Stolica.ruРеклама

Na pervuyu stranicu
Arhivy Minas-TiritaArhivy Minas-Tirita
  Annotirovanniy spisok razdelov sayta

Дина Бpомбеpг, Келебpиан-98

ХИ-98. Воспоминания

Итак, мой отчет об игре ХИ-98.

Меня напрягли две вещи:
1. Ситуация в команде, как она складывалась с самого начала
2. Ситуация с недоинформированностью мастеров, от которой порой только челюсть нижнюю ловить успеваешь.

Очень порадовало:
Полигон. Сказка! Песня! Ностальжи по 93 году! Настоящее Средиземье.
Состав региональных и техмастеров. Все им огромное спасибо, в первую очередь Димону Нежданову, который то и дело забивал на мастерский козлизм, его команде - Светке, Ольге, Натуське, Клепе, там был кто-то еще, я просто не знаю, кто именно. Конечно, Юленьке Емельяновой - нашему ангелу-хранителю. Мастеру-посреднику Лориена.
Зеленым эльфам - за все хорошее.
Гномам - и Серым и морийцам. За классную игру. Кабакам - все было такое настоящее! Вкусная еда, наивежливейшее обслуживание!
Моей любимой навсегда Уфе - за то, что все, кого я хотела видеть, смогли выбраться.
Келеборну - за спасение эльфийской игры.
Наталье Некрасовой - за то, что вытащила меня на ХИ.
Кэтрин Кинн - за то, что помогла не обломаться, когда не просят.
Железной гвардии Галадриэли - за твердость принципов.
И всем остальным - просто так.

1 день

Началось с того, что мы приехали с Кинн довольно поздно - за три часа до начала игры. Приезжаю - в команде уже два котла. Вместо одного, общего, как решили еще в Москве. И около одного из котлов потихоньку зреет конфликт Уфы и ребят Алекса (Леши Михайлова, Москва). Уфа играла летучий отряд Келеборна, ребята Алекса - свиту Галадриэли. Существовала также гвардия Галадриэли (8 человек из клуба "Наследие предков"), к котлу которой мы с растерянностью пристроились, поскольку относились к ним по игре.

Первый вечер я добросовестно отыгрывала малолетнюю Келебриан. Я сразу для себя решила, что девчонка должна быть немного оторвой и непослушной и иметь на этой почве великую любовь отца и конфликты с матерью. Так и вышло. Во временной последовательности это выглядело так:

- Келебриан просится в мамой к гномам, мама не берет;

- Келебриан убегает, ее ловит лекарь (Лиссэ), грузит ее за отношения взрослых и детей и за камушки (начатки литотерапии, я бы сказала);

- Келебриан стащила кинжал у Лиссэ, пока та грузила ее;

- Келебриан поранила живот, ее лечат. Папа Келеборн немного ругается, потом отводит дочку в сторону и шепчет на ухо, что у него большие политические планы, только он не хочет, чтобы мама о них знала. Ему нужна помощь дочки. ОК - сказала я. Попутно выяснилось, что моего персонажа в мастерской разработке нет, и мне ничего не положено. Никаких пряников. Я спорить не стала, но про себя положила доказать, что я таки есть, и вы еще обо мне узнаете.

Этот день событийно описывать трудно - поддается описанию только настроение. Во-первых, ощущение полной собственной ненужности в команде + всякие напряги личного характера, в основном бытового. Жалобы - по игре и по жизни. В большом количестве. Вытянутая морда Алекса. Страшная весть о мышах, которых на полигоне тьма и которые разносят ГЛПС - геморрагическую лихорадку с почечным синдромом. Еле удалось убедить людей перенести продукты с земли в шатер или, по крайности прикрыть их полиэтиленом так, чтобы мыши не добрались. И все равно постоянно в лагере посуда валялась на земле!

К нам уже приходили. Уже есть погибшие. Убили Руста и одного из гвардии. Руста убили очень обидно, когда он столб вкапывал. В спину из лука не то из арбалета. А играл он келеборновского брата. Кошмар!

