Stolica.ruРеклама

Na pervuyu stranicu
Arhivy Minas-TiritaArhivy Minas-Tirita
  Annotirovanniy spisok razdelov sayta

ХОББИТСКИЕ ИГРИЩА, г.1990

Взято из архива "Зеленый Джаспер"
   Перепечатка с машинописной копии - Элинор;
   с последующей авторской правкой и примечаниями

   Рин Авдонина

   
   Красноярский край, долина р.Мана

      Эта история - воспоминания о ХИ-90 с точки зрения рядового персонажа. Вряд ли кому-то досталась роль, менее значительная, чем моя. Рядовой урук-хай Сарумана, к тому же самый мелкий и слабосильный среди всех уруков (поскольку прочие уруки были мужиками, и весьма нехилыми). Правда, после игры меня многие запомнили, но, по-моему, не так уж трудно запомнить человека на игре, где и двенадцати дюжин игроков не насчитывается (вроде всего 136 человек, как мне говорили впоследствии).
      А вообще-то я мечтала сыграть Эовин. Ну, была у меня такая глупая мечта. По тем временам, впрочем, может, и не столь уж глупая. Но мне ответили, что откуда-то там едет цельная команда Рохана со своей Эовин (так эта команда и не доехала, в результате ни Рохана, ни Эовин на игре не было, и мне этой роли тоже не досталось). "А куда еще можно?" - спросила я. Мне ответили: Гондор тоже едет командой, эльфов уже выше головы (в те времена все рвались в Светлые, в отличие от сегодняшних устремлений), а есть места в орках Саурона и в урук-хаях Сарумана. Подумав, я решила, что у Сарумана оно все же посветлее будет и согласилась, попутно обругав мастеров (которых тогда именовали Валарами) тиранами, сатрапами, узурпаторами и чаушесками. Мастера (как выяснилось впоследствии) рассудили между собой, что "это не Эовин, а какой-то назгул!", но в назгулы меня тоже не взяли. А вообще мастерам - Михаилу и Елене Гончарукам, Ирине Владимирцевой и другим от всех "хишников" полагается огромное спасибо. В особенности от тех, кто был на ХИ-90. Ну, остальные как хотят, а от меня тысяча благодарностей. И все же как жаль, что меня в уруки засунули...

