Stolica.ruРеклама

Na pervuyu stranicu
Arhivy Minas-TiritaArhivy Minas-Tirita
  Annotirovanniy spisok razdelov sayta

Воспоминания с Горловских ХИ-98
Комментарий бывшей Галадриэли

К. Кинн

  Закон соблюден, и Польза несомненна... А как же Любовь?
   Г.Л.Олди, "Черный Баламут"

Каждый дар опасен, а иначе в нем не было бы силы.
   Дж.Р.Р.Т., "Myth transformed"

Они уже согласны заплатить
Любой ценой, и жизнью бы рискнули...
   В.Высоцкий

Насчет врагов и противников. В одном моем рассказе два персонажа ведут примерно такой обмен репликами: "Ты мнишь себя моим врагом? - Ты враг мне, а что ты думаешь обо мне - неважно". Первый - само собой, черный властелин, бяка и бука. Второй - светлый рыцарь, защитник и т.п. Именно так. Можно не считать себя врагом, но быть им. Противник - тот, с кем выходишь на поединок или играешь в шахматы. А враг - тот, с кем сражаешься насмерть. Вот Саурон не зря Враг. Он не может быть противником. Так и назгулы - враги.

Они, конечно, люди, но и нелюди тоже. Улайри - это смертный, лишенный смерти, и оттого переставший быть человеком. Он - нечто иное. Противоестественное. Он - одно со своим кольцом. Он часть кольца, и кольцо - часть его. Утилитаризм внеморален, а потому вполне понятно, что иметь дело с кольценосцами опасно. Но без Единого Кольца, вновь обретя смерть - кем они стали? Это вопрос важный, и поэтому-то Гилдор и Ласик и пошли к ним беседовать о правде жизни. Их приход был своего рода испытанием "на человечность", то есть на принадлежность к людям. Если бы назгулы их убили - это означало бы, что они существа конченные, лишившиеся последней искры света, которая одна давала надежду на спасение. Однако развернулся диспут - то есть что-то там еще было людское. Для них, оставшихся в живых после исчезновения Единого Кольца, остался и шанс на спасение, шанс стать просто людьми. Смертными. Искупить свои грехи.

Отсюда и последняя фраза Ласика о том, что эльфы уходят непобежденными. Победить эльфы не могут по определению. Единственное, что в их силах - это не дать победить Врагу. Победить же Врага могут только смертные. Причем не просто смертные, а прошедшие испытание высшей силой, поборовшие искушение власти и могущества.

 

И вот здесь мы подходим к теме Кольца и испытания Кольцом. Все, кто так или иначе оказался вовлечен в действие колец, за свою причастность к этому расплачиваются. Невозможно остаться прежним - и невозможно выиграть для себя. Победа над Врагом - это уничтожение Кольца. А уничтожение Кольца - это утрата прежнего мира, дома и равновесия. Мир меняется, и героям, совершившим изменение, места в новом мире нет, а к старому вернуться уже нельзя. "Пока идет война - мы все герои, а после войн героям места нет".

Тот, кто прикасается к Кольцу, обречен на потери. По максимуму (если он слаб духом) он утратит себя и погубит свою душу вместе с остальным миром. По минимуму - потеряет все, что имел. Принимая на себя квэст Кольца, он принимает на себя обязательство таскать для других каштаны из адского огня, ничего не требуя для себя и не ожидая награды за свои подвиги. Любое движение Кольца затрагивает и эльфов, и назгулов. И те. И другие вовлекаются в квэст Кольца, потому что иначе невозможно. Эльфы - помощь герою, назгулы - помеха и преследователи. Путь к Ородруину не может быть гладким, это испытание. А главный враг героя - само Кольцо. Фродо ведь так и не сумел бросить Кольцо в Ородруин, оно его захватило. И эльфы, помогавшие ему, потеряли все и должны уйти. Но они-то знали, на что идут, и все же готовы были заплатить свою цену за избавление Средиземья от опасности.

В нашей же игре за дела этих холмовых эльфов заплатили другие. Заплатила Галадриэль. Заплатили назгулы. С одной стороны, все они знали, что платить придется. С другой - заплатить пришлось за чужие дела. А эти авари - они чем заплатили? Они потеряли дом? Им пришлось покинуть Средиземье? Они испытали страшное и соблазнительное притяжение Кольца? Испытали, каково это - владеть великим могуществом и вдруг разом утратить его?

Они тоже знали, как надо, знали лучше всех. И насильно привели всех к счастью. Вот только от них ничего не потребовалось, кроме ритуальных действий. Они сыграли в шахматы со всеми нами.

Они ничего не потеряли, но все приобрели. Так не бывает, особенно в делах, связанных с Кольцом. Как бестрепетно они решили мою судьбу! Я взвешивала и размышляла, соразмеряя каждое свое действие так, чтобы никого не заставлять. Все, что я позволяла себе - это помочь эльфу или человеку понять, какой перед ним стоит выбор, и дать ему опору для решения. Я ничего и ни за кого не решала. Хотя могущества и власти у меня было достаточно, чтобы построить по стойке смирно весь Арнор и всех эльфов. А моей магии и чар вполне хватило бы, чтобы устроить веселую жизнь назгулам без всякого Кольца (Мы бы тебе тоже скучать не дали. - Р. - У нас война или где? - КК. - Галадриэль хочет? Галадриэль получит! - Р.). Но где же здесь Свет? Чем я тогда отличалась бы от Врага? Да, я знаю как надо. Более того, я уверена, что права. Мое "как надо": каждый должен выбирать сам. И все. "Надежда станет жить под небесами, а дальше люди разберутся сами". И эльфы тоже. Если мне подчинялись - то добровольно. Если за мной шли - то по собственному выбору. Спасения насильно не бывает.

 


Новости | Кабинет | Каминный зал | Эсгарот | Палантир | Онтомолвище | Архивы | Пончик | Подшивка | Форум | Гостевая книга | Карта сайта | Кто есть кто | Поиск | Одинокая Башня | Кольцо | In Memoriam



Na pervuyu stranicy Отзывы Архивов


Хранители Архивов