Stolica.ruРеклама

Na pervuyu stranicu
Arhivy Minas-TiritaArhivy Minas-Tirita
  Annotirovanniy spisok razdelov sayta

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

На правах рукописи

ЛУЗИНА СВЕТЛАНА АНАТОЛЬЕВНА

ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ МИР ДЖ.Р.Р.ТОЛКЬЕНА: ПОЭТИКА, ОБРАЗНОСТЬ.

Специальность 10.01.05 - Литература стран Западной Европы, Америки и Австралии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук.

Москва 1995


   Работа выполнена на кафедре истории зарубежных литератур Московского педагогического университета.

   Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Богословский В.Н.

   Официальные оппоненты: доктор филологических наук Соловьева H.А., кандидат филологических наук Скороденко В.А.

   Ведущая организация: Тверской государственный университет.

   Защита состоится 5 октября 1995 года в ___ часов на заседании диссертационного Совета Д.113.11.02. по литературоведению в Московском педагогическом университете по адресу: Москва, ул. Ф.Энгельса, 21-А.

   С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского педагогического университета по адресу: Москва, ул. Радио, 10-А.


   Дж.Р.Р.Толкьен, профессор Оксфордского университета, специалист по англосаксонской литературе и древним языкам, стал известен всему миру как создатель собственной сказочной мифологии. Вся его деятельность литературоведа, лингвиста и сказочника связана с историей придуманной им легендарной страны, "вторичной" реальности, где его универсальный талант и неисчерпаемое воображение могли проявиться в полной мере.

   Учитывая многообразие и противоречивость подходов к творчеству Дж.Р.Р.Толкьена, обнаруживающих неисчерпаемость интерпретаций его произведений, необходимо найти своеобразный ключ к осмыслению его универсального сказочного мира. Это обусловило специфику настоящей диссертации: она носит не информативный, но аналитический характер. Эстетическая многомерность, философская неоднозначность, художественная многокрасочность творчества английского сказочника потребовали новых методов исследования.

   Актуальность работы определяется тем, что, несмотря на популярность его произведений среди читателей и пристальный интерес к его творчеству в зарубежной критике, в отечественном литературоведении феномен Дж.Р.Р.Толкьена только недавно стал предметом изучения и почти не исследован [1]. В связи с этим появляется необходимость целостного осмысления поэтики Толкьена, выявления своеобразия его художественного мира.

   Диссертация продолжает традиции отечественного литературоведения в изучение стилевых особенностей литературной сказки, намеченные в работах Н.М.Демуровой, Л.И.Скуратовской, Д.М.Урнова, И.С.Матвеевой и др. Выделяются общие для любой литературной сказки приемы "фантазирования" и анализируется специфика их функционирования в "Fairy-stories" Дж.Р.Р.Толкьена.

   Цель диссертации - осмысление своеобразия художественного видения Толкьена, выявление универсальности его сказочного мира на нескольких уровнях (жанровом, сюжетном и образном).

   Научная новизна исследования. В диссертации впервые ставится вопрос об универсализме Толкьена, который проявляется как особенность его художественного мышления в стремлении к синтезированию. Это обусловливает необходимость многоуровнего анализа поэтики Толкьена. Подобная методика анализа открывает новые возможности изучения его многогранного творчества.

   В диссертации впервые анализируется модификация архетипических мотивов в художественном сознании Толкьена и их функционирование в его различных произведениях.

   При исследовании поэтики универсального символа в контексте произведений Толкьена соединяются литературоведческий и лингвистический анализ текста. Даются теоретические выводы о некоторых особенностях существования мифологического образа в художественном тексте.

   В приложении к диссертации впервые переведены рождественские письма Дж.Р.Р.Толкьена детям (The Father Christmas letters, 1926-1938).

   Методологической основой диссертации являются работы по поэтике и стилистике А.А.Потебни, А.Н.Веселовского, А.Ф.Лосева, М.М.Бахтина, исследователей мифологии и фольклора В.Я.Проппа, Е.М.Мелетинского и др., новейшие работы зарубежных и отечественных литературоведов и критиков.

