Stolica.ruРеклама

Na pervuyu stranicu
Arhivy Minas-TiritaArhivy Minas-Tirita
  Annotirovanniy spisok razdelov sayta

Иллет

Отражение европейской королевской традиции в творчестве Дж. Толкина на примере
"Правды Короля"

Попытка эссе

  Приношу огромную благодарность
Олегу Зотову и Светлане Лопуховой
за предоставленные материалы и неоценимую помощь

      Говоря о творчестве Толкина нельзя забывать о его источниках, одним из которых является культура раннесредневековой Европы, прежде всего, северной, с ее мифами, традициями, эпосом. Глядя не с высоты, а из дальней дали двадцатого или даже уже двадцать первого века видишь раннее средневековье как нечто целостное, почти вневременное, приукрашенное нашими, современными понятиями о той эпохе. Это не конкретно такое-то место или такое-то время, а, скорее, сотворенная нами полулегенда о той эпохе, эпохе язычества в предчувствии христианства. Эпохе, когда сложился - для нас, нынешних - образ идеального государя, еще не христианина, но уже "праведного язычника".
      Но идеальный государь той эпохи - это не просто благородный и справедливый правитель практически в современном понятии. Это еще и священный вождь, гарант миропорядка, поведение и само душевное и физическое состояние которого обеспечивает благополучие подвластной ему земли и народа. Особенно ярко это видно в ирландском кодексе "Правда Короля", своде этических и сакральных норм, которым должен следовать истинный государь. Ирландия, оказавшись на западной окраине Европы, органично сплела в своей культуре и языческую архаику, и христианство, сохранив то, что в других культурах довольно быстро было утрачено или изменило смысл. (Да и для меня в силу моих пристрастий легче рассматривать именно этот кодекс).

      А есть ли вообще смысл искать в творчестве Толкина подобные моменты, тем более "кельтский след"? Мне кажется, что есть. Да, Толкин не слишком любил раннюю ирландскую литературу - буйные, яркие, архаические, "гумусные" саги. Но вряд ли кто станет отрицать, что мелодика кельтских языков, особенно валлийского, ясно просматривается в эльфийских языках. Но речь, собственно, не о кельтике. Насколько правомочно рассматривать героев Толкина именно с этой точки зрения? Мне кажется, что это вполне допустимо. Представьте себе разговор двух специалистов - иногда им достаточно полуслова, намека, чтобы понять внутреннюю суть того или иного явления, в котором посторонний уловит лишь внешнюю сторону, а то и просто не поймет причинно-следственных связей события. Так и здесь - автор пишет, что герой сделал такто или сказал то-то. Автор, в силу своей глубочайшей эрудиции, просто знает, как именно должен поступить герой с точки зрения понятия об идеальном государе, это ему понятно, он не думает об этом - просто знает. Читатель же может не видеть скрытых причин поступка, он объяснит все очевидными причинами, не увидев их глубинного смысла. Потому я попытаюсь вскрыть этот второй смысл поступков, глубинную причину событий в эпосе Толкина, что поможет воспринять картину мира Толкина более объемно и красочно.

      Итак, что такое "Правда Короля"?
     Это по сути дела свод этических и сакральных норм, которым должен удовлетворять идеальный правитель.
     Этические нормы лучше всего посмотреть на примере "Мудрости Кормака". Довольно забавно, но "Мудрость Кормака" была у нас напечатана в сборнике сказок Британских островов "Сквозь волшебное кольцо".
     Вот некоторые выдержки:

      " - О, Кормак, внук Конала, - спросил Койрбре, - а какие обычаи хороши для короля?
      - Нетрудно сказать, - отвечал Кормак. - Для него лучше всего: твердость без гнева, настойчивость без спора, вежливость без надменности; пусть он охраняет древние науки, вершит правосудие, вещает истину, почитает поэтов, поклоняется всевышнему Богу. Ему следует спрашивать совета у мудрого, следовать учениям древности, блюсти законы: Пусть он будет нежен, пусть о будет суров: пусть он будет милостив, пусть он будет справедлив, пусть он будет справедлив, пусть он будет терпим, пусть он будет упорен, пусть он ненавидит ложь, пусть о любит правду, пусть не помнит зла, пусть не забывает добро, пусть за столом его будет людей много, а на тайном совете мало, пусть союзы его будут тверды, пусть налоги его будут легки, пусть суждения его и решения будут быстры и ясны".

