Stolica.ru

titul.GIF (12538 bytes)

2000 год, вечность Московское время: не имеет значения Выпуск No. 007 навсегда

Уважаемые читатели! Журнал ПРИКОЛ был создан в 1997 году директором Куличкинского сервера Валерой Колпаковым как народный журнал всех приколистов русского Интернета, где свои работы представляли на суд читателей маститые авторы и начинающие юмористы. С тех пор немало утекло воды и журнал обзавелся своими традициями, постоянными рубриками и авторами. Должность главного редактора переходит к Тиму Туманному. В новое тысячелетие ПРИКОЛ входит с обновленным дизайном. Журнал будет обновляться динамично, ибо, как говорил мессир Воланд: "Свежесть, свежесть и свежесть, вот что должно быть девизом всякого буфетчика". Впрочем, не будут забыты и перлы и алмазы из нашего золотого фонда. Мы по-прежнему ждем ваших материалов для публикации.

 

Александр Житинский

"ФИГНЯ" (роман-буфф)

Над страной фигня летала
Неизвестного металла.
Очень много в наши дни
Неопознанной фигни.

Часть вторая. Русский чай.
Глава 24
Вече

Густой колокольный звон стоял над Касальянкой. Русская колония собиралась у открытой деревянной эстрады, где уже стояли Брусилов и духовный отец.
Неподалеку от эстрады на открытом воздухе стояли длинные столы, накрытые белыми скатертями. На них уже дымились самовары в ожидании свадебного большого чаепития.
Внизу, у ступенек, ведущих на эстраду, ожидали открытия вече невесты в белых платьях и женихи. Правда, пар осталось две: по дороге на вече Биков и Римма откололись и направились домой. Дмитрий объяснил, что пора кормить кошечек, на самом же деле ему не терпелось начать курс практической диалектики со своею молодой женой.
Наконец Брусилов, убедившись, что все в сборе, поднял руку.
-- Дамы и господа! Мы собрали вас здесь, на чрезвычайном вече, чтобы обсудить вопрос о действиях нашего Президента. Слово для сообщения имеет наша гостья донья Исидора дос Кончас и Буатрогенья.
Исидора, подобрав длинный шлейф, поднялась на помост.
-- Гражданин товарищ! -- храбро начала донья. -- Я есть бывший друг жена Якова Веня... меня... -- она не смогла произнести отчества, рассердилась и топнула ножкой в белой туфельке.
-- Якова Вениаминовича! -- выкрикнула Ольга, помогая подруге.
-- Я жить с ним бок на бок пять лет! -- продолжала донья.
-- Брак гражданский, церковью не освященный, -- вставил свое слово отец Василий.
-- Да! Я сейчас любить Вадим! Мы муж и жена -- одна сатана! -- вспомнила донья поговорку и окончательно запуталась в дебрях русского языка.
-- Дело! Дело говори! -- раздалось из толпы.
-- Перес прохиндуй! -- выпалила донья. -- Он родной отец продавать!
Толпа заволновалась. Послышались негодующие крики: "Пусть объяснит!", "Это ложь!".
Пенкина не выдержала и бросилась на подмогу Исидоре. Теперь на эстраде были две митингующие невесты в подвенечных платьях. Это производило сильнейшее впечатление, как если бы футбольный матч судил священник в рясе.
-- Вы производите чай, да? А это и есть наркотик, которым ваш Президент торгует с Западом! То есть, с Востоком, если отсюда считать! Он ваше добро и свет поштучно продает!
Ропот в толпе возрос. Граждане Касальянки не хотели верить в преступления человека, которого они боготворили. Тщетно отец Василий воздевал руки кверху, чтобы успокоить народ. -- Товарищи! -- крикнула Ольга.
-- Мы вам не товарищи! -- раздалось в ответ.
-- Господа, извиняюсь! Дело даже не чае. Чай -- ерунда! Дело в вашем государстве. Вами управляет банда уголовных элементов, вот что обидно! Разве можно нести добро и свет с таким правительством? Ваши министры -- уроды и ублюдки! И поставил их над вами дон Перес! Разве не так? -- горячо убеждала Ольга.
Она вдруг заметила, что внимание народа рассеивается. Многие стали поворачивать головы, всматриваться куда-то вдаль, по толпе прошло волнение...
Ольга тоже взглянула туда.
По пыльной проселочной дороге со стороны зеленеющей вдали сельвы тянулся странный отряд вооруженных людей во главе с огромным человеком в генеральской форме с пистолетом в руках.
Они подошли ближе. Люди расступались перед ними. Отряд достиг эстрады и остановился перед ней в двух шагах от безоружных женихов.
-- Кто это? Откуда эти люди? -- перешептывались в толпе. -- Да это же министры! Ей-богу, господа! Это правительство!
Министр обороны Федор в изрядно перепачканной и помятой генеральской форме, тяжело ступая, поднялся на эстраду и отдал честь священнику.
