Stolica.ru

titul.GIF (12538 bytes)

2000 год, вечность Московское время: не имеет значения Выпуск No. 007 навсегда

Уважаемые читатели! Журнал ПРИКОЛ был создан в 1997 году директором Куличкинского сервера Валерой Колпаковым как народный журнал всех приколистов русского Интернета, где свои работы представляли на суд читателей маститые авторы и начинающие юмористы. С тех пор немало утекло воды и журнал обзавелся своими традициями, постоянными рубриками и авторами. Должность главного редактора переходит к Тиму Туманному. В новое тысячелетие ПРИКОЛ входит с обновленным дизайном. Журнал будет обновляться динамично, ибо, как говорил мессир Воланд: "Свежесть, свежесть и свежесть, вот что должно быть девизом всякого буфетчика". Впрочем, не будут забыты и перлы и алмазы из нашего золотого фонда. Мы по-прежнему ждем ваших материалов для публикации.

 

Александр Житинский

"ФИГНЯ" (роман-буфф)

Над страной фигня летала
Неизвестного металла.
Очень много в наши дни
Неопознанной фигни.

Часть вторая. Русский чай.
Глава 17
Чаепитие

Вечером в народной деревне была устроена официальная церемония чаепития в честь прибывших гостей.
Торжество происходило в избе-читальне, поразившей Бикова обилием и качеством книг. Брокгауз и Ефрон в старом издании, полная библиотека Сойкина, прижизненные публикации Пушкина и Толстого, не говоря о современных книгах. Наиболее полно была представлена русская философия -- от протопопа Аввакума и Чаадаева до Николая Федорова и Лосева.
Сама изба-читальня являла собой вполне современную постройку, в которой черты русского стиля использовались лишь в качестве декора: петушок на коньке крыши да резные ставенки на окнах.
Внутри находились три зала -- читальный, конференц-зал и компьютерный. Увидев новенькие "Макинтоши", оснащенные принтерами и сканерами, Биков заплакал.
-- Ну просто спасу нет! -- растроганно выругался он. -- Мы у себя в редакции два года просим... Я в "Лексиконе" работаю! -- вдруг агрессивно и малопонятно воскликнул он, и тут же к нему подскочил официант с подносом, на котороим стояли дымящиеся чашечки чая.
Биков выпил и присмирел.
Объяснения новоприбывшим, которые на этот раз были в полном составе, включая министра по особым поручениям, давал староста народной деревни Олег Григорьевич Брусилов -- как позже выяснилось, заслуженный артист республики, бывший баритон Мариинки и по совместительству известный целитель-травник. А также внук знаменитого генерала, героя Первой Мировой.
Он был комплекции канцлера Коля -- такой же осанистый, источающий мощь и доброжелательность.
-- "Маки" нам поставила фирма "Эппл" по просьбе Якова Вениаминовича, -- объяснял он плохо понимавшим женщинам. -- Теперь мы в Интернете, смотрим Россию он-лайн.
Ольга и Исидора кивали с глубокомысленным выражением на лицах. Биков же так часто поминал Спасителя, что просто-таки удивлял своею набожностью.
Максим задержался в читальном зале и со страстью бывшего литературоведа перелистывал антикварные издания.
Зал между тем наполнялся местной интеллигенцией, хотя это слово вряд ли было уместно в деревне, где все были интеллигентами. Публика была одета по моде начала века: стоячие воротнички у мужчин, широкие длинные платья у женщин. Официанты разносили на подносиках чай, как бы аперитив к предстоящему генеральному чаепитию. Как потом объяснили, градус просветленности был у него пониже, чем у основного напитка, который уже готовили подавать за огромным овальной формы столом, стоявшим посреди конференц-зала.
Наконец канцлер, то есть староста, пригласил всех к столу. Сам сел во главе на резном стуле, отдаленно напоминавшем трон; по правую руку от него уселся отец Василий в рясе, а по левую -- субтильный господин с усиками, смокинг на котором странно топорщился, будто был с чужого плеча. Это был Антон Муравчик, временный представитель Президента в народной деревне, министр по чрезвычайным ситуациям. Все представители Президента в деревне были временными и назначались на месяц, пока действовал срок антиалкогольной кодировки. Больше, чем на месяц, ни одного министра закодировать не удалось -- проверено практикой -- а то, что ситуация действительно была чрезвычайной, не более, чем совпадение.
