Stolica.ruРеклама

Na pervuyu stranicu
Arhivy Minas-TiritaArhivy Minas-Tirita
  Annotirovanniy spisok razdelov sayta

Эна, Лайхэ

Сказ о том, как два целителя работу искали

(по мотивам Донецких ХИ - Ангмарские войны-98)

Вступление

Началось это с того, что у Лайхэ появилась мечта. Мечта называлась Донецкие ХИ, и на момент своего возникновения была она столь же сладостна, сколь и недостижима, ибо появилась означенная мечта на ЗилантКоне-97. Но прошло время, наступила весна. И вот мы, наведя движение по поводу правил и заявок, отправились в далекий Брусин претворять в жизнь данную мечту. Мы - это Лайхэ с ее шлеей под мантией и фаталистически настроенная Эна.

Легенды сочинять не пришлось. Поехали мы на игру нашими собственными персонажами: Эна - эльфом по имени Хэрильтан, Лайхэ - Эллейн из Лоссарнаха. Оба - бродячие целители, зарабатывающие себе на жизнь. Ни к светлому, ни к темному блоку мы относиться не собирались, слегка покривив при этом душой. Правда, кривили мы ей напрасно, потому что на игре все равно пришлось выбирать...

Глава 1

Строяк

...А мастерятник - туда!!! (Надпись на волчатнике)

Итак, добрались. После пропыленной и холодной Москвы (из которой мы привычно увезли погоду, начинавшую становиться более-менее приличной) на Украине нас радостно всЪ3тЪ0ретили вовсю зеленеющий лес, тепло, аромат сирени и черемухи, тюльпаны в зеленой траве и тучи приветливых комаров. И все, ибо на станции не встречал никто. А коряво написанное на асфальте возле платформы слово "полигон" и неясная стрелка полустерлись и давали нечеткие указания. И пошли мы, солнцем палимы, с наслаждением полной грудью вдыхая ароматный украинский воздух. Дышать хотелось очень - рюкзаки были под сорок кило. Там, где заканчивались признаки цивилизации, выраженные кучкой пансионатов, пришел конец и нашей ориентации на местности. Но прибыло спасение.

Спасение именовалось Готмог, который безропотно взвалил на себя самый тяжелый рюкзак и бодро повел нас малохоженными тропами.
- Ты уверен, что нам туда?

- Так короче... наверно.
- А как на полигоне с водой?
- Вода есть.
- А комаров много?
- Нет, комаров немного. Мошки больше.

Вода на полигоне была. Обойдя под слитное, радостное кваканье лягушек около трех гранд-луж, пару болотцев и два озера, перейдя по крайне неуверенному в себе мостику речушку, мы добрались до мастерятника. Он тоже стоял на краю лужи. Судьба, подумали мы. Еда, подумали комары. И налетели...

- Кира, Хелен, а вот и мы!
- А... очень хорошо.
- Вот мы трактат привезли по камушкам, его надо в информационку пустить. А еще вот легенды, вы уж скажите в командах, что существуем такие мы. По идее - известные целители...
- Угу...

Наш лагерь (виртуальный, между прочим) оказался на перекрестке двух дорог. А все дороги на полигоне, как известно, ведут либо в кабак, либо в мастерятник. Вот они и вели. Одна - в мастерятник, а вторая, как выяснилось потом, аккурат через Ангмар в кабак. Господа, не вставайте на перекрестках лагерем!

Поставившись и открыв купальный сезон в местной речке, мы сели готовить еду. И тут на полигон начал заезжать народ...

- Народ, это мастерятник?
- Нет, это виртуальный лагерь.
- Какой-какой?
- Виртуальный! Нет нас тут!
- А-а... А мастерятник-то где?
- Вот лужу обойдешь, он там. Видишь, палатка краснеется...

Устав объяснять, что мы - не мастерятник, мы повесили на обтяги- вающий лагерь волчатник таблички, где подробно разъяснили, что именно народ перед собой видит. В результате приезжающие, подойдя к табличке и честно прочитав ее, по-прежнему осведомлялись, не мастерятник ли это. Не в силах более изображать указатель, Эна приписала к одной из табличек: "А мастерятник - туда!!!" Народ отстал. Правда, иногда возникали в лагере заинтересованные физиономии с вопросом: "А туда - это куда?"

