Stolica.ru

titul.GIF (12538 bytes)

2000 год, вечность Московское время: не имеет значения Выпуск No. 007 навсегда

Уважаемые читатели! Журнал ПРИКОЛ был создан в 1997 году директором Куличкинского сервера Валерой Колпаковым как народный журнал всех приколистов русского Интернета, где свои работы представляли на суд читателей маститые авторы и начинающие юмористы. С тех пор немало утекло воды и журнал обзавелся своими традициями, постоянными рубриками и авторами. Должность главного редактора переходит к Тиму Туманному. В новое тысячелетие ПРИКОЛ входит с обновленным дизайном. Журнал будет обновляться динамично, ибо, как говорил мессир Воланд: "Свежесть, свежесть и свежесть, вот что должно быть девизом всякого буфетчика". Впрочем, не будут забыты и перлы и алмазы из нашего золотого фонда. Мы по-прежнему ждем ваших материалов для публикации.

 

На конкурс "Тенета -2000"

Андрей Подистов (teller@mail.ru)

МАШИНА ВРЕМЕНИ

На принцип путешествия во времени наше КБ вышло случайно. Наш НИИ ФИГА трясли сокращения. Зарплату третий месяц не платили. Народ маялся дурью: кто космические двигатели на пылесосы переделывал в порядке конверсии, кто коммерцией занимался - загонял передовые плазменные технологии папуасам. Мы компьютерный "Изменитель погоды в боевых условиях" перепрограммировали на мирное сельское хозяйство, и получилась она, родимая.
Кстати, главную идею подал Борька Захаров, от которого ушла жена к бизнесмену-спекулянту. От расстройства и постоянного недоедания борькин интеллект совершил дикий скачок - принцип оказался настолько прост, что на него даже намекать нельзя, чтобы не выдать секрета.
Мы собрали эту бандуру за каких-то полчаса, добавив к конструкции часы "командирские" Степаныча, нашего зава, и систему наведения противоспутниковых ракет, которую выменяли у соседнего отдела за пачку американских сигарет. Таким образом, машина времени могла забросить кого угодно в любое место и время. Вытащить его обратно было труднее, но через пару часов мы решили и эту проблему: после двух сгинувших во мраке веков стульев третий, наконец, вернулся. Тогда Борька достал колбу с техническим спиртом, выпил для храбрости и провел эксперимент на человеке - смотался в 1970 год. Вернулся он с двумя бутылками "Ркацители" и палкой колбасы докторской с этикеткой "2 руб. 20 коп."
- Ни хрена себе, - сказал бывший коммунист Степаныч. - Во как жили в застойные года! На кой нужна была ваша перестройка народу!..
А Веню не устроил масштаб борькиного научного эксперимента. Сказав: "Где наша не пропадала!", он ринулся в неизвестность и вернулся с ящиком водки "Посольской" и балыком, утверждая, что спер все это из личных запасов нашего золотозвездного генсека, вечная ему память. Наврал, наверное, но водка была отменная, это точно. Вскоре под "Посольскую" и балычок разгорелась научная дискуссия. Я вспомнил, как в рассказе Бредбери герой задавил в прошлом бабочку и как это изуродовало будущее. Степаныч орал, как на митинге, что все американцы - это ЦРУ, и что Бредбери нам лапшу на уши вешает. Веня вежливо отвечал Степанычу, взяв его за грудки, что тот старый дурак, а Борька просто молча хряпнул еще стакан водки и, чтобы доказать, что все это бред сивой кобылы, отправился в каменный век и замочил там мамонтв пудовым микропроцессором. Ну и что? А ни фига настоящему не сделалось. Только вместо зубов у нас выросли бивни. Веня не растерялся, открыл бивнем еще бутылку, и они сцепились со Степанычем в непримиримой политической борьбе, ругаясь как собаки. Борька таскал из застойного времени всякие шмутки, а Степаныч все это комментировал: "Вот она, твоя хваленая демократия! Че надо было, че надо?!! На это демократ Веня уже вежливо отвечать не стал, а просто дал Степанычу в бивень. После очередной борькиной вылазки я почему-то стал видеть все в инфракрасном свете, а пришедший в себя Степаныч мотал головой и бубнил: "Мало мы вас давили в семнадцатом году!" Ближе к половине ящика нас всех потянуло на исторические подвиги. Веня обязательно хотел помочь любимому с детства Спартаку выиграть восстание. Борька немногословно поделился соображением, что неплохо бы задушить свою бывшую жену в младенческой колыбели. У меня плюс к инфракрасному зрению прорезались телепатические способности, и я сумел прочитать темные мысли бывшего коммуниста Степаныча, который хотел повернуть историю вспять. Замысел у него был такой: отправиться в вышеупомянутый семнадцатый год и всех гадов, которых недодавили, додавить. Может, ни Хрущев, ни Горбачев, ни Ельцин не появятся. Я хотел помешать, но не смог подняться, и Степаныч утек в прошлое с криком: "За Родину! За Сталина!" Когда я доложил всем, куда он отправился, Веня выматерился и тоже исчез, чтобы сделать контрход - то ли знаменитый броневик, с которого выступал Ленин, угнать, то ли матросов с "Авроры" напоить, чтобы забыли выстрелить... Пол-ящика "Посольской", во всяком случае, он с собой уволок. К чему это приведет, не знаю. Мы с Борькой решили на всякий случай из КБ не выходить, пока остатки водки не допьем. Бывшую жену он, слава Богу, оставил в покое... На последней бутылке я заметил, что мы начали обрастать рыжей шерстью. Потом - ничего не помню...

