Stolica.ruРеклама

Na pervuyu stranicu
Arhivy Minas-TiritaArhivy Minas-Tirita
  Annotirovanniy spisok razdelov sayta


Дана


Воспоминания Даниэли - жителя Дол-Амрота и Следопыта.


Маленькое предисловие.

      Это воспоминания моего персонажа, записанные игроком после игры. Для меня эта ХИ была одной из самых удачных игр. Долго можно спорить, хороши они были или нет, кто как играл, кто какие ляпы сделал и как было бы лучше. Но это все слова. А было... Спасибо мастерам. За игру. Особая благодарность - Лоре - за идею и за подсказку. Ребятам - и Дол Амроту и арнорцам - мой низкий поклон и большое спасибо. А остальным - просто спасибо за игру! Финал получился смазанным - устала и многого не помню так четко. Но главное - мне есть что рассказать, о чем подумать, за что поблагодарить.

      Ну... "Не любо - не слушай" :)

       По бескрайним просторам владений Ульмо плывет лебедь и несет на крыльях тень-землю: Дол Амрот...

      Год **** третьей эпохи.

      Даниэль открыла глаза. Привычное - "Вставайте, леди", столь же привычный ответ - улыбка, "Маэс амрун!". Охтар улыбается - он выполнил свой долг, теперь может отправляться на заслуженный отдых. Даниэль одевается и выскальзывает на улицу. Город медленно входит в новый день - вместе с солнцем неторопливо встающим над лесными просторами. Дана снова улыбается, приветствует Раэн Сула и девушек привычным "Маэс Амрун!" и идет к морю. Вода спокойна, теплая как молоко, она навевает веселые и грустные мысли, какую-то тоску, но только легкую, как воздух, как свет, как утро, вступающее в свои права... Слова легко слетают из самого сердца. Спасибо, Ульмо, за спокойное море! Спасибо, Оссе, за вернувшихся из плавания! Спасибо, Валары, за солнце, встающее вновь! Мир просыпается, хочется жить дальше. Все уже собрались за общим столом, ждут только Даниэль и Курухила - оба хранителя знаний задержались, обсуждая текущие проблемы. Но вот оба встали во главе стола и прозвучало - " Атани, элле!" Долгий взгляд в бесконечные дали, туда, где сердце каждого, туда, где память и вера - долгий взгляд Нуменору, древнему Западу... " Приятного аппетита!" - все спокойны, улыбками желают друг другу доброго дня и от того становится еще спокойнее и легче. Трапеза заканчивается, пора вернуться к своим обязанностям. На башнях - часовые, закованные в броню, на улицах шутки, но что-то висит в воздухе, что-то мешает радоваться этому утру... Плохой год...

       -Мое почтение, странник! Издалека твой путь... Отдохни под крылом Лебедя. - Бродяга, к которому я обратилась, обернулся. Лицо его, наполовину изувеченное, отражало спокойствие и какое-то странное умиротворение...
      - Море! Как давно я не видел его! -
      - Да, прекрасны владения Ульмо, - легко соглашаюсь с восторгом гостя. Никогда не уставала восхищаться бескрайним простором. Странник принимает предложение сесть и поговорить. Что-то в этом путнике располагает к себе, завораживает.
      - Я иду из далека. С востока. - как будто предупреждает он.
      - Да, я вижу, что путь твой был не легким... И мне кажется, что не здесь конец его... - Путник странно смотрит на меня. Улыбаюсь...
      - Слишком много боли в твоей душе, о гость! Не здесь, в вечной тревоге границы суждено найти покой тем, кто его ищет.
      - Смотри, там, в вышине посланник Манве! Кружит, как вестник грядущего...
      - Слишком уж спокойно сейчас. Не любят здесь такой тишины... Как штиль перед бурей... Как будто все замерло в преддверии ... чего?
      - Не спокойный, плохой год... - гость удрученно качает головой и с тоской смотрит на море. Тоска его примешивается к моей тревоге и перерастает в какое-то странное состояние...
      - Послушай меня, эльдар, - обращаюсь я к страннику, - там, где-то очень далеко, ты найдешь покой и лекарство от своих ран... Не сейчас, не завтра, но обязательно найдешь! А потом ты вернешься... К морю... И Ульмо примет тебя... Гость с удивлением смотрит на меня и принимает слова как предсказание...

      - Можно спросить? - тихонько обращается ко мне девушка.
      - Конечно! - Этот человек, с ужасным лицом... Он не опасен?
      - Его боль не телесна. Гораздо больше ее в его душе, но не в наших силах помочь ему... Его может вылечить только любовь... Долгий путь еще лежит перед ним... Пусть отдохнет и любуется морем... Помогите ему, хорошо?
      - Конечно...

      Что ж, здесь все более менее спокойно. все погружены в каждодневные заботы. Есть возможность оставить свой пост и отправиться в долгое, но необходимое путешествие на север...

      Развалины Форноста. Госпожа Гильраэнь приветствует меня словами: "Как дела на юге?". "Все спокойно!", " Слава Валарам!". Обмен скупыми новостями... Кажется, весь мир застыл в преддверии грядущих событий, вот только каких? Торон. Улыбается, зовет перекусить... Все садятся в круг. Хорошо здесь. Нет ни тяжелых мыслей, ни отчаявшихся душ... Шутки, смех, веселые розыгрыши... Лайнар сидит чуть в стороне, он спокоен, значит все хорошо. Подсаживаюсь к нему. Брат доволен: все спокойно, у него все спориться, увидел меня и рад. Мне тоже спокойно.. Торон поднял руку. Все затихли. Он говорит. О том, что на границах неспокойно, о том, что появились волколаки, о том, что бродят разбойники, о... Это известно всем, но никто не двигается, все внимательны... Государь улыбается... Проверял... Гильраэнь пускает чашу по кругу. Спасибо Эру за... Я благодарю Его за часы покоя, ниспосланные Дол-Амроту, за все, что было хорошего в прошедшем году, за то, что мы все здесь и все живы... Праздник окончен, теперь дело - посты, задания, схемы связи... Запоминаю уже автоматически, меня это касается мало, но кто знает... Вот и с этим все готово... Пора в дорогу, бродяги... Снова чаша идет по кругу, все смотрят в огонь... Ведь, кто знает, кого не будет в этом круге в следующем году, кто знает, куда заведут дороги тех, чье дело - ждать? Государство - это мои братья! Истинно так. И смотрю на Братьев и Сестер, и тревога за них, покинувшая меня на мгновение снова вернулась на привычное место, сердце мое с вами - братья мои по крови и духу... И печальны думы, тревожны лица, но в глазах горит огонь Надежды - и живы все, и взгляд этих глаз в моем сердце... Пора!...
      Лайнар провожает меня до "Трезвого Пони". Там мы прощаемся - его задание на севере, мой долг - на юге... " Да помогут тебе Валары, Фириэль!", "Да хранит тебя Ульмо, Лайнар!"...

      По бескрайним просторам владений Ульмо плывет белый Лебедь и несет на крыльях тень-землю... Дол-Амрот, город-лебедь, плывущий через Бельфалас на Запад... Любуюсь голубыми стенами родного города, стоя на небольшом холме. Только сердце гложет тревога: что-то случилось, что-то не так! Быстрее... Возвращаюсь в город. На площади встречаю Элис. Она делится грустными новостями: Курухил и Бенадар погибли. Убиты засадой харадримов... Ругаю себя за глупость и неосторожность - все северяне были на празднике... Останься на юге хоть кто-то и этого можно было избежать... Но мои терзания остаются моими: погибших не вернешь. Иду в лазарет. На кровати, накрытый белым полотном лежит библиотекарь. Бледное его лицо спокойно и кажется, что он лишь уснул. Опускаюсь на колено: спи друг, пусть твой сон освободит тебя... Выхожу на площадь, рядом Элис.
      - Надо отдать последний долг погибшим. - она понимает меня с полуслова и убегает в библиотеку. Там храниться все необходимое. Сама иду в пригород, там встречаю ребят. "Пора заняться делом"...

      Из ворот выходит скорбная процессия: молчаливые воины на щите выносят тело. За ними идут Имрахил и Эстельвен, за лордом и леди - мы с Элис, дальше - воины и мирные жители... Элис крепко сжимает мою руку... Море. Тело опускают в ладью. Элис замирает у изголовья, воины отходят назад. Вкладываю в бессильные руки перо и свиток: ты так любил свое дело, ты нес слово людям и был их памятью, учителем... Элис рядом...

      С Запада девять пришло кораблей,
      С Запада племя высоких людей,
      С Запада семя людских королей,
      Знаки их Звезды и Древо...

      Твое древо срубили, мой друг, но звезды твоей души не погаснут...

      ... Да отомстится врагу твоя смерть,
      Ножны покинул священный меч,
      Из бездны моря шлет свою месть,
      Древний погибший Запад...

      Строки погибшему в битве... Ты заслужил их. Пусть ты никогда не обнажал меч, но твоя битва шла не за кровь, а за души... И пусть враг не видел твоего лица на поле битвы, ты сражался с тьмой в людских сердцах... И если мы не дрогнем - ты победил!...

      ... Пусть ты погиб в неравном бою,
      Тело твое опустили в ладью,
      Да упокоит Душу твою
      Древний погибший Запад...

      Лети на Запад, вольный Лебедь. Смерть равносильна свободе. Ты обрел свой Дар, адайн. Упокойся с миром, ушедший за Край...

      Смолк древний речитатив. Опускаюсь на колено: прощай друг, иди с миром... Все. Встаю, поворачиваюсь. Все поднимаются. Лорд и Леди уходят первыми. Затем я и Элис, следом остальные. Дорогу не вижу - слезы стоят в глазах, но держусь. И ты держись, Кирдан. Теперь будет совсем трудно... Процессия входит в ворота. Огромные створки захлопываются за последним человеком. Первая канта на пост, остальные как неприкаянные бродят по площади. Тяжело... Захожу в библиотеку. Пусто здесь без тебя, Курухил... Только надо жить дальше. Вошла Элис. Обнимаю ее. Тихо сидим вдвоем.

      Кто-то зашел в зал. Поворачиваюсь. Точно, помощник библиотекаря.
      - Простите, могу я с вами поговорить?
      - Конечно.
      - Теперь, когда Курухила нет, дела будет больше, а значит и мои обязанности повышают-ся?
      - Да.
      - То есть я теперь не помощник и могу получить еще одну звезду? У меня отнимается речь... Элис молча кивает и отправляет его из зала... Глупец, только лишь твоя глупость тебе оправдание... Нет у тебя новой звезды. И те, что были, ты этими словами потерял. Звезды не ранг, а ответственность. Их дает знание, а не люди...

      Выхожу на площадь. На своем посту первая канта. Солнце палит нещадно. Одетые в полный доспех парни устали. Девушки подносят им полные холодной воды чаши. Парни улыбаются, пьют. От этого зрелища на душе становится так хорошо, что на мгновение отступают все тревоги. Так и надо, хорошие мои. Так и только так. Мы вместе. Мы едины. Мы не сломлены...

      - Дана!
      - Эстельвен!
      - Мы еще не успели поговорить.
      - Да. Не в добрый час я ушла.
      - Как ты?
      - Только не здесь. Слишком уж тут многолюдно.
      - Идем во дворец!

      С полотна смотрит на меня Нимродель... Не перестаю любоваться этой картиной...
      - Ну? - Эстельвен ждет рассказа.
      - Что "ну"?
      - Какие новости на севере? - не унимается первая леди.
      - Менее грустные, чем на юге, - парирую я. - Да все там спокойно, миледи. Видела брата.
      Эстельвен понимает, что на рассказы меня сейчас не хватит. Да нечего мне тебе рассказать, подруга.
      - Что тут у вас случилось? Эстельвен пускается в повествование. В то же мгновение в комнату входит Нэнлис. Леди замолкает и ждет, что скажет кано.
      - Даниэль, тебя спрашивают у ворот. Вот это новость. Так можно было поступать только если случилось что-то очень важное. Лечу к воротам...

      - Привет, Даниэль.
      - Что случилось?
      - Ничего. - Хельвен удивленно смотрит на меня. С сердца свалился уже уместившийся там огроменный булыжник. Тут до меня доходит смысл происходящего.
      - Ты чего тут делаешь?
      - Ну, в город меня не впускают...
      - Я имею в виду что ты делаешь на юге? Ладно. Не здесь. Кано! Нэнлис, все это время стоявший у дальнего входа, подходит ко мне.
      - Я знаю этого человека и прошу впустить ее в город как моего гостя. Роквен поклонился в знак согласия. Идем, горе моё... Выходим на городскую площадь. Тель, Хельвен, что ты делаешь?

      - Лорд Имрахил, я бродяга с севера, могу я поговорить с вами?
      - Да, конечно. Что делает эта девчонка?
      - Я знаю, что у вас проблемы с разведкой. Хотела бы наняться к вам... Только попробуй сказать, откуда у тебя информация о наших проблемах.
      - А откуда вы знаете, что у нас проблемы с разведкой?
      - Ну... Попалась?
      - Так вы наймете меня? Еще глупее...
      - Давайте так: вы будете приходить с информацией, а я буду оплачивать ваши сведения. Идет?
      - Отлично. Могу я кое с кем поговорить?
      - Да, конечно. Только подойди ко мне...
      - Дана! Тель!
      - Хельвен, зачем ты здесь?
      - Я нашла работу!
      - Твой пост на севере, у гривы Рохана. Что тебя понесло сюда? Элис тихонько окликнула меня: Даниэль, тебя хочет видеть Эстельвен.
      - Иду. А ты уходи.
      - Я хотела поговорить с ребятами.
      - Они все заняты делом, чего и тебе желаю. Иду к дворцу, а на сердце кошки скребут...

      - Дана, кто это был?
      - Кто?
      - Не придуривайся!
      - Эстельвен, это была девушка. По-моему, все о себе она уже рассказала.
      - Тебе это не нравиться.
      - Да, мне это не нравится. Ей здесь нечего делать. И общаться с Имрахилем тоже было не зачем.
      - Что-то не так?
      - Вот именно. Только пока не могу сообразить, что именно...
      - Она из твоих братьев?
      - Эстельвен!
      - Что? - и голос звучит так невинно...
      - "Харад!" - возглас - предупреждение прерывает не слишком приятный для меня разговор. Чего я такая скрытная?

      Небольшой отряд харадрим двигался в направлении переправы. Лорд Имрахил решил выйти с одной кантой в поле, чтобы напомнить глупцам, что здесь не стоит ходить. Эстельвен одела мужу на шею старый амулет: голубой камень в серебряной оправе. "Нументеле-ве!" Возвращайтесь!

      Мне здесь пока делать нечего. Встречаю ребят. Те довольны: их усилия не прошли даром. Так вот откуда в городе узнали о разведотряде южан. Ребята шутят, но на душе тяжело. Не хорошее у меня предчувствие, родные. А почему, понять не могу...

