Stolica.ruРеклама

Na pervuyu stranicu
Arhivy Minas-TiritaArhivy Minas-Tirita
  Annotirovanniy spisok razdelov sayta

А.М.Люксембург

Ницше Дж.Ч. Искусство Толкьена.
Nietzsche J.Ch. Tolkien's art: A mythology for England. - London; Basinstoke: Macmillan, 1979. X, 164 p. - Bibliogr.: p.146-151.
PЖ (реферативный журнал): общественные науки за рубежом, Сер 7. Литературоведение. - 1981. - ╧ 2, с. 172-176

   Джейн Чанс Ницше, профессор университета Райса (Техас), ключом к творчеству английского писателя и ученого Джона Рональда Рейела Толкьена считает изучение мифологической основы его произведений. "Главная задача этого труда, - пишет критик, - состоит в том, чтобы доказать, в какой степени художественные произведения Толкьена отражают его интерес к средневековой английской литературе... запечатленный в его научных трудах и литературно-критических статьях" (с. 2).

   Наиболее важным литературоведческим сочинением Толкьена Д.Ч, Ницше считает лекцию "Беовулф: чудовища и критики 1)" (1936). В этой работе Толкьен показал ошибочность воззрений ученых-медиевистов, которые рассматривали "только историческое, фольклорное и общефилологическое значение поэмы, но не ее литературные достижения" (с. 8).

   Ницше убеждена, что тема "безответственной" власти - ведущая в творчестве Толкьена. Автор монографии следующим образом интерпретирует подход Толкьена к названной теме: владыка часто приказывает своим подданным умереть за него, причем не из стремления защитить 'свой народ, а из гордости и тщеславия, чтобы увековечить свое имя; подданные выполняют приказ своего повелителя, но такое беспрекословное повиновение зачастую ведет к трагедии и бессмысленной смерти. "Безответственной" власти Толкьен противопоставляет "ответственную" впасть, которая проявляется в "принесении в жертву личных желаний ради ближних, особенно ради своего народа" (с. 4). У Толкьена добрый властитель обычно предстает "в облике исцелителя или художника (так как и исцеление, и искусство - это акты созидания: физического - в первом случае, духовного - во-втором); напротив, злой властитель облекается в образ чудовища или дракона" (с. 4).

   В лекции о "Беовулфе" Толкьен утверждал, что чудовище Грендель должно восприниматься как олицетворение начала, враждебного и человечеству и богу. Схватка между Беовулфом и чудовищами воплощает идею борьбы со злом, в том числе и тем злом, которое содержится в глубинах каждой души. В "Беовулфе", как полагал Толкьен, образ дракона - это своего рода аллегория, соответствующая изображению в "Потерянном рае" Мильтона Греха и Смерти как порождений сатанинского духа. Критик утверждает, что эта идея проходит через все книги писателя.

   В нехудожественных произведениях Толкьена, в особенности в его лекциях и предисловиях, понятие "чудовище" материализуется в облике критика≈педанта, который предпочитает "академическую", выхолощенную, утратившую связь с жизнью историю и филологию служению искусству. А это приводит к бесплодности, застою, омертвлению искусства и противоречит жизнелюбивому и радостному мировосприятию героя-художника, с которым отождествляет себя сам Толкьен.

   В главе "Король под горой: книга Толкьена для детей" рассматривается волшебная повесть-сказка "Хоббиг, или Туда и обратно" (1937). В ее основе лежит "восходящее к Августину стойко-христианское представление о добром принце" (с. 34). В этом смысле Толкьен шел по стопам исследователя "Беовулфа" Л.Л. Шюкинга. Герой книги Билбо становится "добрым королем" по мере того, как ему приходится вырабатывать в себе такие моральные качества, как справедливость, повиновение разуму, умеренность. Но писатель, по убеждению Д.Ч.Ницше, видит идеал "доброго короля" иным, нежели Шюкинг. Билбо Толкьена, для того чтобы стать таким "добрым королем", должен не только победить различных "внешних" чудовищ, но и - преимущественно - чудищ "внутренних", т.е. отрицательные свойства своего характера: жадность, тщеславие, гордыню. Эту борьбу между добрым и злым началом у Толкьена исследовательница трактует исключительно в христианском духе: его борьба со злом ≈ это, в конечном счете, поединок с дьяволом. Злое начало выступает в книге во многих обличиях. К числу "чудовищ" принадлежит и сам повествователь, который является персонажем произведения (с. 46). Этот персонаж наделен отталкивающими чертами: он обращается к читателям в ложно-оптимистическом тоне, похваляется своею мудростью. Он конформист и не обладает воображением. "Любящий только себя самого, зазнавшийся и неспособный к состраданию рассказчик сам является чудовищем, похожим на дракона Смога..." (с. 48). В произведении, формально адресованном детям, Толкьен по существу выражает те же взгляды, что и в своих лекциях.

