Stolica.ruРеклама

Na pervuyu stranicu
Arhivy Minas-TiritaArhivy Minas-Tirita
  Annotirovanniy spisok razdelov sayta


Диор (Кили-2001)


Дневник сокровищеискателя.


"Хоббит" меня откровенно пугал. Дело в том, что на ХИ-01 мы отыгрывали тех самых гномов, которые вместе с Бильбо пошли за сокровищами. Но при прочтении первоисточника красной нитью проходят бытовые трудности гномов: тяжелые мешки, отсутствие провизии, воды, места для ночлега, пропажа вещей и т.д. Это во "Властелине" вечная борьба то с самим собой, то с врагами, а в "Хоббите" 4\5 книги я увидел трудности похода. И подозревал, что игровая реальность недалеко уйдет от книжной. Если бы предполагалось насколько это все будет адекватно.

Как истинные гномы мы первым делом стали заботиться о своих бородах. Недели за две до начала игрушки мы перестали бриться и стали носить постоянно с собой документы. Поскольку Двалин, в небритом состоянии похож на грузина, а у меня вдруг начинают прослеживаться чеченско-кавказские черты. Балин сразу начинает походить на молодого монгольского воина и весь этот национальный компот не оставлял равнодушным сотрудников милиции. Лишь у Фили борода по молодости лет росла плохо и синешенельные братья его не трогали. Имена мы взяли по цветам капюшонов. Братья Кили (я) и Фили носили синие капюшоны, а у Двалина и Балина были соответственно темно-зеленый и красный. Это позже мы выяснили, что последние двое гномов тоже являются братьями, что стало нескончаемой темой для шуток в стиле "Брат-2".

Вторая предыгровая проблема была бомжового плана: где мы будем спать и как станем есть. Наша четверка и обещанные ставропольцы (Торин и Глоин) собирались отыграть походовый квест. Выйти из лагеря и идти, ночуя каждый раз в новом месте. Оставаться в базовом лагере не хотелось. Как-то это было бы не по Толкину. Ходить с рюкзаками, конечно, приятно, если у тебя в загашнике есть пару пони, поэтому нашли выход. Все цивильные вещи, палатки, спальники, продукты оставляем у мастеров. С собой берем лишь однодневный запас продуктов, зубные щетки, мыло, сменное белье в маленьких наплечных рюкзачках. А как становимся на ночлег, то мастера, игротехи, мертвяки или мы сами приносим спальные принадлежности на место ночевки. Причем место могло быть вовсе не лагерь, а просто потаенный участок леса. Чтобы в темноте не копаться, выбирая необходимые продукты для ужина, завтрака мы их заранее рассовали по разноцветным пакетам. В желтых пакетах был завтрак, черных - ужин, а в красно-зелено-синих - обед. Очень удобным оказалось такое изобретение, поскольку не надо было забивать голову меню, а просто берешь пакет необходимого цвета, где все уже отмеряно и остается только сварить и посолить. Любой малокулинарный мужик справится с такой готовкой пищи. К тому же, если продукты к месту ночевки будем доставлять не мы, то не надо объяснять что-то вроде "возьми две тушенки и 200 грамм гречки из одного пакета, а 3000 макарон из другого". Соль, сахар, чай, приправы, как вещи постоянного употребления несли с собой.

На полигоне мы вдруг поняли, что никому мы наши продукты таскать не доверим, а сами будем ими заниматься. Идеальная ситуация представлялась так, что мы подошли, дали знать региональным мастерам, где мы остановились и ждем, пока они нам принесут продукты и палатки, чтобы самим не ходить туда-сюда по игре или в белых хайратниках. Марина обещала, что полигон будет большой и нас задолбает идти долго в одну сторону и обратно. Выяснив, что региональных мастеров не будет мы насторожились. Обычные же мастера катастрофически не успевали все делать, даже отложив парад, мы поняли, что если доверить им принести нам продукты и палатки, то это будет бесконечно долго, если вообще произойдет. Поэтому мы подкорректировали Маринины планы по мастерской доставке вещей и взяли ее на себя. Вас еще не достало читать эти хозяйственные проблемы? По крайней мере, все как у Профессора, Гномы сдернулись в поход, даже не взяв оружия, ничего не зная о драконе и их основной проблемой было как заночевать и что поесть. А то, что в конце пути будет какой-то дракон, которого они должны победить отходило как-то на второй план. У нас такая же беда. Первым делом - по хозяйству, ну а подвиги потом. Про отложенный парад и бунт игроков очевидцы уже знают и вот наконец 4 числа состоялся парад. Наша команда до сих не загружена и что делать, мы не знаем. Марина постоянно говорит, что она не готова к разговору с нами и просит то час, то ночь, чтобы все обдумать. Гномы насторожились. Во время парада выясняется, что Гендальфа нет, Бильбо нет, дракона нет. Есть только организованная группа Торина, которая никак не может получить загруз.

Главмастер обещает клятвенно прийти через час в синие горы, где мы базировались до игры, но через 4 часа ожидания суровые казады пошли к озеру и окружили Марину. Она так ничего не сделала и собиралась идти на Белый совет в Раздол. Со словами "они уже в игре, а мы еще нет" мы блокировали Марину в мастерятнике. Она обещала, что наши пожизненные вещи положит в палатке, а когда мы их принесли, то выяснилось, что кто-то приехал и палатка обламывается. Хорошо хоть нашлась пленка и их решили положить на улице. Когда мы собирались положить их в мастерском лагере, то главмастер запротестовала: "Лучше пусть будут чуть повыше, чтобы игроки не видели вас слишком часто". Мы оставили вещи на пригорке в мастерятнике и это было первой ошибкой. Затем Марина села и стала делать нам квест. Каждый раз говорила еще пару минут и все будет готово. Эти пару минут растянулись на 3 часа и только в шесть-семь вечера мастера закончили рисовать карту и разрезать ее на 12 кусков. Затем раскидали ее по лагерям и сказали : "Все, можете играть!". А Гэндальфа и Бильбо все не было.