         Прибыла я на Игры в компании с Галадриэлью (Е.Ивониной, Новокузнецк), двумя лориэнскими эльфами (В. и Е.Макаровыми, Новокузнецк) и хоббитом Сэмом (В.Филлиповым, Красноярск, как-то он по дороге к нам присоединился). Еще я до игры знала Мерри (И.Носова) и Гимли (О.Ширяева), ехавших из Томска.
      В Красноярске игроки со всего Союза поселились на пару дней в гостинице "Турист", пугали народ прикидами, мечами и боями у парадного подъезда, раскупили в соседнем универмаге алюминиевые "тарелки"-ледокаталки на щиты... К нам с Галадриэлью в номер подселили Валерию Александровну Маторину, она же переводчица В.А.М., она же Старуха Шелоб (Горловка, впоследствии - Запорожье). Чудесная оказалась паучиха, до сих пор сохраняем дружеские отношения, хотя и встречаемся очень редко... А потом поехали на полигон. Проблему транспорта (равно как и прочего обеспечения) Валары решили идеально - рюкзаки ехали на грузовике, а нас почти до места довезли на автобусах, а дальше мы километра три шли пешком налегке - благодать!
      На следующий день по прибытии в базовый лагерь "Валинор" я обосновалась в стане урук-хай. Относились ко мне хорошо, даже доверили создание флага Изенгарда, но все равно я чувствовала себя посторонней - народ весь незнакомый, свои где-то в других командах... К нашему отряду примкнул и еще один чужак. На построении его персонально представили: "Некто Хармак". И это было большой ошибкой. Потому что касательно Гэндальфа на построении сообщили: "Авось какой-нибудь найдется". Любой житель Средиземья мог сообразить, что "некто Хармак" и есть Гэндальф (П.Ваулин, Амурск). В нашем отряде этого не знали только двое. Мне-то Гэндальф представился еще в городе, не зная, кто я; но я поклялась не выдавать его. И без того большинство изенгардцев "вычислили" Гэндальфа. Саруману проболтались хоббиты; кто-то из урук-хай застукал Гэндальфа за отладкой Магического жезла; кто-то сообразил на построении. Кроме того, в день начала Игр Гэндальф чрезвычайно сильно "светился", блестя кольцом с красным камнем. Так что когда наш отряд подошел к месту расположения Изенгарда и Гэндальф "внезапно" раскрыл свое инкогнито, никто удивлен не был. Сам изумленный таким поворотом дел, Гэндальф зашагал по дороге в Гондор, а Саруман (В.Талалаев, Киев), дружина урук-хай и Горлум (В.Харитонов, Улан-Удэ) поставили Изенгард. Лагерь был так замаскирован, что позже даже Гэндальф, проводивший нас практически до места, не мог обнаружить его.
      Сразу же после начала Игр поступило известие: на Гондор готовятся напасть Девять назгулов, для отражения их атаки нужен Союз Светлых Сил (1), эльфы могут не успеть, нужна наша помощь. Саруман, взяв двоих урук-хай, в том числе и меня, отправился в Минас-Тирит. Приняли нас прохладно, но без враждебности. Там же мы увидели и Гэндальфа, на которого многие гондорцы все еще поглядывали несколько ошарашенно.
      Назгулы, однако, не напали. Они прошли под обрывом по берегу Андуина, чем вызвали шутки в свой адрес: "Назгулы низко летают, видать, к дождю". Спустя четверть часа часть их, во главе с Ангмарским (М.Натуральный, Красноярск), прошли назад тем же путем. Нападения не было, на наше счастье. Эльфы с той и с другой стороны (т.е. из Лориэна и из Раздола) запаздывали, и Союза не набиралось.
      Вскоре появились гондорские разведчики, один из которых сообщил, что, по слухам, два Назгула напали на Изенгард. Опасаясь за свою крепость, Саруман послал меня на разведку и велел доложить результаты немедленно по возвращении.
      К Изенгарду я пробиралась осторожно, т.к. перспектива встречи с Назгулами меня не устраивала - что может сделать против них рядовой безымянник (2)? Но никого не было, только в кустах безвредно мелькали бороды гоблинов. В Изенгарде все было спокойно, часовой сообщил, что Назгулов поблизости и духу не было. Я поспешила назад, с гордостью осмотрев водруженный у дороги флаг со знаком Белой руки. Не скоро мне пришлось увидеть его вновь!
      Когда я вернулась в Гондор, мне сказали, что Cаруман направился в Лориэн и приказал всем своим урук-хай собираться туда же. Мы с подошедшим урук-хай Владиславом Зарей (Иркутск) пошли по направлению к Лориэну. Нас предупредили, что дорога по берегу перекрыта у Моргульского брода, поэтому мы пошли по лесистому склону - я чуть впереди и выше. Как раз напротив упомянутого брода я столкнулась с двумя Назгулами. Они, собираясь захватить меня в плен, приготовили веревку. Но это было не по мне. Я рванулась бежать, но их мечи были быстрее. В результате я вежливо сказала: "Прощайте, джентльмены!", взяла свой меч за лезвие, рукоятью вниз (3), и спустилась на дорогу, направляясь в Страну Мертвых.
      У Моргульского брода я стала свидетелем забавного инцедента. Один из Назгулов и эльф-воитель Всеславур обращались к ближайшему Валару (4), требуя рассудить, кто же из них двоих убит в поединке. Ничего не выяснив, все трое отправились искать другого Валара.
      На пути в Страну Мертвых мне встретился Саруман с двумя урук-хай. Мой меч, перевернутый острием вверх, объяснил им все. Минутой позже к дружине Сарумана присоединился Заря, прошедший, пока Назгулы расправлялись со мной. Я пошла своей дорогой.
      Народу в Стране Мертвых было негусто: но спустя полчаса начали прибывать вперемешку гондорцы, орки и Назгулы. Назгулов выбыло семь. С мстительной радостью я узнала среди них своих убийц. Правда, они извинились и даже сделали комплимент, сказав: "Урук-хай хорошие ребята, в плен не сдаются."