СТРАШНЫЙ СЛУЧАЙ СО СПЕЦКОРОМ ЖЕНЬКОЙ

Женька Костриков, вообще-то, недавно женился, променял свободную жизнь на кольцо на шее. И жену свою любил, так что во всём виновато лето. Понадевали все мини... - У меня уже шея болит, отвертелась! - пожаловался он в редакции. - И косоглазие, наверное, будет. Идёшь по улице, а глаза сами туда-сюда, туда-сюда... - Ага! - зашумели обрадовано редакционные женщины. - Женатый, а всё туда же - на юбки заглядываешься! Что же касается шефа, то он тоже мужик, он всё понял. - Даю тебе творческую командировку, - сказал шеф, подмигивая. - На нудистский пляж? - с надеждой перебил Женька. Он уже мысленно держал в зубах ручку и мчался брать пикантный материал, по которым был спец. "Секс-шоп", "В гостях под Леонидом", "Двенадцатилетняя Джульетта в роддоме", - это был его хлеб. - Не лезь поперёк батьки! - укорил главный. - Сегодня у Оперного митинг сексуальных меньшинств, они свой профсоюз организуют - надо брать. Правый глаз шефа подмигивал вечным нервным тиком, заработанным на посту главного редактора молодёжки. Благодаря этому подмигиванию все почему-то считали долгом помочь редакции популярной газеты "Молодая поросль", и она держалась на плаву, несмотря на трудные времена. - Только не увлекайся, - буркнул шеф, склоняясь к рукописям на столе. - Помни: эротике - да, порнухе - нет. Обязательно спроси, не окажут ли спонсорскую помощь. - Не сомневайся, Степаныч! - рявкнул Женька и десантным прыжком сиганул в окно, схватив на лету блокнот и диктофон. Перед Оперным театром оцепление милиции отсеивало детей и фотографов. Женька помахал корочкой и, раздвигая толпу, как ледокол, устремился к эпицентру событий. Благодаря двухметровому росту и двухсотпроцентному зрению, он видел всё, что происходит на площади. Судя по обилию народа, сексуальные меньшинства можно было переименовать в большинства... - Даёшь голубой, розовый и все цвета радуги! - кричала с грузовика в микрофон грудастая девица. - Нечего нас зажимать! В "Спокойной ночи" надо объяснять детям, как пользоваться презервативом и читать "Кама-Сутру"! Женька огляделся. Среди людского моря колыхались лозунги: "Догоним и перегоним по сексу Америку!", "Долой ум, честь и совесть нашей эпохи, а заодно и стыд!". Но особенно поразила Женькино воображение группа нудистов, стоявших в чём мать родила под транспарантом "Борис Николаевич, мы с вами!". В общем, сексуальные меньшинства изгалялись, как могли, над всем святым, что ещё осталось на некогда святой Руси, и внушали посторонним зевакам сомнение в её возрождении. - Мужики, вам не стыдно? - заорал Женька и, как дядя Стёпа, протянул через головы микрофон к роящимся "голубым". - А нам плевать, нам очень хочется! - пропели