Гостей рассадили порознь, между хозяев. Биков сам выбрал соседку -- роскошную молодую женщину с распущенными по спине волосами, незамужнюю художницу-анималистку, как он предварительно выяснил. Ее открытые плечи и полуоткрытая грудь чрезвычайно взволновали Бикова. Она так увлеченно рассказывала ему в паузах о кошечках и гамадрилах, которых она рисует, что Биков тут же влюбился, причем, благодаря чаю, влюбился возвышенно и крепко.
Пенкина устроилась с диктофоном неподалеку от начальства, за нею ухаживал офицер в морской форме -- списанный из подводного флота за увлечение уфологией капитан-лейтенант. Исидору окружали двое лиц кавказской национальности из Кабардино-Балкарии, бывшие танцоры кабардинки и балкарки, ныне лучшие чаеводы Касальянки.
Внесли дымящиеся самовары и водрузили на стол вместе с заварными фарфоровыми чайничками. Разнесшийся по залу аромат, подобно фимиаму, настроил всех на ностальгическую ноту.
-- Начнем, господа, -- объявил Брусилов, поднимая чашку с чаем. -- Я хотел бы выпить эту чашечку фигни за наших гостей из России. Фиг с ними и фиг с нами!
-- Фиг с ними и фиг с нами! -- повторил отец Василий, тоже поднимая чашку.
-- Ни фига себе... -- пробормотал удивленный этим тостом Биков.
Все чинно выпили.
-- По просьбе гостей я расскажу немного о нашей колонии, -- продолжал бывший баритон, увидев, что Пенкина настроила свой диктофон. -- Нас пока немного, меньше тысячи выходцев из России, но я смею утверждать, что здесь собрались лучшие, духовные ее представители. Мы верим, что отсюда начнется ее возрождение...
И далее он рассказал об основах государственности Касальянки, введенных Пересом в качестве модели для будущей России. Эта государственность покоилась на отделении власти от народа. Контакты между ними были сведены к минимуму. Многокилометровые заросли сельвы отделяли народную деревню от правительственной. Политика в народе была объявлена вне закона. Никто никого не избирал и не мог быть избранным. Член общества, под любым предлогом пожелавший власти -- даже ради высоких целей -- тут же изгонялся из деревни.
-- Правда, пока нашелся только один такой, -- сказал Брусилов. -- Некто Платон Молочаев, двойной диссидент.
-- Почему двойной? -- спросила Ольга.
-- Потому что он враждует и с правительством, и с народом.
Между народом и правительством существовали простые товарные отношения. Каждый член колонии выращивал фигню, занимался на свой вкус селекцией и сдавал продукт на приемный пункт представителю Президента, за что получал нужные ему товары -- от строительных материалов, мебели и одежды до продуктов питания.
Курс фигни по отношению к бабкам, имеющим хождение в правительственной деревне, регулировался Президентом. В настоящее время за сто граммов фигни можно было получить товара на пятьсот семьдесят бабок.
В свободное от возделывания плантаций время жители Касальянки занимались исключительно трудами духовными: писали стихи и симфонии, изучали небесные объекты, в том числе и неопознанные, издавали малыми тиражами газеты и журналы, ставили спектакли, снимали фильмы, но более всего изучали историю России и философию. Никто из них не знал, сколько и каких министерств существует в республике, каким образом меняется правительство и что вообще происходит в коридорах власти. Они имели самое смутное представление об этих коридорах.
-- Вы не представляете, насколько это экономит духовную энергию народа! -- сказал Брусилов.
К этому моменту уже было выпито по три чашки фигни, поэтому даже политизированный Биков согласился.
-- Но зачем же в таком случае государство? -- подал голос молчавший дотоле Максим.
-- Связь с внешним миром, торговля, международные отношения. Точнее, внешняя политика, потому что по культуре мы контактируем сами...
-- Я что-то не понимаю,,, -- упорствовал Максим.
Он, как и положено министру, чая не пил, грыз сухари с корицей, запивая их минералкой. Потому проявлял неуступчивость.
-- Не понимаете? -- Брусилов сделал знак, и официант включил телевизор, укрепленный высоко на кронштейне.