Мы пошли в Синие горы и стали паковаться в доспехи. Тяжелая эта работа собирать-разбирать палатку каждый день, но к концу игры мы это так наловчились делать, что уже не замечали прелестей этого. Должен заметить, что с самых первых дней на полигоне наш поход все больше походил на экстрим и на действия гномов в "Хоббите". Все началось с первой ночи, когда мы с Двалином в целях экономии веса взяли не палатку, и даже не тент от нее, а купленную перед игрой тентовую ткань. Она меньше весила и сулила облегчение в походе. Никогда не берите с собой непроверенных вещей. Первую ночь мы просто кинули тент через веревку и улеглись спать с двумя стенками. Комары от такой наглости аж жужжать перестали. А мы даже и представить не могли, что в августе комары еще есть. Очень скоро мы в этом убедились телесно и ушно.

Кусали, жужжали, спать не давали. Слава Ауле, что у каждого нормального гнома есть капюшон, которыми мы и пытались прикрыться от этих гадов. Но даже пот тоненькой тканью было трудно дышать, а звук и шлепки атакующих ткань комаров мешали спать. Это была ужасная ночь. На следующий день ударили холода и мы поняли, что наш тент, уже превращенный в четырехстенную палатку защищает от комаров, но ни от дождя и холода. Дубак стоял страшный и мы лежали под тентом в спальниках, подкольчужниках, укрывшись теплыми плащами из шинельной ткани. Нет, даже не укрывшись, укутавшись с головой, чтобы нагретый воздух не выходил. Моя цивильная знакомая знала, что я был в походе, но не знала в каком и с наивностью суперизнеженного городского жителя спрашивала потом: "Вы организовано заезжали? Платили за поход, ночлег". Смахнув скупую мужскую слезу, я объяснил, что мы просто взяли рюкзаки и поехали дикарями. А потом задумался. Десять баксов игрового взноса, это же по два доллара за каждый день игры. Это же цена суток у частников в Феодосии! Но тогда в промокшей палатке думалось только об одном: "Да попадись мне этот дракон, я его за мокрое одеяло и бессонные ночи самолично, без всякого волшебного копья, удушу". Обиды на дракона добавляло то, что когда мы ходили за водой и купаться, то познакомились с дивными лориенскими эльфийками, которые постоянно звали нас вместе купаться, спрашивали когда мы будем это делать и приглашали в гости. Мы скрежетали зубами от досады и говорили, что не будем знать, где заночуем, а уж про купание с красавицами-эльфийками - тем паче.

Мастер по развитию сюжета Дима Нежданов посмотрел на наши приготовления к походу и с уважением сказал "Ну и рисковые же вы люди. То есть гномы".

Итак наша шестерка стартовала в первый день игры и пошла искать ... даже не кусочки разрезанной карты, где лежит копье на дракона, а ночлег. Время было позднее - часов 9-10 и надо было подумать том, где кинуть кости. Решили зайти и остаться у лесорубов. Во-первых, близко к эльфам и хоббитам, которые стояли первым пунктом в нашем списке подозреваемых, во-вторых, у этих отшельников был тихий, укромный лагерь, который идеально подходил для первой ночевки. Мы пришли, поставили по быстрому 3 палатки и стали перед проблемой. Время 11 вечера - нам поесть или идти в Хоббитанию искать Взломщика. Да, да, да, не надеявшись на мастеров, мы решили сами найти себе хоббита в пригорянском кабаке и уболтать его на поход. Благо, что я там присмотрел одного колоритного парня. Очень большой, упитанный, но с детским добрым лицом. Антуражность - полная. Итак, ужин или хоббит? Если бы мы начали готовить, то раньше полночи-часу бы не выбрались, а к этому времени добропорядочные хоббиты уже спят. В общем, нашли гениальное решение - взять свои продукты и приготовить еду в кабаке у хоббитов. Пришли, но кабак был уже закрыт. Уболтали невысокликов пустить поесть свои продукты. Тут я увидел приглянувшегося хоббита Маковку. Он собирался на следующее утро по жизни сваливать с полигона из-за каких-то домашних проблем. И тут, как в книге, откуда ни возьмись появляются гномы, садятся есть и приглашают с собой в поход. Я очень завидовал парню, который побывал по-настоящему в шкуре Бильбо. Схожесть с книгой придавали еще и те факты, что мы выдернули Маковку с одним одеялом и банкой тушенки. Вещей с собой у него больше не было! Классика сплошная! А уж то, что мы потом помыли за собой хобббичью посуду, столовые приборы и котел я заметил и оценил только сейчас. Подрядили хоббита на поход, вернулись часа в 3 ночи к лесорубам, глотнули чаю и завались спать. Утро, как всегда, было недобрым и холодным. Начиналось с того, что для тепла поплотнее закутывался в подкольчужник, а поскольку ходить в нем было бы глупо, то сверху одевалась кольчуга и полный прикид. Так что с самого утра, мы уже были в полной боевой готовности. А поскольку, кроме капюшонов и бород, украшением каждого гнома еще являлись и средние доспехи, то мы звенели доспехами, шлемами, наручами, поножами, щитами, мечами, топорами, алебардами, арбалетами, как истинные гномы.