Перегруженная информацией Галадриэль только рычит, а когда я пытаюсь говорить по жизни, рычит еще сильнее. Ну и хрен с ним. Сажусь ждать папу и треплюсь с Тилем. От нечего делать решаю побаловаться "пожизненной магией", раз мою прошенную и обещанную песенную магию мне не дали: сооружаю фиал (пока не Галадриэли, а свой собственный) и пою над ним песенку. Через пять минут появляется живой и здоровый папа с Шутником (Андреем Денисовым). Идем спать. Завтра будет день и будет пища.

2 день

Я встала поздно. Утро было потрачено на попытки пристать то к матери, то к воспитательнице. В конце концов я устала слушать их рычание и даже немного обиделась. Добыла у мастеров разрешение на фиалы, радуясь, что у меня появился собственный кусочек магии, причем весьма действенной -фиал действительно отгонял различную нечисть, количество - в зависимости от ситуации. Переоделась и пошла побродить вокруг - в конце концов, я еще до игры обещала зайти в кабак к Никодиму и там чего-нибудь спеть.

Тропинок я пока как следует не знала, поэтому свернула малость не туда (потом, вечером, это сильно мне пригодилось) и забралась к ручью. Перешла, поднялась снова наверх и наткнулась на каких-то диких , жутко разрисованных детей, стерегших тропинку. Дети от меня шарахнулись и спросили, не орк ли я. Это я-то орк! С подведенными по-эльфийски глазками и с гитарой! Дело кончилось тем, что я им спела "Серебро Господа моего" и пошла дальше. Дошла до Орофера, которого играл бритый Серж. Совершенно классно играл - у Сержа получился настоящий зелено-эльфийский король. Там я исполнила, ко всеобщему удовольствию, "Галадриэль-блюз" и пошла дальше. Благополучно дошла до кабака. Спела там - за песню мне подали чашку воды с "Зукой". Восхитилась про себя по поводу чудесного обслуживания и вполне адекватной кабацкой обстановки. Поблагодарила и вернулась обратно.

Родители, естественно, ругались, причем оба. Папа, правда, не очень. Мама же решила, что пора меня к делу пристраивать. Показала чашу, Элессар и кольцо. По-моему она тогда так и не догадалась еще, как с ней работать, и я ничего толкового пока от нее не узнала. Ну и ладно.

В команде - слепой (Алекс), немой (Ян) и спящий тяжкий магическим сном (Макс). Алекса я благополучно излечила с помощью фиала, Макса тоже разбудила песней. Не одна, конечно, во втором случае мне помогала Мири из ребят Алекса, кто был в первом - не помню точно, кажется, Кинн. Тоже неплохо.

У Кинн, то бишь Эленхильд, которая работает со шпионами - информация о том, что Ниенну обидел сам Папа Сау, чуть ли не выгнал публично из Дол-Гулдура, и под этим соусом из нее решили вытрясти информацию. Я умолила всех отпустить меня с гитарой в личине. В сопровождении немого - его играл Ян из команды Алекса. (Немоту бедняга заработал за неигровые разговоры в присутствии мастера). Мне это пока что было на руку. Я велела ему смотреть в оба и запоминать. Ян согласно помычал, и мы пошли.

Шли нормально, пока не нарвались на Диких птиц, которые нас обобрали и сильно задержали. И в Дол-Гулдур мы не попали. То есть я не попала. Личина с меня, так сказать, сползла, как та повязка из известного анекдота. Дарить же им себя в истинном виде мне сильно не хотелось - слишком жирно. Ну, пришлось повернуть обратно. А Ян героически пошел вперед. По дорогое я нарвалась на нашего Булатку, которого утром пришил кто-то нехороший (Булату вообще на такие вещи везло, на этой игре он в общей сложности 6 раз попадал в мертвятник, причем один раз его посадила мастерица, которая сама же и попросила проводить до мертвятника. В графе "Причина смерти" записала: "Выпас козлов". Вот уж действительно, козлица!) Булат оказался Исилдуром, а поскольку Элендила, его папу, я уже имела удовольствие обозреть сегодня утром в Лориене, то решила поиграться в лямур и спросила напрямик, как он относится к эльфам и, в частности, к бракам с эльфийками, вернее, с конкретной эльфийкой царского рода. Ответ был самый положительный. Я попыталась было настоять, чтобы он прошелся со мной до папы-мамы и там мы хотя бы отметили помолвку. При всех, так сказать. Но Булатка уперся, что его ждет Элендил - Элендилом, кстати, выпустили Руста. Договорились, что вечером он, как положено истинному потомку Элроса, пришлет нормальных сватов и попросит моей руки.