ему хором так, что даже Женька стушевался и решил: лучше иметь дело только с дамами. - Верите ли вы в любовь с первого взгляда? - спросил он грудастую девицу, спрыгнувшую с грузовика. - А как же! - осклабилась девица. - Я вон Машку с первого взгляда полюбила - и сразу в постель! Женька отчего-то закашлялся и сдал в последние ряды. Неуютно как-то стало. Тут и подвернулся этот гад. Мордастый такой, в чёрной футболке со словом из трёх букв на бугристой груди. - Ты, чухан, коньяк будешь? - угрожающе спросил он, прижимая Женьку тремя буквами к памятнику. - А потом трахнемся, в натуре! На что здоров и нагл был сам Женька, а тут струхнул. - Ну, ты, козёл, отпусти! - затрепыхался он, выглядывая с надеждой за плечо бородача. Но милиция была далеко, а сексуальные меньшинства близко и в большинстве. Поэтому бородач влил в Женьку полбутылки водки, обняв железной лапой, и никто ему не помешал... - Караул! - заорал Женька. - Свободную прессу насилуют! Бородач загоготал. И тут перед помутневшими глазами Женьки произошло какое-то странное движение. Толпа оцепенела на миг, потом подалась в стороны. Раздались дикие вопли, и, давя саму себя, толпа бросилась бежать. Бородач отпустил Женьку - но странным образом. Он взлетел вверх, и у Женькиного носа теперь болтались его кроссовки 46-го размера. Собрав его чёрную футболку у подбородка, его держал каменной дланью Владимир Ильич. - Нехорошо, батенька! - ласково прокартавил бывший вождь мирового пролетариата. - Нарушаем принципы демократического централизма. Почём вы знаете, милейший, что большинство вас поддержит? Любовь - это вам не стакан воды выпить. Вот помню, как-то встретились мы с Инессочкой Арманд... - А-а-а-а! - ревела толпа, как отлив, освобождая площадь и бросая в панике свои голубые, розовые и прочие знамёна. - Ну, ладно, мы развалили прежнюю Россию, - проворчал Ильич, отбрасывая бородача и забираясь на грузовик - к микрофону. - Но вы-то, господа хорошие, разваливаете и нынешнюю! Что, так дальше и будем разваливать? Бородач, завывая, нырнул в метро. - Хрен с ней, с экономикой, и кухарка может управлять государством! - закипел Ленин. - Но любовь-то зачем поганить? Любовь - это святое! Наденька, помню, мне то же самое говорила... - Ильич! - раздался оклик, и загремели по мостовой чугунные ноги - это мужики с ружьями подошли поближе. - Ты кончай базарить. Говори по делу - почту, телеграф брать будем, ай нет?! Женька от всей этой жизни вздохнул и вырубился. Утром его растолкал милицейский сержант. - Эх ты, газетчик, твою мать! - с укоризной сказал он. - В такой газете работаешь, и так надрался! Распишись-ка, браток, в квитанции за обслуживание. И на работу сообщим, ты уж извини...