Ходить во всем этом было весьма напряжно. Причем ходили мы с утра и до самого вечера, к тому же вечером еще плюсовались сборы палаток и установка их на новом месте. Итак, наше цель копье, наш враг - дракон, приз - Одинокая гора. Нежданов сказал, что слухи носятся о неких картах у эльфов и мы решили начать с них. Благо вечером я поговорил с бургомистром хоббитов и по утру нашел у него первый кусочек карты. Отрядом мы пошли в Лориен, где нас владычица долго держала на пороге, а завязывала глаза, а потом заявила, что карты у нее нет. Со страхом в душе пошли мы к зеленолеским эльфам. Слава о них шла недобрая. Говорят, стреляли во всех встречных. Да у квасили, по слухам, постоянно. Пришли к обители Трандуила. Маковка и я были позваны на переговоры, где эльфийский король стал торговаться как гном. А что я получу за информацию, а дайте мне ваш кусок перерисовать. Иным я видел короля эльфов, ох иным. К тому же, по пути к нему моя знакомая лориенка выполнила свое обещание узнать про карты и дала записку, где говорилось, что кусочек карты был в Лориене. Если уж владычица обманывает, то и Трандуилу доверия нет. Вот здесь уж был мастерский косяк, на мой взгляд. Во-первых, зачем было раскидывать карты по лагерям. 12 городов попробуй чисто физически обойди. А ведь надо еще с каждым надо переговорить, дождаться владыки и т.д. К тому же цель отряда была пройти незаметно до одинокой горы, не вступая в излишние контакты. Нам же предписывалось пройти чуть ли не транспарантами: Мы ищем карту! Да еще не каждый хочет ее отдавать. А что мы могли этому противопоставить. Силой не подавишь, денег особых в отряде не было, только убеждать языками, что мол отдайте наше. Давить на совесть. Но ежели и Галадриэль не убедилась, то дело было плохо. Вот здесь было бы кстати и присутствие взломщика. Я бы по игре сделал такую феньку, что владельцам кусочков карты поставил бы условие: ежели к вам просто кто-то пришел за картой, то вы можете ею торговать, менять и т.д. А, если эти кто-то гномы и Взломщик, то должны ее отдать непременно, при первом упоминании. Для устрашения роли Взломщика, можно было бы еще добавить и то, что если в его присутствии кто-то из спутников спросит про любую другую вещь, то и ее должны ему отдать. Конечно, исключение сделать для Зеркала Галадриэли и Колец. Тогда Взломщик действительно бы оправдывал свою роль в отряде. Пока же он ходил с нами мертвым грузом, придавал отряду книжное соответствие. К тому же мы нашли сами Взломщика и мастера обещали за это какие-то плюшки. Нежданов просил не теряться и сообщать о себе информацию. Я так понял, что исходя из наших действий мастера будут планировать какие-то свои шаги. Допустим появление хоббита в отряде приведет к тому, что нам подкинут путь к пещере троллей или еще что-то, расширяющее возможности нашей игры. Но наша информация о себе, которую мы сообщали через Фангорнов или говорили Нежданову похоже никого не интересовала. Дима, правда, узнав, что мы сами нашли Взломщика дал нам 90 монет, но не денег мы ждали, а чего-то игрового. Остальным же мастерам до нас не было дело. Вроде бы должна была нас курировать Марина, но при всем нашем желании, увидеть ее в первые 3 дня игры нам не удавалось. Экономист и боевщик явно нами не занимались, так что зачем мы были нужны, несмотря на то, что книга была по "Хоббиту" и главными героями были мы, ясно не было. Надеюсь, что кого-то радовало появление гномов с хоббитов, такое знакомое по книге.

Впрочем, я отвлекся, стали мы торговаться с Трандуилом и он все норовил наш кусочек карты посмотреть. На всякий случай, я сказал, что его сейчас нет с нами и при всем уважении к высокородному эльфу, его мы показать не можем. А в это время... Поскольку к Трандуилу мы шли, запуганные лориенскими эльфами: "Как там зеленолесцы?" - спрашивали мы. "У...." - отвечали лориенцы и рассказывали жуткие истории, как трандуиловские лучники выскакивали на прохожего и скороговоркой на едином дыхании произносили предупреждающий окрик "Стоятьбросатьоружиераздватри". Человек не успевал даже моргнуть, не то, что выложить оружие, а в него уже летели стрелы. Вдобавок встретившая нас зеленолеская стража предупредила, чтобы гномы вели себя поприличнее. "А то Трандуил обидится." И вот отряд Торина стал прикалываться. "Вдруг Маковка пукнет - и Трандуил обидится". Дальнейшие приколы описанию не поддаются, но при каждом упоминании имени Трандуила всуе нервные эльфийские лучники натягивали направленные на гномов луки. Пока казады шутили, я выторговывал стали информацию где могут быть части карты. Трандуил хотел получить стоимость двух бутылок пива в кабаке (100 монет), а я по казадской жадности упирал, что готов заплатить стоимость отковки двух топоров (10 монет). Хотя эта цена пришла мне в голову только во время переговоров. В общем сошлись на 15 монетах за каждую наводку и послали полурослика за деньгами. Пока я поддерживал в меру гномих сил великосветскую беседу моя судьба висела на волоске.

Казады вдруг заприкалывались: "Мы уже знаем, где карты, зачем же платить деньги?" "Затем, чтобы Кили назад вышел" - пояснил Маковка. Двалин, и.о. казначея, ошибся и вместо 30 монет дал 15. Хоббит принес их мне, я попытался пересчитать, но не смог найти где же указан номинал и, скрывая глупость своего положения, сделал важное лицо и отдал золотые Трандуилу. Он тоже не заметил нашего невольного обмана и мы благополучно ушли с информацией о картах. Потом зашли еще в какой-то лагерь и отправились на обед к лесорубам. По ходу дела до нас дошла информация, что у братье-казадов из Железного кряжа есть кусок карты. Мы к ним. А народ уже собирается на какую-то битву их узбад на ходу, не разобрав, наших нагрудных знаков, начинает нас обламывать. Мы офигевшие от такого начинаем качать гномьи права. Лишь узрев, что мы собратья железнкряжистый начинает... торговаться. Мол вы нам 1\12 часть сокровища, а мы вам карту. Тут уж нас понесло. "Да как казад с казадом может торговаться, эльфы нас лучше встречали, это наша гора, мы народ без царства и тебе стыдно должно быть, да никаких там сокровищ нет, просто копье для битвы с драконом". Гному стало стыдно и он пообещал отдать карту после сражения. Дал слово и благополучно умер во время очередной внутрисредиземской локальной зачистки.