   Практическая ценность работы. Материалы диссертации могут быть использованы при дальнейшей разработке жанра литературной сказки, в чтении лекций по английской литературе рубежа 19-20 веков; проведении спецкурса по творчеству Дж.Р.Р.Толкьена, в курсе "Зарубежная детская литература". Библиография может быть использована как справочный аппарат.

   Апробация работы. Материалы исследования были использованы при чтении курса "Зарубежная детская литература" для учителей начальных классов и воспитателей дошкольных учреждений. Опубликована программа данного курса. Содержание работы отражено в 7 публикациях.

   Объем и структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, приложения и библиографии.

   Содержание работы.

   Во введении формулируются цели и задачи исследования, обосновывается актуальность поставленной научной проблемы, новизна и практическая значимость исследования. Дается обзор современных направлений в зарубежном литературоведении о Дж.Р.Р.Толкьене (источниковедение, мифологическое, религиозное, жанровое и др.), анализируются немногочисленные [1] работы отечественных исследователей, посвященные творчеству Дж.Р.Р.Толкьена.

   Во введении обосновывается необходимость и закономерность появления "вторичного" мира Толкьена, его воздействие на современников и его воспитательное значение.

   Толкьена неоднократно обвиняли в эскапизме, побеге от реальности (от англ. escape - "бегство"), но он сам доказал несостоятельность подобных высказываний в эссе "On Fairy-stories", изданном в 1964 году [2] в сборнике "Tree and Leaf", где он дает свое осмысление этого понятия: "0т того, что часто называют "действительностью", бегство не только полезно, но иногда даже связано с героическим поступком... Нельзя путать такие понятия как "бегство пленника из темницы" и "бегство дезертира с поля боя". (Tolkien J.R.R. Tree and leaf. - Boston, 1964, p. 55)

   Размышляя о необходимости эскапизма в современном мире, Толкьен далее пишет: "Пораженные недугом современности, мы остро ощущаем и уродство наших творений, и то, что они служат злу, но еще тревожнее то, что добро оказывается лишенным присущей ему красоты". (Tolkien J.R.R. Tree and leaf. - Boston, 1964, p. 55)

   Дж.Р.Р.Толкьен доказал всему миру, что фантазия может оказывать огромное воздействие на ум и душу многих людей, заряжая их энергией созидания и стремлением преобразовать существующую реальность.

   Полемизируя с различными течениями в искусстве 20 века, Толкьен стремится определить истинный смысл и назначение искусства, его соотношение с действительностью. Для него фантазирование не означает полный разрыв с реальностью: это способность к более полному постижению мира. Толкьен считает, что отчуждение несет горечь разочарования и ощущение пустоты; абстракционизм и схематизм современного искусства лишь усугубляет осознание абсурдности мира. Фантазия, по мнению Толкьена, дает человеку ощущение полноты бытия и радость созидания, и в то же время, помогает увидеть красоту в самом обыденном.

   Художественный мир Дж.Р.Р.Толкьена, выдуманная им "вторичная" реальность, отражает главную особенность его поэтики - тяготение к синтезу, к универсализму, который проявляется на всех уровнях: жанровом, композиционном, в системе образов и в языке.

   Первая глава "Поэтика "fairy-stories" Дж.Р.Р.Толкьена посвящена анализу универсализма Дж.Р.Р.Толкьена на жанровом уровне и выявлению стилевых особенностей литературной сказки.

   В первом параграфе "Универсальность "вторичного" мира" определены некоторые аспекты синтезирования в поэтике Толкьена, позволяющие ему выстроить сказочную реальность.

   Мифологизируя свой сказочный мир, Толкьен следует определенной традиции, идущей от немецких романтиков, которые вводят элементы древних мифов в ткань литературной волшебной сказки.

   В английской сказке конца 19 - начала 20 века это стремление придать волшебной истории черты мифа проявляется в творчестве Дж.Рескина, У.Теккерея, Дж.Макдональда. Ч.Кингсли, У.Морриса и др., которые используют мифологические сюжеты для "оживления" своего сказочного повествования.

