Stolica.ruРеклама

Na pervuyu stranicu
Arhivy Minas-TiritaArhivy Minas-Tirita
  Annotirovanniy spisok razdelov sayta


А.Васильев


Воспоминания Саурона с ХИ-98.


Когда Эру сотворил Мелькора. он спросил его :"Ну, первенец, кем ты хочешь быть?" И Мелькор ответил "Я хочу быть полководцем! Ведь тогда меня никто не сможет победить?" "Ну..." - отвечал Эру - "Враги, может быть, и смогут". "Да?.." - задумался Мелькор - "Ну тогда... Тогда я буду Врагом!"

Толкиенистский анекдот.



      Те, что играл в детстве в войну, помнят, что в этой игре все обычно хотели быть русскими, и совершенно никто не хотел быть немцем. Это понятно - мало кому захочется быть плохим, для того, чтобы кто-то другой сумел побыть хорошим. Но хорошие, так уж повелось, не существуют без плохих, и любая победа - это чье-то поражение. Тогда, в детстве, это решалось просто - мы все были хорошими, а плохих заменяли воображаемые персонажи. Но еще тогда у многих из тех, кто бегал по двору с деревянными автоматами, возникло понимание простого факта. Чтобы кто-то один сумел проявить героизм, кто-то другой должен быть врагом.
      Играть роли врагов на играх по Толкиену многим психологически трудно. Люди не хотят чувствовать себя плохими, отсюда возникают разного рода "благородные и возвышенные темные", стремящиеся убедить всех, что они на самом деле куда лучше светлых... Возможно, играть таких темных многим психологически проще. Но при этом - парадокс - труднее становится тем, кто играет светлых. Потому что борьба добра со злом становится очень сложна при отсутствии зла, а одержать победу над врагом затруднительно, если врага нет...
      На ХИ-98 мы ехали врагами. Врагами эльфов, врагами светлых, врагами всего Средиземья. Мы не собирались никого убеждать в том, что мы хорошие. Хорошие были по другую сторону Андуина.

Перед игрой.

      До территории мы добирались как последние пижоны. В 93-м на это ушло около суток - на электричке, на рабочем поезде, с пересадкой и ночевкой в Дружинино, а в этот раз все было совершенно неромантично - два часа на "Газели", и мы прибыли к границе полигона. Точнее, до границы оставалось несколько минут пешком. Пройдя их, мы уже видели внизу строительство Серебристой Гавани. Полигон за пять лет, конечно, немного изменился, но ориентироваться в этих местах все равно можно было хоть с закрытыми глазами.
      Приятным сюрпризом для меня оказалось то, что Мордор стоял на том месте, где на ХИ-93 стояли вайны. И Барад-Дур - резиденция Гортхауэра - находился под той самой ольхой, под которой сиживали вайны пять лет назад.
      Менее приятным, хотя и не сюрпризом, было другое обстоятельство - Мордор не был, как того хотелось бы, монолитной командой. У Мордора до начала игры не было даже сколько-нибудь крупного костяка - небольшие - от трех до семи-восьми человек кучки людей из десяти (!) разных городов. До планируемой численности в 50 человек Мордор явно не добирал, и командой в полном смысле слова на момент заезда не являлся. Все это предстояло делать. Строить крепость, строить людей, сделать из них именно команду, и не просто команду, а "могучие темные силы", способные противостоять светлым. Тот, кто представляет соотношение и расклад сил перед игрой, поймет, какая это была задача. Многие из мордорцев имели минимальный игровой опыт - вплоть до "вообще никакого", а игравших на больших играх среди них были единицы. Но это обстоятельство как раз не очень помешало. Я уже много раз замечал, что молодые игроки вполне могут хорошо играть практически сразу, и часто бывают в этом лучше тех, кто уже ощущает себя "крутыми и обоюдными".
      Организационная и государственная структура Мордора обсуждалась на галерее почти достроенных ворот в последнюю ночь перед игрой. Хотя, некоторые основные моменты были ясны гораздо раньше. С момента утверждения на роль я понимал, что для того, чтобы Мордор представлял собой нечто большее, чем снаряд для разминки эльфов, нужен нормальный руководящий состав, который сможет сделать боеспособной весьма и весьма сборную команду. Командующим войском должен был стать Миша Натуральный, комендантом Мордора - Керим. Это были два Мордорских назгула до начала игры - два Лорда. Следующим звеном в управлении войсками были лейтенанты, а в управлении гарнизоном - префект. Мордор был разбит на роты (которые в процессе игры плавно и сами собой переименовались в когорты), у каждой роты был свой костер и свое хозяйство, в каждой роте (даже в той, что состояла из четырех человек) был один связной и один разведчик. Еще была канцелярия, которая занималась всеми бумажными делами и лекари, которые, понятно, лечили. Еще до игры Миша провел две общие тренировки, к тому же сплочению комнады поспособствовало строительство крепости ("Совместный труд для моей пользы объединяет", как говаривал кот Матроскин), и к началу игры Мордор уже можно было называть командой.
      Ассортимент темных, естественно, не заканчивался на Мордоре. Были Мглистые горы, в которых жили гарты, были два рода вастаков - просто вастаки и Ангелы, были черные нуменорцы - Дикие Птицы, и немного вольных орков. Да, позабыл, еще был Дол-Гулдур. :) С Ангелами и Птицами все было более-менее ясно - во главе кланов стояли кольценосцы, а сами люди поклонялись тьме - это были безоговорочные союзники. К тому же они занимали стратегически очень выгодное положение - в самом начале темной территории, рядом с переправой через Андуин. Таким образом переправа оказывалась под нашим контролем. В минус светлым следует сказать то, что они не придали этому никакого значения, и не пытались ничем скомпенсировать. Гартов также возглавляли кольценосцы, но у них было множество своих родоплеменных заморочек, и, главное, они стояли едва ли не в самом центре светлой территории - в нескольких минутах ходьбы от Раздола. Это автоматически делало их удобной мишенью для удара светлых, и резко понижало эффективность совместных действий - у них практически не оставалось шансов получить помощь при нападении, или оказать ее кому-то другому. По крайней мере, до тех пор, пока они жили на том месте. С точки зрения стратегии, вся их роль на начальном этапе сводилась к тому, чтобы служить буфером для ответного удара - проще говоря, было наиболе вероятно, что отвечать на действия темных светлые пойдут не в Мордор, а к гартам. Что позволяло сохранить Мордор, ценой потери гартов.
      Прочие же небольшие темные (или серые) отряды предстояло собрать под протекторат Мордора, и добиться, чтобы они как минимум были дружественны Мордору и противниками эльфов, если не их полного подчинения. Во второй половине дня был парад. Саурона на параде не показывали, я там был в кепочке, футболке и камуфляжных штанах. Хотелось сыграть тайного Саурона, и в общем, это в немалой мере удалось.
      Слово "Саурон", кстати, в Мордоре было не в ходу - именовать владыку эльфийской кличкой было весьма чревато, и тот, кто называл Гортхауэра как-то иначе рисковал быть наказанным "вплоть до". То же самое относилось и к Улаири - Лорды довольно бытро объяснили рядовому и младшему офицерскому составу, что за слово "назгул" расплата будет быстрой. Собственно, Мордор был на военном положении уже с утра, и темное воинство привыкало к тому, как нужно называть начальников, как отдавать честь, и как действовать, стоя в карауле.
      На момент начала игры Гортхауэр еще не был воплощен. Это было мое решение, принятое по инициативе Дол-Гулдура. Кор писал перед игрой, что у них "вчерне готов красивый обряд воплощения" владыки, и предлагал начать им игру для пущего объединения союзников. Я не возражал, только перенес обряд не на начало игры, а на первый вечер, благо, материальное присутствие владыки на начало игры не требовалось. Тем более, что у меня было полезное свойство - возможность ходить в виде тени - в таком виде я мог разговаривать, но не мог совершать ничего материального. Но это пока и не требовалось.

