Stolica.ruРеклама

Na pervuyu stranicu
Arhivy Minas-TiritaArhivy Minas-Tirita
  Annotirovanniy spisok razdelov sayta

Т.Борщевская

Ролевые игры глазами писателей-фантастов

{"Если представить себе, что нет на свете ни драконов, ни рыцарей, ни прекрасных принцесс, ни саламандр, ни малого народца, ни магов, фей и прочих колдунов... Что ни у кого из нас нет замка, который стоило бы защищать до последней капли крови... Что наши враги утратили свое коварство, могущество и измельчали до такой степени, что потеряли право называться "враг"... Что в момент сильной опасности нам не помогут ни друзья, ни колдовство, ни предельное натяжение всех струн нашей души - потому, что нет ни таких друзей, ни волшебства, ни опасностей, требующих полного напряжения...
...
Жутковатый, если честно, мир. В нем слишком легко потерять вкус к жизни. А бессмертной душе слишком легко потускнеть и перестать быть бессмертной. Кстати, такое место действительно есть. Оно называется Земля.
...
В нашем мире виднее, где друзья, где враги. У нас больше способов достигать своих целей и мешать противникам. У нас более четкие ориентиры. Поэтому мы более жестоки, но и более открыты. И наши действия чаще приводят к какому-то ощутимому результату. Так что, наша самореализация полнее. А ведь именно максимальная самореализация - идеал, по которому так тоскуют на Земле."} [1]

Знакомая картина, не правда ли? Как будто про нас. Пусть не про всех, но про многих. Вообще, в этом докладе будет много цитат. Большинство авторов ничего не знали про движение ролевых игр, но, что за дело писателю-фантасту до реалий одного из отражений? Если он действительно писатель, он может увидеть проблемы даже до их появления. В конце концов, "парадокс Грея можно расшифровать и без дельфинов". [2] И еще, я не буду пересказывать содержания произведений более необходимого - право же, они стоят того, чтобы их прочитали целиком. Итак, одна из общепринятых причин широкого развития Ролевых Игр - побег. Причем, побег, в смысле бегства из тюрьмы на свободу (см. "Дерево и Лист" Толкина). Можно по-разному относиться к этому. В "эпоху перемен" "маленькому человеку" живется трудно. "На переломе истории ужасно неуютно: сквозит, пахнет, тревожно, страшно, ненадежно..." [3]. Ему хочется хоть какой-то определенности, устойчивости. И он ищет ее а прошлом.

{"- Вы считаете нас сумасшедшими, мистер Виккерс?
- Нет, сказал он, - ни в коем случае.
- Тогда взрослыми детьми?
- Ну, если вы именно так сформулируете свою мысль, - сказал Виккерс, - я соглашусь с вами. Ваша затея мне действительно кажется ребячеством.
...
Он испытывал жалость к этим взрослым людям, которые притворяются, что живут в другом мире, и во всеуслышанье заявляли, что не могут жить в своем времени. Желанием хоть на мгновенье окунуться в затхлое очарование чужой жизни они прикрывали свою внутреннюю пустоту.
...
Всех этих людей грызло неосознанное беспокойство, ставшее составной частью их жизни и заставляющее искать какие-то психологические щиты, чтобы укрыться за ними. Веселье уже давно не помогало, цинизм тоже, скепсис действовал ненадолго. И люди погружались в иллюзии, придумывая себе другую жизнь, в другом времени и месте, долгие часы они просиживали в кинотеатрах и перед экранами телевизоров или погружались в домыслы в клубах фантазеров. Пока они были кем-то, они могли не быть самим собой."} [4]

Право же, мир очень сложен. Накапливается напряжение от интеллектуальной деятельности. "Тогда начинают искать что-нибудь принципиально новое, еще не приевшееся - игру, в которой смогли бы принять участие все члены такой изолированной группы и которая настолько увлекла бы их, что они на какое-то время отключились бы от действительности, забывая, кто они и ради чего работают. Так появилась на свет игра в Спектакль". [5] Спектакль - это нечто вроде наших "словесок" с продолжением, только все персонажи объемны и, с помощью специальных приспособлений, действуют как бы от своего лица.

Но выяснилось, что такая, увлекательная, вроде бы игра отнюдь не способствовала оздоровлению атмосферы в коллективе.

{"Представьте группу высоквалифицированных ученых, воспитанных в духе материалистического подхода к действительности, скептицизма и нетерпимости ко всему, что отдает душком мистицизма; ученых, нацеленных на изучение фактов и только фактов. Что может привести к распаду такого коллектива?... Спектакль!... Что, если игра в Спектакль, которая по замыслу, должна была сплотить членов группы и помочь им сохранить здравый рассудок, по какой-то непонятной пока причине превратилась в обоюдоострый меч?"} [5]

Причина распада группы так и осталась "за кадром". Зато персонажи Спектакля зажили собственной жизнью. И такое случалось, не правда ли? У скольких игровиков маска так прочно прирастала, что с ужасом осознаешь, что человек уже не играет, скажем эльфа (или короля), а верит, что так все и есть на самом деле. Жизнь здесь более жестока, чем литература - ожившие персонажи не заменили ученых, а просто обрели самостоятельность.