   Исследовательница не согласна с традиционным мнением критиков (М.Р. Лукас, Р. Хелмс), которые безоговорочно относят "Хоббит" к произведениям легкой литературы, рассматривая "Хоббит" скорее как философскую притчу. Ницше ссылается, в частности, на антипатию большинства детей, в том числе и собственных детей Толкьена, к этой книге.

   В главе "Христианский король: сказки Толкьена" рассматривается несколько небольших произведений сказочного характера, созданных в основном в конце 30-х годов. Исследовательница отталкивается от суждений, которые Толкьен высказал в 1938 г. в лекции об особенностях волшебной сказки. В них рассказчики стремились к осуществлению своих наиболее сокровенных желаний ≈ к исследованию пространства и времени, к общению с другими существами, к победе над смертью. Кроме того, "сказка должна доставлять утешение и радость" (с. 51). Евангельские сказания о Христе Толкьен трактовал как "величайшую из волшебных сказок и наиболее значительную фантазию всех времен" (с. 52), Сказки Толкьена определяются критиком как "'автобиографические" и "аллегорические" (с. 57). Писатель будто бы реконструирует свою жизнь, причем в сказках отступает на второй план Толкьен-ученый, филолог, преподаватель и проявляется в большей степени Толкьен≈художник и человек.

   В главе "Король германцев: толкьеновские пародии на Средневековье" рассмотрены его произведения, имитирующие различные жанры средневековой литературы: бретонское ле ("Ле об Аотру и Итруне"), фаблио ("фермер Джайлз из Хама"), староанглийские аллитерационные стихи ("Возвращение домой сына Беортнота Беортельма"), ирландский "имрам" (или путешествие). К каким бы жанрам ни обращался Толкьен, он строит сюжет на столкновении между королем, чья чрезмерная гордость навлекает лишения на него самого и на его народ, и подданными.

   В главе "Повелитель колец: толкьеновский эпос" рассматривается главное произведение писателя, определяющее его особое положение в англоязычной литературе XX столетия.

   Эпос предполагает, как отмечает Ницше, "столкновение различных систем ценностей в переходные моменты литературной истории" (с. 97). В трилогии Толкьена "Повелитель колец" (1949, опубл. 1954) описывается переходный период между вымышленными эпохами: Третьим веком Среднеземелья (временем господства эльфов) и его Четвертым веком (временем господства человека).

   "Повелитель колец" ≈ "это квинтэссенция искусства Толкьена" (с. 98). До сих пор, пишет Ницше, критики рассматривали лишь отдельные частные особенности трилогии, выявляли средневековые источники, влияния, параллели или же ее прямые и опосредованные религиозные, моральные и христианские аспекты. Вместе с тем, главное в "Повелителе колец" - проблемы власти. Поскольку властитель у Толкьена всегда либо гордый германский вождь, жертвующий людьми из-за корыстных побуждений, либо смиренный король эльфов, готовый пожертвовать собой ради ближних, то закономерны попытки обнаружить и в "Повелителе колец" эти архетипы. В этом эпическом произведении "имеются иерархии как ужасных, гак и героических правителей" (с. 99).

   Главная цель, которую ставил перед собой Толкьен в трилогии, заключена "не в предсказании будущего и не в том, чтобы обнадежить людей, он намеревался проиллюстрировать мысль о том, что наилучший для человека образ поведения как в личной, так и в общественной жизни состоит в том, чтобы быть и хорошим подчиненным, и хорошим повелителем" (с. 126).

   В заключительном разделе монографии кратко характеризуется посмертно опубликованная книга Толкьена "Силмарильон" - повествование о вымышленном народе силмарилов, символизирующих самые низменные человеческие побуждения. Это раннее произведение писателя многим обязано мифологии северных германцев. Тематически оно предопределило дальнейшее развитие искусства Толкьена, а содержащаяся в нем "библейская (ветхозаветная) мораль подготавливает специфически≈христианскую этику его поздних книг" (с. 7).

   Толкьен был не только писателем, но и серьезным ученым-медиевистом. Попытка проследить взаимосвязи между его научными и художественными интересами могла бы быть плодотворной, однако в реферируемой работе эта цель реализуется механистично; пример тому - сведение всего идейно-поэтического богатства сказочных книг писателя к древнегерманским и христианским архетипам.


1) Tolkien J.R.R. Beowulf: The monsters and the critics. - L., 1936.

Обсуждение

 


Новости | Кабинет | Каминный зал | Эсгарот | Палантир | Онтомолвище | Архивы | Пончик | Подшивка | Форум | Гостевая книга | Карта сайта | Кто есть кто | Поиск | Одинокая Башня | Кольцо | In Memoriam



Na pervuyu stranicy Отзывы Архивов


Хранители Архивов