Stolica.ruРеклама

Na pervuyu stranicu
Arhivy Minas-TiritaArhivy Minas-Tirita
  Annotirovanniy spisok razdelov sayta


Иллет


"Халадинка моя..."

(Из игровых воспоминаний)


      Да, так было. Когда-то...
      Как ни странно, помнится мне очень немногое. Все так перемешалось, что уже непонятно, когда и что было. Голова моя, головушка...
      Итак, начнем с того, что мы приехали. Команда сборная - из трех городов, несыгранная, капитаню впервые, Келли, на которую была вся надежда как на опытного игрока и ответственного за порядок в лагере, не приехала... Жуть.
      Встретили нас у маглорятника и довели до места друаданы и наши халадины клана Рыси. Точно не помню, но по-моему, по дороге нам попалась Несси и сказала, что надо завтра у нее забрать мой магический сертификат. Дальше был великий Восток. Сначала прошли между Ногродом и Белегостом - интересное расположение. Дверь-в-дверь. В каждой крепости по нескольку катапульт. Мы, темные люди, предположили, что гномы изобрели новый вид спорта, гномий волейбол - "от нашей катапульты вашей катапульте". Сооружения впечатляли. Гномы вообще все делают основательно.
      Дошли до лагеря засветло. Он оказался на самом краю полигона, в таком медвежьем углу, что я сразу затосковала - Игра до нас не докатится. Как показали дальнейшие события, я сильно ошибалась. Но в этот вечер, когда решался вопрос о том, кочуем ли мы по Игре или не кочуем, половина народу была уверена в том, что кочевать надо, иначе поиграть не удастся. Решили посмотреть, как пойдет Игра, и, возможно, кочевать чисто "мордально" - т.е., лагерь оставить на месте и приходить туда только для ночевки.
      Следующий день - последний доигровой - был перегружен выше крыши. Сначала я была в мастерятнике, где забрала аусвайсы на команду и свой сертификат мага. Не помню, в этот же день к нам появлялся Финрод или в следующий, но вопрос откочевки висел над нами как дамоклов меч. Я сходила посмотреть, какие земли нам предлагает Нарготронд. Ничего, но соседство... Паучки. Да и по расстоянию от центра игровой территории тоже дыра дай боже. По дороге могут свободно перебить весь отряд. М-да... Была у друаданов и наших халадинов клана Рыси, выяснила вопрос откочевки. Ничего определенного. Заглянула в Ангбанд. Тихо, мирно. Договорилась с Тинголом о том, что в случае чего пропустят через Завесу Мелиан, если придется кочевать. К паукам-то не хочется. Сторговались на двадцати стрелах - у них до игры кто-то спер весь запас, четыреста отличных стрел! Нашла бы этого гада - убила бы.
      Людских команд было мало - всего шесть. Причем друаданы и дом Беора - всего по нескольку человек. Обломались екатеринбургские команды вастаков Бора и дома Беора.
      Внутрикомандные дела - распределение профессий, перечитывание легенды и всякой прочей документации. Но это уже была головная боль всей команды. Вечером приходили мастерские звери и, если не ошибаюсь, гномы. Или они приходили в другой раз? Все перепуталось...
      На второй день тусовка закончилась и грянула Игра. Парад. Знакомые ангмарские челюсти на шлеме Лео, куча знакомого народу, корона Моргота - "и вот из-за этих-то стекляшек?" Пьяный в дупель Углук, шатающийся Амрос, ветераны первых ХИшек, Карасев, приколист Балин - "разреши, дяденька!" Замученный Тингол, Мелиан (истинная мать народа - варила в котле хавку на всю команду), стрелы, договоры... Нечипованное оружие, Анархист, Лин... Ох... Уголовник на полигоне...
      Приключения начались в первый же день. Еще на параде я поговорила с Магором из народа Мараха и прочими, кого удалось поймать, что неплохо бы ввиду малочисленности людских племен как-нибудь объединиться. Решили собраться вечером на Большом тинге. Когда я ходила к друаданам, получился полный прикол - ребята во-всю отыгрывали свою заморочку с языком, и понять их речи можно было только с помощью толмача-эльфа Мэлдис. Кое-что я, правда, раскусила, и когда здоровенные мужики-друаданы явно усомнились, что я "нехил-во", я возмущенно заколотила себя кулаком в грудь и заорала "нехил"! Поверили. Потом они приходили к нам, когда чуть позднее мы искали лекаря . Тут уже отыгрались мы - насчет Священной поляны. Дуба там, естественно, не было, и пришлось назвать дубом сосну. Решили, что сие древо в истинном своем виде предстает только очам халадинов и посвященных. Друаданы долго терли глаза и явно изображали сомнение в наших умственных способностях. Чего с них взять - дикий народ.
