Stolica.ruРеклама

Na pervuyu stranicu
Arhivy Minas-TiritaArhivy Minas-Tirita
  Annotirovanniy spisok razdelov sayta

С.А.Лузина (Московский педагогический Университет)

Логика сказочного образа
(Символика "кольца" в эпопее Д.Р.Р.Толкьена "Властелин колец")

Опубликовано в сборнике "Семантика слова и семантика текста", М., 1994.


   "Если бы мы располагали фантастикой, как располагаем логикой, было бы открыто искусство придумывания".
                                                                                Новалис "Фрагменты"

   "Если заглянуть поглубже, нет такого слова, которое можно было бы понять до конца".
                                                                                Поль Валери

   "Слова подобны верхнему слою воды над омутом".
                                                                                Виттгенштайн

   В сказочно-мифологическом контексте слово, имеющее изначально способность к семантическому расширению и варьированию, приобретает совершенно новые оттенки, вступает во всевозможные вариативно-ассоциативные связи, непривычные в одном контексте, но закономерные для волшебной сказки.

   Джанни Родари в своей книге "Грамматика фантазии", анализируя логику построения сказочного произведения, сравнивает многомерность образа в волшебной истории с эффектом брошенного в воду камня: "также и слово, случайно запавшее в голову, распространяет волны вширь и вглубь, вызывает бесконечный ряд цепных реакций, извлекая при своем "западании" звуки и образы, ассоциации и мечты. Процесс этот тесно сопряжен с опытом и памятью, с воображением и сферой подсознательного и осложняется тем, что разум не остается пассивным, он все время вмешивается, контролирует, принимает или отвергает, созидает или разрушает".1

   Каждый конкретный образ волшебной сказки имеет свои особенности и в то же время его существование подчиняется определенным законам "чудесного".

   Уже в творчестве ранних немецких романтиков (Л.Тика и Новалиса) проявляется стремление выявить некоторые закономерности сказочного мира, его возникновения и бытия.

   Проблема логики "чудесного" интересует Я.Э.Голосовкера, который в книге "Логика мифа" намечает определенные законы построения сказочно-мифологического сюжета, исследует специфические черты сказочного образа.

   Джанни Родари в "Грамматике фантазии" открывает законы волшебной сказки, дает своеобразные приемы и логические операции "придумывания".

   Существующие исследования дают разнообразные методики анализа слова в волшебной сказке. В данной статье учитывается необходимость рассмотрения логики сказочного образа на конкретном материале, ибо дает возможность увидеть новые грани осмысления проблемы.

   Творчество Д.Р.Р.Толкьена дает богатейший материал для подобного исследования, интересны также и теоретические рассуждения английского писателя о волшебной сказке, выраженные в его эссе "Fairy-stories".

   Продолжая традицию немецких романтиков, Толкьен видит в фантазии некую "магическую силу", способную преобразовать мир, когда привычные, банальные вещи, окрашенные ореолом "чудесного", обретают новое звучание: "в любых волшебных сказках использованы какие-то простые и фундаментальные вещи, не тронутые фантазией, однако в рамках целого эта простота начинает сиять новым светом".2

   Это внутреннее изменение предметов и явлений связано со способностью слова к комбинированию и варьированию, когда сочетание вещей порождает новые значения: "Фантазия создает вторичный мир, странным образом трансформируя мир реальный и все, что в нем: соединяет по-новому части существительных и придает прилагательным новый смысл".3

   У Джанни Родари есть термин "Бином фантазии", раскрывающий сущность процесса создания сказочного образа:

РЕАЛЬНОЕ + РЕАЛЬНОЕ = ЧУДЕСНОЕ

   Так, например, рождаются царевна-лягушка, баба-яга, кентавр и т.д.

   У Толкьена таких образов множество, один из них - хоббит (от homo - человек, лат. и rabbit - кролик A, англ.). Сталкивая эти два понятия, Толкьен добивается эффекта "чудесного". Раскрывая сущность нового образа, Толкьен использует многозначную семантику каждого отдельного понятия, выстраивая и соединяя ассоциативные ряды.