В это время у лесорубов появился Гендальф. Мы радовались, как малые гномы. Ходишь по этому Средиземью, где бродят назгулы, Саурон, Саруман, Радагаст. Если в "Хоббите" эти персонажи лишь слегка упоминались, то на хишках эти фигуры жили полноценной жизнью. Белые и черные постоянно выносили друг друга и мы со своим походом словно попали во времена войны за кольцо. Надо полагать, что светлые думали, что карту указывает где лежит кольцо и тоже стали его искать. Мы же своей семеркой ходили, рискуя постоянно нарваться на отряды черных, да и горячие эльфийские парни с луками казались нам опасными. Гендальф взял карту и назначил встречу в Раздоле. Мы наскоряк поели, собрали палатки и даже не смогли толком поесть лесорубских блинов со сгущенкой, поскольку торопились в Раздол. Пришли к восьми, поставили палатки, 45 минут прождали мага. Он пришел, взял нас в качестве охраны и повел в Железный кряж. С нами были отряд из синих гор, пару эльфов, еще кто-то. Вот таким мини-войском мы приперлись к железячникам. А те уперлись и стали требовать рассказать что это за карта и прочее-прочее-прочее. Гендальф шипел словно чайник, понимая, что теряется время, а мы не понимали почему кто-то претендует на нашу карту. Вдова узбада со слезой в голосе и металлом в глазах говорила, что ее люди погибли в битве и они тоже хотят участвовать в походе. Мы упирались, что мол это наше дело и никто нам не нужен. Гендальф отпихивался от таких добровольных помощников. В конце концов, договорились, что карту дадут и двое железных гномов сходят с нами до Раздола, а потом вернутся обратно. В итоге мы от Раздола и обратно мы прошли в темпе вальса. Гендальф не понимал, что гномы в доспехах не могут так быстро ходит и мы вымотались в своих "консервах" жутко. Пришли в Раздол, а маг, ничего не говоря, опять срыл. Тут уж мы стали на него обижаться по жизни. Отряд пашет, как негры, шастая с вещами туда-сюда, ночуя каждый раз в новом месте, а нас использую как пехоту. Хотя бы человеческое внимание мог бы Гендальф проявить: казады, я буду во столько-то, делайте это. Серый же поступал, как будто мы пустое место. Тут еще эльфы стали наезжать: "Кто вам сказал, что вы можете здесь заночевать?" "Гэндальф!" Митрандир сразу перевел стрелки "Я вам сказал, чтобы вы пришли к восьми и все. Вы опоздали и я ушел без вас". Тут уж нашему игровому и пожизненному возмущению не было предела. Во-первых, мы были на месте без пяти восемь, а маг появился без пятнадцати девять. Во-вторых, надо понимать, что у нас походной квест и мы ночуем каждый раз в новом месте. И ежели мы куда-то вечером с вещами приходим, то остаемся. В-третьих, мы рассчитывали, что Гендальф будет нам помогать. Здесь же маг чуть что, так сразу "Я не я и магия не моя". В общем, все как в книге: маг постоянно сруливает. Только отличие нашего Гендальфа от толкиновского в том, что книжный изредка помогал. Наш же забрал карту и убежал. Глорфиндейл тактично объяснил, что эльфы и гномы не могут жить вместе. Но что взять с парня, если его мастера уговорами выдернули из Зеленолесья и попросили отыграть Гендальфа. Мы сказали, что лишь просим ночлега. Владыка попросил показать каждого гнома и хоббита, чтобы он запомнил их в лицо. Когда последним встал у костра возвышающейся горой Маковка, то эльфы изумленно засмеялись "Ничего себе полурослик!". Нас пустили переночевать, а я был позван не совет к владыке, где мы стыковали собранные куски карты и пробовали угадать где лежит наше копье. Смотрели по карте, но к единому мнению так и не пришли, решив, что красный крест стоит скорее всего около Железного кряжа. Вышел я с совета и тяжкая дума овладела головой, как петух курочкой. Хочется пить, есть, спать холодно. Эльфы приняли нас то ли по жизни, то ли по игре весьма несладко, переспрашивали где мы будем есть и т.д. Воды у нас не было, идти за ней до трубы было минут 20, ежели днем, а уж на ночь гляди и того больше. В конце концов я выпросил у эльфов котелок воды и мы сварили чай. От голодухи заварки сыпанули больше чем следует и полученный чефир выворачивал наизнанку изголодавшие желудки. У костра сидели эльфы и не давали гномам поговорить и делах наших тайных. Разводить свой костер уже не было сил. Значит нужно было отходить в сторону от тепла и вести разговоры на пустой желудок и холодное тело. Ощущение бедных гномов, которые кидались на зеленолеские костры в "Хоббите" в надежде согреться и поесть были налицо. Но тут нам начало везти. Сначала эльфы принесли нам кан с кашей, потом предложили еще гречки с тушенкой и мы наелись. Потом вечноживущие ушли на свадьбу и у костра остались только гномы. И мы в тепле могли обсудить все свои дела. Отогревшись-отьевшись у нас начались шуточки, перерастающие в усталую истерику. Долго и упорно мы шутили о том как убивать дракона при помощи барлога, как прорыть ход от Раздола прямо к Одинокой горе. Похоже, что так отряд выплескивал усталость. Утром мы безбожно все проспали и проснулись часов в одиннадцать, хотя обычно вставали в семь-восемь. Поелику еда наша кончилась, то пошли мы с Двалиным в мастерский лагерь за пакетами с едой. Когда пришли, то увидели, что не хватает двух рюкзаков. В них были все продукты и цивильные вещи 4 ярославцев. То, что вещи украли - не из приятных, но то, что их свистнули с мастерского лагеря, где чужие не ходят - вообще нонсенс. Мы говорим мастерам о потере и начинаем ходить по лагерям, предупреждая об этом команды и вешая объявы о потере. Часа четыре у нас ушло на все эти походы-переходы, когда злость на воров, перемешивалось с неудомением мастерами, которые эти вещи обещали сохранить, но не смогли. Мы уж думали, что игра для нас закончилась и это было самое обидное, чтобы из-за каких-то воров провалилась игра. Но то ли мы остыли, то ли оказались крепки духом и решили во чтобы-то ни стало продолжать игру. Часов в пять вечера мы, как ни в чем ни бывало вернулись в игру и продолжили свои карточные поиски. Это был переломный момент, видать Бог игры понял, что этих парней даже пожизненные утраты не остановят и сдался. Тут нам пошла такая везуха, такая карта!