-- Честь имею, батюшка, Мне не хотелось бы мешать проведению вашего митинга...
-- Это вече, -- поправил батюшка.
-- Пардон, вече... У меня есть приказ Президента. Мне приказано арестовать преступников, выдающих себя за агентов Интерпола. Кто может указать их местонахожде... -- Федор вдруг осекся, потому что его взгляд остановился на женихах.
-- Да вот же они! Иван, Вадим! Вы что, маскируетесь, что ли? Ишь, разрядились! -- захохотал Федор.
Начальник генерального штаба Максим в костюме шафера подошел ближе и, приставив ладонь ко рту, подал реплику, как суфлер:
-- Они женятся, Федя! Женихи они!
-- Ну, поздравляю! -- от души улыбнулся Федор. -- Молодцы, не теряли времени. Не то, что эти... -- он с горечью взглянул на министров. -- Арестовать женихов! -- отдал он приказ.
Министры нехотя направились к Ивану и Вадиму, но Ольга, выступив вперед, простерла к народу руки.
-- Народ! Вас обманывают! Президент хочет избавиться от простых русских парней -- Ивана и Вадима. Они не преступники. Они кроткие добрые люди, истинные православные!
-- Что ты мелешь? Менты они, а не православные, -- опешил Федор.
-- Во всем виновато правительство! -- воскликнула Ольга, -- указывая на министров, точно пенсионерка на коммунистическом митинге. -- Посмотрите на них! Разве может свободный народ управляться такими пра-вителями?!
Обитатели Касальянки наконец поняли -- кто перед ними. Они с интересом уставились на министров, которых видели впервые. Те застенчиво прятали глаза.
-- Я предлагаю судить их! -- выкрикнула Ольга, развивая свой ораторский успех.
Отец Василий шагнул к ней, успокаивающе погладил по плечу.
-- Успокойся, дочь моя... Братья и сестры! -- обратился он к народу. -- Будем ли мы судить правительство или ну его на фиг?
И весь народ Касальянки -- мужчины, женщины, старики и дети малые -- вскинув вверх правую руку с пальцами, сложенными в фигу, в один голос ответил:
-- Ну его на фиг!
-- Господа, сдайте оружие и ну вас на фиг, -- вежливым густым баритоном обратился с эстрады к правительству Брусилов.
Министры послушно сложили оружие рядом с помостом, но продолжали недоуменно топтаться на месте, ибо не понимали -- что же значит "на фиг"? Какой мере наказания или поощрения соответствует эта формулировка?
Федор откашлялся, снова выступил вперед.
-- Я хочу сделать заявление от имени правительства...
-- Почему вы? -- возразил снизу министр торговли. -- Вы у нас без году неделю министром. Дайте ветерану...
И он полез на эстраду. Федор был вынужден уступить ему место.
-- Русичи! -- старческим тенором начал Илья Захарович. -- Не судите да не судимы будете. Мы не желаем больше служить прогнившему режиму Переса де Гуэйры! Этот тиран дискредитирует русскую идею. Этот мошенник имеет столько бабок... О, сколько он имеет бабок! -- закатил глаза министр торговли.
И тут в наступившей тишине послышался крик осла.
Все опять оглянулись. К площади приближалась повозка, запряженная осликом. В повозке сидели связанные по рукам Перес де Гуэйра и Алексей Заблудский.
Повозка медленно двигалась сквозь толпу. Народ Касальянки по привычке кланялся Президенту в пояс. Повинуясь общему порыву, министры опустились на колени. Женихи сплотились теснее, пониая, что сейчас предстоит последняя схватка.
Ослик дотащил повозку до эстрады и остановился. В повозке, кроме связанных, навалены были винтовки и шашки аммонала.
-- Развяжет меня кто-нибудь или нет, черт меня дери! -- вскричал Перес.
К нему бросились министр финансов и кто-то из толпы зрителей. Переса развязали, принялись за Алексея, находившегося в полубредовом от голода состоянии.
Перес с трудом поднялся на эстраду.
-- Да здравствует Президент Касальянки! -- фальцетом вскричал Илья Захарович.
Отец Василий осенил Президента крестом.
Перес снисходительно поцеловал руку священника.
-- Что здесь происходит? -- спросил он, оглядывая собравшихся.
-- Да так... ничего... решаем процедурные вопросы... -- замявшись, объяснил Брусилов. Перес наконец увидел Исидору и Пенкину в свадебных платьях. Он тряхнул головой, как бы сбрасывая с себя наваждение.
-- Исидора... Что за маскарад?
Донья кошачьим шагом приблизилась к нему и влепила пощечину, которая прогремела над Касальянкой, как выстрел пушки на Петропавловской крепости. От неожиданности Перес рухнул с эстрады.
-- Ты низложен, наркоман! -- воскликнула она.
-- Опять низложен? Да что вы все как сговорились?! -- изумленно проговорил Перес, поднимаясь с земли.