А вечером были звезды... И луна.

Глава 2


Парад и менестрельник

Вам тут не КСП, вам тут Средиземье!

(Фраза с менестрельника)

На парад народ стекался неохотно: в кабак завезли пиво. Мы нашли компромисс - купили пиво и пошли с ним на поляну, где ожидаемое действо должно было происходить. Прибывающие рассаживались по поляне вольным полукругом. Пришли мастера и начали обращать на себя внимание. На пятнадцатой минуте им это удалось, народ сделал вид, что притих, и парад начался. Бедным мастерам очень хотелось сделать подарок в виде рупора; Хелен, наверное, голос сорвала, пытаясь перекричать притихших игроков. Но худо-бедно команды-таки объявили. В общей массе очень антуражно смотрелись две команды Ангмара - в доспехах, с гербами на щитах и при штандартах. Великолепен был Дунланд в шотландских килтах, а также орки Зеленолесья и Беорнинги, в костюмах которых соблюдался суровый дух смутного времени Ангмарских войн. Но более всего нас поразила эльфийская дева в пышном платье времен Диккенса - ей-богу, господа, не носили в Средиземье платьев с таким декольте и кринолином! Также несколько вопросительное, если так можно выразиться, впечатление оставляла группа девушек явно цыганского вида - очевидно, появившихся в Средиземье оттуда же, откуда и платье с с кринолином. А как хороши были эльфийки в мини-юбках! Персонаж Эны все глаза проглядел. Правда, сама Эна ругалась непечатно.

- Хелен, а нас-то представлять будете? - это Эна перед парадом.
- Мы, когда пойдем по командам, про вас устно скажем. И трактат тогда же пихнем в библиотеки. А на самом параде одиночек объявлять не положено.

Не положено - так не положено. Половину парада мы сидели в уголке, но оттуда мастеров не было слышно совсем, зато было прекрасно слышно сидевших рядом южных ангмарцев. Несколько подустав от их неигровой лексики, мы переползли ближе к центру и, подобно Ваниар, сели у ног Великих, сиречь мастеров. Слышно стало заметно лучше. Рядом сидела Аня Хромова и комментировала речи наших Великих. Остроумно, надо заметить, комментировала.

Когда парад кончился - правда, именно к этому моменту подошла еще какая-то команда, кажется, гномы (впрочем, им положено, они неспешные) - все расползлись по лагерям. Мы тоже.

На вечер этого же дня пришелся менестрельник в кабаке. Следует отдельно сказать про кабак. Он был ПРЕКРАСЕН! Лайхэ, мастер по кабаку на "Ведьмаке", истекла слюнками и твердо решила, что ей такой не сделать вовек. И дело было даже не в разносолах, которыми гостей усердно потчевали - а разносолы, уж поверьте, были хороши, тут вам и мороженое, и тортик, и сало великолепное, и салатики, и пиво двух видов - дело в некоем кабацком духе. Поверите или нет - но даже совершенно неигровые речи в этом кабаке почему-то звучали вполне антуражно. И пьяненькие завсегдатаи обстановки не нарушали и никому игру не ломали.

Ну, так вот. О менестрельнике. Он был.

Пришли мы туда одними из первых - мы двое и Моро из Горловки. Кабатчица сразу предложила еще горячий грог. Мы умилились - а особенно умилился Энин персонаж, который, по легенде, сильно пьющий.

Потом начал стекаться народ, и вскоре мест на бревнах вокруг костра уже не осталось. Поначалу зазвучали чисто туристские песни, но кто-то из слушателей возмутился - тогда-то и прозвучала фраза, ставшая эпиграфом к этой главе. Менестрели вняли, и репертуар плавно перетек к игровой теме. Правда, менестрелей, к сожалению, было немного - зато какие! Иллет, Руна, Моро, Леголас, Подхрюшник - остальных не знаем по именам, а жаль...

Конца менестрельника, увы, мы не дождались - очень хотелось спать после дороги и всех треволнений. Тихонько встали и пошли к себе.

А мастера послушать песни так и не пришли...

Глава 3

Первый день игры

Поиграть бы где...