Но, прежде, чем описать наши дальнейшие приключения, хотелось бы остановиться на пропаже рюкзаков и последующих за ними событий. Мы предупредили мастеров на озерном лагере, повесели объявы, сказали кому можно из обхоженных лагерей и лишь на следующий день добрались до Трубникова, который решал все оргвопросы. И попросили компенсации за рюкзаки. Дело в том, что ежели вещи пропали бы с нашего лагеря, то мы виноваты сами и никаких претензий быть не могло. Но по условиям квеста, мы были походной командой и вещи хранили у мастеров, чтобы нам была возможность передвигаться по полигоны без рюкзаков, цивильных вещей, котелков, спальников, палаток и пенок. И мы надеялись получить деньги за потерянные вещи. Хорошо, хоть мы палатки и прочие вещи оставляли в том лагере, где ночевали на день, а вечером их перетаскивали в другое место и эти вещи не пропали. Исчезли лишь два рюкзака ярославцев, а сумки двух ставропольцев с вещами и даже паспортом Глоина не тронули. Может быть спугнули воров прохожие, может им лениво было нести нерюкзаки. Еще пропала кираса Торина. А так мы потеряли все цивильные вещи + два человека оставили в сумках тысячу и 500 рублей. Но что оказалось хуже - пропали паспорт и билет Фили. И мы попросили мастеров заплатить нам за два рюкзака, обратный билет и четыре пары брюк + 4 рубашки, поскольку возвращаться домой в игровой одежде, грязными и гномскими бородами было бы равносильно походу от одного милицейского участок до другого. Мы, на мой взгляд, не требовали возмещение всех расходов. Потому что пропали у каждого не пара штанов и рубашки, а еще свитер-другой, деньги и прочие мелочи. Мы лишь хотели минимальной компенсации, чтобы могли уехать. Два рюкзака, билет и четверо штанов и рубашек было бы в самый раз. Полной компенсации за каждый утерянный рубль мы даже и не требовали, поскольку мастерам и так приходилось несладко в этой непростой ситуации. Трубников покачал головой и обещал помочь. На следующий день, когда мы подошли к Бабуру, то он сказал: "Ребята, три двести ждут вас у Трубникова". Мы ответили, что три тысячи это мало, по нашим расчетам нам должны больше. Бабур обиделся, достал двести баксов послал нас на фиг: "Берите деньги и я не хочу больше ничего о вас слышать". Прослыть стяжателями нам не очень то хотелось и предложили Бабуру не обижаться, не кидаться деньгами, а самому посчитать во что нам обойдется минимальные затраты. "Рюкзаки - по тысяче". Тут вмешался Олаф и объяснил, что рюкзак за тысячу - это очень крутой рюкзак и вы, ребята, явно обнаглели. "Мужики, я в ценах на рюкзаки разбираюсь весьма смутно. Сколько стоит средний рюкзак?" "750" - ответил Бабур. "Одни джинсы?" - "500-600 рублей" - посчитал Бабур. "Давай 600" сказал я, вспомнив, что джинсы, которые были на мне покупал ровно три года назад за 500 рублей. И я был уверен, что сейчас за такие 500 рублей будет трудно найти хоть какие-нибудь штаны. Все-таки цены растут за годы. Но Бабур не согласился, а спорить в той ситуации означало срыв переговоров и испорчение отношений. "Рубашка или футболка с длинным рукавом?" - "400" - посчитал вновь Бабур. Этого выходил 1,5 тысячи за два рюкзака плюс джинсы (500) и рубашка (400), умноженная на 4 = 3.600. Суммарно - пять сто. Билет Бабур оплачивать не хотел. И вот с этими раскладками мы пошли к Трубникову разбираться почему он сказал три двести. По дороге Бабур говорил, что он не страховая компания и не может возмещать каждую вещь. Мы возражали, что мы просим по самому минимуму, чтобы могли элементарно уехать. Честно говоря, не понял почему, но Трубников сказал, что все расходы будут вычитаться с бабуровской зарплаты. Почему Бабур оказался крайним, я не понимаю, но все были растроеные и напряжение висело в воздухе. Минут, через 10, Бабур остановился и сказал: "Вот вам пять сто, давайте сюда двести баксов, а с Трубниковым я сам переговорю". Нам отдали деньги и мы пошли назад. Как нам показалось, Бабур понял, что 5 тысяч 100 рублей - это реальная сумма наших минимальных претензий, которую он сам же и расчитал и мы ничего лишнего не просим, а значит будет справедливо, ежели нам их заплатят.

Честь и хвала мастерам, что в такой ситуации они все-таки заплатили эти деньги, хотя мне кажется, что подобного за историю игр еще не было. Другое дело, что за билет не заплатили и это было, на наш взгляд, несправедливо. Хотя нам повезло и мы смогли всего за сорок рублей восстановить старый билет. Так что здесь судьба опять нам улыбалась и экономила деньги Бабура.

Я изложил все как это выглядело с нашей колокольни и пусть народ рассудит насколько кто был прав в этой ситуации. Как мне думается, обе стороны пришли через жертвы к компромиссу и поступили относительно честно.

