в случае обнаружения таких вещей у
определенных   лиц  (в  том   числе   задержанных  при   совершении   других
преступлений). Кроме  того,  криминалистический  учет похищенного  имущества
дает возможность проследить, использовалось ли  оно в ходе  совершения новых
преступлений, и исходя из  этого решить вопрос  о путях поиска преступника и
определения территории, на которой он может быть обнаружен. Преступник может
быть  выявлен по  способу  его  преступного  поведения.  Однако  обычно  это
становится   возможным,   когда  в   следах  такого  поведения  отобразились
определенные навыки, профессиональные и иные знания,  возможности, свойства,
возрастные и другие особенности преступника. Использование отмеченных данных
может  оказаться  полезным при определении  границ  территории,  на  которой
следует развертывать поисковые  мероприятия, определении  групп и типов лиц,
подлежащих проверке, исследовании версий, выдвигаемых в отношении конкретных
заподозренных. Так, вскрытие хранилищ  денег,  осуществленное  путем  взрыва
запорных  устройств, указывает на то, что  преступник  обладает специальными
познаниями в пиротехнике,  имеет доступ  лично  или через связи к взрывчатым
веществам.  Использование  автогенного  аппарата  для   тех  же  целей  дает
основание для вывода о том, что преступник знаком с газосварочными работами.
По следам  применения указанного аппарата можно сделать вывод об уровне  его
мастерства  в  части   владения   этим  аппаратом.  Хищение,  сопряженное  с
бессмысленным уничтожением, повреждением вещей, товаров, деталей интерьера и
обстановки помещения (т. е. с актами вандализма), характерно для преступного
поведения подростков в нетрезвом состоянии. Кроме того, сведения о способах,
применяемых  преступником  в  процессе подготовки,  совершения преступлений,
сокрытия следов содеянного и своего участия в них могут иметь значение, если
до или  после  совершения  данного  преступления  зафиксированы  аналогичные
преступления.  Это  позволяет  построить   версию  о  совершении  всех  этих
преступлений одним лицом и организовать  его выявление на  базе  объединения
информации, содержащейся в разных делах.
     В   остальных   случаях   данные   о  способе   преступного   поведения
(деятельности) обычно используются в сочетании с данными о других  элементах
преступления.  В  том случае, когда  в ходе неотложных действий следствию не
удалось обнаружить источник  и получить  информацию,  позволяющую  построить
версию  о  совершении  преступления  конкретным  человеком,  работа  по  его
выявлению осуществляется по следующей схеме:
     - определение групповой принадлежности преступника:
     - определение сферы его поиска;
     - выявление в данной сфере лиц, сходных по своим признакам с признаками
модели преступника;
     -  обеспечение  проверки  выявленных   лиц   на  предмет  выяснения  их
причастности    к   расследуемому    преступлению.   Определение   групповой
принадлежности  преступника -это составление  представления  о том, к какому
классу,   к   какому   социальному    слою,   группе   населения   относится
устанавливаемое по делу лицо. Решение этой задачи даже  на предположительном
уровне   позволяет  очертить   круг  лиц,  среди  которых  может  находиться
преступник, построить  и  приступить к  целенаправленной  проверке  версии о
возможной  их  причастности  к содеянному.  В  основу определения  групповой
принадлежности  преступника  может  быть  положено   достоверное   знание  о
каком-либо его признаке (признаках),  когда  имеющиеся доказательства  прямо
указывают на  это,  а также предположительное (вероятное) знание, вытекающее
из анализа  данных  о способе,  мотиве  совершения преступления. Формируемый
комплекс  идентификационных  признаков   может   быть   комбинированным,   в
частности,   включающим  установленные  и  предполагаемые  признаки.  Обычно
первичные данные  позволяют составить представление о довольно большом круге
людей, подлежащих  проверке, и поэтому сами  по себе они, как  говорится, не
делают  погоды. Так  возникает  задача  обеспечения  конкретизации исходного
множества  проверяемых  объектов. В этих  целях производится  классификация,
разделение этого множества на группы  и  подгруппы  применительно  к системе
конкурирующих версий о других, неизвестных признаках преступника (деление на
местных и приезжих, судимых - несудимых, взрослых -  несовершеннолетних и т.
д.).  Применительно к каждой выделенной группе составляется свой план работы
и  в необходимых случаях  его  выполнение обеспечивается  путем  привлечения
дополнительных кадровых,  технических  и иных  ресурсов.  По  мере  проверки
выдвинутых  версий  количество групп  может  сократиться путем  отбрасывания
неподтвердившихся  версий  и  исключения  отдельных   групп  лиц   из  числа
проверяемых. В  итоге  определяется приоритетная,  наиболее реальная  группа
(или  группы) проверяемых  лиц, вокруг  которой  и  концентрируются основные
усилия и  внимание участников расследования. Важное значение для обеспечения
рационального  и продуктивного поиска преступника имеет задача максимального
сужения  круга проверяемых лиц. Решению этой задачи  способствует  получение
данных о новых, до этого неизвестных признаках преступника  и включение их в
число   признаков  мысленной   модели  преступника,   исключение  из   круга
проверяемых таких  лиц,  которым  не характерны  эти  признаки, а  также тех
проверяемых, которые, как показала их проверка, не причастны к преступлению.
Определение   групповой   принадлежности   преступника   тесно   связано   с
определением сферы  его поиска.  Иначе  говоря,  имеется в виду  составление
представления  о  том,  в  какой  социальной  среде,  на  какой  территории,
применительно  к   какой   деятельности   и  т.   д.   следует  развертывать
оперативно-следственные  мероприятия  по  выявлению  преступника.  В  основе
решения этих задач лежат соответствующие версии и классификации,  строящиеся
по  фактическим  данным, установленным  по  делу. Указания на  сферу  поиска
преступника   могут  содержаться  в  показаниях  свидетелей,  в   материалах
исследования  некоторых  следов  каких-либо действий  преступника (например,
дорожки  следов,  ведущих  от  места  происшествия в направлении  ближайшего
населенного  пункта).  Важное  значение для успешного решения данной  задачи
имеют  и  результаты  комплексного анализа  информативных  с рассматриваемой
точки  зрения  элементов события преступления,  обстановки  его  совершения,
последующих  действий преступника, их  признаков, взаимосвязей, отношений (в
частности,  учет  наличия неподалеку от  места происшествия  железнодорожных
вокзалов, речных причалов и т. п. объектов, шоссейных дорог, их направления,
расстояния  от   места   происшествия  до  ближайшего  населенного   пункта,
особенностей  места  обнаружения   укрытого  похищенного  имущества,  орудий
преступления,   брошенных  преступниками  транспортных  средств,   орудий  и
технических средств, использованных при совершении преступления).  Как и при
конкретизации круга подлежащих выявлению  и проверке лиц, классификации сфер
поиска могут быть однократными и многократными, осуществляемыми  поэтапно по
мере включения в мысленную модель преступника новых признаков, установленных
в ходе расследования.
     В основу разделения сфер поиска на составные части (например, города на
районы, района на кварталы, предприятий города  на группы предприятий) могут
быть положены конкурирующие версии, строящиеся с учетом данных, отраженных в
криминалистических  характеристиках  преступлений соответствующей категории.
(Полезными в этом отношении могут оказаться обобщенные  данные,  указывающие
на то, совершаются  ли преступлено  соответствующей категории  местными  или
приезжими преступниками, как далеко от места происшествия они проживают, где
они  чаще  всего проводят  свободное время, в  каких сферах профессиональной
деятельности  работают, из  каких  регионов, мест  приезжают для  совершения
преступлений и т. д.). Криминалистический  анализ пред-  и  посткриминальных
событий   как   направление  выявления  преступника,  скрывшегося   с  места
преступления, также базируется на  криминалистическом анализе преступления и
обстановки  его  совершения. Однако его своеобразие  состоит в  том, что оно
предполагает  поисковую  деятельность,  идущую  не  по   прямой   линии   от
потерпевшего,  вещественных  доказательств  и  т.  д. к  преступнику,  а  от
объектов  криминалистического анализа события преступления и обстановки  его
совершения   к   иным,   криминалистически   значимым   предкриминальным   и
посткриминальным событиям и уже от них вначале к вероятностно-информационной
модели преступника, 9 затем  к  оригиналу, который  заменяет данная  модель.