Отец Василий тихо обратился к донье:
-- Вы бы того, полегче, уважаемая... Зачем семейные дрязги выносить на публику? Вы уедете, а нам здесь жить...
-- Взять его! -- скомандовала донья, указывая на Переса.
-- Я тебе возьму! -- прорычал Перес.
Произошло всеобщее замешательство. Никто не знал, кого слушаться, -- Президента ли, получившего увесистую пощечину, его бывшую супругу или местную администрацию?
Не успел народ опомниться, как раздался запредельно дикий крик:
-- Всем слушать меня! Ложись!
Конечно, никто сразу не лег, а лишь обернулись на крик. Он исходил с повозки. На ней среди винтовок и аммонала стоял старик в черных очках и в котелке, дотоле мирно наблюдавший за церемонией митинга. В руках у него была ручная граната марки РГД.
-- Да это же Бранко... Гадом буду... -- прошептал Иван.
И действительно, это был старый партизан, проникший в деревню еще накануне вечером и смешавшийся с местными жителями. Он наконец решил, что требуется его вмешательство.
-- Ложись! -- еще пуще заорал он, взмахивая гранатой.
-- Бранко, осторожней! -- предупредил Перес.
-- Всех взорву к ядреней фене! -- орал партизан.
-- Где ты только таким словам выучился? В партшколе? -- продолжал иронизировать Перес. -- Не бойтесь, господа. У него никогда ничего не взрывается... -- обратился он к народу.
-- Да?! А ногу свою забыл с гипсом? -- выложил козырь Бранко. -- Ложись!
Народ нехотя лег на траву, как на пикнике.
-- А теперь слушайте, что скажу вам я, коммунист... -- с пафосом начал Бранко, для убедительности прижав к груди гранату...
Перес поморщился. Дурновкусие партизана явно ему претило. Интерполовцы заскучали, предвидя речи о ревизионизме.
Но не успел Бранко открыть рот, как на площади появились молодожены Дмитрий и Римма. Да не просто появились, а впорхнули туда, как на крыльях, светясь счастьем любви и удавшейся физической близости.
Римма была в коротеньком сарафане, подчерки-вавшем ее длинные стройные ноги, а Биков в шортах и в майке с надписью "Pen-club". Они шли, взявшись за руки, затем Биков подхватил подругу на руки и играючи понес ее к эстраде, совершенно не обращая внимания на пикантное положение, возникшее на народном вече.
За четой молодоженов дружной стайкой бежали кошечки и гамадрилы, причем последние выглядели подчеркнуто интеллигентно.
Дмитрий подошел к эстраде и сияя поставил Римму на землю. Перес тяжело смотрел на него.
-- Перес, блин! -- воскликнул Биков, ударяя Президента по плечу. -- Я женился, спаси меня Бог!
-- Поздравляю, -- хмуро ответил Перес.
-- А ты, Бранко, чего там торчишь? -- обратился к стоящему на повозке партизану Биков. -- Слезай, старик! Выпьем за молодоженов! Подать чай!
Мальчишки-официанты, словно этого ждали, бросились с подносами, на которых стояли стаканчики чая, к высоким гостям и к народу.
-- Я не пью, -- тихо сказал Перес.
-- Не уважаешь? Обидишь навек, -- так же тихо ответил Биков.
Перес взял стаканчик. Бранко с повозки не слез, но стаканчик из рук мальчика принял. Министры, видя податливость президента, тоже разобрали стаканчики.
Перес поднял руку со стаканом и обернулся к народу, который уже стоя готовился выпить.
-- Живите дружно! -- хрипло проговорил Перес и залпом осушил стакан.
-- Да-да! Будьте счастливы, и снова за дело! -- возгласил Бранко, выпивая стакан и возвращая внимание к гранате.
Но тут что-то щелкнуло в голове старого партизана, и лицо его озарилось ангельской улыбкой.
-- Впрочем, взрывать успеется, -- сказал он.
-- Точно! Прошу к столу! -- воскликнул Биков.
И все повалили к столу, радуясь, что применение гранаты откладывается.
Впервые народ и правительство уселись за общий стол на общий пир. И оппозиция в лице Молочаева сидела тут же. И проворовавшиеся в лице Муравчика. И террористы в лице Бранко.
Перес смахнул слезу.
-- Золотой народ... -- пробормотал он.
Рядом с ним за столом оказался Иван. Перес наклонился к нему.
-- Иван, ты не сердишься?
-- За что?
-- За похороны. Кто ж знал, что у тебя за пазухой клюква?
-- Ничего, Яков Вениаминович. Бывает.
И пошли тосты, и полилась рекою фигня, примирившая через полчаса правых и виноватых. И уже Брусилов, подняв чашу с фигней, спрашивал народ:
-- Господа, будем ли мы менять Президента или фиг с ним?
И народ отвечал:
-- Фиг с ним!
-- Будем ли мы судить агентов Интерпола или фиг с ними?
И все, включая Президента, вынесли вердикт:
-- Фиг с ними!