День первый.

      "Культурная программа" темных на первые сутки игры была достаточно ясна. В первый же вечер планировалось совершить поход силами Мордора и основных союзников. Вечером - собрание тех же союзников в Мордоре, и обряд воплощения. Затем наступает ночь, которая, по директиве, донесенной до всех солдат, должна была быть "темным временем суток" во всех смыслах этого слова. Это был один из пунктов стратегического плана - господство темных должно быть по возможности полным: а) на темной территории - за Андуином; б) ночью - на всей доступной территориии. Надо было добиться того, чтобы светлые не рисковали ходить на темную территорию иначе, чем большим войском, и боялись передвигаться по ночам. Наутро планировалось заниматься объединением прочих готовых к этому народов, а уже дальнейшие события зависели от того, каким будет ответный удар светлых. Целью первого удара была выбрана крепость Виньялонде. Причин для этого было несколько. Виньялонде стояла ближе всех светлых поселений к переправе, и, хотя контролировать переправу оттуда было затруднительно, нужно было пресечь такую возможность. Потом, начинать с похода вглубь светлой территории было по многим причинам нездраво. Кроме того, жителей Виньялонде - верных нуменорцев - Гортхауэр не переносил, едва ли не больше, чем эльфов. И, наконец, такое действие давало светлым возможность ответного удара, развязывало руки для активных действий, без критичных в их масштабе потерь.
      Гортхауэр с войском на Виньялонде не ходил. Под командованием главнокомандующего - Лорда Моргула (Натуральный) отправилась большая часть Мордора, Дол-Гулдур, Ангелы и Птицы. Это был первый поход объединенной армии, и особенных сомнений в его исходе не было. Соотношение численности в этом бою было явно в пользу темных, и это должно было компенсировать отсутствие сыгранности. А сыгранность, слаженность в бою еще предстояло нарабатывать, и с этой точки зрения поход был весьма важным этапом.
      Результаты рейда на Виньялонде оказались неожиданными. При виде приближающегося войска защитники крепости разбежались, побросав в крепости знамя и много оружия, в том числе артефактный меч. Это была первая большая неожиданность той игры. Чего угодно ждал Гортхауэр, но не такого. В первом бою не было убито ни одного противника. Впрочем, во всех остальных отношениях поход был удачен. Войско вернулось с трофеями, солдаты видели бегущих врагов, и главное, армия понемногу становилась слаженной боевой силой.
      Обряд воплощения Гортхауэра был намечен на двенадцать часов. Там должны были собраться все участники похода на Виньялонде. Звали также гартов, как минимум - их Лордов, но в том, что они прийдут были немалые сомнения - оставлять свою крепость, после недавнего разгрома нуменорской, было рисковано. Впрочем, кроме гартов на обряде не было ангелов и птиц, что вызвало недоумение. Был Мордор и Дол-Гулдур. Обряд был, в общем, достаточно прост - все присутствующие стояли широким полукругом, разрыв которого был напротив ворот Брад-Дура. В центре стояло шесть горящих факелов. Все Улаири, которые были здесь, по очереди призвали владыку, после чего Гортхауэр появился из ворот, вошел в круг и произнес вступительную речь. Насколько соответствующе это выглядело - судить тем участникам, которые в большей, чем я, мере были зрителями, но уже после игры встречал в сети отзывы типа "сгибало, давило на плечи" и т.п. Значит, уже неплохо. :)
      Еще во время этого обряда наметилась некоторая странность в отношениях с Дол-Гулдуром. Ниенна - тамошний министр здравохранения - зачем-то пригласила на обряд каких-то посторонних людей. Во избежание утечки информации их, естественно, сначала связали, а потом казнили. У Ниенны это вызвало негодование, и в после разбирательства, комендант Мордора удалил ее из крепости.
      Когда на следующий день Гортхауэр встретился с вождями ангелов, и спросил их, почему они не явились на обряд, те ответили "Мы не сумели пролить вражеской крови, и не могли после этого показываться на глаза". Впрочем, они очень быстро исправили эту недоработку.
      Первая ночь игры была для темных ночью небольших диверсий. Серьезных целей и задач в эту ночь не ставилось, важнее было создать соответствующую атмосферу и нагнетать напряженность. Создать у светлых ощущение, что с наступлением темноты их власть кончается. Заставить их хотя бы немного поколебаться в своей уверенности. А это в положении темных значило немало.
      Тут надо сделать небольшое лирическое отступление. Зная расклад сил, численность, состав и лидеров противника, я считал, что шансов победить военным путем у темных практически нет. И если дело дойдет до прямого вооруженного столкновения, до борьбы "сила на силу" - нашей силы не хватит. Отказаться же от войны со светлыми и пассивно отсиживаться во-первых совершенно не соответствовало роли (светлые, как ни крути, не имеют морального права на первый удар. Без активно действующих темных, без Врага с большой буквы большая игра по Толкиену обречена быть средней феодалкой). Во-вторых, пассивность была для нас гибельна. Только владея инициативой можно было на что-то расситывать. Исходя из этого, для темных был наиболее выгоден диверсионно-партизанский стиль боевых действий - налеты, засады, молниеносные рейды по тылам, вылазки небольших подвижных групп - все то, что позволяло сковывать превосходящие силы противника, не неся больших потерь. Кроме того, для завоевания господства в Арда - цели Саурона - совершенно не нужно было уничтожать всех противников. Ключом к власти в Арда могли стать Кольца власти. Правда, с небольшим добавлением - для этого их сначала нужно было добыть... Первую половину игры я считал, что сделать это военным путем невозможно, и на этот счет были другие планы. Но жизнь внесла коррективы... Впрочем, об этом позже.