И еще ситуации с кражей: Народ, носите деньги, документы, билеты с собой в надежных карманах и жить будет легче. Второе, желательно берите с собой фотографию три на четыре для временной справки. Милиция выдает для проезда на транспорте временное удостоверение личности. Точнее, это делает паспортный стол. Для такой бумажки обязательна ваша фотография и нет никакой гарантии, что вы успеете ее сделать до закрытия паспортного стола. Мы попали в паспортный стол в четыре, он закрывался в пять. Хорошо, что хоть фотосалон был в пяти шагах и сделали фотки за полчаса, но стоит ли рисковать? Берите с собой фотки, а еще на вокзале у ментов, спросите куда вам обратиться, чтобы получить временную справку для проезда. И не заикайтесь об украденном паспорте - кражу надо регистрировать, оформлять бумаги, вести протокол и т.д. У вас есть время на это? Мы сказали, что утеряли и нам без проволочек выдали все. Рассказываю про все это специально, чтобы кому-то было легче в подобных ситуациях, а во-вторых, у нас складывалось такое впечатление, что все эти потери вещей, происшедшие почти по игре, потребовали пожизненных действий по жизни, которые перемешались с игровыми и даже в паспортном столе было ощущение, что мы до сих пор выполняем гномий квест - вернуться домой.

Итак, у нас пожизненная злость перешла в игровую и мы решили несмотря на все, продолжать игру. Жутко разозлись на Гэндальфа. По жизни. Мол, какого фига он нас отшил, забрал наши карты и стал собирать их один. Ведь по книге, он ходил с гномами и изредка им помогал. Оно, конечно, понятно, что ему одному проще везде пройти, собрать карты, но он такими действиями забирал у нас игру. По идее, мастера должны были напрячь его ходить везде с нами, точнее тонко сказать, что карты могли отдавать только гномам из отряда Торина и магу бы ничего не оставалось как таскать нас с собой. Но мастера такую вещь не предусмотрели и Гендальф бросил нас и стал собирать карты самостоятельно. Говорят, что узнавшие про это решили, что этот путь к кольцу и тоже охотились за ними. Наша же пожизненная злость на Гэндальфа перелилась в игровую и мы решили найти мага, злобно с ним поговорить и выяснить почему он присваивает себе наши гномьи карты и не хочет ли он сам захватить Одинокую гору. Рожденная по жизни эмоция очень хорошо помогали отыгрывать возмущение по игре. И когда нам встретились энты из "Фангорн-видео", то мы им натурально, перебивая друг друга, пожаловались на "Гендальфа-горокрада" сложившуюся беду. Даже Маковка совсем огномел, размахивал топором и собирался оглушить Гендальфа, забрать у него посох, а самого мага запрятать в мешок. Для чего у меня и был взять плащ. В общем, мы буянили и искали Гендальфа. Затем перетащили остатки вещей с потерявшей доверие мастерской стоянке к синегорцам и решили оставшееся время ночевать у них. И какие эмоции мы испытали. В каждом лагере мы были чужаками, пришедшими на одну ночь, которые вызывают иногда недоверие, иногда любопытство. В каждом городе мы прибегали к вечеру, быстро ставили палатки и уносились дальше по делам. Возвращались затемно, по быстрому готовили еду, ели и валились с ног. Даже не успевали ни с народом поговорить, ни новости узнать. А наутро вновь уходили. Если на спросят как проходила игра - не знаю. Наша игра была в дороге, тяжелых доспехах, боязни встретить опасность на дороге, разложенных в темноте палатках, холодной ночевки, потерянных вещах и усталости от бесконечной дороги. Не знаю как игровые действия, у нас их было не так много, но пожить жизнью гномов из "Хоббита" нам удалось с лихвой.

И вот мы пришли к синегорцам, в тем, с кого начинали свой поход. Можно, сказать домой. Ощущения были колоссальные. Если в каждом лагере нас не оставляла напряженность, временность стоянки, проблемы пути, то здесь мы расслабились. На душе стало легко, мы радовались встрече с друзьями, шутили, смеялись. Мы были дома! Даже ради этих ощущений стоило играть. Потом пошли слухи, что Гендальфа убили, а Саурон нашел кольцо всевластья и игра закончилась. Маковка ночью ругался и матерился по жизни, и по игре. Я же сходил в Лориен и там узнал, что Гендальф жив здоров, только что пошел к Трандуилу. Одному выяснять отношения с магом мне не хотелось, а будить уставших казадов в час ночи, после трудного дня с потерей поклажи, мне не позволяла совесть и мы решили разборку отложить до утра. Снимая перед сном кольчугу, я понял, как меня от нее тошнит. Вроде весит килограмм 12-15, но ее как надеваешь с самого утра, так и носишь весь день. К тому же круглые сутки на ногах, да еще в полном доспехи, включая шлем. К четвертому дню игры меня от кольчуги уже тошнило. Такая была усталость, что организм чувствовал чуть ли не химическое отравление. Смесь запахов металла и пота давал такой противный аромат, что к концу игры кольчугу я ненавидел всей душой и мечтал на следующую игру поехать легконогим эльфом. Или лучше энтом с веточным прикидом.

Ранним утром сквозь сон мы слышали какие-то бойцовые крики, потом выяснилось, что пришли эльфы звать всех на штурм кого-то. И это в пять утра. Балин из соседней палатки спросил: "Кили, как думаешь, надо идти?". "Конечно, нет." "Почему?" "Во-первых, у нас сейчас одна цель - Одинокая гора и войны эльфов с орками нас не должны волновать. Во-вторых, общие штурмы, которые начинаются в шесть утра обычно обговариваются вечером. Люди про них знают, готовятся и все приходят. А вот так прийти в пять утра и звать всех подниматься и идти на битву, как правило не происходят." Психология гномов, которые идут возвращать свое царство и им все равно на разборки людей с вастаками, а эльфов с орками за дни похода настолько въелось, что мне, как прошлогоднему следопыту, защищающего всех и вся за просто так, был удивителен такой эгоцентризм, но абсолютно нормален для моего персонажа. Тем не менее синегорские гному куда-то сходили, кажись в Лориен, постояли там. Да так и не дождавшись похода, вернулись досыпать.