      Канта вернулась с победой. Лорд доволен воинами. Все рады. Слышится смех. Начались веселые рассказы. Только тень налетела на солнце. Страх окутал сердце. Там у ворот появились двое. Все в черном, лица скрыты под капюшонами. А от темных фигур волнами пошел страх. Вот оно. Один из них заговорил, обращаясь к лорду. Все припали к стенам. При-слушиваюсь... Нет, не то говорит всадник. И логично, и стройно, и связано, и вроде верно, но не то... Мысленно отгораживаюсь от речей. Надо попросить всех отойти от стен. Вот в чем не прав говорящий: предпосылки у него не верны - не для Людей Арда, а и для Людей... Не или гномы, эльдары, или атани, а и гномы, и эльдары, и атани... Темны его слова.
      - Элис, не стоит людям слушать это.
      - Не стоит. - соглашается она.
      Подходим к столпившимся.
      - Не стоит слушать это. В этих речах нет главного.
      Люди переглядываются и отходят. Нет, Элис. Надо объяснить им. Не понимают они, а только по привычке воспринимать нас с тобой как главных, слушаются. Только снова моя ошибка: там за стеной страх, и сейчас он меня волнует больше. А значит, я уже попалась, значит, не сделала того, что должна была. Не сказала главного, просто ушла к дворцу. К Эстельвен. Не волнуйся так, подруга. У тебя крепкий муж, он выдержит... Лорд разговаривает с тем, кто внизу. Долгие годы войны научили его осторожности, он взвешивает каж-дое слово, каждый свой жест. Все будет хорошо, Эстельвен...
      Ребята в городе. Это удача, поскольку мне сейчас уходить нельзя. Пишу записку и передаю ее Эль. "Отнесешь в "Трезвого Пони", а сама постарайся найти кого-нибудь. Не доверяй бумаге совсем. Лучше - найди Торона." Эль кивает и уходит...

      Затишье. Снова краткий покой. Сижу в библиотеке, пытаясь собраться с мыслями. Вбе-гает Элис.
      - Там снова эти всадники! Выбегаю на площадь, иду к стенам. Одного взгляда на равнину перед городом хватает, чтобы стало совсем плохо: среди отряда орков стоят Хельвен и .... А рядом гарцуют черные всадники... Сквозь какую-то дымку слышу, как Лорду предлагают выйти за ворота. Мысленно прошу его не делать этого, уповая на его чувство долга. Оцепенение спадает, в голове медленно вырисовывается план действий, а ноги уже несут меня к задней калитке. Забегаю домой, быстро переодеваюсь, хватаю старый плащ и ухожу в поселение. Там двое: Ариен и ... .
      - Ариен, в путь! Иди к Трезвому Пони и дальше в Форност. Надо найти Торона. Вести самые дурные: Хельвен и ... в плену у орков. Да, там, в Пони должен сидеть Эарнил. Скажи ему, что произошло. Ариен срывается, успевая захватить только плащ и кусок хлеба. ... выжидающе смотрит на меня.
      - Следи за ними. Лучше отсюда... Я иду за восточный тракт. Будь здесь, мало ли...

      Выскальзываю через тайный ход и иду на юг, стараясь держаться так, чтобы нельзя было заметить с дороги. На встречу попадается северянин. Мордорская застава, ну конечно. Тихий кивок. Обычное "принюхивание"... Признал. Улыбнулся.
      - Наши в плену. Если их поведут в Мордор, надо будет проследить... Только не геройствуйте! Вам их не отбить. - Он кивает и тихо растворяется в лесу. Ушел на заставу. Теперь до самых ворот темной страны внимательные глаза будут наблюдать за пленными. Только не геройствуйте. Пожалуйста... Хватит с нас двоих...

      ... Под зеленым покрывалом леса скользит тень. Остановилась, слившись с придорожными кустами. Внимательные глаза устремлены на равнину. Там раскинулся приморский град, окруженный высокими стенами из странного голубоватого камня. Что-то происходит там, у самых ворот. Мир вокруг замер и только несколько фигурок у ворот двигаются, действуют, суетятся. Час, два, три... Тень-человек, укрывшаяся в кустах, неподвижна и лишь глаза все так же внимательно следят за воротами. Три, четыре, пять...

      Снова стены Дол-Амрота. Родная уже тайная калитка. Вхожу в почтовый квартал, но в цитадель не спешу. Мне там пока делать нечего. Надо узнать новости. Прошу девушку сходить за Эстельвен, а сама пытаюсь собраться с мыслями. ... здесь же, понимая мое состояние, молчит и ждет. А вот и леди. Одного взгляда на нее хватает, чтобы понять - что-то случилось.
      - Эстельвен, что там происходило?
      - Под стены пришли черные всадники. Они привели двоих пленных...
      - Это я знаю. Что в городе? Все целы?
      - Охтар Курунен ранен.
      - Кем?
      - Улайро.- в первый раз она произносит это слово. Меня передернуло.
      - Черная немочь. - не спрашиваю, просто констатирую факт для себя... Эстельвен бледнеет. Эти слова она от меня уже слышала... Кажется не так давно...
      - Идем. - резко встаю. - надо усадить его на коня. Я возьму второго. Только надо спешить. Что-то в ее глазах заставляет меня остановиться и спросить:
      - Эстельвен?
      - Лорд Имрахил ранен... Мне кажется у него тоже... - Дальше она сказать не может. О, Ульмо, не оставь нас. Решение приходит мгновенно.
      - ..., иди туда. Возьмешь ацелас, и поможешь раненым. Я за помощью. Теперь самое главное испытание: гонка со временем. Перелетаю через забор, и лесом выбираюсь на восточный тракт. Теперь нужна только скорость. Придется бежать. Бегу. До переправы добираюсь быстро и возношу хвалу Ульмо. У самого моста отдыхают северяне. Среди них Госпожа Гильраэнь и Ариен. Значит, она успела. Гильраэнь внимательно смотрит на меня.
      - Лорд Имрахил ранен. Черная немочь. Гильраэнь спешно бросает:
      - К эльфам! - и они с Ариен быстрым шагом направляются к Дол-Амроту. Снова бег. Рядом бежит ... . Через Пеленорскую равнину, через степи Рохана... Бег день и ночь. Время бежит впереди, но удача с нами. На Роханских равнинах мы встретили эльдара. В нескольких словах объяснив ему в чем дело, мы двинулись в обратный путь. У "Семи кубков" пришлось принять не простое для меня решение: возвращаться в Дол-Амрот мне можно было только немного позже. Все, что могла, я сделала и теперь мне осталось лишь просить Валаров о милости...

      Возвращение в город оказалось слишком заметным... Стоило показаться на площади, как на моей шее повисла Элис. К ней поспешила присоединиться Эланор. Почему-то это отнюдь не улучшило моего настроения. Стоило ли спрашивать как дела? Попытка честно отвертеться, заявив, что я гостила в пригороде, не особо удалась. В цитадели не лучше. Эстельвен, увидев меня, так многообещающе улыбнулась, что сразу стало ясно: придется много рассказывать. Лорд Имрахил, уже выздоравливающий и довольный жизнью тоже, почему-то, не добавил мне радости своим веселым приветствием. Однако, все живы и здо-ровы - а это самое главное...

      Торон пришел осенью. Они с Хохой вошли на сам южный пост, и из города меня вызвала Эльнар. Живы. Сын Арахорна хочет услышать все новости из первых рук. Долго сидим у огня за столом. Пьем чай, слушаем, рассказываем. На сердце у всех боль: живы ли друзья? Торон делится своими планами.
      - Мы с Хохой отправляемся на север... В курганы. Леди зачарованного леса сказала, что там, в упокоищах сохранилось оружие древних. Возможно, с его помощью мы сможем противостоять улайро... - Это не безопасно. Торон с улыбкой смотрит на меня.
      - Мы давно не делаем ничего безопасного.
      - Наш риск оправдан. А это предприятие не оправдано рискованно.
      - Фириэль, не стоит так волноваться.
      - Не буду. Я просто пойду с вами.
      - Это опасно!
      - Я это уже говорила.
      - Хорошо, - неожиданно легко согласился Торон. - Идем. Дальше разговор перешел на пленников. Арагорн одобрил наше решение просто наблюдать.
      - Вы не могли помочь им. Все было верно.
      - Только от этого не легче... - ... опустил голову. - Знать бы, живы они?
      - Живы! - вмешивается болтушка Эльнар. - Когда мы были в восточной стране, они были живы.
      - Рассказывай! - велит Арагорн...

      ... - Встретимся у переправы. - Торон и Хоха уходят из города через калитку гонцов. Я возвращаюсь в город - надо кое-что захватить и предупредить Эстельвен о моем уходе. На пару минут заглядываю к себе и спешу в цитадель. Эстельвен и Элис собираются на короткую прогулку в сопровождении охтакаро Миннена. Присоединяюсь к ним - лучшая возможность поболтать и улизнуть. Обе подруги обеспокоены - зима не за горами, год был не самым лучшим, новости тревожные, а меня уносит на непонятный срок непонятно куда (благоразумно не говорю в какую аферу собираюсь ввязаться). Однако привычка доверять друг другу сильнее - просят только обязательно вернуться. Ускользнуть не удалось: Миннен отлично знает свои обязанности. Возвращаюсь в город. Значит снова тайный ход. Подхожу к задней калитке и вижу странную картину: глава городского ополчения Таур под руководством Эльфира закладывают ее камнем. - Эй! Зачем вы это делаете? - В целях безопасности! На город легче всего напасть с той стороны! Мысленно отвечаю, что с этой стороны к нам точно никто не придет: и мы не уйдем. Иду на площадь.
      На встречу бежит Элис. Что опять?
      В город принесли девушку. Путник нашел ее у дороги. Бежим в лазарет. Там на кровати лежит дева, одного взгляда хватает чтобы понять: душа оставила ее тело. Здесь же стоит принесший ее человек. Хоха?.. Отзываю его в сторону. - Что случилось? - Ее ранил назгул. От этого слова меня передергивает. Нельзя было ему звучать здесь. И нельзя оставить тело в городе. Никто не знает, что становится с теми, кого убил улайро. Надо похоронить ее по обычаю, пусть даже на дворе - поздний вечер. Идем во дворец. Эстельвен и Имрахил уже слышали грустные вести, только мне предстоит еще больше огорчить их. - Ее убили черные всадники. Мне кажется, ее необходимо похоронить как можно скорее. - Почему? - Кто знает, что несут в себе умершие от черной болезни? - вопрос уместен. Лорд еще не совсем поправился от своей раны, да и память об этом навсегда останется с ним. - Возьмите вторую канту, - только и произносит он. Выхожу на площадь. Теперь придется поднимать уставших воинов, только отправившихся на заслуженный отдых. Смотрю на Элис, она - на меня. Выхода у нас нет. Кано второй канты обвинительно смотрит на нас, но канту поднимает: надо. Тело девушки укладывают на щит. Воины заняли свои места. - Улайро! - летит со стен. Все замирают. - Что будем делать? - шепотом спрашиваю у Элис. - Огонь! Не по обычаю, только другого выхода нет. Ты умница, Элис.

      Тело выносят на небольшую площадь у лазарета. Там уже складывают погребальный костер. Девушку укладывают поверх веток. - Прости нас. Прости за то, что не в наших силах помочь тебе. Пусть огонь очистит и освободит тебя. Пусть ветер подхватит твою душу и станет твоей ладьей. Пусть твоя душа лебедем в синих волнах взлетит к небу. Да примет и упокоит ее Древний погибший Запад!
      Вспыхнул огонь очищающим пламенем. Ее лицо спокойно и сквозь алый покров, укутавший тело, кажется, что она спит. Спокойного сна...

      Обряд закончен. Все молча расходятся. Иду к цитадели - хочется взглянуть на черных всадников. Поднимаюсь на стену. Там, у ворот, замерли две фигуры. Но нет в них ужаса, страха и что-то знакомое в этих, закутанных в плащи, силуэтах. - Маэс ундомин, атани! Вечер добрый! - Вечер добрый, люди Дол-Амрота. - Простите за скверный прием: нас постигла тяжелая утрата. Одной из дев никогда больше не петь на морском берегу. - Я скорблю с вами! Но не стоит отчаиваться! Я бродил в далеких странах, я видел, как отчаяние уничтожало могучие города, и как надежда помогала выжить тем, кто верил. Свет Амана с вами, люди Крепости-Лебедя, верьте и надейтесь! - Спасибо за добрые речи, друг. Бегом спускаюсь вниз, к воротам. Там уже стоит Элис с чашей приветствия в руках. - Откройте ворота, охтакаро. - Но... - Там друг. Его встретили неприветливо, так дайте нам извиниться! Ненлис не одобряет действий летописцев, но вынужден подчиниться. Выходим в поле. На стенах - вся первая канта, у ворот - толпа людей и в поле - четыре фигуры. - Мир вам! - приветствует путников Элис и протягивает чашу. Торон принимает ее с поклоном и отпивает, следом за ним чашу принимает Хоха. - Элис, мне нужно уйти с этими людьми. Объяснишь это страже? Она понимающе кивает. Северяне возвращают ей чашу со словами благодарности. В путь! Обнимаю Элис, закутываюсь в плащ - ночи стали прохладными, и ухожу вслед за Арагорном.