Речь  в данном случае  идет о событиях двух  планов: 1)  событиях, о которых
было известно преступнику, поскольку он является их участником: 2) событиях,
о  которых  преступник, не  будучи  их непосредственным участником, узнал от
других  лиц.   Номенклатура   криминалистически   значимых  событий   весьма
разнообразна.  Они  подразделяются по разным основаниям, в  качестве которых
используются   их   собственные  признаки,  связь   с   ними   преступников,
потерпевших, похищенного имущества. На практике в первую очередь принимаются
во внимание  события, участниками которых являлись потерпевший  и преступник
(события  предкриминального  плана),  а  также  те  из  событий,  в  которых
участвовал только преступник до и после совершения преступления при условии,
что   эти   события  имеют   какую-либо  связь  с  преступником   (например,
обусловившие  зарождение умысла на совершение преступления, а также события,
связанные   с   подготовкой   к   преступлению,   со   сбытом   похищенного,
укрывательством  преступника и  т.д.).  Выявление и разработка таких событий
позволяет  установить  их  участников  и  проверить   последних  на  предмет
причастности их к раскрываемому преступлению.
     Известны  два  пути  решения  этих  задач.  Один  из них базируется  на
использовании  данных,  собираемых  при  изучении  личности,  образа  жизни,
поведения  потерпевшего,  а  также  лиц, находящихся  с  ним  в родственных,
служебных и иных отношениях. (Таким путем выявляются и исследуются события в
сфере быта, в местах работы, отдыха,  иного  времяпрепровождения).  При этом
преследуется цель,  с одной стороны, формирования  необходимой свидетельской
базы,  с  другой  -  выявления  лиц,  подлежащих  проверке  на   предмет  их
причастности к  преступлению.  Особое  внимание необходимо  уделять лицам, с
поведением которых связываются события из разряда  улик поведения (например,
лицам,  подговаривавшим своих знакомых в  случае  их  вызова  на допрос дать
ложные показания,  лицам,  которые,  узнав о  возбуждении  уголовного  дела,
неожиданно  и  без  видимых  на  то  причин  бросили  работу  и  скрылись  в
неизвестном  направлении).  Второй  путь  предлагает  реализацию  знаний   о
типичных для определенных групп преступников актов  их  поведения до и после
совершения ими преступлений, по поводу  которых возбуждены уголовные дела. В
литературе  он  получил  название  криминалистического  анализа  оперативной
обстановки. В криминалистическом  понимании  оперативная  обстановка  -  это
совокупность имевших место на определенной территории за определенный период
времени различных поведенческих актов, существенных с точки зрения раскрытия
данного  преступления. В  содержание оперативной  обстановки включаются  две
группы  неоднородных  обстоятельств.  Это,  во-первых,  явления,  подлежащие
официальной  регистрации  в  силу их  противоправности  и по  иным  причинам
(преступления,  иные правонарушения, не подпадающие под  действия уголовного
закона, прочие регистрируемые, хотя и не противоправные  явления типа фактов
призыва в армию, смерти и похорон людей и т. п.); во-вторых, факты, события,
связанные  с  жизнедеятельностью  населения,  поведением  людей,  хотя и  не
являющиеся объектами официальной регистрации  и  учета, но,  тем  не  менее,
представляющие   оперативно-следственный  интерес   (коллективные   выпивки,
гуляния, появление в регионе лиц,  имеющих сомнительную репутацию и  т. д.).
Деятельность  по  собиранию,  исследованию  и  использованию  информации  об
оперативной обстановке опирается на следующие положения. Следователь исходит
из  посылки,  что  неизвестный  ему  преступник,   совершивший  расследуемое
преступление,   является  участником  и  других  криминалистически  значимых
поведенческих  актов.  Исходя из  общей  типовой  криминалистической  модели
поведения преступников соответствующей категории, в  процессе  расследования
осуществляется  выявление  указанных  актов  на  определенной территории  за
определенный  период  времени, устанавливаются  их  участники, которые затем
проверяются  на   предмет  причастности  их  к  раскрываемому  преступлению.
Исследование  оперативной  обстановки  может осуществляться как  в  пределах
сравнительно небольших (село,  микрорайон, район, город районного значения),
так и  значительных  по территории  регионов  (в  масштабах  группы  смежных
районов, области, нескольких областей и  т. д.). Вопрос о  том, какой период
времени  при этом  следует  охватить,  также  не  имеет однозначного ответа.
Иногда эффективно исследование обстановки лишь за период нескольких часов до
или после преступления (подчас и до, и после). Чаще охватываются большие  по
продолжительности периоды времени  (сутки,  несколько суток, месяц и т. д.).
Реализация данного  метода предполагает в  первую  очередь выявление  других
преступлений,  предположительно  связанных: 1) с  подготовкой  преступления,
которое  раскрывается  (например,  при  раскрытии   убийств,  совершенных  с
применением огнестрельного  оружия, анализируются дела  о нераскрытых кражах
того же типа оружия, разбойных  нападениях,  сопряженных с завладением таким
оружием);  2)  с   совершением  данного  преступления:   3)  с  обеспечением
безопасного  отхода преступника  с места  преступления,  с  сокрытием следов
содеянного, с  попыткой избежать задержания,  разоблачения; 4) с реализацией
возможностей,  открывшихся  в  результате  преступления  (сбыт  похищенного,
использование  поддельных документов и т.  д.). Наряду с  этим анализируются
сходные   в  части  каких-то  элементов  преступления,  совершенные  лицами,
находящимися в  период совершения  раскрываемого деяния на свободе. При этом
следует иметь в виду, что  степень сходства отдельных элементов или эпизодов
преступной деятельности может  быть различной.  Обусловлено  это конкретными
возможностями  преступника,  обстановкой содеянного, особенностями  объектов
посягательства    и   другими   обстоятельствами    объективно-субъективного
характера. Может  возникнуть необходимость и в анализе  преступлений, вообще
не  имеющих сходства ни с  точки  зрения их  уголовно-правовых,  ни  с точки
зрения   криминалистических   характеристик  с  тем,  которое  раскрывается,
поскольку  общая антиобщественная  ориентация  лиц,  вставших  на преступный
путь,  нередко   проявляется   в  различных,  подчас  существенным   образом
отличающихся  (как по форме,  так  и по содержанию)  акциях, подпадающих под
действие  уголовного закона.  Сведения по этому поводу могут быть получены в
различных  источниках  (путем  опроса  местных  жителей;  изучения  архивных
уголовных  дел,  а  также  дел  о  не раскрытых  преступлениях,  по  которым
проводится  расследование;  анализа  так  называемых отказных  материалов  в
органах  дознания; книг  учета  происшествий в гор(рай)отделах  органов МВД;
материалов и учетных данных станций скорой медицинской помощи и т. д.).




     Деятельность  по изобличению  преступника представляет  собой  процесс,
направленный на: а) собирание недостающих данных,  характеризующих указанное
лицо и его поведение; б) использование знаний о  преступлении и  преступнике
при организации  и осуществлении  работы по его идентификации,  по проверке,
уточнению   накопленного    доказательственного   фонда,   пополнению    его
доказательствами, которые до выявления преступника не могли быть обнаружены.