Прихожу обратно - дома переполох. У мамы и одного из гвардейцев паралич. Чаша, видите ли, тяжелая, нельзя ее таскать поодиночке. А они попробовали, ну и надорвались. Жалко. Вылечили. Дальше пошли вести всякие нехорошие. Под халадинами (это ближе к кабаку Эльфища) собрался черный танк и топтался там уже приличное время. Элендил с сыновьями ментально взывали о помощи, так что у мамы от их мысленных криков мозги закладывало. Наши, естественно, откликнулись чистосердечно. В конце концов Элендила и Исилдура сложили назгула, это я увидела в чаше своими глазами. Черный танк катился к нам все ближе и ближе. Наших, ушедших помогать Элендилу, тоже не было видно. Наконец было принято решение бросить Лориен пуст и спасаться бегством к Ороферу.

Мы было давай бог ноги, как вдруг - заминка. Мама перерезала себе горло! Причем подоплека была такая: якобы Саурон наслал на нее кровожадность (и не только на нее, как выяснилось позже). Я пыталась спасти ее с помощью фиала, но было поздно! И вот весь груз артефактов оказался на мне. Так велела передать Галадриэль перед смертью. Мол, теперь я хранитель етого добра. Знаете, некоторые в этой ситуации, я знаю, обрадовались бы. Но у меня в буквальном смысле слова подкосились ноги. Я не шучу. Судьба игры зависела теперь во многом от того, что я сделаю со всеми этими магическими штуками и как распоряжусь собственным игровым временем.

До Орофера добрались без приключений. Посидели. Поговорили. Умный дядька Орофер предложил попробовать изготовить большой защитный артефакт. И напридумывать диспелл-мэйджиков на самих себя и на что-то еще, не помню. У меня совершенно ехала крыша. У Кинн - в меньшей степени, и слава Единому, а то бы я осталась в абсолютном одиночестве, и притом без информации. Тем временем вернулся гонец из Лориена, Макс, один из алексовских ребят. Он сообщил, что свита Галадриэль все, до единого, решили избрать меня своей владычицей. Еще одна соломинка к грузу ответственности. Тяжела ты, шапка Мономаха! Ну, что делать, так вышло.

В Лориене: алексовские выслушали мою команду по поводу порядка в лагере и гонцов и занялись делом. И довольно споро. Гвардия же лениво сказала, что никому, окромя Галадриэли, они не присягали и присягать не будут. Ну, не больно и хотелось. Нет так нет.

Пришли мастера, загрузили меня по поводу чаши и прочего. В принципе, ничего нового и умного не сказали.

Пришел гонец от Элронда - звать на Белсовет.

Мы стали собираться, Кинн пришлось отпаивать кофе, чтобы она пришла в себя, попутно мы придумывали, какой линии будем придерживаться.

В этот момент из темноты, как всегда бесшумно, появился Шутник. Отозвал меня в сторону и сказал, что Келеборн перекастовался и напялил на себя личину старичка. Сейчас Келеборн придет, чтобы поговорить со мной, а его, Шутника, послал предупредить, чтобы я не испугалась.

Денискин отыгрыш меня действительно немного напугал. Дениска скроил такую рожу, что мне померещилось - у папули по жизни что-то с головой не в порядке. И руку мою стиснул так, что пришлось в ответ сердито зашипеть. Тогда он опомнился и стал со мной говорить нормально. Я спросила, что ему нужно. "Все", - ответил он. "Мать оставила сокровища не тебе, а мне. Да и тебе еще нужно доказать, что ты действительно мой отец", - ответила я. В общем, я его проверила фиалом (надеясь, что если папа - на деле нечисть, то фиал хотя бы поможет выявить это). Только тогда, когда мастера, посовещавшись, сказали, что я действительно вижу перед собой отца - только тут я немного расслабилась. Келеборн сказал, что у него начало получаться с магией. И он не хотел бы, чтобы какой-то из артефактов попал в чужие руки. Ну, насчет чаши он мог не беспокоиться - чашу мать зарыла перед бегстовм, место ему указал Пашка - извиняюсь, эльф, который зарывал. Кольцо Воды - ну извините. А Элессар тем более. Честно говоря, я плохо понимала, что происходит. Страшный недостаток информации! И времени!

