Stolica.ruРеклама

Na pervuyu stranicu
Arhivy Minas-TiritaArhivy Minas-Tirita
  Annotirovanniy spisok razdelov sayta

М.И. Свердлов

Отзыв на диссертацию С.Б. Лихачевой "Аллитерационная поэзия в творчестве Джона Рональда Руэла Толкина".

   Диссертационное исследование "Аллитерационная поэзия в творчестве Дж.Р.Р. Толкина" написана первоклассным филологом-профессионалом. Вряд ли будет преувеличением, если мы скажем, что автор этой диссертации - Светлана Борисовна Лихачева - является одним из лучших российских специалистов по творчеству Толкина. Но тема исследования не ограничивается Толкином: следуя за его филологическими интересами, диссертантка обращается к средневековой аллитерационной поэзии и аллитерационному возрождению XIV века; и при этом обнаруживает прекрасное владение среднеанглийским языком и соответствующими первоисточниками. Диссертации С.Б. Лихачевой присуще качество, чрезвычайно редкое среди диссертантов - настоящая ученость. Свободная ориентация в обширном толкиновском наследии, в критической литературе по Толкину, наконец, в области его филологических интересов - все это вызывает читательское доверие к исследованию С.Б. Лихачевой. Читатель верит, что за каждый тезис или аргумент работы ее автор может при желании отчитаться дополнительным материалом и все новыми примерами; за проявленным знанием ощущается знание невысказанное, оставленное про запас.

   Надо отметить, что логическая культура диссертантки оказывается вполне на уровне ее эрудиции. При изобилии сообщаемых сведений, работа выстроена с четкостью силлогизма; композиция ее выверенна - каждый раздел закономерно вытекает из предыдущего. В построении работы учитывается характерная особенность толкиновского творчества. Дело в том, что писательская судьба Толкина сложилась под знаком филологической игры: изучая языки, он стремился к комбинированию из них новых; изучая, переводя и комментируя тексты, он стремится к сочинению по аналогии с ними своих. Из этого и исходит диссертантка в расположении глав и главок. Логика оглавления такова: от ученого к писателю. От представления Толкина-филолога и изучаемых им текстов С.Б. Лихачева переходит к рассмотрению взаимодействия Толкина с этими текстами - в динамике, по мере приближения Толкина к творчеству: от штудий к переводу, от перевода к созданию апокрифа. И само толкиновское творчество тоже дано в динамике: от стилизации древних текстов к созданию на материале этих текстов целостной авторской мифологии.

   Но это еще не все: сама диссертантка тоже совершает путь от науки к творчеству. После двух глав исследования ("Толкин как переводчик"; "Толкин как мифотворец") следует третья - замаскированная под рубрикой "Приложения"; назвать ее можно было бы "С.Б. Лихачева как переводчица". Таким образом, композиция диссертации оказывается замкнутой на переводе: от Толкина-переводчика к Лихачевой-переводчице. А переводчица С.Б. Лихачева - замечательная: владеющая не только знаниями, но и поэтическим даром. Богатая лексика, упругий синтаксис, хорошо поставленная версификационная техника - это все достоинства, которых никак нельзя было ожидать от приложений к кандидатской диссертации. Будем считать, что здесь случилось чудо - чудо открытия иноязычных (и весьма экзотических) текстов для русскоязычного читателя. То есть: защита данной диссертации из рядового события академического быта превратилась в событие культуры.

   С автором данной диссертации трудно полемизировать на равных: в большинстве случаев оппонент уступит диссертантке в знании материала и контекста. Вряд ли оппонент может позволить себе возражать - разве что сомневаться. Но некоторые сомнения возникают - и мы их выскажем. Прежде всего: какова задача этой диссертации? Она обозначена на 6 странице: доказать самоценность аллитерационных поэм Толкина. Допустим; но что стоит за этим словом - "самоценность" - постановка проблемы или выставление оценки? Чтобы ответить, зададим новые вопросы: какова логическая процедура при доказательстве "самоценности"; в случае, если мы доказали "самоценность", что нам это дает? При чтении работы мы видим, что эти вопросы бьют мимо цели, поскольку работа эта - не критическая, а апологетическая.

