Stolica.ruРеклама

Na pervuyu stranicu
Arhivy Minas-TiritaArhivy Minas-Tirita
  Annotirovanniy spisok razdelov sayta

Л.Смеркович

Отчет по семинару
"Проблемы содержания игры"

Итогом нашей трехдневной работы на "Зилантконе" стал Меморандум, зачитанный на закрытии фестиваля и вывешенный на доску объявлений. Это - краткое предъявление вовне, информация для тех, кто не попал на наши обсуждения, но интересуется теми же проблемами. Теперь, я думаю, пора ввести в курс дела тех наших коллег, которые узнали о семинаре только из Меморандума, а заодно и самим осмыслить то, что происходило с 7 по 9 ноября параллельно с "Зилантом". Я готова представить для затравки свою версию происходившего на семинаре, надеюсь, что-то у кого-нибудь появится желание возразить или дополнить эту точку зрения.

Итак, для меня ситуация возникла за два дня до "Зиланта", когда Максим Фейгин и его друзья "раскрутили" меня на проведение семинара, хотя я была уверена, что последний придется отменять (на приглашения никто не откликнулся, тезисов никто не прислал, значит, нафиг это никому не нужно). Из разговора с тольяттинскими ребятами я поняла, что есть несколько человек, готовых обсуждать применение игр в образовательных и социальных целях, к тому же организационную работу они готовы брать на себя. Дело оставалось за малым - собственно содержательной работой.

Оргпроект мы с Петром обсуждали накануне открытия семинара, тут же выяснилось, что мне придется отдуваться в первый день в одиночку. По сути мне предстояло сделать две вещи: очертить круг вопросов, предлагаемых к обсуждению и предъявить организационную структуру работы, дабы каждый мог определиться, нужно ли ему здесь что-нибудь или нет. Меня слегка лихорадило, поскольку место руководителя семинара было явно великовато для моего скромного седалища, в довершение всего я не знала, что я сама буду обсуждать в предложенных рамках. Несмотря на это я явилась на семинар в настрое весьма боевом. Мне казалось, что тезис Петра я до народа всяко донесу, а следующим ходом у меня (как у всякого начинающего игротехника, замечу в скобках) была припасена проблематизация, чтоб всем сразу плохо стало.

Это все была присказка, а теперь будет сказка.

На семинар пришло народу много больше, чем могла вместить крохотная аудитория (увы, другой на тот момент не было). Я бодренько объявила начало работы и выдвинула первый тезис: "Содержание Игры есть ее прикладность, а прикладность есть то, что можно продать". На тот момент мне было все кристально ясно, объяснять я готова была до посинения (вернее, понимания) в любых выражениях, с иллюстрациями или без. И тут коллеги меня сильно удивили. Никто не то чтобы не возражал - вопроса никто не задал. Такое было ощущение, что все каждый день играми торгуют, а в трудовой книжке у каждого написано "игротехник". Никаких проблем. Был бы на моем месте Петр, он бы раз десять спросил: "Я понятно говорю, коллеги?" и кто-нибудь бы да сподвигся что-либо уточнить. А меня понесло дальше.

Второй тезис (мое личное творчество) был расплывчат: "Тяжело игру, как игру продавать, сама по себе она никому не понятна, а с общепринятыми технологиями того же обучения (как и всего остального) не стыкуется". В ответ на меня дружно накинулись все. Выяснилось, во-первых, что у всех все стыкуется (в основном на это налегали дамы с педагогическим образованием), а во-вторых, некоторые из присутствующих ненавязчиво давали понять, что они готовы хоть сейчас поучить всех желающих профессионализму в играх. Я к происходящему отнестись просто не успела, поэтому мне оставалось тупо отбиваться.

Сейчас я понимаю, что большинство коллег искренне считали себя профессионалами или почти профессионалами, так что проблема была только у меня, остальным предъявить ее не удавалось. Признать проблему означало сказать: "Профессиональной области игротехники не существует, и сами мы - фиг знает кто". Это было обидно, а потому невозможно. Я же попала в отвратительную ситуацию - я не знала, что делать дальше и даже не понимала, что происходит. В результате меня благополучно снесли, и семинар закончил работу первого дня фактически без моего участия. Максим взялся записывать заявки на выступления на следующий день, заявок оказалось две - от Саши Берелехиса и Юли Ледяковой. Разошлись все в некотором недоумении, поскольку коллеги благодаря игротехнической подготовке не могли не заметить моего провала, и завтрашний день представлялся довольно мутным. У меня сорвало крышу, я мечтала об одном - чтобы пришел Петр и разгреб мои художества.