Мы разошлись. Келеборн пошел к Серым гномам. Мы с Кинн на Совет. Шутник был почти все время с нами. Проводил до Раздола. В Раздоле - долгие разговоры о том, что надо сделать артефакт. Морийский царь приглашает нас к себе. Гавань игнорирует Совет (О, как они были правы!) Идем в Морию через Лориен. В Лориене Шутник говорит, что чашу утащил Келеборн. Вот черт! Сообщаю об этом Элронду, всячески прикрывая папу и ломая дурочку. Кучма едва не матерится. Ну и пусть. Все равно папуля употребит чашу в дело лучше, чем все эти ... владыки. Плюс ко всему заколебал так называемый "истинный король Лориена". Дело в том, что в Лориене было таки коренное население - 5 человек, кажется, из Ярославля. И вот парень, который вылез играть ихнего короля, достал всех. Птичка мозгоклюй. Впирался, куда его не просят. На Совете он был один активный, остальным тупо хотелось спать. Решали долго. Мы с Кинн переделывали висы, которые принес Элронд. Обсуждали, что изготовляем. Владыки меня потрясли своим эгоизмом, а мастера - тупизмом. Дело в том, что когда речь зашла о том, какой именно артефакт употребить в дело, я предложила Элессар. Чистый. Скованный во имя любви ради любви (кем и для кого - я думаю, объяснять не надо). Мы с Кинн надеялись сыграть именно на этом. С моей стороны это была действительно Жертва. Ухмылка Элронда: "Знаю, что за сокровище ты имеешь в виду". Сковали венец. Общими силами. Впихнули в него Элессар. Далматыч, мастер Мории, тихо тащился от наших действий, но на результат это не повлияло. Все делалось в полусне, к утру, к 7 часам мы были никакие. Чувство безумной опустошенности. Ощущение, что все действия ушли в песок, в никуда. Ощущение обманутости, обобранности - я добровольно отдала свое родовое сокровище для общего дела, и никто этого не оценил, ни игроки, ни мастера, хотя это был поступок вполне в рамках образа дочери Галадриэли и внучки Финарфина. Именно так могла бы поступить Келебриан, окажись она в подобной ситуации. Так мне казалось.

3 день

Собственно, в него плавно перешла предыдущая игровая ночь.

Лагерь полусонный. Мы с Кинн - две тени. Вытащили пенки к костру, поскольку палатка за ночь почему-то слегка отсырела. Да и душно в ней. Свежего воздуха хотелось. Я пробормотала, что если кто придет, будите - кастану брандспойт, своих не узнает.

Прибежал довольный папа, сообщив, что скоро с помощью зеркала начнет кастовать руду. "Из меня руда будет сыпаться, понимаешь!" - кричал он. "Поздравляю, что не песок", - ответила я, засыпая.

Проспали мы недолго. Меня подняли криком, что я опять нужна на Белсовете. Мы же с Кинн решили тянуть время. Пошли помыться. Помылись ( с небольшими приключениями - мужики все почему-то немеряно нас стеснялись и так извинялись, проходя мимо, что становилось аж неловко. Хотя мы были одетые). Идем наверх в лагерь - на тропинке папа с Булатом. "Не ходи на Совет. Ты нужна мне у гномов, ОК?" - "ОК". - "Тебя проводит Булат, хорошо?" - "Да, я приду". В лагере встретила... возрожденную мать, которая довольно сурово сказала, что вот, только отдай мне Элессар, а я тут же с ним такое сотворю. Хотите верьте, хотите нет, но я обиделась. Здорово. Почти до слез. Интересно, значит кулуарить себя можно от мастерского произволу, а Элессар отдавать нельзя! В общем, я потусовалась еще немного в лагере, поняла, что опять настал прежний бардак, и пошли мы с Булатом к гномам.