      Наши Рыси заявились весьма скоро. Сначала пришел Алекс. Естественно, испытание чарами Древа он прошел - значит, не врет, родичи нашлись. Потом пришел Арглин. Все пошло стихийно - чем-то сцепился языками с моей телохранительницей Хален (Йовин) и прозвучало слово поединок. По халадинским законам такого рода поединок - часть брачного ритуала. Вот так мы и захомутали вождя. Хален получила возможность подраться и доблестно поединок проиграла со счетом два-три. Отрыдала свое - как же, победили да еще и замуж тащат! Однако отвертеться уже не удалось ни жениху, ни невесте. Халадинская демографическая программа вступила в действие. Однако не успел молодой муж выйти за территорию племени, как его подрал мастерский медведь. Хален чуть было не овдовела сразу же после свадьбы. Правда, Арглин успел его грохнуть. Гнусно чертыхаясь - зверозащита была только у меня - я побежала искать лекарей нужного уровня. Кто-то другой помчался к друаданам. По счастью, я наткнулась на антизвериный патруль народов Ульфанга и Мараха, и Ульфанги послали к нам лекаря. Словом, откачали человека. Мясные чипы с медведя пошли в брачный дар невесте.
      Вечером мы были приглашены на тризну по Мараху. Наши халадины еще до Игры имели с этим племенем чисто пожизненные напряги - Марахи перекрыли им выходы из лагеря и ребятам приходилось ходить по воде, да еще и "Валинор" выкопали на самой тропе. Потому я спросила вождя Магора, не держит ли он зла на наш клан, и не пригласить ли Арглина - вождя на тризну. Магор сказал, что все в порядке, обид нет. Арглина позвали. Пока мы ждали начала обряда, пришли еще гости - орчанка из клана Куни, вождь народа Великой Матери (Гэл, рыси-оборотни), халоны, Ульфанги, Беор и пр. Мы сидели и грузили друг друга - орчанка рассказывала нам об орочьем взгляде на историю Средиземья, очень забавно морщась при словах "эльфы" и "Желтая Морда". Очень интеллигентная орчаночка. Гэл рассказал о визите "зверя величиной с трех быков, дышащего огнем", молчаливого великана с дубиной на плече и какого-то существа, похожего на облако темного пламени. На что орчаночка с восторгом воскликнула, что вождю выпало великое счастье узреть Духа Огня, о встрече с которым мечтают многие из орков, но не всем это дано. Словом, загрузка шла полным ходом. Затем был красивый обряд трупосожжения, пили вкруговую в память славного вождя Мараха... Далее народы собирались к нам на совет.
      Было уже поздно. Люди долго говорили о том, что творится на Западе - странные оттуда шли слухи. К тому же, нашелся, наконец, пропадавший уже шесть часов Хелмакс. Арглин отвел его в сторонку и , похоже, разговор у них был вроде того, что состоялся у Остапа Бендера с Кисой Воробьяниновым после аукциона. Однако Хелмакс рассказал много интересного. Он уже успел вляпаться в паутину, пересидеть в маглорятнике нападение дракона с балрогом, переболеть эпилепсией, которую на нолдор кто-то наслал. Этот мудрый воин даже принес домой железную ложку! Богатый же народ нолдор, у них даже ложки из настоящего драгоценного железа! Короче, ему сунули эту ложку в рот, когда его начало бить в припадке, и он, не будь дурак, откусил ее и принес домой. Жаль, что ложки не чипуют. Потом говорили люди из народа лергов, жившие под защитой эльфов Гондолина. По всему получалось, что на Западе очень плохо, что там война, идущая непонятно из-за чего, что оттуда ползут страшные пауки, и что если люди в это дело вмешаются, то добра от этого не будет. Но выходило и так, что на Востоке нам не отсидетьcя - о нас уже знают. И к нам придут так или иначе. И, скорее всего, нужна будет только наша военная сила. Словом, все было нерадостно. Союза тем вечером люди так и не заключили. По мастеpской ли замороке, по нежеланию ли некоторых команд - не знаю. Решили только утром в девять собрать добровольцев и отправить их на разведку на Запад.