На  начальной  стадии  этой  деятельности,  а   она  в  необходимых  случаях
осуществляется в тайне от заподозренного, который может и не  догадываться о
том,  что попал  в поле зрения следователя, целесообразно  в первую  очередь
убедиться, мог ли  заподозренный в силу своих личностных качеств и отношений
(физических,  психологических,  возрастных и  иных свойств) совершить данное
преступление, имел  ли  он  для этого объективную возможность. В этих  целях
проводятся следующие мероприятия:
     - обеспечиваются  оперативный сбор так называемых установочных данных о
преступнике, его образе жизни, связях;
     -  собранные в  ходе этой работы данные  сопоставляются с имеющимися  в
деле  сведениями  для   решения  вопроса  о  том,  насколько  органично  они
вписываются  в  вероятностную   информационную   модель  преступника  и  его
поведения, не противоречат ли ей;
     - проверяется, нет ли у заподозренного алиби. Наряду с этим выясняется:
располагал  ли  заподозренный  (и  его  связи) средствами  и  возможностями,
которые  реализованы при  совершении преступления  (транспортным  средством,
огнестрельным  оружием, определенными профессиональными навыками, знаниями и
т. д.); какую одежду, обувь  носил заподозренный  в  тот  день (ночь), когда
было совершено  преступление,  какие у  него в этот период  времени  имелись
другие  вещи,  предметы,  которые  могут  иметь  значение  для дела, где они
находятся в  данное  время, не подвергались ли  каким-либо  изменениям после
преступления  (переделке,  ремонту и  т.  д.): чем  он занимался  в  период,
непосредственно предшествующий преступлению и сразу после  этого  события, с
кем контактировал, куда ездил, ходил; знал ли заподозренный потерпевшего,  в
каких отношениях находился с ним и членами его семьи: не видел  ли кто его в
районе места происшествия в  интересующий  следствие период  времени:  какую
роль в содеянном мог  он играть, если  преступление  совершено  группой лиц.
Исследование  этих вопросов вначале целесообразно  осуществлять  оперативным
путем.  Затем  собранные  в  ходе  оперативно-розыскных  мероприятий  данные
следует   внимательно   проанализировать  и  реализовать   путем  проведения
следственных  действий,  в  частности,  путем  допроса  заподозренного,  его
родственников, иных, хорошо знавших его лиц. Показания указанных лиц, все их
заявления и приведенные доводы должны  быть тщательно проверены. Кроме того,
работа по изобличению преступника предполагает:
     - организацию и осуществление различных идентификационных исследований,
прежде  всего   соответствующих  криминалистических   экспертиз:  -   поиск,
обнаружение,  осмотр  и  исследование  следов  на  теле заподозренного,  его
одежды, других вещей, которые он носил или имел  при себе  в то время, когда
было совершено преступление;
     -  поиск  вещей,  ценностей,   документов,  иных   объектов,   которыми
преступник  завладел  во  время совершения преступления,  а также предметов,
устройств,  приспособлений,  других  предметов, которые  он  использовал для
проникновения  на  место  происшествия  для  вуалирования  своей  внешности,
сокрытия  следов  и  факта  совершения  преступления,  следов  изготовления,
ремонта, апробации  средств преступления, сырья,  материалов, которые  могли
быть использованы им при изготовлении указанных средств,  их осмотр, изъятие
и исследование в случае обнаружения:
     - поиск транспортных средств,  брошенных  преступником, возвращенных их
владельцам,  исследование обнаруженных на этих объектах следов,  указывающих
на то,  что  они  эксплуатировались  во  время совершения преступления и это
делалось  преступником: - собирание данных  о том,  что заподозренный имел в
своем  ведении орудия, предметы, иные объекты, использованные при совершении
преступления, которые позднее у него исчезли (проданы, утеряны, уничтожены и
т. д.):
     -   выяснение,   вопроса,   не   совершил   ли   заподозренный   другие
правонарушения до и после раскрываемого преступления;
     - выявление и допрос лиц, которым он  мог  рассказать  о совершенном им
преступлении,  показать  орудие  преступления, похищенные  вещи,  сбыть  их,
передать на хранение и т.п.,  а также лиц, располагающих  иной  информацией,
указывающей на возможность  совершения им  преступления.  При  допросе лица,
заподозренного   в   совершении   расследуемого   преступления,  необходимо,
во-первых,   получить  как  можно  более   полные,   развернутые,  предельно
конкретизированные показания по всем обстоятельствам,  имеющим  значение для
дела, во-вторых, обеспечить скрупулезную  проверку, а также закрепление всех
сообщенных сведений и, в первую очередь, о  тех обстоятельствах, которые  до
этого  не  были известны  следствию  (например, о  месте  нахождения  орудия
преступления,  похищенных  вещей);  в-третьих, тщательно  проанализировать и
оценить   полученные  в  ходе  этой   работы  данные  с   точки   зрения  их
объективности, полноты, достаточности и непротиворечивости другим  собранным
по  делу доказательствам.  При обнаружении  противоречий  между  сведениями,
полученными  от  и  с  помощью   подозреваемого  (обвиняемого),  и  данными,
почерпнутыми из других источников, должны быть приняты меры по их устранению
(повторные допросы, очные ставки, назначение экспертиз и т. д.).




     Среди преступлений  против  личности наибольшую общественную  опасность
представляют  убийства  и  изнасилования.  Единство  родового  объекта  этих
преступлений, насильственный характер действий виновного в отношении жертвы,
которая нередко  оказывает сопротивление,  однотипность возникающих  при  их
совершении материальных следов, сходство в тактике ряда проводимых  по делам
указанных категорий следственных действий обусловливают наличие общих черт в
характеристике методики их расследования.




     Разнообразие  способов  совершения  и  сокрытия убийств,  их мотивов  и
целей,   специфичность   используемых  преступниками   орудий   и   средств,
особенности  места  и  времени совершения  этих  преступлений  обусловливают
наличие в  общей методике их расследования ряда частных методик,  отражающих
специфику расследований убийств  различных видов, в частности, с применением
огнестрельного  оружия, взрывчатых веществ, ядов, колюще-режущих  предметов,
сопряженные  с  расчленением  трупа,  замаскированных  убийств,  убийств  на
транспорте,  в  драке,   по   корыстным  мотивам,  хулиганским  побуждениям,
детоубийств, убийств, сопряженных  с изнасилованием. В зависимости от объема
и  характера первичной информации, имеющейся  в распоряжении  следователя на
момент возбуждения уголовного дела, все убийства могут быть разделены на две
группы: 1)  так называемые  очевидные убийства,  факт совершения которых  не
вызывает   сомнения  и  к   началу  расследования  которых  известно   лицо,
совершившее  это   преступление;  2)  убийства,   совершенные   в   условиях
неочевидности  (к ним относятся  те преступления, расследование  по  которым
производится  при   отсутствии  данных   о   личности  преступника).   Среди
изнасилований  можно  выделить:  изнасилования,  совершенные без  отягчающих
обстоятельств: изнасилования несовершеннолетних и малолетних: изнасилования,
совершенные группой лиц; изнасилования, повлекшие самоубийство потерпевшей и
иные тяжкие последствия.  Кроме того, в зависимости  от характера  отношений
между потерпевшей и подозреваемым все изнасилования  могут быть подразделены
на   совершенные:   а)   лицом,   известным   потерпевшей;   б)  неизвестным
преступником;  в   зависимости  от  особенностей  способа  подавления   воли
потерпевшей  на  совершенные:  а)  с  применением физического  насилия; б) с
применением психического насилия; в) с использованием беспомощного состояния
потерпевшей.  И убийства,  и  изнасилования  нередко  относятся  к категории
серийных преступлений.  Способы  совершения  убийств  предполагают  активные
действия виновного лица. Они выражаются:
     - в непосредственном  причинении потерпевшему телесных повреждений  при
помощи различных орудий;
     -  в приведении  потерпевшего  в  беспомощное  состояние с  последующим
нанесением телесных повреждений, задушением, оставлением в опасных для жизни
условиях (например,  на открытей  местности  без одежды  в  зимнее  время, в
помещении, наполненном угарным газом, и т. п.);
     - в сбрасывании потерпевшего с высоты;
     -в  выбрасывании потерпевшего  из  движущегося  транспортного  средства
(поезда, автомобиля и т. д.);
     -  во  введении  в организм  потерпевшего ядовитых веществ.  Совершению
заранее  обдуманных  и спланированных  убийств и  изнасилований предшествует
определенная   подготовка   по   созданию   условий  для  беспрепятственного
осуществления  задуманного,  подысканию  орудий  и  средств   убийства  либо
физического  или  психического воздействия  на  потерпевшую,  обеспечения  в
дальнейшем  возможности  сокрытия преступления или своего участия в нем. Для
нанесения  телесных   повреждений   и   оказания   психического  воздействия
преступниками  при  совершении  рассматриваемых  преступлений   используются
предметы хозяйственно-бытового назначения (кухонные и складные ножи, топоры,
молотки,  стамески,  отвертки  и  др.),  случайные  предметы,  подо  бранные
непосредственно на месте  преступления (камни, об резки  труб, колья, пустые
бутылки  и  пр.),  а также  разнообразное холодное  оружие,  преимущественно
кустарного изготовления. При совершении убийств с применением огнестрельного
оружия в качестве такового выступают, как правило, гладкоствольные охотничьи
ружья,  самодельное  и  переделанное  оружие (самопалы, обрезы). В  качестве
ядов,  как  средства  убийства,  преступниками преимущественно  используются
сильнодействующие  лекарственные   препараты,   средства   бытовой  химии  и
высокотоксичные соединения.