Гномы (Антон Трубников и команда, Свердловск) стояли на месте Ангмара-93. Нам по дороге рассказали байку о том, как гномы, придя на это место, увидели старые ангмарские стены и подивились. Уважением прониклись и не стали их разбирать. Потом пришел Баграт и , почесав бороду, задумчиво сказал: "Нам бы.. гвозди-то наши забрать". И забрал. Едва крепость не рухнула. А гномы на Баграта маленько напряглись.

Гномы были настоящие. Гномистые-гномистые. Гномовитые-гномовитые. С огромным молотом Махала, который служил одновременно противовесом воротам. Келеборна они привечали да еще как. К нашему появлению тоже отнеслись с видимым почтением.

Чаша стояла в библиотеке. Оказывается, гномам надо было узнать, что за кирку они нашли. И еще Келеборн хотел отковать зеркальные магические щиты. Которые отражали бы всю магию. Но и сами при этом держались бы недолго. Дело в том, что с утра уже была попытка осадить Раздол (если не ошибаюсь), и там кто-то из назгулов кастанул куб огня 10х10 м. Эльфов это, естественно, возмутило - что за ДНД в масштабах полигона. Дениске хотелось противопоставить им что-нибудь такое же. Не хуже, по крайней мере.

Сначала мы узнали про кирку. Оказался слабый, но все же детектор. Ну и хорошо. Гномы обрадовались, царь полез в глубь горы искать Аркенстон (которого, как выяснилось позже, на игре не было. * Но об этом речь впереди).

Потом стали отковывать щиты. Вот тут я увидела, как бьет молот Махала - гулко стучит о землю. И как гномы всем миром раскручивают рудную мешалку. Представьте себе импровизированное колесо, вокруг которого в несколько рядов, лучами, выстроились гномы, а потом с криком "Махал" побежали все в одном направлении. Мощно. Мои висы на этом фоне выглядели просто ужасно. Блекло и по-нищенски. А главное - мы сдуру включили в обряд зеркало Галадриэли. Это нам все испортило. Ничего не вышло. Просто три очень хороших щита. (Мастера сказали нам нечто довольно туманное, но мы и сами догадались.) Ну и ладно. Было уже время обеда. Из Лориена прибежали гонцы с просьбой вернуть зеркало. Мы им ответили, что конечно, вот, мы его тут случайно нашли и сами собирались нести в Лориен. Галадриэль зовет мужа вернуться. И дочь тоже хочет видеть, сказали гонцы. Ладно, мы идем, ответил папа.

По дороге к нам пристали сабры - непонятное человецкое племя, говорившее на странной смеси иврита, идиша, немецкого и русского. Побились немного с нашими на тупом оружии. Потом мы зашли в кабак и как белые люди, вернее, эльфы, нормально пожрали. На сытый желудок добрались до Лориена.

А в Лориене - буча. Руст окончательно разругался с алексовскими и собирался сворачивать лагерь. Крику было. Писать об этом особо не хочется, честно говоря. Но в результате произошло две заметных вещи. Во-первых, Алекс откололся окончательно - ну и не очень-то хотелось. Они больше так и не играли вместе со всеми, просто жили где-то рядом сами по себе. Но это никого особо не волновало. Но самое главное - у Натальи (Галадриэль) наконец-то голова встала на место, и она начала взаимодействовать с мужем, то есть с Келеборном. И слава Богу!

Вечером Келеборн нас отправил к гномам. Девчонки наши, правда, потом ушли, а мы с Натальей остались у гномов ждать Келеборна, как было велено мужем и отцом. Ночевали у гномов. Хочу попутно их немеряно поблагодарить - от холодной смерти спасли. На мне было ситцевое платье и суконка, и нас никто не предупредил, что мы остаемся на ночь. Но гномы помереть не дали, заботливо укутали в свитера и спальники.