       - Ты задержалась. - Принесли девушку, убитую улайро. Нужно было ее похоронить. Торон кивает, соглашаясь. Значит все сделали верно. Пеленорская равнина осталась поза-ди. В Итильене мы встречаем Ариен. Она присоединяется к нашей команде и дальше идут уже четверо. У самых равнин Рохана неприятная встреча - черная фигура преграждает дорогу, а ужас, исходящий от нее, заставляет сердце замирать. Шаг замедлился, но не останавливаемся. Улайро не выказывает желания следовать за нами - разошлись. Скоро минуем и Роханские степи. Около "Трезвого пони" Ариен прощается с нами - она возвращается в Дол-Амрот. Мы же отправляемся к древним могильникам:

       Холодный туман льется над древними курганами, ночь вступает в свои права, погружая все в странную белесую дымку. Зачем мы здесь? Зачем тревожить покой тех, кто почил вечным сном? Арагорн и Хоха бродят среди могильников, время от времени перекликаясь. С холма мне видны только черные тени их плащей, от этого становиться не по себе. Жду час, второй, третий. Голоса - окрики давно смолкли, но я знаю - пока все хорошо. Жду. Появляется Хоха. - Идем, мы там лагерь разбили. - Идем. Среди курганов весело играет пламя. Торон, то и дело, подкидывает хворост в без того не маленький костер. - Торон, по-моему, уже хватит! - весело бросает Хоха, водружая котелок с водой на огонь. Арагорн кивает и следующей веткой переворачивает котелок. Смех. - Ну, ваше величество, иди за водой! - улыбаюсь Торону. - Опять я. - в ответ улыбается Арагорн и уходит, захватив обе фляги.
      Мы с Хохой сидим у огня и разговариваем. Где-то здесь бродят духи. Их холодное дыхание пронизывает насквозь, от него не защищает ни костер, ни веселый разговор. Грусть их завораживает, хочется произнести: упокойтесь с миром, только нет у меня власти отпустить эти души, нет силы вернуть им дар, который они потеряли. Оттого еще сильнее жалость к огонькам, скитающимся по древним могильникам, еще больше грусть и скорбь. Арагорн вернулся. На огне снова булькает котелок, согревая воду, и течет веселый разговор, отогревая сердца... Из-за кургана показалась фигура.. вторая.. третья... В тумане их очертания расплывчаты, нереальны: От них веет холодом могил и скорбью смерти. Мертвые лица величественны и печальны, тела окутаны саванами, тусклое золото блестит сквозь паутину древности на их головах: Величественные и гордые, высокие и прекрасные князья давно ушедшего Арнора пришли к своим потомкам дабы говорить: Встаю, почтительно склоняю голову перед душами предков, с трепетом жду продолжения, рядом замер Хоха. Арагорн сейчас прекрасен: это не бродяга, избитый дорогами и не Торон-дунадан, так любящий пошутить на стоянках в долгом пути. Передо мной Истинный Король, Арагорн сын Арахорна, потомок Исилдура, король Арнора и Гондора во всем своем величии, мудрости прожитых лет и с надеждой в сердце. Наследник Древнего Погибшего Запада, воплощение ушедшего Нуменора и Эстель северян. Наш Государь. В своем дорожном плаще и потертой одежде он стоит перед королями ушедших времен как равный среди равных и как пыль могил венчает их головы, так венец дорог отмечает его. И нельзя отделить их сейчас ни живых, ни мертвых - ибо все они Память и Вера, Надежда и Знание, Любовь и Дорога: И в глазах их отражается свет звезд и глаза эти горят светом - Здравствуй, сын Арнора. - Мир вам, князья Севера. - Долог был твой путь, и ведомо нам, зачем пришел ты сюда. Арагорн склонил голову. - Многие приходят к усопшим за тем, что уже ушло из мира, и каждый, вошедший сюда уже мертв по сути своей. Но в тебе есть то, чего нет у них. Надежда. Она привела тебя сюда. Вера дала тебе силу. И Любовь, величайшая из сил, откроет тебе дорогу дальше. Люби свою Арду и Братьев своих. Пусть Надежда станет твоим знаменем, а Вера не угаснет в сердце. Прими это. Высокая фигура в центре протягивает сверток, тот тает на глазах и на призрачных руках тусклым светом времени мерцает венец. Венец Арнора. - Прими его, Король Арагорн. Прими и знай: Север принял тебя. - Не сейчас суждено мне надеть его. - Да, твой час еще не настал, но он придет! И пусть этой ночью на свершиться предна-чертанное - Король вернулся! С этими словами Князь-дух возложил венец на голову Арагорна. Призрачные и живые - се-веряне опускаются на колени. Король вернулся! - Не настал еще час, но этой ночью в древних курганах Тирн Гортарда будет царить Вера и Память! - повторил призрак. - Этой ночью Король вернулся. - Слушайте мое слово дети Северного Княжества! Когда на трон сядет Истинный король и белое древо вновь расцветет во дворе его Цитадели, а звезда Элендила и скипетр Аннуминаса выйдут из забвения - тогда и только тогда обретут покой дети Арнора. Все - и те, что идут дорогами Арды и те, чьи пути лежат за краем, - все обретут покой! - Слушайте слово Короля, дети Севера! - возвестил призрачный князь и будто на миг, один короткий миг, сбросил он с плеч могильный саван и явился миру таким, каким был когда-то: последний князь Кардолана - прекрасный и гордый. И все они - на мгновение вышедшие из сумрака склепа, оделись в свет Надежды - суровые и прекрасные Воины, роквены Веры, Дети Севера. - Да будет! - Разносится над могильниками и невольно вплетаю свой голос в хор предсказания. Ветер разносит слова как призыв труб и дрожат древние корни курганов. И снова один лишь туман окутывает нас троих и пусто, и тихо. Но на челе Арагорна тускло сверкает Венец Арнора, и я знаю - Будет!

      Древнее золото редко блестит.

      Всю ночь сидим у огня втроем. Тихий разговор, горячее вино, глаза друзей и ожившая память этого места - обещанное спокойствие на миг. И едва утро вступает в свои права, еще лишь запахами возвещая восход, мы уже готовы отправиться в путь - скитальцам нет покоя. Пока. Курганы тают в тумане и кажется, что все духи, наполняющие их, смотрят нам в след и ждут: Король вернулся, но не пробил час. Подождем и мы. Этому мы научились у вас, ушедшие. Да упокойтесь с миром!

      Обратный путь на юг поздней зимой спокоен. Кажется, все уснуло до будущей весны. К Дол-Амроту мы подходим глубокой ночью. Торон и Хоха возвращаются на север - к Форносту. Кто знает, суждено ли увидеться снова? Пока мне остается лишь наблюдать, как два человека идут через равнину к переправе и просить Ульмо защитить их: В городе тихо, только из цитадели долетает печальный напев. У огня сидят гвардейцы и слушают менестреля. Тихонько обнимаю дремлющую Элис. Пора отдохнуть.

      Год ***1 третьей эпохи.

      - Даниэль, тебя хотят видеть во дворце! - Эланор трясет меня за плечо. Со сна не понимаю, что происходит, но спешно накидываю тунику и иду во дворец. В приемном зале сидит лорд Имрахил, у его кресла - Эстельвен, а перед ними - Хельвен? Рядом с ней восседает эльф. Неужели я еще сплю? - дунадайн не боятся крика назгула, (от неожиданности меня передернуло), как и эльфы. Если на стенах будут стоять дунадайн и эльфы крепость не падет! - ее слова полная для меня катастрофа. Что ты городишь? - Как много северян могут встать под мои знамена? - закономерный вопрос лорда будто приводит меня в чувство. - Сколько сейчас наших в Дол-Амроте? - вопрос глупой девчонки адресован, конечно, мне. - Откуда мне знать? - отвечаю резко и недоуменно. И не смотри на меня так испугано да непонимающе. Если бы я хотела, чтобы здесь знали о моем происхождении, то могла бы рассказать об этом и сама, а не ждать тебя добрых двадцать лет. Лорд Имрахил косо смотрит в мою сторону, но разговор переводит в другое русло. Даже если прошлые события прошли мимо, то теперь уж он точно все понял. Спасибо - молчит. Его я не опасаюсь - жизнь научила, что если кому и можно доверять, то это ему. Только у нас пока было все неплохо. - Ну, это потом - пытается вывернуться, наконец что-то осознавшая (или просто испуганная моим рыком), Хельвен. - Сейчас я иду в Мордор. (меня снова перекашивает), там мы с эльфом постараемся убить назгула. Что за бред ты несешь? Что с тобой сотворили в темной стране? Как ты оттуда выбралась? Где, что с ним? Что ты тут делаешь? Что тут делает Эльдар? Зачем тебя несет на восток? Когда ты вернулась и с кем уже успела поговорить и встретиться? Вопросы бешенными скакунами несутся в моей голове, однако задать их сейчас я не могу. - Думаю, перед тем, как отправиться на восток мы заглянем в Раздол, - произносит молчавший доселе эльф. Что-то в его бесшабашном голосе заставляет меня усомниться в нем как в союзнике - пользы никакой, хлопоты одни. - Там мы встретимся с дунадайн и пришлем их к вам на помощь. Будем надеяться, что в Имладрисе вас остановят. - Нам пора! - Хельвен встает и кланяется лорду. Вроде урон поправим. - Могу я поговорить с некоторыми жителями прежде, чем покину город? - Конечно, - Имрахил встает, прощаясь. Все выходят на городскую площадь. После всего услышанного плюю на осторожность и отвожу девчонку в сторону. - Хельвен, как ты выбралась из темной страны? - Меня отпустили. - Рассказывай! - Нас схватили, привели под стены Дол-Амрота. Там пытались обменять нас на лорда Имрахила, но у них ничего не получилось... пытали. - Дальше! - Потом нас увели на восток. По дороге поговорить не давали. - Дальше! - Нас посадили в камеру. Его пытали, чтобы вынудить меня назвать назгула господином. Я не соглашалась. Когда выпала возможность, я ударила ножом, чтобы он не страдал. Меня отпустили, взяв слово, что я вернусь в середине лета. Медленно анализирую услышанное. Да, на восток она идти должна - дала слово, но вот... Да какое право ты имела поднимать на него нож? Удар милосердия? Нет. Не верю. Он мог уйти сам, но не стал. Это был Его Выбор! Что же ты наделала, глупая. - Не ходи к ребятам, - тихо советую ей. И ухожу. На встречу спешит Элис. - Леди Эстельвен зовет. - Иду. Первая леди обеспокоена не меньше меня: слишком много всего сказано сразу. - Мне нужно уйти. - Снова? - Эстельвен грустит. - Ты так часто никогда не уходила. - Ты ее слышала. Нужно предупредить всех. Я пока ничего не понимаю, а должна бы. Все будет хорошо, вот увидишь. Прикажи только разобрать задние ворота. - Хорошо. Возвращайся быстрее. - Как получиться. Перепрыгиваю через стену. Хельвен бродит по площади, значит, мне удастся ее опередить. С той стороны меня поджидает Ариен. - В путь. Новости - по дороге! Она кивает, и мы вместе выбираемся на восточный тракт. Спешно сообщаю ей все, что мне известно: решение принимаем вместе - на север!

      Развалины Форноста. Нас встречает Государыня Гильраэнь. Торон тоже здесь. Вести с юга их не радуют. Задерживаться же дальше я не могу. Лайнар идет меня проводить.

       У ворот Дол-Амрота встречаю странных торговцев. В городе же необычное оживле-ние - по стенам ходят эльфы (кажется, сумеречные), все жители вооружены, как будто отдан приказ поднять ополчение. Вторая канта на стенах, первая в полном вооружении прогуливается по площади. Глазами ищу роквена Нэнлиса, но его нет. Среди этого шумно-го возбуждения нахожу Эстельвен и Элис. Обе стоят в Дальней части Цитадели и о чем-то говорят. - Что тут твориться? - Пришли эльфы! - Это я вижу. Где кано Нэнлис? - В Рохане. На коронации Теодена. Замечаю лорда Имрахила, идущего к нам: один из торговцев бросается на лорда и в лучах солнца сверкнул клинок. На мерзавца наваливается толпа, Эстельвен бросается к Имрахилу, мы следом. Толчея, суматоха и только одно важно. - Жив! Кольчуга, которую обязаны носить все воины, спасла жизнь лорду. Торговца крепко скрутили и подвели к Имрахилу. - Уходи из города, - приговор лорда необычайно мягок. Воины уводят пленного к воротам и выгоняют в поле. Следом изгоняют пришедших с ним. Ворота захлопываются. Жди беды, Город-Лебедь.

      Люди и эльфы бродят по стенам и площади. Все будто ждет чего-то. Тревожное, напряженное ожидание сжигает боевой дух. Синар находит выход - петь! И мы поем. Воины ударяют мечами о щиты в такт мелодии, девушки хлопают в ладоши.
       Твоя сила да во мне играет,
      Твоя сила да во мне ликует. Вера и надежда снова здесь. И да не покинут они эти сердца!

       Три черные тени закрывают солнце. Ужас сковывает людей и лошадей. Долгий, протяжный, леденящий душу крик несется над полем.
      О Ульмо, не оставь нас. Черные всадники кружат над городом, их вой заставляет людей прижиматься к земле. Краем глаза замечаю: воины не выпустили оружие из рук. На глаза попадается один из "южан" - дунадайн смотрит на меня. "Уводи всех, кого можешь" - прошу его шепотом. Он понял. Он все понял. Преодолевая сковывающий тело страх, ищу лорда и леди. Имрахил стоит у самой стены - его глаза следят за черными точками в небе. - Лорд. - Мы не удержимся. - он не спрашивает, он знает. - Да, милорд. Нам не выстоять. Имрахил смотрит мне в глаза. Что ты хочешь увидеть в них, милорд? Страх? Мне больше нечего бояться: там, в холодных древних курганах Тирн Гортарда я нашла оружие, которое искала. Моя Вера со мной, милорд. Я больше не боюсь. - Можно уйти из крепости. Тайно? - в твоих словах я слышу приговор. А еще - надежду и любовь. - Я уведу ее, милорд. - Храни вас Ульмо. Теперь у меня есть цель: Эстельвен. Мое слово - мое бремя. Иду к цитадели. В городе - суматоха. Воины то поднимаются, то снова падают, квенди мечуться у самых стен. Среди всего этого стоит Имрахил. Рядом - Хельвен и с ней Эльф. Что же ты наделала, глупая? Понимаешь ли, что обрекла всех их? Нет, не думаю. В твоих глазах горит огонь безумия. Мне жаль тебя, Хельвен. Жаль. Цитадель пуста. Где же леди? Иду через площадь. Подхожу к калитке и вижу Элис. Рядом - трое дунадайн, гном и двое людей, кажется, эсгаротцев. Уже за стеной вижу сбившихся в кучку девушек и женщин. Среди них стоит и Эстельвен. Северяне смотрят на меня, будто ждут чего-то. - Уходим?- - Да. Выскальзываем за стену, в лес. Чаща, примыкающая к самой стене укрывает нас - но это иллюзорная защита - скоро здесь будут толпы орков и харадримов. Уходим в лес. Все глубже и глубже, держа путь на восток. - Куда мы идем? - спрашиваю у высокого северянина, идущего чуть левее меня. - К приморским гномам. Молча киваю. К середине пути все очень устали: девушки ушли из крепости босиком - все, кроме Элис. Эстельвен почти не может идти. Один из эсгаротцев несет ее на руках. Вскоре вдали показалась пещера, вход которой перегораживала крепостная стена - убежище приморских гномов. Наугримы признали соседей. Женщины нашли убежище - пусть временное, но надежное. Ворота подгорной цитадели открылись, пропуская беглецов. Отзываю Элис. - Смотри за Эстельвен. Успокой ее. И оберегай. Хорошо? - Да. Ты уходишь? - Мне надо вернуться. Элис кивает и уходит в пещеру. Эстельвен все еще нерешительно мнется у входа. - Ты идешь туда? - ее вопрос больше похож на мольбу. Киваю. - Узнай, как он: Пусть. Только правду. Да? Снова киваю. - Иди, Эстельвен. Тебя ждут. - Только вернись. - Обещаю. Эстельвен идет в гномью цитадель. Решетка с грохотом падает. Ворота захлопываются. Краткий совет под стенами. Эсгаротцы решают идти на запад. С ними хочет пойти один из северян. Мне нужно обратно. В гибнущую крепость. Следопыт в зеленом плаще идет со мной. Он спокоен - его выбор сделан. Советую им пересеч восточный тракт и идти лесами через заброшенный брод. Высокий северянин кивает - этот путь ему знаком. В дорогу, время не ждет. Четыре фигуры быстро теряются за поворотом. Сердце говорит - больше не свидимся.

