Stolica.ruРеклама

Na pervuyu stranicu
Arhivy Minas-TiritaArhivy Minas-Tirita
  Annotirovanniy spisok razdelov sayta

капитан команды "Имладрис"
Элронд - 99
Павел Попов (Тоуръ)

Страсти вокруг кольца

В 99 году наша команда на ХИ поехала Имладрисом. Традиции однако: Нарготронд 95г., Имладрис Второй эпохи в 97г., в 98г. наши люди играли отряд Галадриэли, теперь Третья эпоха.

Я разделил воспоминания на две части. Во второй - оценки игрока. Первая - собственно сама игра. Выбрал я литературную форму, хотя и не мастер слова, по двум причинам. С одной стороны, было интересно описать прожитую роль, а с другой - при иных формах повествования не удалось бы уйти от произнесения большого количества недобрых слов и получилось бы очередное обругивание тех-то и тех-то. А так - хорошо ли плохо, но все уложено в смоделированный мир, повествование целиком идет от лица героя.

1.

Ветер попутный, корабль уверенно идет на запад. Море, солнце, ветер почти не ощущаются. Это не важно. Не важно уже почти все. Тяжко на сердце - нет, это отрешенность. Наверное, на чувства уже не хватает сил. Все это еще надо осмыслить и принять. Потери. Дети, лорд Глорфиндель... Но - кому интересны мои переживания и цена, заплаченная в борьбе? Имеет смыл лишь результат - мы проиграли. Я проиграл. Рисковал всем, что дорого в этой жизни - и проиграл. Важно только это.

Четыре года назад появился Гэндальф, сказал, что есть очень неприятные новости и потребовал созыва Совета. Новости действительно были тревожные. Истари получил сведения о возвращении одного из колец и, возможно, Единого. Реакция части собрания меня поразила. Саруман и поддержавший его Кирдан допускали использование Кольца в своих целях: "в наших целях".

Враг зашевелился в своей берлоге. Немного позже появились новости о некоем зеленом существе, похожем на хоббита, у которого долго находилось это кольцо. На следующем Совете распределили обязанности касательно поисков кольца и противодействия Врагу. Кстати, на Совет пришел Алатар Синий Маг, о котором, как и его собрате, давно уже ничего не было слышно. Его расспрашивали о новостях с востока, но ответы его были хоть и вежливы, но слишком обтекаемы. Этот посланец Валар снова ушел на милые его сердцу юг и восток. А вскорости стали доходить до нас слухи, что он предался Тьме. Впрочем больше о нем известий не было.

Гэндальф попросил присмотреть за хоббитом по имени Бильбо. Старик оказался забавным малым. На своем Дне Рождения устроил выходку с исчезновением. Можно не верить россказням хмельных хоббитов, но там был и Гэндальф, которому сильно все это не понравилось. Дело было в Кольце. Оно было совсем рядом - и опять ушло. Старый маразматик Бильбо написал три завещания для своих племянников в виде стихов и загадок. Сплошные намеки. От самого старика ничего узнать не удалось, сам толком не помнит. Сколько внимания к этому невысокому народцу. Начали мельтешить родственники хоббита с завещаниями и без, требовали Бильбо, Гэндальфа, меня, рвались в библиотеку. Долина превратилась в проходной двор. Однако, наши тревоги оправдывались. Мимо долины в сторону Бри прошли ... да именно назгулы, пятеро. Как долго их не было... Шли не скрываясь. Глорфиндель сказал, что необходимо им помешать, и что дунаданских застав явно не хватит, раз тут объявились назгулы. Ушел, взяв с собой одного воина.... Мой наставник пал в поединке в незримом мире и над телом его надругались. Дружина была поднята в копье. Тело мы отстояли. Но в привычном мире что-то было не так. Назгула не смог поразить даже дротик баллисты. Они ушли. Ушли безнаказанно. Может, и не найдя того, за чем пришли, но это слишком дорогая цена. Откуда у Врага такая сила? У него нет Кольца, и в любом случае его окольцованные рабы никогда не обладали такой силой.

Долго горевать об утрате не было времени. События развивались стремительно. Следопыты и Гэндальф приходили с новыми сведениями о кольце. Наконец, уставший Арагорн привел на поводке то самое зеленое существо. С которым побеседовал Гэндальф... Тогда меня первый раз поразило, с какой легкостью маг шел к своей цели. С юга пришли странные вести о сильных холодах и неурожаях в Хараде. Возможно, это рука Врага. Что же заставило его так отнестись к народу, который он хочет видеть своим союзником? Пятеро назгулов приходили еще раз в наши земли ближайшей зимой. Они стояли, перекрыв дорогу на Бри. Это уже было полной наглостью - стоять в такой близости от моего дома. Я сам возглавил отряд. Но и они и мы понимали - драться зимой почти невозможно. Договорились разойтись "по своим делам".

В начале зимы под стены пришли люди, но с эльфами разговаривать отказались. Потребовали полу-зубванов. Зубванами они называли нас. К ним вышли принцы, а вскорости и я присоединился к беседе. Это оказались представители одного из кланов харадримов. Говорили о том как им мешает Черный из Мордора и его слуги назгулы. Не подчиняться им они не могут, но хотят ослабления своего слишком сильного союзника - союзника поневоле, как они давали нам понять. С другой стороны, в полном разгроме хозяина страны Мрака они не заинтересованы - рядом вечный враг Гондор. Говорили о зеленом существе, которое ищет Враг. Предлагали помощь, утверждали, что могут отнести новости, которые я захочу, самому Черному. В их искренности я был уверен, но кто может стоять за их спинами? Другие вожди с более радикальными суждениями в отношении зубванов или сам Враг. Хотя даже если и последнее, то не напрямую. Стоит продолжить общение, а там будет видно. Для пробы я попросил передать ложную информацию о наших направлениях поиска, но явных результатов на следующий год не отметил. Впрочем, по Средиземью ходило много слухов, так почему Враг должен верить именно этому?

Весной наша застава поймала и привела несколько слуг Сарумана. Я знал, что ему служат люди, но эти... От орков их мало что отличало. Пришел сам Саруман и стал убеждать, что эти существа действительно в прошлом орки, но на пути исцеления, и совершенно безопасны. Пленных я приказал отпустить и настоятельно попросил, чтобы эти существа не появлялись в западных землях. Но как следствие был еще Совет, собранный по призыву владычицы Галадриэли. Обсуждали эксперименты Сарумана с орками. Саруман признал, что его эксперименты зашли в тупик и этот путь ошибочен, но просил не уничтожать урук-хаев и уверял, что даже такие они смогут послужить обшему делу. В этом его поддержали Гэндальф и Кирдан. Никакие слова и примеры вроде истории создания Ауле гномов, не убедили магов. Само деяние Сарумана и отказ от уничтожения этих тварей говорили о его гордыне и амбициях, сколь бы кроток он ни был в речах. Сарумана низложили с поста главы Совета. Ему и его слугам было предложено пройти испытание Зеркалом Галадриэли. Некоторое время спустя. У "Гарцующего Пони" произошла стычка - два урук-хайя подняли оружие на Арвен. Один был убит, другой приведен в Имладрис и посажен в поруб, до объяснений Сарумана. Но хозяина он не дождался, без причин вскорости умер в страшных муках. Еще до его смерти я почувствовал Тень в долине, впрочем быстро развеявшуюся после смерти этой твари. М-да, это сделала всего одна тварь одним лишь своим присутствием в моем доме. Неоспоримое доказательство получено. Теории закончились. Урук-хаи подобны оркам. Приказ - убивать всех. Мне самому пришлось двоих заколоть копьем, причем безоружных. Было противно. Но Зло древнего Врага нельзя лечить, даже Истари Саруман не справился, это зло можно только уничтожать. На наших клинках кровь. Да, это Искажение в нас самих, но другого пути нет. Нет для нас. Мне есть за что мстить лично. Они отняли у меня мою милую Келебриан.