   Критическая позиция требует от исследователя дистанцирования от объекта исследования, апологетическая - слияния. С.Б. Лихачева находится не вне, а внутри толкиновского мира; поэтому и задача ее - не постановка и разрешение проблемы, а защита и восхваление изучаемого автора как героя-протагониста. Вместо вопросов и ответов - эпитеты: наследие Толкина "складывается в одно "грандиозное целое", впечатляющее своей соразмерностью и величием замысла" (стр. 114); "Толкин создает многоплановый, всеобъемлющий мир", "искусно выстраивает некое единое целое, <...> все части которого искусно уравновешены" (стр. 169); поэма "Лэ о детях Хурина" "отличается грандиозностью замысла и яркостью образов" (стр. 177) и т.д. В результате получается, что Толкин - лучший из переводчиков, его апокриф едва ли не лучше своего источника, и вообще - все созданное им складывается в некое прекрасное целое. Превосходная степень как итог исследования.

   Создается впечатление, что внутри толкиновского мира диссертантка может свободно перемещаться - в любом направлении; что там для нее нет заповедных зон. Но одного она не может: увидеть в толкиновском мире внутренний конфликт; ведь для этого надо выйти из-под власти Толкина и встать поодаль. Нам же, извне, кажется, что в своем восхвалении Толкина С.Б. Лихачева доходит до противоречия. С одной стороны, неоднократно высказывается сожаление, что аллитерационные поэмы Толкина неокончены (так хороши, что надо было окончить); с другой стороны, в самой незавершенности поэм ей видится эффект "естественного процесса" (так хороши, что и оканчивать не надо). Между тем, так и не ставится вопрос: а почему поэмы остались незавершенными? Неужели только потому, что, по словам Карпентера, "Толкин не хотел заканчивать книгу, <...> ему казалась невыносимой мысль о том, что он более ничего не сможет создать в пределах своего придуманного мира"? Если и так, почему "Хоббит" и "Властелин колец" все же были завершены?

   С.Б. Лихачева все же дает ответ на эти вопросы, но совершенно невольно. На странице 22 читаем: "...Для Толкина мифотворчество - самодостаточное занятие, не отклик на внешние обстоятельства, но внутренняя потребность". Вот именно: Толкина ничто не принуждало к завершению поэм, поскольку они оставались в пределах мифотворчества как "внутренней потребности"; Толкина никто не принуждал к завершению поэм, поскольку они были "самодостаточны" (а не "самоценны"), независимы от читателя и издателя. Зато "Хоббит" и "Властелин колец" от читателя и издателя зависели - и потому были завершены; "Властелин колец" при этом содержит многочисленные "отклики на внешние обстоятельства". Получается, что наследие Толкина совсем не составляет единого целого; между его частями - изданной при жизни и изданной после смерти - глубокое противоречие. Какое? Говоря терминами Ю.Н. Тынянова, - противоречие между "бытом" и "литературой". Поэмы, - сколь бы ни были они технически совершенны, - факт "быта" (филологической игры); к ним вполне применим приговор издателя Толкина С. Аннуина - "книга-в-себе". Эпопея же ("Властелин колец") - факт "литературы". Прорыв из филологического "быта" в "литературу" стоил Толкину огромных четырнадцатилетних усилий; этот замысел требовал от него подвига - преодоления себя, своих игровых привычек и своих прежних "долитературных" опытов.

   Итак, С.Б.Лихачева не увидела в творчестве Толкина драмы - увлекательной борьбы филолога и литератора; увидела - только гармонический союз, целостный, самодостаточный мир. Что ж, такова ее позиция; право на свою позицию она заслужила ученостью и талантом. Важно при этом, что сама диссертация получилась не "самодостаточной": она - как никакая другая работа о Толкине на русском языке, вводит читателя в толкиновский мир и в толкиновский контекст. Мы же себе оставляем право на сомнение: ведь оно не отменяет самой высокой оценки данного исследования и приложенных к нему переводов.

   Реферат к диссертации и перечисленные в нем публикации по теме исследования верно отражают положения работы. Безусловно, С.Б. Лихачева достойна присуждения ей искомой степени кандидата филологических наук.

   Официальный оппонент \подпись\

   Старший научный сотрудник отдела литератур Европы и Америки новейшего времени ИМЛИ им. А.М.Горького Свердлов М.И. \подпись, печать\


Обсуждение

 


Новости | Кабинет | Каминный зал | Эсгарот | Палантир | Онтомолвище | Архивы | Пончик | Подшивка | Форум | Гостевая книга | Карта сайта | Кто есть кто | Поиск | Одинокая Башня | Кольцо | In Memoriam


до и после похудение видео

Na pervuyu stranicy Отзывы Архивов


Хранители Архивов