         Тем временем Страна Мертвых заполнилась народом. Черные Силы скомпановались вокруг Валара, который формировал из них отряд северных орков для нападения на Раздол. Гондорцы, собравшись вокруг Денэтора (А.Алликас, Уфа), что-то обсуждали. Впрочем, обсуждать это "что-то" Денэтору пришлось недолго. Явившаяся в Страну Мертвых Владычица Лориэна властью своего эльфийского кольца вернула к жизни наместника Гондора. Вообще-то мы с Галадриэлью хорошо знакомы, но в тот момент мне было не до нее. Потому что Валар глянул на меня и сказал: "А отправляйся-ка ты тоже на Раздол". Я пыталась воспротивиться: с какой стати, ведь Саруман пока еще союзник Светлых Сил. Но Валар рявкнул: "Будут тут еще покойники рассуждать!", и мне ничего другого не оставалось, как подобрать с травы свое оружие и встать в один строй со своими противниками.
      Ох, как мы бежали до Раздола! Между Гондором и корчмой Наркисса северные орки наткнулись на Дружину Кольца, вместе с которой шел Элронд (Ю.Колобаев, Иваново). Мы не тронули бы их - нашей задачей было нападение на Раздол. Но Элронд, увидев нас, обнажил меч и понесся в атаку. Орки, давно злые на Элронда, остервенились вконец и с криками "Элронд! Бей его! Бей!" бросились в битву. В бой ввязались и Хранители, не считая благоразумно отошедшего в сторону Гэндальфа (я составила ему компанию, ибо в подобной свалке от меня проку было мало). Много орков пало, но полегла и практически вся Дружина Кольца. Элронда же не спасла и мифрильная кольчуга - пять ударов ему навешали моментально (5).
      Что за зрелище представляла собой поляна после боя! По периметру ее лежали трупы северных орков, а в центре - убитые Хранители, среди которых особо выделялись Элронд в сверкающей кольчуге и Арагорн (Д.Левчук, Горловка) в своей экзотической куртке. Но увы! Незамедлительно появившийся Валар объявил гибель Дружины Кольца недействительной, поскольку нападать мы не имели права. Но погибших в этой битве орков он объявил выбывшими. Это было не страшно для них, срок смерти не добавлялся, но какая несправедливость! Сильно поредевший орочий отряд понесся дальше - на Раздол, сорвать зло на эльфах. Но в Имладрисе мы обнаружили лишь нескольких дежурных, мирно кипятивших чай и не выходивших за ограду. Проникнуть же внутрь мы не имели права. Северные орки разбрелись по лугу, ворча, что, мол, зря бежали. Трое из них угодили в паутину Шелоб, соблазнившись чаем-приманкой. Я села на берегу, обстругивая веточку. Вдруг поднялась тревога - к раздольцам прибыло подкрепление. Я, бросив нож на берегу, помчалась в бой. Будучи почти немедленно убита стрелой из сарбакана (6) какого-то мальца-эльфа, я вернулась на берег, но ножа уже не было. Его присвоили раздольцы. А какой был нож! Им можно было выстрогать новый меч за четверть часа. Да будет этот нож проклятьем для похитителя (7)!
      Тем временем орки собирались направиться на Гондор. Как орка, это меня не касалось - меня убили. Но минута воскресения оставалась прежней, и эта минута приближалась. Я вновь становилась урук-хай, союзником Светлых Сил. Моим долгом было предупредить Гондор о нападении. Я постаралась как можно быстрее и незаметнее удрать. Но Валар, заметив мое отсутствие, выслал погоню. Меня сразу же связали, не дав даже возможности избежать плена с помощью собственного меча. Меня погнали вслед за отрядом орков к Минас-Тириту, где мне оставалось только бессильно наблюдать за кровопролитием. Но когда орки подступили к стенам Гондора, в тыл им ударила дружина гномов, а на гномов, в свою очередь, сзади напали гоблины. Оркам было не до меня, и проходивший мимо эсгаротец с пилой освободил меня. Поблагодарив его, я подхватила брошенное кем-то копье и бросилась на гоблинов, считая, что "лучше погибнуть свободным, чем жить покоренным". Так и вышло - получив от чернобородого гоблина удар кривым мечом, я выбыла из Игры вторично.