Наконец, стали известны результаты хождения в Лориэн. Зеркало дало образы, могущие свидетельствовать о благих намерениях Сарумана. Кто бы сомневался в посланнике Валар? Правда, у Сарумана свой путь и свое представление об общем благе. Первый же урук-хай, попавший под действие чар Золотого леса, умер. Остальные были прогнаны Владычицей. Что ж, в моем доме мнения совпали, и Элладан, и Элрохир, и Арвен, и советник Эктелион говорили об одном и том же.

Пришел Саруман. Я попросил его остаться в гостях до прихода Гэндальфа. А сам разослал гонцов на Совет. Наша позиция была вполне четкая. Совершено злое деяние: использование тварей Врага для своих целей, один из которых осмелился поднять оружие на мою дочь. Но посланника Валар мы судить не вправе. Он будет отправлен на Запад. Там рассудят. Но на сторону Сарумана встал Гэндальф. И со своей обычной горячностью стал доказывать, что урук-хаи вполне могут нам послужить, например в походе на Морийских орков. Орки убивающие орков? Вполне себе в их обычаях, но орки под предводительством конклава Истари? И Радагаст был не против. Кирдан тоже поддерживал идею использования слуг Сарумана, но дал понять, что сам в эту склоку не полезет. Как-то совсем странно было видеть этот воинственный настрой Кирдана Корабела. Зачем ему воевать? Тем более, на суше. Только посланник Галадриэли склонялся к нашей точке зрения. Принц зеленолесских эльфов Леголас сохранял нейтралитет в этом вопросе. В какой-то момент, я почувствовал, что мы заходим в тупик, и раскола не миновать, но Гэндальф неожиданно отступил, от спорив только перемирие с нашей стороны по отношению к урук-хаям на время "краткосрочного отпуска" Сарумана. Я со скрипом согласился. Саруман ушел в Гавани. Все разошлись. Гэндальф перебросился со мной еще парой слов, назвав нас упертыми ортодоксами. Хм. Можно и так сказать, а я все больше убеждаюсь, что у Истари нет понятия об этике.

В Гондоре было неспокойно. Шла вялотекущая война с Харадом. Во всяком случае, Умбар погряз во внутренних разборках и не был способен вести серьезную войну. Но сами Гондор и Рохан впечатляли своими похождениями. Что только стоит наем рохирримами на службу в ночную стражу харадримов. Да и новости о самих военных мероприятиях наводили на мысль, что военное искусство на юге западных земель в полном упадке. Но не это главное. Наместник Денетор и король Теоден заключили экономический и военный союз с Изенгардом. Урук-хаи стоят на их стенах и помогают отбивать штурмы. Это уже слишком. Как они могут общаться с орками? Кто затмил их очи? Сколь бы сладкоречив ни был Саруман, и сколь бы беспрекословно не подчинялись приказам его слуги, не видеть в этих тварях орков не возможно. На мои вопросы у Денетора был один ответ: "У нас война, и это наши верные союзники. Чем ты нам можешь помочь"? Да, воинов у меня меньше, да и дел у нас на севере хватает. Куда катится мир? Все контакты с Гондором и Роханом я свел к минимуму.

Леголас принес новости. Довольно странные. Корабль с Саруманом не однажды выходил в море, и каждый раз вынужден был возвращаться под натиском бури. Такие события можно было трактовать как угодно. Валар не приняли Сарумана, потому, что: гневались на саму нашу попытку отправить его на их суд; предоставили возможность разбираться нам самим; маг еще не исполнил своей миссии; просто с ней не справился. Во всяком случае, как и сказал Леголас, одежды мага действительно стали светиться белизной. Он ведь тоже мог истолковать события как угодно. Но за его внешним смирением я видел амбиции спасителя Средиземья. Что ж, пока мы вместе. Во всяком случае, недоверие к Саруману только возросло. С ним общается Гэндальф - и ладно. Вроде, пока одно дело делаем. Дело. Хм. Леголас... Леголас, когда сообщал новость, внимательно смотрел мне в глаза и, между делом, осведомился как идут дела в поисках Кольца. Да, несомненно, все больше подтверждений, что это то самое Кольцо. Враг его вовсю ищет. Но еще нет полной уверенности. Почему Леголас так убежденно об этом говорит? И его проницательный взгляд, от которого меня покоробило. Слишком откровенно он пытался заглянуть в мои мысли. Леголас. Последнее время стало приходить много известий из разных источников, что он стал много общаться с Саруманом. Конечно, можно все списать на происки Врага, но не в этом случае. И Леголас, и Саруман обмолвились, что у них есть возможность общения с Врагом. Возможность уже использовавшаяся, которой и я могу воспользоваться. Конечно и я вел информационную войну обычными методами, но... Палантир Ортханка? Недобрая это затея. Во всяком случае, я не решился в открытую задавать вопросы Леголасу. Это все будет сразу известно Саруману, и может произойти раскол. Лучше худой мир, чем добрая ссора.

Пал, атакованный харадримами во главе с назгулами, Дол-Амрот. Там был сам Ангмарец, который не появлялся на наших землях. Собственно - это был не штурм, а бойня: назгул наслал на защитников слепоту. Даже на рыцарей Дол-Амрота?

Вновь обживать эти земли гондорцы не стали.

Хранительница знаний Ниенор вернулась из своих странствий в компании с умбарцем и поведала историю, о том как этот человек спас ей жизнь, и насколько он проникнут эльфийской культурой. Действительно, умбарец отличался многим от соплеменников, если этот сброд вообще можно назвать народом. Что ж за - добро нужно платить добром, тем более, что Ниенор просила позволения для него приходить к нам еще. Повода отказать не было, но и доверять не было причин. Сколь ни был благороден этот человек, но то, что его родина - под властью Тьмы, не вызывает сомнения. Разбой, насилие, работорговля - обычные для умбарцев занятия. Впрочем, он мог приносить новости.