Тем не менее на цели первого дня я сработала. Поле для обсуждения было задано, игра пошла. Берелехис отловил меня в коридоре и попытался выяснить, что же будет завтра. Я блефовала изо всех сил в надежде на Петра, но одновременно отметила про себя, что завалить семинар мне не удалось и народ в недоумении, но придет. Как выяснилось назавтра, я сработала по крайней мере еще на одну вещь - не пришли те, кому совсем все было ясно, педагогические дамы больше у нас не появлялись. Вечером мы с Максимом рассказали Петру, что творилось, и я поползла домой, силясь сотворить аварийный план действий на случай, если семинар опять придется вести мне. Не преуспела.

Восьмого семинар начал работу с опозданием почти на час - Петр по-свински опоздал из-за объективных обстоятельств. Мы честно ждали, никто не разбежался, и это обнадеживало. Петр начал с того, что фактически сделал еще одну установку. Я в тот момент соображала плохо, понималку у меня отшибло, так что восстановить, что именно он делал и как, сейчас не могу. Потом пошли выступления (слегка раздраженные, поскольку недоумение усиливалось). Юля бодро рассказывала, как они работают со школьниками на грант по правам человека. Реплики с мест показывали, что есть сходный опыт и у других. А я мучительно пыталась развести работу на заказ и содержание игры, мне было абсолютно понятно, что это - разное, но сказать не получалось.

Петр вел себя довольно вяло, возражал мягко, эрудицией почти не блистал, логику демонстрировал почти доступную. Мол, кто ж его знает, что вы на самом деле делаете, мы это даже обсудить не можем, критериев-то общепринятых в сообществе нет. Коллеги заметно напрягались, спрашивали, кому нужны такие теоретизмы. Наконец, Берелехис не выдержал и потребовал нормальной работы. Петр ему радостно уступил руль и Саша порулил. Он очень подробно и поразительно четко рассказал, как он проводит игры для высших чиновников республики. Вопросы задавали заинтересованно, но обсуждение куда-то делось. Где-то в этот момент я поняла, что работать на заказ можно и не будучи профессионалом, заказчик все равно не поймет, профессионально ты сработал или нет, качество он оценить не сможет, только примет или не примет работу, исходя из своих соображений. Тут же стало понятным происходящее, оставалось выждать момент, чтобы предъявить тезис.

Меж тем происходило следующее. Семинар подыхал на глазах. После выступления Берелехиса возникла атмосфера совершенно странная - то повисало тягостное молчание, то начинался неорганизованный базар. Петр снова подхватил руководство и обратил внимание коллег на то, как красиво Саша рассказал, чем мы все занимаемся: создаем имитацию и продаем, навешав заказчику лапши на уши. Берелехис жутко возмутился, но деваться было некуда, предъявление прошло.

Тут коллеги занервничали по-настоящему. Я шлялась за спинами, иногда встревая с каким-нибудь мерзким вопросом в обсуждение, и внимания особого к себе не привлекала. А тут вдруг всем резко понадобилась. Меня поочередно отловили четыре человека и в разнообразных выражениях сказали одно и тоже: "Мила, ты же руководитель семинара, прекрати этот бардак, сделай что-нибудь". Я стандартно нехорошо улыбалась и предлагала коллегам делать, что им заблагорассудится, поскольку демократия у нас полная. Моим любезным предложением воспользовалась Лера, которая попыталась снова завернуть на проблематизацию, но ее ласково и обаятельно снесли Дима Нежданов с Берелехисом. Потом руководство попытался подхватить Нежданов, но ему было тяжело в том смысле, что он был в моей вчерашней ситуации - пытался пройти организационно, не понимая происходящего. Я от души веселилась, спрашивая при каждом удобном случае: "А вы профессионал, коллега?" у всех, кто пытался что-либо противопоставить обидному термину "имитация". Берелехис был единственным, кто храбро заявил, что да, если вся проблема в самооценке, то он профессионал. Мы с Петром развеселились окончательно и объявили перерыв.