ФЕНОМЕН КАПИТАНА БУБЕНЧИКОВА

Шеф восседал в кресле, как Наполеон. В треуголке и в мундире с эполетами. Профиль на фоне окна смотрелся на удивление чеканным. Довершала картинку нога в сапоге со шпорой, закинутая одна на другую, почему-то без шпоры. На столе бессменного редактора газеты "Молодая поросль" (он был им при Ельцине, Горбачеве, при Брежневе, при Петре1, будет и при любой власти ) стояли бутылка водки, граненый стакан и букет павлиньих перьев в вычурной вазе, подаренный некой молодой и глупой поклонницей. Наполеон курил "Приму". Женька Костриков, спецкор по "жареным" темам и редкий нахал, при виде такого зрелища несколько растерялся, моргнул раз, другой - видение не исчезало... - Рот закрой, кишки простудишь, .- благодушно сказал ему знакомый голос, и когда лицо французского императора обернулось в фас, Женька увидел родное до слез хроническое подмигивание жуликоватого глаза. - Заходи, садись! - Ты чё, Степаныч, в кино собрался сниматься? - спросил Женька осторожно, чтобы не сказать грубее и складывая свой двухметровый рост на стуле в кабинете главного. - Неважно! - оборвал начальственно шеф и, булькнув бутылкой в стакан, двинул его к Женьке. - Есть возможность, Женя, сделать из говна конфетку. Выпей для храбрости, там ты увидишь похлеще. Поедешь в 25-е отделение милиции Нахаловского района... - Какого? - удивился Женька, хотя удивляться сегодня, похоже, ничему не стоило. - Переименовали. Раньше был Зюзюкинский, в честь первого секретаря горкома, - терпеливо, как отец родной, объяснил шеф. - Тебя там ждут. Петрович, слышишь? - гаркнул вдруг он так, что Женька поёжился. Ему стало ясно: начальник явно переработал сидя один в кабинете, крыша поехала - ту-ту! - Посылаю к тебе своего корреспондента! - надрывался шеф. - Изобразит всё, как надо, и про успехи, и про трудности. Всё, прощай, с тебя поллитра! Женька Костриков бежал из редакции так же стремительно, как драпали от Наполеона все европейские армии... Даже влюблённая в него обозревательница Леночка, смазливая кошечка с холеными коготками, не успела с ним пококетничать, как обычно. В 25-е отделение милиции Нахаловского района Женька вошёл хмурый, как преступник со стенда "Разыскиваются...". Худшие его опасения подтвердились сразу. Дежурный за стойкой раздел его неприятным рентгеновским взглядом и снял трубку внутреннего телефона. - Виктор Петрович, к вам Костриков Евгений Михайлович, 66-го года рождения, корреспондент молодёжки. Судимостей не имеет. Бабник. Трепач. В прошлую пятницу подрался у пивного ларька с ребятами из ПТУ, которые состоят у нас на учёте. Дело возбуждено не было... Проходите, гражданин Костриков! - кивнул дежурный открывшему рот Женьке. - Кабинет начальника по коридору налево. Если бы не редакторское задание, мчался бы Женька отсюда семимильными шагами... Издеваются, менты поганые, досье завели. Показывают, мол, попробуй плохо про нас напиши!.. - понял Женька и, ощетинившись внутренне, решительно зашагал к Петровичу, которому его продали за поллитру. - Ну, здравствуй, Костриков Евгений! ... Капитан Бубенчиков, - встретил его крепким рукопожатием мордастый массивный мужик с хитрым взглядом и указал на табурет, привинченный к полу. Женька насторожённо сел и сразу взял быка за рога - включил диктофон. Нефиг милиции копаться в грязном женькином белье, права человека надо соблюдать! Он вот в их - может копаться, как журналист... Капитан и не стал: понял, наверное, что имеет дело с матёрым газетным волком. - Как поживает наша славная милиция? - нахраписто спросил Женька. - Какие трудности и успехи в борьбе с организованной преступностью? - Неорганизованной, - поправил капитан Бубенчиков. - С организованной у нас никто не борется - слишком хорошо она организована. И материально, и технически оснащена лучше, чем мы. Капитан засыпал Женьку цифрами статистики, перечнем того, чего у них нет, и жалобами на низкую зарплату. Минут через пятнадцать Костриков задремал с открытыми глазами от убаюкивающего