Stolica.ru

titul.GIF (12538 bytes)

2000 год, вечность Московское время: не имеет значения Выпуск No. 007 навсегда

Уважаемые читатели! Журнал ПРИКОЛ был создан в 1997 году директором Куличкинского сервера Валерой Колпаковым как народный журнал всех приколистов русского Интернета, где свои работы представляли на суд читателей маститые авторы и начинающие юмористы. С тех пор немало утекло воды и журнал обзавелся своими традициями, постоянными рубриками и авторами. Должность главного редактора переходит к Тиму Туманному. В новое тысячелетие ПРИКОЛ входит с обновленным дизайном. Журнал будет обновляться динамично, ибо, как говорил мессир Воланд: "Свежесть, свежесть и свежесть, вот что должно быть девизом всякого буфетчика". Впрочем, не будут забыты и перлы и алмазы из нашего золотого фонда. Мы по-прежнему ждем ваших материалов для публикации.

 

Александр Житинский

"ФИГНЯ" (роман-буфф)

Над страной фигня летала
Неизвестного металла.
Очень много в наши дни
Неопознанной фигни.

Часть вторая. Русский чай.
Глава 13
Нормативный Биков

Покинув гостеприимную чайную, гости деревни по совету хозяина чайной направились в храм, чтобы представиться отцу Василию, главе духовной власти Касальянки.
Женщины находились в просветленно-возвышенном состоянии и то и дело порывались читать стихи -- одна по-русски, другая по-испански -- однако, ни та, ни другая никаких стихов не знали, поэтому это напоминало песни без слов композитора Мендельсона.
-- Я здесь уже... и все вокруг... тарам-та-та... Как хорошо, и листики зеленые, и тараканов нет, и мух! За океаном наша Родина, тарам-та-та, могучая, непобедимая! Тарам! -- примерно такой стихотворный текст выговаривала Пенкина, Исидора же бормотала что-то по-испански, временами изображая пальцами игру на кастаньетах.
Биков мрачнел. Ему хотелось чаю и Пенкину. И даже Исидору. Он уже месяц не видел живого женского тела.
Они вошли в церковь и перекрестились кто как умел.
Навстречу им от алтаря уже шествовал молодой священник с окладистой русой бородой. За ним служка нес поднос с дымящимися чашками чая. Отец Василий нес в руке крест, который один за другим поцеловали все гости, включая католичку Исидору.
-- Мир вам, дети мои! -- провозгласил отец Василий и перекрестил их.
Пенкина, повинуясь какому-то чисто генетическому наитию, припала к руке батюшки и поцеловала ее. Исидора сделала то же самое, соблюдая неведомый ей ритуал. Бикову ничего не оставалось делать, он поспешно и немного стыдясь прикоснулся губами к тыльной стороне ладони отца Василия.
-- Может быть, вы хотите причаститься? -- спросил отец Василий.
-- Хотим! -- искренне выпалила Пенкина.
Биков не знал, что это такое. Он почувствовал, что его втягивают во что-то ненужное и вредное для его нынешней должности.
Первой причащалась Ольга. Батюшка уединился с нею у алтаря и спросил, в чем она желает покаяться.
-- Грешна, батюшка! Согрешила с товарищем по оружию, -- доложила Пенкина.
-- Он женат? -- спросил отец.
-- Нет. Стала бы я с женатым!
-- И ты не замужем?
-- Конечно, нет!
-- Это не грех, дочь моя.
-- Правда? -- просияла Пенкина и в порыве благодарности еще раз поцеловала руку батюшки.
-- Что еще? -- спросил он.
-- Да вроде... -- стала припоминать она заповеди. -- Не убивала, не крала...
-- Унынию предавалась?
-- Никогда! -- заявила Пенкина.
-- Так ты безгрешна, дочь моя. Причащайся.
Священник перекрестил ее, а служка поднес чашку чая. Пенкина выпила и просветлела до такой степени, что стала слегка просвечивать. Порхая, она вернулась к своим.
Разговор отца Василия с Исидорой был более длительным и напряженным, ибо выяснилось, что Исидора украла чек на миллион долларов и раскаивается в этом, а также переспала с доброй тысячей мужчин, подавляющая часть которых были женаты. Правда, унынию тоже не предавалась.
Выслушав глубокое раскаяние Исидоры на ломаном русском языке, отец Василий причастил и ее.
Настала очередь Бикова.
Пока причащали женщин, он мучительно решал для себя вопрос -- стоит ли впутываться в эту авантюру с неясными последствиями. Литераторское любопытство победило. Поэтому, подойдя к отцу, он коротко доложил:
-- Грешен, батюшка. Ругался матом. Публично. Также склонял к сожительству многих девушек и женщин.
-- Успешно? -- поинтересовался отец.
-- Большей частью, -- скромно сказал Биков.
-- Да, матом нехорошо... -- опечалился батюшка. -- Грех тяжкий. Раскаиваешься хоть?
-- Да понимаете... -- начал Биков, но отец перебил его.
-- Значит, не раскаиваешься.
-- Как же не ругаться, отец? Вы же знаете, как живем! -- начал оправдываться Биков.
-- Знаю... Самому иногда хочется выразиться, когда радио "Свобода" послушаю -- что там у вас делается... -- задумался отец.
-- Если б другие слова были... Не матерные...