     Совершение   умышленного   убийства   и  изнасилования   сопровождается
возникновением специфических следов, свидетельствующих как о  насильственном
характере расследуемого преступления, так и о его отдельных обстоятельствах.
К подобным следам относятся:
     -  следы  борьбы  на  месте  происшествия  (перевернутая мебель,  битая
посуда, оторванные элементы одежды и т. п.):
     - телесные повреждения на трупе либо жертве насилия;
     -оружие и иные предметы, забытые либо выброшенные преступником на месте
происшествия;
     - повреждения на одежде жертвы;
     -следы биологического происхождения  (кровь, сперма, слюна, волосы и т.
п.):
     -  следы  зубов  и ногтей на  теле  преступника, полученные им  в  ходе
оказания ему сопротивления жертвой;
     - микроследы волокон одежды преступника и  жертвы, перенесенные с одной
на другую в процессе их физического контакта. Кроме того, при изнасиловании,
совершенном на открытой местности, на мягком грунте нередко образуются следы
от  колен   и  локтей  преступника,  возникшие  в  ходе  насилия.  На  выбор
преступником способа  сокрытия  убийства или изнасилования оказывает влияние
характер связи  виновного  с жертвой и  местом  преступления.  Содержание  и
последовательность совершаемых  при  этом действий  определяется личностными
данными преступника и обстановкой совершения преступления. В  случаях, когда
преступник и  его жертва  не  были  знакомы между собой либо  их  знакомство
носило  случайный  характер,  а  семо  место  преступления не  имеет прямого
отношения  к личности виновного,  последний,  реализовав преступный замысел,
стремится  как  можно  скорее  скрыться  с места происшествия. Для  создания
резерва времени,  обеспечивающего ему возможность беспрепятственно  покинуть
это место,  жертва  насилия  нередко  приводится в беспомощное состояние.  В
случаях  убийства  Осуществляется  временное   сокрытие  трупа.  Так,  труп,
находящийся  в жилище,  переносится в  подсобное помещение,  ванную комнату,
туалет,   помещается   под   кровать,   заваливается  одеждой,   постельными
принадлежностями;  иногда  помещение, где  находится  труп, поджигается.  На
открытой  местности  труп  маскируется  ветками,  сухими  листьями,  травой,
строительным мусором -и т. п. либо перемещается в  место, где он будет менее
заметен канаву, подвал, развалины зданий и т. д.). Одновременно преступником
принимаются   меры   к   уничтожению  следов  преступления  на  себе  самом:
производится  чистка, стирка,  ремонт одежды, ее  замена,  замывание  следов
крови, наложение пудры, грима, повязок на телесные повреждения, полученные в
борьбе   с  жертвой.  Орудия,   использовавшиеся  для  причинения   телесных
повреждений, нередко выбрасываются преступником на месте происшествия или по
пути  следования  от  него, холодное  и  огнестрельное оружие  скрывается  в
различных  местах.  Одновременно  с уничтожением  следов преступления в ряде
случаев делаются  попытки  создания  ложного  алиби,  которые,  как правило,
сводятся  к  склонению родственников и знакомых к даче  ложных  показаний  о
времени его возвращения  домой в день совершения преступления, об их встрече
с   ним   в   конкретном   месте   в   определенное  время,   о   совместном
времяпрепровождении.  В  случаях, когда  между  преступником  и его  жертвой
существовали родственные, дружеские, интимные или иные  устойчивые отношения
либо место убийства связано  с  личностью  виновного (жилище,  дача,  личный
гараж, рабочее место), факт смерти  по терпевшего, а  равно обнаружение  его
трупа  в   конкретном  месте,   неизбежно  влечет  подозрения  в   отношении
определенного  лица. В таких случаях  сокрытие виновным убийства  сводится к
комплексу действий, направленных на сокрытие факта смерти и маскировку места
совершения  преступления.  С  этой  целью   труп  потерпевшего  уничтожается
(например,  сжигается в печи)  или скрывается иным образом  (закапывается на
приусадебном  участке,  в  подвале, сбрасывается  с  прикрепленным грузом  в
водоем  и  т.  п.),  либо убирается  с места  происшествия  и оставляется  в
каком-либо  "нейтральном" месте, достаточно удаленном от места преступления.
Для перемещения трупа с места убийства он нередко расчленяется. В дальнейшем
части   расчлененного  трупа  переносятся  преступником   и   оставляются  в
различных,  как правило, удаленных местах, подбрасываются в  железнодорожные
составы, следующие  в  разных направлениях, и т. п. Одновременно с сокрытием
трупа  виновным принимаются меры к уничтожению находящихся на месте убийства
следов: производится ремонт квартиры, перекраска полов, полная или частичная
замена  обоев, чистка мягкой мебели, ковров и  т. д.  Чтобы отвлечь  от себя
подозрения в  убийстве, виновный  имитирует  активные  поиски  потерпевшего,
распространяет слухи  о его отъезде  по  личным мотивам в другую  местность,
организует  отправление  из  различных  мест  писем  и  телеграмм  от  имени
исчезнувшего.  При невозможности  сохранить в тайне факт смерти потерпевшего
преступник в зависимости от способа убийства и характера имеющихся  на трупе
телесных повреждений прибегает к иным способам сокрытия убийства.  Так, если
имеющиеся  телесные  повреждения  явно свидетельствуют  о  причинении смерти
посторонней  рукой,  инсценируется   разбойное  нападение   либо  совершение
убийства  в состоянии  сильного душевного волнения, необходимой  обороны или
неосторожное   убийство.   При  отсутствии   на   трупе  подобных   телесных
повреждений, как  правило, имеет  место инсценировка несчастного случая  или
самоубийства  потерпевшего.  В  криминалистической характеристике убийств  и
изнасиловании можно выделить виктимологический аспект поведения самих жертв,
для  которых   нередко  характерно   злоупотребление   спиртными  напитками,
конфликтность, легкомыслие.




     В  ходе   расследований  убийств  и  изнасилований  следователь  должен
установить ряд обстоятельств, круг которых в значительной  мере определяется
спецификой этих преступлений. Так, подлежат установлению:
     - точное место  и время совершения преступления (адрес  помещения  либо
координаты  местности,   день,  час,   по  возможности  и  минуты,  а  также
продолжительность совершения преступления);
     - действия виновного по подготовке преступления:
     - механизм совершения преступления;
     -орудия убийства и другие средства, использованные преступником:
     -действия преступника по сокрытию преступления и его участия в нем;
     - наличие причинной связи  между  действиями преступника и наступившими
последствиями;
     - роль каждого участника в групповом преступлении;
     - характер умысла виновного, цели и мотивы его действий:
     - личность виновного, характеризующие его данные;
     -личность   жертвы,   характеризующие   ее   данные,   в    том   числе
виктимологический  аспект  поведения.   В   зависимости  от  той  или   иной
разновидности  убийства  или изнасилования  установлению  подлежат и  другие
обстоятельства.   Так,   при   обнаружении   частей   расчлененного    трупа
устанавливается принадлежность всех обнаруженных частей одному трупу, способ
и механизм расчленения: при  корыстных мотивах - характер и размер ущерба; в
случаях  совершения  убийства при  превышении  необходимой  обороны  либо  в
состоянии сильного душевного волнения  - реальность нападения  и психическое
состояние  виновного.  В  ходе  расследования изнасилования  устанавливается
характер насилия, реальность угроз преступника и  особенности  их восприятия
потерпевшей,   характер   и   активность   сопротивления   жертвы,   наличие
беспомощного состояния, его характера и причин возникновения.