(Девиз дня)

Вышли в игру мы ближе к полудню - пока умылись, поели, навели антураж на лице Эны - "отчетливо подведенные глаза", цитата из Правил, и синюю полосу на щеке - признак мужской роли, кто-то уже вынес Зеленолесье. Мимо нас деловито топали в мертвятник отлетевшие души всех национальностей. Поглядев с полчаса на эту картину, мы заготовили два белых хайратника - на всякий случай. Зайдя в мастерятник и перерисовав карту полигона - как потом оказалось, наша карта была единственной, выпущенной в игру - два целителя отправились на заработки.

Сначала был Ангмар, находившийся к нашему лагерю ближе всего. Мы зашли туда, но крайне замотанная и куда-то спешащая Карела из Одессы нам наспех сообщила, что целители им не нужны, и вообще они собираются воевать. Как только разговор начал неудержимо сползать на совершенно пожизненные темы, мы поспешили откланяться и начали соображать, куда двигать дальше.

Следует оговориться, что на тот момент мы еще считались равновесниками - и, исполненные чувства целительского долга (а также сознания, что кошельки наши пусты), отправились в Раздол. Вот с этого-то момента и начались байки...

Раздол. Крепость. Эльфы. Где носит Элронда, никто не знает, зато наличествуют Келебриэнь и Галадриэль - К. Кинн, между прочим. Подходим мы - полностью по игре, представляемся. Из Раздола:

- Кто-кто?
Эна (громче):
- Мы целители, странствуем по темным и светлым землям. Я Хэрильтан из народа эльфов, это моя спутница - Эллейн из Гондора...

В щели между бревнами блестят чьи-то крайне подозрительные и недоброжелательные глаза. Реплика из-за стены:

- Эльф, эльф! Глаза подвести каждый может!

Опаньки, подумала Лайхэ. Ни хрена себе, подумал обладатель подведенных глаз. Впрочем, ретивого раздольского воителя (или воительницу?) тут же ткнули локтем в бок и пристыдили тоже ну оч-чень игровой фразой:

- Ты что - в правилах же прописано!..

И тут в Раздоле началась совершенно необъяснимая паника. Чей-то истерический взвизг:

- Закройте ворота! Этих в черном не пускать!

А при нас и оружия-то - одна кулуарка длиной меньше, чем в ладонь. И магии у нас нет...

Ладно. Стоим. Раздол паникует. Потом слышим вопль: "Владычицу сюда!" Экая честь для двух-то бродячих целителей...

Появляется Кинн... пардон, Галадриэль. Через амбразуру нам скидывают веревочную лестницу, и мы влезаем на стену (ворота так и не открыли, очевидно, за нашими спинами подозревалось как минимум пол-Ангмара). Галадриэль нас сканирует истинным зрением - и, хоть ты тресни, ничего опаснее двух целителей не видит. Вот ведь, обида какая... Тогда мы удостаиваемся беседы.

Честно сказать - ничего из той беседы не запомнилось. Галадриэль с величайшей старательностью припоминала и произносила какие-то патетические фразы, а мы почтительно слушали и думали тоскливо, на кой черт мы вообще сюда приперлись.

Тут подходит Келебриэнь - и Галадриэль, радостно спихнув гостей на дочь, исчезает. Келебриэнь:

- Кто вы такие?

В четвертый раз мы пересказываем свою легенду. То не могли в Раздол попасть, а теперь только втайне и мечтаем, как бы поскорей отсюда выбраться... Вопрос:

- Кому вы служите?
- Мы целители и не служим ни Свету, ни Тьме.
- А почему вы оба в черном?
Хэрильтан:
- Я ношу черное в память о друге.
Эллейн:
- А я - потому что мне так нравится!
Келебриэнь:
- Так нравится - это не объяснение. Сейчас наступило время, когда нельзя оставаться посередине. Нужно выбирать или Свет, или Тьму. А вы оба - в черном. Я не могу допустить, чтобы вы остались в Раздоле.

Ну что ж, послали - так послали. Одно приятно - послали по игре. Персонажи пожали плечами, простились с негостеприимным Раздолом и пошли дальше. Эллейн слегка озлилась, Хэрильтан был философичен. Выбирать, значит. Не ценят, стало быть, равновесников. Ну, ладно...