4 день

Утром к гномам прискакал весь Лориен. Папа сиял - он окончательно запудрил мозги эльфийским владыкам. И запустил под шумок очередную хранительную зюку - Кольцо Земли (изготовленное загодя, накануне вечером)! На папу я смотрела с искренним восхищением.

Раздол очередной раз в осаде. Элронд давно в мертвятнике. И опять черная магия изо всех щелей. Прицельный огонь из огнеметов, так сказать. Подробнее не знаю, уж извините - и без того с чужих слов. Возмущенные эльфы судили и рядили по этому поводу. Лиссэ (которая к тому времени благодаря своему упорству стала уже лекарем пятого уровня, то есть могла мановением руки из мертвых воскрешать) предъявила то, что ей удалось нарыть в библиотеке Мандоса (то есть человек ходил в Мандос за знаниями! Уважаю такое достойное упорство! И мастера, по ее словам, тоже!) - трактат, написанные неким эльфом Хэрильтаном о литотерапии. Камней там было перечислено - не счесть, всего не упомню. Помню только, что алмаз, как выяснилось, отгонял любую нечисть, чуть ли не самого Папу Сау. Мы изучили сей трактат, и отправились к зеркалу спрашивать. Процесс вопрошания занял весьма длительное время, поскольку Финн (Финогенов-младший, брат Фродиса), главный мастер по магии, накануне подходил к Келеборну и просил, чтобы на все важные вещи мы его лично приглашали, а то нам такого насчитают... Гонец в белом хайратнике побег до мастерятника за Финном. Тем временем у Кинн и Тайки (она же Аэглах, телохранительница Галадриэль) возникла идея рухнуть какую-нибудь крепость черных в их отсутствие. Они совершенно обалденно переделали "Черную Башню" Хеледис, но - опять заминка. Никак не можем решить, какую именно башню будем рухать и надо ли это делать вообще.

Пришел Финн. Вопросы и сведения в трактате повергли его в состояние полного опофигения. Судя по всему, мастера сами не знают, какая информация запущена в игру. Ни хрена себе!

Тигра - эеленый эльф. Явился сам по себе, просто ему надоел бардак. "Если вы мне сейчас не отдадите Кольцо Воды, я его сам утащу и все равно в Валинор заброшу". Кольцо отдали, Тигра поплыл в Валинор. По жизни! (Все из-за мастера, который при сем присутствовал. Мастер сначала сказал "Плыви по жизни", а потом, когда Тигра начал раздеваться, сказал, что пошутил. Тигра ответил "А я не пошутил", разделся и поплыл, толкая перед собой бревно, то бишь корабль. Короче, слава Эарендилу!)

Я подошла к матери и на ушко сообщила ей, что мне плохо. Кольцо меня немного успело поработить (не без моей догадливости и помощи мастеров), поскольку на Белсовете N1 я его активизировала в процессе создания элрондовского венуя. Кольцо, как мне сказали, возжелало меня, а я - его. Короче, я стала потихоньку чахнуть. Отыгрывала по мере сил. Мамуля об этом узнала из Зеркала, гладила меня по голове, и так далее. Рухать башню отказались, вместо этого было решено свести на нет всякую магию. Кинн и Тайка обиделись (вернее, обиделись их персонажи) и ушли проповедовать финродианство. А мы с гномами забацали обрядище, опять с рудной мешалкой и прочим. Гномий царь вернул свое кольцо земным недрам, мы же, эльфы то бишь, обратились к стихиям. Наталья шаманила в центре круга, мы бегали вокруг нее, потом, по слову мастера, все без сил упали на землю и 15 минут оставались недвижимы. Гвардия, правда, очень смешно поползла к ногам Натальи с криками "Матушка" Голубушка!" Я, соответственно, решила, что уж теперь-то я наверняка мертва, и долго лежала башкой в пыли, пока мне это не надоело. В принципе, все семейство должно было быть мертвеньким, но подошел Димон, спросил: "А вы бескорыстно отдали всю магию?" - "Естественно!" - "Ну, тогда вы живы, и даже при половине кастов каждый". Тьфу ты, опять умереть спокойно не дали, подумала я. Второй раз за день в живых оставили. Ну и ладно. Послужим еще на благо общего дела.