      Пора бы и поспать. Но тут происходит ЧП. Игровое. Двоих наших девчонок - Киру и Хелен - дерут рыси. Потом мастера объявили одну из них все-таки живой. Опять, в два ночи бегу по буеракам за лекарем. К друаданам. Не забуду, как Гил спокойно, чуть вразвалочку идет по ночному полигону и негромко вещает вслух - "Я очень испугался известий о маньяке. Я нервный. У меня нет никакого оружия - только охотничий нож. Потому прошу на меня из кустов не прыгать. Лучше скажи просто - загрызен..." Я загибалась от хохота. Нервишки действительно были на пределе, потому хохот был слегка истерический.
      Хелен вылечили. Кира на следующий день вышла Рикой - дочерью Арглина и Хален. Выяснили - по жизни - что напали на них рыси Гэла. Но по Игре все, что мы имели, так это нападение рысей, да еще двое девчонок видели, как там, где только что стояли две девушки из народа Великой Матери, вдруг оказались две рыси. (Утром узнала от нашего региональщика Бена Ганна, что рыси выполняли задание мастеров. Информация была неигровой и мы ее отсекли). Одни подозрения. Решили вести себя по Игре осторожно и не доверять, но не мстить. Так закончился первый день.
      На второй день проснулась с температурой. Да еще спала всего часа два. Так что было мне оч-чень невесело. События этого дня помню плохо. Могу перепутать порядок. Поутру мы с Хелен пошли к Марахам проситься в ученики к воину третьего уровня - надо было вытягивать лучников. Но из кустов услышали звон оружия и голос Балина - "Зондеркоманда, вперед!" Недолго думая, мы шмыгнули под откос и - ходу до родного халадильника. Из наших ребят никто не приходил, так что, видимо, досталось и им. Вспомнили о том, как Магор вчера что-то говорил о гномьем караване, который дальше них не дошел...
      Позже выяснилось, что нашим халадинам тоже влетело, причем по инерции. Сидели они себе, спокойно завтракали, как тут к ним врывается Магор спасаться от гномьей фаланги. Гномы на наших наезжать не стали, но этот ... Маглор без "л" пустил им вслед стрелу - с халадинской территории. Гномы ответили соответственно. По пути ухлопали двоих наших, одного ранили. Раненым оказался Хелмакс. Сказал он им многое... Недаром из него еще до Игры всякие стебные частушки и лимерики сыпались таким потоком, что свои же ему заклеивали рот. Гномы, к тому же, потоптали по жизни банку сгущенки. Потеря страшная. По Игре же они с честью похоронили попавших под горячую руку халадинов и заплатили виру. Попытались было закопать и Хелмакса, но он в популярной форме объяснил, что делать этого не надо. (После, уже по окончании Игры Бабур сказал мне, что Марахи не просто убили гнома и ограбили торговый безоружный караван, а еще и принесли пленного в жертву каким-то варварским способом.) Кстати, Ульфанги с Марахами объединились в одно племя (мы стали называть их Марфингами) и, как стало ясно позже, занялись борьбой за чистоту расы.
      В этот день в лагере была на редкость хорошая дисциплина. То есть, выставлялись дозоры. Ребята, по-моему, в этот же день переселились к нам. Не помню. А потом к нам пришел, наконец-то, Финрод. Я-то думала, что у нас будет тихо-спокойно, что до нас Игра не докатится, а все получилось ой-ой... Меня начинало знобить. Голос я еще вчера сорвала, пытаясь навести порядок в своем маленьком племени. Вот когда пригодился затык! Нет, милые мои, ежели нам еще придется играть вместе, на что я очень надеюсь, такого разгула демократии, граничащего с анархией я больше не допущу. Баста.
      Финрод отлично отыгрывал свою роль. Я, честно говоря, не очень была уверена, что он потянет именно разговорно-импровизационную часть, но все получилось здорово. Орки нас уже грузили, теперь Финрод. (Правда, если бы я на всю катушку начала отыгрывать дикую темную женщину, грузили бы меня Финрод и Эленхильд до конца Игры. И неизвестно бы, кто бы спятил первым. Пришлось подыграть). Значит, настало время думать и принимать чью-либо сторону, поскольку отсидеться уже явно не удастся. Потом гости ушли. Чуть позже заявился Эол с женой. Мне, честно говоря, было несколько странно - как же это они так свободно шатаются по Средиземью и еще ни разу не напоролись? Эол искал Финрода. вел себя довольно надменно и хорошо, что быстро ушел. Наши уже начали на него напрягаться. Зато у халонов он-таки нарвался. И потом долго ходили слухи о "халонский женщин, который родил трех детей и убил один толстый эльф Эол". А потом, сидя в дозоре, я увидела, как дракон гонит Эленхильд. Мы с Хелен побежали туда - может, удастся что сделать. Тут появился и обожженный Финрод, которого дракон, несмотря на наши сладкоречивые уговоры, уволок. Вместе с Эленхильд. Дракон передал нам приглашение в Ангбандский университет, но это все уже было стебом. Высокая Игра на этот день скончалась. Температура подскочила опять. Помню, как к нам приходили феаноринги выяснять судьбу Финрода. В отличие от Эола вели себя очень прилично. Жаль, что потом они на нас наехали. А могли ведь и продолжить дело своего кузена... Так никто к нам больше и не пришел. И остались мы недопросвещенными. И некому было нас убедить идти на Запад, и некому было нас вести... Но - Игра есть Игра.