голоса, благо диктофон был включён. - Вот недавно был случай. Выезжаем на дело... То есть брать вора-рецидивиста Халявина, а у нас бензин на полдороги кончился, - время от времени доплывали до сознания Женьки отдельные фразы. - Или вот дело об ограблении банкира Мыльникова... Эти гады сели в личный самолёт и улетели на Канарские острова. А нам командировку на какие шиши туда выпишешь! ... Штат не укомплектован... Берём всех подряд... Вчера он хулиганил, машины угонял, а сегодня - следит за правопорядком... Но в общем и целом... Голос капитана Бубенчикова окреп, взмыл оперным баритоном, будя матёрого волка Женьку. - ... раскрываемость у нас сто процентов! - Как?! - Женька мгновенно проснулся. - Вы же только что говорили... Капитан Бубенчиков лишь глянул - и будто наручниками сковал. - Чё там размазывать манную кашу по столу! - сказал он по-простому. - Слова - это слова, их к делу не пришьёшь. Сейчас увидишь, Костриков, как мы добиваемся таких результатов. - Сиволапов! Задержанного в кабинет! - приказал он в телефонную трубку. - Да-да, Степанцова, у которого сто пять судимостей, а он под коммерсанта косит. - На вокзале взяли с чемоданом денег, - пояснил капитан Женьке. - Говорит, детишкам в детдом вёз гуманитарную помощь от братского чеченского народа. Сиволапов ввёл громилу, который был весь в наколках, как в проказе. "Его можно полдня рассматривать, как журнал с комиксами!" - с холодком в желудке подумал Женька. Типичный такой коммерсант... Степанцов нагло уселся на свободный табурет (тоже привинченный к полу), взял пачку сигарет со стола начальника отделения, закурил от лежавшей там же зажигалки. - Я чист, как слеза младенца, гражданин начальник, - заявил он, положив ногу на ногу. - Зачем генеральному директору товарищества с ограниченной ответственностью вести нечестный образ жизни? А деньги - это наш посильный вклад в обездоленных непродуманной политикой государства голодающих детей. Я ещё пять таких чемоданов могу... Капитан Бубенчиков молча выслушал, покивал понимающе, пока Степанцов жаловался, как трудно становится на ноги средний бизнес. Обложили его, понимаешь, налогами - и государство, и рэкет... С одной стороны утюгами грозят, с другой - санэпидемстанция, скажем, или пожарные наступают: "Вы руки, ребята, перед торговлей помыли? А где у вас тут огнетушитель? Что это вы его с собой всё время не носите?" - Докурил? - спокойно поинтересовался капитан и вдруг, как дежурный давеча в Женьку, впился в громилу рентгеновским взглядом. - А теперь, Степанцов, он же Сява, он же Бугор, он же Подколязин, он же Дуриков... Колись! Псевдо-Степанцов вдруг споткнулся на полуслове, растерянно закрутил стриженной головой, в которой капитан устроил ревизию, и, будто под гипнозом, заторможенно стал колоться. - Виноват, гражданин начальник, не понял сразу, на кого попал! Всё правильно вы говорите... И деньги, падла буду, - не детишкам вёз, а в воровской общак, от одного братского чеченского авторитета. Чтобы депутатов... - Стоп! - поспешно прервал признания капитан Бубенчиков. - Политики не надо, не наша сфера... Готов дать письменные показания, Степанцов? - Как на духу, - промямлил псевдо-Степанцов, он же Сява, он же Бугор, он же Подколязин, он же Дуриков. - Прямо сейчас всё и распишу, как есть... А про депутатов не буду - зачем про депутатов? Мы же умные люди, мы понимаем... Громилу увели писать повинную. У потрясённого Женьки сна не осталось ни в одном глазу. - Ничего себе, товарищ капитан! - восхищённо и одновременно испуганно отозвался он на происходящее. - Гипноз, что ли, взяли на вооружение? - Заинтересовался наконец? - подпустил шпильку Бубенчиков. - А то спишь, понимаешь, во время интервью. Вот скажу Степанычу... Да шучу я, шучу, не вскидывайся! Лучше подробнее записывай - может, ещё кому наш передовой опыт пригодится. Не от хорошей жизни, но всё же - достижения! Женька поспешно вставил в диктофон вторую кассету и одновременно стал записывать ручкой, чтобы ни одно драгоценное слово не