      Восточная стена Дол-Амрота примыкает прямо к лесу - это надежная защита для тех, кто хотел тайно проникнуть в город или так же тайно его покинуть. Но это еще и непрекращаемая головная боль гвардии - слишком уж уязвима крепость с востока. Тихо скольжу по лесу вслед за зеленым плащом северянина. Его светлые волосы выбиваются из под капюшона, он то и дело откидывает пряди с лица. Сколько ему? Двадцать, двадцать пять? Или же все семьдесят? Хотя нет - он молод, дороги и испытания еще не наложили печать на его лицо. Мой спутник замирает, когда впереди проглядывается стена - теперь мы идем еще осторожней, теперь у нас только один шанс. Никого. Какая-то жуткая тишина повисла над городом. Тенями идем вдоль стены на север. До калитки добираемся уже совсем медленно. Напряжение рвет мышцы, но все спокойно, как... как в могильниках. Гоню эту мысль. Северянин медленно заглядывает через калитку. На почтовой площади пусто. Совсем. Идти в город не хочется - этот ход еще может пригодиться, сейчас надо выяснить, что делается под самими воротами. Северянин внимательно выслушивает меня. По его глазам видно, что он не доволен, только возражать не пытается. Это правильно - меня сейчас не остановит вся армия востока. - Что ты будешь делать? - мой вопрос глух. - Уйду на север? - он не уверен. - Лучше оставайся здесь. Мало ли. Или иди на восточную заставу. Может кто-то жив? Северянин кивает. Зеленый плащ растворяется в лесных дебрях. Тихо крадусь вдоль стены обратно. Около одной из тропок углубляюсь в лес и буквально запинаюсь о нее. - Ты что здесь делаешь? - судорожно пытаюсь вспомнить, уходила ли она к наугримам. - Сижу. Умный и исчерпывающий ответ. Вздыхаю. - Я хочу пойти посмотреть, что там. Поможешь мне? Девушка вздрагивает, но кивает. - Что мне делать? - Для начала - постеречь мои сапоги. Придется спускаться к морю, а в них я убьюсь. Затем - подождать меня. Хорошо? - Да! Скидываю обувь, проверяю, что еще может помешать. - И последнее, - медленно развязываю кошель. - Если я не вернусь до заката, иди к наугримам, приморским гномам. Знаешь? - кивок в ответ, - Отлично. Там - леди Эстельвен, отдашь ей это. - со скрипом в сердце передаю девушке отцовскую брошь. - Не забудешь? - Я сделаю! Две минуты смотрю на скалы, прикидывая путь - затем начинаю медленно спускаться. Решение снять обувь было и удачным и нет - в сапогах мне бы здесь не пройти, но острые камни режут ноги. Наконец, спрыгиваю на узкую полоску берега - идти дальше придется по воде. Здесь не глубоко - вода едва достает до колен, идти приятно и легко, скалы надежно укрывают от возможных врагов - меня не видно, а если кто-то и вздумает посмотреть вниз, то спуститься здесь - по почти отвесной стене, нельзя. Через час каменная стена начинает понижаться - я приближаюсь к пристани. Теперь становиться совсем опасно. Вжав голову, почти ползком поднимаюсь по ступеням, ведущим к городу. Дол-Амрот окутан какой-то темной дымкой, туманом. Все тихо, даже на башнях никого. Ворота открыты. А в поле, на стенах и в проеме ворот - тела. Множество тел. Бурая масса, искореженных орочьих трупов, а среди них - черное с серебром. О валары! Приглядываюсь. Синар. Миннен. Имрахил. Лорд смотрит в бескрайнее небо невидящим взором. Осталось последнее дело.

       Челн тихо покачиваясь на волнах принимает тело. Руки скрещены на груди, меч в ногах. Голубой камень-медальон в серебре - подарок Леди Эстельвен, - на груди. Ну вот и все, милорд.
      Да упокоит душу твою,
      Древний, погибший Запад. Отталкиваю лодку. Волна подхватывает ее и бережно уносит в море, в голубую бездну. Белая лодка, синее море, - плыви Лебедь.

       Ругаясь про себя, поднимаюсь по скале чуть восточнее городской стены. Глазами ищу ее, но ее нигде нет. Идти? Куда? Побаливают ноги, голову забили мысли, сердце рвется на части. Надо посидеть, успокоиться. Где? Да в крепости! Снова крадусь вдоль стены. Вдруг... В кустах мелькнуло серебро. Тихо обхожу притаившихся людей. - Эй! - резко, но эффектно. Наблюдатели вздрагивают, оглядываются. Элис?.. Эстельвен?.. - Тель! Что вы здесь делаете? Элис, я же тебя... - Мы хотели узнать... - Тихо! Треск сучьев выдал приближающихся. - В лес! Быстро! Бежим. Долго, быстро. Около старой березы делаем привал - оторвались. Ноги болят, в голове - сумятица, сердце стучит как загнанный кролик - сдаешь, Фириэль, сдаешь. - Даниэль, что там? - Эстельвен теребит рукав. Что я ей скажу? Правду? Да. Но не здесь. - Элис, я же тебя просила, приглядывать за ней, а ты? - Даниэль, что там? - обе ждут. Не сейчас. Не здесь. - Идем. До гномьей крепости добираемся в тишине - обе поняли, что я буду молчать. Наугримы впускают нас внутрь, ворота захлопываются. Благоговейно вступаю в подземные чертоги - тоннели освещены факелами, огромные залы тонут в полумгле, переходы, арки, резные колонны. Эхо шагов отражается от стен и возвращается, четким ритмом где-то в глубинах гудят молоты, тихие шорохи падающих в бассейны капель. Покой и тишина. Как мне нужны эти две основы...- Даниэль! - Эстельвен спешно усаживается на маленькую скамью. Стискиваю зубы. Молчу. Как мне сказать это? Как сказать тебе, что он ушел? Что легкий лебедь-челн улетел, унося его? Как смотреть в глаза тебе, моя госпожа? Моя сестра? Молчу. Покоя! О, валар, миг тишины! Молчу. - Дана, пожалуйста. - Эстельвен старается заглянуть мне в глаза. Она знает. И Элис. Маленьким клубком сжавшись у ног леди. Не надо так смотреть на меня. Нет у меня сил сказать это. Дайте передохнуть. Молчу. - Даниэль. Слова болью рвуться из сердца. Да. Теперь смогу. - Он ушел, Эстельвен. Навсегда. Плачешь. Плачь. Твоя скорбь чиста - лучшая память павшим. - Дана, - Элис тихонько теребит рукав, - а... Фалмарилл? О, валар! - Да. Элис сжимается как от удара. Чуствую себя палачом. Сил нет. Мысли ушли. Чувства сгорели. Пустота. Как холодно. Хочется упасть на камни и замереть, растворившись в тверди, в спокойствии, в безмолвии. А в голове - рев прибоя, а в глазах - трава, выженая кровью. Черное с серебром. Синар. Миннен. Тинмаккил. Имрахил. Фалмарилл. Как холодно. Эстельвен обнимает меня и плачет. Элис уткнулась в плечо. Плачут. Слезы жгут глаза. Боль - сердце. Только из глубины идут слова, как древние руны прожигают камень, в который впаяны... - Можно уйти из крепости. Тайно? - в твоих словах я слышу приговор. А еще - надежду и любовь. - Я уведу ее, милорд. - Храни вас Ульмо. Слово. Ты дала слово, Фириэль. Эти глаза - два самых дорогих тебе человека рядом. О, Ульмо. Лайнар. Где ты, брат? Что с тобой? Свидимся ли? Элис, Эстельвен, Лайнар. Больше никого у меня нет. Никого и ничего. Только трое - мои Вера, надежда, любовь. Я дойду! Легонько отстраняю Эстельвен. Ее горе рвется изнутри: обнимаю Элис - она рыдает. Крепитесь. Пожалуйста! Мне так нужна ваша помощь... Леди шепчет его имя. - Крепитесь, миледи. Элис, солнышко. Надо уходить. Здесь пока безопасно, но что дальше? Надо уходить - на запад, а затем на север. Эстельвен, помнишь? На север - там друзья. Там еще есть свет. - Мне надо в Минас Тирит. - слова пробиваются сквозь слезы. - Почему? - Я беременна. Дана, я беременна! - рыдания рвутся с новой силой. Спасибо, миледи. Спасибо. Теперь у меня есть сила - надежда. И у тебя она есть, и у Элис, и у девушек, сбившихся в стайку у стены, плачущих вместе с вами, и у тех, кто выжил. Спасибо, Эстельвен. Обнимаю ее и Элис. Снова могу встать и идти. Так надо.

      Три дня ждем. Больше уже нельзя - мрак ползет с востока и темнеет все вокруг. Даже лесные знакомые тропы - теперь опаснее и злее. Если хотим дойти - пора. Беру только Эстельвен и Элис. Всех сразу мне не увести. Девушки понимают и отпускают. Леди что-то говорит им на прощание, что - не слушаю. Наугримы выводят нас тайным тоннелем - так безопаснее для всех. Короткое прощание. Уходим. Снова лес. Снова дорога на запад - тропинки не ведают ни горя, ни забот. Дорога не бывает злой, не бывает доброй - она просто бежит. У старой березы делаем привал - мои разбитые ноги не выдержат пути на север. Надо найти обувь. Решение дерзкое и безумное - в самый раз для почти отчаявшихся. - Элис, Эстельвен. Мне надо пробраться в город - иначе далеко мы не уйдем. Ждите меня здесь. Если долго не вернусь - уходите к наугримам. Не Минас Тирит - зато надежно! Кивают. С камнем на сердце ухожу.

      Стена выплывает из леса. Тихо. Никого. Крадусь вдоль самой стены. Калитка. Вокруг по прежнему тишина. Пробираюсь старым ходом. Крадучись выхожу на почтовую площадь и... Скай падает на меня сзади, сбивая с ног. - Тихо! - скороход приложил палец к губам. - Я не причиню вреда! В подтверждение своих слов он отстегивает ножны от пояса и бросает к ногам. - Выслушайте меня! - Сейчас? - Да. Я, миледи, вы в праве убить меня сию секунду. Я так долго служил темной силе, что заслужил это. Но... я раскаиваюсь. - Хорошо, встань. На лице скорохода отражается непонимание - слишком уж легко прощают его. - Ты признался, Скай. Ты раскаиваешься. Не мое право прощать, не мое и судить. Но ты сказал правду - мне этого довольно. Встань, Скай. - Спасибо. - он замолчал. - Могу я помочь? - Мне надо пробраться в город. Скороход посмотрел на меня еще изумленнее. Но пошел. Старой калиткой крадемся в город. Никого. Это заставляет нервничать - не попасть бы в ловушку, только другого выхода нет. Проскальзываем к самой площади, за библиотекой ныряем в дом. Обшариваю свою комнату. Плащ. Сапоги. Все, пора уходить. Выглядываю на улицу. Замечаю у самой площади лук и колчан - видимо лучник погиб до того, как смог выпустить хоть одну стрелу. Как бы ни было, лук мне нужнее. Ужом пробираюсь к оружию. Площадь пустынна. Только на донжоне две фигуры: Улайро. Оба наблюдают за рекой и заливом. И тут. Двери во дворец распахнуты и там, над троном. Проскальзываю в зал. Скай нервно сжался за библиотекой. Он наблюдает за темными фигурами. Киваю ему и пригнувшись шмыгаю в калитку. Скороход торопиться следом. Почтовая площадь. Подземный ход. Стена и примыкающий к ней лес. Вышли! Скай выжидающе смотрит на меня. - Идем, у нас долгий путь.

       Сажусь на пень. Голова пуста, хочется выть волком. Рядом падает скороход. О, Ульмо, где же они? Две недели безуспешных поисков. Мы облазили все кустики этого леса. Мы прошли всеми тропинками. Их нет. Нигде. Мы искали следы. Не нашли. Звали, срывая голоса. Тишина. Валар, где же они? Тело, напряженное до предела, ноет, но еще хуже в сердце - там лихорадкой бьется. Эстельвен, Элис! Больно и страшно. От одной мысли, что с ними что-то случилось кидает в дрожь. Моя вина. Нельзя было уходить. Моя вина! - Они могли уйти к реке, к переправе, - нерешительно произносит Скай. Хватаюсь за мысль, как за соломинку. Вскакиваю. Скороход поднимается. В путь. Не скрываясь - терять уже нечего, выходим на восточный тракт, бредем к переправе. У брода, на той стороне, стоит застава Минас Тирита. Свои. Воины всполошились, стоило приблизиться. Откидываю плащ. На груди расцветает древо, сверкают пять звезд. Снова укутываюсь в плащ. - Маэсс и атани! - Откуда идете? - Дол-Амрот! - Город пал! - воин подозрительно косится на Ская. - Остались люди, - невесело возражаю ему. - Это из тех девушек, что спаслись, - перешептываются воины. Наконец, один, видимо, охтар кивает - проходите! - Один вопрос: - Да? - Не проходили ли тут еще спасшиеся? - кажется, голос у меня срывается: - Проходили. Девушки с Митрадиром: - ответ не тот, что нужен мне. В своих поисках мы доходили и до наугримов и знали, что Серый странник увел оставшихся на север: - А с ними были Эстельвен и Элис? - Кто? - Первая леди Дол-Амрота? - Нет. Ну вот и все. Реку они не пересекали, значит... Опускаюсь на землю. Надо возвращаться. Идти на восток. Только... Нет, надо спешить. Решение принято. Скай кивает - идем вместе. Вдалеке мелькает фигурка, закутанная в зеленый плащ. Что-то знакомое в ее движениях: Гильраэнь! Бросаюсь к госпоже.

      - Замечательная история - Гильраэнь растирает в пальцах листья ацеласа. От их аромата становиться легче, спокойнее. - Надо идти обратно. - смотрю на государыню, в надежде услышать совет или благословение. - В "Семи Кубках" гостит Денетор. Поговори с ним. - произносит миледи как будто невзначай. - Хорошо. Государыня встает. Поднимаюсь следом. Улыбается. И уходит. Вздыхаю.