      Мы успели породниться с лергами и не дали вымереть этим предкам Беорнингов, с домом Беора, с эльфами Оссирианда. Вот уж с ними у нас были прекрасные отношения. С орками мы торговали, было два случая побратимства наших халадинок с Мановарами и Куни, но родства не было.
      В конце дня к нам пожаловала Унголиант собирать дань. Где меня в этот момент носило - не помню. Помню, как позорно драпала от Унголиант с ее свитой до гномов, где нас укрыл Балин. Было мне по жизни худо, но меня откачали и отпоили. Балин очень славно отыграл гномовитость, когда ему в благодарность отсыпали камешков - так было приятно смотреть на его довольную физиономию! Ей-богу, доберусь до Казани и только ради удовольствия посмотреть на гномью радость подарю что-нибудь такое. Придумаю, что.
      Вечером доползла до лагеря. Унголиант у нас похулиганила не очень. Правда, конь Финрода пропал. И наших ребят потоптал тролль. Кстати, о троллях. По жизни у нас в лагере обретался дикий рыжий тролль Гхомб - по имени троллиного бога еды. Игрок виртуозный. Когда он рассказывал о своих похождениях - о том, к примеру, как спер у феанорков борть и обменял ее у гномов на корову и пообедал, это все звучало так вкусно, что прямо слюнки текли. Под конец мы его все-таки прикормили и получили сертификат на первого в Средиземье рэкетира - тролля, прикормленного племенем Халет.
      Наши коровы, скорее похожие на дойных мумаков, были целы. Кархаровы наших ребят тоже уцелели. Словом, потери были небольшими. Вечером вернулась Рика и сказала, что на Священной охоте поймала...Гортхауэра. Информация была по жизни. По Игре мы не знали о том, кто это. Финрод успел нам поведать о Морготе, но о Сауроне не было сказано ни слова. Просто женщине попался некто, прекрасный обликом (тогда он был в обличьи эльфа), и она поняла, что другой добычи искать не станет. Так. Я призвала на Священную поляну духов, чтобы они предупреждали всех случайно туда зашедших, что они очарованы и сият в оцепенении. Но покойника мы могли заполучить только утром. Я еще помолилась о двойне, хотя эту молитву нужно было возносить днем, но, как оказалось, угадала - темная сила услышала и у Рики родилось двое близнецов. Старейшина Хальдад очередной раз впал в воинствующий маразм и объявил о приходе Бардака Гундабадского, страшного зверя. Сволок все немытые миски в лес - пусть бакланы сами потом ищут. Вечер был мирный. Хален и Тирт (Тэм, она же Эри) ходили оплакивать Финрода и просить тело для погребения. Не отдали. Я осипла окончательно. Хальдэн впервые вышел на тропу войны. Понятно было, что к нему никто не пристанет - рослый парень в длинной кольчуге, шлеме, со щитом и моей здоровенной дюралиной килограмма на полтора, по имени "Утешитель". От него просто шарахались, хотя драться он не умеет. Словом, халадинский тяжелый танк. Народ уже не горел желанием кочевать - по жизни. Мы экономически процветали, с гномами - прекрасные отношения, обучаемся, война далеко. Однако я все же хотела отыграть идеологию - подождем, как повернутся события и кто придет к нам обращать.