С утра мы с Двалиным пошли в мастерам узнать про рюкзаки, но Трубников был в Мордоре, поскольку совмещал мастерские обязанности с сауронскими. К счастью там же мы достали и Марину. Гномы постучали топорами, обратились к валарам и рассказали им про карту, про то, что гномы и маги уже нашли большинство кусков карты и что же нам делать дальше. Главмастер решила, что мы выполнили свой квест и в месте, указанным крестиком гномы нашли кольцо Дарина и Доспехи Дарина. Кольцо давало по триста монет в цикл + дополняло каждому гному по одному хиту, а доспехи Дарина позволяли биться с барлогом на равных. Дракона не завезли и вместо Одинокой горы нашему отряду предстояло освободить Морию. Вернувшись в лагерь, мы подняли свой отряд, Синие горы и послали гонцов к Железному кряжу. Железные, тем временем, уже в полном составе сидели у стен Лориена, готовясь к очередной великой битве. Мы подошли, я показал кольцо Дарина, объяснил про доспехи Дарина и объяснил, что пришло время выносить барлога. Несмотря на то, что все это снимал Фангорн, говорить пламенных бравадных речей не хотелось. Народ перед камерой обычно напрягался и чувствовал себя скованно, начинал говорить напоказ театрально и неестественно. Мы тоже начиная поход начали было по недоговоренности говорить торжественно-велеречиво, но это было настолько неприятно, что потом вернулись к обычному человеческому разговору, стараясь лишь убирать цивильные и игровые термины. И надо отдать должное Фангорнам, поскольку они сняли чуть ли не каждый важный момент нашего похода. А Тамара так чуть ли не была членом нашего отряда. Как боевая подруга снимала моральную усталость разговорами в Раздоле, как мама выслушивала жалобы на Гэндальфа, как товарищ спорила с барлогом о наличии сказки в игре. И как "Фангорны" умудрялись всегда оказываться в нужных местах - ума не приложу. И вот наша толпа собралась идти на Морию, выносить барлога. Причем, как самому искусному фехтовальщику из отряда, драться с этим монстром предстояло мне. Доспех Дарина приравнен к доспеху 3 уровня и имел 5 хитов. Так что в битве с барлогом у меня было лишь на 2 хита больше, чем у обычного гнома. Судя по рассказам, у этого существа могло быть от 10-20 хитов. Но была необычайная уверенность в победе. Только мы отошли от Лориена, как главмастер сказала, что барлог ушел в Гондор и мы должны идти туда. Но гномы уже загорелись освобождением Мории и собирались ее штурмовать с барлогом или без. На подходе к Мории нам навстречу вышел барлог. Такой невыносимой походкой, уверенный, что он один перетопчет все войско. И так бы произошло, если бы на мне не сидели доспехи Дарина. И грянул бой! По ходу дела выяснилось, что у него зона поражения - майка, в то время как я поражался по полной программе. Ничего себе бой равных, как это планировался мастерами. К тому же парень оказался не новичком в фехтовании и дрались мы на равных. Делать нечего - рубимся. Мой план был такой - как только с меня снимаю необходимые пять хитов, я падаю в состояние тяжелораненого. С меня снимают доспехи другие члены отряда и продолжают битву. И вот, когда я насчитал потерянные пять хитов я лег и мгновенно был оттащен в сторону лекарями. А гномы кинулись давить барлога толпой. Тем временем сначала симпатичная гномиха из Железного кряжа что-то в меня влила из снадобьев, потом эльфийка из Серебристой гавани и чуть ли не за минуту меня привели в полную жизнь и я готов был дальше биться с барлогом. Его к тому времени казады оставили в покое, поскольку он им объяснил, что ничего их оружие с ним поделать не могут. В отличии от всех предшествующих хишек с ним обошлись мягко и не стали бить до изрывания кольчуги. Тут я объясняю барлогу, что я снова живой и готов рубиться дальше. Но надо выяснить сколько же у него хитов. "Восемь" - объявляет огненнодушный. "А сколько я с тебя снял?" - спрашиваю я, чтобы продолжить снимание с нужной цифры. "Два" - отвечает боец и я тихо обалдеваю. В горячке боя можно не заметить некоторые удары, но я лично помнил 6 снятых хитов в концовке боя. Не успев выяснить как же он все это считал, как подошли члены отряда и тоже стали говорить, что заметили гораздо больше снятых хитов. Барлог переключился на них и сказал, что они вообще не могли на него нападать и должны были лечь на землю при первом же ударе моего и его клинка. Игроки попросили показать сертификат, которого у барлога не оказалось в принципе. Гномы аж крякнули от удивления и послали такого барлога на все четыре стороны. И пошли дальше в Морию. Потом мы с парнем изобразили для Фангорна окончание боя, чтобы зло побеждалось в бою, а не в мерянье сертификатами. Правда бой пришлось не доводить до конца по настоящему, а просто изобразить пару ударов и барлог упал сраженный. В Мории нам не хотели открывать ворота, но кольцо Дарина сделало и эту услугу. Оставили одного или двух людей в Мории мы ломанулись на помощь Гондору.