Гэндальф просил помощи. Необходимо было расшифровать некий манускрипт. Поиск ключа был отдельной историей. Но даже с ним ничего не получалось. Возможно, ошибка заключалась в самой копии книги. Начали искать другие варианты. К расшифровке были привлечены все знающие мастера. Но дело почти не двигалось.

Поздно осенью приходил Балин - предводитель одного из родов гномов. Беседовал со мной и Гэндальфом. Поведал о своих планах отвоевать Морию. У меня просил совета и знаний. От предложенного отряда вежливо отказался, сказав, что это дело самих гномов. Впрочем, посылать своих воинов в пещеры мне и самому не хотелось. Морийские орки в последнее время наш край почти не тревожили. Больше всего Балина беспокоили слухи о проснувшемся Балроге. Справиться с Огненным Бичом гном надеялся с помощью знаний, почерпнутых из наших библиотек и рассчитывая на помощь Гэндальфа. Появился Арагорн, поделился новостями.

Зимой снова пришли харадримы. Говорили, что их все больше беспокоит усиление Мордора. Назгулы, по их словам, все больше наглеют. Намекали, что хотят получить оружие против кольценосцев Врага. Говорили, что Черный очень ищет какой-то артефакт. Новости вполне очевидные, но в словах их была некоторая недосказанность. Предлагали снова передать вести. Но я ждал возвращения Арагорна с принцами и Гэндальфа с хоббитами из последних поисков и не готов был сформулировать наши "вести", а они не готовы были ждать. Договорились, что я пришлю весной гонца в кабак "Семь сорок". "Только не зубвана" - подчеркнули они.

Зима давно вступила в свои права. Наконец, все вернулись, на уставшем лице Арагорна светилась улыбка. Поиски отняли у него много сил. Он еще ни слова не сказал, но было ясно - поиски увенчались успехом. Насколько велика была ответственность! Мы не позволяли себе радоваться в открытую, храня тайну от наших народов. Не открылся я и советнику Эктелиону. Гэндальф заговорил со мной о том, кому стоит об этом знать. Перечислялись знакомые имена тех, кому мы привыкли доверять. Саруман - его неприкрытое тщеславие и амбиции вариантов не оставляли. Радагаст - его давно не было видно. Стали доходить нелепые слухи о том, что он предался Тьме. Воинственность Кирдана и то, что он поддерживал методы Сарумана, ответ очевиден. Леголас слишком много общается с Саруманом, да, к тому же, его земли слишком близко к Темным краям. О южных дунаданах - гондорцах - после их союза с уруками говорить не приходилось. Галадриэль. Единственное имя, по поводу которого Гэндальфу пришлось меня убеждать. Хорошо, лучше проявить осторожность. Итак, остались: Гэндальф, Арагорн и моя семья. Семья. Сердце ожгло воспоминаниями. Келебриан... Ах да еще Повилика. От хоббитов в этой истории зависело очень многое. Как нас мало...

Все было готово. Гэндальф кратко поведал о новостях. Сколь бы тяжелы они ни были. Мы знали, готовились, но все же Повилику угнетало сознание того, что значит ее наследство. Ей и так было тяжело, а Гэндальф еще подлил масла в огонь, сказав, что может пожертвовать даже Хоббитанией. Маг все также неразборчив в средствах. Собственно, все из присутствующих знали или догадывались о Кольце. Главный вопрос был в том, что с ним делать. О попытке отправить Его Запад не было и речи. Пример Сарумана был всем памятен. Море, горы только отсрочат развязку, и неизвестно, к кому первому оно снова попадет. Хранение кольца. Для меня этот вариант был не так уж плох, даже где-то привлекателен. Во всяком случае можно быть уверенным, что Врагу очень сложно будет добраться до Него. Ларец с кольцом под замком и охраной... Размышления прервал Гэндальф, напомнив, что смог сделать в долине своим присутствием всего один урук. И главное, все равно рано или поздно Враг узнает место. Оставался один выход. Роковая гора - прямая дорога в лапы Врага. В этот вариант верить все еще не хотелось. Можно было отложить - еще не расшифрован манускрипт, который даст знание о точном месте.

Мне и сыновьям был странный сон. Хотя сон ли это был? По поводу последних приключений в кабаке "Семь-сорок". Элладан и Элрохир сидели на виду и отвлекали внимание шпионов Врага, в то время как Арагорн провел удачный поиск под самыми стенами Дол-Гулдура. Валар вызывали нас на свой суд. Было предостережение - торопиться, иначе принцам уготована кара. Образы были четкие и исключали двусмысленность. Ну, что ж, иногда стоит посмотреть в глаза друг другу. Нас встретила Ниенна. И ответ держали мы перед ней. Глаза Валиэ светились мудростью и речь ее была смиренна. Тем странней было слышать сами ее слова. Принцев обвиняли в нарушении этики нашего народа и нежелании спасти пленную эльфийку, которую зарезали у них на глазах хохочущие слуги Врага. Рассказ принцев удивил Валиэ. Она признала их честность и правоту, и то, что ее сведения были не верны. Мы возвращались. Как подобное может происходить? Светлые Валар не все видят и слышат, а если и видят - то не так, как на самом деле происходит? Этика эльфов? Они забыли, как уходил из благословенных земель Феанор, забыли много других историй? Вопросов стало еще больше. Но оставалось только надеяться на расположение Валар.

Новая весна принесла новые надежды. Наконец, был разыскан третий или четвертый вариант книги-ключа. Дело с расшифровкой, наконец, пошло. Пошло очень медленно, возможно, даже в этой книге были ошибки и приходилось пропускать целые куски, но и это уже радовало. Запас времени у нас был. Враг искал Кольцо, и тому были подтверждения, но искал он совсем не там. Информационная война продолжалась. Всеми доступными способами я распространял слухи о наших поисках в районе Изенгарда (еще зимой советовались с Гэндальфом). Дунаданы усилили свои заставы вокруг Хоббитании и сделали их более заметными, чтобы как бы "засветиться".

Мастер, приходивший от Балина, почти ничего не смог найти в наших библиотеках о Балроге. Знание об этой твари утеряно?..

Зато появились другие знания. Арвен вернулась от бабушки в сопровождении Арагорна - в Лориэне она научилась делать серебряные дротики для развоплощения назгула.

Я сам ковал, дочь пела волшебную песню. Наш труд обретал форму. Один дротик готов, другой, но материала уходило на каждый целая прорва; и вместо украшений или кубков из этого благородного металла рождалось оружие. Радости в таком творении не было. Рождалась сила против другой силы. Мир все так же жесток.

Арагорн и Арвен. Их сердца давно были расположены друг к другу. За наследником северных князей идут его люди, в Гондоре его любят, и у них нет причин не признать его королем. Гондор - урук-хаи, все идет по кругу. Но в Арагорне я не сомневался.

Арвен. Ей уходить из дома, но труднее привыкнуть к мысли, что ей придется уходить на путь людей. Но размышлять долго о домашних делах не всегда есть время.