И мы выбрали.
Тьму.
Но это было немного позже.

Уйдя из Раздола и немного поплутав, мы вышли на лагерь Беорнингов. Там тоже все отличались завидным здоровьем, но двух целителей встретили радушно: напоили чаем, накормили бутербродами и пригласили заходить еще. Чай - это хорошо, но денег мы и тут не заработали. Ладно, целителя ноги кормят, подумали мы и отправились в дальнейшие странствия.

Направились мы в Дол Гулдур, сделав крюк через Эсгарот и Зеленолесье. В Эсгароте нас встретили радостными криками, что мы уже утонули, ибо стоим в озере. Хэрильтан, слегка выйдя из образа, вежливо осведомился, где у них тут озеро, потому что ничего, хотя бы отдаленно напоминающего данный водоем, поблизости не наблюдалось.

- А вон - веревочка натянута! - отозвались из крепости.

Тонуть нам не хотелось, и мы сумели отбрехаться тем, что веревочка у них там, откуда мы пришли, оборвалась, а границу моста обозначает неясный пенек, да и сертификатов что-то не видать. Аборигены убедились, что аргументы верны, и в мертвятник нас не погнали. Так что мы спокойно вылезли из этого гипотетического озера и отправились в Зеленолесье.

Дворец государя Трандуила находился в печальном состоянии - как оказалось, это именно их выносили с утра. Непонятно как воскресший Трандуил с наследным принцем Леголасом таскали бревна для починки крепости. Им помогал Эриол, и никого более в окрестностях не наблюдалось. Хэрильтану очень хотелось помочь им таскать бревна, но Эна задавила альтруистическое поползновение собственного персонажа - тем более, что Лайхэ мрачно намекала, какой еще предстоит путь в Дол Гулдур, при этом отмахиваясь от тучи комаров. К тому же было ясно, что в Зеленолесье помощь целителей уже не требуется...

Стоявший на пути лагерь орков Зеленолесья мы обошли и по тропочке, огибая лужи, наконец-то добрались до Дол Гулдура.

Со стен Болотного Замка нас углядел сам комендант - Боромир из Киева. Подошел поближе и сообщил, что если мы по игре пришли, то к ним никак не попадешь - тролли завалили ворота. Наученная опытом Раздола Лайхэ предложила спустить веревочную лестницу. Комендант отправился в лагерь:

- Моро, тут двое целителей, они просят им веревочную лестницу спустить!

Ответа мы не слышали, но скоро комендант вернулся с сообщением, что лестница отменяется, ибо стены слишком высокие. Правда, есть еще подземный ход, ведущий от орков Зеленолесья в замок...

"Ну, спасибо, дорогой Моро", - не без злобности подумала целительница Эллейн. Хэрильтан был по-прежнему философичен - он бессмертный, их комары меньше кусают... И мы в обход большой лужи, по той же тропочке, что и пришли, потопали назад в лагерь орков.

Орки были благосклонно настроены и к ходу нас пропустили, предупредив, правда, что там на страже стоит тролль и договариваться с ним придется нам.

Тролль был антуражен и, в отличие от орков, отнюдь не благосклонен. Мы минут десять клянчили нас все-таки пропустить - но он был настойчив в своем требовании назвать ему достаточно вескую причину, по которой нам нужно в Дол Гулдур. Выслуживается, мрачно подумала Эна. И с крайне деловитым видом произнесла:

- Передай Повелителю, что пришел его брат по ученичеству!

На лице тролля возникла тень мысли, и он срочно отправил ближайшего орка передать в Дол Гулдур эту фразу. Через минуту запыхавшийся орк примчался с ответом: пусть заходят. Мы величественно обогнули тролля и, с трудом удерживаясь от употребления неигровой лексики, по крайне подозрительной гати заковыляли через кусок озера в вожделенный Дол Гулдур.