   КРОЛИК - НОРА (дома хоббитов напоминают норы с круглыми окошками) - СЕМЕЙСТВЕННОСТЬ (пристрастие хоббитов к вырисовыванию родовых деревьев) и т.д.

   ЧЕЛОВЕК - хоббиты наследуют черты респектабельного англичанина викторианской эпохи, они предпочитают размеренное, спокойное существование в уютной Хоббитании.

   Расширение образа идет за счет конструирования, появления ассоциативных связей, образ начинает обрастать подробностями. Толкьен вводит описание географии, истории, многочисленных родословных главных героев, включает существование Хоббитании в контекст истории Средиземья, где хоббитам предстоит сыграть ведущую роль.

   Отталкиваясь от "бинома фантазии", Толкьен расширяет синтетический образ до бесконечности, не ограничивая его возможности к внутреннему самораскрытию.

   Итак, появляется необходимость целостного анализа конкретного символа. Эту задачу ставил А.Ф.Лосев в "Философии имени": "Объяснить смысл во всех его смысловых связях, во всей его ... структурной взаимосвязанности и самопорождаемости. Надо одну категорию объяснить другой категорией, чтобы видно было, как одна категория порождает другую, и все вместе - друг друга... эйдетически, категориально, оставаясь в сфере символа".4

   Возьмем для целостного исследования центральный символ поэтики Д.Р.Р.Толкьеиа - КОЛЬЦО и постараемся проследить закономерности существования его в сказочном контексте эпопеи "Властелин колец".

   КОЛЬЦО - один из универсальных образов в поэтике Толкьена, несущий огромную смысловую нагрузку.

   Главная черта любого сказочного образа Толкьена - многослойность, которая проявляется в наличии нескольких пластов, культурных наслоений: 1) фольклорного, 2) мифологического, 3) волшебно-сказочного, 4) литературно-художественных реминисценций и т.д.

   Рассмотрим символику кольца в контексте фольклорной сказки.

   В сказочном контексте каждое свойство предмета должно сыграть "чудесную" роль. КОЛЬЦО - традиционный волшебный предмет, который наделяет обладателя магическими способностями.

   ВОЛШЕБНОЕ КОЛЬЦО исконно имеет несколько чудесных свойств:

  1. Делает обладателя невидимым.
  2. Сохраняет молодость.
  3. Дает исцеление.
  4. Становится проводником в сказочный мир.

   Эти свойства КОЛЬЦА нередко встречаются в фольклорной и литературной волшебных сказках. Приведем несколько примеров. Последняя функция кольца - связь с ирреальным, сказочным миром - излюбленный мотив ирландских сказаний. В одном из них ("Строитель Гоб") герой наблюдает сквозь волшебное кольцо мир эльфов: "Он снял с пальца кольцо и дал ей взглянуть через него на зачарованный мир. И она увидела танцующих и резвящихся эльфов и шестьдесят прекрасных юношей, играющих в пятнашки посреди зеленой долины".5

   Нередко магическую способность кольца переносить героя в иной мир использует К.С.Льюис в "Хрониках Нарнии", у него это качество кольца приобретает МНОГОКРАТНОСТЬ проявления: герой, надевая кольцо, попадает в разные эпохи и места волшебной страны.

   Итак, КОЛЬЦО имеет четыре магических свойства, все эти свойства у Толкьена сохраняются, преобразуются и приобретают новые оттенки значения.

   Бильбо Бэггинс и Фродо Торбинс, надевая кольцо, становятся невидимыми. Но у Толкьена это свойство волшебного предмета проявляет свою противоположную, отрицательную сущность: постепенно герои могут потерять свою телесную оболочку, стать полупрозрачными и, наконец, истаять. Эта участь постигла прислужников Саурона назгулов, которые стали призраками под воздействием кольца Всевластья B. Таким образен, свойство невидимости не остается для героев безвредным, а таит в себе страшную опасность.