       В "Семи Кубках" душно: слишком много народа набилось в небольшой зал. Глазами пробегаю по толпе. Вот за столом, в окружении приближенных восседает наместник. Рядом - Фарамир. А в самом дальнем уголке, не обращая, казалось ни на кого внимания, устроился он. Сердце сжалось. Еще одно дело. Поклонившись, подхожу к столу Денетора. Охрана ринулась было наперерез, но, заметив белое древо, остановилась. - Мое почтение, Лорд Наместник. - что-то в нем ли, в его ли окружении или во взгляде отталкивает. - И тебе добрый вечер. - Я - Даниэль, летописец Дол-Амрота. - Я знаю о горе, что вас постигло. - Милорд, простите за мою дерзость, но осмелюсь спросить: не приходили ли в Минас Тирит беженцы из Бельфаласа? Я знаю, что девушки под защитой Митрадира перешли Рингло. - Да. Вчера я говорил с леди Эстельвен о том, как они... - Благодарю вас, Лорд. - бросаю изумленному и не привыкшему к подобному обращению наместнику и срываюсь с места. За спиной будто вырастают крылья, рядом летит Скай. Ворота Крепости-Стража чуть приоткрыты. В проеме, загораживая собой проход стоит. Нэнлис! О Эру, спасибо! Кано улыбается, глядя на нас. Кидается обнимать. - Где леди Эстельвен? - - Я провожу! Бесконечно долго тянуться улицы, хотя мы идем всего лишь во второй круг. Нэннлис подходит к добротному дому. Распахиваю дверь: Эстельвен сидит у огня и испуганно смотрит на меня. Слава Валар! Огромная тяжесть падает с сердца: Эстельвен улыбнулась. Пытается усадить меня отдыхать. Не нужно, мне теперь легче, чем облакам в бесконечной дали. Только вот... - Садись же! - Леди, мне надо выполнить долг до конца - в глазах подруги недоумение. Опускаюсь на колено. И протягиваю ей знамя - то единственное сокровище, что унесла с собой из павшего города. По синему полотнищу плывет ладья-лебедь - знамя князей Дол-Амрота. Теперь все. Эстельвен принимает стяг. Через мгновение она уже рыдает, уткнувшись лицом в синее полотно. Прости меня, миледи. За все, за все. За то, что эта глупая девчонка стала причиной твоей тревоги. За то, что уйти могли только девы. За то, что уходящему челну пели волны, а не ты. За то, что в каменных тоннелях приморья блестят алмазы ваших слез. За то, что не вернулась к вам с Элис, а когда пришла - опоздала. Прости за все. Немного успокоилась. - Эстельвен! - Да? - ее глаза все еще полны слез. - Здесь еще один человек хочет поговорить с тобой. - Хорошо. - Скай?..

       - Леди, вы простили меня! Я не надеялся... прошу вас, примите мою клятву верности. Я клянусь служить вам до конца своих дней, - Скай подал Эстельвен меч. - Я принимаю твою клятву, - ответила леди и вернула ему оружие. Лицо скорохода просветлело. Он принял клинок с трепетом. - Эстельвен, вот возьми - я протянула ей мешочек. Глухо звякнули монеты. - Не знаю сколько там, но на первое время должно хватить. - Ты уходишь? Нет, нет, это твое право. Но навещай нас? - Эстельвен. Я всегда буду рядом, когда будет нужно. Я дала слово. - слабо улыбаюсь. - Дол-Амрот - часть моего сердца, но у меня есть дело... последнее. Его нужно завершит и как можно скорее. А потом... Время рассудит. - Иди. Только обязательно вернись. - Даю слово.

       Серые мудрые глаза смотрят на меня. Даже в полутьме зала видно, как в их глубине горят звездочки. - Сразу? - Да. Слеза стекает по обветренной щеке. Рука судорожно сжимает мою. Взгляд сурового воина неподвижен. Ариен тихо садится рядом. В ее руках - маленький серебряный кубок. Она медленно принимает его. - Легкой дороги, сестренка. Да упокоит тебя Запад. Кубок движется по маленькому кругу. Хельвен. Твоя круговая чаша испита, как ты и хотела. Спи спокойно... Три темные фигуры в дальнем уголке шумной залы резко поднялись. Сверкнул металл. - Да будет! - три голоса слились в один. Все трое, закутанные в плащи, растворились в ночи.

       Серый странник бушует на башне. Люди внизу, на площади, волнуются, шумят. Каждый говорит о своем, не слушая остальных. Отворачиваюсь и ухожу в глубь города: все, что говорит Митрадир мне ясно, слушать же дальше - нет смысла. Все уже сказано. Тьма сделала свое черное дело - сомнения взошли в сердцах. Не стоит рассуждать о том, где и как воевать со Злом. Оно в сердцах - там наша битва, важнейшая из всех, какие можно вообразить. Там и только там, а не на полях сражений, можно и нужно бороться. Даже с улайро. И только там можно одержать победу. Истинную победу! Не спеша бреду к новому дому Эстельвен. Зима приближается, скоро пора будет уходить - вести ото всюду тревожные. Людей не хватает, новости задерживаются. Дел много, а времени нет. Значит пора уходить. - Мне здесь холодно, Даниэль. - Эстельвен грустно вздохнула. - Люди - какие-то чужие, их слишком много и они отдалены друг от друга. На улицах - тревога и грусть. Не знаю, что твориться с Минас Тиритом, но мне это не нравиться. - Только не волнуйся - тебе вредно: А с городом? Я давно тебе говорила, что слабеет дух в крепости-страже.Что не удивительно - Денетор зазнался, память теряется, забываются обычаи: Но пока еще - это светлая крепость: - Я не хочу, чтобы мой ребенок вырос в месте, где сомнения съедают сердца людей: - Я понимаю: Послушай! Если есть на Арде место, где покой и свет царят над упадком и сомнением, где жива Вера и не угасает Надежда, я найду его и отвезу тебя туда, чтобы твой сын вырос в свете. - Спасибо! - Мне пора: - Постой! Эстельвен встала. - Тенн'оментиеэльво, - произносит она, вздрогнув. - Я вернусь. Обещаю:

      Год ***2. Дорога на север на этот раз была не из легких. Зима одарила новыми заботами и тревогами. Форност встретил меня молчанием - в "столице" дунадайн не было никого. Ничего, отдохнем. Из леса выходит государыня Гильраэнь. Следом семенит Тинувиэль. Обе подсаживаются к огню, устало откидывая дорожные сумки. Тишина. Только трещит огонь да поет в лесу ветер. А здесь тепло и спокойно - будто нет ни войны, ни черного ужаса, ни горя. Только тишина и гудящий огонь: И глаза друзей: Ночь укутывает мир своим плащом. Из леса то и дело возникают фигуры людей. Вновь пришедший отстегивает меч, откладывает дорожную суму. Затем подсаживается в круг, к огню. Вот пришел Лайнар. Его улыбка - лучший подарок. Брат садиться рядом, обнимает меня. Тихой тенью проскользнула Ариен. Весело улыбаясь, подсел Хоха. Пришел Торон. Тишина. Только улыбки скользят по губам, только огонь и звезды отражаются в глазах. Живы. Гильраэнь подымает серебряный кубок полный красного вина. - За тех кто здесь. За тех, кто ушел. За тех, кто придет. - Да будет!.

       Приглушенные голоса, смех, веселье - свиделись. У огня сбились в шумную радостную толпу. Шутки, песни. Подсаживаюсь к государыне. Она протягивает мне кубок. Принимаю. Передаю дальше по кругу. - Что скажешь, Фириэль? Как Эстельвен? Как люди, что спаслись? - Все хорошо. Насколько это возможно. Город пал. Все растеряны. Имрахил погиб. - Да, тяжелая утрата для всех. - Но есть и хорошие вести. Королева Арнора улыбается. - И какие же? - Не угаснет род князей Дол-Амрота. Эстельвен ждет ребенка. - Отличная новость! Лучшая, быть может, за весь год! - Гильраэнь подскочила на месте. - Надо сказать Арагорну! - Да, но... - Сын! - государыня уже не слушает. Торон весело отзывается и выбирается из шумно веселящегося водоворота. - Да? - Послушай-ка, какие новости приходят к нам с юга. Арагорн тревожно смотрит на меня. С удовольствием повторяю радостную весть королю. На его лице расцветает улыбка. - Отличные вести! - Но есть одно но. Оба собеседника стихают, готовые принять любую новость. Вот так и живем - на каждую радость пять слов бед. - Эстельвен не хочет оставаться в Минас Тирите. Она хочет, чтобы ребенок вырос в свете. Там , где нет места сомнениям. В крепости-страже слабеет Вера и не место там сейчас маленьким детям. - Думаю, она права. Цитадель Белой Крепости наполнилась сомнениями. Не знаю, что там происходит, но только уходит свет из сердец. - Тогда куда? Много ли осталось мест, где Зло не проросло? Где Тень не лежит в душах, заменяя Надежду? - В Имладрис! Квэнди с удовольствием примут и Леди и ее ребенка. Там она сможет отдохнуть и излечиться, а ребенок - вырасти. - В Дольн?. Почему нет? - Торон улыбнулся. - И знаешь, я приду туда. - Дашь имя? - моей радости нет предела. - Не знаю. Но обязательно приду. Я хочу посмотреть на малыша. Можно? - Не думаю, что кто-то будет против - улыбаюсь в ответ. - Тогда стоит посетить Имладрис. Поговори с Элрондом - пусть там ждут. - Хорошо. Разговор стихает. Торон отыскивает кубок, наполняет его вином и пускает по кругу. - За будущее! - Да будет!.

      .Весна в Дольне. Аромат цветов кружит голову. Покой и мир царят на древней земле. Последний приют. Место, где отдыхают душой. Полной грудью вдыхая воздух вхожу в огромный каминный зал. Сегодня здесь на удивление пусто - несколько квэнди бродят по залу, занятые чем-то своим. Подхожу к эльфийке, устроившейся на длинной покрытой бархатом скамье. - Маэ и Квэнди! - Тебе мир! - отвечает эльфийская дева. - Отдохни. дунадайн. Долгие у вас дороги. - Спасибо. Я отдыхаю, уже когда ветер Дольна теребит мои волосы. Но в этот раз не задержаться мне в Имладрисе. У меня дело. Возможно, ты поможешь? - Я слушаю. - Когда пал Дол-Амрот. - Да, скорбная весть долетела и до нас. Кто-то из северян спешил на восток и заглянул, отыскивая гонца в Форност. - Так вот. тогда успели спасти женщин и детей - увели тайным ходом. Среди них была и леди Эстельвен, жена Лорда Имрахила. Сперва они укрылись у приморских гномов, а затем переправились через Рингво. Сейчас они в Минас Тирите. Леди Эстельвен ждет ребенка. - Замечательно! - В этом собственно и состоит мое дело: леди хочет уйти из Минас Тирита. У нее на то свои причины и главная - ребенок. - Думается, здесь ей будет уютно, - эльфийка улыбнулась. - Да. Мне кажется, что лучшего места для малыша и матери не найти. - Там ходит Хелег. Поговори с ним. Подходит высокий эльдар. Повторяю свою историю. Прежде чем успеваю произнести просьбу, Хелег весело вскрикивает. - Так приезжайте сюда! Мы будем ждать. - Благодарю. И сейчас же ухожу в Гондор. Время не ждет. Квэнди провожают меня до границ, наставляя о возможных опасностях, рассказывая последние новости.

      . Время поджимало. В Роханских степях мне повстречались Иомер и Иовин. Оба рохирима предложили свою помощь, так что до Гондора удалось добраться довольно быстро. Ворота Минас Тирита открыты. Маленькая, не слаженная охрана даже не поинтересовалась, кто я и зачем иду в город. Да, миледи права, здесь ей не место. Второй круг города. Знакомый дом. Тихонько стучусь. Дверь пропускает меня внутрь, но в доме пусто - Эстельвен говорит с людьми на одной из площадей. Иду туда. Маленькая сжатая домами и стеной площадь превратилась в миниатюрное напоминание о родном городе - посреди на возвышении сидит Эстельвен, рядом - Элис, а вокруг - девы, пришедшие из Дол-Амрота. И как там, в родных стенах, Леди говорит - они слушают. Слезы тихо наплывают на глаза. Кто-то замечает меня. Эстельвен и Элис поднимаются и кто-то из девушек подносит мне чашу: чашу черного камня с белым лебедем, до краев полную вином. С поклоном принимаю. - Элен сила лумен оментиеэльво! - произносит Эстельвен. Прикладываюсь к чаше, а затем опускаюсь на колено перед Леди. Я вернулась, как обещала, Эстельвен велит подняться. Встаю. Знакомые, такие родные лица со всех сторон. С ними мы болтали, веселились на праздниках, провожали и ждали воинов. С ними прошли тяжелый путь. А теперь - должны расстаться. И мне нечего сказать. Потому, что вторая часть меня не здесь. Она там, далеко на севере, где вековые ели тихо шумят на ветру, а костер, играющий среди обломков былого, ждет ночи. Там, где сейчас тайными тропами идут те, кому, быть может не суждено вернуться к тому костру, но которые верят и любят, и ждут.. Там, где старые плащи и алмазные броши, где песни и звезды в глазах.. Где мои Братья. Эти два года многое изменили. В древних могильниках Тирн Гортарда я сделала свой выбор. Я выбрала Дороги и Ожидание. И остаюсь Фириэлью. Прощайте.

      - Даниэль, ну что? Ты нашла? - мы снова в уютном доме во втором круге города. - Да. Там ждут и тебя, и малыша. Но надо спешить. Ты можешь ехать? - Я готова! - Эстельвен полна решимости. - Это будет нелегкая дорога. Выдержишь? - Да! - Тогда - в путь! Эстельвен выходит, я следом. У дома стоит кано Нэнлис, держа на поводу коня. Роквен помогает леди сесть верхом. Подходит Элис. Ну, да помогут нам валар!.. Сначала держим путь на запад - к Итилиену. Там, у самых развалин Осгилиата приютилось маленькое поселение - Зеленые холмы. Воины Дол-Амрота, раненые и отступившие из города сумели отойти на запад и основать этот форпост. Отложив мечи, охтары занялись плугами - так было нужнее.. Пусть их ломали, но беды лишь закалили роквенов. Хотя... Головы опущены ниже, чем следует. Боль потерь и горе слишком сильно ударили по людям. Им нужна надежда, нужны силы, чтобы встать. И нужно время. Передышка. Вот ваша надежда, атани. Усталая, сходит с белого коня. И будет у вас время. Только не сломайтесь. Ждите. На это тоже нужны силы: и порой больше, чем для действия. Но не сейчас - сейчас время ждать. Эстельвен о чем-то говорит с людьми. Подзываю к себе одну из дев - необходимо передохнуть и поесть, дальше такой возможности долго не представиться. Атани шумят на площади, если можно так назвать небольшое утоптанное пространство меж нескольких временных построек. Наш крохотный отряд отдохнул - пора дальше. Эстельвен прощается. Уходим лесной тропинкой, в обход поселения. Не спешим выезжать на северный тракт - много там ходит всякого народа, встретиться с которым на пустынной дороге не хочется. До границ Итильена двигаемся по лесным тропам. Так и до самого Рохана стараемся держаться в тени. Дальше - степи. Быстро, как только можно, идем на север. Эстельвен крепиться, но видно, что ей с каждым днем все тяжелей ехать верхом. Элис и Нэнлис тоже устали, да и мне не лучше. Наконец вдали засинела полоса леса - лошади пошли веселее, путники приободрились. Хотя дорога еще долгая - ехать в прохладе и под защитой деревьев удобнее, чем по бескрайним и ровным степям, пусть защита и иллюзорна. Леди совсем трудно - около поворота, последнего и трудного участка пути, делаем долгий привал - всем надо отдохнуть. Мои спутники, наконец, отстали с расспросами - куда же мы едем. Снова в дорогу. Вот среди зеленых стволов замелькали стены - Дольн! Сам воздух благословенного края дает мне силы. Земля - покой. Здесь отдыхают. Кони, чувствуя скорый отдых весело бегут к цели. Волосы треплет ветерок, наполненный ароматами трав и цветов. Дольн!..

