Stolica.ruРеклама

Na pervuyu stranicu
Arhivy Minas-TiritaArhivy Minas-Tirita
  Annotirovanniy spisok razdelov sayta

Алеш Бичан (Ales Bican)

Падеж на -s

Много копий уже сломано в спорах вокруг употребления падежа на -s: его даже называли "таинственным падежом", так как его основная функция до сих пор неизвестна. Однако оказывается, что существует далеко не один пример его употребления.

Падеж на -s сам по себе

Падеж на -s лучше всего известен из так называемого Плотцева письма (ПП). Это письмо, которое Толкин послал Дику Плотцу в 1966 или 1967 году, содержащее сведения о склонении квэнийских существительных и полные парадигмы существительных cirya "корабль" и lassë "лист". Само письмо разделено на три части. В первой части, помеченной (a), содержатся грамматические падежи (т. е. падежи, выделяемые из синтаксических соображений), в части (b) - падежи с пространственными значениями, в части (c) - лишь никак не названный падеж на -va. [Примечание 1]

В Письме почти все падежи были названы, кроме падежей на -s и на -n (а также на -va, см. [Примечание 1]). У них есть нечто общее, а именно: они располагаются в наборе (b) (пространственные падежи), а также оба они помещены в скобках под другими падежами, краткими вариантами которых они кажутся. В единственном числе это выглядит так: (для большей ясности я расположил их зеркально)

Направительныйciryanna
(аллатив)(ciryan)
Местныйciryassë
(локатив)(ciryas)

Из опубликованных материалов нам известно, что падеж на -n - это дательный (см. заметки Толкина к клятве Кириона в UT), но мы не знаем названия падежа на -s.

Как уже было сказано, расположение обоих падежей может указывать на то, что они являются краткими вариантами "полных" версий: падеж на -n - аллатива на -nna, а падеж на -s - локатива на -ssë. Действительно, используя возможный принцип деления падежей, учитывающий когерентность (то есть пространственную связность) и ориентацию (направление движения) аллатив и датив принадлежать к одному и тому же классу: отрицательная когерентность с положительной ориентацией (то есть они означают движение к кому-либо или чему-либо либо же направленность действия в сторону кого-либо или чего-либо). Таким образом, оба падежа используются, в общем-то, для выражения одного и того же значения. В квэнья, однако, у дательного падежа есть и чисто синтаксическая функция: он выражает непрямое дополнение, ср.. Sí man i yulma nin enquantuva? в Namárie) а аллатив используется и как директив (указывает на путь к кому-либо или чему-либо).

Если рассмотреть локатив, исходя из тех же принципов, то окажется, что он выражает положительную когерентность без пространственной связи, то есть используется для значения "что-либо или кто-либо находится в/на ком-либо или чём-либо" (ср., например, полное название Namárie Altariello Nainie Lóriendessë "Плач Галадриэли в Лориэне").

Если у дательного падежа в квэнья есть синтаксические функции, то мы вправе ожидать, что они есть и у падежа на -s, однако нам они пока неизвестны. [Примечание 2] Каковы бы эти функции ни были, они всё равно будут локативными, а сам падеж - вариантом собственно локатива на -ssë). Этот вывод подкрепляется двумя малоизвестными засвидетельствованными употреблениями падежа на -s.

Заметим, что многие называют этот падеж "кратким локативом", и за неимением лучшего имени мы будем пока что называть его именно так.

а. calma hendas

В статье "Точка под строкой: новое о техтар" (The Subscript Dot: A New Tehta Usage), опубликованной в #25 журнала Vinyar Tengwar (VT), Арден Р. Смит упоминает фразу, написанную тенгвар и опубликованную в книге "Дж. Р. Р. Толкин: жизнь и легенда" (J.R.R. Tolkien: Life and Legend). Он транскрибирует её как calma hendas и переводит как "свет в глазах" (a light in the eye) (где calma означает "свет", а henda - вариант слова hen "глаз", либо же -a - просто соединительный гласный - ср. talassë, локатив от слова tál (VT43:16)). Существуют, конечно, и другие возможные интерпретации этой фразы, но эта выглядит наиболее правдоподобно.[Примечание 3]

Если мы считаем чтение и перевод этого правильными, то это явный случай падежа на -s. Здесь он используется как локатив (по крайней мере, локативно, ведь он может обозначать притяжательность, как указано в [Примечании 2], оказываясь всё равно в одной категории с собственно локативом) и является, таким образом, его кратким вариантом

b. elli yas atintilar

Ещё один пример упомянут в опубликованной в VT #29 статье Патрика Уинна, Кристофера Гилсона и Карла Ф. Хостеттера "Бодлейанские склонения" (The Bodleian Declensions). Это строчка из раннего черновика к Namárië, взятая из "рукописи, показанной на Столетних толкиновских чтениях в колледже Кебл, 17-24 авугста 1992 года" (там же; эта версия стихотворения ещё не опубликована). Она выглядит так: elli yas atintilar. Перевода этой фразы не дано, но авторы статьи заключают, что она переводится как "где мерцают/дрожат звёзды" (wherein the stars tremble), так как явно соотносится с yassen tintilar i eleni из опубликованной версии Namárië: слово eleni соответствует elli (где i - определённый артикль, отсутствующий в версии с elli), tintilar - atintilar, а yassen - yas. Здесь, кажется, падеж на -s используется как вариант падежа на -ssë, хотя есть и небольшое различие: относительное местоимение yassen "где, в которых" стоит в форме множественного числа, согласуясь с tellumar "чертоги" из предыдущего стиха, в то время как yas стоит в единственном числе. [Примечание 4] ср. парадигму для множественного ciryar в ПП:

Аллатив-annar
(-ain)
Локатив-assen
(-ais)

Поскольку эта версия Namárië до сих пор не опубликована, мы не знаем, как выглядел предыдущий стих. Если yassen согласуется с множественным tellumar, yas может относиться к соответствующей форме единственного числа, возможно, telúmë или что-то в этом роде (форма telúmë встречается в виде telúmen в другой версии Namárië (TI:284, 285), там конечное -n может обозначать дательный или родительный падеж единственного числа, хотя может быть и показателем множественного). С другой стороны, Толкин мог в какой-то момент считать, что yasyassë, о котором см. [Примечание 4]) по числу не согласуются, что, в общем-то, неудивительно. Заметим также, что у упомянутого выше показателся -va, видимо, нет формы множественного числа. Однако Толкин утверждает обратное в WJ:407. Существуют также несколько примеров, когда прилагательные не согласуются по числу со своими определяемыми (см. VT39:17).