     Наиболее общими следственными ситуациями при  расследовании  убийств  и
изнасилований  являются  ситуации,  когда на момент  возбуждения  уголовного
дела:   1)  лицо,  совершившее  преступление,  следствию  не  известно;   2)
совершившее преступление лицо  известно  следствию. Кроме того, на специфику
следственной ситуации оказывает влияние период  времени, прошедший с момента
совершения  преступления до момента начала расследования. Выдвигаемые в ходе
расследования  преступлений против личности следственные  версии могут  быть
разделены  на  три группы:  1)  версии,  не  имеющие выраженной специфики  и
выдвигаемые при расследовании  различных категорий  преступлений, основанные
на анализе следов рук, ног, транспортных  средств и  иных следов (к подобным
версиям  относятся  версии  о  физических данных  преступников, способах  их
проникновения  в помещение,  использованных  ими транспортных средствах и т.
п.);  2)  версии  родового  характера,  типичные  для   преступлений  против
личности: а) о насильственном характере события преступления: б)о  событиях,
предшествовавших   преступлению;   в)   об   орудиях   причинения   телесных
повреждений;  г) о совершении  наряду с  расследуемым  другого  преступления
(кражи,  грабежа);  д)  о  психических  аномалиях  преступника:  3)  версии,
обусловленные   следственной    ситуацией   той   или   иной   разновидности
преступлений.  Типичные следственные  ситуации  по делам об  убийствах могут
быть сведены к следующим:
     -  обнаружение  трупа  с  явными  признаками   насильственной   смерти,
причиненной посторонней рукой;
     - обнаружение трупа с признаками насильственной смерти при неясности ее
конкретной причины;
     -  обнаружение трупа без  явных  телесных  повреждений и при отсутствии
видимых   травмирующих   факторов,    но   при    обстоятельствах,   могущих
свидетельствовать о насильственном характере смерти; - исчезновение человека
при наличии данных, позволяющих предположить его убийство;
     -  обнаружение  частей  расчлененного  трупа.  При этом  выдвигаются  и
подлежат проверке версии о наступлении смерти в  результате: а) убийства: б)
самоубийства;   в)  несчастного  случая:  г)   какого-либо  заболевания;  д)
скоропостижной   смерти.   Элементы   первоначальной  следственной  ситуации
являются отправными  моментами  для  выдвижения  ряда  частных  следственных
версий  о механизме убийства, его орудиях;  о положении, в котором находился
потерпевший  в момент  причинения  ранений; о  совершении убийства  по месту
жительства   или  работы  преступника   и   т.  д.  Следственные   ситуации,
складывающиеся  на момент  на  чала  расследования изнасилования, могут быть
классифицированы в зависимости от того:
     - был ли  половой акт с  потерпевшей совершен с применением физического
или психического насилия либо с использованием ее беспомощного состояния:
     -совершено ли насилие в отношении несовершеннолетней или малолетней;
     -совершено  ли  насилие  в  помещении   или   на  открытой   местности.
Выдвигаются и  подлежат проверке версии о том, что: а)  изнасилование  имело
место при обстоятельствах, сообщенных потерпевшей: б) изнасилования не было,
а  произошло добровольное половое сношение, в оценке  обстоятельств которого
потерпевшая добросовестно  заблуждается: в)  изнасилования  не  было,  имела
место   инсценировка   преступления.   В   зависимости   от    обстоятельств
расследуемого дела мо  гут  быть выдвинуты и другие версии,  в частности, об
особенностях  восприятия  потерпевшей  конкретных  действий  преступника:  о
характере существовавших между ними отношений: об интенсивности оказываемого
ею сопротивления; о причинах изменения показаний и  т. п.  В  случаях, когда
потерпевшей  от  изнасилования является несовершеннолетняя,  самостоятельной
задачей  расследования  является  выяснение  вопроса  о  том,  было  ли  это
обстоятельство известно подозреваемому.




     Осмотр места происшествия. При осмотре места происшествия  по делам  об
убийствах и изнасилованиях исследованию подлежат:
     - обстановка места происшествия;
     -труп,
     -  следы  борьбы  и  иные  следы,  свидетельствующие  о  насильственном
характере преступления и его отдельных обстоятельствах:
     - следы биологического происхождения:
     - предметы,  принадлежащие виновному и его жертве, находящиеся на месте
происшествия.  При  наличии трупа  осмотр места происшествия проводится, как
правило, в направлении от центра к периферии, что объясняется необходимостью
незамедлительной  фиксации быстро меняющихся трупных явлений  и возможностью
выяснения ряда  других важных  для  расследования вопросов. В  ходе  осмотра
трупа  устанавливается  его  пол,  примерный  возраст,  телосложение,  рост,
определяется    положение   трупа   относительно   неподвижных   ориентиров,
фиксируется поза трупа, положение головы и конечностей, особые приметы. Если
на  момент  осмотра  труп  не  опознан,  в протокол  вносится  его подробное
описание   по   методу   "словесного   портрета".   Затем   в   определенной
последовательности описывается  одежда  и  тело трупа,  находящиеся при  нем
предметы,  прилегающая  территория.  При  осмотре  одежды  трупа  обращается
внимание  на   ее  состояние,  соответствие  сезону  и   физическим   данным
потерпевшего.  Внимательно  изучается  и  фиксируется  содержимое  карманов.
Подробно,  с  указанием точного расположения, размеров  и формы  описываются
имеющиеся на одежде повреждения, следы крови и иные следы и загрязнения. При
осмотре  тела в протоколе отражаются наличие и степень  выраженности трупных
явлений,   обнаруженные   телесные   повреждения  фиксируются   с  указанием
локализации, количества, взаиморасположения, размеров, а при необходимости и
цвета,  отмечается  наличие на  теле иных следов  и  посторонних  частиц.  В
зависимости от характера телесных повреждений, являющихся одним из отражений
способа   совершения   преступления,   осмотр   трупа   имеет   определенные
особенности.  Так, при  осмотре  трупа с колото-резаными ранами,  а также  с
повреждениями, причиненными  тупыми  твердыми  предметами,  особое  внимание
обращается на количество  повреждений, их  характер, локализацию  и взаимное
расположение,  размеры,  форму,  характер  краев   раны,  состояние  одежды,
соответствие телесных повреждений повреждениям  на одежде,  наличие на  теле
потерпевшего следов борьбы и самообороны.
     При осмотре трупа  с повреждениями, причиненными огнестрельным оружием,
исследованию и фиксации в протоколе подлежат следы выстрела на теле и одежде
трупа.  В протоколе  указываются  количество повреждений,  их  локализация и
взаимное  расположение,  размеры  и  состояние  краев,  наличие  штанцмарки,
конфигурация, площадь и  характер отложения копоти, ружейной  смазки,  зерен
несгоревшего пороха.  В ходе  осмотра  трупа, снятого с  петли,  внимательно
изучается  странгуляционная  борозда,  ее  характер,  направление, ширина  и
глубина,  цвет,  отображение  в ней материала петли, в протоколе фиксируются
наличие  и  расположение  трупных  пятен,  их  цвет  и  другие  особенности,
существование следов  непроизвольного мочеиспускания и дефекации. В случаях,
указывающих на отравление, описываются следы химических веществ  на одежде и
теле трупа, ожоги кожи и слизистой, отмечается наличие рвотных  масс, крови,
характерных  запахов,  специфических  трупных  явлений,  свидетельствующих о
наступлении смерти от  определенного яда. При осмотре трупа, извлеченного из
воды,  помимо  фиксации  имеющихся на  нем телесных повреждений,  обращается
внимание на наличие явлений мацерации, а  также пены в области рта и носа. В
ходе  осмотра  места происшествия  по  делам об  изнасиловании  следователь,
помимо  фиксации  следов преступления  и  вещественных доказательств, должен
обращать   внимание  на   существование   либо   отсутствие   обстоятельств,
затрудняющих  совершение  этого  преступления  (наличие   вблизи  от   места
происшествия  многолюдной  магистрали,  отсутствие звукоизоляции  и т.  д.).