Второй день игры.
Вастаки и друаданы приносят присягу Гортхауэру. Визит халадинов в Мордор. Поход объединенного войска темных. Штурм крепости халадинов. Поход на Раздол. Ночь налетов.

      Утром шел процесс объединения под властью Гортхауэра всех племен, потенциально готовых к этому. Присягу приняли вастаки и друаданы. Немного позже подошли посланцы халадинов. Принимать присягу они, скажем так, не стремились, мотивируя это тем, что халадины - мирное племя, воевать ни к кем не могут и не хотят. Правда, при этом они вынуждены были согласиться платить дань, а Гортхауэр взамен пообещал им свою защиту, в случае опасности со светлой стороны. Полноценными союзниками халадины стать, видимо, не могли, но дань была полезной, а сам факт ее уплаты Мордору уже был серьезным проступком в глазах светлых. Впрочем, халадины не сумели (или не захотели) вовремя сделать свой выбор, пытаясь оставаться нейтральными, и им это дорого обошлось. Но - пока отношение к ним в Барад-Дуре было ровным, а условия уплаты дани должны были быть обговорены во второй половине дня.
      Утром был уничтожен последний оплот светлых сил на темном берегу Андуина - Пеларгир. Его вырезали Дикие Птицы, приведя в Мордор трех пленниц. Две из них были принесены в жертву у ворот Барад-Дура, третья скончалась в застенках. Тем же утром войска Мордора навестили храм четырех стихий. Это странное поселение также находилось на темной территории, недалеко от переправы, и накануне служители храма отказались пустить внутрь Улаири, а штурмовать храм было невозможно - его защищала магия. Храм был взят на второй день игры, защищавший его артефакт был разрушен, и после восстановлен в Мордоре. Он оказался необычайно мощным предметом - обеспечивал практически полную недоступность крепости. (Именно поэтому, вскоре он был изъят из Мордора мастерами. Впрочем, ни я, ни кто-либо другой от этого не страдали.) В храме было взято несколько пленных (храмовые жрицы), с которыми Гортхауэр провел беседу. По результатам разговора, храму было оставлено право на существование, но с одним условием: до первого же подозрения в том, что в храме бывают противники Гортхауэра, или жрецы чем-либо помогают светлой стороне. В общем, для жриц этот вариант был весьма выигрышным - альтернативой было только немедленное уничтожение.
      Ни Пеларгир, ни Храм четырех стихий не оказались для темных войск сколько-нибудь серьезной задачей. Армия понемногу набирала опыт, приобретала сыгранность и готовилась к следующим боям. Бои не задержались. Как и ожидалось, ответный удар светлых сил - реакция на Виньялонде - оказался направлен на Мглистые горы. Объединеное войско во главе с Элрондом штурмом взяло крепость. На этом штурме Элронд в первый раз за игру применил свое кольцо. Армию светлых имело смысл попытаться перехватить, пока она не разошлась по лагерям. К тому же, во второй половине дня, согласно договоренности, планировалось посетить Халадинов - взять дань и проверить, не обижает ли их кто-нибудь.
      Этот поход был самым большим по численности из всех походов темной стороны. На него были мобилизованы все доступные силы и союзники - Мордор, Дол-Гулдур, Ангелы, васстаки, Дикие Птицы, друаданы, орки... Армия общей численностью около 130 человек выдвинулась на передовой рубеж и расположилась неподалеку от переправы через Андуин. Вперед ушло небольшое подразделение с задачей провести разведку боем, и, по возможности, выманить противника на основные силы. Однако, эльфийский патруль под командованием Эрестора из Раздола (Ил, Курган) на провокации стойко не поддавался, и подходить к Андуину не стал, что позволило без помех переправиться основным силам, когда стало ясно, что милости от эльфов ждать не стоит. Саурон участвовал в том походе в нематериальном виде - та самая тень, которая может говорить, смотреть и слушать, но не более того. Соответственно, игровой костюм был совершенно абстрактным, серо-зеленым, и внимания не привлекал. (Тут, кстати, возникла неувязка - когда я объяснял особо любопытным встречным, что они не видят ничего, кроме неясной тени, возникали вопросы, почему на мне нет белого хайратника. В следующий выход тени я был в хайратнике, что вызывало вопросы "почему человек в хайратнике разговаривает с игроками").
      После переправы объединенное войско темных должно было двигаться вглубь светлой территории по направлению к кабаку "Мое сокровище", но жизнь преподнесла сюрприз в виде более удачной цели прямо под боком. Разведка сообщила, что в крепости халадинов находится Элендил. Мимо такого человека темные, естественно, пройти не могли. Армия скорректировала курс, и осадила крепость. Элендил действительно был внутри. Даже если бы халадины специально старались навлечь на себя удар темных, лучшего способа, чем принимать его у себя, они бы придумать не смогли. Впрочем, они, похоже, не вполне это осознали, и пытались со стен крепости аппелировать к тому, что Гортхауэр обещал им свою защиту... Не знаю, привело ли их к этой мысли то, что меня не было видно со стены, или они надеялись, что армия занимается самодеятельностью, в любом случае, смотрелось это забавно.
      Штурм был достаточно коротким. Элендил (Руст) совершил героический, без скидок, рывок из ворот, пытаясь пробиться с Нарсилом к назгулам, но на общем ходе штурма это практически не сказалось. Правда, его прорыв не пропал даром - несмотря на то, что добраться до цели Элендилу не удалось, он случайно зацепил одного из улаири у самых ворот. Один из Лордов Ангелов был развоплощен. Впрочем, несмотря на это, бой был для темных победным. Крепость взята, Элендил убит, Исилдур тоже. Нарсил захвачен. Задача защиты халадинов отпала сама собой. В принципе, войска могли возвращаться с победой. Но... Гортхауэр какое-то время колебался. С одной стороны, минимальную задачу похода можно было считать выполненой, а оставлять надолго без защиты свои крепости было опасно. Существовал немалый риск потерять их - сил у светлых вполне хватило бы на то, чтобы одновременно связать боем армию, и штурмовать Мордор (я не знал тогда, что при приближении темной армии светлые предпочитали пассивную оборону). Но поход этой армии - самой крупной из всех, собираемых темными - мог стать отличной демонстрацией сил, инструментом психологического давления. К тому же, хотелось прощупать следующую, гораздо более сложную цель - Раздол. В результате, армия получила приказ идти на Раздол. Часть войска была отправлена на защиту крепостей, к тому же, в Мордор как раз в этот момент переселялись гарты. По прикидкам, этих сил должно было хватить на то, чтобы при возможной осаде задержать противника на какое-то время, а уж подошедшая с тыла армия темных закончила бы дело подобающим образом.