Падеж на -s и -r; локатив и датив

Судьба конечного -s в квэнья Толкина не была постоянна, так как он всё время её изменял. Сравните эти два слова, означающие "сон": olor и olos. Первое - из Этимологий (оно также встречается в КС) и, учитывая другие примеры оттуда же, можно заключить, что в это время конечное -s становилось в квэнья -r (через -z). К тому же заключению можно прийти на основании заметок Толкина, опубликованных в Parma Eldalamberon, #12, стр. 19, 20 : "Следует заметить, что -þ- > s не подпадало под озвончение в середине [т. е. s > z > r], как другое s". Существует, тем самым, (как минимум) два возможных источника для s: один из первоначального s и один из þ (th), развитие их слегка отличалось. В то время как первоначальное s превращалось в сонант, þ (th) в середине не изменялось. В КС оба превращались в сонант, а статья Tulkatho > Tulkas (Etym:395, корень TULUK-) указывает на то, что во время, соответствующее Этимологиям, конечное þ (th) не изменялось, становясь s. Однако слово olos из "Неоконченных сказаний", ч. 4, гл. II указвает на то, что конечной позиции было недостаточно для того, чтобы происходило такое озвончение. (больше об этом можно прочесть в статье Хэльге К. Февскангера "The Evolution from Primitive Elvish to Quenya").

Учитывая это, мы можем предположить, что окончание, известное нам как -s, могло на некоторых стадиях подвергаться ротацизму и выступать как -r. Существует целый ряд форм, где окончание -r может быть формой суффикса краткого локатива на -s после ротацизма, хотя иногда, как кажется, происхождение его несколько иное

a. Склонение en-

Помимо Плотцева письма опубликованы ещё две таблицы, посвященные склонению в квэнья (и Quenya, и Qenya). Первая - это так называмое "склонение Entu, Ensi, Entu" (ЭС), написанное, по всей видимости, между 1924 и 1936 годами. Формы датива и локатива выглядят следующим образом (собственно, в рукописи падежи никак не названы, но было бы весьма удивительно, если бы наши догадки здесь не соответствовали действительности) [Примечание 5]:

[датив]entur
[аллатив]entonta
[локатив]entossë, (-os)
entunye

Мы снова видим, что форма на -s даётся как вариант локатива. И снова она даётся в скобках (в отличие от датива, может быть, потому, что окончание датива здесь этимологически не связано с окончанием аллатива).

b. Oilima Markirya 1

Первая версия стихотворения "Markirya", которая называется Oilima Markirya (OM1), опубликованная в MC:220-1 содержит ряд строчек, имеющих отношение к местному падежу.

(1)  veässe lúnelinqë
на голубых струях моря
(2)  kairë laiqa'ondoisen kirya
белый корабль лежал на скале
(3)  ailissen oilimaisen
на последних отмелях
(4)  alkarissen oilimain
в последнем луче света
(5)  ailinissen alkarain
на сияющем берегу

Из этих строчек следует, что (полным) суффиксом местного падежа был -ssë в единственном числе и -ssen во множественном, что не противоречит ПП. Форма -(i)sen в ondoisen и (2) oilimaisen (3) преставляется альтернативным суффиксом местного падежа, множественного числа, то есть, видимо, формой множественного числа краткого локатива на -s (здесь отсутствующего; или же это вариант *- либо -r). Что интересно, здесь отсутствует ротацизм. Это, возможно, происходит по аналогии, или же связано с ударением (ср. VT27:37-40). Нельзя, однако сказать, чтобы правило ротацизма в это время в квэнья отсутствовало вовсе. Суффикс - в kairë (2), скорее всего, является местоименным суффиксом женского рода, то есть формой, происходящей от - после ротацизма (см. LR:385, S-); начальный элемент kai-, без всякого сомнения, - форма корня KAY(A) без суффикса (КС:46L, LR:363), используемая здесь как основа претерита [простого прошедшего времени]. Суффикс - относится к kirya, ср. также kirya kalliérë "корабль сиял" (OM1).

В этом свете возможно, что краткий суффикс локатива -s происходит из более раннего *-th (-þ), а не от *-s, так как -th в середине слова (-þ) не подвергался озвончению, как мы уже отметили выше; полный же суффикс локатива -ssë, возможно, является удвоенным вариантом того же элемента..

c. Oilima Markirya 2

В другой версии стихотворения Markirya, также носящей название Oilima Markirya, (OM2), опубликованной в MC:213-4, есть следующие строки:

(6) nívë qímari ringa ambar
бледные призраки в холодной груди
(7) lúnelinqë vear
плывущих по морю
(8) silda-ránar
в свете луны сияющей
(9) minga-ránar
в свете луны увядающей
(10)  lanta-ránar
в свете луны падающей
(11)  laiqa ondolissen
на зелёных камнях
(12)  píke assari sildë
на костях поблескивающих
(13)  óressë oilima
последним утром

Из форм óressë (13) и ondolissen (11) видно, что суффикс (полного) локатива не изменился (по форме, происхождение же его может быть другим, о чём см. ниже), а именно: он выглядит как -ssë в единственном числе и как -(i)ssen во множественном (заметим, что форма laiqa'ondoisen была изменена на laiqa ondolissen).