Дальнейшие события обескураживали. Примчался разгоряченный гном от Балина и потребовал объяснений по последнему Белому Совету, на котором якобы было принято решение о штурме Мории урук-хаями. Пришлось его успокаивать. Но стали приходить другие неприятные новости. Конклав магов собрался-таки в Изенгарде, и Саруман вывел своих послушных орков дабы разбить орков морийских. Благие намерения... Гэндальф все же решил привести в исполнение свой план. Но самое интересное, что все это действительно называлось Белым Советом. Пора собирать дружину и спросить - по какому праву? История получилась пренеприятная. Урук-хаи штурмовали и почти взяли Морию, когда пришел отряд разъяренных гномов Балина. Самого узбада не было при отряде - еще не оправился после ранения в ногу. После долгих препирательств Истари приказали урукам очистить пещеры, и гномы добили остатки орков. Тем не менее, гномам был нанесено серьезное оскорбление. Отряд не собирался долго задерживаться, так как Мория была отбита не ими и без соблюдения ритуалов, что сводило победу в их глазах чуть ли не к поражению. Впрочем, гномы не успели сами покинуть пещеры - пришел Балрог. Из гномов мало кто уцелел.

Я разослал гонцов на поиски Гэндальфа. Наконец, он пришел. Свое неудовольствие я и не пытался скрывать. После долгой беседы мы смогли найти общий язык, и мне удалось растолковать, какое оскорбление он нанес гномам. Пришел Балин, буквально на костылях, рана еще беспокоила.. Была и с ним беседа. Наконец, Гэндальф подтвердил, что больше не будет без приглашений вмешиваться в дела отвоевывания Мории. Но сколько сил и времени было потрачено впустую! Но главное - расшифровка ключа близилась к концу. Гэндальф опять ушел.

Стали приходить все более упорные слухи о предательстве Радагаста. Подробности были отвратительны, хотя сама измена была еще омерзительнее. Время шло. Наконец, удалось прочитать большую часть текста. Оставались непереведенными лишь несколько строк, но значащей, действительно ценной была всего одна фраза, говорившая в какой именно щели Роковой горы было рождено Кольцо, и где ему должно погибнуть. Осталось дождаться возвращения Гэндальфа и согласовать дальнейший план действий.

Очевидно, вследствие измены Радагаста в долине обезумели звери. Часть наших посевов была вытоптана. Мы с Арвен воззвали к Яванне, хранительнице всего живого, и она помогла животным успокоиться. Валар все так же слышат нас.

Повилику беспокоило долгое затворничество и отлучка от хозяйства и своего рода. Я приглашал ее родственников в гости, но помогало ей это ненадолго. Наконец, она заговорила со мной о том, что больше всего ее беспокоило: сказанные Гэндальфом слова, что он готов в крайней нужде пожертвовать ее родиной. Обронил он эти слова случайно или на самом деле так думал? Он все также напрямую идет к цели, не разбирая дорог. На хоббитессу без жалости невозможно было смотреть. И как трудно было объяснить слова Гэндальфа и развеять ее опасения. Для нее мы мудрые, но в этой мудрости много непонятного и зловещего, раз мы можем жертвовать целыми народами. Но дальше было еще хуже. Повилика предложила отдать Кольцо мне: "Ты мудрый, ты разберешься". Это так просто - свалить заботы на других и уйти домой. Кольцо. Ларец под охраной в моей долине, куда Враг не сможет добраться. Мой ларец. Простота решения пугала. Чувства захлестывали. Повилика называет меня мудрым. Как это тяжело. Нет, сейчас ей придется ждать и надеяться.

В очередной раз пришел умбарец. Я заметил его издали. Как всегда, оставил оружие страже у ворот, но вел себя довольно странно. Сразу направился ко мне держа двумя пальцами какой-то предмет. Элладан раньше заметил что это и напрягся, доспех его звякнул. Умбарец сказал, что прислан ко мне Врагом с отравленым оружием, но не может себе позволить выполнить приказ, и зарезался тем самым ножом у нас на глазах. Мне так и не дано было узнать, почему он так легко расстался с жизнью. Шанс у него был, рядом со мной находился только сын. Чар Врага на умбарце действительно не было, иначе я почувствовал бы неладное еще из далека. Его похоронили в долине с почестями. Оставался вопрос - почему именно сейчас Враг подослал убийцу. Догадывается о месте нахождения Кольца или это действия наугад? Подтверждения первой версии больше не было.

Время шло, Гэндальф не появлялся.

Пришел Арагорн со словами, что настало пора отковать сломанный меч.

Я сам взялся за работу. Морсул разжег огонь в горне, мастер качал мехами воздух. Пламя весело танцевало, нагревая сталь. Даэрон пел, и голос его сплетался со стуком молота. Арвен принесла воду. Пусть это и не новое творение, но сердце мое ликовало. Наконец, вода приняла разгоряченную сталь.

Я вернул возрожденный меч Арагорну со словами: "Пусть с этим клинком в сердца людей Западных земель вернется надежда".

Мгновения радости сменились заботами и тревогами. Пришли известия, что пало Зеленолесье, но часть эльфов с Леголасом смогли уйти. Подробности были странны и ужасны. Темные перед штурмом провели обряд, после которого назгулы стали способны насылать черную болезнь как на эльфов, так и на людей одним прикосновением. Мир менялся. Зачем Врагу Кольцо, если он способен уже на такое? И совершенно непонятен был источник силы. Ну, что ж, в конце концов на нашей стороне Валар. Воззовем и мы к ним в трудную минуту, когда сойдемся с войсками Врага. Не услышать и не помочь они не могли. Но в чем причины столь мощных изменений в мире? Вопрос оставался без ответа. Дружина долго в заставах. Приходили все более странные новости. Глазам воинов открывались непостижимые картины. Вздымались и опадали новые горы. Реки изменяли русла. Возникали и исчезали переправы. Земля Мортонд превратилась в пылающий остров, значит Гондор потерял еще одну провинцию. Средиземье содрогалось в конвульсиях. Я не чувствовал в этих событиях силы Врага. Но куда смотрят Валар? Причем темные, то ли приспособились к этому хаосу, то ли им везло, но буквально за спинами наших застав проникли харадримы и банда орков.

Пришел Морсул - министр экономики - с докладом от старшего принца. Моральное состояние войск в связи с последними событиями низкое, Элладан просит прислать средства для отдыха в "Гарцующем пони". Выражаясь нормальным языком: на трезвую голову все это невозможно было воспринимать.

Орков позже отловили у таверны.

Элладан: "Положить оружие. Все положили? Убить!".

Во второй половине осени конвульсии земли утихли. Надолго ли? А Гэндальфа все не было. Стали доходить туманные слухи о том, что Гэндальф "ушел". В этот бред никто не верил. Я был спокоен. Мало какие дела задержали неугомонного Истари. Хотя мог бы и весточку прислать. Главное, молчало мое кольцо, значит с магом было все в порядке. Ожидание тянулось невыносимо долго.