В Болотном Замке царила всеобщая благостность. Целители, правда, там тоже оказались не нужны, но нас немедленно усадили к костру и предложили чай. От чая мы отказываться не стали - приятно было после столь долгого пути встретиться с подобным гостеприимством. Комары всячески пытались испортить нам настроение, но были позорно изгнаны методом подбрасывания листьев в костер. Тем временем в Дол Гулдуре продолжало наводиться какое-то движение, приходили и уходили различные личности - в одной из них мы с несказанным удивлением опознали Леголаса, которого за руку привел Эриол. Проводив его взглядом и ничегошеньки не поняв в происходящем, мы вежливо воздержались от расспросов и вернулись к питию чая. Оное питие было прервано принесением орками тела Инглора, которого, транспортируя через гать, протащили спиной по воде и принялись шуметь, что он сейчас по жизни замерзнет. Не знаем, как насчет замерзнуть, но вот комарами он бы съеден был - они как-то очень радостно его встретили. Второй назгул притащил ему свою водолазку, и вся компания удалилась вглубь Дол Гулдура. Только потом мы узнали, что на наших глазах разворачивались трагические события.

Подошел Моро, начал выяснять, что творится в светлых землях. Мы изложили все, не удержавшись и от рассказочки про подведенные глаза. Пока обитатели замка веселились, пришел командир орков и потребовал, чтобы их немедленно благословили идти выносить что-нибудь светлое, ибо им надоело сидеть и ждать. Моро, не вставая с пенки, их благословил и продолжил чаепитие. Просветленный и благословленный орк удалился.

Война для целителей - возможность заработать. И мы решили передвигаться вместе с армией, чтобы не опаздывать к выносам. Как только темное войско собралось и двинулось в сторону светлых земель, мы бодренько подхватились с места и поспешили за ними.

К этому моменту мы уже поняли, что на общую игру надейся - а сам не плошай. И мы потихоньку-полегоньку начали входить в игру между собой - идут себе двое целителей по лесной тропке и переговариваются; как-то легче стало сразу, и неигровые моменты перестали так напрягать.

Услышав впереди себя крики и звуки боя, мы, уже изрядно поотставшие от армии, прибавили ходу и подскочили к взятому городу (какому - мы так и не поняли) как раз в тот момент, когда большие толпы отлетающих душ направлялись в мертвятник. Сгоряча влетели в ворота, заоглядывались...

Неизвестно, в какие дали был устремлен взгляд Хэрильтана, но Эллейн как-то сразу обнаружила, что находятся они аккурат среди пожара - город уже вовсю горел.

- Трижды Проклятый, ты гореть хочешь?!

Трижды Проклятый оглянулся, моментально понял, что к чему и с легкостью необычайной устремился к выходу из города. Неизвестно, должны мы уже были по правилам сгореть или нет - но мастеров поблизости не было, и нам удалось выскочить из пожара. Поблизости деловито суетились мародеры, из реплик которых стало ясно, что, дограбив здесь, они намереваются идти на Раздол. О! - подумали мы и, постаравшись притушить в себе нездоровое злорадство, отправились к Раздолу - второй раз за этот день.

Раздол все еще паниковал - а может, и запаниковал по новой, когда к стенам стала стекаться внушительная армия темных сил. Со стен раздавались щелчки тетивы - светлые проверяли дальнобойность луков и арбалетов. Темные без лишней суеты подбирали упавшие стрелы и пополняли колчаны. "Осада", - подумали мы и вольно расположились на травке неподалеку от темного войска. Пока целители не требовались.

Еще около часа темные сидели, курили, наводили по поляне хаотическое движение - видимо, чего-то ждали. Светлые продолжали старательно паниковать - хотя даже неискушенному глазу было видно, что крепость так с ходу не возьмешь. Мы ждали.

- Слушай, тарно, - изрекла Эллейн на двадцатой минуте ожидания, - а тебе не кажется, что мы с тобой похожи на стервятников? Сидим и ждем, когда кровь прольется...
- Так оно и есть, - все тем же философским тоном отозвался Хэрильтан. - Целители - это стервятники войны. - Потом подумал и добавил: - Но - и добрые духи...

Обменявшись столь глубокомысленными замечаниями, персонажи замолкли, а мы продолжили столь же глубокомысленно курить. Потом появились те самые девы цыганской наружности и принялись танцевать, дабы поднять боевой дух осаждающих Раздол воинов. Боевой дух поднимался только так. Трижды Проклятый, не теряя философского выражения лица, переполз туда, откуда было лучше видно.