   Толкьен несколько иначе подходит к понятию "мифотворчество": он не просто использует мифологические сюжеты и образы, он творит свой собственный уникальный "вторичный" мир, построенный на придуманной им сказочной мифологии, где лишь при очень пристальном изучении можно уловить очертания известных мифов.

   При всем многообразии фольклорных мотивов и мифологических сюжетов, слагающих мифопоэтику Толкьена, в его книгах нет явных отсылок к конкретным источникам. Общее их количество достаточно велико: "Беовульф", "Старшая Эдда", валлийские сказания и ирландские саги, средневековые легенды о короле Артуре и рыцарях Круглого стола, "Кентерберийские рассказы" Чосера, "Потерянный рай" Дж.Мильтона, народные предания Англии и Шотландии, "Калевала" и др.

   В художественном сознании Толкьена взаимодействуют многие философские концепции и эстетические взгляды, формирующиеся в культурах разных эпох: античность, Средневековье, Возрождение идеи романтизма органично переплетается в ткани его произведений. Это приводит к значительному расширению возможностей волшебной сказки.

   Исследование жанрового своеобразия "fairy-stories" Толкьена в 1-й главе диссертации дало представление о многомерности его сказочного мира, соединяющего в себе многочисленные мифологические, фольклорные, литературные, исторические реминисценции. Волшебная сказка Толкьена становится синтезирующим жанром, своеобразным стержнем повествования, на который наслаиваются элементы других жанровых форм (саги, эпоса, romance, хроники и др.).

   Литературная сказка, благодаря немецким романтикам, стала жанром, открывающим неограниченные возможности для интеллектуальной игры. Блестяще использовал этот шанс Л.Кэрролл, придумавший сказочную историю об Алисе в стране чудес, в которой великолепно сочетаются литературная игра и пародия.

   Толкьен, продолжая эту традицию, осуществляет литературную игру в несколько ином ракурсе. Являясь специалистом по англосаксонской литературе и языку, он реализует свои широчайшие познания в области истории, древних языков и мировой культуры. Его филологические изыскания наполняют его волшебный мир аллюзиями из средневековых легенд, древних манускриптов и эпоса. Он строит свой мир в ассоциативной связи с историей реального мира, он оказывается протяженным в пространстве и во времени: пространственные границы вырисовываются с топографическими подробностями на картах Средиземья. События, описанные в "Сильмариллионе" и в эпопее "Властелин колец", растягиваются на шесть тысячелетий [3] и охватывают 4 эпохи, отражающие этапы борьбы Добра и Зла. В этом мире есть своя мифология, изложенная в "Сильмариллионе", историческое прошлое, для описания которого Толкьен использовал многообразные источники ("Историю бриттов" Готфрида Монмутского, "Смерть Артура" Томаса Мэлори, древнеанглосаксонские сказания о данах Скильдингах и др. [4]). В "Приложении к эпопее "Властелин колец" есть "Хроники королей и правителей", в которых даются хронологические таблицы и краткое изложение всех основных событий Западного Края каждой из эпох существования Средиземья. Здесь Толкьен проявляет себя как великолепный историк [5].

   Историческое прошлое органично вплетается в повествование эпопеи "Властелин колец", где оно непосредственно связано с событиями настоящего. Толкьен блестяще использует романную форму для описания Третьей эпохи борьбы с Врагом, в которой не последнюю роль играют хоббиты. Но на этом фантазия Толкьена не останавливается. Придуманные им сказочные герои также включаются в литературную игру: так рождается "Алая книга Средиземья" (Red Book of Westmarch) [6] no аналогии с Red Book of Hergest (одной из частей Mabinogion - 1375-1425). Это собрание стихов и песен, написанных якобы хоббитами Бильбо Бэггинсом, Сэмом Скромби, а также их родственниками [7]. Кроме того, в эпопее "Властелин колец" содержится более 70 песен, поэм и баллад других обитателей Средиземья (гномов, эльфов, онтов и даже орков [8]). Здесь обнаруживается блестящий юмор Толкьена, его стремление к пародированию и стилизации. Он иронизирует даже над литературным творчеством своих собственных героев. В предисловии к "Алой книге" он великолепно пародирует стиль научных изысканий и критических статей.