      . Двери каминного зала Ривендела распахнуты. Изнутри летит музыка и веселые голоса. Спрыгиваю с лошади, улыбаясь этому благословенному уголку. Позади вскрикнули. Резко оборачиваюсь... О, Ульмо, Эстельвен! Леди медленно оседает - дорога вконец вымотала бедняжку. Неннлис успел подхватить бесчувственную госпожу. Бросаюсь к ним. Эстельвен открывает глаза - обморок длился не больше двух минут. О, валар! Не оставьте нас. - Эстельвен, как ты? - Н-нормально. - шепчет она, пытаясь улыбнуться и вдруг замолкает. В ее глазах я вижу смесь горя и боли. Она смотрит куда-то за мою спину. На секунду оборачиваюсь. Там стоит Келег - северянин. У него на шее замечаю амулет. Где-то я такой уже видела. Но в данный момент, это не так важно. - Эстельвен? - Сударь, откуда у вас этот амулет? - леди прилагает усилия, пытаясь встать. Не самое разумное на мой взгляд решение, однако она слишком взволнована. Элис помогает ей. Вокруг суетятся люди и квэнди, шумят. - Скажите, откуда это у вас? - спрашивает Эстельвен сквозь слезы, указывая на амулет. - Я нашел его на берегу моря, - Келег подходит ближе. - О, светлые Валар! - Эстельвен с трудом произносит слова, - Это амулет моего лорда. Он был похоронен вместе с ним. Видеть его для меня как знак от моего лорда. Ведь меня не было рядом с ним, когда он погиб и когда его хоронили - я больше не могу говорить. Так, теперь я вспомнила: белая ладья, лорд Имрахил, в черном с серебром - а на груди кусочек неба - амулет, подарок Эстельвен. Разговор продолжается, но я уже не слушаю. Глазами ищу в толпе эльфийскую деву. Наконец, из дальнего угла прибегает она. Слабо кивает мне и переключается на миледи. - Нужно перевести ее в зал и уложить. Плиты двора не лучшее место для беременной. - командует эльфийская дева. Ну хоть кто-то разумный! Нэнлис помогает Эстельвен, мы с Элис по мере сил пытаемся ее успокоить. Хочется отослать куда-нибудь Келега с его находкой. Миледи укладывают на мягкую скамью. Элис пристраивается рядом. Тут же усаживается Неннлис. - Как вы, леди? - вопрос рвется у всех троих одновременно. Эстельвен пытается улыбнуться. Она слишком устала и переволновалась. Но крепиться. - Позаботьтесь, наконец, о себе! - леди даже пытается слабо пошутить. Неннлис с поклоном уходит - он должен накормить лошадей. Элис остается с княгиней. Не самое удачное место. Снова ищу в зале квенди. У самого камина замечаю Хелега и их. Скидываю плащ, подхожу к хозяевам. Эльфы немного обеспокоены - в Раздоле давно никто не рожал, да к тому же, большая часть эльдаров отправилась на большую охоту. - Квэнди, не думаю, что каминный зал Ривендела лучшее место для роженицы. Нет ли комнаты потише и... побезлюднее? Эльфы кивают - леди не место в зале. Пока мы говорим, подходит владыка Элронд. - Маэсс ор! - приветствую величайшего среди людей и эльфов. - Маэсс ор, дунадайн! - отвечает владыка. - Пришел срок. Перенесите миледи в тронный зал. С поклоном отходим. Эстельвен крепко сжимает руку Элис. Ее лоб покрыт испариной. Она слишком слаба, выдержит ли? Возвращается Неннлис. - Кано, перенесите миледи в Тронный зал. - указывает Хелег. Нэнлис осторожно берет на руки Эстельвен. Маленькая процессия движется через огромынй дом. Вот и тронный зал. Квэнди уже успели приготовить все необходимое. Леди опускают на широкое ложе. Эльфийка настойчиво выпроваживает всех мужчин из зала. Элис пристраивается рядом с Эстельвен. Леди бледна - слишком измучила ее эта проклятая дорога. Если б только можно было отдать ей свои силы. Входит Элронд. Квэнди тихо совещаются чуть в стороне. Они чем-то встревожены. До нас долетают лишь обрывки фраз. "Она же слышала крик улайрэ когда была уже беременна.". "Я знаю один способ.". "Придется." Эльфы решились. Владыка подходит к нам. - Леди, - начинает Элронд, - я сожалею, но вряд ли сможете рожать как все женщины. Наверно, это потому, что в вашей жизни за последние месяцы было слишком много тяжелых испытаний. Я прошу вас довериться нам. - Конечно, милорд. Делайте то, что считаете нужным. - Эстельвен требуется все ее мужество и силы, чтобы произнести эти несколько слов. Хелег принес мифрильный клинок. Похоже, все будет еще труднее, чем мне казалось. Сажусь рядом с Эстельвен. Она судорожно сжимает мою руку. Как будто вспышка пролетает по мышцам, растекаясь болью. Пытаюсь собраться. Закрываю глаза. Я знаю, что ей еще хуже. и не могу помочь. Как долго. Резкий возмущенный крик разлетается по тронному залу Ривендела - маленький лорд возвестил о своем рождении и тут... второй и не менее радостный вопль летит вдогонку первому - близнецы! Элронд бережно укутывает в собственный плащ второго малыша. На лице Владыки отражается огромная радость и облегчение - все кончено. Хелег и эльфийская дева нянчатся с первым. На лицах квэнди счастливые улыбки - они сами сейчас похожи на довольных розовых младенцев. Элис радостно и нежно отбирает у них маленького лорда. Вот уж кто доволен безмерно. Эстельвен немного приходит в себя. Кажется, что она очнулась от кошмара и теперь ищет что-то. Владыка Элронд и Элис подносят ей два брыкающихся свертка. На глазах леди блестят слезы. О Эру, благодарю тебя за торжество жизни над неизбежностью. Да Будет!.. Улыбаюсь.

      . Прошло несколько дней. Эстельвен под неустанной заботой лекарей-квэнди восстанавливала силы. Весь Дольн напоминал огромный улей - все эльфы то по очереди, то все вместе возились с младенцами. Думаю, ни об одном адайн с пеленок не заботилось столько квэнди одновременно. Я отдыхала - не часто мне удается отдохнуть в Ривенделе, слишком много дел. За эти несколько дней в Раздол заглянули двое северян. По их словам снова наступило затишье - буря набирает сил для нового удара, а может, выжидает чего-то. Но всему приходит конец - пора в путь. Эстельвен поправилась достаточно, чтобы уже ненадолго выходить в каминный зал. Здесь я ее и нашла. Она сидела на длинной, покрытой бархатом скамье и держала на руках детей. - Эстельвен? - Даниэль! Здесь так хорошо. - Я же обещала. Ну вот и все, подруга. Ты родила. Здесь твои сыновья вырастут как ты и хотела - в свете. Ты отдохнешь. А потом, когда-нибудь, придет время выбора. - Ты уходишь? - Мне пора. - Ты вернешься? - Кто знает? Теперь я не обещаю. Но буду приходить, если смогу. Да, у меня тут есть кое-что. Достаю из сумки сверток. Там, завернутые в тунику, лежат флаг и печать Дол-Амрота. - Это принадлежит твоему старшему сыну. Мне пора.

      (!). дни складываются в недели, недели - в месяцы, месяцы - в годы. Время не стоит на месте и ничто над ним не властно. А в этом времени растворены дороги - бесконечные ленты, идти по которым долго и опасно, но неизбежно. Снова север. Снова Форност. Едва приближаюсь к древним руинам, как слышу веселый смех - музыка для ушей дунадайн. У костра, собравшийся в дорогу стоит Торон. На небольшом возвышении сидит Гильраэнь и за что-то отчитывает Хоху. Рядом стоят еще трое - все задорно хохочут, прислушиваясь к разговору. Около Торона - двое гостей. Узнаю Йовин и Йомера. - Свиньи вы, а не верноподданные! - заявляет, наконец, Гильраэнь. - Брысь отсюда, чтоб глаза мои тебя не видели! Хоха весело убегает куда-то в лес. Торон замечает меня. - Маэсс ор, Фириэль! Как дела? - Маэсс ор, Торон. Отлично - у меня хорошие вести. Арагорн выжидающе смотрит на меня. - Леди Эстельвен родила. Мальчика! Если быть совсем точной, то двух мальчиков. Тут всех охватывает еще более бурное веселье. По кругу пускают чашу, и каждый желает младенцам света, добра, любви и надежды. И благодарит Эру. - Да будет!

      - Фириэль! - Арагорн машет мне рукой. Они с Йовин и Йомером собрались в путь. Спешно подхожу. - Куда ты сейчас? - Не знаю. Хотела отправиться в Раздол - повидать Эстельвен и Элис. А там - посмотрим. Что-то нужно? - Пойдешь со мной. - король спокоен, но в глазах горит озорной огонек - он что-то задумал. Киваю. Дорога вчетвером гораздо интереснее - Рохиримы о чем-то постоянно спорят, подшучивая друг над другом. Торон идет чуть позади. Пристраиваюсь рядом. - Я хочу дойти до Имладриса. - Арагорн хитро подмигивает. - Думаю, тебя там очень ждут. - улыбаюсь в ответ. - Я хочу увидеть малышей. - возражает Торон, - понимаешь, я чувствую в них маленьких братьев - им предстоит научиться ждать. А кто может научить этому лучше арнорца? - Арагорн, - тихо зову государя. - Выполни мою просьбу. - Если это в моих силах, Фириэль. - Решай сам. - Итак? - Когда Дол-Амрот пал, мне и еще одному человеку удалось проникнуть в цитадель. Мы вынесли из гибнущего города главную ценность - знамя лордов Дол-Амрота. Еще когда город покидали женщины и дети, Элис, наш военный летописец, унесла с собой второй символ власти - печать Имрахила. Торон, ты как никто знаешь, как много это значит и можешь понять, что знамя и печать - это все, что есть у Амротдила и Адрахиля. - И чего же ты хочешь? - Я хочу, чтобы ты подтвердил право Амротдила на знамя его отца. Я хочу, чтобы ты, именно ты назвал его князем Дол-Амрота и принцем Гондора. - Это значит вернуться. - Да, государь. Ты короновался Верой, Надеждой, Любовью. Дари их. Ты вернулся к тем, кто ушел, вернись к тем, кто ждет. Твой час приходит, государь. Вспомни, как много пережили дети Севера. Как долгими вечерами у костров согревались не огнем и не вином - нас грела Надежда. Надежда, что друг вернется из похода, надежда, что брат будет сидеть на камнях Форноста, когда твой путь приведет тебя к ним, надежда, что любимая в безопасности в дальних поселениях, надежда, что звезда Эарендила не погаснет над головой, что труды взойдут зернами света. Надежда. Вспомни Минас Тирит. Что осталось у крепости-стража? Только надежда, только поэтому Тьма не поглотила их еще. А теперь посмотри на Лебедя. У него нет сил. Эстельвен, Элис, Нэнлис. Они столько вынесли ради краткого торжества Жизни. А люди Дол-Амрота? Сильные, смелые роквены отложили мечи, когда надо было взяться за плуг. Девы поседели от горя, но прошли долгий путь через Бельфалас к Осгилиату. Они держаться. пока. Что осталось у них, государь? Лишь надежда. Надежда, что Эстельвен и ее сын вернуться к ним. Они верят. Но как долго они продержатся? Арагорн улыбается, слушая мою пламенную речь. - Ты любишь Дол-Амрот, - спокойно говорит он. - Да. Я люблю своего лебедя, плывущего по бескрайнему морю. Я люблю стойких и светлых детей крепости Лебедя. Я люблю Дол-Амрот всем сердцем - он часть меня. - Но город пал. Его стены затянуты темнотой, башни укутаны туманом. - Пали стены, но люди выжили. Город - это не каменная крепость и дома, город - это люди. И они держаться. Мы держимся, Арагорн. Нас выгнали из родных мест, но Веру и Свет из сердец им не изгнать. Мы устали, но не сдались. - Я сделаю то, что ты просишь. - Торон приобнял меня за плечи. - Даниэль.

      Две черных фигуры медленно двигаются на встречу. Тусклым, неживым светом блестит тонкий длинный клинок в руках одного из них. Ветер несет ужас. Роханские кони понесли, всадники едва держась в седлах промчались по степи. Торон убрал меч. - Их не победить силой. Попробуем не воевать. Улайрэ приближаются. Спокойно, на сколько это возможно, идем своей дорогой. Мысленно считаю, отгораживаясь от мира - концентрируюсь. Арагорн мерно шагает рядом. Стараюсь поймать его ритм. - Стойте! - велит хриплый голос, похожий на карканье ворона. - Мир тебе, добрый человек! - летит в ответ приветствие на вестроне. Черные фигуры останавливаются совсем близко. - Куда идете? - Через Роханские степи. - Зачем? - Так идет дорога. По тракту нас нагоняет еще несколько путников. Хриплый приказ летит и им. Некоторое время все замерли и наблюдают друг за другом. Улайрэ словно ожидают или оценивают. - Простите, почтенные, нам надо идти. Доброй вам дороги. Торон вновь задает ритм ходьбе. Страх, навеянный присутствием слуг тьмы, отступает. В голову лезут слова песенки, так любимой в родном городе.
      Крашены щиты голубой краской,
      Смазаны кольчуги хорошо маслом. Так же размеренно уходим. Уже спиной ощущаю, как незримый ужас отдаляется. будто уходит. Подъезжают Йовин и Йомер, смущенные поведением лошадей. И тут... Словно раскат грома - Минас Тирит в осаде! По степи бежит следопыт. Дорога его была долгой и изнурительной, но северянин знает что делает. Всего на пару минут он останавливается, чтоб перекинуться с нами парой слов. Затем срывается и снова бежит - так несет важную весть гонец. Он добежит до ближайшего поста, передаст новость и пуститься в обратный путь - его место на поле битвы. Рохиримы пришпоривают коней - союзник в беде. Арагорн задумался. - В Дольн, - наконец решает он. - Быстрее. Переходим на бег. Мерный четкий шаг - так можно бежать долго.