Нечто похожее происходит и в повести С. Лукьяненко "Рыцари сорока островов". Некие инопланетяне снимают дубликат со способных ребятишек и переносят их в весьма искусственный мир - мир сорока островов, где нет ни одного взрослого, зато есть мечи и Игра.

{ "Значит так... Цель Игры - захватить чужие острова. Оружие Игры - мечи и кинжалы... есть арбалет.

... Нельзя играть в поддавки. Нельзя воевать ночью (!!! а, между прочим, в момент написания книги автор ничего не знал про ролевые игры, а про традиционный запрет ночной "боевки" тем более - Т.Б.)... нельзя смотреть вверх во время заката."} [6]

За нарушение правил - наказание (мастера, они и в Африке - козлы!). Впрочем Игра она только называется Игрой, но в ней все всерьез - во время боя деревянный меч становится стальным и убитые умирают навсегда, а про то, что они всего лишь копии ребята не знают. Да и какая им, собственно, разница?

Зачем все это пришельцам?

{"Корабли вторжения с Лотана должны были прийти через тридцать земных лет после установления связи. Значит - на каждый момент времени у экипажа должны быть психологические карты будущих правителей Земли. Тех, кто придет к власти через тридцать-сорок лет.

... пришельцы вели отбор с запасом. В год через острова проходили тысячи подростков. Для них создали условия. Раскрывающие все стороны личности подростка. ...

На Островах велась Игра с заманчивой и желанной целью (остров, подчинивший себе другие острова, возвращается домой - Т.Б.). Были правила ... сводящие Игру к поединкам разума и во- ли, а не накачанных мускулов."} [6]

Итак, Игра, как модель общества. Многие любят порассуждать на эту тему. А еще чаще о воздействии игровых действий на реальный мир (немного истории - августовский путч 91-го года в соответствующих компаниях обсуждался в терминах ролевой игры. Почему не было штурма - так мастера же запретили финальную битву на ХИшке! Причем для одних это был чистый стеб, а для других не совсем стеб или даже совсем не стеб...).

Примерно о том же в романе В. Шарова "Репетиция". Идея, приписываемая автором патриарху Никону, вполне безумна - если в точности повторить моменты истории, предшествующие явлению Христа, то он действительно придет на Землю во второй раз. Воплощение этой идеи он поручил комедиографу Сертану. "Если Сертан с первого раза угадывал и правильно выбирал исполнителя, роль скоро поглощала выбранного, он сливался с ней" [7] Он мог менять интонации, но "слова - до единого - были подлинные и ни разу никем не менялись - значит в Евангелии все было правильно, в подтексте каждого слова, которое произносили после Сертана актеры, было - что в Евангелии все правильно..." [7] Постепенно "шаг за шагом рождается Святая земля, из в сущности, обыкновенной и простой русской земли - Святая земля, это было настоящее чудо рождения... Собственно в Новом Иеруалиме мы видим попытку построения на земле другого, высшего мира, когда одухотворяется сама земля, когда она возводится душами и для душ..." [7] Сначала Сертану казалось, что ничего из этой затеи не выйдет, но шли репетиции и "вдруг оказалось то, что иначе чем чудо и понять нельзя, оказалось, что ему только и нужно, что поставить их [актеров - Т.Б.] и показать точку, где стоит Христос, а дальше все движение шло так, как будто Христос с ними действительно был. Они действительно шли за Ним, они поворачивались, затем останавливались, слушали, потом шли дальше, снова останавливались, окружали Его, слушали, снова шли, цепочкой вытягиваясь за ним, и все это, будто Он действительно был." [7] Как вы, вероятно догадались, второго пришествия не случилось. Однако, игра не умерла, а продолжала жить по своим законам несколько сотен (!) лет (автор прослеживает историю актеров и их потомков вплоть до середины нашего века). Так исторически сложилось, что роли передавались по наследству. А т.к. наследников было больше чем ролей, то не всем их хватало. По традициям этого замкнутого общества, "неролевики" были практически "вне закона" - их можно даже безнаказанно убить. Вообще роль определяла статус человека. "Отрицательные" персонажи, в первую очередь евреи, которых начинали играть обычные крестьяне, постепенно начали соблюдать еврейские обычаи, и отношение к ним было соответствующее - они Христа распяли. Причем, что самое ужасное, в миропонимании окружающих это сделали не их далекие предки, но они сами! Апостолы же, напротив, занимали важное положение в иерархической лестнице не только Мистерии, но и "по жизни". Таким образом, Игра стала делом жизни и не одной! для вполне реалистичных и не обладающих избытком фантазии крестьян.