   Свои лингвистические интересы Толкьен реализует в создании "Языков народов Третьей эпохи", где выделяется "ВЕСТРОН" - Всеобщий Язык Западных Земель, два языка эльфов: Древнее Наречие (КВЕНИА) - эльфийская латынь, язык церемоний, Книг Знаний и песен, и СИНДАРИН (СУМЕРЕЧНОЕ) наречие - язык эльдаров [9]. Язык людей называется АДУНАИК [10], о языке хоббитов почти ничего не известно, они разговаривают на Всеобщем языке [11], наречие орков грубо и насыщено жаргонизмами, пригодными только для проклятий и ссор.

   Универсализм Толкьена проявляется в том, что каждый язык обладает неповторимой индивидуальностью и отражает психологические особенности различных народов Средиземья.

   Но не только разговорной речью различаются народы Средиземья. Толкьен создает письмена: ТЕНГВАР и КЕРТАР (руническое письмо). Разновидность КЕРТАРА - ДАЭРОН - "длинные рунные строки Мории" - руны гномов. Толкьен подробно описывает историю формирования и развития древней письменности, дает характеристику и графическое изображение всех букв различных алфавитов.

   Толкьен населяет свой мир многочисленными героями и существами. Список действующих лиц, чудовищ и прочих существ насчитывает более 600 имен. Талант Толкьена как этимолога проявляется в том, что все его имена и названия мотивированы, и он подробно раскрывает их происхождение и значение в приложении к "Сильмариллиону" (Словаре имен и названий).

   Мир Толкьена, разворачивающийся в пространстве и времени, направлен в будущее, которое обозначено у Толкьена в хрониках 4 эпохи, события которой еще не были описаны в эпопее "Властелин колец", в генеалогиях 4 эпохи, выстраивающих родословные потомков Хранителей; в пророчествах, а также в "Неоконченных сказаниях Средиземья" [12], которые могли бы быть тщательно выписаны и оформлены в последующих книгах писателя.

   Изучение особенностей стиля "fairy-stories" Толкьена в контексте традиции литературной сказки во 2-м параграфе первой главы "Логика чудесного. Приемы "фантазирования" в произведениях Дж.Р.Р.Толкьена", позволяет выявить некоторые закономерности и приемы создания "вторичной" реальности, общие для любого сказочного повествования и отражающие определенную логику "чудесного":

   1) оживление неживого (анимизация, персонификация, сакрализация);

   2) "остранение" и "усиление" (помещение обычных вещей в необычный контекст);

   3) комбинирование и варьирование ("бином фантазии");

   4) превращения и сказочные "несоответствия".

   Прием "оживления" в разных формах (анимизация, персонификация, сакрализация и др.) довольно распространенный и даже излюбленный в сказочной литературе. В литературной сказке этот прием выполняет различные функции в зависимости от художественной направленности произведений. В поэтике Толкьена этот прием используется для раскрепощения "внутренней энергии" слова или вещи. Другой путь "фантазирования" - помещение реальных предметов в "чудесную" ситуацию. Присоединяя необычное прилагательное к привычному понятию, Толкьен добивается сказочного эффекта: обычное слово начинает "играть", по-новому проявляя свою сущность. Так возникают "зеленое солнце", "эльфийский плащ", вбирающий в себя оттенки всех цветов природного мира. Цветовая характеристика сказочных названий и имен открывает новые аспекты толкования. Подробно анализируется смысловая наполненность имен истарей-магов, посланных валарами в помощь жителям Средиземья для противостояния силам Зла (Саруман Белый, Итрин Луин, Радагаст Бурый, Гэндальф Серый).