Приходил Леголас. Не помню, что его привело, но он напрямую спросил меня о Кольце. Спросил не столько о том найдено ли кольцо, сколько о том, что делать с ним дальше. И опять проницательный взгляд. Ну, что ж, смотреть и я умею: "Поиски еще не закончены". Сразу стало ясно, что у него ничего нет. Леголас блефовал.

Приходили новые вести и слухи. И все новые и новые подтверждения ухода Гэндальфа. Наконец, это событие отрицать стало просто невозможно. Причем, перед уходом он натравил на Радагаста Кровавого двух медведей, которые его и растерзали. Принять смерть от животных, которых опекал...

Гэндальфа больше нет. Он ушел, когда приблизился решительный час. Нахлынуло ощущение беззащитности перед меняющимся и все более непонятным миром. Не смотря на все наши противоречия, как я привык на него надеяться. Конклав магов? Синие, Бурый - Кровавый, теперь Серый... Валар прислали Истари нам на помощь... Ну да, с нами еще Белый... Ему только намекни на Кольцо - и "благоденствия" Средиземью не избежать. Ну, что ж, решать судьбу Кольца придется мне.

Снова пришли харадримы. Рассказывали новости. Продолжали пытаться завоевать наше доверие откровенностью. С уверенностью говорили, что у нас есть артефакт, который ищет Черный, и который нужно уничтожить в Пылающей горе. На вопросы - откуда знают такие подробности - отвечали уклончиво. Говорили, что готовы помочь. И если будет уничтожена эта вещь, то из Средиземья уйдет и слишком сильный Черный, и маги, и ненавидимые ими зубваны. Не будет магии - и людям будет лучше жить. Брались провести моих людей, гномов - кого угодно, кроме зубванов, до самой Роковой горы. Убеждали, что их свободно пускают в Мордор. Я не опровергал их знания насчет Кольца, но и не подтверждал, тянул время размышлял. Они честны, но кто стоит за их спинами? Не может ли эта информация попасть к Врагу? Нет никаких признаков, что Враг на верном пути в поисках Кольца. Но, может, это его тонкая игра? Было очень заманчиво провести отряд таким способом. Нет. Я не могу доверять этим людям. Их жизнь - это вероломство, насилие, грабеж, принесение в жертву своим богам представителей свободных народов, в том числе и эльфов. Еще совсем недавно была ночная резня в Рохане. Переговоры были очень долгими и несколько раз прерывались. Приходили срочные новости. Приходилось быстро переключатся с одних дел на другие.

Владычица Галадриэль прислала гонца с новостью: Враг со своими слугами в ночь на Новый год проведут обряд, от которого угаснет вся светлая магия в Средиземье. Бред. Такого не может быть просто по определению. Те же слухи приходили и до, и после гонца. Владычица призывает всех идти на Мордор. Тоже бред. Для чего идти? На заклание? Да еще зимой. Никакая военная акция невозможна.

Такого обряда не может быть. Но сколько всего невозможного свершилось за последние несколько лет. Я ощутил, что Валар допустят и это. Надо действовать. Либо сейчас - либо никогда.

Я решил. Вернулся к харадримам и сказал, что принимаю их помощь. Договорились о частностях, на середину весны. В любом случае мы ничего не теряли, к этому варианту в случае необходимости можно было вернуться. В знак доверия я отдал им два серебряных дротика: половину из того, что у нас было.

Враг подослал еще одного убийцу. Причем из моих подданных, наложив на него заклятье. Грубо сработано. Слабость или хитрость и желание изобразить слабость?

Враг почти не использует орков. Предпочитает действовать руками своих союзников. Многолюдному и сильному Хараду не нравится мощь Врага, но, тем не менее, приходят назгулы, приказывают и харадримы повинуются. Умбар и Кханд по отдельности ничего серьезного из себя не представляют. Твари Дол-Гулдура для открытого боя не годятся. Все это не страшно, тем более, что Харад колеблется. Но приходящие подробности насчет магической силы Врага и его слуг очень беспокоили. Даже у наших эльфийских воинов теперь нет возможности драться с назгулами на равных. Черная болезнь поражала сразу. Что будет завтра - неизвестно. Враг не будет до бесконечности пребывать в неведении о местонахождении Кольца.

Пора собирать отряд. Итак, из посвященных остались: я, мои дети, Арагорн и Повилика, которая мирно спала в столь поздний час. С основным составом было все понятно. В одиночку Повилика не могла идти ни при каких раскладах. Арагорн поведет отряд. Элладан и Элрохир не пойти не могли, они сопровождали дунадана во многих походах. Арвен я даже отговаривать не пытался. Это было бессмысленно при любых исходах. Повилике понадобится спутник из ее народа. Пиппин решителен, но слишком горяч. Пойдет Мерри. Мерри моложе и неопытнее, но более рассудителен. Еще решили взять одного следопыта. Возможно, Арагорну нельзя будет самому идти в страну мрака. Враг может почувствовать присутствие королевской крови в своих землях и забеспокоиться. Принцы, Арвен и, скорее всего, Арагорн, должны были остаться на виду в районе кабака "Семь-сорок" и отвлекать внимание. Оба принца ворчали, что это все авантюра. Собственно, это затея и была авантюрой, но других вариантов не оставалось. Придумать план было несложно - сложнее было его осуществить. Разбуженная Повилика ужасалась самой мысли идти куда-то зимой, да еще в такую неведомую и пугающую даль. Да и Гэндальф успел-таки ее хорошо напугать. Хоббитесса упрашивала нас подождать до весны, тогда будет намного легче идти, и наотрез отказывалась отправляться сейчас. Если бы все было так просто... Не помогали никакие слова. Решили сменить тактику. С Повиликой осталась только Арвен. Женщины друг друга поймут быстрее. Но сколько времени ушло! А пока обсуждали варианты действий в различных ситуациях, хотя всего не предусмотришь. Наконец, все было готово. Новое препятствие. Прибыли после похода в Мордор или присоединившиеся по дороге: Саруман, Галадриэль, Кирдан, Леголас, узбад Синих гор и их приближенные. Все было на грани срыва. Но никакие странности в нашем поведении и отсутствие на Совете моих детей и Арагорна не вызвали даже вопросов. Наконец, я проводил отряд. Из посвященных дома остался только я. Остальные ушли. Ушли в неизвестность. На карту было поставлено все. Середина зимы давно миновала. Даже странный поход Галадриэль и Сарумана на Мордор делал вероятнее успех миссии нашего отряда. Враг и его слуги должны быть крайне измотаны, и их внимание должно быть существенно ослаблено.

Начался последний Белый Совет. Саруман и Галадриэль поведали о последних событиях. Во всяком случае, о страшном обряде в Мордоре поведал Саруман на многолюдном празднике, устроенном Галадриэль у границ своего леса. Где и было решено попытаться помешать Врагу. Правда, уже во время похода Саруман благоразумно посоветовал владычице вернуться и возглавил это пестрое сборище людей, эльфов и гномов. Обряду они не смогли помешать, но, как оказалось, обряд тот был намного менее страшным по сравнению с тем, что представлялось. Саруман ошибся? Большинству это стоило жизни. А Враг ждал Кольца в тот приход.