   Проявление второго свойства кольца - способности останавливать время - мы наблюдаем в описании Кветлориэна - обиталища эльфов, где время движется, а возраст его владык - Целеборна и Галадриэль проскальзывает лишь в их глазах, таящих мудрость веков. Галадриэль - "Дева, увенчанная солнцем", вечно юная эльфийская владычица, которой принадлежит одно из эльфийских колец. Кольцо Ясевластья, попав сначала к Бильбо, а затем к Фродо, дает им молодость и останавливает старение. Но и в этом случае КОЛЬЦО проявляет свое амбивалентное свойство - постепенно умирает душа, герои становятся подозрительными, мнительными, злыми. Наиболее яркий пример губительного воздействия Всевластья - история Горлума, у которого, по словам Толкьена "душа изъедена кольцом", хотя мерзкое, отвратительное тело продолжает жить.

   Третье свойство - способность исцелять - проявляется только у эльфийских колец. Они могут исцелять раны, нанесенные даже призраками. Но, в то же время, Кольцо становится главным оружием Врага - оно губит душу, постепенно подчиняя ее власти Моргота.

   И, наконец, четвертое волшебное свойство кольца - средство связи с миром "чудесного", приобретает у Толкьена совершенно новый смысл.

   В основе этого преобразования образа лежит полное отрицание Толкьеным границ сказочного мира. В эссе "On Fairy-stories" он отказывается от традиционного момента волшебной сказки - введения героя в мир "чудесного".

   В литературной волшебной сказке присутствует мотив попадания героя в сказку при помощи различных предметов. Например, в сказках Л.Кэррола Алиса попадает в кроличью нору. падает в колодец (распространенный фольклорный мотив), прыгает за Зеркало; у К.С.Льюиса в "Хрониках Нарнии" герои проникают в волшебный мир через платяной шкаф ("Лев, колдунья и платяной шкаф") или с помощью волшебных колец. Но такое "магическое перемещение" всегда временно, оно неизменно связано с возвращением, пробуждением, а значит разрушает "иллюзию реальности" сказочного мира, что для Толкьена неприемлимо. Для него пространство волшебной страны абсолютно реально, безгранично, а потому нельзя нарушать это главное обаяние сказки, возвращая читателя в реальность, иначе рассеиваются чары и наступает разочарование.

   Толкьен использует магическую способность КОЛЬЦА к перемещениям, но связывает это с понятием МНОГОМЕРНОСТИ сказочного пространства.

   У Толкьена возникает новое осмысление ирреального. Ирреальное - это мир призраков, невидимый даже для сказочного героя. Видят его лишь немногие: сказочные "Преображающиеся Эльфы, которые рождены в Благословенной земле, а потому им доступен Призрачный мир" (например, Всеславур). Доступен призрачный мир и назгулам - девяти всадникам-призракам, которые подчинились воле кольца.

   Фродо, надев кольцо Всевластья, попадает в мир Призраков и начинает видеть материализованную сущность назгулов, а они видят его, хотя без воздействия кольца он для них недоступен.

   У Толкьена КОЛЬЦО может перемещать своего обладателя лишь в границах МНОГОМЕРНОГО сказочного пространства.

   В этих примерах проявилась еще одна черта универсального сказочного образа - развитие многозначности до амбивалентности. Поляризация смыслообраза включает его в процесс достраивания или расширенного конструирования.

   Это свойство сказочно-мифологического образа раскрывает Э.Я.Голосовкер в книге "Логика мифа": "контраст своим отталкиванием стимулирует движение образа в сторону усиления и ослабления, или осложнения и переключения смысла, создавая промежуточные логические ступени по восходящей и нисходящей кривой, т.е. контраст вызывает последовательную метаморфозу в рамках совокупного образа, раскрывая единичные его обнаружения до полного исчерпывания (курсив наш - С.Л.) его смысла".6

   У Толкьена процесс достраивания происходит на двух уровнях: общекультурном и внутриавторском.

   Общекультурный контекст включает еще несколько подтекстов (уровней), связанных с понятием МНОГОСЛОЙНОСТИ: фольклорный, мифологический, литературно-художественный и др. Общекультурный контекст вбирает в себя множество ассоциативных параллелей и реминисцентных связей с различными толкованиями символики кольца. Каждый пласт налагает определенный отпечаток на семантику образа в конкретном произведении. Толкьен берет целостное восприятие образа во всем его многообразии и включается в общий процесс культурного достраивания образа "до полного исчерпывания возможных комбинаций, до замыкания логической кривой смысла в круг".7 Каждое новое толкование образа расширяет его семантику, раскрывает его потенциальные возможности.