      Темное войско двинулась на Раздол. Встречавшиеся по пути небольшие эльфийские отряды в бой не вступали (что было весьма разумно с их стороны), а просто спасались бегством (что, наоборот, было весьма неразумно, но очень распространено). Самым неприятным участком пути была дорога через лес, уже недалеко от Раздола. Узкая, часто петляющая тропинка, по которой можно идти только по одному - идеальное место для засад. В этом месте я ожидал всяких сюрпизов. Впрочем, эльфы проявили военную хитрость, и обманули мои ожидания. Сюрпризов не было. Армия беспрепятственно дошла до Имладриса. Осада Раздола была непродолжительной. Практически сразу выяснилось, что крепость защищена магией, преодолеть которую улайры не могут. Гортхауэр же, как уже упоминалось, был в бестелесном облике и материального воздействия не оказывал. Поэтому войско провело под Раздолом ровно столько времени, сколько потребовалось для того, чтобы найти раздольские поля. Надо сказать, что к маскировке полей эльфы отнеслись очень внимательно, и разведчикам пришлось основательно обшарить окрестности, прежде чем они нашли нечто, похожее на поле. Мордорские плантации, расположенные прямо возле ворот на этом фоне выглядели прямо-таки вызывающе. (Впрочем, по иронии судьды, в процессе осады Мордора эти поля найти так и не смогли, хотя осаждающие располагались непосредственно на них) Продолжать осаду дальше не имело смысла. Большое войско не должно неподвижно стоять. Тем более, постоянно сохранялась опасность (точнее, у меня сохранялась надежда), что светлые попытаются-таки напасть на крепости в наше отсутствие. Войско сняло осаду и отправилось домой. По пути назад имели место стычки с эльфийскими отрядами. Загадкой для меня, правда, так и осталось то, каким образом отступающие эльфийские группы оказались у Раздола позже, чем наступающие темные.
      Один из атакующих отрядов сжег магией Лорд Моргул. (Этот эпизод впоследствии вызвал массу споров - создание куба огня было прописано в его сертификате в результате мастерской ошибки. Впоследствии ему довольно сильно урезали возможности - в компенсацию. Впрочем, слухи, ходившие про эту сцену, хоть и поражали воображение, но несколько отрывались от реальности - по словам мастеров в том огненном кубе погибло всего шесть человек.) В общем, стычки с эльфами при отходе имели место, но действия светлых носили при этом, скорее, спонтанный характер. Войско вернулось из похода, получило благодарность, и приказ не раслабляться и готовиться к отражению вражеского удара.
      Именно так, и не иначе - я ожидал, что после такой демонстрации сил ответный удар по Мордору последует обязательно. Предыдущие события - штурм Мглистых, и последовавший вскоре после этого поход темного войска - должны были наглядно показать, что удары по союзникам Мордора не дают желанного эффекта, и надо бы что-то с этим делать.
      В Мордоре планировался ранний утренний подъем, союзники также были предупреждены и проинструктированы. Темные готовились отражать утреннюю атаку. Но до утра была еще целая ночь. А ночь, как известно - темное время суток... В отличие от первой ночи, когда темные ходили мелкими группами, вторая отличалась бОльшими масштабами. Наученные опытом прошлой ночи, светлые ходили не поодиночке, а небольшими группами, но темные-то ходили уже большими группами, что позволяло добиваться нужного им эффекта. Впрочем, вторая ночь была интересна не стычками на дорогах. Это была ночь крепостей. Больше всего выпало на долю Линдона. Морская диверсия женщин Ангелов, к сожалению, не удалась, хотя замысел был и хорош. Но вторая операция - совместный налет Ангелов и первой когорты Мордора, под командованием Лорда Змея (Бродяга) был весьма удачен. Линдон (чей моральный дух в тот момент, по отзывам, и так не поражал своей силой) был вырезан и сожжен. Больше того - Лорд Змей снял с Кирдана Кольцо Огня. Держал его в руках. Но... В этот момент произошло чудо. Чудо выглядело на редкость прозаично, и имело вид вылезшего из палатки мастера. Мастер сказал: "Здесь стена огня, отдай кольцо обратно!". Таким образом, в результате чуда, одна из основных целей налета оказалась недостижимой.
      Это чудо навело меня на оригинальную мысль. Я понял, что захватить кольца власти так, как я раньше предполагал - средствами "малой войны", видимо, не удастся, ибо от дальнейших "чудес" мы, к сожалению, не застрахованы. Подумав над этой ситуацией, я пришел к выводу, что наиболее вероятный путь получения колец в данной ситуации - это брать их в открытом бою. Перед игрой мне это представлялось практически невозможным, но игровые события показали, что я заблуждался.
      У футбольных комментаторов есть оригинальный термин - "огорчить". "Команда такая-то сегодня огорчила команду такую-то". Так вот, в ту ночь темные "огорчили" еще одну крепость - Раздол. Ночной налет на Раздол, по сути, был жизненно необходимой операцией. Еще днем, во время боевых действий, один из Улаири был ранен поименованным мечом - не помню уже, каким именно. Сразу этого не отследили, и ситуация была решена по другому. Он начал постепенно "слабеть" - терять силы и хиты, и окончательно развоплотиться должен был к шести часам утра. Для того, чтобы его излечить, был необходим тот самый клинок, которым назгул был ранен. Клинок, ясное дело, ушел вместе со своим хозяином. В Раздол. Около четырех часов ночи туда же отправилась группа из Мордора. Клинок был взят без пяти минут шесть - в лучших традициях приключенческого кино. До развоплощения одному из Лордов Мглистых Гор не хватило пяти минут. Несколько неожиданным оказалось то, что владыки Элронда в момент налета в крепости не оказалось. Светлые и темные склонны были по разному оценивать эту ситуацию: светлые говорили, что будь Владыка на месте, нападавшим бы не поздоровилось, а темные считали, что окажись Элронд дома, у них была бы возможность в эту ночь взять еще одно кольцо.
      Как бы то ни было, но события разворачивались весьма благоприятным для темных образом. Выслушав доклады о ночных операциях, Гортхауэр понял, что поднимать войска в шесть часов в общем-то незачем. Рано утром ответного удара светлых не будет. И еще неизвестно, будет ли он вообще.
БИКЮ Третий день игры.
Односторонний мораторий темных.