Проблему, однако, представляет окончание -r (примеры 6-10), множественной формой которого может быть -ri в assari. Предлагались (по меньшей мере) две интерпретации: (a) это суффикс датива (см. VT36:21-2), используемый здесь в значении локатива, или (b) он этимологически восходит к суффиксу локатива, который использовалася в значении датива в yar "которой [дат.]" (Nie; см. VT28:19-21). На самом деле решение, может быть, найдётся где-то посередине.

Здесь будет полезно выписать соответствующие строки из окончательной версии Markirya, (FM; о переводе см. анализ, проведённый Хэльге К. Февскангером):

(14) ringa súmaryassë
в её холодной груди
(15) ëar-kelumessen
в текучем море
(16) isilmë ilkalassë
в свете луны сияющей
(17) isilmë píkalassë
в свете луны увядающей
(18) isilmë lantalassë
в свете луны падающей
(19) ondolissë mornë
на чёрных камнях
(20) axor ilkalannar
на костях поблёскивающих
(21) métim' auressë?
последним утром?

Как можно заметить, окончание -r, встречающееся в OM2, последовательно было в FM заменено на -ssë везде (ср. строки 6, 8-10 и 14, 16-18), кроме фразы ëar-kelumessen, где мы встречаем окончание множественного числа -ssen (см. строки 7 и 15), причиной появления которого могут быть какие-то другие изменения (такие, как использование других слов). Таким образом, можно предположить, что -r - это окончание локатива, то есть форма суффикса -s, которую он принимает под действием ротацизма. Однако если мы сравним строки 12 и 20, то увидим, что форма множественного числа -ri в píke assari sildë была заменена на -nnar, окончание множественного числа аллатива, в axor ilkalannar. [6] Этот факт придаёт вес предположению о том, что -r является по происхождению дативом, используемым иногда в значении аллатива. Можно также предположить, что это два разных падежа: краткий локатив и датив - одинаково реализуемые на фонетическом уровне, то есть предположить, что краткое окончание локатива -s, возможно, подверглось ротацизму и совпало с (изначальным?) окончанием датива -r. При этом они, возможно, различались во множественном числе: дат. мн. -ri, лок. мн. *-ren, или -sen (без озвончения в середине слова, как в OM1) или -ssen (ср. слова nis и nissë, оба означающие "женщина" и оба имеющие во множественом числе форму nissi, LR:377).

Разобраться в этой ситуации довольно сложно. Например, если предположить, что окончания -r и -ri относятся к локативу, нам бы пришлось отвечать на вопрос о том, как выглядит датив. Окончание -n, известное из ПП, является возможным кандидатом, но в исследуемый период оно использовалось для других целей (как окончание генитива в ЭС [Склонениях Entu, Ensi, Enta], но см. VT36:22 по поводу enden, для падежа подлежащего (?) в БС [Бодлейанских склонениях], см. VT28:13-7), хотя оно всё-таки возможно, так, в "Утраченном пути", окончание -n используется и для генитива, и для датива: Ilúvatáren "Илуватара" [род. п.;] , nin "для меня" (LR:47, LR:72).

Эту неоднозначность приходится разрешать иным способом. Возможно, что использование окончания -ri (12) было всего лишь "ошибкой Толкина", либо же в квэнья (Qenya) того времени в этом случае использовался локатив, хотя логично было бы ожидать датив/аллатив. В этом случае появление -nnar в FM (20) могло быть просто исправлением. Если мы посмотрим на всю фразу, которая выглядит как Man tiruva [...] anar púrëa tihta / axor ilkalannar, что дословно означает "кто посмотрит на запятнанное солнце, светящее в сторону поблескивающих костей?", аллатив означает направление, в котором светит (вернее, мигает; blinking) солнце, в то время как (предположительный) локатив в OM2 указал бы на то, что солнце мигало непосредственно на поблескивающих костях.

Здесь нужно сказать несколько слов об ambar (6). Я до этих пор исходил их того, что это *amba "грудь" (bosom) и -r, дативное или локативное окончание множественного числа. То, что в слове нет никакого явного элемента, означающего "её" (в отличие от súmaryassë "в её груди": -rya), было вполне понятно. (хотя нельзя исключить, что морфема с этим значением слилась с другой морфемой, что фонетически реализуется как -r).

Слово *amba помечёно звёздочкой, так как не засвидетельствовано нигде в корпусе до сих пор опубликованных текстов Оно не сходится и с данными "Квэнийского словаря" (Qenya Lexicon), где есть слово Ambar "грудь" (breast) (КС:30L; замечание в скобках, следующее в конце этой словарной статьи, также весьма примечательно: "-s или -r"!). Тут, видимо, существует несколько возможных интерпретаций: (a) слово *amba является вариантом ambar, так что -r - это действительно окончание; (б) в слове ambar "в её груди" происходит слияние падежного окончания -r (дативного/локативного) со словом ambar "грудь"; (в) слово ambar стоит в именительном падеже, который может использоваться в местном (инессивном) значении.