      Собственно, подобные качества приписываются идеальному правителю практически в каждой культуре - таковы идеальные владыки и у Толкина в том же "Сильмариллионе", черты идеального государя четко просматриваются и в образах Арагорна и Теодена. Это качества идеального администратора, правителя и судьи. Я бы сказала, чисто утилитарные характеристики.
     Однако, соблюдение этических норм не спасает ни государя, ни его народ от бед ("Сильмариллион"). С одной стороны, это может быть объяснено очевидными причинами. С другой стороны, есть более глубинные, скрытые причины. И потому переходим к сакральной составляющей "Правды Короля".

      Король в первую очередь сакральная фигура. От правильности его поведения, от соблюдения определенных норм зависит благополучие его подданных и благополучие самой земли, в которой он правит. То есть, король - гарант правильного миропорядка, и нарушение им определенных норм приводит к нарушению этого миропорядка, бедствиям и гибели (см сагу "Разрушение дома Да Дерга").
      Привожу выдержку из статьи Олега Зотова по этой теме:

      The basic idea of AM is an interdependence of the well-being of a tuath and a keeping his 'truth' by a ruler. It can be observed from different sides: as a contract, and so to reflect the 'judicial' basis of a kingship; as a mythological concept, and so to reflect the 'sacral' meaning of kingship, also preserved in the idea of a 'kingship as marriage' and of a king as a supporter of a cosmic order.

      "Основная идея Audacht Morainn (Завещания Моранна) состоит в том, что благополучие племени связано с "правдой" его правителя. "Правда" правителя может рассматриваться с разных сторон - как "договор", отражая таким образом судейсикй аспект королевской власти; как мифологическая концепция, отражая таким образом сакральный аспект королевской власти, а также идею королевской власти как брака, при этом король поддерживает космический миропорядок".

      Король должен был обладать "правдой" как в духовном, так и в физическом смысле. Потому любой физический недостаток автоматически наносил ущерб этой "правде", а через нее - и миропорядку, благополучию. Изъян в короле - изъян в миропорядке. "Верховный правитель бесстрашный, не знающий поражений, многодетный, могучий, свирепый, краснощекий, ужасный, без раздора, без порчи сделался тогда королем Ирландии", - вот типичное описание идеального ирландского владыки. Даже такой положительный герой, как Нуаду Серебряная Рука, верховный король Туата де Данан не может одолеть фоморов отчасти еще и потому, что он - калека. Очень любопытно это отражается у Н. Толстого в "Пришествии Короля": "Люди открыто говорили, что Правда Земли не с Диармайтом мак Кербайллом, и были те, кто вспоминал уродство его отца, а именно его перекошенный рот".

      Король без порчи, без изъяна: Король-калека может быть сколь угодно благородным правителем, умным администратором, блестящим полководцем и политиком, но если "правда" не с ним - удача покинет его.
      Если мы рассмотрим с такой точки зрения акт передачи Маэдросом верховной власти Финголфину, то мы увидим в этом не просто покаяние Маэдроса. Это и забота государя о своем народе - увечный не может быть королем, ибо это принесет "увечность" благополучию его земли и народа. В данном случае образ Маэдроса обретает еще большее благородство.
      Увечный вождь - Брандир Хромой - хотя по праву и является владыкой своего народа, на деле никакой реальной власти не имеет. Хотя это человек умный и благородный - но он увечен.
      Но наиболее интересен в этом аспекте поединок Финголфина и Мелькора. Если рассматривать поединок с точки зрения "Правды короля", то он обретает еще один смысл - нанеся Мелькору неизлечимое увечье, Финголфин лишает его способности быть полноправным королем, фактически лишает его власти. Верховный король в поединке лишает "правды" претендующего на верховную власть над Средиземьем Моргота. (Естественно, объяснять все события только с этой точки зрения было бы неправильно, но рассматривать и этот аспект просто необходимо.) А потом был поход Берена, в результате которого Мелькор теряет один из символов своей власти. То есть, земля ему уже неподвластна. С этого, фактически, начинается его поражение.
       Кроме прочего, Мелькор, тем не менее оставаясь на престоле, доводит землю, в которой он властвует, до такой степени разрушения, что ее приходится уничтожить. Ибо "правда земли" - не с ним.
       Точно так же можно рассматривать во "Властелине Колец" болезнь и исцеление Теодена. Здесь как раз пример ущерба королевской "правде" именно в душевном смысле. Пока король болен, в Рохане происходит явное "падение нравов", о чем и говорит Гэндальф. А исцеление Теодена фактически спасает его народ.
       Есть в "Сильмариллионе" еще один знаменитый калека - а именно, Берен. Он по праву вождь своего народа. Но вступив в пределы Дориата, он уже не принадлежит своей земле и народу, его "правда" в другом. В исполнении того, что ирландцы назвали бы гейсом, место которого у Толкина занимает клятва.