После перерыва семинар самопроизвольно ушел в рефлексию, что было совершенно естественно. Поводом послужило явление Никодима с дядей Федором и незнакомой мне очень серьезной дамой. Посидев немного, вновь прибывшие коллеги потребовали, чтобы им рассказали, о чем тут базар, а услышав первые же рефлексивные высказывания, ринулись в атаку. Момент был очень красивый, поскольку у всех появилась возможность посмотреть на себя вчерашних и утренних со стороны. Зрелище получилось весьма поучительное, поскольку претензии у Никодима и Федорова были те же, что у Саши и Юли несколько часов назад, а способность слушать, мягко говоря, была поменьше. Семинар хором стал объяснять коллегам то, что всем уже было понятно, а те в свою очередь решили, что на них наезжают и сочли своим долгом кого-нибудь снести. Понять, кого тут надо сносить им не удалось, и семинар сотрясался от хохота еще с полчаса.

А затем произошло ключевое, на мой взгляд, событие семинара. Благодаря спонтанной рефлексии, возникшей в процессе бодания с Никодимом и дядей Федором, Юля, как человек искренний, жестко отбила ситуацию. По действию она произвела следующее. Зафиксировав, что профессионального обсуждения здесь нет и не может быть, Юля открытым текстов выдала заказ на построение коммуникации по вопросам содержания Игры. К сожалению, не было Максима, поскольку ему очень хотелось перетащить подобный семинар в Тольятти, а случай был как раз подходящий для предъявления. Так что предъявляться пришлось мне с Петром, оргформа просилась сама, и мы как по писанному заявили на март следующий семинар, взяли на себя организацию и предложили начинать работать прямо сейчас, заочно, по переписке. По рядам была пущена бумажка, на которой оставляли адреса, дело было сделано.

Последний день был чисто организационным. Написать Меморандум, подписаться на "Мастерятник" и накидать темы для первых обсуждений было делом техники.

Судя по тому, что первые письма по поводу семинара я начала получать через неделю после "Зиланта", сложившаяся коммуникация не иллюзия, а факт, остается только двигаться дальше, чем сейчас, по сути, и занимаемся.

Маленькое послесловие

Во-первых, большинство коллег впервые попали на подобный семинар, многое там было непривычно и непонятно, поэтому я как соруководитель семинара считаю своим долгом предъявить наши методы работы и , может быть, поделиться опытом организации подобных обсуждений. Поэтому сей труд столь пространен и отчасти зануден.

Во-вторых, жанр этой статьи - игротехнический отчет, т.е. версия того, кем что делалось (именно делалось, а не говорилось). Для меня написание подобного отчета есть норма работы игротехника, так что этой публикацией я предъявляю некоторую технику, в которой работаем мы с Петром и которую можно обсуждать отдельно, если у кого-то возникнет желание.

В-третьих, я хочу особо отметить, что мои ядовитые замечания в адрес коллег никоим образом не являются проявлением неуважения или демонстрацией превосходства. Я с огромной благодарностью вспоминаю всех, кто принимал участие в семинаре, кроме шуток, это была самая приятная из всех аудиторий, с которой мне приходилось сталкиваться (Саша, это не в том смысле, что ты говоришь чиновникам после игры!). Я привыкла говорить открыто с теми, с кем вместе работаю, поэтому обхожусь без лишних реверансов.

Наконец, последнее. Семинар позволил нам с Петром понять массу интересного, и мы, разумеется, в процессе последующей дискуссии поделимся своими наблюдениями. Что касается результата работы семинара, то он превзошел все наши ожидания и положил начало интереснейшей работе. Так что спасибо всем, до новых сеансов связи!

 


Новости | Кабинет | Каминный зал | Эсгарот | Палантир | Онтомолвище | Архивы | Пончик | Подшивка | Форум | Гостевая книга | Карта сайта | Кто есть кто | Поиск | Одинокая Башня | Кольцо | In Memoriam



Na pervuyu stranicy Отзывы Архивов


Хранители Архивов