      Третий день оказался переломным как в моей игровой судьбе, так и в судьбе племени. Вообще, как показывает практика, Игра к третьему дню начинает выдыхаться и распадаться. Утром Рика пошла в мертвятник за Арглином - его вечером потоптал тролль. Так Арглин вышел из мертвятника собственным внуком и сохранил голубую кровь вождей клана Рыси. Я успела поколдовать со скотом и повысить приплод и удой, Мэлдис поколдовала на полях - словом, мы процветали. Но тут вдруг пришли две женщны из Ульфангов и попросили помощи - у них, вроде бы, началась какая-то заразная болезнь. Я позвала Таллит, чтобы узнать, может ли она лечить такое. Таллит по Игре ждала ребенка. И тут нам обеим сделали кулуарки. Я даже не успела обидеться. Убийц тут же порешили, а мы пошли в мертвятник. Что это Марфинги, мы знали, так что кровную месть могли вершить вполне по Игре. Жаль было одного - магия наша погибла вместе со мной. Моя ошибка - будучи в растрепанных чувствах, я не назначила преемника. Но все же Скель - наша жрица - по-моему, сумела наладить порядок в племени. Как я потом узнала, она добилась общей клятвы людей на крови о ненападении, хотя Марфинги опять же от нее увильнули. Кроме того, Рика еще прошлым вечером дала обет отомстить рысям и убила одну из Гэловских девчонок. Решено было отыграть театралку о примирении, но это было уже без меня. Я бесилась в мертвятнике. Спросила у девчонок по жизни - за что? Сказали - жрец приказал. Черт. Что они, совсем с глузду съехали? По Игре племени объявили, что нас убили две сумасшедшие женщины и заплатили нам виру. Но халадины уже не верили Марфингам.
      Вот тут-то и родился второй ребенок Гортхауэра. То есть, я. По матери человек, то есть, стоявший горой за свое племя. По отцу - эльф-летучая мышь-оборотень. Вот такой компот. Мама повела меня в Ангбанд. Познакомила с папой и батьком Морготом. Там я встретила братца, который родился в кольчуге и с мечом, то есть, третьего уровня воин от рождения. Рассказала о гадких Марфингах, которые убили нашу вождицу и беременную лекаршу. Решено было отомстить.
      В Ангбанде было много интересного. Хотя на мой взгляд, чересчур большая и к тому же сборная команда распадается на "кусты" и общая игра идет слабо. Впрочем, это мое личное мнение и , к тому же, я была в Ангбанде недолго и видела немногое. Волколаки мне, к примеру, очень понравились. жаль, что их жрица не успела вчера до нас дойти - поганый тролль загубил. А то была бы и черная агитация... жаль, что так и не получилось подискутировать.
      Мне сделал предложение балрог Гера - Герострат, он же Махтан. Поскольку я только что отдала напрокат батьке Морготу свое ожерелье на роль Наугламира, то мне было обещано все, что я пожелаю. Я пожелала балрога в мужья. "Сгоришь", - сказал Моргот. "Фигушки, у меня папа Гортхауэр", - ответила я. Моргот задумался. "В мужья не дам, только на часок напрокат." Словом, нас засадили в офицерский карцер в тридцать этажей глубиной, где Махтан целый час пел мне серенады. Наконец, батько Моргот сказал, чтобы Гера орал потише. Батьку популярно объяснили, что именно он слышит. "Балроги - горячие мужчины", - сказал Махтан. Я оскорбилась за халадинок и заорала, что это халадинки горячие женщины и даже балрогов заставляют попыхтеть. Казанский дух парил над Ангбандом на тяжелых крыльях... Тут пришла Унголиант.
      "Давай камушки", - нахально потребовало облако тьмы на ножках. Сначала нудно магически переругивались. Затем бедную Дарью вынесли живым бронированным тараном из двадцати орков. Я услышала ее короткий вопль и ругань Махтана - "Что за козел поставил на эту роль хрупкую женщину!"
      Пришла по жизни Скади. Я договорилась с папой об обучении завтра на мага. Вечером звал к себе на менестрельник Балин. Я, по идее, обреталась в Ангбанде, так что информация обо мне и моем брате могла поступить к халадинам и попасть в Игру не ранее завтрашнего утра. Но все вышло несколько иначе. (Кроме того, я вообще в племени была в человеческом обличье, так что по Игре соплеменники ничего о моем оборотничестве не знали тоже).
      Я вообще оказалась чрезвычайно миролюбивым монстром. В племени я сидела в человеческом обличьи, окрестный народ не стремала. Однако мой гуманизм чуть было не дал трещину, когда по дороге к Балину в неигровое время меня у кабака ни за что, ни про что оглушили феанорки. Иду себе, никого не трогаю. Навстречу пяток феанорков. Спрашивают - кто? Честно отвечаю - человек. Как? - изумляются, - и еще живой? Прошли и походя оглушили. За что? Зачем? Я обозлилась и решила - подожду, пока будут возвращаться. Заодно и перекушу. Однако сидеть было скучно, и я пошла к Балину в гости. Там был красивый гномий обряд - по-моему, возводили в сан нового узбада. Потом посидели, попели, пообщались.
      Ночью были лунные поляны... Не забуду, как под почти полной луной по дороге шел воин в красноватой медной кольчуге и шлеме, с огромным серебряным мечом... Наш Дэн патрулировал Восток.