      Вечерело. Когда я шла в Страну Мертвых - во второй раз за пять часов - меня нагнала компания обитателей Моргульского острова. Они пригласили меня на чай. Терять мне было нечего. Приняли меня дружески, угостили ужином и чаем. После ужина мы сидели у костра и обменивались анекдотами. Вдруг примчались взволнованные гонцы и сообщили потрясающую новость: Кольцо Всевластья у Денэтора, завтра он объявит себя Властелином и возьмет Девятку Назгулов под свое командование. Что тут началось! Назгулы заорали, что не подчинятся ни под каким видом, вплоть до выхода из Игры. От Валаров пришло решение: если орков на Минас-Тирит пошлют Назгулы, то Денэтор вправе подчинить и орков, но если приказ отдаст сам Саурон, то этого не случится. Орки подняли крик - идти на Гондор после окончания часа Ара (8), отобрать Кольцо! На шум явился Саурон (В.Борисов. Абакан) и, узнав в чем дело, сказал: "А ну их, я спать пошел и вам советую", - и скрылся в своей палатке. Орки еще немного поорали, затем возмущенные возгласы перешли в концерт ансамбря "Мордор Толкиен". А тем временем истек срок моей смерти, и кто-то из орков, глянув на часы, сказал: "С острова мы тебя не выпустим, ты теперь пленник". Надо признаться, в эту ночь побег был возможен, так как брод не охранялся. Но я малодушно предпочла отважному переходу через холодный бурный поток спокойный сон в любезно предоставленном спальнике.
      На следующее утро я проснулась поздно. Побродила по острову, узнала последние новости: ночное восстание в Минас-Тирите, изгнание Денэтора, продолжение Похода Хранителей. После завтрака я заодно с кучкой моргульцев переправилась через брод на дорогу. Моргульцы собирались напасть на Гондор. Но тут им в тыл ударила Дружина Кольца. Те орки, кто остался жив после этого боя, все-таки атаковали Минас-Тирит. Живым никто из них не вернулся. Во время этой битвы я стерегла другую пленную - гондорку Дину. После битвы положение было неопределенным.
      Мне стало жаль орков: мало их, да и начальник не ахти (9). Поэтому, когда Валар посоветовал им принимать пленных в войско, я согласилась сражаться за Силы Тьмы. Тем более, что мне надоела сарумановская позиция "ни рыба, ни мясо". (И рыба, которой постоянно кормили в Ортханке, тоже надоела! У Саурона так тушенкой кормили!) Первым моим орочьим заданием была разведка вокруг Гондора. Я без оружия шныряла по округе под предлогом поиска трех орков, которых никто не видел ни живыми, ни мертвыми. Вернувшись в Минас-Моргул, я доложила Саурону обстановку: гондорцев осталось еще трое, в том числе и вернувшийся из изгнания Денэтор. А кроме того, Гондор взяла под свое покровительство Галадриэль.
      Тем временем восемь назгулов на двух "птичках" (10) переправились на ту сторону Андуина - подкараулить Хранителей на Ородруине. Валары мгновенно объявили, что ввиду малого количества транспортных средств Назгулами считаются только двое из восьми, остальные - орки. Валары были явно несправедливы к Черным Силам. Видимо, осознав это, они дали нам поблажку - сократили срок смерти с четырех часов до одного часа. Увы, нам она практически не понадобилась. Развязка близилась. Было известно, что Хранители в компании с гномами и кое-с-кем из гондорцев перешли Раздольский брод и идут по тому берегу великой Реки к Огненной Горе. Гондорский брод охраняли эльфы Раздола во главе с Элрондом, несколько урук-хай и остатки гондорцев под предводительством Денэтора. Все они засели на том берегу. У Черных Сил было очень мало шансов на победу. Но мы могли еще отправить нашим на Ородруине сильную подмогу - на этом берегу был еще Король Чернокнижник, Глава Девятки назгулов. На пути было две преграды - Андуин, вздувавшийся от прошедших в верховьях дождей, и охранительный отряд на том берегу, стерегущий брод. Из остатков Моргульского гарнизона был создан небольшой отряд. Мы знали: идем чувством - пусть мы погибнем в бою, лишь бы прошел Чернокнижник!