Следственный  осмотр  по   данной  категории  уголовных   дел  целесообразно
проводить на  открытой местности в  направлении от периферии  к центру,  что
позволяет  более  эффективно  вы  явить все находящиеся там  следы и  другие
вещественные доказательства. Поскольку данный осмотр сопряжен с обнаружением
и изъятием следов биологического происхождения (кровь, сперма, слюна, волосы
и т. п.),  проводить  его  целесообразно с  участием специалиста  в  области
судебной  медицины. При этом необходимо учитывать,  что следы крови на месте
происшествия имеют не только  судебно-медицинское,  но и  криминалистическое
значение, на основе их  изучения могут быть  выяснены такие существенные для
расследования  обстоятельства,  как  место  совершения  преступления  и  его
механизм,  взаиморасположение  потерпевшего  и  жертвы в  момент  причинения
телесных повреждений и др.
     При  исследовании  места  происшествия  значительная  роль  принадлежит
микроследам,  носителями  которых   являются  одежда  жертвы,   тело  трупа,
предметы, использованные преступником для нанесения телесных повреждений.  С
помощью  этих следов в  дальнейшем  может  быть установлен факт  физического
контакта жертвы с преступником, найдено место  убийства либо сокрытия трупа,
выяснена   профессия   потерпевшего.  Действия  по   установлению   личности
неопознанного трупа. Если при осмотре трупа  не было обнаружено документов и
он  не  был  опознан  присутствующими  на  месте  происшествия   лицами,  то
следователь  принимает  меры к установлению  личности пострадавшего.  С этой
целью  труп  может  быть  предъявлен  лицам,  которые  могут   его  опознать
(работники   РЭУ,   почтальоны,   участковые   инспекторы   милиции,  жители
близлежащих населенных пунктов). Если в ходе этих мероприятий будут получены
данные  о  личности пострадавшего,  труп  предъявляется  его  родственникам,
знакомым,  сослуживцам  для   опознания   по  правилам,  установленным  УПК.
Производство  данного следственного  действия  имеет  ряд особенностей. Так,
предъявление  трупа  для  опознания рекомендуется  производить  в  отдельном
помещении  морга.  В  случаях,  когда  имеется  возможность предъявить  труп
нескольким  лицам,  предпочтение отдается  тому  из  них, кто способен менее
болезненно   перенести   эту  процедуру.   Труп,  обнаруженный  без  одежды,
предъявляется для  опознания  задрапированным простыней.  Найденная  в  ходе
осмотра места происшествия  одежда  и другие предметы, могущие  принадлежать
пострадавшему, предъявляются для опознания отдельно от трупа. Если указанные
выше действия  не  принесли положительных результатов, а дальнейшее хранение
трупа  невозможно,  то  перед   его  захоронением  должны  быть  произведены
действия, направленные на обеспечение последующей возможности идентификации.
С  этой   целью   труп   дактилоскопируется,  фотографируется   по  правилам
опознавательной   фотосъемки,  составляется  карта  неопознанного  трупа.  С
помощью  судебно-медицинского  эксперта  с  головы трупа  отбираются образцы
волос,   участки  кожи  с   татуировками   препарируются  и  сохраняются   в
судебно-медицинском  учреждении.  Одежда  и  другие находившиеся  при  трупе
предметы изымаются и хранятся при уголовном деле. Дактилоскопическая карта с
отпечатками пальцев  потерпевшего и карта неопознанного трупа направляются в
орган   уголовной  регистрации.   Фотоснимки  трупа  передаются  оперативным
работникам милиции для выяснения личности погибшего.
     Для  получения  дополнительной   информации  о  личности  пострадавшего
назначаются  судебные экспертизы.  Так, экспертные исследования волос, ушной
серы, подногтевого  содержимого, следов-наслоений  на  одежде  и обуви трупа
могут  способствовать   установлению  профессии   потерпевшего;  с   помощью
товароведческой  экспертизы  устанавливается  место  изготовления  одежды  и
других   находившихся   при    трупе   вещей;   восстановление   с   помощью
криминалистической  экспертизы  содержания  проездных  и  иных   документов,
обнаруженных при  потерпевшем.  помогает  установлению  населенного  пункта,
откуда  он   прибыл.   Судебно-медицинская   экспертиза.  Данная  экспертиза
позволяет получить ответы на вопросы, относящиеся ко всем элементам  состава
рассматриваемы)? преступлений. С ее по мощью можно установить:
     - наличие, количество, локализацию телесных повреждений у жертвы;
     - тяжесть этих повреждений и время их причинения;
     - взаимное  положение  виновного и  жертвы в момент причинения телесных
повреждений;
     - наличие алкоголя в крови жертвы и его концентрацию;
     - групповую принадлежность крови, спермы и других вы делений организма.
В случаях убийства помимо  установления причины и времени наступления смерти
судебно-медицинская  экспертиза  в  зависимости  от  специфики расследуемого
преступления может ответить и на другие вопросы. Так, при обнаружении частей
рас члененного трупа на разрешение судебно-медицинской экспертизы могут быть
поставлены  следующие  вопросы:  1)   принадлежат  ли   обнаруженные   части
человеческого тела одному трупу; 2) каковы механизм и орудия расчленения; 3)
не  обладало ли  лицо,  производившее  расчленение,  по  знаниями в  области
анатомии и практическими навыками секционной техники; 4) не являлось  ли оно
левшой.  Вопросы,   предлагаемые   судебным   экспертом,   при   обнаружении
неопознанного  трупа:  1)  каков  возраст и  рост  потерпевшего:  2)  какими
хроническими  заболеваниями он  страдал при  жизни;  3)  имеются  ли на теле
потерпевшего следы хирургических операций, каких именно и как давно они были
произведены;   4)  имеются  ли  у  потерпевшего  какие-либо   патологические
изменения или аномалии внутренних органов.
     По  делам  об  изнасиловании  перед  судебными  экспертами  могут  быть
поставлены  вопросы: 1) нарушена ли  у потерпевшей  целостность  девственной
плевы  и когда; 2) возможно ли  совершение  полового  акта с потерпевшей без
нарушения  целостности девственной плевы:  3) жила  ли  потерпевшая  половой
жизнью;   4)  имеются  ли  на  теле   потерпевшей  следы,  характерные   для
насильственного полового акта; 5)  не находится  ли потерпевшая в  состоянии
беременности.  В  зависимости  от  особенностей  расследуемого  события   на
разрешение судебно-медицинской  экспертизы могут  быть  предложены  и другие
вопросы,  в  частности,   направленные  на  разоблачение  инсценировки:   не
изменялась  ли  поза  трупа:  не  наложена  ли  петля  на  шею  потерпевшего
посмертно; соответствуют ли  телесные повреждения, имеющиеся на теле жертвы,
повреждениям  на  одежде;  могли  ли   быть   причинены  имеющиеся  на  теле
потерпевшего телесные повреждения его собственной рукой. В связи с  тем, что
в  ходе  судебно-медицинских  исследований  могут  быть  установлены  факты,
требующие  постановки  перед  экспертами  дополнительных вопросов,  а  также
выявлены   обстоятельства,  нуждающиеся  в   срочной  проверке,  присутствие
следователя при производстве судебно-медицинской экспертизы является  весьма
желательным.  При  расследовании   преступлений  против  личности  наряду  с
судебно-медицинскими исследованиями проводятся и другие  виды экспертиз. Для
исследования  волос,  следов крови, спермы  и иных  выделений  человеческого
организма назначается  судебно-биологическая экспертиза. При обнаружении под
ногтями  жертвы частиц кожного  эпителия для определения их происхождения  и
групповой    принадлежности   производятся   цитологические    исследования.
Исследование следов-наложений, в частности  волокон одежды жертвы на  одежде
подозреваемого,  осуществляется  криминалистической экспертизой  материалов,
веществ  и изделий. По обнаруженным  на  месте происшествия следам рук, ног,
транспортных   средств   могут  проводиться   разнообразные  трасологические
исследования.  В зависимости  от  конкретных обстоятельств дела  могут  быть
назначены     также     баллистическая,     пиротехническая,     химическая,
токсикологическая  и другие виды  экспертиз. Допрос свидетелей.  В  качестве
свидетелей  по  делам об убийствах  и изнасилованиях  допрашиваются очевидцы
преступления, родственники, знакомые  и сослуживцы потерпевшего потерпевшей,
подозреваемого и другие лица.
     Основная цель допроса очевидцев - получение от них подробной информации
об  обстоятельствах  совершенного   преступления   и  приметах  преступника.