   Следующий этап "фантазирования" - рождение нового образа из соединения двух понятий ("бином фантазии" по определению Дж.Родари). Так возникают царевна-лягушка, кентавр, русалка. В поэтике Дж.Р.Р.Толкьена так появляется хоббит (от лат. homo- человек и англ. rabbit - кролик [13]). Рожденный фантазией образ постепенно обрастает новыми характеристиками, Толкьен вводит описание многочисленных родов хоббитов, включает существование Хоббитании в контекст всей истории Средиземья. Здесь проявляется особенность художественного видения Толкьена - способность за каждым образом, рожденным фантазией, увидеть целый сказочный мир, постепенно раскрывающий свою внутреннюю сущность.

   В "чудесном" мире Толкьена действует закон "игры" и метаморфозы, проявляющийся в целом ряде "несоответствий": "большого и маленького", "тайного и явного", относительности любой категории, включая категории Добра и Зла [14]. В сказке Толкьена ничего не предопределено до конца, всегда есть ситуация выбора и испытания, через которые проходят все герои. Этот момент, связан в поэтике Толкьена с "чудесным" предметом - волшебным Кольцом Всевластья, которое дает импульс для раскрытия внутренней сущности героя. Толкьен решает проблему выбора универсально, открывая все возможные пути преобразования (от Тьмы к Свету): каждый герой решает свою участь сам, делая свой выбор. Появляются герои-двойники (Гэндальф - Саруман, Фродо - Голлум, Исильдур - Арагорн и др.). В этом вновь проявляется своеобразие художественного мышления Толкьена - стремление показать целый спектр реализаций проблемы.

   Анализ приемов "фантазирования" (создания "вторичной" реальности) в произведениях Толкьена подтверждает его стремление к универсализму: все они направлены на расширение сказочного пространства, преобразование которого может быть бесконечным.

   Во второй главе диссертации "Трансформация архетипических мотивов в художественном сознании Дж.Р.Р.Толкьена" исследуется модификации основных сюжетообразующих мотивов поэтики Толкьена ("странствия героя" и "поединка") в общекультурном и внутриавторском контекстах. Преломляясь через призму универсального художественного видения Толкьена, архетипические мотивы попадают в ситуацию достраивания мифологемы, видоизменяясь в зависимости от функционального смысла конкретного произведения. В общекультурном контексте эти модификации связаны с преобразованием мифологемы по отношению к культурной традиции (мифологической, фольклорной, литературной, исторической и т.д.).

   В авторском контексте анализ архетипических мотивов дает представление об их видоизменении в различных произведениях Толкьена в зависимости от типа сказочного повествования (сатирическая, фантастическая, приключенческая, морализаторская сказка). Такая методика анализа позволяет выявить новые грани универсализма Толкьена на уровне сюжетообразующих мотивов: множественность источников происхождения мотива (включает наслоения нескольких культурных традиций различных мифологий мира); многомерность интерпретации основной идеи мифологемы и т.д.

   В 1-м параграфе второй главы диссертации "Мотив странствия героя в поэтике Дж.Р.Р.Толкьена" анализируется преломление важнейшего сюжетного момента - отправки героя в путь - в различных сказках Толкьена ("Кузнец из Большого Вуттона"; 1967, "Фермер Джайлс из Хэма", 1949; эпопее "Властелин колец", 1954-1955; в ранней поэме "Баллада об Эарендиле", 1914 и в "Сильмариллионе"). Подобная методика анализа позволяет обнаружить некоторые особенности существования данного мотива в художественном сознании Толкьена.

   В любой сказке Толкьена путешествию в чудесный мир предшествует какое-либо событие, или сон, или появление волшебного предмета, которое становится импульсом для странствия героя. Для Толкьена важны средство и способ проникновения в сказочную реальность.

