Stolica.ruРеклама

Na pervuyu stranicu
Arhivy Minas-TiritaArhivy Minas-Tirita
  Annotirovanniy spisok razdelov sayta

Мария Артамонова

Oxonmoot is a Gathering... :)

С 18 по 21 сентября в Сент-Хьюз колледже проходило ежегодное оксфордское сборище толкинистов со всего мира - Оксонмут. Организует его, как и всегда, английское Толкиновское Общество совместно со своими "смиалами" (или филиалами). В этом году случай был особый - Профессору исполнилось 111 лет, а самому Обществу - ровно 33! Народу, по воспоминаниям очевидцев, приехало больше, чем когда бы то ни было - явно больше гросса (скорее, даже три или четыре гросса). Чтобы всем успеть насладиться общением, мероприятие заняло не два, как раньше, а три дня, что все сочли изменением к лучшему.

В четверг вечером все приходили в себя после дороги (кто специально прилетел из Новой Зеландии, а кому (автору, например) надо было целых пять минут ехать на велосипеде). Но пиво в уютном баре Сент-Хьюза требовалось всем. Старые знакомые пали в объятия давним друзьям, а новички тоже быстро перезнакомились между собой и общались совершенно непринужденно.

В пятницу утром состоялась экскурсия по Оксфорду, которую провел давний член Оксфордского Толкиновского общества, безвременно покинувший его в прошлом году, Иен Коллиер. Затаившему дыхание народу был показан дом Толкина на Нортмур-роуд (вернее, дома - но номер 22 почти не видно из-за деревьев, да и вообще, разве он идет в сравнение с номером 20?), Золотое и Серебряное деревья, посаженные в честь 100-летия Толкина в университетском парке, любимое дерево в Ботаническом саду, колледжи - Модлин, Мертон, Пембрук, Эксетер, еще пара-тройка домов, и - главное, - паб Bird and Baby (Eagle and Child), где уставшего гида угостили пинтой доброго эля.

Тем временем в колледже полным ходом шли выступления и доклады. Алекс Льюис читал главы из своей новой книги "The Uncharted Realms of Tolkien", Колин Дюрье, как и обычно, рассказывал о Толкине и Льюисе (на самом деле просто о Льюисе, но в заглавии доклада обычно добавляется еще и Толкин :)). Во внутреннем дворе демонстрировала всем свое реконструкторское мастерство группа "Regia Anglorum".

Дальше последовало выступление Джона Гарта, который много лет занимался биографией Толкина и его участием в Первой мировой войне. В ноябре выходит его книга под названием Tolkien's War, в которой, как обещается, будет содержаться много нового биографического материала - о школьных годах Толкина и его отношениях с TCBS, о том, как сложились судьбы каждого из четырех друзей - Толкина, Уайзмена, Гилсона и Смита, на войне. Сам Толкин о войне воспоминаний не оставил, но Гарт использовал воспоминания его однополчан из "ланкаширских стрелков". Очень интересным обещает быть и разбор первых зачатков мифологии, над которыми Толкин работал в окопах. Например, Джон рассказал нам, что в это время придумывались корни для квенья со значениями "грохот", "удар", "взрыв", "барабанная дробь, канонада". Все это очень хорошо совмещается с образами железных драконов в "Падении Гондолина" и последующим отождествлением магии и машины.

Пообещав себе на день рождения эту книгу, я пошла на следующий доклад, в котором Тед Шерман, американский университетский преподаватель, читающий курсы по Толкину, рассказывал о развитии и ранних вариантах эссе "О волшебных сказках". Это было менее познавательно, но зато гораздо более эмоционально увлекательно.

После двух докладов всем захотелось поразмяться, чем многие и занялись, обучаясь под руководством Мерри и Пиппина (которые явно выпили достаточно энтовского напитка) разным средиземским (а также старым английским) танцам. Танцор из меня вышел плохой, хотя в голове все еще отдается: Double to the left and a double to the right... Ladies jump, gentlemen jump, ladies jump and all-turn-round...