-- А вот ты и придумай их! -- озарился отец Василий. -- Тебе церковь памятник поставит.
-- И прокуратура, -- мрачно сострил Биков.
Отец Василий подвел Бикова к распятию, на котором висел металлический Иисус.
-- Что такое русский мат? -- задал риторический вопрос священник. -- Взяли два половых, извините, органа, одни ягодицы и один глагол и построили изощреннейшую лексику! Это только у русских. Посмотри, как разнообразна человеческая анатомия, -- указал он на распятого Христа. -- Сколько всяких мест, куда можно посылать! В ухо, например. Чем хуже, чем...
-- Понял, -- кивнул Биков. -- Каюсь! Причащайте! -- он уже горел творчеством.
Мысль отца Василия показалась ему крайне плодотворной. Быстро проглотив чай и почувствовав небывалую легкость и духовность, он потребовал авторучку, бумагу и келью для работы. Все это ему было предоставлено тут же.
И пока Ольга и Исидора в сопровождении вызванного экскурсовода осматривали чайные плантации Касальянки, Биков в келье творил нормативный русский мат, используя в качестве пособия икону, на которой был изображен все тот же распятый Иисус.
Для подкрепления ему дали термос с чаем. Уже на второй чашке Биков понял, что в министры не вернется и от чая не откажется никогда. Такого творческого подъема он никогда не испытывал, даже когда писал знаменитые свои стихи "Я люблю тебя больше, чем нужно, я люблю тебя больше, чем нежно..."
Он начал с традиционных посылов в разные места, как внутрь, так и наружу.
С посылами внутрь было просто. Кроме ненормативных мест, имелось еще по крайней мере три дырки, куда можно было загнать неугодного собеседника.
-- Пошел ты в ухо! -- пробовал Биков на слух и записывал. -- Пошел в нос! Иди ты в рот!
"Слабовато... -- размышлял он. -- Для детсада годится, но уже для начальной школы надо что-то покрепче".
Его внимание привлекла обычно неиспользуемая часть тела, и он, радуясь находке, сочинил сразу несколько крепких выражений:
"Пошел ты в пуп!" или "Пошел на пуп!"
"Пуп тебе!"
"На пупа нам это надо"
"Пуп знает что"
"Пуп на!"
"Пуп с ним"
Пытаясь образовать глагол, Биков с радостью заметил, что народная мысль уже работала в направлении пупа, потому что слово "опупел" было широко известно. Но не довели дело до конца.
Вообще, при таком подходе многие идиомы сами собой включались в обиход нормативного мата. Например "зуб на зуб не попадает", "что в лоб, что по лбу" -- и это существенно расширяло возможности и показывало, что Биков на правильном пути. Возможно, все это и было матом когда-то, но потом сузилось до срамных мест.
Но подлинное творчество началось после третьей чашки чая. Биков разделся до трусов и, бросая на Спасителя восторженные взгляды, выкрикивал, записывая:
-- Пуп тебе в бицепс!
-- Сидим в глубоком ухе!
-- Иди в ноздрю!
-- Отпупили его, отзубатили и выбровили на зуб!
-- Ты что, пупок, оволосател?
Покончив с посылами, Биков приступил к святая святых мата -- выражениям с матерью. На выбор имелось несколько вариантов:
"Вез твою мать"
"Нес твою мать"
"Тряс твою мать" и
"В лоб твою мать".
Биков оставил их в качестве запасных, чтобы ничего не пропадало, но это все было не то. Он отпил еще из чашки, глядя на распятого Спасителя, и вдруг его осенило:
-- Спас твою мать! -- заорал Биков и, довольный, добавил от души любимое ругательство капитана Джеральда Маккензи в новой транскрипции:
-- Спасена мать!
Отсюда, от этого чудесного глагола, пути вели в подлинные кущи мата, облагороженного глубоким первозданным смыслом избранного слова.
"Я вас всех спасал!"
"Спасенный в рот"
"Мы с этим делом наспасались"
"Спасенная в ухо".
И даже слово "спасибо" при этом становилось отчетливо матерным.
Биков исписал шесть страниц и понес их отцу Василию. Священник нацепил очки и ознакомился с текстом.
-- Родной вы мой! -- растроганно проговорил он, целуя Бикова. -- Вы меня просто спасли! -- Он сконфуженно умолк, поскольку допустил матерное выражение. -- Ну, вы поняли... Это я немедленно пущк в народ. Люди у нас интеллигентные, но, сами понимаете, сразу не отвыкнешь. Допускают. Привьется у нас, а там, глядишь, и до России докатится, спасена мать!
Он немедленно передал словарь на ксерокс, и через полчаса служка понес кипу листов в деревню как новый, освященный церковью, кодекс бранных слов и выражений.
Бикову захотелось водки, но он пересилил себя. Это был рецидив прошлого, как и сорвавшееся с уст "Ни хуя себе!", когда он увидел плоды своей работы, размноженные на копировальном аппарате.
В это время вернулись с полей донья с Ольгой, бережно неся мешочки с зеленым чаем, который им подарили сборщицы. Ольга зажгла свечу и поставила ее перед иконой Богоматери.
-- Матерь Божья, помоги рабам твоим Ивану и Вадиму! -- прошептала она, крестясь.