   Представление о волшебной стране преобразуется от произведения к произведению: оно может видоизменяться полностью или конкретизировать уже известный образ; расширять описание, ярче вырисовывая те или иные детали. Так, образ волшебного острова Тол-Эрессеа, возникший впервые в сознании Толкьена в ранних поэмах о странствиях Эарендила, затем неоднократно появляется в эпопее "Властелин колец" и "Сильмариллионе". Универсальный лик волшебной страны Толкьена слагается из множества мифологических представлений об ином мире: страна эльфов германских и скандинавских народов, Hy Bresail ирландских сказаний, Гипербореи и сад Гесперид греков, Аваллон кельтов, библейский Эдем и др. Но, вбирая в себя элементы сказочного мира нескольких мифологических традиций, мир Толкьена сохраняет неповторимую индивидуальность.

   Мотив "странствия героя" в иной мир - один из древнейших в мифологиях мира: в Ассирии и Вавилоне это миф об Издубаре и Гильгамеше, у греков - легенда о путешествии Геракла в Аид и в сад Гесперид, в Англии - цикл о странствиях рыцарей короля Артура в поисках Грааля, легенды о Бране валлийского происхождения и т.д.

   Проанализировав модификацию традиционного мотива "пути" в художественном сознании Толкьена, можно сделать вывод, что понятие "путь-странствие-поиск" является у Толкьена многомерным, синтезирующим в себе несколько философских идей и толкований этого традиционного мотива различными мифологиями мира. Путь возникает в поэтике Толкьена как поиск, познание, испытание, возвращение или искупление. Всегда этот мотив дает импульс к изменению героя, он связан с идеей жертвы за приобретенное знание.

   Второй параграф главы "Модификация мотива поединка в контексте произведений Дя.Р.Р.Толкьена" посвящена анализу кульминационного момента любого сказочного повествования. Ситуация поединка воплощает столкновение сил Добра и Зла и является центральным сюжетным мотивом. Исследование архетипа проводится с использованием отработанной методики сопоставительного анализа в общекультурном и внутриавторском контексте.

   Мотив "змееборства" - один из древнейших, встречающийся во всех мифологиях мира: в Египте, Вавилоне, Индии, Китае, Греции и т.д. В германском мире змееборцами являются Зигурд и Зигмунд, англосаксонский Беовульф и франкский Волфдитрих, датский Фроди (Фрото) и норвежский Рагнар Лодброк. Толкьен вводит этот момент "битвы со Змеем" в свои сказки, преобразуя его в зависимости от типа повествования (сатирическая, приключенческая или морализаторская сказка). Модификации могут происходить на нескольких уровнях: героя - змееборца, на уровне самой ситуации и, наконец, изменяется облик Змея, воплощающего Зло.

   В повести "Хоббит" (1937 г.), в сатирической сказке "Фермер Джайлс из Хэма. господин Ручного Ящера" (1949 г.) и в ранних поэмах Толкьена "Клад" и "Визит Дракона" поединок представлен в юмористическом ключе. Здесь наблюдаются явные аллюзии и реминисценции из "Беовульфа", которые приобретают у Толкьена пародийный характер. Поединок носит "скрытый" характер и переносится в область ума, проявляясь в форме словесной игры, состязания в красноречии, традиционного для средневековой Ирландии, где каждый старается запутать противника хитроумными речами и загадками.

   В сказочной эпопее "Властелин колец" этот мотив усложняется, теряет пародийность, обретает глубину и многослойность. Поединок переносится в сферу духа, изменяется сам образ Врага: он возникает то в виде черного коня, то в виде огромной птицы [15], то растворяется до тени, навевающей ужас и сковывающей волю. Теперь герою приходится сражаться с невидимым Врагом.

   Меняется у Толкьена и представление о герое - это не рыцарь, закованный в латы, а ловкий, изворотливый фермер, которому удалось "приручить" дракона ("Фермер Джайлс из Хэма"); или обыкновенный хоббит, вовлеченный обстоятельствами в битву с силами Зла, и проявивший внутреннюю твердость и бесстрашие, помогающие ему сделать то, что не под силу всемогущим волшебникам и закаленным воинам ("Хоббит", "Властелин колец").

   Универсализм как особенность художественного видения Толкьена наиболее полно проявился в создании комплекса универсальных символов, анализу которых посвящена третья глава диссертации "Универсальность образной системы Дж.Р.Р.Толкьена".