Второй день (суббота) начался с викторины. Заявлено было восемь команд по три человека в каждой, которые потом играли попарно на вылет, прямо как на чемпионате по футболу. Внедрившись, как Бильбо, в последний момент в женскую команду немецкого ТО под гордым названием The Numenorean Chicks я, в отличие от Бильбо, счастья не принесла - удачные вопросы достались всем остальным :). Выиграла в викторине вторая немецкая команда, чему они и не переставали радоваться. Еще бы! Обыграли даже матерых аборигенов!

Еще в этот день был один доклад и две дискуссии, но их темы даже неинтересно теперь вспоминать, потому что они вылились в бесконечные "мнения с места" на богатую тему "А я вот о фильме думаю...". Поскольку сказать все успели немного, свежих идей помимо "А все-таки они все изменили явно к худшему" и "А мне лично такая трактовка этой сцены очень понравилась" не было.

Утомившись накалом страстей, все направились вкушать торжественный ланч, на котором взорам присутствующих был явлен Пирог, испеченный по случаю 111-летия. На вскрытии пирога присутствовала ближайшая родственница юбиляра - Присцилла Толкин, но ее-то как раз из-за наплыва желающих пообщаться было почти не видно. Я уже было приуныла, но тут как раз было объявлено, что новичкам, которые на Оксонмуте впервые, предоставляется честь личной встречи с мисс Толкин. Как гласят легенды, раньше, в незапамятные времена, Присцилла приглашала всех новичков к себе домой на чашку чая, где и делилась воспоминаниями о папе. Потом, когда ее уже совсем замучили журналисты, желающие в любое время дня и ночи узнать ее высочайшее мнение о последних достижениях новозеландского кинематографа, она стала просто приходить на Оксонмут, но находила время пообщаться с каждым новичком лично. Но все в этом мире стремится к упадку - в этом году она объявила, что времени и на это не остается, поэтому она рада будет ответить на вопросы присутствующих. Понятное дело, что такого рода встречи проходят в чем-то как суррогат невозможной встречи с самим Толкином (благо она на него очень похожа), поэтому люди либо высказывают свое искреннее "спасибо за все", либо просят истолковать какой-нибудь хитрый момент. Так оно и было на этот раз. Прозвучал и вопрос о фильме - его задал юный норвежский пурист. Свидетельствую: на вопрос в форме "Do you think your father would have liked the film?" она ответила "I don't think so", но потом быстро поправилась и резонно заметила, что, конечно, она не может знать, как сложилось бы его мнение на этот счет.

Под впечатлением встречи с Присциллой я побрела в книжный магазин, где меня ждал новый сокрушительный удар. Среди полок с исследованиями по Толкину, плакатами по фильму и футболками с символикой пестрых толкиновских обществ разложило свою продукцию издательство Daeron Books. Среди изданий ВК разной степени старости (меня особенно умилил потрепанный альбом по мультфильму Бакши - Now an animated movie!) лежали в продаже (!!!!) книги, принадлежавшие самому Профессору. Исписанный вдоль и поперек Anglo-Saxon Primer был уже продан за тысячу фунтов "серьезном коллекционеру", зато во всей красе лежала Altgermanische Metric тов. Эдварда Зиверса с надписью JRR Tolkien на форзаце за какие-то триста английских рублей. При дальнейшем ознакомлении была выявлена также дарственная надпись руки самого Зиверса, что для германского филолога может еще даже и сравниться с толкиновской. Правда, дар предназначался не ему самому, но все же... Короче, остаток дня я провела, бормоча себе под нос гипнотическим голосом: "Это все фетишизм. Фетишизм". Даже Тед Насмит, мирно раздававший автографы в углу, не привлек меня более. Заклинания почти помогли, но я иногда еще просыпаюсь по ночам с криком "А может, все-таки купим Зиверса?"