Бранко незаметно выбрался из-за стола. Его трясло от чувств, переполнявших старое партизанское сердце. Старик впервые за свою жизнь почувствовал, что борьба, которой он отдал всю свою жизнь, была пустяком в сравнении с тем чувством примирения и всеобщей любви, что он испытал, выпив всего три чашки фигни. "Зачем? Для чего?" -- думал он в ужасе, сжимая в кармане сюртука ручку гранаты. Получалось, что жизнь прошла напрасно.
Бранко подошел к повозке, все так же стоявшей у эстрады. Ослик мирно щипал траву. Бранко распряг ослика и, взяв его под уздцы, отвел в сторонку, за эстраду, стараясь не привлекать внимания пирующих.
Там он привязал ослика, перекрестился второй раз в жизни и зачем-то перекрестил ослика. Затем Бранко вернулся к повозке и влез в нее. Здесь он еще раз перекрестился и вынул из кармана гранату.
За столом в это время чествовали Молочаева и целовались с ним. Иван и Ольга, склонившись друг к другу, никого не слушали, а тихо говорили о своем будущем счастье в маленькой России, устроенной благодаря странной фигне, растущей здесь, в Касальянке.
Бранко вырвал чеку гранаты и с размаху бросил ее на дно повозки.
Раздался страшной силы взрыв.
Сидящие за столом успели заметить, как над ними пролетают обломки повозки и нелепый старик в сюртуке, размахивающий руками и кричащий на лету слабеющим голосом:
-- Прощаю всех!..