       Каминный зал Ривендела переполнен людьми и эльфами. То и дело вбегают гонцы. Вплетаюсь в эту бурлящую реку.. Коричневые, зеленые, серые - одежды рябью проходят перед глазами, только во всей этой суете нет черного с серебром. Где же Эстельвен? Холод про-бегает по мышцам. Ушли? Отыскиваю кого-то из квэнди. - Где Леди Эстельвен, Амротдил, Адрахиль? Эльдар пожимает плечами - не знает. Ищу другого эльфа. Третьего. Наконец вижу в бур-лящем водовороте Хелега. Высокий эльф о чем-то задумался чуть в стороне от всеобщего кипения. Пробираюсь к нему сквозь вязкую стену тел. - Простите, милорд. Вы не знаете, где мне найти Леди Эстельвен и ее сыновей? - Маэсс ор, дунадайн. Ты не найдешь их здесь. Леди и мальчики ушли из Дольна. - Давно? - Около года назад. Благодарю эльфа и пытаюсь отыскать Торона. Он стоит посреди зала рядом с Митрандиром и Элрондом. На его лице тревога. Заметив меня, он кивает. Отходим в сторону. - Они ушли из Ддольна. Думаю, в душе Эстельвен победил голос долга - там остались люди. И им нужна помощь. - Я понимаю. Здесь тоже произошло много всего. Похоже, нам придется сильно задер-жаться в Имладрисе. - Как на долго? - Не знаю. Возможно - до начала зимы. - Так на долго? - Час приближается. Ты была права. Подождешь? - Сколько смогу.

      Потянулись дни. Все чего-то ждали. А я - отдыхала. Арагорн постоянно беседовал то с одним, то с другим. Часто заходил Митрандир. Глядя на все это можно было заразиться всеобщим ожиданием: не заразилась. В сердце сидел маленький и дерзкий зверек - надо идти в Зеленые Холмы. В конце концов я не выдержала и отправилась искать Торона. Арагорн стоял на веранде и смотрел на горы. - Мне нечего делать здесь. Я ухожу. - К Осгилиату. - Да. Хочу знать как они. - Да, конечно. - Торон? Арагорн резко обернулся. По его лицу бродили морщинки усталости. Даже после трудных походов Торон-бродяга не выглядел таким усталым. - Тебе нужно идти. Ты их любишь. А значит, должна быть рядом. - Торон? - Кольцо нашлось. - его голос, всегда даривший тепло, стал глухим, как гул ветра в дупле. Вздрагиваю. - Проклятие Исилдура, - так же глухо повторяет Арагорн и, словно в одночасье обессилев, садится. Опускаюсь рядом. - Иди, - так же внезапно появляется тот, знакомый и родной Торон, который столько лет оставался другом и государем. - Иди. И скажи, что я приду. В начале зимы. Что бы ни случилось. Я приду и выполню свое обещание. И возвращайся, ладно? - Да помогут тебе Валар! - Храни тебя Ульмо. - Да будет. Иди. Итильен остался позади. Перед глазами, до самого горизонта раскинулось море. Спуска-юсь к пеленорской равнине - отсюда рукой подать до Зеленых Холмов. Кого я найду там? Наконец среди зарослей - единственной защиты, проглядывают небольшие дома. На пло-щади стоит Эстельвен. С вздохом облегчения выхожу к ней. - Вы ушли из Раздола. - Я не могла там больше оставаться, ведь здесь меня ждали. Здесь остались люди. - Я так и подумала, что долг в тебе победил. Мне просто надо было убедиться, что у вас все хорошо. - Да. Но знаешь - все изменяется. Люди устали, они не знают, чего им ждать, на что надеяться. - Тогда у меня есть хорошая новость. Помнишь, я говорила тебе о Тороне? Что он не последний среди дунадайн? - Да, а при чем здесь он? - Его имя Арагорн, сын Арахорна. Он наследник Иссилдура. - Истинный Король. - В глазах подруги заиграли огоньки. - Да. И он придет. Сейчас мне нужно уйти, но к зиме я вернусь. И со мной придет Надежда с Севера. Обещаю. - Мы будем ждать. - Эстельвен, я хочу, чтобы Амротдил получил знамя отца из рук Государя. - Знамя осталось в Дольне. - Тогда мне пора. До встречи. -

      . Посреди каминного зала Ривендела стоит Митрандир. Истари о чем-то вдохновенно вещает своим слушателям. В дальнем углу Торон разговаривает с кем-то из гондорцев. Спокойствие и умиротворение этого благословенного края окутывают уставшую меня. Дни снова тянуться незаметным потоком. Осень вступила в свои права, но лишь золотом древесных листьев осыпала мой плащ. Здесь мне хорошо. Сюда я прихожу отдохнуть и ис-целиться. Здесь остаются за порогом тревоги и заботы. Благословенный край. Последний приют. "Ты убегаешь. От себя не убежишь." "Убегаю?" "От выбора Фириэль... или Даниэль? От своего выбора." "Мне нечего выбирать." "Разве?.." "Мне не уйти от выбора. Но что бы я не выбрала, останется только половинка меня." "Тебя и так половинка. Ты мечешься меж двух огней." "Это один огонь. И он во мне." "Но где же ты?.." "Я хочу быть с тем, кому я нужнее сейчас." "Однажды ты опоздаешь." "Этого я и боюсь." "Нужно уметь отказаться от чего-то." "Нужно ли?." "Время покажет. Но твой выбор не исчезает. Кто ты?." Осень роняет золото листвы на мой плащ. Дни. Недели. Торон подошел незаметно. - Как дела? - Не знаю. - Что-то не так в Зеленых Холмах? - Нет, нет. У них, слава Валар, все хорошо. - Беспокоишься? - Да. - отвечаю рассеяно. Арагорн на минуту умолкает, будто приглядываясь ко мне. И, наконец, произносит. - Что с тобой, Фириэль? - Кто я, Торон? - Так вот в чем дело. - Кто я, государь. Ответь мне. Арнорка, прижившаяся в городе у моря, или гондорка, бредущая по тропам следопытов?. Ответь мне, государь: кто я? - Кто ты? Для меня - друг. Верный и надежный. - Торон. - Послушай. Я знаю, что случилось. Когда то на берегу Бельфаласа стоял город и там был твой дом. Туда ты приходила, когда сделаны все дела. Когда нужно было отдохнуть. Там было спокойно и надежно. Но все рухнуло - тебе не хватило сил удержать этот маленький уголок-убежище. Не вини себя.. Ты сделала много. И ты устала. - Я ничего не сделала. - Ты устала. - еще раз повторил Торон. - Да, однажды тебе придется выбрать между Даниэлью из Дол-Амрота и Фириэлью из Форноста. Когда-нибудь, но не сейчас. Твое время еще не пришло. - А сейчас? - А сейчас ты снова будешь Фириэлью. И в кузницах Дольна сбудется пророчество - Нарсил будет откован! - Да будет! - Идем. Встаю. Сомнения ушли - осталась Надежда. Арагорн пересекает зал. Иду следом... Горн гудит, раскалив и метал, и воздух. Умелые руки пробегают над наковальней, перестук молотов отдается в сердце. Ни стоять в буйном пекле кузни, ни уйти равно не могу. Час, второй, третий. Переливается металл, стучат сердца, вторя мастерам. Свершилось: квенди передает Торону сверкающий клинок. Все идут в каминный зал. - Смотрите! - разносится голос Арагорна и все стихает. - Вот Нарсил, меч Иссилдура, ему было предначертано быть заново откованным. Я, Арагорн, сын Арахорна, принимаю его и даю ему новое имя. Андрил. - Да будет! - дунадайн опускаются на колено.

      .Хелег с почтением передал мне сверток. Я знаю, что там. Бережно прижимаю драгоценную ношу. Так меня и находит Торон. Он снова закутан в дорожный плащ, а ножны спрятали клинок от глаз. - Идем? - государь улыбается. - Идем. - Куда? - спрашивает малыш, крутившийся тут же. Приглядываюсь. Даже в этом мальчике можно узнать северянина - в глазах горит мудрость, а лицо обветрено в дороге. - Идем с нами, малыш, - зовет Торон. - Куда? - снова спрашивает паренек, спешно хватая дорожную сумку. Видно что-то стряслось с той деревенькой, где он жил. Хотя... Северяне рано улетают из гнезд, где родились. Их зовут дороги. - Увидишь. Втроем выходим в ночь. Лес заснул. Идем под крупными звездами, оставляя позади что-то большое и важное когда-то.

      Зеленые Холмы укрыты первым снегом. Вечер одеялом падает на холмы и лес. Мы стоим на холме, у дороги на Осгилиат. Арагорн, маленький мальчик-северянин, Ариен и я. - Там в лесу, у самого поселения есть большая поляна. Я соберу людей там. - Хорошо, мы будем ждать в лесу. Ухожу, оставляя их на опушке. Пройти нужно немного, но дорога кажется бесконечной - слишком много мыслей в голове. Вот и дома, окружающие небольшую площадь. Отыскиваю Эстельвен и Амротдила. - Даниэль... Ты вернулась! - Собери людей на поляне за поселением. Эстельвен все понимает.

      Люди стоят молчаливой стеной. Чуть впереди - Леди и Амротдил. Из леса выходят три темные фигуры. Северяне приближаются. Посередине идет Арагорн. Чуть позади - мальчик и Ариен. Государь подходит совсем близко. Опускаюсь на колено, приветствуя его как летописец и хранитель знаний, и преподношу знамя лордов Дол-Амрота и печать Имрахила. - Атани, - произносит государь, - Я Арагорн, сын Арахорна, наследник Исилдура, наследник королей Арнора. Сегодня у вас радостный день. Вы вновь обрели правителя. - Амротдил подошел к королю. - Я передаю вам знамя и печать. Пусть лебедь Дол-Амрота вновь реет в небе. Пусть надежда и свет никогда не оставят вас. Арагорн принял знамя с печатью и передал их сыну Имрахила. Подымаюсь, встаю рядом с государем. - Слушайте, дети Гондора. Тяжелые испытания выпали на вашу долю. Вы храбро сражались и, я знаю, будете биться вновь. Но есть время, когда нужно ждать. И сей-час вам нужно научиться ждать. Порой это сложнее всего, но я верю, вы справи-тесь. Мне пора - но я вернусь в следующем году. Обещаю. - Мы дождемся, - ответил за всех Амротдил. Арагорн кивает и уходит. И я ухожу следом, не оборачиваясь - потому, что мой выбор сделан. Фириэль снова будет бродить дорогами Средиземья, возвращаясь к ночному костру, что пылает на древних руинах. Там, где тихо шумят сосны. Холодно.

       - Идем к морю! - Арагорн неожиданно останавливается. Поглащенная своими мыслями рассеянно киваю, не поняв даже смысла слов. По древней дороге мимо руин Осгилиата спускаемся к воде. Волны шепчутся, набегая на берег. Тихо. - Купаться! - предлагает мальчик и первым бросается в воду. Следом ныряет Арагорн. Потом долго сидим на берегу, закутавшись в плащи и глядя на усыпанный звездами небосвод. Четыре фигуры на фоне звездного неба. Ариен и мальчик затихли. Они сидят прижавшись друг к другу, укутавшись плащем. Дунаданы молчат. Высокая, почти отвесная скала будто отрезает нас от мира, а бескрайнее, бесконечное море - спокойно и величественно. И чувствуешь себя маленьким и уставшим. - Все меняется. - тихо произносит Арагорн. Вздрагиваю. - Да. - Ты была права, Фириэль, люди устали. Это плохо. Слишком быстро Тьма набирает силу. - Да, Торон, мы устали. Но мы встанем. Дай нам немного времени, - раны заживают, пусть медленно, но люди исцелятся. Им трудно. Они рассеяны по Арде. Больно признавать, но некоторые, забыв о Долге, ушли, бросив своих братьев. надеюсь только, что их пути светлы. - Нет времени, нисси. Нет его ни у нас, ни у них. Время стало врагом - страшным и неумолимым. Грядут события. Идет война, Фириэль. - Мы встанем, Государь! - слезы подступают к горлу, но там, в сердце - разгорается огонь, - Мы встанем! Торон молчит и долго смотрит на меня. - А какая там звезда? - живо интересуется мальчик. - Звезда Эрендила,малыш, - голос Арагорна мягок, - наша с тобой звезда.

      Дорога убегает в леса, начиная долгое странствие на север: легко и весело шагает по ней мальчик-дунадан, улыбающийся ветру, небу и всему миру. Рядом с ним идет девушка.. Много дорог у нее за спиной, но шаг ее легок и упруг - ей есть куда возвращаться. И с ними - мужчина, несущий свое бремя. И его шаги легки и уверены - он верит, надеется и любит. Над ними в небе плывет Звезда. Звезда, что указывала путь тем, кто шел к добру и свету. Звезда Эрендила. - Ты решилась? - Нет, Торон. Не могу. - Значит, еще не время. - Ты придешь? - Да. В конце лета. Ты останешься? - Да. Мое место сейчас здесь. - Удачи тебе, Фириэль. - Доброго пути, Торон. Доброго пути.

      Я вернулась. Но куда? Дети Белого Лебедя, где свет в ваших глазах? Эстельвен, Элис, я и еще несколько дев собрались, чтобы решить - что делать дальше? - Знаете, леди, - сказала одна женщина, - никто не кричит по утрам. "Атани, подъем!". Уже давно нет никого, кто бы воодушевил людей. - Что ж, может быть следующее утро стоит начать именно с этого? - предложила Эстельвен. Мы еще долго говорили о том, что предстоит нам сделать. Первый, возможно, самый важный шаг - был общий подъем в два часа после рассвета. Кто-то не хотел вставать, но подняли всех. Мужчины разводили костры, носили воду. Женщины готовили еду. Перед на-чалом трапезы Амротдил, который теперь исполнял все обязанности лорда, встал во главе стола и сказал. - Атани, элле! - Я смотрю на запад. В едином порыве с этими людьми, с надеждой в сердце. Мы встанем, Государь. Мы - встали! Пусть много еще предстоит сделать, но главное - мы смогли встать.