   Авторский контекст продолжает развитие образа. У Толкьена многие символические образы проходят через определенные этапы становления и модификации от произведения к произведению, т.е. формирование смыслообраза происходит в рамках творчества писателя.8

   Обогащая символ ассоциативными связями с общекультурной традицией, Толкьен переосмысливает его исконное толкование, расширяет его, преломляя семантическую гамму образа через призму определенного контекста.

   С другой стороны, Толкьен, предполагая включение читателя в процесс конструирования значения, настаивает на свободе читательских ассоциаций.

   Итак, анализ видоизменения символики КОЛЬЦА в контексте фольклорной традиции показывает, что в данной ситуации Толкьен блестяще использует тяготение символа к амбивалентности, обыгрывая отрицательные свойства волшебных предметов.

   В мифологическом контексте мы наблюдаем параллели с некоторыми воззрениями скандинавских и германских народов. Например, финны принимали солнце за золотое кольцо, которое заключает в себе огненную материю: "Вознеси огонь на небо в середину золотого кольца, пусть оно светит днем и покоится ночью, восходит поутру и закатывается вечером".9 "В северно-немецкой саге рассказывается о море, по которому от начала мира плывет лебедь, держа в клюве кольцо; когда он упустит это кольцо, наступит конец вселенной".10

   Наиболее интересны для сопоставительного анализа мифы о "кладе Нибелунгов", включающие мотив "золота" или "клада" как источника вражды и зла в мире. Этот мотив встречается в "Саге о Велсунгах", "Младшей Эдде", "Старшей Эдде", "Песне о Нибелунгах", во многих романских и германских легендах. Затем он находит свое музыкальное воплощение в опере Р.Вагнера "Кольцо Нибелунгов".

   Толкьен дает свое осмысление этого сюжета в создании КОЛЬЦА ВСЕВЛАСТЬЯ.

   В символике кольца с наибольшей силой проявляется еще одна черта сказочного универсального образа - СПЕКТРАЛЬНОСТЬ.

   У Толкьена существует 20 колец, 19 из которых выкованы Келебримбором в Эрегоне, а одно - властелином Мордора - Сауроном. Об этом повествует одна из старинных легенд СредиземьяC:

"Три кольца - премудрым эльфам для добра их гордого,
Семь колец - пещерным гномам для труда их горного,
Девять - людям Средиземья для служенья черного
И бесстрашия в сраженьях смертоносно твердого,

А одно - Всесильное - Властелину Мордора,
Чтоб разъединить их всех, чтоб лишить их воли
И объединить навек в их земной юдоли
Под владычеством всесильным Властелина Мордора".11

(пер. А.КостяковскогоD)

   Здесь мы вновь возвращаемся к термину "бином фантазии" Д.Родари, ибо в каждом случае сочетание разных понятий дает новую смысловую гамму и множество интерпретаций.

   О кольцах гномов нам почти ничего не известно, лишь число семь, имеющее магический смысл, дает выход в общекультурный контекст.

   Девять Колец, данные людям Средиземья, превратили их в назгулов - прислужников Саурона (от "гул" - "колдовство, злые чары"). Толкьен дает им многочисленные имена и названия: черные всадники, крылатые вестники, кольценосцы, улайры (от эльф. - "не-свет, тьма"). Мотивированность этих названий для Толкьена обязательна и раскрывает различные грани этого образа.

   Наиболее загадочные - Три Кольца Эльфов и Кольцо Всевластья.

   Три Кольца Эльфов были выкованы ранее других Келебримбором и в отличие от остальных колец они не попали в руки Саурона. По замыслу создателя, они заключают в себе силу трех стихий - ОГНЯ, ВОЗДУХА и ВОДЫ. Характеристики колец даются Толкьеным в приложении к "Сильмариллиону", включающем толкование отдельных эльфийских корней и перечень всех мифологических и легендарных героев произведений писателя.