КОНЕЦ
Если вам понравилась эта книга вы можете приобрести ее в печатном виде.

Заказать книгу

 

Прикол-2000 home

C:\prikol\content.htm

ГОЛОСОВАНИЕ
Выбор народа
Для авторов

НОМИНАНТЫ
на конкурс
"Тенета-2000"


Ли. ЧЕ
Драма в чеховских
тонах

Андрей Подистов
Рассказы
Дима Бороздин
Сказки


Ксения Крамаренко(13 лет)
Узники (начало)

Братья Катаевы
"Пятнашки или бодался
теленок со стулом,
Часть 2 "
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5

Александр Фролов
Теркин в киберпространстве

Александр Кинский
Драконья погибель (I)
Драконья погибель (II)
Драконья погибель (III)
Драконья погибель (IV)
Драконья погибель (V)
Драконья погибель (VI)

Миллениум по "Прикольному"I
Милленниум по "Прикольному"II

Тим Туманный
и Катаев-старший

СОС и СОСИ

С. Возлинская
Тест для эмигрантов

"Теневой кабинет"
Речь депутата

Джон Леннон

Юрий Черняков
Император Бокасса

Майя Четвертова
Мины фемины
Мины фемины - II New!

Андрей Кнышев

Алексей Захаров

КОНКУРС ХОККУ
Тим Туманный
Владимир Макаров
Андрей Каплановский

Ануо Симироно
Владимир Макров
Трупис Лубецкой

ИНСТРУКЦИИ
Инструкция
по изучению инструкций

Ложка столовая глубокая
Лом металлический
Дверь входная
Уборная артиллерийского
полка

Инструкция для хакера
Правила пользования
метрополитеном

Знаете ли вы, что...

ЗОЛОТОЙ ФОНД
"ПРИКОЛА"
Из дневника школьника
Объявления
Николай Олейников
Илья Сельвинский
Буба Касторский
Уинстон Черчилль
Михаил Жванецкий
Часы командирские
7+7 убедительных доводов
в пользу презерватива

25 советов как преуспеть
в российском шоу-бизнесе

50 советов как управлять
коммерческим банком

Как развлечь себя в лифте
Правила этикета
для неопытных котов

Основные правила
для сторожевых собак

13 причин почему фильм
"Coca-Cola пей легенду"
не получил "Оскара"

Что мы узнали только
благодаря кино

Наклейки на бамперы
Продам
Легко ли быть самоубийцем?

Владимир Романовский
Муза Парижа

Александр Житинский
"ФИГНЯ" (роман-буфф)
Часть I. Агенты Интерпола
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Глава 24
Глава 25
Глава 26
Глава 27
Глава 28
Глава 29
Глава 30
Глава 31
Глава 32
Глава 33
Глава 34
Глава 35
Глава 36

ЧастьII. Русский чай
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Глава 24

Новорусское Слово

Заяц и Лиса
Цапля и Журавль
Золотая рыбка
Цветик-Семицветик
Героини нашего времени

Павел Афанасьев
Астероидная атака
Служу Советскому Союзу

Владимир Романовский
Баллада о неведеньи
Петербургская баллада

Нестор Бегемотов
Двое в одном теле

Василий Белов
Мыслитель

Владислав Быстров
Весна

Саша Гранкин
и Дмитрий Соколов

Фригидная истина

Юрий Жарков
Маразм крепчает

Дмитрий Скафиди
Мыслеформы

С. Бердников
Продавщица зелени

 

 
Пишите нам: timtumanny@kulichki.zzn.com
Copyright ╘  1999 Чертовы Кулички

"Прикол"