А у черных в тот момент пала магия, назгула развоплотились и, как нам потом рассказывали мастера, ужасно обиделись. Досадно, еще бы! Ты только разбежался, а тут такое!

Белые Силы собирались недалеко от Мории. Папины происки довели до того, что владыки эльфов, гномов и людей собрались почти что на Битву Последнего Союза. (Собственно, папа разослал гонцов с просьбой собраться, но не от своего имени, а всем - от разного, так что никто не догадался, кто возмутил всеобщее спокойствие). И всей гопой пошли выносить Мордор.

По дороге мы пытались наколдовать себе диспелл-мэйджики, но мастера не пропустили. Так что пришлось беречься - Сау, как нам сказали, из эльфийского мага мог вполне себе сотворить нового назгула или чего похуже. Папа всю дорогу дергал нас с матушкой, боясь, как бы мы не сбежали, как бы мы не попались кому нехорошему и так далее.

Залючительный аккорд. Битва, естественно, велась по принципу "Настоящих буйных мало, вот и нету вожаков". Ров толком засыпать не смогли. Мы сначала магией обрушили им ворота. Подошел мастер и предупредил: "Магия в пределах видимости". Гномы прикрыли нас щитами, мы проорали что-то короткое и крепкое, наспех сочиненное. Все все видели, все все слышали. Мастеpа минут десять совещались, потом вынесли вердикт - ворота снесены. Уже неплохо!

Мы ушли обратно в лесок. Папа все нервничал и говорил "Ребята, плохо, что нет Дол-Гулдура, они еще могут прийти." (По странному стечению обстоятельств Дол-Гулдур стоял практически рядом с Мордором). Маме и мне было уже все равно. Понятно, что игра кончилась, и что мы завершили ее достойно.

Тут нас позвали помочь засыпать ров. Мы подошли в пределы видимости, насколько позволяли мордорские арбалетчики и гномьи щиты. Снова крикнули. "Я ничего не слышал", - сказал мастер Мордора. - "Подойдите ближе".

Я вышла из игры - у меня касты кончились и стала наблюдать, как мать, отец и Кинн пытаются подойти под самые стены. Им это удалось! "Нет", - ответил мастер Мордора (некто Рауль), - "Саурон все равно успел быстрее. И теперь там, где вы стояли - огромная пропасть, бездна. Там вы все и лежите." Мать на прощанье отспорила себе право предсмертного проклятия и получила его. Ей разрешили произнести затык на Сау, и затык подействовал. Сау на несколько часов онемел в прямом смысле - попробуй поколдуй без вербальной магии. Я этого не видела - мы с папой в мертвятник пошли. Там Дениска остался спать, а я сказала, что просто выхожу из игры. То есть Келебриан уплыла в Валинор, скорбя душой и телом по погибшим родителям.

Дальше неинтересно. Мы просто отрывались. И народ тоже отрывался. В кабак ходили. Чашу Галадриэли вечером осквернили - вино пили из нея. Купались, конечно - у меня, например, было ощущение, что на мне налипло полтонны грязи. Песни пели в кабаке.

Ну, и то, что на следующий день случилось. Но об этом писать не хочу. А то опять заведусь. Меня тогда человеческий эгоизм и сю-сюреализм убил просто на месте. Кощунственностью своей. Нельзя такие события так обсуждать. А то, что концерт все равно состоялся, было совершенно правильно.

Вот и все.

Жалко, что у красноярцев не удалась игра.

Жалко, что они повторили много своих ошибок образца 93-го и наших образца 97-го.

И на ХИ я, наверное, больше не поеду. Неинтересно.

                                                                         

* Насколько я знаю, Аpкенстон на игpе был. Пpосто хозяева не захотели его никому показывать (и вообще использовать). Ринглин.

 


Новости | Кабинет | Каминный зал | Эсгарот | Палантир | Онтомолвище | Архивы | Пончик | Подшивка | Форум | Гостевая книга | Карта сайта | Кто есть кто | Поиск | Одинокая Башня | Кольцо | In Memoriam



Na pervuyu stranicy Отзывы Архивов


Хранители Архивов