   "ВИЛЬЯ - кольцо воздуха, синее кольцо с сапфиром было у Гиль-Гэлада, затем у Эльронда". ВОЗДУШНОЕ (от эльф. -"виль" - небо, воздух).

   "НАРЬЯ - кольцо огня, красное кольцо, его хранил Цирдан, а затем передал Гэндальфу" (от эльф. "нар" - огонь).

   НЭНЬЯ - белое кольцо с адамантом, хранимое Галадриэлью, ("водяное" - от "нэн" - вода).12

   Все эти кольца, сокрытые от Врага, сохранили добрую магическую силу, но в то же время их волшебная сила зависит от всех остальных колец, С гибелью кольца Всерластья, несущего Зло, с утратой его могущественной силы теряют волшебство и все другие кольца. Здесь проявляется еще одно свойство универсального мифологического образа - ЦЕЛОСТНОСТЬ. Амбивалентные стороны единого образа взаимодействуют в диалектическом единстве: соотношение Добра и Зла сохраняет равновесиеE, возрастает Добро - ему противостоит Зло с неменьшей силой, с гибелью Зла погибает всякое чудесное.

   Наконец, КОЛЬЦО ВСЕВЛАСТЬЯ - самое загадочное и универсальное, объединяющее все остальные кольца. В этом проявлении символа обнаруживается наивысшая способность образа к обобщению. Это символ Зла и одновременно реальное воплощение ВЛАСТИ.

   У Толкьена два понятия - ВЛАСТЬ и ЗЛО неразделимыF. Здесь мы видим еще одно важнейшее свойство сказочно-мифологического образа - способность воплощать какую-либо идею, т.е. МАТЕРИАЛИЗАЦИЮ идеи.

   В контексте общекультурной традиции необходимо сказать о трансформации древнейшего мотива "золота Нибелунгов". Анализ видоизменения этого понятия у Д.Р.Р.Толкьена показывает, как меняется само понятие ЗЛА.

   Первоначально в легендах о "кладе Нибелунгов" речь идет о материализации идеи "Золота-зла", где "клад Нибелунгов" сеет алчность и вражду между людьми. В одной из легенд эта идея реально воплощается в образе ДРАКОНА: "Золото Нибелунгов пер-воначально представлялось воображению как РОКОВАЯ СИЛА, как ЗЛОТВОРНОЕ и СТРАШНОЕ ЧУДОВИЩЕ (курсив наш - С.Л.), вроде Левиафана, которое, выйдя ия чедр мрака, снимает оковы со всех пагубных страстей человека".13

   Постепенно в мифологической традиции этот образ преобразуется из ДРАКОНА в КЛАД, охраняемый ДРАКОНОМ (например, ФАФНИР в "Эдде"), вводится мотив хранителя клада. В скандинавском варианте хранителем клада становится карлик Андвари, который в образе щуки поселился в глубоком потоке и хранил там великое сокровище; впоследствии сокровище это было извлечено из потока и сделалось предметом кровавой вражды, составляющей содержание древней Эдды о Сигурде и немецкой поэмы о Нибелунгах".14 Этот образ карлика Андвари явно перекликается с образом Горлума-Смеагорла у Толкьена. В "Саге о Вельсунгах" впервые появляется "перстень Андвари" и мотив похищения: "Локи отнял золото у Андвари. А когда выдал тот все золото, оставался у него один ПЕРСТЕНЬ (курсив наш - С.Л.), но и тот отнял Локи, Карлик молвил, что всякому перстень будет к смерти, кто им завладеет, а также золотом всем".15

   Здесь интересны два момента: во-первых, понятие "КЛАДА" сужается до КОЛЬЦА, впервые появляется этот образ, который затем у Толкьена станет центральным. В поэтике Толкьена КОЛЬЦО вбирает в себя всю полноту предшествующих смыслообразов, сохраняя и расширяя его семантику носителя ЗЛА.