Выясняется,  в силу каких причин  очевидец оказался  на  месте происшествия,
количество и приметы преступников, их имена или клички, наличие у них оружия
или иных предметов, использовавшихся в качестве таково  го, действия каждого
из  них,  поведение  жертвы,  характер  оказываемого жертвой  сопротивления,
действия виновных лиц после совершения преступления и другие вопросы. Задача
допроса лиц, первыми обнаруживших преступление,
     -  установление  событий, происходивших на месте происшествия с момента
обнаружения случившегося до  приезда следственно-оперативной группы, а также
уточнение  деталей обстановки  места  происшествия  до начала его осмотра. В
ходе  допроса  указанных  лиц  выясняется,  при  каких  обстоятельствах  они
оказались   на   месте   происшествия,  как  ими  была   обнаружена   жертва
преступления, кто  находился  в  тот  момент  около  нее  или  вблизи  места
происшествия, в каком направлении скрылось это лицо и  как оно выглядело,  в
каком  состоянии находилась  жертва преступления,  могла ли  говорить и если
могла, то что говорила. В отношении обнаруженного трупа выясняется его поза,
обстановка вокруг него, устанавливается, приближался  ли свидетель  к трупу,
изменял ли его позу, отлучался ли с места происшествия до приезда работников
милиции  и кто в  это время оставался около потерпевшего.  Допросы родных  и
близких   жертвы  преступления   преследуют  цель   выяснить  ее   личность,
характеристику, взаимоотношения с родственниками, знакомыми, сослуживцами, в
том  числе и  с подозреваемым,  если они были ранее  знакомы,  круг связей и
знакомств, образ жизни, что им известно о случившемся и из каких источников.
Свидетели  из  числа  знакомых,  соседей  и  сослуживцев  подозреваемого   и
потерпевшего  потерпевшей допрашиваются, как правило, по вопросам, связанным
с  личностью  виновного и  его  жертвы,  а  также  для  выяснения  отдельных
обстоятельств   преступления  (например,  об  обстоятельствах   изготовления
подозреваемым  холодного оружия по месту  работы). При допросе родственников
подозреваемого  помимо перечисленных выше  вопросов выясняется его поведение
до  и  после совершения  преступления. Допрос потерпевшей.  Подобный  допрос
желательно проводить  наедине следователем  одного пола с  потерпевшей, либо
следователем  другого  пола,  но значительно старшим ее по  возрасту. В ходе
допроса  потерпевшей обычно задаются вопросы, направленные  на  выяснение: -
событий,  предшествовавших  преступлению  (ее  занятия  в   день  совершения
преступления, когда,  в  каком  месте и при  каких обстоятельствах произошла
встреча с преступником, в силу каких причин и каким образом она оказалась на
месте происшествия, во что была в тот день одета, каково  было ее физическое
состояние и т. п.);
     -обстоятельств    совершенного     преступления     (какие    конкретно
насильственные действия и в какой момент совершил преступник, какие угрозы и
в  какой форме  высказывал,  как  они  ею  воспринимались  и  почему,  какое
сопротивление было оказано преступнику,  звала ли она  на помощь  и  если не
звала, то по какой причине, и т. п.);
     -  событий, последовавших  за совершением  преступления (угрожал  ли ей
преступник в  случае ее обращения в  правоохранительные  органы, пытался  ли
задобрить  каким-либо образом  либо  немедля  скрылся  с места происшествия,
сразу ли она обратилась в следственные органы, приводила  ли себя в порядок,
стирала ли одежду, рассказывала ли кому-нибудь о случившемся, встречалась ли
с кем-либо из знакомых непосредственно после совершения над нею насилия и т.
п.);
     -фактов, способствующих установлению личности преступника (признаки его
внешности,  особые  приметы,  его  одежда  и  находившиеся   при  нем  вещи,
характерные привычки, содержание  разговоров с упоминанием  каких-либо имен,
местности, населенных пунктов,  организаций и т. п.). В  связи с конкретными
обстоятельствами  преступления  круг  вопросов, подлежащих выяснению,  может
быть расширен.  Так, в случаях, когда  потерпевшая и преступник  ранее  были
знакомы  между  собой,  подробно   выясняется   характер  отношений,  период
знакомства,  наличие  в  прошлом  близости.  При  обращении   потерпевшей  в
следственные органы  спустя  определенное  время  после  совершения  насилия
выясняются причины этого. Допрос подозреваемого и обвиняемого.  Планирование
такого допроса и  выбор тактики  его  проведения  осуществляется  исходя  из
обстоятельств расследуемого  преступления, собранных доказательств, данных о
личности допрашиваемого и занятой им на допросе позиции. В ходе  допросов по
делам  об очевидных убийствах  подозреваемые  (обвиняемые), как правило,  не
отрицают своей  вины  в совершенном преступлении.  Основная цель  допроса  в
таких  случаях  заключается  в  выяснении  всех  существенных  обстоятельств
совершенного  и  установлении  мотивов  убийства.  По  делам  об  убийствах,
совершенных  в  условиях   неочевидности,  и   изнасилованиях  подозреваемые
(обвиняемые) в ходе  допроса нередко  придерживаются  выжидательной позиции,
пытаясь  выяснить, какими доказательствами  их  причастности  к преступлению
располагает  следователь,  и  лишь  затем  становясь на путь  признания либо
отрицания своей  вины. На  протяжении расследования  под влиянием  различных
факторов линия  поведения  подозреваемого (обвиняемого)  может  неоднократно
меняться, что находит свое выражение в его отказе от ранее данных показаний,
признании  им  ранее  отрицаемых фактов  либо заявлении  о  самооговоре. При
отрицании своей  вины  подозреваемые  (обвиняемые)  в ходе  допроса  нередко
выдвигают ложное алиби, заявляют о совершении преступления другими лицами, о
самоубийстве  по  терпевшего  или  несчастном  случае  либо  о  добровольном
характере   полового   акта.   При   расследовании   убийств   "без   трупа"
подозреваемыми   (обвиняемыми)  нередко   выдвигается  версия  о  том,   что
исчезнувший  жив, но по каким-либо  причинам  личного  характера скрывается.
Будучи вынужденными в ходе расследования  признать совершение  преступления,
подозреваемые    (обвиняемые)    нередко    отрицают    факты,    отягчающие
ответственность,   заявляют  о  наличии  смягчающих  вину  обстоятельств.  В
подобных  ситуациях   целью   допроса  является  подробное   выяснение  всех
сообщаемых допрашиваемым фактов и установление источников  сведений о них, в
связи  с  чем   особое  значение  приобретает  конкретизация  и  детализация
показаний.  Получить   от  подозреваемого   (обвиняемого)  в   ходе  допроса
достоверные   показания   нередко  удается   только   лишь   путем   умелого
маневрирования полученной следователем информацией, использованием имеющихся
в его  распоряжении  доказательств.  В связи  с этим большое значение  имеют
такие тактические приемы допроса, как побуждение допрашиваемого к логическим
рассуждениям,  привлечение  его  к  участию  в  исследовании  доказательств,
разъяснение значения  установленных следствием фактов. Немаловажное значение
имеет   разъяснение   следователем  обвиняемому   значения   чистосердечного
раскаяния.  В  зависимости  от  конкретных  обстоятельств  дела  и  личности
допрашиваемого применяются также  другие тактические приемы допроса. Нередко
для  получения   от   подозреваемого   (обвиняемого)  достоверных  показаний
требуется   серия  тщательно   спланированных   допросов,  дополняемых   при
необходимости   иными   Следственными   действиями   -    очными   ставками,
предъявлением  для  опознания,   следственными  экспериментами.   В   случае
признания  подозреваемым (обвиняемым) своей  особое внимание  в ходе допроса
уделяется  выяснению  и  фиксации  тех  обстоятельств,  которые  могли  быть
известны только лицу,  принимавшему  непосредственное участие  в  совершении
преступления.