      Это утро было для меня временем напряженного раздумья. С одной стороны, момент для решающей атаки был самый удачный. Светлые далеко не в лучшей форме, после свех вчерашних и ночных событий, темная армия, напротив, отмобилизована и готова к действию. Темные едины и организованы, светлые раздроблены и подавлены. При хорошем темпе похода (на который армия вполне способна) полный разгром светлых - вопрос нескольких часов. И в этом заключался основной недостаток такого решения. Оно фактически приводило к окончанию игры. Чего не хотелось, несмотря на то, что с точки зрения Саурона ход был бы вполне логичный. Философский вопрос "Что делать?" звучал в этот момент как "Бить или не бить?". После достаточно долгих раздумий я принял решение не торопить события. Дать светлым шанс прийти в себя, собрать силы и ответить должным образом. Дать возможность если не победить, то хотя бы проявить активность. У армии сегодня был день расслабухи. Только под вечер темные когорты переходили Андуин, но без какой-либо конкретной цели, и, как следствие, без каких-либо конкретных результатов. Гортхауэр принимал разведдонесения, вел дипломатические переговоры и готовился к завтрашнему походу - создавал нужные заклинания. Жизнь на светлой территории в этот день действительно оживилась. На том берегу Андуина началось движение, на центральной поляне стало людно, более того, появились даже светлые патрули, обходившие территорию между Раздолом и Арнором (так теперь называлась многострадальная крепость Халадинов). В общем, жизнь входила в спокойное русло. Как будто не было войны, темных армий, назгулов...
      Но они были.
      Трудно сказать, что думали светлые об этой, неожиданно образовавшейся передышке. Ясно одно - использовать ее они не смогли. Сутки подходили к концу, и ждать дольше не имело смысла. Светлым эта передышка мало что дала, а для темных была и вовсе бессмысленна - это был, пожалуй, единственный день, когда темные ходили по Средиземью и рубились без всякой цели - просто для создания эффекта присутствия. Что, на мой взгляд, вовсе не было хорошо.

Четвертый день.
Взятие Раздола. Исчезновение магии колец. Разгром светлых под Мордором.