Нам известно, что в ранних вариантах квэнья (Qenya), а также в голдогрине (т. е. гномском) существовало три падежа: именительный, или местный (инессив), родительный, и направительный, или дательный (ГС:9). Это означает, что именительный падеж "иногда использовался сам по себе в значении местного" (ГС:9). [Примечание 7] Так как форма именительного падежа единственного числа представляет собой исходную форму слова, т. е. форму без каких бы то ни было окончаний, подобное отсутствие флексий характеризует и местный падеж-инессив. В своём анализе стихотворения Narqelion Кристофер Гилсон замечает, что инессивная функция номинатива проявляется в фразе V'emattë sinqi Eldamar *"как они напоминают драгоценные камни в Элдамаре" (VT40:23-4), где слово Eldamar не показывет, как кажется, никакого окончания, и потому может быть как в номинативе, так и в инессиве (если только конечный элемент -mar не слился с -r). (Ещё один, более поздний, пример инессивной фукнции именительного падежа можно найти в Aia María: sí ar lúmessë ya firuvammë "сейчас и в час, в который мы умрём" (VT43:34), хотя отсутствие локативного показателя (суффикса или предлога) при ya можно объяснить его присутствием в lúmessë.)

Заметим, что точно такую же ситуацию можно наблюдать в фразе nívë qímari ringa ambar: хотя квэнья этого времени и различает номинатив (основы без окончаний или, возможно, на -n) и локатив (основы на -ssë или, возможно, на -r), возможно, что именительный падеж мог иметь функции инессива в некоторых конструкциях (или, по мере надобности, в стихах) [Примечание 8]

d. Nieninque

В эссе "Тайный порок" Толкин также приводит стихотворение Nieninque (Nie). Основываясь на использовании для слова "туда" формы tandë, мы считаем возможным датировать его временем более поздним, чем OM2 (т. е. Nie было написано одновременно со стихотворением Earendel, которое не даёт важной информации для темы настоящего исследования. В нём содержатся следующие сроки:

(22) ellë tandë Nielikkilis
пришла туда маленькая Ниэле
(23)yar i vilya anta miqilis
которую целует воздух (досл. которой воздух даёт поцелуи)

Здесь мы не встречаем полного суффикса локатива, но, скорее всего, он на этой стадии всё равно выглядит как -ssë: он вообще, похоже, никогда не менялся. Форма yar "которой, кому", очевидно, является дативом от ya "который" (см. VT43:34), точно такой же суффикс дательного падежа мы находим в ЭС. Форму tandë можно проанализировать как ta "то, оно" (LR:389, корень TA-) и -ndë, которое является всего лишь окончанием направительного падежа либо же формой -nda (о которой см. ниже).

Морфы -r and -ndë могут иметь одинаковое происхождение. В "Этимологиях" можно найти предлог mir "в, внутрь" (into) (LR:373, корень MI-) и местоимение (?) tar "туда", происходящее от *tad (LR:389, корень TA-). Кроме того, существует наречие öar "не здесь" (away), которое "показывает прибавление окончания -d (более раннее -da), обозначающего движение к или по направлению к некоей точке" (WJ:366). Окончание -d, кажется, является древнейшим суффиксом аллатива; предлог mir, вполне возможно, также его содержит (кроме mir существует также minna с тем же значением). Суффикс же -ndë, вероятно является формой -d с носовым инфиксом.

Одного ли происхождения ли падежи на -r в ЭС и OM2? Сказать невозможно. Толкин часто придумывал различные этимологии для элементов совпадающих, так что -r из ЭС и OM2 могут иметь соврешенно разное присхождение. Необходжио отметить, что аллативное окончание как в ЭСМ, так и в OM2 выглядит как -nta. Оглушение исходного -d не выглядит очень правдоподобно, но, с другой стороны, аллативный и дативный суффиксы не обязательно должны быть связаны, по крайней мере на этой стадии. Однако, как мы уже показали, -r в ОМ2 может быть формой краткого локатива на -s после ротацизма и одновременно существует воможность того, что в какой-то стадии внешнего развития квэнья -s использовалось для обозначения датива.

e. Бодлейанские склонения

Вторая из двух упомянутых выше таблиц - это так называемые "Бодлейанские склонения" (БС). Они датируются, вероятно, 1936 годом, то есть временем более поздним, чем ЭС и Nie. Как и ранее, конкретные падежи никак не подписаны. Вот формы, имеющие отношение к данной дискуссии:

[ед. ч.][мн. ч.]
?kiryakiryais (aisi)
[локатив]kiryassë(-sser) ?n
[аллатив]kiryanda(-andar)

Исследователи, анализировавшие эту парадигму, называют падеж на -s кратким локативом, основываясь на ПП и на использовании yas в одном из черновиков к Namárië (см. выше). Они интерпретируют падеж на -r в строках 6-10 как его форму после ротацизма. По их теории, краткий локатив выполнаяет те же синтаксические фнукции, что и датив, что позволяет им сравнивать его с дативом в раннем адунаике. В адунаике показатель датива имеет форму -s в единственном числе, и -sim - во множественном.

В конечном счёте эти окончания датива, возможно, восходят к греческому si (аттическое -ais, ионическое -aisi, что вполне совпадает с квэнийскими формами!). Очень любопытно (и важно!) отметить, что -s- из греческого датива множественного числа (появляющееся также и в латинском) достаточно типично для местных падежей в других индоевропейских языках, ср. санскритский показатель местн. мн. -su. [Это характерно и для славянских языков: ср. ст.-сл. местн. мн. съiнъхъ < *sún-u-su; отсюда же и современные русские формы нас, вас].

В греческом языке датив используется и в местном значении. Однако, в отличие от квэнья, в греческом нет отдельного местного падежа. Толкин, возможно, основывался здесь на греческом, и квэнийский дательный на -r мог исторически быть местным падежом и даже мог использоваться, в случае необходимости, в этой роли, и тем самым -s в БС можно рассматривать как его форму без ротацизма.

В этой таблице краткого локатива как такового нет. В других таблицах (ПП, ЭС) краткий вариант локатива сгруппирован с полным. Тем самым, не до конца очевидно, что -s является кратким вариантом окончания, как предлагается в VT28. Окончание датива (сиречь -s) может иметь другое происхождение, например, из *-th, так как этот звук не подвергался ротацизму, даже в положении между гласными (ср. -isi). Заметим, что такое происхождение предлагалось для суффикса -sen из OM1. С другой стороны, очевидно, что некоторые s в КС не подвергаются озвончению и переходу в сонорный.