   Исследование символики проводится на нескольких уровнях. Первый уровень позволяет охарактеризовать основные черты универсального мифологического образа как своеобразного феномена поэтики Толкьена (на примере символов ДЕРЕВА и КОЛЬЦА): многозначность, многослойность, амбивалентность, бинарность, спектральность, целостность, способность к кодификации и достраиванию).

   Второй уровень анализа - изучение "символического поля" (термин К.Бюлера), включающего систему "изофункциональных" образов, объединенных общей идеей. Исследование в этом аспекте поля символов, связанных с понятием "Центра мира", открывает новые возможности интерпретации важнейших образов поэтики Толкьена.

   В первом параграфе "Поэтика мифологического образа (Миф о деревьях Валинора)" рассматривается символика Дерева в художественном мире Дж.Р.Р.Толкьена, ее соотношение с архетипическими представлениями, связанными с Деревом в различных мифологиях и достраивание данной мифологемы в различных произведениях писателя. Дж.Р.Р.Толкьен, используя универсальную многозначность символики Дерева, обогащает ее внутреннюю структуру новыми характеристиками и находит новые грани осмысления образа.

   Исследование поэтики универсального символа проводится на материале нескольких произведений Толкьена (в ранней поэме "Kortirion among the Trees", в "Сильмариллионе", трилогии "Властелин колец"), что дает возможность проследить развитие представления об архетипе в художественном сознании автора.

   При интерпретации символики Дерева в мифопоэтике Толкьена, используется методика многоуровневого анализа, позволяющая установить соотносительные связи поэтики Дерева у Толкьена с мифологическими, фольклорными, библейскими, литературными источниками, раскрывающими разные грани толкования образа.

   В результате исследования делается вывод о нескольких особенностях символики Дерева у Толкьена:

   ╥ Во-первых, образ проявляет тенденцию к семантическому расслоению, выражая в яркой, образной форме целый комплекс идей: центр мира, источник света, источник жизни, бессмертия, мудрости и знания, символ королевского рода и др.

   ╥ Во-вторых, отдельные характеристики символики Дерева (раздвоение, цвет листьев и цветов, вершина, ствол и т.д.) раскрывают новый спектр толкований.

   ╥ В-третьих, синтезируя в себе множество культурных наслоений, каждый образ отражает дуализм и сбалансированность категорий Добра и Зла.

   Второй параграф "Символика Дерева в контексте фольклорной сказки" рассматривает толкование образа в фольклорной традиции, акцентируется внимание на его основных функциях в сказочном повествовании. При определении сказочных функций Дерева в поэтике Толкьена используется классификация, разработанная В.Я.Проппом в книге "Морфология сказки".

   Символика Дерева в контексте фольклорной сказки обнаруживает новый спектр толкований. Анализируется несколько произведений Толкьена ("Кузнец из Большого Вуттона", эпопея "Властелин колец", "Хоббит", "Сильмариллион"), что дает возможность охарактеризовать поэтику символа в фольклорном аспекте.

   В фольклорной традиции Дерево имеет целый комплекс функций: границы волшебной страны, охранительную (деревья-стражи), препятствия и испытания для героев (деревья-вредители, например, старый Вяз в "Хоббите"), помощники (укрытие от беды), жилища (дом эльфов - Мэллорн) и т.д. С Деревом связаны добрые и злые духи леса (онты - пастыри леса, Том Бомбадил, Хуорны, галадриэммы - лесные эльфы и т.д.), волшебные предметы (жезл Гэндальфа) и др.

   Универсализм Толкьена проявляется в соединении фольклорных традиций и мифологии. Древолюди-онты Толкьена, хранители Леса и пастыри Деревьев, возможно, происходят от древнегреческих лапитов [16] (полуразумных существ, одержавших победу в битве с кентаврами).

   Рассмотренная через призмы многообразных контекстов (мифологического, фольклорного и др.) символика Толкьена обнаруживает тенденцию к спектральному расслоению, неисчерпаемости интерпретации и одновременно сохранению внутренней связанности и целостности. Все это позволяет сделать вывод о ее универсальности.