      Утро четвертого дня было для темного блока весьма ранним. Поход задумывался так, чтобы оказаться у стен вражеской крепости сразу после начала штурмового времени. Цель была определена давно - Раздол.
      Раздол обещал быть достаточно сложной крепостью, и, в общем, он эти ожидания оправдал. Штурм был достаточно тяжелым, насыщенным магией (с вытекающими отсюда прелестями типа тайм-стопов и разбирательств, чье заклинание на кого подействовало). Впрочем, темное войско подготовилось к этому штурму достаточно хорошо. Почти все заклинания, приготовленные Гортхауэром накануне, успешно сработали. Был уничтожен артефакт, державший пояс вокруг Раздола, при помощи другого заклинания был убит Элронд, а дальше все решала подготовка и организованность нападающих. После того, как ворота были взяты, штурм длился недолго. Для темной стороны он был, пожалуй, самым трудным по потерям из всех - сказалась магическая насыщенность. В процессе обмена магическими ударами под действие своего же заклятия попал Гортхауэр (То, что на Элронде лежит заклятие отражения к тому времени было уже понятно, но я в это время разбирал с мастерами результат своей предыдущей атаки, и этого момента не отследил. Результат был драматическим. :) Гортхауэр, для предупреждения попыток суицида был тщательно связан, и назад от разрушенного Раздола его несли на штурмовой лестнице. Весь этот процесс вызвал массу эмоций как у носильщиков, так и у Гортхауэра). Несмотря на потери (которые, впрочем, можно было прогнозировать) штурм был несомненно удачным. Раздол разрушен, Элронд убит, взято Кольцо Воздуха. В этот день Гортхауэр собирался вплотную заняться сбором колец.
      После Раздола темная армия вернулась на свой берег, а Гортхауэр снова воплотился в нормальную форму. Следующей целью должен был стать Лориэн. Линдон Гортхауэр штурмовать не собирался. До тех пор, пока в Средиземье были эльфы, нужно было дать им возможность уплывать в Валинор, более того, подталкивать их к этому. Будут ли эльфы убиты, или они покинут Средиземье сами - для темных практически все равно. Разрушив же Линдон, темные поставили бы эльфов перед необходимостью или драться до конца, или погибнуть бесславно. Выгоднее было оставить им путь к отступлению.
      Впрочем, жизнь вновь внесла свои коррективы. Было около полудня, когда Гортхауэр почувствовал, что сила колец пропала. Великая цепь оказалась разомкнута, и магия аретфактов ушла из этого мира. Сделать это можно было только одним способом - удалив одно из Колец Власти из Средиземья. Результат же был, в общем, вполне предсказуем. Кольца перестали действовать. Назгулы развоплотились, магия артефактов пропала. Эльфийские маги постепенно теряют свою силу, и вскоре потеряют ее совсем. Собственно, "эльфийскую эпоху" в Средиземье с этого момента можно было считать завершившейся. Тем более, что в обозримом будущем в Средиземье оставался только один маг - Гортхауэр...
      Этот шаг был для меня неожиданным. Я понимал, почему это было сделано - видимо, эльфы пытались таким своеобразным образом предотвратить захват остальных колец. Но вот вопрос "зачем это было сделано?" для меня остался непонятным. Парадокс состоял в том, что удалив кольцо эльфы лишили себя последней надежды на победу. Перевели противостояние в чисто военную плоскость, в которой, это было уже ясно, темные их существенно превосходили за счет лучшей организованности и сыгранности. При этом, Гортхауэр таки-оставался мощным магом, хотя утрата свойств кольца и уменьшила его возможности. Но темный блок и так в течение всей игры не делал ставку на магию, предпочитая более проверенные и простые средства. В общем, обрушив магию светлые лишились своего главного преимущества. Впрочем, у них оставалось еще преимущество в численности, но я сомневался, что они смогут его использовать. Хотя, как показали дальнейшие события, мои сомнения оправдались не полностью.
      Впрочем, в тот момент я думал не об этом. Меня занимала в первую очередь мысль - не мастерский ли это ход, и действительно ли все происшедшее было сделано по игре. Когда этот вопрос был выяснен, передо мной встал второй. Фактически, поступок эльфов, отправивших кольцо в Валинор, решил очень многие задачи Саурона. Эльфы своими руками лишили себя перспектив на дальнейшее существование в Средиземье. У них оставалось теперь только два пути - уйти в Валинор, или погибнуть. Гортхауэра устраивали оба эти варианта. Собственно, его задача во второу эпоху была решена. В Средиземье в недалекой перспективе не оставалось серьезных противников.
      Все, что оставалось делать после такого поворота событий - это методично вырезать оставшихся эльфов, подталкивая их к бегству из Средиземья. Выражаясь более приземленно - зачистка территории.
      Четвертый день игры был замечателен еще одним фактом. Впервые за всю игру светлые удивили меня не своей пассивностью, а совершенно наоборот. Около трех часов от разведки стали поступать сообщения о том, что на Мордор собирается выступать большое эльфийское войско. Само по себе это вполне можно было прогнозировать - традиционный "последний штурм" на играх не редкость. Причем, этот штурм был, в принципе, вполне обоснован по игре - время эльфов в Средиземье фактически закончилось, и с их стороны было вполне объяснимо желание уничтожить Саурона, чтобы Средиземье не досталось ему. Удивило меня другое - масштабность мероприятия. В тот момент я уже практически не верил в то, что светлые способны собраться и действовать сообща. Однако, как минимум собраться они вполне смогли...
      Примерно к половине четвертого в Мордор были стянуты все основные силы армии темных. Ангелы, гарты, Птицы, собственно, мордорские когорты - все те, кто составлял ударную мощь темных сил. Дол-Гулдур не явился. На переданный через гонца приказ они ответили, что считают свою крепость более безопасной, и предпочитают отсидеться в ней. На повторный приказ они ответили, что согласны приютить у себя Мордор, если Гортхауэр на этом настаивает...