Экран вспыхнул, и прсутствовавшие увидели, что идет программа "Сегодня". Татьяна Миткова с присущим ей обаянием перечисляла случившиеся за день ужасы. Показывали разрушенные кварталы Грозного, трупы солдат, плачущих беженцев. Потом перешли на криминальную хронику. День выдалося обычный: убили управляющего банком в Новгороде и взорвали аэровокзал в Махачкале. Потом долго показывали, как в Питере на Дворцовой два митинга мутузят друг друга с обоюдными выкриками "Фашисты!" -- а ОМОН их растаскивает.
-- Таким выдался сегодняшний день. Я желаю вам всего хорошего, -- объявила дикторша и исчезла.
Минуту за столом царило подавленное молчание. Его наконец прервал Брусилов.
-- Если бы в России, да и везде, власть была бы отделена от народа, то господа политики делали бы все это сами. Бомбили, убивали, взрывали друг друга. Но они предпочитают делать это руками народа.
-- Так что же -- народ глуп? -- спросил Максим.
-- Нет. Народ доверчив и взволнован. Он принимает все близко к сердцу -- призывы, лозунги, обвинения, угрозы, которые обрушивают на него политики. А надо, чтобы все было по фигу.
-- Так это же пофигизм! -- воскликнул Биков. -- Социальная апатия.
Все за столом заулыбались, кивая.
-- Вот именно, мой дорогой! "Пофигизм -- это молодость мира!" Таков наш неофициальный лозунг, -- улыбнулся Брусилов. -- И чем скорее наша фигня дойдет до России, тем будет лучше для страны.
Исидора слушала диалог с напряженным вниманием, стараясь ухватить суть дела. И хотя выпила много чаю, заметно волновалась. Кабардино-балкарцы, впрочем, принимали это на свой счет.
-- Я понимаю, фигния есть дойти до Россия сейчас? -- с трудом подбирая слова, спросила донья.
-- Точно так, мадемуазель, -- ответил Брусилов.
Донья задумалась, что-то прикидывая в уме.
Начальник генерального штаба обеспокоенно посмотрел на нее. Вероятно, донья что-то замышляет. Но что? После "Большого каскада" он относился к донье с опаской. Подозревал в коварстве, и не зря.
Официальная часть церемонии кончилась тем, что отец Василий представил Бикова в качестве автора нового канонического русского мата и роздал присутствующим ксерокопии. Интеллигенты поаплодировали. Биков раскланялся.
Вообще, аборигены были настроены благодушно. Напившись фигни, они принялись читать стихи, петь и танцевать. Все были довольны друг другом, далеким правительством и общественным строем. Это выгодно отличало местную интеллигенцию от собратьев на всех континентах.
Анималистка, которую, как выяснил Биков, звали Римма, продемонстрировала маленькую выставку картин. Это были, с одной стороны, симпатичные сусальные кошечки, повязанныен разноцветными бантами, с другой -- омерзительные клыкастые гамадрилы, сиявшие потертыми красными задницами. Выставка почему-то называлась "Инь и Янь". Биков призадумался.
Наконец культурная часть была окончена, и собравшиеся вновь окружили стол. Официанты внесли на подносах крохотные чашечки с особой, чрезвычайно сильной и дорогой фигней, источавшей необыкновенный, пряный запах.
-- Господа, финальный тост! -- провозгласил Брусилов. -- За любовь, господа, во всех ее проявле-ниях!
Все дружно выпили, прикрыв глаза, и воспарили настолько, что, кажется, оторвались от пола и секунду-другую повисели над паркетом, как марионетки в кукольном театре.
Ольга вдруг почувствовала непосредственную телепатическую связь с возлюбленным. Она увидела мысленным взором, что Иван сидит в какой-то пещере и пьет из стакана темнокоричневую жидкость, похожую на фигню. Но при этом морщится.
Исидора, вероятно, тоже увидела бы Вадима, если бы не кабардино-балкарцы, которые, воспарив, с двух сторон подлетели к ней, как небесные ангелы с усиками, и принялись что-то жарко шептать -- один по-кабардински, другой по-балкарски. Исидора обоих отлично понимала, но сделать для них ничего не могла, У нее уже были другие планы.
Не воспарил один Максим. Он понуро стоял у стола, сняв генеральсакую фуражку и вытирая беретом пот со лба. "Не промок бы чек..." -- с тоской подумал он, глядя на влажный берет. Чек мог скоро понадобиться, ибо после объяснений Брусилова у Максима созрел собственный план действий. А собравшиеся, допив эликсир любви, взялись за руки, окружив стол живым кольцом, и Брусилов затянул красивым баритоном:

Пока земля еще вертится,
Пока еще ярок свет,
Господи, дай же ты каждому,
Чего у него нет.

Все дружно и с готовностью подхватили ритуальный гимн народной деревни:

Умному дай голову,
Трусливому дай коня,
Дай счастливому денег
И не забудь про меня!

"Голову -- Пересу, Вадиму -- коня, -- переводила про себя донья, -- Ивану денег, но не все... -- ведь и про меня нужно не забыть!" 

Прикол-2000 home

C:\prikol\content.htm

ГОЛОСОВАНИЕ
Выбор народа
Для авторов

НОМИНАНТЫ
на конкурс
"Тенета-2000"


Ли. ЧЕ
Драма в чеховских
тонах

Андрей Подистов
Рассказы
Дима Бороздин
Сказки


Ксения Крамаренко(13 лет)
Узники (начало)

Братья Катаевы
"Пятнашки или бодался
теленок со стулом,
Часть 2 "
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5

Александр Фролов
Теркин в киберпространстве

Александр Кинский
Драконья погибель (I)
Драконья погибель (II)
Драконья погибель (III)
Драконья погибель (IV)
Драконья погибель (V)
Драконья погибель (VI)

Миллениум по "Прикольному"I
Милленниум по "Прикольному"II

Тим Туманный
и Катаев-старший

СОС и СОСИ

С. Возлинская
Тест для эмигрантов

"Теневой кабинет"
Речь депутата

Джон Леннон

Юрий Черняков
Император Бокасса

Майя Четвертова
Мины фемины
Мины фемины - II New!

Андрей Кнышев

Алексей Захаров

КОНКУРС ХОККУ
Тим Туманный
Владимир Макаров
Андрей Каплановский

Ануо Симироно
Владимир Макров
Трупис Лубецкой

ИНСТРУКЦИИ
Инструкция
по изучению инструкций

Ложка столовая глубокая
Лом металлический
Дверь входная
Уборная артиллерийского
полка

Инструкция для хакера
Правила пользования
метрополитеном

Знаете ли вы, что...

ЗОЛОТОЙ ФОНД
"ПРИКОЛА"
Из дневника школьника
Объявления
Николай Олейников
Илья Сельвинский
Буба Касторский
Уинстон Черчилль
Михаил Жванецкий
Часы командирские
7+7 убедительных доводов
в пользу презерватива

25 советов как преуспеть
в российском шоу-бизнесе

50 советов как управлять
коммерческим банком

Как развлечь себя в лифте
Правила этикета
для неопытных котов

Основные правила
для сторожевых собак

13 причин почему фильм
"Coca-Cola пей легенду"
не получил "Оскара"

Что мы узнали только
благодаря кино

Наклейки на бамперы
Продам
Легко ли быть самоубийцем?

Владимир Романовский
Муза Парижа

Александр Житинский
"ФИГНЯ" (роман-буфф)
Часть I. Агенты Интерпола
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Глава 24
Глава 25
Глава 26
Глава 27
Глава 28
Глава 29
Глава 30
Глава 31
Глава 32
Глава 33
Глава 34
Глава 35
Глава 36

ЧастьII. Русский чай
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Глава 24

Новорусское Слово

Заяц и Лиса
Цапля и Журавль
Золотая рыбка
Цветик-Семицветик
Героини нашего времени

Павел Афанасьев
Астероидная атака
Служу Советскому Союзу

Владимир Романовский
Баллада о неведеньи
Петербургская баллада

Нестор Бегемотов
Двое в одном теле

Василий Белов
Мыслитель

Владислав Быстров
Весна

Саша Гранкин
и Дмитрий Соколов

Фригидная истина

Юрий Жарков
Маразм крепчает

Дмитрий Скафиди
Мыслеформы

С. Бердников
Продавщица зелени

 

 
Пишите нам: timtumanny@kulichki.zzn.com
Copyright ╘  1999 Чертовы Кулички

"Прикол"