      Наше племя уже давно поняло, что у нас есть возможность вывести предков нуменорцев. Этим же, кстати, занялся и Беор. Правда, в нас была кровь не тех майяр, но Беор, похоже, заполучил ту, что надо. Словом, получился полуфабрикат даже круче, чем у профессора. Кстати, Беору тоже досталось от Марфингов - уже, видимо, за родство с эльфами. Но уж за что они наехали на друаданов - не понимаю. Эти вообще ни с кем не роднились, жили себе мирно, вели прекрасную внутреннюю игру... Но друаданы на тропе войны - это нечто. Их всего-то было шестеро, причем мужчин трое. Но это были Гил с компанией. И потому друадан в полном вооружении, спокойный, уверенный, чуть медведистый - сила страшная. От одного вида зауважаешь.
      Не помню, когда к нам пришли из Оссирианда, приглашать под Завесу Бомбадила. Это был выход. Наши там уже учились, даже был ребенок-полуэльф, там были наши дети. Все это пригодилось, поскольку поутру нас пришли выносить феаноринги по наводке Марфингов. Любопытно, что им сказали Марфинги? Мы же даже не знали еще, кто такой Саурон и почему иметь от него детей - преступление. Я в этот момент была вне лагеря, как и еще несколько человек. Многие сидели по другим командам на обучении и воспитании, потому глупые феаноринги перебили, в основном, духов, ночевавших дома и матерей, по сути находившихся в родильном доме в мертвятнике. Вот когда сказалась польза нашей демографической программы. Благодаря брачным союзам мы оказались практически невыносимы. Мы постоянно рождались. Правда, смешение кровей получилось такое, что к концу игры чистокровных халадинов осталось трое. Хозяйство наше тоже не сильно пострадало. Из восьми дойных мумаков убили только двоих, потоптали всего-то три поля. Однако сперли пожизненный подарок - бич балрога. Правда, потом вернули. Тут моя монстрячья сущность взыграла. Я еще никого не съела, вообще ни разу не обернулась, никого мы не трогали, а тут - здрасьте! Братец же вообще принадлежал отцу и сидел в Ангбанде. Я выпустила когти и развернула крылья, но феаноринги уже ушли. Ну, ладно же. Девчонки сложили нид на феанорингов, а я полетела к папе обучаться. Гхомб тоже плюнул на независимость и пошел обучаться в Ангбанд - озлился на феанорков. Попала я в Ангбанд прямо на обряд воскрешения балрогов - их вчера засыпало. Геру и Прошу (Прометей, он же Гай). Это было нечто! Горели два костра, между которыми лежали балроги. Готмог махал над ними своим кистенем, кругом стояли воины и били в такт мечами по щитам, а по кругу ходил папа и, шизово сверкая глазами, яростным голосом читал жуткие стихи...
      Обучение вылилось в восемь часов при папе - сначала на штурме Минас-Тирита Затем - карательный рейд на Марфингов. Я чуть не сдохла по дороге - сказался хронический недосып и простуда. Сначала, правда, чуть не съела папу, когда он слопал двух наших союзников из дома Беора. Первый семейный конфликт. Однако дочерний долг оказался выше. А ведь могла - у папы в образе мыши один хит, а у меня целых шесть.
      Кстати, у папы оказалось столько детей... От Турингветиль, от волколаков, по-моему, еще и от орчанок... Воистину, Всеобщий Отец был на этот раз не Эру, а Саурон. От нашей мамы Рики появилась еще сестричка - Нэрвен. Тоже воин третьего уровня от рождения и лекарь. Говорят, батько жутко завидовал, но что же делать, если ты семи метров ростом? Только Унголиант и осталась...
      Курков обалдел от наших монстров и запретил их. Однако я еще успела выцепить себе сыночка - гениального экономиста Мура, тоже летучую мышь (в прежней инкарнации он успел обторговать все Средиземье, принеся тем племени немалый доход). Правда, Маккавити сказал нам, что на деле-то должен бы получиться человек со способностью к левитации, устойчивостью к огненному вреду и врожденной магией типа исцеления наложением рук. Такую идею зарубили! А какая была бы защита для племени! Впрочем, я все равно оказалась ветвью тупиковой - сыночка ухлопали под Мордором.