пропало. Это же сенсация, он опытным нюхом газетчика сразу учуял, а шеф своим дурацким нарядом только разброд и сумятицу в мозги внёс... - Стенд "Разыскиваются..." мы уже квартал, как сняли, - докладывал улыбающийся капитан. - Наши экстрасенсы, то есть участковые, по фотографиям давно все адреса вычислили. Благодаря телепатическому чтению мыслей - техники-то нужной нет! - мы в курсе всего, что замышляет преступный мир нашего города. Впрочем, это я преувеличиваю, Женя, извини. Работаем, конечно, избирательно - только в нашем Нахаловском районе. Применяем, так сказать, нетрадиционные методы. - А Халявина же не взяли? - вспомнил Женька. - Взяли, как миленького! - жёстко возразил капитан. - Он нас дожидался, пока мы пешкодралом до него добирались. На расстоянии на него воздействовал старшина Кузьмичёв. Халявин к нашему приходу уже чистосердечное признание написал и двери настежь открыл. - Ну, а эти, которые на Канары от правосудия улетели? - гнул своё Женька. - Там же не Нахаловский район! - Мы тут вроде ни при чём, только понос их жуткий прихватил, - подмигнул весело Бубенчиков. - Две недели мучились, бедолаги, пока не осознали, что к чему. Перевели банкиру Мыльникову деньги в швейцарский банк и записку прислали с извинениями. Да это всё мелочи! Вот мы думаем, что автомобильный парк наш можно перевести на экологически чистое горючее - психическую энергию. Читал труды индийских товарищей йогов? Этой ихней праной и как горючим, и как резиновой дубинкой можно пользоваться... Тут капитан спохватился и покосился на усердно строчащего Женьку. - Но вообще-то мы должны думать о более гуманных подходах. Применяя методики современной психологии, надо перевоспитывать этих гадов в зародыше, вдалбливать в их преступные мозги христианские заповеди: не убей, падла, не укради! И чтоб каялись, каялись... Видал этого Степанцова? Вот таким образом. Мы тут договорились с одним местным Кашпировским, учит он нас. Развиваем у работников отделения ненормальные способности. Целая библиотека скопилась необходимой в работе литературы: астрология там всякая, телетранспортация... Парахеромантия, одним словом. В спортзале наши ребята не боксёрские мешки лупят, а учатся астральному каратэ - взглядом твёрдые предметы разбивать. Показать? Ну и хорошо, что нет. А тут такой полтергейст начнётся, туши свет - если без нужной психологической настройки... Один участковый у нас, кстати, даже дожди научился заклинать... В общем, успехи налицо. Так и запиши, дорогой: отделение Нахаловского района ответственно несёт службу, охраняя вверенное ему население, не взирая ни на какие экономические и прочие трудности! При последних словах нетерпеливый Женька вскочил, благодарно потряс руку капитану, бросил диктофон в сумку и, пообещав сегодня же написать потрясную статью, тигром выпрыгнул за дверь...
* * *
Шеф, вполне нормальный, уже без всяких треуголок, благосклонно прищурясь, взирал на сенсационный Женькин материал, лежащий на столе. "Ну, погоди, мафия!" - бил в глаза яркий заголовок. Глаза Женьки тоже ярко блестели в предвкушении похвалы. - Как потопаешь, Женя, так и полопаешь! - сказал, подмигивая, главный. - Водочку будешь? Рабочий день кончился... Выпей, выпей - заработал. Завтра пойдёшь интервью брать у шестирукой женщины. Работает она в обувной артели за шестерых, а получает, дура, одну зарплату... Ну, вздрогнули! Женька выпил. Шефу разве откажешь? Глянул в сторону главного - и ошалел. Степаныч вдруг заколыхался, как мираж... И вот уже сидит в чалме, в халате - типичный деспот, только не восточный, а российский - морду нашу простецкую не замаскируешь ни подо что другое. Совершенно голая Леночка внесла самовар, опять же наш, отечественный, даже с сапогом. Женька замотал одурелой головой - может, хватит чудес на сегодня? - Чё головой трясёшь? - среагировал мгновенно доморощенный деспот Степаныч. - Думаешь, глюки? Не-е-ет. Это всё шуточки капитана Бубенчикова. Наведённый гипноз на расстоянии, понял? Ещё хряпнем по одной?