Вдруг, без какого-либо видимого сигнала, вся армия подобралась, построилась и ломанулась на штурм. Сразу же раздался вопль: "Целителя!" Мы воодушевились. "Ну точно - стервятники", - успела подумать Эллейн, ныряя в гущу событий...

Трижды Проклятый выказывал чудеса храбрости и ловкости, врачуя раненых и одновременно уворачиваясь от вражеских стрел. Отсюда мораль: делайте зарядку, господа, физическая подготовка - вещь важная даже для целителя!

А потом пошли хохмочки уже неигровые. И не совсем хохмочки. Раздается из эпицентра событий голос: "Целителя! По жизни!" Эна, моментально вынырнув из образа, бежит туда. На земле, дико вращая глазами, лежит воитель, говорить не может - только показывает себе на горло.

- Ушиб горло краем кирасы, - пояснил кто-то.

Кадык у парня рассечен не был, но ссадина оказалась изрядная, да и ушиб неслабый. К концу оказания первой помощи воин продышался и начал ругаться. "Жить будет", - прокомментировали довольные целители. Отсюда вопрос: кто пропускал такие доспехи?!

С отбитым кадыком разобрались, впрыгнули в образ, и начали осматриваться уже глазами персонажей. И хорошо, что успели впрыгнуть - в ушах персонажей неигровая лексика, которой отбитая от стен армия осыпала все вокруг, звучала как таинственные проклятия на незнакомом и явно древнем языке. Да, штурм не удался - мы так и не поняли, почему. Вроде и оружия, и воинов, и магов было достаточно...

Хэрильтан осмотрелся вокруг, пожал плечами и вздохнул:
- Похоже, больше нам тут делать нечего...
- В кабак? - радостно осведомилась Эллейн.

Эльф кивнул, и двое целителей отправились пропивать свои жалкие гроши в кабаке.

Примечание в скобках: почему-то никто из исцеленных не счел своим долгом заплатить целителям. Да и деньги в игру к концу первого дня еще выпущены не были...

А вечером на временной стоянке двух бродячих целителей горел костер, в котелке варилась чечевичная похлебка, и на бревнах, передавая друг другу флягу с вином, сидели эльф в черном и женщина из народа Смертных. Порой мимо лагеря проходили какие-то неясные тени, вдалеке кто-то пел, а эти двое неторопливо переговаривались и отдыхали, потому что знали, что завтра - опять война, опять работа и опять усталость, и так - всегда для тех, кто выбрал путь целителей...

Глава 4

Второй день игры

А что, Раздол еще не вынесли?!

(Фраза, наиболее часто звучавшая за день)

...Проснулись поздно. Умылись, позавтракали; Эна привычно уже навела антураж на лице, и пошли мы в мастерятник, надеясь хоть на второй день игры получить причитающиеся нам игровые деньги. В мастерятнике нас ждало горькое разочарование: никого из мастеров не было. Денег, соответственно, тоже. Правда, нам сообщили, что Кира и Хелен отбыли одаривать деньгами Раздол и команды рядом с ним, и вообще с минуты на минуту Раздол опять будут выносить. Поблагодарив за информацию, мы отправились к Раздолу.

Пока осаждающих на поляне не было - вряд ли Раздол собирался штурмовать один Моро, вольно гулявший под стенами крепости с гитарой. Как он нам сообщил, он тоже ждал штурма, дабы петь во время боевых действий похабные песни в адрес раздольцев. Но скорого начала боевых действий не предвиделось, и Лайхэ предложила начинать исполнение вышеупомянутых песен уже сейчас - наверняка и на потом хватит. Мы втроем сели в тенечек, и Моро начал петь. Раздольцы закопошились на стенах при первых же звуках гитары. Прослушав несколько песен (про то, как "не дошел Феанор, не дошел" и тому подобных), кто-то на стене истерически закричал:

- Темные в кустах!

Сначала мы не поняли. Потом, сообразив, что имеемся в виду явно мы - действительно темные и действительно в кустах - несколько опешили. Когда удивление прошло, темные, не вылезая из кустов, огласили окрестности Раздола молодым здоровым хохотом. Очевидно, это было воспринято раздольцами как акт по деморализации противника, потому что со стен зашипели что-то совсем уж враждебное и зачем-то приготовили к делу арбалеты. Концерт прервался: и менестрель, и слушатели принялись смеяться по второму разу.