Вечером того же дня состоялся грандиозный парад самодеятельности и костюмов. Костюмы были разные - от полного эльфийского облачения с луком и стрелами, до милых 14-летних девочек в костюмах кошечек ("кошки королевы Берутиэль"). Но вообще все, а особенно хоббитские были на славу. Эльфийские девы в платьях с разрезами, конечно, присутствовали в количестве (о, эти мне английские дамы - эстетическое чувство, привыкшее к питерскому филфаку во всей его разнообразной красе, просто не выдерживает...), но было на что и посмотреть. Самодеятельность тоже оказалась на редкость славная - крошечная девчушка в костюме, почти шепотом спевшая "Gil-galad was an Elven-king", пол-канто из Lays в исполнении пылкого немецкого мальчика, замечательный пересказ Сэра Гавейна "на новый лад", сцена "Галадриэль у зеркала" в исполнении пышной дамы в старом свадебном платье и ее примерно 10-летнего сына - соотношение ростов было как раз идеальное! От всего этого веяло легким дилетантством, но каким-то очень искренним и приятным, видно было, что люди играют с душой и сердцем. Пели, надо сказать, мало. Сначала вышел похожий на цыгана дядя и примерно, как и все подобные дяди, с надрывом и апломбом спел несколько песен на тему ("из моего нового цикла - The Flight of the Noldor" :). У Blind Guardian, да и у некоторых менестрелей с ролевок было настолько сильнее и лучше, что слушать даже не хотелось. Ему подпевал все тот же Насмит - рисовать он, конечно, умеет, а вот петь...тоже умеет. Были и другие песни - цикл The Road Goes Ever On, исполненный в традициях церковных псалмов, и немного разного гитарного творчества.

Под вечер народ разгулялся. Две развеселые девушки за 30 из оргкомитета прочли разудалый Lay о любви между энтом по имени Hornbeam (м-да, дети-то уже спать ушли) и эльфийской девой. Оттуда запомнились бессмертные строки про Берена и Лутиэн:

      And though one-handed he remained,
      I never heard that she complained... :)

В общем, дым коромыслом. Ближе к полуночи народ начал увядать, но тут-то как раз вышли во второй раз певец с Насмитом и в лучших традициях жанра радостно сказал: "А теперь, по вашим многочисленным просьбам, я спою вам еще". Но тут-то я и уподобилась его персонажам и пустилась в Flight домой.

В воскресенье утром был завершающий, но самый важный и запоминающийся аккорд - церемония Enyalie (Remembering) - на могиле Толкина в Вулверкоте. Сначала зачли кусок из ВК (из главы Mount Doom), а потом спели Namarie.

В общем, впечатление осталось на редкость светлое и радостное. Всех новых знакомых и не упомнишь. Двенадцатилетний пурист из Норвегии, который на отличном английском рассказывал мне, как тяжело, когда все друзья вокруг любят фильм, и его мама, которую привезли, как водится, почти насильно, но которая была поражена и растрогана тем, как хорошо все оказалось, девочка, мечтающая поступить в Оксфорд, местная жительница, с трудом оторвавшаяся от четверых детей и мужа ("они, наверное, думают, что я сумасшедшая - ведь из них всех только один ребенок меня понимает..."), маленький китаец, потрясавший своими рисунками в стиле аниме, кипящие энергией девушки из оргкомитета, немецкая команда, выигравшая в викторине и исполненная национальной гордости, новозеландцы, к которым обращались не иначе, как к "People from Middle-earth" американцы, специально приехавшие в Англию и подавленные Оксфордом и всем, имена великих на бэджах - Дэвид Даган, Чарльз Ноад...

Так что будем надеяться, что мутить, мутиться и мутоваться можно будет и в будущем.


Обсуждение

 


Новости | Кабинет | Каминный зал | Эсгарот | Палантир | Онтомолвище | Архивы | Пончик | Подшивка | Форум | Гостевая книга | Карта сайта | Кто есть кто | Поиск | Одинокая Башня | Кольцо | In Memoriam



Na pervuyu stranicy Отзывы Архивов


Хранители Архивов