И опять полный набор проблем - отрицательные персонажи, "заигрывание" (куда уж дальше!), распределение ролей... Только что мастеров-козлов ради разнообразия не наблюдается.

Заигрались и герои К. Саймака (прямо классик, наравне с Хейзингой!) из рассказа "Игра в цивилизацию". Там полигоном стала почти вся планета Земля.

{"Пакстон размышлял о Проекте Продолжения, призванным сохранить все накопленные человечеством знания и искусства.

Потому и секция политики практикует прежние методы политической борьбы, и секции дипломатов старательно создает неразрешимые как будто трудности, чтобы затем преодолевать их. ... И разбросанные по всей Земле скромные мужчины и женщины создают произведение живописи, и изящной словесности, стремясь сберечь все, из чего складывается исконно человеческая культура, не дать ей раствориться в новой и замечательной культуре, возникшей из слияния духовных богатств многих звездных миров.
...
- Я не церковник. Я только от Проекта. Но вы можете обращаться ко мне как к священнику. Это поможет мне не выйти из роли.
...
- Хантер охотится за вами. Он отправил к вам своих людей.
- Но он не смеет этого делать! - запротестовал Пакстон.
- Очень даже смеет. Он действует в рамках учений. Убийство всегда было одним из методов...
- Но учения кончились!
- Для Хантера не кончились."}[8]

И это нам знакомо - перенос игровых обид в жизнь. И мастера, там, кстати, тоже выписаны не лучшим образом - действуют в интересах одной из сторон.

{"Игорь Бартеньев считал, что если б древнюю идею справедливости с ученым видом объясняли только философы, то мир выглядел бы гораздо непригляднее.

Пришло время буквально каждого из людей Земли заставить жить искусством, дышать им. Ум воспитывается, нужно воспитать и душу, и уж тогда сопереживающие друг с другом человечество освободится от каких бы то ни было болезней, зашагает в бессмертие.
...
Была выдвинута идея "Театра без зрителя". Идея эта не родилась, она была поднята из праха веков, как неудавшаяся в свое время, отвергнутая напрочь, забытая.
...
Сценой этого театра выбрали кусок казахских степей. Здесь будут играть полтора миллиона актеров. Большинство из них никогда не ступало ногой на сцену, даже на любительскую."} [9]

Для меня до сих пор загадка, на какую забытую идею ссылается Тендряков (повесть была впервые опубликована в 1963-м году!), но о ролевых играх он рассуждает вполне квалифицированно. Есть в тексте и упоминание о мастерских персонажах - профессиональных артистах, играющих подлецов и о важности антуража для вживания в роль и отголоски дискуссии о степени натурализма на игре и даже "пинок" в сторону мастеров... И разумное замечание, что "игра порой врезается в память сильнее, чем жизнь".[9]

Итак, Игра - модель общества (С.Лукьяненко, К.Саймак [8]), средство воспитания (В.Тендряков), развлечение (К.Саймак [5]), бегство (К.Саймак [4]), метод воздействия на действительность (В.Шаров). Что еще - обучение? В скрытом виде это присутствует во многих произведениях - скажем, у Г.Альтова в "Третьем тысячелетии". И везде все знакомые, набившие оскомину, проблемы. Может стоит задуматься и попробовать менять систему?


  1. "Бессмертной душе легко потускнеть" Д. Черская, "КО" N 37, 1993.
  2. В.Н. Журавлева. "Снежный мост над пропастью", "Дерзкие формулы творчества", Петрозаводск, "Карелия", 1987.
  3. А. и Б. Стругацкие. "Отягощенные злом", М., "Московский рабочий", 1989.
  4. К. Саймак "Кольцо вокруг солнца", М., "Мир", 1982.
  5. К. Саймак. "Театр теней" БСФ, т.25, 1973.
  6. С. Лукьяненко "Рыцари сорока островов", СПб, "TERRA FANTASTICA", 1992.
  7. В. Шаров "Репетиция", журнал "Нева" NN 2-3, 1992 г.
  8. К. Саймак "Игра в цивилизацию" сб. "Специфика службы", Москва, ТПО "Интерфейс", 1992.
  9. В. Тендряков. "Путешествие длиною в век", БСФ, т.19, 1970.

 


Новости | Кабинет | Каминный зал | Эсгарот | Палантир | Онтомолвище | Архивы | Пончик | Подшивка | Форум | Гостевая книга | Карта сайта | Кто есть кто | Поиск | Одинокая Башня | Кольцо | In Memoriam



Na pervuyu stranicy Отзывы Архивов


Хранители Архивов