   Во-вторых, появляется мотив "проклятья", который в мифе становится сюжетообразующим. У Толкьена он значительно видоизменяется, но в то же время играет определенную "роковую роль" в судьбе героев. Проклятье ложится на всех героев, обладающих кольцом. Первым гибнет Исильдур, не пожелавший уничтожить кольцо, он одерживает первую победу над Врагом - срывает кольцо с руки Саурона, но не может победить в себе искушение использовать могущественную силу кольца. Кольцо губит его. Но у Толкьена кардинально изменяется само понятие ЗЛА: золотое кольцо у Толкьена вызывает не алчность, а стремление к ВЛАСТИ. КОЛЬЦО ВСЕВЛАСТЬЯ у Толкьена постепенно приводит в движение заложенную в герое направленность ко Злу, усиливая его желание подчинить себе мир.

   Кольцо наделяет своего обладателя соразмерной с его способностью ко Злу, властью. Например, Смеагорл-Горлум наделен "мелким всевластьем: тем самым, какое ему по мерке" - и он превращается в мерзкое, жалкое существо, достойное презрения и в то же время сострадания. Девять колец делают людей назгулами - прислужниками Саурона. Бывшие цари и полководцы, зараженные честолюбием и жаждой власти, становятся рабами кольца. Здесь проявляется амбивалентная сущность понятия ВЛАСТЬ: она включает в себя и стремление повелевать и подобострастие. Даже истари - маги, посланные из АМАНА для борьбы с Сауроном, подвержены Злу; боится кольца Гэндальф Серый, Саруман Белый становится рабом КОЛЬЦА. Владычица Кветлориэна Галандриэль проходит через испытание кольцом и отказывается от его могущественной силы: "Я буду грозной, как внезапная буря, устрашающей, как молния на ночных небесах, ослепительной и безжалостной, как солнце в засуху, любимой и почитаемой, как пламя, холодной, как зимняя звезда, но не черной!"16 Т.о. КОЛЬЦО приводит в движение заложенный в человеке потенциал, начинается внутренняя борьба в душе героя, именно эта борьба становится сюжетообразующей, она является отголоском битвы на уровне средиземного мира.

   Толкьен переосмысливает понятие героя: великую миссию уничтожения кольца возложили на слабых и беззащитных хоббитов.

   Толкьен открывает великую мудрость жизни: "Слабые не раз преображали мир, мужественно и честно выполняя свой долг, когда у сильных не хватало сил".17 Фродо свято выполняетG завет Галадриэль: "помни - ты хранитель, а не властелин, тебе доверено не владеть, а ХРАНИТЬ".18 Выражение "нести бремя власти" обретает у Толкьена реальное воплощение: Фродо несет кольцо на шее и оно давит на него своей тяжестью. Фродо понимает, что КОЛЬЦО не сила, а бремя и он обязан уничтожить его. Он выдерживает испытание пострашнее, чем битва с драконом, он преодолевает ростки Зла в себе самом. Отказываясь от ПРАВА использовать силу кольца, он несет ответственность за него.

   Т. о., анализ символики КОЛЬЦА в произведениях Толкьена, раскрывает специфические черты универсального мифологического образа волшебной сказки: 1) многозначность; 2) многослойность; 3) способность к модификациям и достраиванию; 4) амбивалентность; 5) спектральность; 6) синтетичность; 7) способность к материализации идеи; 8) философско-эстетическая наполненность. Все это можно определить единым понятием УНИВЕРСАЛЬНОСТЬ, кото-рая проявляется как особенность художественного творчества Д.Р.Р.Толкьена, на всех уровнях: от синтеза культур до языкового синтеза.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Дж.Родари. Грамматика фантазии. М., 1978. С. 16.

2. Дж.Р.Р.Толкин. Лист работы Мелкина и другие волшебные сказки. М., 1991. С. 288.

3. Там же. С. 279.

4. Лосев А.Ф. Философия имени. М., 1990. С. 19.

5. Ирландские легенды и сказки. М., 1990. С. 17.

6.Ирландские легенды и сказки. М., 1990. С. 17.

7. Ирландские легенды и сказки. М., 1990. С. 17.