Как было предложено выше в разделе c), возможно, что суффикс датива содержал элемент r с самого начала, в то время как суффикс местного падежа содержал s, или, вернее, th (þ). В единственном числе, окончание дательного падежа было бы -r, а местного - -r, после ротацизма или -s, если Толкин остановился на его отсутствии в конце слова. Во множественном числе, таким образом, окончания выглядели бы как -ri в дательном и как -sen в местном. Дательный на -s из БС вполне может быть по происхождению местным падежом, что отражает ситуацию в греческом. Ср. также окончание дательного/направительного падежа в гномском [Gnomish] языке -r, которое сравнивается с квэнийским -r наречным (и с -l в существительных; КС:10), а также ar "у, к, на" [at, to] (PM13:110), что указывало бы на датив на -r (и при этом Толкин нашёл ему другое происхождение - из -d).

f. sê, jê, men

Публикация 43 номера журнала Vinyar Tengwar пролила свет на некоторые аспекты проблемы локатива. В этом выпуске представлены сделанные Толкином переводы на квэнья молитв Pater Noster (PN) и Ave Maria (AV)

в этих текстах представлены различные способы выразить значение "в/на чём-либо"

menellë 'на небесах' [in heaven]: menellë (At. I), menelzë (At. IIa), и meneldë (At. IIb-V) - формы локатива от menel 'небеса', различающиеся результатом контакта последнего согласного основы menel и локативного суффикса -(s)se: *menel-së > menellë, menelzë, meneldë. Ср. локативные формы слова cemen 'земля' в той же строчке: *kemen-së > cemessë, cemenzë, cemendë [...]. Прилагательное menelessëa (вычеркнутое из At. I), похоже, происходит из локативной формы menelessë, где суффиксу местного падежа предшествует вставной (или относящийся к основе) гласный; сосуществование таких форм и форм, где суффикс присоединяется прямо к основе, типа menelzë, meneldë, подтверждается неопубликованным склонением слова tál, (ок. 1967), где формы местного падежа выглядят как talassë и talsë. (стр. 16; At. I и т. д. относятся к разным версиям Pater Noster)

[...] olessë 'с тобой' можно объяснить как сочетание предлога ó- 'с' (с сокращением безударного гласного), (сокращённого) окончания 2 лица единственного числа - 'ты' и окончания местного падежа единственного числа -ssë 'в, на'. Чуть более поздние формы carelyë и aselyë, очевидно, объясняются как сочетания разных предлогов (as-, car-), означающих совместность, с (полным) окончанием 2 лица единственного числа -lyë, но без локативного окончания. (стр. 29)

Более ранние версии [olessë] lë së и lesë используют сочетания независимых форм 'ты' и 'у, на' (корень последнего даётся [...] как 'у, на'; ср. окончание локатива -sse). (стр. 30)

[...] в той же статье для 'у, на' [...] также даётся в качестве альтернативной глоссы форма men. Она была позже вычеркнута [примечание на стр. 36:] и заменена на ; men же потом было приписано значение орудия действия ['with (instr[umental])'] (стр. 35)

Очевидно, что окончание локатива исторически является послелогом (так же, как и аллатив/датив и генитив), происходящим от корня . Этот послелог при добавлении к слову с исходом на согласный частично ассимилировался (озвончался), если предыдущий согласный был звонким. (menelzë), или же уподоблялся ему полностью (menellë). Формы с z, видимо, относятся к архаичному "книжному квэнья", так как в квэнья Третьей Эпохи отсутствовала фонема z, в то время как формы с геминатами (двойными согласными), по всей видимости, относятся к квэнья Изгнанников

Это, однако, не относится к вариантам cemendë и meneldë. Авторы приведённого анализа объясняют их как результат контакта с сонорными n и l.

Мне кажется, трудно объяснить, как s могло переходить в d, если оно происходит из s, то есть из корня . Однако всё становится на свои места, если предположить, что источником локативного послелога se является th (þ), как было предложено выше. Это th (þ) в контакте с предшествующим l дало бы ld,а, может быть, даже nd в контакте с n (ср. КС:19, где Толкин утверждает, что сочетания плавных и þ дают ld и rd, хотя сочетания носовых и þ дают nt - Толкин, возможно, позже решил, что озвончающий эффект оказывают все сонорные, тем самым носовые + þ > nd). Это также может объяснить, почему lese не было отвергнуто. С другой стороны, квэнья, возможно, находился на такой стадии развития, когда s в середине слова, вне зависимости от происхождения, не подвергалось никаким изменениям, ср. nísi "женщины"(стр. 31) и корень NIS- (LR:378). [Примечание 9] К тому же корень локативного послелога se явно обозначен как , а не *þê. Но ср. следующее высказывание: '[...] заметки на обороте At. V приписывают úsahtie другому корню: "saka- 'тянуть, тащить'; þ/sahta 'провоцировать, заставлять' [induce]: úsahtie 'позыв делать зло'"' (стр. 23). Как зубной (или межзубный) þ мог возникнуть из альвеолярного s в квэнья, не вполне ясно: следовало бы ожидать развития в обратном направлении, а это означало бы, что корень на самом деле выглядит как *þaka- (не спутал ли Толкин (или эльфы) этот корень с корнем thag- "давить, подавлять, крушить, сдавливать", который упоминается на странице 22?). Тем самым, можно допустить, что в какой-то момент Толкин производил se от þê Необходимо также заметить, что форма talsë была разрешённой и не подверглась никаким изменениям, например, в *tallë, или *talzë, или *taldë. Возможно, что у de в cemendë происхождение совсем другое, отличное от предложенного (например, направительное -da, ср. tande в Nie, хотя тут есть большие семантические трудности).