      Тирт стала королевой Оссирианда. Все смешалось в доме халадинском... Темная кровь, светлая кровь - народ один. Говорят, от нас Священной охотой заразились эльфы, но почему-то мужики... Было понятно, что Игра сдыхает. Особенно это стало видно после того, как началась кабацкая разборка феанорков с Морготом. Сидел он там, ей-богу, как царь Макар, подперев рукой голову в сползшей на бок короне... А тут прикатили какую-то страшную махину жуткой убойной силы и фаллического вида (феанорки, чего от них еще ждать), нагнали гопу народу в железе - на одного батька и двух балрогов... Жуть и смех. К тому же природа стала настойчиво выпихивать нас с полигона. Под раскаты грома начался штурм Ангбанда. Белерианд начал тонуть... А местные эльфы в камуфляже и с дивным оружием появились уже давно...
      В последний день мы обнаружили на Священной поляне росточек дуба. Это было маленьким чудом. Все-таки Игра - это не совсем игра... Мы призвали из Оссирианда мага - Леголасточку - для очищения оскверненой поляны. К тому же, мое присутствие в племени его зачерняло, хотя я и не хотела своему народу зла, да и они не знали о моем втором обличьи. Неприятностей у нас от этого хватало, причем почти по жизни. Отыграли классную театралку. Мне, как невольной нечисти, пришлось покинуть племя и вступить на "долгий путь поисков себя". Так команда закрыла Игру. Итог был вполне удовлетворителен - мы перероднились со всеми, с кем могли. Выжили. Закончили Игру с высокими профессиональными уровнями. Наигрались все. Нас узнавали. Я уже не говорю о подвигах нашего отдельного клана - это своя квента. Достаточно только упомянуть штурм Ангбанда в одиночку в полпятого утра Хелмаксом - он же Берен. Барахир из народа Беора, живший у нас в племени, тоже ходил в Ангбанд, вызволять Финрода, только опоздал. Любопытно, кто-нибудь из эльфов попытался хотя бы оплакать своего вождя у вражеских стен? Или вызвать Врага на бой? (После Игры услышала в ответ на этот вопрос - "а зачем?" Ребята, вы эльфы или где? Хотя бы ради красоты Игры, ради того Поступка, для которого на Игру едут!) И почему никто не попытался продолжить его дело и прийти к людям? (В ответ - "а чего же сами не пришли"? Милые, да мы по Игре остались очень даже недопросвещенными. Да и пошли люди по Толкиену в эльфийские края за Финродом. Нету Финрода, так неужто другого не нашлось? Если воины все наперечет, так неужели эльфийки не было ни одной с хорошо подвешенным языком? А мы бы подыграли... Вот и вышло то, что вышло...)
      Говорят, был потрясающе красивый обряд ухода эльфов Митрима. Но все увидеть невозможно. Если бы у кого была камера...
      А дальше был сумасшедший день и банда матушки Махну. "Мы упыри, и славен будь наш труд..." Банда сначала пошла было в тыл феаноркам, но мастера сказали, что нас тут еще нет. Момент был потерян. Правда, под этим соусом Рика заполучила высокоэльфийскую кровь. Она сидела в Дориате - прибежал кто-то и в ужасе сообщил, что феанорки окружили Мордор, а халадины - феанорков и собираются их убивать. Просили Рику уговорить своих сородичей феанорков не трогать. Если учесть, что в обеих халадинских командах было не более двадцати пяти человек, причем только десять мужчин, а в отряде нас было человек десять (точнее, монстров). Правильно говорила до Игры Тошка: слухи - великое оружие. Девчонки рассказывали, что когда они говорили: " мы халадинки" - то в ответ либо шарахались либо уважительно кивали.
      Словом, дали ей в мужья эльфа. Да только мы тогда уже ушли. Обломали нас. Хальдад, озверев от облома - полтора часа сидели в засаде, а нам говорят, что тут нас нет - заорал после объявления очередного стоп-кадра : "Дубль двадцать пятый! Камера, мотор!" И мы пошли на восток , горланя "Маньяка".А меня лично уже давно стал заедать комплекс монстризма - когда можешь слишком многое, ничего не хочется вытворять - неинтересно. Мне больше нравилось ходить в получеловеческом-полуэльфийском варианте. Правда, сразу не видно, что я эльфийски прекрасна, а сертификат показывать, так еще напугаешь кого...
      Короче, мы с тремя гномами пошли стремать Марфингов. Как я потом поняла, мы вполне могли бы их вынести. Но дело кончилось просто стенкой-на-стенку понарошку - народ был и без того застреман до ужаса. Вынесли мы их, одним словом. Отряд монстров - это сила. Я, обученный тролль - "лейтенант, однако, буду!" - четверо медвежутиков, трое людей, три гнома, один вечный младенец с железными зубами, который жрет все, что к нему прикасается, в том числе и оружие. Катапульту эльфийскую сожрал. Словом, завоевали себе одного Мараха для выведения предков королей Нуменора. Потрепались. Вроде неплохие ребята. И все-таки, по-моему, они отыгрывали со своим расовым геноцидом и изоляционизмом явное не то.