      Вскоре после этого на поляну перед Мордором начали стягиваться светлые. Войско, собранное ими впечатляло. Преимущество в численности нападавших получалось примерно трехкратным. Уже после игры я узнал, что личная магия эльфийских владык не уменьшалась со временем, как это должно было бы быть, а напротив, чудесным образом возрастала. И в момент штурма Мордора Галадриэль по магическим способностям оказалась равна Саурону, а прочие эльфийские маги немного мне уступали... Впрочем, тогда я об этом не знал. И не собирался применять в этом бою магию - хотелось провести его "по человечески".
      Штурм начался достаточно вяло. Вскоре после начала осады, эльфы магией снесли мордорские ворота. Впрочем, перед воротами был еще ров. Примерно через сорок минут после падения ворот, штурмующие решили все же выдвинуться к ним. Вперед пошла гномийская "черепаха". "Черепаха" смотрелась прекрасно! Ровно построенная, неторопливо продвигающаяся, она производила крайне внушительное впечатление. Когда она постепенно придвинулась почти к самым воротам, меня стало одолевать сильнейшее искушение. Черепаха как раз входила в "зону поражения" одного из заклинаний Гортхауэра - образование глубокого рва... Такую возможность Гортхауэр не мог упустить. В результате появления рва в него провалились все, составлявшие черепаху гномы (больше двадцати), и, как выяснилось, находившаяся внутри эльфийская царская семья - Келеборн, Галадриэль и их дочка. Уже после игры я узнал, что они собирались с помощью магии засыпать мордорский ров... Этот момент был переломным в штурме. После падения "черепахи" темные, находившиеся в крепости, уже чувствовали себя победителями. Довершить начатое мешало одно обстоятельство - Галадриэль вытребовала себе право на посмертное проклятие - немоту Саурона. В результате убрать ров при помощи магии я не мог до конца магического цикла. Таким образом, осада затягивалась. Впрочем, Орофер, король Зеленолесья (Запорожский) после этого эпизода увел свои войска. За ним потянулось еще некоторое количество защитников, и стало непонятно, чего, собственно, хотят добиться оставшиеся. Зато у "осажденных" такой проблемы не было - темная армия через потайной выход выбралась за стены Мордора, и, обойдя крепость с двух сторон сконцентрировалась двумя группами в тылу у светлых. В результате красивого (с башни смотрелось очень хорошо) тактического маневра светлые оказались атакованы с двух сторон. Для них это был полный разгром.
      Судя по всему, многие считали, что штурм будет успешным, Мордор будет взят, и это станет логическим завершением игры. Однако, жизнь, в который уже раз внесла коррективы. Поход, который мог бы стать победоносным для светлых, закончился их полным провалом. Собственно, это тоже можно было считать логическим завершением игры. Не знаю, была ли еще у светлых возможность переломить ситуацию в свою пользу. Некоторые считают, что была. Что же, возможно...
      Вечером того же дня Гортхауэра провозгласили императором всего Средиземья. Силы, способной воспротивится этому, в Средиземье уже не было. После последней неудачи светлые не были способны к активному сопротивлению, не говоря уже о каких-то решительных действиях. В темном блоке, впрочем, тоже происходили изменения. Раньше отношения Мордора с основными союзниками строились на том, что их лидеры были Улайрами, подчинявшимися Гортхауэру. После падения магии колец назгулы развоплотились, и отношения с разными племенами пришлось налаживать по новому, и на другой основе. Это был достаточно сложный для Гортхауэра момент - выбрав неправильную линию поведения в тот момент вполне можно было лишиться армии, а вместо союзников обрести врагов. Собственно, это был момент начала становления Темной Империи, когда темный блок из военного союза начал превращаться в государство.
      Из внешних целей у темных, по существу, осталась только одна - гномы. С самого начала игры Гортхауэр отдал строгое распоряжение - гномов не трогать, иначе чем при необходимой обороне. Постоянно подчеркивалось, что гномы - не враги Гортхауэру. Привлечь гномов на свою сторону как союзников, было на момент начала игры малореально, но хотелось добиться хотя бы того, чтобы они не выступали как противники. И это, в общем, удалось - серьезное военное противостояние с гномами имело место только во время памятного штурма Мордора. Я рассчитывал, что падение "черепахи" в пропасть произвело на гномов нужное впечатление, а следовательно, момент для серьезных разговором с ними созрел. Во все гномийские поселения - в Морию, к серым и синим гномам были отправлены гонцы с предложением стать вассалами Мордора, и приглашением прибыть на разговор к Гортхауэру. Фактически, гномам предстояло выбрать, на какой они стороне. Оставаться нейтральными было далее невозможно. Я готов был закрыть глаза на то, что гномы участвовали в походе на Мордор, полагая, что за это они уже поплатились. Иметь вассалами гномов, как добытчиков полезных ископаемых, было бы полезно для будущей Империи, к тому же, гномы, в отличие от эльфов, были вполне способны стать подданными темного государства. Переговоры с гномами проходили ночью. Успешнее всего сложилась ситуация с Морией - прямо во время визита морийской делегации с ними был подписан вассальный договор. Посланец серых гномов предпочитал отвечать уклончиво, аппелировал к экономическим соображениям и предлагал дождаться утра, что и было решено. Решительнее всех были настроены синие гномы, которые прислали Гортхауэру кирку, сопроводив ее словами о том, что если Императору нужны руды и драгоценные камни, пусть он придет, и накопает их сам. (Уже после игры я узнал, что смелость синих гномов простиралась еще дальше - оказалось, что кирка являла собой фаллический символ, что должно было, видимо, оскорбить Гортхауэра еще больше. Впрочем, этот аспект оказался незадействованным, поскольку в темноте я ничего такого в кирке не опознал, а при свете дня - тем более :) ). Впрочем, поведение синих гномов и без этого было достаточно вызывающим, поэтому Гортхауэр пообещал им, что непременно прийдет и накопает все, что ему надо, так что пусть гномы не удивляются. Впрочем, синим гномам также было дано время подумать до утра.