Истари предложил всем свободным народам подписать договор о военном союзе, который уже приняли Гондор и Рохан. Я и Эктелион сразу подняли вопрос об урук-хайах. Собственно, чем для нас был этот совет? Фарсом. Мой советник уже знал всю историю Кольца. Нам нужно было оттянуть время. Саруман еще мог дотянуться до него. Наконец, договор был подписан. Все были вымотаны последними событиями. Начались обсуждения планов военной кампании на предстоящий год. Все были единодушны в стремлении к открытой общей войне с Врагом. А отряд продвигался вперед, но ушел пока недалеко. Нужно было тянуть время. И я, и Эктелион находили новые нюансы, и обсуждение продолжалось. Время шло. Наконец, Саруман и Кирдан, рвавшийся в руководители военной кампании, начали терять терпение. Действительно, все это уже давно превратилось в словоблудие. Наконец, план кампании был разработан. Все было логично и имело неплохие шансы на успех. Но никто не знал, что в любом случае это все просто уже не нужно. Гости начали расходится по своим землям для краткого отдыха и подготовки к войне. Ко мне подошел Саруман и спросил о результатах поисков Кольца. Я ответил, что поисками руководил Гэндальф, а теперь... Саруман как-то легко во все поверил. Видно было, что и он очень устал.

А отряд шел. Мы это чувствовали. Дома таиться уже не было смысла. Мы надеялись и ждали. Наступила весна. Как раз по нашим расчетам хранители должны быть у цели. Ничего еще не случилось, значит они живы и идут. Сердца ликовали. Идут. Внезапно на меня обрушилась боль. Боль подавляла все. На некоторое время я потерял сознание. Ни мне, никому вокруг не надо было объяснять, что произошло. Мысли в голове ворочались очень медленно. Не знаю, сколько прошло времени - часы или дни? Я нашел силы встать и объявить, что нам настала пора уходить. У эльфов был выбор, но у немногочисленных людей моего дома его не было. Боль почти затмевала сознание. Становились известны подробности похода хранителей. Постепенно все это складывалось в одну непостижимую истину: Валар отдали Средиземье Врагу. Такие слова просто не могут стоять рядом, сознание отказывалось это воспринимать.

В море моя боль ушла. Осталось опустошенность и осознание: Валар отдали Средиземье.

Мы уходили, как уже не первое столетие уходил наш народ. Но то, что оставалось за спиной... Валар отдали Средиземье. Просто так ничего не бывает. Валар мудрее нас. Они все объяснят и утешат. Все будет понятно. А я увижу свою Келебриан...

Валар отдали Средиземье. Интересно, что они получили взамен?

Мы идем в земли благословенного Валинора. Где покой и умиротворение...

Смирение у престола Манве? Скорбь по утратам? Меня распирало от смеха. Терять уже нечего. Все просто: пока жив - борешься. Борьба обреченных? Это уже неважно. Выбор сделан.

Ветер попутный, корабль все так же уверенно идет на запад. Море, солнце, ветер: к ним вернулись цвет, звук, вкус. Мы уходим, чтобы вернуться вновь. Благословенные Земли удалены за круги мира и никто давно не возвращался оттуда? Значит, не хотели или хотели не слишком сильно.

Мы вернемся.


Я понимаю, что у каждого свое представление, и моя интерпретация событий может не всегда совпадать с чьей-то еще. К тому же, моя роль, да, собственно, и большей части команды закончилась несколько раньше официального окончания игры, но об этом ниже.

2.

Постараюсь рассуждения строить не на эмоциях, а на основе фактов.

Сразу оговорюсь - я не ставлю целью ругать мастеров, хотя, скажем так, сложных моментов в процессе общения с мастерской группой во время подготовки и проведения игры была масса. И я не разделяю мнения о том, что мастера провалили свой проект.

Для меня интереса в игре добавляло еще и то, что почти все ключевые персонажи во всех блоках были моими друзьями или хорошими знакомыми.

Еще в сентябре предыдущего года мы определились, что хотим еще раз съездить на ХИ - не наигрались. Мне было интересно, по возможности и способностям, помочь мастерам. Дискуссии о концепции игры и принципах моделирования начались еще на Зиланте с отче Федором и Борисом Батыршиным. Особенно горячим обсуждение было с Федором. Я затрагивал опыт ошибок предыдущих игр и мастерских команд. Особенно беспокоили многие моменты с ХИ-97, а команда мастеров во многом была та же. Но был у него в трудных моментах один железобетонный аргумент: "Ты на моих играх был?". Не был я на его играх, не приходилось, и в этом плане судить было сложно.

Внешне уровень подготовки выглядел пристойно - собственный сайт с почти всей нужной информацией и возможностью обсудить предложенные правила и другие темы связанные с игрой. Но обновление Кор проводил крайне редко, не смотря на постоянные напоминания. В результате чего из за размещенной необъективной информации ко мне были претензии от двух других клубов.

Собственно, нервозность обстановки на самой игре была прямым продолжением ситуации с ее подготовкой. И страсти бушевали там немалые. Слишком многое было завязано на пожизненные отношения между мастерами и игроками, что накладывало существенный отпечаток на действия. К субъективным сложностям в последний момент добавились объективные: трудность с поисками полигона из за пожароопасной обстановки в Подмосковье и значительно урезавшими найденный полигон лесниками. Ну, и получился тот самый коктейльчик и те же грабли.

Каюсь, успев разобраться с командными делами и собственной подготовкой, так и не написал в итоге личную заявку на свой персонаж. С другой стороны никакой ответной реакции со стороны мастеров ни до ни в процессе игры на командную и личные заявки на другие роли не было.

Основной бедой мастерской группы было отсутствие команды. Именно команды. Блажен кто верует. Прежде всего могу сказать, что сам себе дурак После 97 г. надеялся и убеждал других, что в этот раз будет лучше. Но на сей раз эта проблема была еще ярче. Наличествовала группа индивидуалов, каждый со своим видением ситуации, и далеко не всегда они могли и хотели понять других. Все это выразилось в крайне грубом стиле ведения игры. Постоянные изменения базовых правил в процессе действа и беспардонные мастерские кирпичи были отражением полной несогласованности действий, когда один мастер пытался исправить то, что по его мнению, напортачил другой. Игра мастеров в междусобойчик продолжалась постоянно. Все это периодически приводило к бурным разборкам и перестановкам внутри команды.

Одним из пунктов концепции мастеров была частичная закрытость информации по ключевым персонажам. Причем как-то избирательно. И с практикой введения в заблуждение игроков уже на самой игре. Так, на параде участникам была представлена только часть персонажей. При этом была допущена на игру команда, при взгляде на которую при учете ее внешнего вида, любой другой непосвященный игрок сразу идентифицировал бы их как назгулов с увенчанным короной королем-чародеем во главе. Мне, скажем, мастера наотрез отказывались предоставлять официальную информацию по темному блоку, толком не аргументируя свою политику. Но все и так было известно, благо связей предостаточно. По- моему, еще в 94 г. политика закрытости себя не оправдала. Зачем повторять?