      Кто хотел - потом участвовал в образцово-показательных штурмах крепостей гномов и Вицингов (тоже, кстати, классная команда, один внешний имидж чего стоит) без мастерских стоп-кадров. Гномов завалили в их пещерах, да что им - откопаются. Берен Баранья Башка прямо на боевом коне въехал на башню водружать свой стяг "Пятидесятилетия победы" - были варианты - либо под Минас-Тиритом либо пятидесятилетие победы над пятидесятилетием вождя клана Рыси, героически сложившегося под Ангбандом в одиночку вследствие гейса и старческого маразма. Мне уже никого штурмовать не хотелось. Рок, что ли, у меня такой - все игровые штурмы случаются без меня уже которую Игру. А неигровых я еще насмотрелась - штурм Валинора феанорками с применением катапульты, когда засветили в глаз Змею. Валар забегали по Валинору, хватаясь за оружие - Нали спокойненько снимал с дерева огроменный игровой топор. Не сомневаюсь, отделать им можно было и по жизни. И отделал бы... Валар оказались к нолдор суровы и выперли их из Амана. Посадник, видимо, желая утихомирить не в меру развеселившихся сородичей, вытянул руки и пошел вперед, возглашая:"Я - обвал, я - обвал, я медленно наползаю..." (так и вспоминается Ангмар-93 :"Арда, Арда, я - землетрясение, бегу через ручей...") На что кто-то из феанорков, явно получив озарение свыше, пошел ему навстречу с непонятными словами "Я - бульдозер, я - бульдозер..." Мудры, однако, нолдор, такие слова знают!
      Однако, в Аман все же по Прямому Пути попасть не удалось. И вот тогда орда голых мужиков, распевая что-то феанорски-воинственное, пошла вброд через Белегаэр брать Валинор с заднего прохода. Дальнейших событий не ведаю...
      Потом нас позвали в Дориат - на свадьбу Нали и Эриол. И это было здорово. Жаль, что упустила "разборку полетов" в кабаке, но там за людей и так хорошо высказались халоны. Будет еще время на КОНе в Казани, а вот такой свадьбы уже не повторишь. И - словно по волшебству - в небе, еще недавно затянутом тучами, засияли звезды. Мы были как странники, забредшие в замок и ставшие гостями на свадьбе. Здесь были лучшие - хотя и не люблю этого слова - менестрели Средиземья - Виктор Карасев, Лора, Дик, Эльфище, Сэнта, Маглор, Йовин, Леголасточка и еще многие другие. Пожалуй, никогда на этой Игре не было такого ощущения выхода в другой мир, как в этот вечер. Глюков наловилась... Было хорошо до боли. Я ушла еще до конца вечера - очень хотелось спать, болела шея (уж не последствия ли кулуарки?) и совсем пропал голос. Ночь была удивительно тихой и печальной - назавтра мы уезжали...
      Полигон нас выпустил, открыв ясное окошечко в грозовом небе. Ливень немного задел нас перед самой посадкой на поезд до Казани, словно поддавая нам под зад. Мы надоели лесу. Наверное, все же есть что-то или кто-то надо всем этим, и Игра не просто игра - она во что-то вмешивается...

* Примечания - Лин был нашим мастером. Орчанка, которая всех грузила - Анариэль, Арглин - Артем Рыбаков, Алекс - Алеша Михайлов, Хелмакс - Макс Кац (ныне в "Серебряном Волке"), Эол - Боря Батыршин, Арэдель - Лиссэ, Маэдрос - Нильс (Казань), лерги - ребята ихз Обнинска, которые были даринским отрядом в 2000, Гхомб - Брат Жан, Скель - Света Ражева (Екатеринбург), Беор - Володя Пузырников (Форрестер), друаданы - старая Уфа плюс Иваново (Гил, Караул и пр.), Мур - Миша Христенко (Майк, Екатеринбург), Тирт - Тэм, эльф, заразившийся халадинской Священной Охотой - Аэглор.

1995

 


Новости | Кабинет | Каминный зал | Эсгарот | Палантир | Онтомолвище | Архивы | Пончик | Подшивка | Форум | Гостевая книга | Карта сайта | Кто есть кто | Поиск | Одинокая Башня | Кольцо | In Memoriam



Na pervuyu stranicy Отзывы Архивов


Хранители Архивов