      Но сражение было отложено. Проклятый Элронд имел власть остановить противника на час и не преминул это сделать. Мокрые и злые, сидели мы на траве, отмахиваясь от мошкары. Едва Валар сообщил нам об окончании часа, мы бросились в бой. Свалка была жуткая. Я, кажется, успела ткнуть мечом кого-то из эльфов, прежде чем меня убил урук-хай. Рассвирепевший Чернокнижник орудовал своим моргульским мечом, вздымая ветер. Спустя пять минут на поле боя возвышалась только его черная фигура, увенчанная сверкающей короной. Не оглядываясь, он поспешил к Роковой Горе.
      Видел бы Толкиен то, что происходило на поле недавней битвы! Противники дружно лакомились малиной. Рядом с эльфами обирали кусты орки, чуть поодаль от гондорцев рвали ягоду урук-хай. Идиллия! Но для нас она длилась лишь час. А затем орки, схватив оружие, помчались к Ородруину. Полил дождь. Мы, промокшие насквозь, бежали по мокрым булыжникам, не глядя под ноги - вперед, вперед. Мне, честно говоря, драться не хотелось. Но во время одного из часовых перекуров (то ли когда нас "застопорил" Элронд, то ли когда нас поубивали, не помню...) я краем глаза заметила Горлума, пробиравшегося по направлению к Горе, и мне хотелось посмотреть, что он там отколет. Но мы не добежали. У подножья Ородруина нам встретилась шайка покойников, которые, нарушая правило молчания, заорали, что мы не досидели свой срок и потому тоже мертвы. Как выяснилось позже, сделали они это для того, чтобы помешать нам наткнуться на Сэма и гондорку Тай, которым было доверено Кольцо и которые засели в кустах чуть выше по склону. И своего эти покойники добились (нарушение правил, конечно; но можно считать, что мы увязли в горе трупов). Из-за дождя Ородруин стал неприступен. Все - и мы, и покойники - зашагали назад по тропе. Не успели мы пройти и десяти метров, как над горой взвились в небо шесть красных ракет (11). Игра была окончена. Как она окончилась, мы узнали позднее. А пока нам оставалось лишь одно - возвращаться к Гондорскому броду. Но не все поступили так. Фродо (А.Финогенов, Красноярск) и Боромир (Р.Якупов, Уфа) решили переправится на Лориэнский остров прямо от тропы. Это была рискованная затея. На середине Реки Боромира сбило с ног течением и едва не унесло. Это происшествие породило потом один из анекдотов (12). Досмотрев этот эпизод до благополучного конца, мы пошли к броду. Вот это была переправа! По бурной стремнине Андуина хлестал дождь. Светлые и Темные Силы, взявшись за руки, шаг за шагом преодолевали течение. Перед лицом грозных сил стихии сплотились все - орки, эльфы, гномы, хоббиты, назгулы, урук-хай, люди:
      Именно под влиянием двух последних картин и была сложена позже "Переправа на Андуине".
      После перехода через реку я пошла в Изенгард. Переодевшись там в сухую одежду, обув резиновые сапоги и набросив непромокаемый плащ, я пошла по Средиземью собирать новости. Сперва зашла в Лориэн, потом допоздна засиделась в трактире, где был чай, песни и разговоры.
      А на следующее утро было возвращение в базовый лагерь Валинор, Долгожданное Угощение и начало сплава. В первый вечер сплава была коронация Балина (В.Хабарова, Казань) Государем Мории... Песни - вечером у костра и днем на плотах... Места там чудесные - скалы, лес, река... Эх, это надо самим видеть. И фотографии с с тех ХИ остались только черно-белые. А в памяти оно все цветное, и не знаешь, то ли оно действительно так было, то ли память обманывает. Такое ощущение, что действительно, "мир тогда был молод, и солнце светило ярче, и все краски были чище". И игра была... наивная - попытка сыграть в действие "Властелина Колец". Никогда впоследствии игры по этому сюжету не удавались как надо. Эта - удалась. Кто знает, почему. Можно назвать много причин. Но... Потом было много игр. Эти - были Первыми. С большой буквы. И такими и остаются для тех, кто был там.