Немного об игровой модели экономики. Разговоров было не мало и заявленная концепция была интересна. Но в результате отче Федор дописывал соответстующий блок правил уже на полигоне. С одной стороны в данном случае в первоисточнике можно найти не много сведений по этой части, сказывается сказочность произведения; с другой я всегда утверждал, что хорошо прописанная экономика может заинтересовать и занять значительную часть игроков, отвлекая от той же тупой боевки, и в значительной мере влиять на ход действа. На игре экономика была рабочей, но довольно рутинной составляющей: классический чипобол и натуральные модели объектов - скучно это. Более привлекательным вариантом считаю виртуальную модель. Кстати, в очередной раз сработал один и тот же ход. Четвертый раз (94, 96, 97, 99 года) для команд с которыми езжу на ХИ я изготавливаю партию литых монет, которые вводятся в игру по согласованию с мастерами по курсу 1-1,5 мастерские за одну местной чеканки. Довольно быстро, без каких либо экономических причин, курс поднимается от 1 к 3-4 и при небольших дополнительных спекулятивных усилиях поднимается еще выше. В основном здесь работают психологические моменты. Но курс все четыре раза к середине - концу игры был одинаков 1 к 5. И это большое подспорье в случаях когда персонажи не могут пополнять свои ресурсы грабежом на большой дороге и работорговлей и не всегда хватает времени на ведение активной торговли. Особенно это актуально когда команда играет ключевые роли и экономика во многом становится обузой.

В продолжение начатой темы поддержу отсутствие сухого закона на игре. Кто хочет в любом случае напьется, не зависимо от политики мастеров. А продающиеся в кабаках алкогольные напитки - это еще один способ реально приложения игрой валюты. Кстати реально действующие три кабака на игре против обычных одного - двух внесли свое разнообразие: ценовая политика, сферы влияния, преломление информации. Но с другой стороны необходим более жесткий контроль за нетрезвыми игроками.

В этом плане довольно сильно удивляла постоянная "подогретость" части самих мастеров. В этом плане мастерам нужно отдать должное, когда скажем в не совсем трезвом состоянии они могли делать дело. Но зачем создавать себе столь суровые дополнительные трудности?

География размещения на полигоне была просто впечатляющей. Часто между лагерями было по тридцать-сорок метров. Поляна у кабака "Семь-сорок" была больше похожа на табор. В радиусе семидесяти метров располагался десяток поселений людей, гномов, эльфов и орков. Наша "тихая и уединенная долина" днем часто оглашалась звуками военных кампаний в Гондоре (до провинции Мортонд было метров пятьдесят - шестьдесят плюс еще столько же до Минас-Тирита), а по ночам мы слышали у себя под боком завывания умертвий и пьяные вопли из "Гарцующего Пони". и т.д.

Ставший уже привычным такой атрибут, как рация в руках мастера, был не редко всего лишь украшением. Эфир часто был забит пустой трепотней. В результате несколько раз в ответственных местах игра зависала. Я разговаривал с другими игроками, везде ситуация была одинаковой.

Вообще, этот набор огрехов удивлял. С одной стороны, явно недостаточный полигон, с другой стороны, немалое количество раций, по которым, в тоже время, далеко не всегда можно было связаться, нечастое хождение мастеров "в народ". Во всяком случае, объяснить объективными причинами почти полное отсутствие Ниенны - мастера по светлым - в своих вотчинах не возможно. Говорят, ее видели один раз в Гондоре. Эта ситуация дошла до нелепости, когда нас вызывали на ковер в мастерский лагерь отчитываться за действия в игре, где мы со своим мастером по блоку впервые смогли пообщаться.

Надо отдать должное Борису Батыршину - обещанную систему квестов, связанных с поиском Кольца, он организовал и провел. Но влияния на данный блок пожеланий самих игроков, расписанных в личных заявках, я не отметил. Может, вообще не имело смысла ничего писать? В любом случае, основная сюжетная линия была интересно обставлена мастерами и хорошо отыграна. Данное положение говорит в пользу успешности применения и интересности введения относительно жестких сценарных блоков.

Много раз мастера настойчиво повторяли до игры, что они приложат максимум усилий для создания духа мира Толкиена. Я осознаю, что понятие это весьма растяжимое, и у каждого свое понимание, но есть вполне общепринятые рамки. Неужели волки-оборотни, летучие мыши-оборотни и "белые и пушистые" урук-хайи способствовали сохранению этого самого пресловутого "духа"? Да, команда игравшая хайев, хороша, но почему нужно давать вводную людским командам, что они видят в уруках скорее людей, чем орков? Можно было заранее объявить игру по мотивам и тогда подобные сюжетные ходы были бы действительно оригинальны и органичны. А при таком подходе получаем набивший оскомину вопрос: "А причем здесь профессор?".

Кстати, почти не было провальных ролей. Петр Курков (роль Гэндальф) не дотянул - сдали нервы. В случае с Арлекином (персонаж Радагаст), по моему хорошее знание мастерами человека сыграло с ними злую шутку. Разве при том раскладе он для себя поступил не логично? Но больше всего неприятностей по жизни доставила пятерка из Обнинска, игравшая назгулов. Ребята понтовались крутостью своих персонажей переделывали под себя правила, а собственно, играть было и необязательно.

После ХИ я разговаривал со многими игроками. Часть хитросплетений становилась более понятной. Забавно, как одни и те же факты получали различную интерпретацию у разных игроков, как срабатывала или не срабатывала, либо срабатывала, но не так как задумано, выпущенная в игру информация.

По результатам бесед с Антоном Кругловым (роль Саруман) и Ириной Баусиной (роль Галадриэль), выяснилось что безумный ночной поход на Мордор был следствием всплеска экзальтации у собравшихся на празднество у границ Лориена. В очередной раз пришедшие слухи о готовящемся обряде в Мордоре послужили только возможностью разрядки эмоций. С точки зрения логики самой игры поход был полным бредом, но в создавшейся ситуации участникам важнее был красивый отыгрыш и обмен эмоциями.

Данный эпизод оказался неразрывно связан с походом хранителей.

Антон высказал интересную мысль по поводу нашей закрытости на игре, когда о Кольце знал только очень узкий круг персонажей:"Для вас это было испытанием Кольцом".

Я с ним согласился. Ответственность мы ощущали несомненно, и соблазнов для "простых" решений было достаточно. Чего мы достигли по основной сюжетной линии?