      В ирландской традиции одну из определяющих ролей в судьбе короля играет соблюдение им гейсов - сакральных запретов. На наш взгляд они порой просто абсурдны, но на самом деле это были как раз те самые запреты, нарушение которых приводило к нарушению миропорядка. Ирландские саги просто переполнены примерами того, как король по недомыслию или вследствие злых козней нарушает гейс - и погибает или приносит несчастье своей земле.
       Как я уже сказала, место гейса у Толкина занимает клятва. Я не стану глубоко вдаваться в рассмотрение этой темы, поскольку она требует отдельного изучения, скажу только, что зачастую это клятвы, которые и в случае исполнения, и в случае невыполнения одинаково гибельны. Пожалуй, нет ни единой клятвы эльфийских государей, которая не привела бы к беде (в той или иной степени, причем в первую очередь для того, кто клялся). Это и клятва Феанора и его сыновей, и клятва Тингола, и клятва Финрода. Наиболее ярко эта безысходность видна в разговоре Маглора и Маэдроса:

      Маглор сказал: "В нашей клятве не говорится, что мы не должны выжидать, и, может, в Валиноре нам все простится и будет забыто, и мы получим свое миром."
       Но Маэдрос ответил, что если они вернутся в Аман, но Валар не вернут им своей благосклонности, то клятва останется в силе, но не будет никакой надежды исполнить ее, и сказал он: "Кто скажет, какая страшная судьба постигнет нас, если мы воспротивимся Могуществам в их собственной земле или даже замыслим принести войну в их священное царство?"
       Но Маглор все еще колебался. "Но если Манвэ и Варда сами снимут с нас клятву, которой мы призвали их свидетелями, разве не утратит она тогда силу?"
       Но Маэдрос ответил: "Но как достигнет наш голос Илуватара, что пребывает за Кругами Мира? Ведь в безумии своем мы его именем поклялись, призвав на себя Вечную Тьму, ежели не сдержим слова. Кто же освободит нас от клятвы?"
       "Если никто, - сказал Маглор, - то воистину уделом нашим станет Вечная Тьма, сдержим мы клятву или нарушим ее. Но если нарушим - то это будет меньшим злом".

      Нарушение гейса приводит к нарушению миропорядка. Какими бы благородными и отважными ни были эльфийские короли, они гибнут. Почему же, даже соблюдая свою правду, свою клятву, они тем не менее обречены?
       Если встать на точку зрения "Правды Короля", то мы увидим, что был один сакральный запрет в прямом смысле этого слова, даже божественный запрет - а именно, пророчество, точнее, предупреждение Мандоса, к которому не прислушались нолдор. Я не стану приводить весь отрывок целиком, только выдержки:
       "Их клятва (дома Феанора) будет вести их, она же и предаст их, она же вырвет из их рук те сокровища, которые они поклялись добыть. Все благие их начинания обратятся во зло: Навек быть им Обделенными:". И то, что эльфы переступили через этот запрет-предупреждение (кстати, что любопытно, опять же ради своей клятвы) открывает путь Искажению в их судьбы, играя роль аналогичную нарушению гейса, приводит к нарушению миропорядка...
       То есть, нарушение "правды" у Толкина зовется - Искажением...