Пятый день игры.
Последний поход по Средиземью. Последняя битва. Финал.

      Утром последнего дня объединенная армия темных отправилась в последний поход. Мордор, гарты, Птицы, Ангелы - все основные силы темного блока (Дол-Гулдур к таковым я уже давно не относил). В этот день передо мной стояла, по существу, только одна задача - ни разу не проиграть. Мастера еще накануне сообщили мне примерный срок окончания игры - полдень. Но игра должна была иметь логическое завершение, и я не хотел, чтобы таковым стало, пусть и небольшое, но поражение темной армии.
      Перейдя через Андуин, армия уничтожила небольшой отряд светлых, и подошла к крепости Халадинов, которая теперь считалась Арнором. На предложение стать вассалами Императора, халадины возразили стихами. Гортхауэр ответил в прозе, и крепость была вынесена. В очередной, и последний на этой игре раз. После халадинов армия встретилась с войском серых гномов, стоящим на холме. Их вид не оставлял сомнений в том, какое решение они приняли в отношении вассалитета Мордору. Гномы стояли в удобном месте, были хорошо вооружены (в войске было три балисты), но по непонятной мне причине проявили странную пассивность. Армия темных обошла их с двух сторон, заняла более выгодную позицию и уничтожила подчистую.
      После этого боя остались только одни гномы, отношения с которыми надо было упорядочнить - синие. Армия двинулась к гномам синих гор. У синих гномов была, собственно, не крепость, а пещера, на поверхности земли находились только ворота. Это, в общем, лишь облегчало мою задачу, поскольку я собирался не штурмовать гномов, а похоронить их под завалом. Вассалы-гномы в лице Мории у Гортхауэра уже были, и синих гномов имело смысл просто наказать. Раз уж они предлагали мне копать самому - пусть пожинают плоды своей гордости. Впрочем, "чудеса" в тот день сыпались на Гортхауэра дождем. Заклинание "землетрясение" сработало, но никакого эффекта не дало. (Я хочу сказать, что вполне понимаю мастеров. В последний день игры у Саурона не было иной задачи, кроме как планомерно вырезать оставшихся светлых. Понятно, что ни светлым, ни мастерам такой расклад совершенно не нравился. Мастера пытались компенсировать это как могли - а могли они, по сути, лишь урезать возможности Саурона насколько это возможно. Я понимаю это, и не предъявляю претензий, но в тот день мое настроение от таких поворотов ничуть не улучшалось).
      Поняв, что "проявления высшей воли" не дадут закончить с гномами так, как того хотелось, Гортхауэр рассердился. Орки принесли из лесу таран - длинный, чтобы не попасть под камни - и принялись ломать ворота. У синих гномов было неколько ворот, располеженных в идущей под углом галерее. Длинным тараном можно было сломать только первые. Дальше за дело взялся Император. :) Ворота синих гномов ломались при помощи самой надежной магии - приложения физической силы.
      Гортхауэр, по своему статусу не принимавший участия в боях, вошел во вкус и крушил ворота от души. :) Впрочем, от этого занятия его оторвал главнокомандующий, сказавший историческую фразу "Владыка, не время развлекаться, пора заниматься делом". Подошедшие морийские гномы сообщили, что светлые снова собираются попытаться штурмовать Мордор. Гортхауэр принял решение не размениваться на мелкие стычки, а покончить с противником одним ударом. Имперетор произнес речь, в которой (обращаясь, преимущественно к мастерам) вызывал всех, кто желает оспаривать его право владеть Средиземьем на решающую битву на центральной поляне полигона. Мастерам было предложено оповестить всех, что темная армия будет ждать там до полудня.
      После этого войско развернулось, и отправилось к месту последней битвы, оставляя за спиной пещеру синих гномов, с последними недоломанными воротами. На место боя темные прибыли не первыми. На выбранном для построения месте уже находился какой-то светлый отряд, который, впрочем, отступил, когда армия направилась к нему. В этот момент многое зависело от того, сумеют ли стороны мобилизовать все свои силы и своевременно собрать их к месту боя. Впрочем, в этом темные существенно превосходили светлых с самого начала игры. Темная армия, учавствовавшая в последней битве, состояла из сыгранных и прошедших массу боев подразделений. Отсутствие Дол-Гулдура, который снова сделал вид, что ничего не знал и не слышал, уже никого не удивляло и не смущало.
      К двенадцати часом светлые не собрались. Полностью светлое войско построилось примерно к сорока минутам первого. По численности оно превосходило нас немногим менее, чем в два раза, впрочем, такой расклад меня вполне устраивал. Армия светлых была очень красиво и грамотно построена. Я не знаю, кто руководил построением, но он постарался на совесть. На фоне светлого "полумесяца" с одинаковыми щитами в центре, и группами легковооруженных войнов на флангах, темная фаланга смотрелась скромно. Впрочем, темных это уже не обманывало. Главнокомандующий выбрал хорошее место для построения фаланги - на взгорке, за спиной лес, солнце светит сзади. Когда светлое войско двинулось вперед, темные подпустили его примерно на двадцать метров, после чего побежали навстречу. Светлая фаланга, которая так хорошо смотрелась, пока стояла неподвижно, не смогла сохранить строй в движении, и вместо стены щитов превратилась в хаотичную массу людей. Темный строй, напротив, бежал почти так же ровно, как стоял, и это решило исход боя. Мы выиграли этот бой, и эту войну. Выиграли эту эпоху. В средиземье начиналась новая - эпоха Империи Гортхауэра.

После игры.

      Я не помню другой большой игры, отзывы о которой были бы настолько полярны. Причем, те особенности, которые порадовали одних, очень часто были обидными для других.
      Что лично меня порадовало на этой игре.
      Порадовало, что темные действовали не от балды, не беспорядочно, не потому, что "так написано", а следуя логике. Логике событий и логике своих персонажей. Порадовало то, что темная армия была сплоченной и управляемой силой. То, что удалось наладить нормальную работу разведки в масштабах целого блока. То, люди были настроемы на игру, а не на отдых. Не порадовало то, что всего этого недоставало светлым.
      У нас был сильный, многочисленный, хорошо вооруженный, но при этом неорганизованный и безинициативный противник. "Сколько бы нас ни было, мы должны обеспечить светлым наличие Врага" - эту фразу я повторял перед игрой неоднократно. То, что враг оказался для светлых слишком сильным, стало сюрпризом. Впрочем, гораздо более неприятным сюрпризом стало то, что многим светлым это обстоятельство мешало играть... Порадовало то, что интенсивная военная компания ничуть не мешала играть темным. Мы сумели создать у светлых ощущение безликой темной силы, которой невозможно противостоять, но при этом все темные были разными. Вастаки, Птицы, Гарты, мордорские когорты, людские и орочьи - все отличались друг от друга, и при этом действовали единой армией.
      На игре было множество эпизодов, заслуживающих упоминания, о которых я не упомянул. Это, в общем, неудивительно - Гортхауэр в первую очередь обращал внимание на глобальные события, а не на отдельные эпизоды повседневной жизни. Специфика ключевой роли вообще не располагает к созерцательному настроению. Так что данный текст не претендует, увы, на полноту картины, и вряд ли даст всеобъемлющее представление об игре. Но, я надеюсь, он поможет многим понять, чем руководствовались их враги. А мне кажется, мы были хорошими врагами. Если кто-то может - пусть сделает лучше. :)


Верстка - Терн


Прислала Оксана Степашкина

 


Новости | Кабинет | Каминный зал | Эсгарот | Палантир | Онтомолвище | Архивы | Пончик | Подшивка | Форум | Гостевая книга | Карта сайта | Кто есть кто | Поиск | Одинокая Башня | Кольцо | In Memoriam



Na pervuyu stranicy Отзывы Архивов


Хранители Архивов