Авторы процитированной статьи приписывают предлог as "с" к тому же корню, что и союз ar, у которого известна "общеэльдаринская форма as 'и'" (стр. 30). "В рассматриваемом квэнийском примереas- 'с' может быть предлогом, отражающим ОЭ as и связанным с квэнийским союзом ar 'и'" (там же). Хотя это возможно, несколько удивляет, что общеэлдаринская форма as не превратилась в квэнья в as: возможно, потому что s не изменялось в конечной позиции либо не изменялось вовсе (ср. nísi), ср. также в версиях At. I и At. IIa, где встречается форма hyáze, производная от корня AS- "тепло" (см стр. 18). Так как заметка об ОЭ as относится примерно к 1968 году, более вероятно, что ar всё ещё рассматривалось как производное от корня AR- (LR:349) во время написания этих текстов.

Не искючено также, что предлог as- связан с основой "у, на, в", а не с as- "и", то есть aselyë раскладывается как a *"с" + (краткий) локативный показатель -s, ср. альтернативный вариант olessë, состоящий из o- "с", le "ты" и локативного показателя -sse. Здесь местный падеж показывает на положение в/на ком-либо/чём-либо, возможно, он также означает и нахождение с кем-либо/чем-либо [Примечание 10]

Авторы статьи также упоминают два элемента: и men, причём оба связаны с местным падежом. Первый корень может помочь объяснить странные локативные формы типа entunyë (ED), второй же может быть источником адунаикского men, которое заменилось дативным si (SD:311); оно, в свою очередь, как указывалсь выше, может восходить к дативу. Говоря об адунаике, можно вспомнить, что в этом языке присутствует предлог "у, на" [at], который, возможно, эльфийского происхождения, то есть из , как и квэнийское se. Начальное z происходит скорее из s, чем из th (þ), хотя нам неивестная судьба заимствованных в адунаик эльфийских слов с начальным þ.

Рассматривая падежные окончания -r и -s, я могу лишь заключить, что слишком много вещей остаются ещё неясными. Подтверждения существуют для ряда теорий, и для этих же теорий можно найти факты, им противоречащие. Остаётся лишь надеяться, что будущие публикации расширят наше понимание языков, придуманных Толкином.


Примечания автора

[1] Падеж на -va в ПП никак не назван, но это, без сомнения, тот же притяжательно-адъективный падеж, который был подробно описан в The War of the Jewels, см. страницы 368-9.

[2] Уже предлагалось много теорий об употреблении падежа на -s и о его названии

В частности, предлагался вариант "относительный" [respective]. Именно он чаще употребляется по отношению к этому падежу. Процитируем Энтони Эпплъярда, Пересмотренная квэнийская грамматика:

Возможно, он [респектив] соотносится с местным падежом (локативом) так же, как дательный падеж соотносится с аллативом: когда существительное X употреблено в аллативе, это значит, что нечто движется по направлению к X, а когда в дательном - это значит, что нечто "движется к" X в фигуральном, переносном смысле. Вероятно, -s означает "касательно", "относящееся к" и (чаще всего) "о" в выражениях "думать, говорить, писать о чём-либо"; отсюда и название, данное мной этому падежу (with respect to - относящееся к): когда слово X употребляется в местном падеже, действие происходит в X, но ничто не движется по направлению к X; когда же X стоит в респективе, действие затрагивает, касается, но не напрямую относится к X, не "направлено" на него.

(перевод П. Парфентьева)

Была также предложена теория, постулирующая, что падеж на -s означал то же, что и глагол "иметь", то есть обладание, притяжательность. Процитируем сообщение Ричарда Дердзиньски на лист рассылки Elfling от 19 января 2001:

Владение или обладание, которое в английском языке выражается с помощью глагола to have, в финском выпражается с помощью глагола, соответствующего английскому be и логического субъекта в падеже на -lla или -llä; так, по-фински "у меня есть собака" выглядит какMinulla on koira ("на мне есть собака").

Как я писал уже давно, такой же функцией может обладать квэнийский падеж на -s, и потому он может быть назван адессивом. Поскольку Таинственный Падеж в Плотцевом письме принадлежит к подгруппе локативных падежей, он может обладать значением, сходным со значением финского адессива на -lla. Если так, то в позднем квэнья "у меня есть собака" выглядело бы как Nis ná ronya 'На мне есть собака', а не как Haryan ronya 'Я обладаю собакой'.

В пользу этой теории гворит также то, что Толкин любил финский язык и использовал его как источник своего вдохновения. Тем самым, вполне возможно что этот падеж использовался именно так, хотя, как заметил Ричард, сущствует и глагола harya "обладать" (LR:360, 3AR-). Заметим также, что этот глагол встречается в так называемом предложении merin: haryalye alasse "вы обладаете счастьем" (аутентичность этого предложения не вполне ясна). Структура с -s в нём не использовалась, что, конечно, не доказывает того, что она невозможна.

[3] Арден Р. Смит отмечает, что слово calma пишется через тэнгву номер 4, которая обычно употребляется для qu. Альтернативное прочтение с qualma вместо calma может дать основание для новые интерпретации, но, если слово связано с корнем KWAL- "умирать насильственной смертью", предложить сколь-нибудь удовлетворительное объяснение сложно.

[4] Порядок слов в этом стихе также немного отличается от "традиционного": elli yas atintilar, дословно "звёзды где дрожат/мерцают". Скорее всего, это не должно иметь какого-то значения для интерпретации фразы, и порядок слов всего лишь приспособлен к поэтичному стилю (ср. Namárië в ВК с его прозаической версией в RGEO). Поскольку эта версия стихотворения до сих пор не опубликована, о её метрической структуре сказать ничего нельзя.