      ПРИМЕЧАНИЯ:

      1. Согласно правилам, отразить нападение Девятки мог только Союз Светлых Сил - т.е. представители трех союзных команд, не менее трех представителей от каждой, причем один из представителей должен был быть ролевиком - имеющим "именную" роль и персонально представленным на параде.
      2. По правилам, назгула кроме Ангмарца) мог убить только ролевик. Короля Ангмарского, согласно правилам, могли убить либо женщина любая), либо хоббит.
      3. Оружие, которое держат за клинок, рукоятью вниз, означало, что данный персонаж мертв - аналог нынешнего белого хайратника.
      4. По нынешней терминологии - техмастер или посредник.
      5. Мифрильная кольчуга, по правилам ХИ-90, давала 5 хитов
      6. Луков и арбалетов на ХИ-90 не было, взамен них эльфам дали сарбаканы - алюминиевые трубки, из которых стреляли бумажными фунтиками. Фунтики считались отравленными и при попадании в любую часть тела а не только в "майку", бывшую по тогдашним правилам поражаемой зоной), не защищенную доспехом, снимали все хиты.
      7. Хороший стальной нож, так и не отдали. Вообще судьба у меня - ножи на ХИ терять:
      8. "Час Ара" - "невыносное" время, согласно правилам ХИ-90. Длилось, кажется, с одиннадцати вечера до шести утра не помню точно).
      9. Точного соотношения численности Светлых и Темных не помню, но как минимум 2:1, а то и побольше. Что же касается "начальства" - Саурон тяготел к светлой стороне, поскольку, как и я, угодил в Черные по воле мастеров см. его воспоминания..
      10. "Птички" - резиновые автомобильные камеры, использовались назгулами для транспортировки через реку. Но все восемь им тащить стало лениво, поэтому они сгрузили одежду на две, а сами плыли, держась за них. Кстати, речка была весьма себе - не меньше сорока метров в ширину и даже на бродах глубиной как минимум по пояс, а после дождей так и по плечи.
      11. В правилах было сказано, что три выпущенных ракеты означают уничтожение Кольца, пять - захват Кольца Черными или наоборот, не помню). Так что сцена была следующая: все стоят и дружно считают выстрелы. Один... два... три... Светлые радостно посмеиваются, Черные угрюмо молчат. Четыре... пять... У Светлых вытягиваются физиономии, Черные радостно посмеиваются. Шесть. Черные и Светлые недоуменно взирают друг на друга.
      12. Мимо Гондора по Андуину пузом кверху проплывает Боромир. Со стены на него смотрит Фарамир и восклицает: "О брат мой, зачем ты отправился через Лориэн!.. Там ведь такое течение!"

 


Новости | Кабинет | Каминный зал | Эсгарот | Палантир | Онтомолвище | Архивы | Пончик | Подшивка | Форум | Гостевая книга | Карта сайта | Кто есть кто | Поиск | Одинокая Башня | Кольцо | In Memoriam



Na pervuyu stranicy Отзывы Архивов


Хранители Архивов