совершения

     Особенности расследования  убийств,  совершенных  различными способами,
наиболее ярко проявляются в  планировании  и тактике производства  отдельных
следственных  действий.  Расследование убийств,  совершенных  с  применением
огнестрельного  оружия.  При  осмотре места  происшествия основное  внимание
уделяется точной  фиксации осматриваемых объектов  на месте  происшествия  и
отысканию  следов   и   других  вещественных   доказательств,   связанных  с
применением  огнестрельного  оружия.  С целью проверки  версии  о  возможном
самоубийстве потерпевшего,  несчастном случае, а  также для  разрешения ряда
других  вопросов,  связанных   с   использованием   огнестрельного   оружия,
производится  следственный эксперимент и  назначается судебно-баллистическая
экспертиза. При планировании  мероприятий по  розыску  виновного учитываются
данные  регистрационных  органов (пулегильзотеки,  криминалистического учета
нарезного  огнестрельного   оружия).  В  случае   задержания  подозреваемого
производится освидетельствование для выявления на  его теле и  одежде следов
выстрела.   По  результатам   осмотра  и   освидетельствования   назначается
судебно-химическая  экспертиза.  Для обнаружения оружия в жилище и на работе
подозреваемого  проводится  обыск.  Расследование  убийств,   совершенных  с
применением взрывчатых веществ.  В ходе осмотра  места происшествия по делам
данной  категории  усилия  следователя  сосредотачиваются   на  установлении
эпицентра  взрыва, выявлении  его продуктов,  сохранившихся частей взрывного
устройства. Для  установления вида использованного преступником  взрывчатого
вещества  и  воссоздания  модели  (схемы) взрывного  устройства  назначается
судебно-химическая    и   пиротехническая   экспертизы.   У   подозреваемого
производится   обыск   с  целью   обнаружения  взрывчатых   веществ  или  их
компонентов,  черновых  записей,  схем  и  т.  п.  планируются  следственные
действия  и  оперативно-розыскные  мероприятия  для  установления  источника
происхождения   взрывчатого  вещества   и  его  приобретения  подозреваемым.
Расследование  убийств,  совершенных с применением  колюще-режущих орудий  и
тупых предметов. В ходе осмотра места происшествия особое внимание уделяется
обнаружению  и фиксации следов,  свидетельствующих  о  механизме  совершения
преступления и  его  орудии.  На прилегающей к месту происшествия территории
организуют поиски орудия убийства. При  задержании подозреваемого его одежда
и обувь изымаются и осматриваются, а сам он подвергается освидетельствованию
и  предъявляется   для  опознания   очевидцам  преступления.  По  месту  его
жительства  и работы производится  обыск.  Назначаются  судебно-медицинская,
биологическая  и   трасологическая   экспертизы,   а   при  необходимости  -
криминалистическая экспертиза  материалов, веществ и изделий, почвоведческая
экспертиза  и  др. Расследование убийств,  совершенных  путем  удушения. При
осмотре  места происшествия  и трупа отыскиваются следы, свидетельствующие о
конкретном способе  лишения жизни потерпевшего  (повешение, сдавливание  шеи
петлей, руками, сдавливание  грудной  клетки, перекрытие  дыхательных  путей
мягкими  предметами   и  т.  д.),  а  равно   указывающие   на  инсценировку
самоубийства  и  других  некриминальных причин  смерти.  При  осмотре трупа,
висящего  в  петле,  особое  внимание  уделяется  фиксации  положения  тела,
расстояний от поверхности пола до ног трупа  и опоры,  на  которой он висит,
размеров  веревки, про  вода, из которых изготовлена петля, изучению петли и
опоры в месте их крепления,  имеющихся  узлов и странгуляционной борозды  на
шее  трупа. Снятие трупа  из  петли  осуществляется способом, обеспечивающим
сохранение имеющихся на ней узлов. Наряду с судебно-медицинской экспертизой,
играющей существенную роль  в установлении  конкретного  способа убийства, в
ходе   расследования   проводятся   трасологические   и   материаловедческие
исследования.  Так,   на  основе   изучения  петли  и   опоры   в  месте  их
соприкосновения,  характера  имеющихся  узлов  в  результате трасологической
экспертизы  может  быть сделан  вывод  о механизме повешения,  о  наличии  у
преступника    определенных    профессиональных    навыков.   С   по   мощью
товароведческой  экспертизы может  быть  установлена  однородность материала
петли  с образцами, изъятыми  у  подозреваемого.  А для  идентификации  этих
объектов проводится трасологическая экспертиза определения целого по частям.
При  возникновении сомнений в  том, что потерпевший  в силу своих физических
свойств   мог   в  конкретной   обстановке   места  происшествия   совершить
самоубийство, производится  следственный эксперимент. Расследование убийств,
совершенных путем сбрасывания с высоты. При расследовании подобных убийств в
качестве  первоочередного следственного  действия производится осмотр трупа,
места его падения и  места, откуда был  сброшен потерпевший.  В ходе осмотра
трупа и места его обнаружения обращается внимание на позу трупа,  характер и
расположение  телесных  повреждений,  фиксируется  расстояние  от  трупа  до
объекта, с которого произошло  падение, и до других  неподвижных ориентиров.
При осмотре места, с  которого произошло падение, изучается  его обстановка,
отыскиваются  и фиксируются  следы рук, ног,  борьбы. С целью  идентификации
этих следов,  оставленных  в  результате  несчастного  случая  либо  в  силу
собственной   неосторожности,   проводится    следственный   эксперимент   с
использованием манекена, воспроизводящего основные физические характеристики
потерпевшего.  При  отрицательных  результатах  эксперимента и подтверждении
версии о сбрасывании потерпевшего или его  трупа с высоты вопрос о наличии и
величине первоначального ускорения и траектории падения трупа разрешается  с
помощью физико-математической экспертизы. Расследование убийств, совершаемых
путем отравления. В ходе осмотра трупа подробно фиксируются  трупные явления
(некоторые  из  них  характерны  для  действия определенных  ядов),  ожоги и
повреждения  на одежде  и  теле  потерпевшего, вызванные  едкими веществами,
следы  рвотных  масс  и  иных  выделений  организма.  Внимательно  изучается
обстановка места  происшествия,  для  последующего экспертного  исследования
изымаются  остатки пищи,  посуда, использовавшаяся потерпевшим, хранящиеся в
жилище  едкие и ядовитые вещества,  лекарственные препараты, могущие вызвать
отравление. Для обнаружения в тканях  трупа ядовитых веществ и  установления
их    природы   назначаются   судебно-химическая,   физико-химическая   либо
фармакологическая экспертизы. В  числе  действий, направленных  на выявление
подозреваемого, планируются мероприятия по  изучению окружения потерпевшего,
что  нередко  ведет к установлению убийцы.  При выявлении этого  лица  в его
жилище   производится   обыск.   Осуществляются  следственные   действия   и
оперативно-розыскные  мероприятия,  направленные на  установление  источника
приобретения   подозреваемым  яда.   Расследование   убийств,   связанных  с
исчезновением  человека и  расчленением трупа.  Исчезновение человека  может
явиться  основанием  для  возбуждения  уголовного  дела  лишь в сочетании  с
данными,  позволяющими  предположить,  что  он  был  убит.  В  связи с  этим
заявление  об исчезновении человека подлежит тщательной  проверке, к которой
при  необходимости  привлекаются  оперативно-розыскные  органы.  Ее  цель  -
выяснить   причины   исчезновения   и   безвестного   отсутствия   человека,
установление мест его возможного пребывания, сбор  данных, свидетельствующих
о  том, что исчезнувшего нет в живых. В  основе проверки лежат версии о том,
что исчезнувший жив, но в силу каких-либо причин не сообщает о себе (желание
прекратить  отношения  с  определенными лицами,  опасения мести с  чьей-либо
стороны, боязнь быть привлеченным к судебной  ответственности, нахождение на
лечении  или под  стражей),  либо  о том, что исчезнувшего  нет  в  живых (в
результате  убийства,  самоубийства,  несчастного случая,  болезни). С целью
проверки этих предположений опрашиваются родственники, знакомые,  сослуживцы
исчезнувшего,  у  которых  выясняются  обстоятельства  и  возможные  причины
исчезновения,  приметы исчезнувшего  и признаки  находившихся при нем вещей,
сведения биографического характера, личностные данные, наличие родственников
и знакомых  в других населенных пунктах, а также иные данные, способствующие
розыску, изучаются личные дела, переписка, дневники исчезнувшего. На  основе
со