Stolica.ruРеклама

Na pervuyu stranicu
Arhivy Minas-TiritaArhivy Minas-Tirita
  Annotirovanniy spisok razdelov sayta

Хольгер

Ответ на статью "Об играющих в зло"

      Недавно я прочитал статью Ассиди и Оптимуса Прайма "Об играющих в зло". Да, все это выглядит более чем логично. Действительно, сколько угодно раз все убеждались, что темным и проще быть, потому что это позволяет не думать о своей слабости.

      "Забывать о пожизненном своем бессилии, уходя в грезы о Лордах Вейдерах и Графах Дракулах, это вроде бы не только безобидно, но даже и полезно. Снятие стресса, механизм психологической компенсации и так далее опять же, и тому подобное", и успеха добиться проще - "ну подумаешь, нечестно, зато он победил", "посуду бы вымыл вместо того, чтобы о добре и зле думать", "ну, на моей работе не воровать нельзя", и еще десятки и сотни причин. А главная среди них, на мой взгляд, в том, что нас за последние примерно десять лет попросту "перекормили" чернухой. Авторы статьи "Об играющих в зло" говорят:

      Давайте создавать другой круг - добро порождает романтизацию добра, а романтизация добра порождает новое добро. Давайте напишем хорошую книгу о честном парне, так, чтобы захотелось быть похожим на него, а не на его "злобейного" оппонента. Давайте признаемся себе, причем на всех уровнях, что хорошо - это хорошо, а плохо - это плохо. Давайте будем восхищаться светлыми порывами, а высмеивать низкие, никак не наоборот".

      Правильно. Но - литературы со светлыми мотивами вроде бы было много и раньше (а по каким книгам нас учили в школе?), а "чернуха" интересовала в не меньшей степени (об этом говорило многое - и любовь к "черным" стишкам с садизмом или откровенной порнографией, и то, что многие дети, насмотревшись фильмов про войну, подражали фашистам...). Поэтому проблема достаточно сложна. Но - я попробую поделиться своим опытом восприятия всего этого. Может быть, кто-то увидит, что зло не является таким необходимым.

      До определенного момента "чернуха" меня почти не интересовала ни в какой форме (а форм явного зла в нашей - и официальной, и подпольной - культуре было хоть отбавляй, от фашизма в фильмах до порнографии в анекдотах). Другое дело, что меня не вдохновляло добро в виде "нагой девственницы, лежащей связанной на алтаре", и советский аналог такого вида добра - рассказы о героях, которые не побеждают, но гибнут под пытками, отказываясь совершить предательство. А таких рассказов было хоть отбавляй - сравнить, сколько в школах рассказывали про Зою Космодемьянскую, и сколько, к примеру, про Евгения Преображенского (если кто не знает это имя, то это летчик, руководивший первой бомбардировкой Берлина, в ночь с 8 на 9 августа 1941 года), или взять более громкое имя - Александра Маринеско. И такие рассказы сослужили идеям добра плохую службу, потому что хочется не страданий, пусть за самую благородную идею, а побед. А о победах почти не говорилось, и это создавало впечатление, что добро обычно обречено на поражение, и смысл всей жизни состоит главным образом в умении принять это поражение. И я не понимал, почему у нас воспитание так перекошено в эту сторону (когда я изучил соционику, то я понял, что дело в том, что у нас насаждались ценности второй квадры, т.е. не столько стремление к победе, сколько жертвенность, а в тоталитарном обществе ведущими могут быть только такие ценности).

      А потом книги с "чернухой" мне стали попадаться одна за другой - сначала "Над пропастью во ржи" Сэлинджера, и мне понравился грубый язык главного героя, с частым вворачиванием слов "вонючий", "гнусный" и т.д. После казенного языка партноменклатуры это казалось свежей струей. Потом пачками пошли книги о тюрьмах (сначала связанные со сталинскими репрессиями, а потом уже и нет - просто о тюрьмах, о безумной, нечеловеческой, дикой жестокости, книги, от которых несло мерзостью. Особенно характерной в этом смысле была повесть "Одлян, или воздух свободы"), а также другие подобные повести (особенно часто они попадались в журнале "Нева"). Не отставала и публицистика. До определенного периода мне это нравилось (а как же? хорошо, что не лицемерят, а рассказывают правду о нравах тюрем, психиатрических больниц, стройбата и т.д., вдобавок иногда это казалось известной экзотикой). А фильмы? От "Как жить нельзя" С.Говорухина до невероятно унылой и столь же невероятно бездарной экранизации "Дома скитальцев" А.Мирера (кто забыл - фильм называется "Посредник"). Поглощал я все это пачками, причем ведущей была мысль: "Если это есть, об этом надо писать и это надо знать". Плюс бесконечные рассказы о коррупции и воровстве, о том, каким гонениям подвергаются творческие люди, не желающие быть похожими на толпу "средних" (а уже осенью 1988 года я решил, что профессионально я буду заниматься только наукой, причем такой достаточно экзотической областью, как теория элементарных частиц - все прочее для меня казалось слишком "обычным" и поэтому было неприемлемо). Подобные вещи могли ввергнуть только в пессимизм. Конечно, ведь вокруг - грязь, жестокость, бескультурие...

      Но где-то к середине 1991 года я понял, что всем этим пессимизмом и чернухой я переполнен. Да еще одновременно мне попалась книга "Три сердца и три льва", и мое мировосприятие стало меняться - может быть, благодаря этой книге я понял, кто я такой и кем я должен быть. А финалом в моем увлечении "чернухой", который должен был подвести под этим увлечением жирную черту, было прочтение номера 11 журнала "Литературное обозрение" за 1991 год, в котором были опубликованы полностью - безо всяких многоточий на месте запретных слов - стихи Баркова и другие подобные опусы (конечно, произносить соответствующие слова мне не захотелось и после Баркова, но чтобы почувствовать зловоние, не обязательно залазить в мусорный ящик). Это была последняя капля.