И Константин Пушкарев (роль Саурон), и Андрей Чигорин (роль начальника разведки/контрразведки Мордора) оба подтвердили, что до последнего момента у них не было никакой достоверной информации о Кольце. О походе хранителей в фэндоме уже было много дискуссий нередко приводящих к взаимным обидам и разнообразному понтованию. Нас можно обвинять в несоблюдении сюжета и приводить пункты, которые не были выполнены - но, господа, это игра со свободой выбора, и наш расчет оказался верен. Мы знали, что и как делать, дорога была известна и пустынна. Один из наших парней (Николай Левкин), игравший волколака подтвердил позже, что после бурных событий вечера и ночи (обряд и паломничество светлых), все засады были сняты - элементарно истощились силы у игроков. Но в процессе похода наши посредники Александр (Тринадцатый) и Александра (Стрела) не могли не разбудить и не сообщить мастерам о походе. Ну, а дальше мастера будили друг друга, потом будили игроков и сыграли в собственную игру.

Плохо ли, хорошо ли, но каждый сделал свое дело и исполнил свою роль. Проигрывать нужно достойно. Мы проиграли и ушли. Конфликт, заложенный в сюжете, был решен. И с этой точки зрения последние полдня "доигрывания" были полным фарсом. Мастера упорно пытались довести игру до какой-то понятной только им логической точки. Были в их намерениях, естественно, благие цели, но получалось как всегда: "последняя битва", "последний оплот светлых", "прием городов и крепостей назгулами".

Если и ставить вопрос в плоскость кто кого победил, то мое мнение таково: победила не какая-то из сторон, в результате всех победили мастера своим бардаком.

Страсти отшумели - и ладно. Остались воспоминания. Игра была. Была - не смотря ни на что. За себя могу сказать, что я получил массу впечатлений от своей роли.

Спасибо всем за игру.

А над ошибками все мы можем вполне и поработать.

И на десерт - про последнюю битву.

Боевые действия на игре были, в основном, вялотекущие, и военный запал у игроков к концу игры остался не маленький. Поэтому поддерживаю инициативу мастеров провести большую общую баталию для всех желающих после игры. Другое дело, что все это было за уши притянуто к уже завершившемуся, фактически, действу. Игра мастеров в благородство с неприменением магии и монстров со стороны выглядела весьма неприглядно. Костя Берс и сам был в состоянии разобраться в ситуации и подтверждение этого - сама его игра, которую он вел очень тактично, за что ему большое спасибо.

Примерно четверти силам светлых было велено остаться в Минас-Тирите для запланированной "театралки". Но не суть, а сама битва была великолепна.

Мы с друзьями сидели на дереве, стоявшем в тылу строя светлых, и с высоты наблюдали за разворачивающимся действом. Из нашей команды участвовало всего трое. Не было никакой потребности драться, хотя на самой игре почти не представилось случаев. Для меня нет проблемы мечемашной разрядки на играх. На РИ мне интересно играть, а бой - это только частная и необязательная составляющая. Свое удовольствие "железом по голове" получаю на исторических фестивалях и турнирах, чего с лихвой хватает.

Битва. Около полутора сотен воинов с выстроилось с каждой стороны. Большое поле. Местность полого спускалась к реке. Ясный солнечный день добавлял эффекта: знамена отрядов трепетали под ветром, доспехи сверкали. Многоголосица и разнообразие одежд создавало впечатление еще большей численности войск. За строем темных на возвышении стоял Саурон в окружении охраны из гарнизона Кирит-Унгола и, кажется, назгулов. Эта черная масса была эффектна.

Но наконец горны, барабаны и бубны возвестили о начале битвы.

Слаженные действия стрелков и осадной техники светлых поколебали дух противника. Около пяти минут шла перестрелка, темные делали робкие попытки атаковать. Но атака - пусть и не сразу - все же состоялась, довольно лихая и напористая. Левый фланг светлых, где была собрана вся легко вооруженная пехота, был смят сразу, почти не приняв боя и устремился к пойме реки, а атакующие увлеклись преследованием и добиванием. На правом фланге тяжело вооруженные отряды Гондора и Рохана начали теснить противника. Периодически на отдельных участках или почти по всему фронту бой прекращался, бойцы перегруппировывались, переругивались с противником (по игровому) и схватки вспыхивали с новой силой. Гондорцы и рохирримы, горя желанием мести к Хараду, остервенело шли напролом, но их атака захлебнулась, уже был значительный численный перевес темных. Светлые медленно, но верно проигрывали. Наконец, к темным в центр подошли подкрепления, закончившие разбираться с левым флангом противника. Светлые успели развернуть свой центр на 90 градусов и продержаться еще несколько минут, но это была уже агония. Темные бросились в последнюю атаку и буквально смяли остатки светлого воинства, и поле огласилось восторженными воплями победителей, бубнами и барабанами харадримов.

Во всяком случае, на играх такую зрелищную битву я видел впервые.

Почти не было заметно участия командиров с обеих сторон. Часто было видно что, стороны упускают свои возможности от отсутствия лидеров. Во многом эта сражение было стихийно, сказывалось отсутствие у игровиков подобного опыта. Для ее описания мог бы подойти стиль Л.Н. Толстого при повествовании о Бородинской битве.

Использовавшаяся тактика была весьма примитивна, войска сразу выстраивались на исходные позиции ближе дальности полета стрелы. Строй с обеих сторон был единым. Маневров отдельными отрядами практически не было. Обе стороны сразу ввели в дело все, что у них было в наличии, за исключением небольшого легковооруженного резерва Саурона. Неплохо показали себя стрелки, особенно у светлых. Но было два существенных минуса: невысокая результативность даже на довольно малых дистанциях, сказывалась недостаточная подготовка (господа, тренируйтесь) и нежелание многих игроков признавать поражение от стрелкового оружия. Тем более, никому не хочется выходить из дела в самом начале боя. И еще, впрочем, как всегда, бросалось в глаза нежелание участников отыгрывать ранения и смерть, особенно неважно это смотрится на фоне традиций в движении исторической реконструкции. Я не заметил, чтобы травматизм в том деле был выше обычного, хотя его и можно было ожидать в столь непривычно массовой баталии и с учетом очень нервной игры. В общем, было неплохо, но есть еще к чему стремиться.

Среди трех участников боя от нашей команды была одна из наших валькирий: Элла Рокотян (Хельга). Одета она была в тяжелый бригантинно-кольчужный полный доспех, вооружена большим подтреугольным щитом и мечом. Из под шлема каскадом ниспадали длинные вьющиеся светлые волосы. Несмотря на тяжесть доспеха, движения были легки, сказывались два года тренировок. И хоть суждено ей было "погибнуть" в том бою, но многих забрала она с собой.

После сражения я увидел Эллу светящейся от радости, лицо ее выражало блаженство, дюралевый клинок был погнут. С поля боя, в котором ее сторона проиграла, валькирия скакала вприпрыжку, как первоклассница - все в том же доспехе, наверное позабыв, что уже замужняя дама.

 


Новости | Кабинет | Каминный зал | Эсгарот | Палантир | Онтомолвище | Архивы | Пончик | Подшивка | Форум | Гостевая книга | Карта сайта | Кто есть кто | Поиск | Одинокая Башня | Кольцо | In Memoriam



Na pervuyu stranicy Отзывы Архивов


Хранители Архивов