      Одним из сакральных аспектов королевской традиции является брак короля. Обычно в ирландских сагах герой встречает прекрасную незнакомку, которая становится его супругой. Потом, как правило, выясняется, что она не из людского рода и олицетворяет Власть или является олицетворением земли, в которой герой правит ( в этом отношении очень интересна статья Т.А. Михайловой "Этайн и Кайльб: облик женщины и женский образ")
       Очень любопытно с этой точки зрения рассмотреть историю гибели Тингола и разорения Дориата. Вообще, вся история Берена и Лютиэн и гибели Дориата - целый узел "правд" и их нарушений. В данном случае божественной супругой, персонификацией земли и власти, является Мелиан. Дориат защищен волшебным Поясом Мелиан, пока Тингол жив, и пока он не нарушает "правды" - то есть, не связывает себя с Сильмариллом, не открывает свою хранимую землю Искажению. Что говорит Мелиан Тинголу в момент его клятвы: "О король, коварное ты задумал. Но если не утратили проницательности мои глаза, то бедой это обернется для тебя, исполнит ли Берен твой приказ или нет (та самая обоюдоострая клятва-гейс!!). Ибо ты обрек (судьбе) или дочь свою, или себя самого. И ныне судьба Дориата связана с судьбой королевства более великого".
       С гибелью Тингола и нарушением "правды" земли, Пояс Мелиан (Мелиан здесь - аналог богини-земли, сакральной жены короля, покровительницы его власти и его королевства) исчезает с ее уходом, и Дориат гибнет тоже. Иногда возникает вопрос - как же королева могла покинуть свой народ, оставить его без защиты? А потому, что она есть олицетворение той самой "правды", которой уже нет. Она уже не может защитить никого. Ее защита нарушена уже тогда, когда была произнесена клятва Тингола о Сильмарилле. И королева - олицетворенная "правда земли" покидает эту землю, ибо Правда нарушена, и Искажение вступило в Дориат.
       Кстати, аналогичный пример - гибель Нуменора. Нарушение королями "правды" земли - отступление от "правильного поведения" приводит к гибели острова.

      Одним из интересных аспектов королевской традиции является "узнавание" истинного короля, королевские испытания, которые очень четко просматриваются в судьбе, например, Арагорна или Барда - именно ему, наследнику Гириона, суждено пустить черную стрелу и стать драконоубийцей. Таких примеров можно найти много, и рассмотрение сюжетных поворотов, поступков и мотиваций с этой точки зрения было бы весьма интересно.

      Наверное, можно найти еще много примеров отражения королевской традиции у Толкина, но это предмет для гораздо более широкого и квалифицированного исследования.

      Что же можно сказать в заключение? Многие события в произведениях Толкиена могут быть рассмотрены и с точки зрения европейской королевской традиции, что позволяет глубже понять истоки его творчества, а также открыть в нем новый, более глубокий смысл. Именно эти аспекты делают мир Толкина столь живым и глубоким, что сейчас мы изучаем его почти как реально существующий. Конечно, нельзя объяснять события и поступки персонажей ТОЛЬКО с этой точки зрения, да и выискивать прямые аналогии тоже было бы неверно, ведь все преломляется, проходя сквозь призму творчества писателя. Но и пройти мимо было бы неправомерно. Сознательно ли это получилось или случайно, чисто в силу того, что "Правда" органически входила в миропонимание Толкина как историка, лингвиста, филолога, литератора, философа и христианина - это уже другой вопрос. Вообще, здесь больше вопросов, чем ответов. Тема лишь обозначена и ждет своего исследователя.

      Приложение

       Ответы на часть заданных на конференции вопросов я включила в текст эссе, а именно, почему для сравнения использовались именно ирландские источники и сознательно ли Толкин вводил в свои произведения эти мотивы.
       Другие вопросы были связаны с образом "увечного короля". Действительно, в мифологии часто встречаются увечные божества, которые, как Один, остаются полноправными владыками. Дело в том, что здесь имеется в виду другой аспект физической "неполноты" - существа однорукие, одноглазые или одноногие принадлежат, как правило, к иному, потустороннему миру, незримому миру, где как бы существует недостающая часть их тела. Например, око Одина, отданное за мудрость, фактически существует в ином мире, и посредством его Один видит то, что неведомо другим (в этом смысле очень интересно прочесть "Пришествие Короля" Н. Толстого, где Мирддин точно так же отдает свой глаз, с помощью которого видит в ином мире). Таковы и сыны Калатина в "Похищении Быка из Куальнге", отдавшие каждый за магическую силу руку. Таковы и обитатели нижнего мира, абаасы, в якутской мифологии - они вообще полностью "половинчаты", одноруки, одноноги и одноглазы. Именно поэтому друид закрывает глаз и становится на одну ногу, чтобы "заглянуть" в иной мир.
       Отсюда и поздний образ Увечного Короля - хранителя Копья или Грааля, хранителя священной тайны и высшего знания.

2000


Обсуждение

 


Новости | Кабинет | Каминный зал | Эсгарот | Палантир | Онтомолвище | Архивы | Пончик | Подшивка | Форум | Гостевая книга | Карта сайта | Кто есть кто | Поиск | Одинокая Башня | Кольцо | In Memoriam



Na pervuyu stranicy Отзывы Архивов


Хранители Архивов