Как раз в это время в дальнем конце поляны начали появляться первые представители военной силы Тьмы. Оная сила представлялась командой Южного Ангмара. Ангмарцы поздоровались, прошли мимо нас и уселись. Выражение лиц у грозных воителей было благостным. Из кабака идут, подумали мы. Пивка хлебнули, теперь и повоевать можно...

Пока целительница Эллейн предавалась подобным злобным мыслям в адрес благостных ангмарцев, мастеров и отсутствия денег, довольно оперативно сползлись все остальные, желавшие штурмануть Раздол. Обитатели крепости опять стали отстреливаться. Потом ворота открылись, и наружу выкатило дивнейшее эльфийское войско с бронедверями...

Ангмар, у которого бронедвери были не хуже, построился и ломанул- ся навстречу, снося все на своем пути. Лайхэ и Моро успели по незаметной тропочке исчезнуть в глубине кустарника за пару секунд до того, как доблестное темное воинство прокатилось по тому месту, где они только что сидели. Эну унесло почти к самой крепости, и ей тут же повезло с пациентом. Как ни прискорбно, с пожизненным.

Мас-те-ра!!! Да какого же черта пропускать на игре оружие, которым можно всерьез покалечиться... Парню щеку краем щита развалило так, что мало не покажется - а ведь щит был стандартным для этой игры... Кровь на доспехах, бинты, ахающие барышни, перемазанный кровью целитель - хоть документальный фильм снимай... А шовного материала не было. Никто не припас. Оставалось только грязно ругаться и штопать парня подручными средствами. То бишь стяжки из лейкопластыря ставить. Хорошенький сувенир с игры... А вообще спасибо большое раздольскому Костоправу - он в нужный момент оказался рядом и очень помог.

Ладно, стяжки поставили, голову забинтовали, и товарищи повлекли покалеченного в лагерь. А штурм продолжился...

Хохма заключается в том, что в тот самый момент, когда парня што- пали, целительница Эллейн ошивалась внутри Раздола... Альтруизм, знаете ли, клятва Гиппократа... Пришлось тащить одного из раненых - хвала Тьме, по игре раненых - в крепость. Ну, не бросать же его было, когда он со стоном: "Целительница, помоги", - заковылял к воротам, волоча ногу. Помогла... И несколько минут не без злорадства пошлялась по светлому лагерю. Правда, до этого местная целительница подсунула ей еще одного пациента. Видите ли, рана уж больно тяжелая... Да, в чем-чем, а в практичности светлым эльфам не откажешь... Эллейн буркнула эльфийке, чтобы та хоть комаров от нее отгоняла, и принялась за работу. "Ага", - с готовностью отозвалась та, достала из кружевного кармашка белый хайратник и принялась слегка помахивать им над головой коллеги. Толку от этого было как от козла молока, комары жрали наложенные на рану руки нещадно, а символическую сторону этого действа Эллейн - а точнее, уже Лайхэ - оценила лишь позднее...

А пока она закончила лечить раненого эльфа, размазала по руке пяток особо жадных комаров и неторопливо пошла к воротам. Сцапают - значит, сцапают. Хоть поиграть будет возможность - а если сразу убьют, то в мертвятнике можно на солнышке погреться...

Ага. Хоть бы кто спохватился. По крепости - последнему оплоту светлых сил - беспрепятственно разгуливает фигура в черном, мимо снуют эльфы и гномы, деловито проходит Келебриэнь, и - ничего... Обнаглевшая черная целительница прошла к воротам, отодвинула какого-то дивного, мешавшего проходу, и благополучно ушла. Бдительность, доложу я вам...

С некоторыми перерывами штурм длился до вечера. В один из таких перерывов мы-таки отловили Хелен и получили деньги. Аня Хромова потом окрестила эти деньги "шедевром игротехнической мысли" - а как еще назвать вылепленные из гипса и окрашенные пачкающейся серебрянкой монеты, которые ломались в кармане? Дали нам на двоих почему-то девять монет (из серии "Пять на два делится?"), а к моменту нашего прихода с ними в кабак целыми остались шесть. Ладно, на пиво хватило, благо один из пациентов Эллейн расплатился-таки - по игре, но почему-то замусоленной гривной. Выпили целители пива "Рогань" и пошли обратно.