По дороге решили убить троллей. Те заперлись у себе в пещере и не хотели выходить. Подошедшая мастерица объясняла, что мы не можем найти вход в пещеру, поэтому лучше бы нам пойти в Гондор. Но мы уперлись и объяснили, что гномы не способные найти вход в любую пещеру - нонсенс. Но мастерица упорствовала. Тогда мы нашли хороший выход. У Балина был Оркрист, который светился, реагируя на орков, троллей, гоблинов. Значит, где троль ближе, там свечение ярче. Значит самый яркий свет должен быть у входа в пещеру. Мастерица согласилась, но сделала предсказание, что в пещере может и потолок обрушиться. Мы этому вняли и ушли на помощь людям. Как оказалось вовремя, поскольку черные вели подкоп под стены Гондора и только казады были способны его завалить. Что наша орда благополучно и сделала. А затем мы сели в осажденном городе и приготовились его оборонять. Как это обычно бывает решающие штурмы затягивались на много часов и мы сели отдыхать. Наверху летали стрелы, кричали люди, а мы ходили и искали воду, обменивались адресами, фотографировались. Балин, впервые попавший на большую игру, переживал, прятался за щитом от стрел, а мы с Двалином вели санаторный образ жизни. Двалин лежал на земле и о чем-то трепался с Глоиным. Когда между ними воткнулась стрела, он лишь лениво прикрыл тело щитом и продолжал дальше лежать. Я в это время нашел огурцы, которые могли утолить жажду и стал их хрумкать. Маковка удивленно посмотрел: "Ну гномы, совсем охоббились". Через десять минут мы уже нашли кашу и ели ее, а отлучившийся и вернувшийся Маковка снова удивился такой расторопности гномов. Осада тем временем шла своим чередом. Осажденные иногда выходили к боковой стене, которая обозначалась веревкой и с интересом смотрели на попытки штурмующих взять крепость. На мой взгляд, бой проходил на редкость корректно. Не было наездов, пены на губах и ненависти в глазах. При мне стрела рассекла лоб следопытке, которая упала, заливаясь кровью. Небольшая царапинка, но крови текло много, а девушка стонала: "Мне через девять дней выходить замуж, а тут шрам". Пришлось утешить, что он небольшой и в самом вверху лба, практически у линии волос и будет незаметен. Потом стрелой подбили веко кому-то из людей и врачи даже зашивали ему кожу. Парень через пять минут смотрел на мой шлем с зарешеченными глазами и говорил: "Вот какой надо было делать". Бой шел, но и жизнь не останавливалась. Брат Фили весь штурм любезничал с лориэнкой и потом совсем разухарился, утащив ее гулять в кабак. Говорят, что осаждающие даже подпилили верх лестницы, чтобы штурмующим было удобно влезать на крепость. Потом кто-то, кажись, гномы втащили наверх лестницу. Но мастера настояли, чтобы ее вернули. "Мы ведь все правильно сделали?" - обиженно сопели мы. "Да правильно, на если хотите, чтобы штурм был - верните им лестницу". Сам я это не видел, но рассказывают это так. Периодически прибегали эльфы и отстреливали черные спины.

Потом черные признались, что взять они нас не могут и решили устроить всеобщую битву. Перед сражением было удивительное спокойствие, казалось, что светлых больше и мы спокойно победим черных. Двалин же говорил, что черных было намного больше. Флаг его знает, но гномы решили быть засадным полком. Стали немного в стороне и собирались ждать когда две армии схлестнутся, а потом ударить с флага. На всякий случай собрали всех лучников и посадили их в кусты, чтобы они сбоку народ отстреливали. Последнее, что я помню - это отряд черных, двинувшийся в нашу сторону и мы, ломанувшиеся ему навстречу. Я просто ломился вперед, пользуясь тем, что доспехи Дарина приравнены к третьему классу и прорубаются только двуручным оружием двумя руками. Видишь, что человек держит меч в одной руке, специально подставляешься под его удар, который тебя не пробивает, а сам выносишь его легким касанием. Обоюдка, можно сказать, только мой удар засчитывался. Благо, что копейщиков и двуручников по дороге я не встретил. Убился я на другом конце поляны, когда черные уже убегали с нее. Как проходила битва - в упор не видел. Помню лишь момент, когда спинным мозгом почувствовал опасность и, повернувшись, увидел летящее в мою сторону копье и роханца на другом конце оружия. Он лишь в последний момент заметил гномий значок и успел затормозить удар в сантиметре от тела. Создалось впечатление, что черных проломили по всем направлениям, но друзья рассказывали, что так ударно прошел только наш правый фланг, а по центру черные дошли аж до стен и там их мощно косили лучники. А черные стояли за щитами и не решались атаковать. Как же таким образом вынесли всех черных - я до сих пор не знаю. Впервые за историю хишек победили светлые. Потом, правда, черные утверждали, что они выиграли на основании того, что кольцо у них оказалось. Но, во-первых, мы играли не во "Властелина кольца", а в "Хоббита" и кольцо не играло никакой роли. Да и что сделал Саурон с кольцом? Оно же не помогло ему в битве. На ХИ-99 кольцо попало к Саурону и светлые поняли еще до большой битвы, что проиграли. Сау вышел и сказал: "Я могу сказать лава налево, лава направо и все ваше воинство поляжет, но давайте выпустим пар и порубимся без магии." Мы порубились, светлые снова проиграли, хотя тогда это уже не имело значения, все равно главный квест игры - кольцо попало к Сау. На этих же играх, на мой взгляд, такого однозначного показателя победы-поражения не было. Да, игра была по "Хоббиту", где главными героями были гномы и Бильбо с Гендальфом, которые решали свою локальную задачу. А все остальные жили своей жизнью. Но у нас не было дракона и пришлось по ходу дела освобождать Морию от барлога. Это опять было нашей гномей локальной задачей. Впрочем, не убей мы барлога и не приди вовремя к Гондору, то подкоп закончился бы успешно и крепость была бы взята. Так что выходит, что выполнение нашего гномьего квеста и спасло Средиземье. А затем все решалось в честном бою. Гондор черные не взяли, Морию потеряли, в битве все на всех на Пеленорских полях проиграли.


Диор, он же Кили-2001, гном с отряда Торина и Синих гор


Верстка - Терн


Текст размещен с разрешения автора

 


Новости | Кабинет | Каминный зал | Эсгарот | Палантир | Онтомолвище | Архивы | Пончик | Подшивка | Форум | Гостевая книга | Карта сайта | Кто есть кто | Поиск | Одинокая Башня | Кольцо | In Memoriam



  • Промышленные колеса и колесные опоры для тачек, тележек по низким ценам
    promyshlennoe-koleso.ru

Na pervuyu stranicy Отзывы Архивов


Хранители Архивов