Прикол-2000 home

C:\prikol\content.htm

ГОЛОСОВАНИЕ
Выбор народа
Для авторов

НОМИНАНТЫ
на конкурс
"Тенета-2000"


Ли. ЧЕ
Драма в чеховских
тонах

Андрей Подистов
Рассказы
Дима Бороздин
Сказки


Ксения Крамаренко(13 лет)
Узники (начало)

Братья Катаевы
"Пятнашки или бодался
теленок со стулом,
Часть 2 "
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5

Александр Фролов
Теркин в киберпространстве

Александр Кинский
Драконья погибель (I)
Драконья погибель (II)
Драконья погибель (III)
Драконья погибель (IV)
Драконья погибель (V)
Драконья погибель (VI)

Миллениум по "Прикольному"I
Милленниум по "Прикольному"II

Тим Туманный
и Катаев-старший

СОС и СОСИ

С. Возлинская
Тест для эмигрантов

"Теневой кабинет"
Речь депутата

Джон Леннон

Юрий Черняков
Император Бокасса

Майя Четвертова
Мины фемины
Мины фемины - II New!

Андрей Кнышев

Алексей Захаров

КОНКУРС ХОККУ
Тим Туманный
Владимир Макаров
Андрей Каплановский

Ануо Симироно
Владимир Макров
Трупис Лубецкой

ИНСТРУКЦИИ
Инструкция
по изучению инструкций

Ложка столовая глубокая
Лом металлический
Дверь входная
Уборная артиллерийского
полка

Инструкция для хакера
Правила пользования
метрополитеном

Знаете ли вы, что...

ЗОЛОТОЙ ФОНД
"ПРИКОЛА"
Из дневника школьника
Объявления
Николай Олейников
Илья Сельвинский
Буба Касторский
Уинстон Черчилль
Михаил Жванецкий
Часы командирские
7+7 убедительных доводов
в пользу презерватива

25 советов как преуспеть
в российском шоу-бизнесе

50 советов как управлять
коммерческим банком

Как развлечь себя в лифте
Правила этикета
для неопытных котов

Основные правила
для сторожевых собак

13 причин почему фильм
"Coca-Cola пей легенду"
не получил "Оскара"

Что мы узнали только
благодаря кино

Наклейки на бамперы
Продам
Легко ли быть самоубийцем?

Владимир Романовский
Муза Парижа

Александр Житинский
"ФИГНЯ" (роман-буфф)
Часть I. Агенты Интерпола
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Глава 24
Глава 25
Глава 26
Глава 27
Глава 28
Глава 29
Глава 30
Глава 31
Глава 32
Глава 33
Глава 34
Глава 35
Глава 36

ЧастьII. Русский чай
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Глава 24

Новорусское Слово

Заяц и Лиса
Цапля и Журавль
Золотая рыбка
Цветик-Семицветик
Героини нашего времени

Павел Афанасьев
Астероидная атака
Служу Советскому Союзу

Владимир Романовский
Баллада о неведеньи
Петербургская баллада

Нестор Бегемотов
Двое в одном теле

Василий Белов
Мыслитель

Владислав Быстров
Весна

Саша Гранкин
и Дмитрий Соколов

Фригидная истина

Юрий Жарков
Маразм крепчает

Дмитрий Скафиди
Мыслеформы

С. Бердников
Продавщица зелени

 

 
Пишите нам: timtumanny@kulichki.zzn.com
Copyright ╘  1999 Чертовы Кулички

"Прикол"