Форма множественного числа elli нигде более не обнаруживается, и в опубликованном тексте стоит (i) eleni. В WJ:362 сказано, что у elen, наряду с нормальной формой мн. ч. eleni, есть и поэтическая форма eldi. Возможно, что это слово путём ассимиляции позднее превратилось в elli (ср. nulda и nulla "тайный" - оба слова из ndulna, см. LR:355, DUL-).

Возможно, Толкин представлял несколько отличающееся по форме слово со значением "звезда": *elle (последний гласный неочевиден) или что-то в этом роде.

Слово atintilar почти совпадает с опубликованным tintilar. Что же касается приставки a-, о её роли в этом контексте судить сложно. В квэнья зафиксировано несколько приставок a- : (a) усилительный элемент, равный sa- (см. КС:81L, SA-); (b) приставка, означающая завершённость (см. LR:390, TALÁT); а также приставка, используемая с инифинитивами, "если существительное является дополнением, а не подлежащим" (MC:223); (d) оно также может быть префиксом, обозначающим 3 лицо ед. ч. среднего рода (как субъект или объект) (впрочем, засвидетельствован этот элемент не как приставка, а как отдельное слово, см. En a túvien, SD:57). Из всех этих альтернатив наиболее вероятной представляется первая, так что atintilar значит, возможно, "сильно мерцают".

Авторы статьи "Бодлейанские склонения" (The Bodleian Declensions) также замечают, что фраза elli yas atintilar " была вычеркнута, а вместо неё были написаны два других варианта этой строки, причём ни тот, ни другой отвергнуты не были: yassen elli atintillinar и yassë tintilar i{n} eleni" (VT28:11, примечание 5). Последняя уже почти полностью совпадает с опубликованной версией, если не считать формы единственного числа yassë вместо множественного yassen Был изменён порядок слов, а краткий локатив был заменён на "полный" - (неясно, было ли это изменение мотивировано метрически или же тем, что падеж на -s здесь почему-либо не подходил), форма же atintillinar достаточно любопытна. Здесь следует отметить, что Толкин рассматривал возможность формы артикля in во множественном числе и/или перед гласным Приставление -n к частицам в превокальной позиции часто встречается в "квэнийском словаре", ср. Kuluvai ya karnevalinar (Narq., VT40:8) и Eldi yan Indi (КС:43L), а также ya(n) "и" (КС:104R). Превокальная форма (или форма множественного числа) in также появляется в очень позднем тексте в предложении Mana i-coimas in-Eldaron?' maquentë Elendil (PM:403).

[5] Окончание локатива -nyë нигде больше не появляется.Перед entunyë в парадигме местоимения entu, похожей на все остальные, написана и зачёркнута форма entos, а форма с nyë подчёркнута. Тем не менее краткие варианты местного падежа не были отвергнуты, ср. -os в скобках.

[6] То, что падежное окончание было приставлено к другому слову в OM2, никакой роли, скорее всего, не играет. Такое же расхождение наблюдается в строчках 16-18, где падеж отмечен не на тех же словах, что в ОМ2 (во всех случах это причастия). Этот вопрос обсуждается в уроке 17 "Курса квэнья" Хэльге К. Февскангера

[7] Инессив - это то же, что и локатив. Так называется падеж в финском языке, обозначающий местоположение внутри чего-либо. Вряд ли является простым совпадением то, что он выражается с помощью суффикса -ssa/ssä.

[8] Теоретически, так можно объяснить все строчки с -r

Слово vëar тогда пришлось бы признать формой множественного числа. Это вполне возможно, несмотря на множественное число в переводе: ср. строчку (1) в vëasse lúnelinqë, котороая соответствует шестому стиху, который переведён как "на синих струях моря" ("струи" во множественном числе!) и ëar-kelumessen в FM, также соответствующую (6) - опять "струи" во множественном числе!). Хотя слово vëa означает "море", нельзя исключить, что здесь оно означает 'моря'" (т.е. vëar).

В стихах 8-10 слово *ránar было бы тогда вариантом Rána "Скиталец" (ПСильм), где суффикс -r означает деятеля

Наконец, остаётся слово assari, которое выше рассматривалось как содержащее окончание 3 лица множественного числа -ri. Я предположил, что это так; в КС встречается as "кость" с основой ass- (стр. 33L). Тогда второеa в assari должно быть соединяющим звуком между основой и окончаниями числа и падежа. В качестве альтернативы можно предложить существование слова *assa как варианта as. Тогда можно было бьы предложить и ещё один вариант: *assar, и тогда assari было бы формой множественного числа номинатива (а отсюда и инессива). Окончание -ri также может быть просто окончанием множественного числа (ср. VT27:23, где есть образованное похожим образом двойственное aldaru).

Принимая такие интерпретации, мы можем избежать неоднозначности в толковании -r. Они, однако, выглядят слишком натянутыми и вряд ли правдоподобны. Собственно, вовсе не очевидно, что слово ambar действительно является номинативом с функцией инессива, ср. гномское am и нолдоринское amb (вычеркнутое; PE13:173).

[9] Однако это можно объяснить и по-другому. В nísi, возможно, присутствует окончание женского рода *-the (-þe), соответсвующий которому суффикс мужского рода можно найти в Tulkatho, произведённом от корня TULUK- (LR:395). Эти суффиксы могут быть связаны с адунаикским -th, которое "часто встречается в именах женского рода" (SD:427). Ср. также вестронское arantha/aranthe "королева", упоминаемое в TyTy17:37.