 

Прикол-2000 home

C:\prikol\content.htm

ГОЛОСОВАНИЕ
Выбор народа
Для авторов

НОМИНАНТЫ
на конкурс
"Тенета-2000"


Ли. ЧЕ
Драма в чеховских
тонах

Андрей Подистов
Рассказы
Дима Бороздин
Сказки


Ксения Крамаренко(13 лет)
Узники (начало)

Братья Катаевы
"Пятнашки или бодался
теленок со стулом,
Часть 2 "
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5

Александр Фролов
Теркин в киберпространстве

Александр Кинский
Драконья погибель (I)
Драконья погибель (II)
Драконья погибель (III)
Драконья погибель (IV)
Драконья погибель (V)
Драконья погибель (VI)

Миллениум по "Прикольному"I
Милленниум по "Прикольному"II

Тим Туманный
и Катаев-старший

СОС и СОСИ

С. Возлинская
Тест для эмигрантов

"Теневой кабинет"
Речь депутата

Джон Леннон

Юрий Черняков
Император Бокасса

Майя Четвертова
Мины фемины
Мины фемины - II New!

Андрей Кнышев

Алексей Захаров

КОНКУРС ХОККУ
Тим Туманный
Владимир Макаров
Андрей Каплановский

Ануо Симироно
Владимир Макров
Трупис Лубецкой

ИНСТРУКЦИИ
Инструкция
по изучению инструкций

Ложка столовая глубокая
Лом металлический
Дверь входная
Уборная артиллерийского
полка

Инструкция для хакера
Правила пользования
метрополитеном

Знаете ли вы, что...

ЗОЛОТОЙ ФОНД
"ПРИКОЛА"
Из дневника школьника
Объявления
Николай Олейников
Илья Сельвинский
Буба Касторский
Уинстон Черчилль
Михаил Жванецкий
Часы командирские
7+7 убедительных доводов
в пользу презерватива

25 советов как преуспеть
в российском шоу-бизнесе

50 советов как управлять
коммерческим банком

Как развлечь себя в лифте
Правила этикета
для неопытных котов

Основные правила
для сторожевых собак

13 причин почему фильм
"Coca-Cola пей легенду"
не получил "Оскара"

Что мы узнали только
благодаря кино

Наклейки на бамперы
Продам
Легко ли быть самоубийцем?

Владимир Романовский
Муза Парижа

Александр Житинский
"ФИГНЯ" (роман-буфф)
Часть I. Агенты Интерпола
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Глава 24
Глава 25
Глава 26
Глава 27
Глава 28
Глава 29
Глава 30
Глава 31
Глава 32
Глава 33
Глава 34
Глава 35
Глава 36

ЧастьII. Русский чай
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Глава 24

Новорусское Слово

Заяц и Лиса
Цапля и Журавль
Золотая рыбка
Цветик-Семицветик
Героини нашего времени

Павел Афанасьев
Астероидная атака
Служу Советскому Союзу

Владимир Романовский
Баллада о неведеньи
Петербургская баллада

Нестор Бегемотов
Двое в одном теле

Василий Белов
Мыслитель

Владислав Быстров
Весна

Саша Гранкин
и Дмитрий Соколов

Фригидная истина

Юрий Жарков
Маразм крепчает

Дмитрий Скафиди
Мыслеформы

С. Бердников
Продавщица зелени

 

 
Пишите нам: timtumanny@kulichki.zzn.com
Copyright ╘  1999 Чертовы Кулички

"Прикол"