       Море шепчет берегу старые сказки. Ветер играет с барашками пены. Чайки с плачем носятся над водой. Море, ветер, чайки. - Элис! - подзываю младшую подругу. Она весела - жизнь налаживается. - Возьми плащ, и пойдем, - тихо прошу, по обыкновению не объясняясь. Удивленная, она выполняет мою просьбу. Идем к морю. Холодает. Возможно, будет буря. Мимо Осгилиата, по берегу. Туда, где скала, нависая над узенькой ленточкой берега, отрезает мир от моря. Здесь. Скидываю и расстилаю плащ. Из фляги наливаю вино в чашу с белым лебедем. Элис наблюдает за приготовлениями, не говоря ни слова. Чаша - на камне, рядом - древний клинок.. Опускаюсь на колено. - Я, Фириэль, дочь Охторна, называю Элис, дочь Анардила, своей кровной сестрой перед Оссе и Ульмо. Элис встает рядом. Кивает. Клинок рвет вены на запястье левой руки. Элис повторяет мое движение. Руки сплетаются, кровь смешивается, сливаясь в одну. Крепко перетягиваю сестре руку кожаным браслетиком. Глоток вина - чаша на двоих. - Да будет! Остальное - морю. Вода принимает кровь и вино, вновь и навсегда соединяя нас. Держась за руки бредем по узкой полоске пляжа. - Элис. - Да? - Дай мне слово. - Да? Оборачиваюсь и смотрю ей в глаза. - Дай слово, что если будет битва, то ты не будешь в ней участвовать.. - Но... - Элис! Пожалуйста. - Хорошо. - Дай слово. - Я обещаю. Обнимаю ее. Ветер. Море. Чайки.

      Когда было нужно - воины отбросили оружие и стали крестьянами. Теперь крестьяне снова должны стать воинами. Но оружие перековано на так нужные плуги, а железа - нет. Значит нужно достать. Один из гвардейцев пойдет со мной - у нас есть цель - воины должны быть вооружены. значит - снова в путь. Всю весну мы потратили, чтобы отыскать уголь и железо, или оружие, но сумели найти лишь несколько мечей и перетянуть мой лук. В странствиях мы встретили Хорке - мальчика-дунадайн, который по секрету сообщил мне, что на севере с оружием не лучше. И Арагорн ушел. Поиски закончены - скоро разгар лета, а значит - сбор войск у Минас Тирита. Гвардеец уходит, а мне нужно чуть задержаться. Новости скупы, Хорке сообщает, что Арнорцы придут к Зеленым Холмам. Буду ждать.

      .. Лето перевалило за середину. В один из дней пришел Эарнил. Мудрый и всегда спокойный, он и сейчас - сама уверенность и вера. Не заходя в поселение, он выбирает себе удобный наблюдательный пункт, где и обосновывается. Привычки - великая вещь, следопыт всегда настороже. Северяне появляются по одному, по два. Кто-то уходит чуть южнее, огибая Пеленорскую равнину и держась лесов, кто-то залегает не доходя до Пиннат Галена. Уже в конце лета пришли дорогие гости: Тинувиэль и Гильраэнь. Государыня взволнована, но причины не говорит. Они с Эстельвен обмениваются сдержанными приветствиями - обе слишком обеспокоены, чтобы уделить друг другу больше внимания, чем требует вежливость. Гилраэнь тоже не задерживается слишком, и я ухожу вместе с ней. На прощание улыбаюсь Эстельвен. - Дождитесь Арагорна. Он обещал - значит придет. И обнимаю Элис. - Ты обещала. - сестренка кивает, хотя видно, что это не доставляет ей радости. Пусть, зато ты будешь в безопасности.

       Над Пеленорским полем нависло ожидание. Небольшое войско Харада застыло где-то по середине. От кромки леса со стороны Ворот доносится "Барук Казад!" Там, переливаясь в солнечных лучах металлом, стоят гномы. Огромное подгорное войско. С северного тракта, от Итильена, подошли Рохирримы. Их конница выстроилась по эту сторону. Гилраэнь стоит чуть выдвинувшись и обеспокоено разглядывает противника. Дунаданы цепочкой растянулись между роханцами и харадцами. Но странно видеть следопытов такими. Эарнил чем-то недоволен, Гилраэнь обеспокоена и, кажется, чем-то расстроена, Тинувиэль и Хорке ушли далеко в поле, Ариен - будто удивлена. Молчаливые северяне обеспокоены, словно не уютно им здесь. Их настроение передается и мне. Где же Торон? В небе над полем кружат улайро. Рохирримы то атакуют, то, наталкиваясь на черных слуг, откатываются, оставляя раненых. Дунадайн отыскивают раненых и относят их к самому тракту. Здесь ими занимаются Ариен и Гилраэнь.
      Лук бесполезен. Это я понимаю, когда вижу черные точки в небе. Эарнил жестом указывает на элефанта, но гигант запутался в лесах Краснолесья. Оставив раненых, подходит Гилраэнь. Ее тревога усилилась. - Что дальше? - следопыт наконец задает этот вопрос. - Ждем, - отвечает государыня, - Только бы он не опоздал.

       Арагорн пришел. За ним стеной шло призрачное войско. Рохиримы ринулись в атаку, им на встречу шли гномьи отряды. Улайро метались между живыми и призрачными войсками, неся ужас. Но среди этого сумасшествия ярко полыхал Нарсил. Арагорн встретился с Королем-Чародеем. Клинки, как полосы Света и Тьмы, сшиблись и разлетелись. Торон устоял, назгулы - отступили. С боевым кличем всадники Рохана врезались в Харадские ряды... От Пиннат Галена пришли лебеди. Черная с серебром гвардия Дол Амрота шла под синим флагом: по морю и небу плыла Ладья-Лебедь. Я вижу и Амротдила, который ведет своих воинов в бой, и Адрахиля, и кано Ненлиса. С ними идет и Келег - родич Имрахиля. А около знамени - вместе со всеми - Эстельвен и Элис. Войска встретились посреди поля. Вмешательство воинов лебединого холма не понадобилось. всадники вмяли харадримов в стальную стену наугримов. Харад пал. Улайро - ушли. Все?. Смотрю на Гилраэнь, не зная, что делать дальше. - Найди Торона, - кивает она. Убегаю. Арагорн входит в Минас Тирит. Догнать его не успеваю, зато наталкиваюсь на Хорке. Вместе мы добираемся до ворот Крепости-Стража. Торон не задержался в Цитадели. С ним рядом несколько дунадайн. Арагорн замечает нас и улыбается. - Что мы здесь делаем? - в полголоса спрашивает кто-то из северян. Государь смотрит на нас. На каждого. И внезапно понимаю - он не знает. Что-то неправильное в этой битве. - Вас государыня ищет. - тихо передаю поручение. Кивает. Все вместе идем по полю, лавируя среди войск. И вот на полях Пеленора свершилось предначертанное - Арнор вернулся! Но северяне не рады возвращению. На лицах - непонимание и тревога. - Арагорн, - Гилраэнь впервые на моей памяти называет сына по имени, - что дальше? - Дальше? Я поведу войска за Рингло. Мы вернем Дол Амрот и пойдем к Мордору. - Зачем? - хором произносят дунадайн. Торон, кажется, не удивлен таким вопросом. - Что нам делать за Рингло, если в Минас Моргуле - улайро? - негромко спрашиваю у Государя. - Биться. - С назгулами? - Гилраэнь повторяет наши мысли - Как? - С ними будут биться призраки. Но нет в голосе Арагорна ни уверенности в победе, ни веры в правоту своего решения. Прибежал кто-то из гондорцев. - Пусть войска строятся у ворот Города, - приказывает Государь и спешит уйти. Дунадайн растеряно смотрят на Государыню. - Идем к воротам, - Гилраэнь пожимает плечами. Серый отряд растворяется в толпах. Я иду с Гилраэнь и Тинувиэль. - Вот что значит привычка, - наконец улыбается государыня, - ну и где они? Следопыты. Верноподданные. Так и норовят исчезнуть, раствориться. Тинувиэль заливается смехом. Улыбаюсь. А ведь правда: пойди, отыщи в этой массе дунадана. А северяне не дремлют. Слушают, замечают, делают выводы. И всегда там - где нужнее всего и когда нужны. И сделают все, что сочтут правильным. И снова растают в толпе. Равные среди равных, серые мышки в ковре таких же. И не скажешь, глядя на Эарнила, что этот бродяга, которого сташно на порог-то пустить, светлый князь, мудрый советник Короля и Хранитель знаний Арнора. А Линас? Веселый крестьянин, под рубахой которого бьется сердце знатного северянина, так влюбленного в маленькую мирную страну периан, что всему на свете он предпочел маленький домик на самом севере и добровольное бремя охраны этого уголка добра. А "разбойники" из южных лесов, что подбирают бегущих от Тьмы и ведут в Благословеный лес, роквены, спрятавшие гербы под неприметной одеждой, бродящие по самому сердцу черной страны и приносящие вести, цена которым - многие жизни. А Гилраэнь, лекарка, которую знают и уважают от Эсгарота до Бельфаласа, от Ламидона до Шира. Государыня Арнора, любимая матушка своего народа, детей Тайного государства, крепости которого - старые руины, корона - венец умерших, подаренный ушедшими тем - кто идет следом, мантия - дорожный плащ, столица - несколько камней да костер, что горит в лесах и ждет их прихода, оружие - слово, вера, надежда и любовь.
      Войска строятся. У самых ворот собрались Рохирримы. Отыскиваю Йомера. Храбрый воин участвует в совете. Но мне нужно сказать ему всего несколько слов. Друг отвлекается и подходит ко мне. - Я скорблю о Йовин вместе с тобой. - Глаза в глаза. Рука всадника сжимает мою. - Она ушла в степи предков. - Ей там хорошо. Обнимаю друга. Утрата огромна...

       Войска стоят под стенами. Родными и ненавистными. Больно. Как же мне больно.

       - Дойдешь сама? - Постараюсь. Около леса Фангорна. Может и найду. - Попробуй, - Ариен улыбается, - удачи. - А ты? - В Форност. - Я приду туда к зиме. Дунадайн уходят на север. Все было напрасно. Дол Амрот остался Минас Моргулом. Что будет дальше?

       Ветви сплетаются над головой, словно арка дивного дворца. С удовольствием дышу воздухом леса. Но вот деревья расступаются. Поляна и на ней - поселение. Но на дунадайн не похоже. Ко мне подходит странное существо - оно обросло листьями, или кажется?. - Что привело тебя к друаданам? - Я ищу поселение дунадайн. Буду рада, если вы поможете мне. - Хм. Я не знаю тут такого. - Может быть здесь есть хоть кто-то, кто знает? - я уже почти в отчаянии. - Может эльфы знают? Тут гостят двое. Но квэнди не знают. Зато. Разговор с ними приносит упокоение и уверенность - все будет хорошо. Дунадайн я так и не нашла. Иду к Пиннат Галену.

      По пути встречаю Эарнила. Он не спешит, но его путь на север. Предлагаю ему не надолго зайти в Зеленые Холмы. Там не задерживаемся - забираем Элис и уходим. Я давно хотела сводить Элис в Форност, но все не получалось, и вот теперь... Долгая, но привычная дорога. Переправа, несколько слов заставе и долгий подъем к Вуттонам. На встречу кто-то бежит. Эарнил обнажает клинок, но прячет его под плащем, моя рука - на рукояти кинжала. Из-за поворота выбегают двое. Я их знаю и расслабляюсь - это мирные жители Большого Вуттона. И тут... - Саурон надел Кольцо! - словно скалой по голове. - Откуда знаешь? - От эльфов! - паренек смотрит мне в глаза. Эарнил молча кивает. бегом! Бежим. До Форноста добираемся удивительно быстро. Гилраэнь и несколько ребят ужинают. - Саурон надел кольцо. - выдыхаю вместе с воздухом. - Откуда сведения? - государыня бледнеет. Отвечаю. - Гонца в Раздол! Киваю. Я пойду. И Элис со мной. Эарнил нужнее здесь. Снова бег. Долгий, изматывающий. Вот впереди переправа. Перелетаю и снова подъем. И...

       Когда я очнулась, звезды еще не успели сдвинуться с места. Элис лежит рядом. Но вроде начала приходить в себя. Пропали деньги. Что же еще. Но это не важно. Снова - бегом. Бежим. Впереди - Изенгард, за ним. Черная фигура одета в страх. - Стой! - полушипение-полуречь. Замираем. - Откуда? - От Шира. - Куда идете? - Через Роханские степи. - А чего так боитесь? Думаете, обижу? - На нас недавно напали. - Кто? - удивленно спрашивает фигура. - Не знаю. Ударили сзади. - Хм. Опасно девушкам ходить по дорогам. - Мы можем идти? - Идите. Только осторожнее. Уходим. Еще немного - и снова бежим. Вот так - и улайро человечнее некоторых.

       Раздол. Посреди зала - Торон. Спешу к нему. Арагорн замечает меня и прежде чем я успеваю сказать хоть слово, говорит сам. - Саурон одел кольцо, Фириэль. Теперь у нас совсем мало шансов. - Я знаю. Я и иду, чтобы спросить, правда ли это. - Да. - Тогда мне надо в Форност - матушка Гилраэнь ждет вестей. - Сейчас отправимся в путь вместе, - останавливает меня Торон, - подожди чуть-чуть. Жду. Подходит один из наших. Его одежда в пыли - только прибежал, но снова уходит. Арагорн оставил их в карауле у Минас Тирита. Он принес те же вести, услышал ответ и возвращается. - Проводишь Элис до Пиннат Галена? Это по пути, только идти - через Итильен, но так безопаснее. - Провожу. Хотя где сейчас безопасно... - Спасибо. - Доброго пути. - Доброго пути. Будьте осторожны. И да хранят вас Валары. Подзываю Элис. - Неназываемый одел кольцо. Пойдешь с ним, - киваю на собирающегося в путь северянина, - он доведет тебя до Пиннат Галена. Передашь только Эстельвен - она придумает как поступить. Элис. Береги себя. - А ты? - А я ухожу. Так надо. Элис кивает. "Я вернусь, сестренка, как только смогу."- мыслено обещаю ей и себе. Если смогу. Элис уходит.

      Мы снова уходим в тень. Как привыкли, как суждено. Король вернулся, но битва не окончена. И мы будем жить, сражаться, верить и надеяться. А весной я вернусь на холмы Пиннат Галена. Чтобы увести лебединую стаю в северные края, где на ветру поют сосны, где шумит огонь и где еще остался свет.. И они станут серыми следопытами, а у нас - вырастут белые крылья. У меня больше нет сомнений.

       Тишина. Только трещит огонь да поет в лесу ветер. А здесь тепло и спокойно - будто нет ни войны, ни черного ужаса, ни горя. Только тишина и гудящий огонь. И глаза друзей. Ночь укутывает мир своим плащом. Из леса то и дело возникают фигуры людей. Вновь пришедший отстегивает меч, откладывает дорожную суму. Затем подсаживается в круг, к огню. Тишина. Только улыбки скользят по губам, только огонь и звезды отражаются в глазах. Живы. Гильраэнь подымает серебряный кубок полный красного вина. - За тех кто здесь. За тех, кто ушел. За тех, кто придет. - Да будет!




Верстка - Терн


Взято с сайта http://mif.irk.ru/dol_amroth/archives.html

 


Новости | Кабинет | Каминный зал | Эсгарот | Палантир | Онтомолвище | Архивы | Пончик | Подшивка | Форум | Гостевая книга | Карта сайта | Кто есть кто | Поиск | Одинокая Башня | Кольцо | In Memoriam



Na pervuyu stranicy Отзывы Архивов


Хранители Архивов