8. См.пример анализа видоизменения образа ДРАКОНА в ст. "Своеобразие поэтики Дж.Р.Р.Толкьена" о символике ДЕРЕВА в ст. "Универсальность мифологического образа Дк.Р.Р.Толкьена" (деп. в ИНИОН РАН, 1993 г. в сб. "Проблемы поэтики в зарубежной литературе".)

9. Афанасьев А.Н. Живая вода и вещее слово. М., 1988. С. 195.

10. Там же. С. 195.

11. Толкиен Дя.Р.Р. Хранители.-М., 1991. С.30.

12. Мир Толкина. Справочник.-М., 1992.

13. Лиштанберже А. Р.Вагнер как поэт и мыслитель. Пер.В. Соловьена. 1905.

14. Афанасьев, цит. соч. С. 387.

15. Caга о Велсунгах.-М., 1934. С. 141.

16. Толкиен Дж.Р.Р. Хранители. С. 451.

17. Там же. С. 333.

18. Там же. С. 451.


Примечания хранителя.

A. Хоббит - не кролик.

   "Nor indeed was he like a rabbit. He was a prosperous, well-fed young bachelor of independent means. Calling him a 'nassty little rabbit' was a piece of vulgar trollery, just as 'descendant of rats' was a piece of dwarfish malice - deliberate insults to his size and feet, which he deeply resented". [Letters, 25]

   "Also that the only E. word that influenced the invention was 'hole'; that granted the description of hobbits, the trolls' use of rabbit was merely an obvious insult, of no more etymological significance than Thorin's insult to Bilbo 'descendant of rats!'" [Letters, 319]

Хоббиты - это люди. Вот определение, даннное Дж.Р.Р. Толкиеном для Оксфордского словаря: хоббит - это "представитель воображаемого народа (низкорослой ветви человеческого рода); это было их самоназвание (оно означает "житель норы"), но другие называли их "полуросликами", поскольку рост их был в половину обычного человеческого".

B. Назгулы стали назгулами под воздействием своих колец.

   "Those who used the Nine Rings became mighty in their day, kings, sorcerers, and warriors of old. They obtained glory and great wealth, yet it turned to their undoing. They had, as it seemed, unending life, yet life became unendurable to them. They could walk, if they would, unseen by all eyes in this world beneath the sun, and they could see things in worlds invisible to mortal men; but too often they beheld only the phantoms and delusions of Sauron. And one by one, sooner or later, according to their native strength and to the good or evil of their wills in the beginning, they fell under the thraldom of the ring that they bore and under the domination of the One, which was Sauron's".

C. Это не легенда, а сауроново заклинание: "For in the day that Sauron first put on the One, Celebrimbor, maker of the Three, was aware of him, and from afar he heard him speak these words, and so his evil purposes were revealed". "Out of the Black Years come the words that the Smiths of Eregion heard, and knew that they had been betrayed:

One Ring to rule them all, One Ring to find them,
One Ring to bring them all and in the Darkness bind them".

D. А.Кистяковского.

E. Магические Кольца - даже эльфийские - не есть "добро". Какое уж тут "равновесие"...

   "But the elves are not wholly good or in the right. Not so much because they had flirted with Sauron; as because with or without his assistance they were 'enbalmers'. They wanted to have their cake and eat it: to live in the mortal historical Middle-earth because they had become fond of it (and perhaps because they there had the adventages of a superior caste), and so tried to stop its change and history, stop its growth, keep it as a pleasaunce, even largely a desert, where they could be 'artists' - and they were overburdened with sadness and nostalgic regret".[Letters, 154]

F. Это не так. Будь иначе, не было бы у Дж.Р.Р. Толкиена добрых властителей.

G. Это не так. В итоге Фродо присваивает Кольцо.


Обсуждение

 


Новости | Кабинет | Каминный зал | Эсгарот | Палантир | Онтомолвище | Архивы | Пончик | Подшивка | Форум | Гостевая книга | Карта сайта | Кто есть кто | Поиск | Одинокая Башня | Кольцо | In Memoriam


А вы слышали, что продажа дипломов приносит хорошую прибыль.

Na pervuyu stranicy Отзывы Архивов


Хранители Архивов