[10] Ричард Дердзиньски писал в лист рассылки Elfling 3 ноября 2000 года следующее:

Многие из присутсвующих здесь пытались сказать на квэнья 'X с Y'. Предлог "с" в различных текстах на квэнья передавался как arwa (LR:360; 'контролируя, обладая') или как незасвидетельствованное *ho "вместе с". Так, предложение "С Манвэ обитает Варда" (Silm:28) возможно перевести как *Arwa Manwëo Varda marë или как *Ho Manwë Varda marë.

По моему мнению (которое, конечно, является чистой гипотезой и может быть совершенно неправильным), здесь должен употребляться так называемый "таинственный падеж". Поскольку он, как кажется, выражает значение "локальности" (как датив выражает некоторый тип движения к чему-то, полностью выраженный в аллативе), его функцией, возможно, является обозначение ситуации "X есть с Y"

Таким образом, как мне кажется, "С Манвэ обитает Варда" можно перевести как Manwes Varda marë. В качестве другого примера можно привести фразу из молитвы Ave Maria ("Богородице, Дево, радуйся"), которую я давно переводил на квэнья. Там встречается "Бог с тобою". В свете моей гипотезы это можно перевести какHeru [ná] elyes"[.]


Используемая литература

  1. Appleyard, Anthony: Quenya [Grammar] Reexamined Finnish adessiivi and Quenya Mystery Case, лист рассылки Elfling, 2001
  2. Derdzinski, Ryszard, Quenya 'Short' Locative, лист рассылки Elfling, 2000
  3. Erhart, Adolf, Indoevropské jazyky, Srovnávací fonologie a morfologie, 1982
  4. Fauskanger, Helge K., Quenya Course, Ardalambion
  5. Ibid., The Evolution from Primitive Elvish to Quenya, Ardalambion
  6. Ibid., The Markirya, Ardalambion
  7. Mäkinen, Panu, Finnish Grammar
  8. Tolkien, J.R.R., Aia María (AM I-IV), Vinyar Tengwar 43, 2002
  9. Ibid., Noldorin words for Language, Vinyar Tengwar 39, 1998
  10. Ibid., Átaremma (At. I-VI), Vinyar Tengwar 43, 2002
  11. Ibid., Bodleian Ms. Tolkien A26/2 fol. 95v (БС), Vinyar Tengwar 28, 1993
  12. Ibid., Cirion's Oath, Unfinished Tales, part 3, ch. II, 1998
  13. Ibid., Elements in Quenya and Sindarin names (СПрил), The Silmarillion, 1999
  14. Ibid., From Shibboleth of Fëanor, Vinyar Tengwar 41, 2000
  15. Ibid., Gnomish Lexicon Slips, Parma Eldalamberon 13, 2001
  16. Ibid., Life and Legend, An Exhibition to Commemorate the Centenary of the Birth of J.R.R. Tolkien (1892-1973), 1992
  17. Ibid., Markirya, final version (FM), The Monsters and the Critics and Other Essays, 1983 Marquette University, Serie 3, Box 8, Folder 2, verso (ЭС), Vinyar Tengwar 36, 1994
  18. Ibid., Narqelion, Vinyar Tengwar 40, 1999
  19. Ibid., Nieninque (Nie), The Monsters and the Critics and Other Essays, 1983
  20. Ibid., Oilima Markirya, first version (OM1), The Monsters and the Critics and Other Essays, 1983
  21. Ibid., Oilima Markirya, another version (OM2), The Monsters and the Critics and Other Essays, 1983
  22. Ibid., Sauron Defeated (SD), 1993
  23. Ibid., Sôval Phâre-English Wordlist, compiled and edited by Lisa Star, Tyalië Tyelelliéva 17, 2001
  24. Ibid., The Gnomish Lexicon (ГС), Parma Eldalamberon 11, 1996 The Lost Road and other writings (LR) with The Etymologies (Etym) being Part Three thereof, 1993
  25. Ibid., The Qenya Lexicon (КС), Parma Eldalamberon 12, 1996
  26. Ibid., The Road Goes Ever On (RGEO), 1969
  27. Ibid., The Treason of Isengard (TI), 1993
  28. Ibid., The War of the Jewels (WJ), 1995
  29. Vinyar Tengwar, выпуск 25, The Subscript Dot: A New Tehta Usage by Arden R. Smith, 1992
  30. Vinyar Tengwar, выпуск 27, Trees of Silver and of Gold, A guide to Koivienéni Manuscript by Patrick Wynne and Christopher Gilson, 1993
  31. Vinyar Tengwar, выпуск 28, The Bodleian Declensions, analysis by Patrick Wynne, Christopher Gilson and Carl F. Hostetter, 1993
  32. Vinyar Tengwar, выпуск issue 36, The Entu, Ensi, Enta Declension, A Prelimitary Analysis by Christopher Gilson with an Introduction by Carl F. Hostetter, 1994
  33. Vinyar Tengwar, выпуск 40, Narqelion and the Early Lexicons by Christopher Gilson, 1999
  34. Vinyar Tengwar, выпуск 43 "Words of Joy": Five Catholic Prayer in Quenya (Part One), edited by Patrick Wynne, Arden R. Smith, and Carl F. Hostetter, 2002


Статья была переведена и размещена с разрешения автора, за что мы его искренне благодарим
The article was translated and published with the author's permission, for which we are extremely grateful

Текст © Ales Bican, 2002
Пер. с англ. © П. Иосад, 2003

Статья в целом © Арда-на-Куличках, 2003


Обсуждение

 


Новости | Кабинет | Каминный зал | Эсгарот | Палантир | Онтомолвище | Архивы | Пончик | Подшивка | Форум | Гостевая книга | Карта сайта | Кто есть кто | Поиск | Одинокая Башня | Кольцо | In Memoriam


http://jdt2004.com/ | по ссылке

Na pervuyu stranicy Отзывы Архивов


Хранители Архивов