      И наступил перелом. Причем достаточно быстро. Ускорило его то, что весной 1992 года мне попались одновременно "Волшебник Земноморья" и полностью "Властелин колец". И не знаю, как точно определить, но каким-то внутренним чувством я понял, что это намного более реально, и при этом конструктивно, позволяя развиваться, направляя это развитие, и самое главное - вселяя надежду. Ту великую надежду, которую толкиеновские эльфы называют "эстель". А зло? Зло просто неконструктивно - оно приводит либо к страху и безысходности (если наблюдать его со стороны, не участвуя в нем), либо к внутреннему опустошению (если в зле участвовать - иногда и можно, к примеру, нахапать громадное богатство... а потом какой-нибудь кризис - и богатство превратилось в порошок, а чувство, что поступал неправильно, рано или поздно придет, и это хуже всего, в общем - "Ибо где сокровище ваше, там и сердце ваше будет" (Евангелие от Луки, 12, 34). Не говоря уж о страхе разоблачения, который подтачивает тоже - я никогда не поверю, что не боялась разоблачения, к примеру, среднеазиатская хлопковая мафия).

      Конечно, мусорные ящики, трущобы и т.д. все равно есть. Ну и что же? Разве приехав в Париж, туристы ищут кварталы трущоб? Нет. Они думают о чем угодно - о Лувре, о Сорбонне, о салонах мод - и никто не задумывается о том, что есть трущобы. Так почему мы должны искать трущобы вокруг себя? И уж тем более - почему мы должны говорить, что трущобы и уголовники - истинная сущность нашего мира?

      Кто-нибудь скажет: "Так говорят, пока беда не хватает вас за горло". Но разве все нытики - это люди, испытавшие настоящую беду? В основном их жизнь сера и бесцветна. И даже если они и идут в явно темные, они все равно не приобретают ни силы, ни настоящей уверенности в себе, а вся их наглость - только до поры до времени.

      И вот уже после Толкиена мое мировосприятие переменилось. Теперь я понял, что зло - это не та сила, которая правит миром. А действительно, те, кто читал "Властелина колец" и какой-нибудь чернушный постсоветский детектив, типа Даниила Корецкого, у которого полно мата и подробно описано приведение в исполнение смертного приговора - сравните свои впечатления! Что вам хочется после Толкиена? Попасть в Средиземье. Или представить себе, что наш мир - какая-то проекция Средиземья. Нести окружающим яркие цвета, благородные чувства, как у Толкиена. Хочется творить, хочется развивать у себя яркие черты, особенно эльфийские. А что хочется после Даниила Корецкого? Вымыться, смывая с себя всю его грязь. Что же касается идеи, что добро и свет не могут побеждать, то эта идея давно опровергнута. Во-первых, той же литературой фэнтэзи (контраргументы П.Скулачева, что добро у Толкиена - вовсе не такое уж добро, на самом деле не выдерживают никакой критики, потому что притянуты за уши - зачем сравнивать Арагорна с тоталитарными диктаторами, да и Лориен абсолютно не похож на СССР 30-х годов. Вдобавок он поступает очень некорректно, применяя стереотипы литературной "чернухи" к Средиземью. А почему их можно применять? Потому что на их основе написаны книги, которые он считает более достоверными? Но это - тривиальный порочный круг!). А во-вторых, историей - неужели найдется человек, который не назовет светлым, скажем, Александра Невского? Или Джузеппе Гарибальди? Или Авраама Линкольна?

      Так что те, кто играют в зло, могут рассчитывать только на то, что им временно станет легче, но дать себе уверенность, и главное, внутреннюю гармонию, они уже не смогут. Решив стать злыми, они рискуют однажды испытать сильный душевный надлом, настолько сильный, что он может довести и до самоубийства. Добро в этом смысле гарантирует внутреннюю гармонию. Что же до достижения целей, то я не вижу причин, по которым те, кто избрал для себя добро, не смогут этих целей добиться. В конечном счете, "... не заботьтесь для души вашей, что вам есть, ни для тела, во что одеться: душа больше пищи, и тело - одежды" (Евангелие от Луки, 12, 22 - 23). Посмотрите вокруг - неужели вы будете обвинять в подлости в с е х, кто имеет настоящий успех - в науке, в искусстве?

      Конечно, некоторые отвечают: "Но ведь от того, что вы станете чистыми, зло никуда не исчезает". Да, не исчезает. Но теперь смотришь на мир уже по-другому, понимаешь, что зло - это уже не главное, это следствие отклонения, так же, как и в Средиземье, всего-навсего частный случай, а исходно люди предназначены для добра. И чем больше они открывают себя добру и свету, тем легче им переносить трудности и побеждать - посмотрите на людей, которые глубоко верят!

      Другое дело, что еще и литература (особенно русская классическая) вбила в нас стереотип, что светлые редко побеждают. И литературы, которая с одной стороны - светлая, а с другой - выдержана в духе "fight and win", явно не хватает. Но, кстати, именно за это и любят фэнтэзи. И особенно Толкиена.

Автор признателен Эльвинг за дискуссии и эмоциональную поддержку.


Обсуждение

 


Новости | Кабинет | Каминный зал | Эсгарот | Палантир | Онтомолвище | Архивы | Пончик | Подшивка | Форум | Гостевая книга | Карта сайта | Кто есть кто | Поиск | Одинокая Башня | Кольцо | In Memoriam



Na pervuyu stranicy Отзывы Архивов


Хранители Архивов