Раздол опять штурмовали - такое ощущение, что по инерции. Правда, некоторый оживляж в довольно уже кислую картину боя вносила команда орков - они еще сохраняли боевой пыл и шли на приступ с громкой и задорной песней про Марусю, которая от счастья слезы льет. Как ни стран- но, смотрелось здорово. Но все равно было ясно: сегодня эту проклятущую крепость так и не вынесут...

Дожидаться конца мы не стали. Отправились проторенной дорожкой в Дол Гулдур. По пути столкнулись с Боромиром, который, выяснив цель нашего передвижения, как-то нехорошо блеснул глазами и попросил передать Моро, что он... ну, в общем, хороший человек.

Хороший человек сидел в Дол Гулдуре в компании нескольких особ женского пола и никуда идти не собирался. Лайхэ, еще надеявшаяся поиграть в этом месте, начала было излагать события, но была остановлена ленивой фразой кого-то из девушек:

- А, так Раздол все еще не вынесли...

Лайхэ плюнула на игровую лексику и не без удовольствия процитировала все, что имел сказать засевшим в тылу товарищам Боромир. Самое обидное, что впечатления это не произвело никакого.

В общем, просидели мы там минут двадцать, заскучали и пошли обратно. Пройдя через заваленные троллями ворота.

День вовсю клонился к закату, а денег так и не прибавилось. Эллейн мрачно заявила, что, раз целители теперь не в чести, то она пой- дет зарабатывать на ужин песнями в кабаке. Непоющий, но голодный Хэрильтан как-то быстренько согласился, и они снова отправились в кабак. Мимо все еще штурмуемого Раздола.

А потом...

Не успели мы заработать. После пары песен - как назло, именно в тот момент, когда народ начал сползаться поближе и слушать - к нам подсел Боромир, усталый и злой, и сообщил, что игра окончена. Лайхэ чуть гитару не уронила. Как - окончена? Ведь еще десять минут назад вовсю продолжались боевые действия...

Игра окончена, повторил Боромир. Кто-то уничтожил Единое Кольцо, а мастера отрубили всю магию. Назгулы еще доигрывают, но большая часть народа уже плюнула на весь этот бардак и сворачивается, чтобы завтра с утра делать ноги.

Вот это и называется - ушат холодной воды... Посидели мы еще немного, поговорили, Лайхэ спела еще что-то, и отправились мы к себе. Доигрывать.

Как ни смешно - еще надеясь, что с утра игра продолжится, ведь нельзя же так просто взять и все свернуть...

Ночью снова появился Боромир - на этот раз с Карелой. Посидели, потрепались... Они тоже надеялись, что игра продолжится и без магии. Как выяснилось потом, она и продолжилась - для назгулов. Но - не для мастеров...

Мы тогда все-таки доиграли. Чтобы не было ощущения вины перед собственными персонажами - и чтобы хоть чем-то для себя завершить эту игру. Последний вечер около этого костра проводили Эллейн и Хэрильтан - перед началом новых странствий по дорогам, пока им самим неведомым...

Эпилог

А знаешь... я сюда еще раз хочу приехать. На следующий год.

(Лайхэ по дороге домой)

Что же сказать теперь - теперь, когда утихли все волнения, когда самые напряженные моменты игры вызывают уже лишь улыбку, когда канули в небытие и обиды, и разочарования?

Мастера... Все-таки - спасибо. Да, немало было бардака, но эта игра была - Игрой. Пусть не совсем удачной - с точки зрения тех, кто слишком много внимания уделял именно бардаку. И все же, надо полагать, немного найдется тех, кто скажет, что приезжал зря. Спасибо вам; пус- кай это было ненужным геройством - тащить всю игру втроем, но - ведь вытащили же...

Спасибо.

Эна
Лайхэ

 


Новости | Кабинет | Каминный зал | Эсгарот | Палантир | Онтомолвище | Архивы | Пончик | Подшивка | Форум | Гостевая книга | Карта сайта | Кто есть кто | Поиск | Одинокая Башня | Кольцо | In Memoriam



Na pervuyu stranicy Отзывы Архивов


Хранители Архивов