   В третьем параграфе "Символическое поле "Центра мира" в мифопоэтике Дж.Р.Р.Толкьена" анализируется система изофункциональных образов, где Дерево является объединяющим символом.

   Опираясь на традиционные космологические представления, Дж.Р.Р.Толкьен создает свое поле символов Центра мира, образующих цепь представлений: СТОЛП - ДЕРЕВО - ЦВЕТОК - КАМЕНЬ - ЧАША - ЛАДЬЯ - КОЛЬЦО и др.

   При детальном рассмотрении архетипа обнаруживаются две тенденции: во-первых, модель Центра мира многократно повторяется и варьируется в различных произведениях Толкьена (описания Валинора, Гондолина, Лотлориэна и др.). Во-вторых, в каждом конкретном случае символическое поле обогащается новыми образами, продолжая достраивание мифологемы Абсолюта в общекультурном (по отношению к древним космологическим представлениям) и внутриавторском контекстах.

   Символика "Центра мира" связана с мифами Творения Толкьена в "Сильмариллионе", с легендами о сильмариллах, отголоски которых затем появятся в эпопее "Властелин колец": сначала это два мощных светильника, созданных для освещения Арды, которые валары укрепили на двух столпах, затем деревья Валинора, после гибели которых светоносная энергия переносится в образы цветка и плода. Серебряный цветок Тэлпериона и золотой плод Лаурелина валары поместили в ладьи-сосуды - так Толкьен создает свой миф о Солнце и Луне.

   Подчиняя свой сказочный мир законам мифологии, Толкьен дает амбивалентное описание Изенгарда, захваченного Саруманом, где атрибуты Центра мира сохраняются, но меняется их смысловая нагрузка: это искаженная модель Центра мира.

   В четвертом параграфе третьей главы "Символика кольца в эпопее Дж.Р.Р.Толкьена "Властелин колец" дается толкование центрального символа поэтики Толкьена. Выявляются основные черты универсального мифологического образа: многослойность (мифологический, фольклорный, литературный пласты).

   В фольклорном контексте КОЛЬЦО имеет несколько функций: делает обладателя невидимым, сохраняет молодость, дает исцеление, является проводником в иной мир. У Толкьена эти Функции кольца приобретают новые оттенки смысла: под воздействием кольца герои Толкьена не просто становятся невидимыми, но могут постепенно стать призраками (назгулы). Здесь кольцо проявляет свои амбивалентные свойства: наделяя обладателя властью, оно обрекает его на вечное подчинение Властелину колец.

   Следующее свойство образа - спектральность, тяготение к расслоению (у Толкьена 20 колец: три эльфийских, семь колец гномов, девять для людей и одно Кольцо Всевластья). Здесь вновь проявляется универсализм Толкьена, его способность к постоянному расширению представления об образе. Каждое кольцо имеет свое название и символическую цветовую окраску, что раскрывает новые грани толкования образа.

   В мифологическом аспекте Кольцо Всевластья Толкьена имеет связь с несколькими версиями легенды о кладе Нибелунгов, что позволяет провести сопоставительный анализ символики Толкьена с поэтикой "Песни о Нибелунгах", "Старшей Эдды", "Саги о Велсунгах" и тетралогией Р.Вагнера "Кольцо Нибелунгов".

   Исследование поэтики Толкьена на нескольких уровнях позволяет сделать вывод об универсализме как особенности его художественного мышления, создавшего многомерный, развивающийся "вторичный" мир. К.С.Льюис, характеризуя создание Толкьена, писал: "многообразный и в то не время верный своим собственным внутренним законам, наглядно объективный и свободный от авторского индивидуально-психологического произвола... с почти бесконечным разнообразием сцен и характеров".

   В заключении подводятся основные итоги исследования и делаются краткие выводы.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

1. Проблема универсальности мифологического образа Дж.Р.Р.Толкьена (Миф о деревьях Валинора).// Проблемы поэтики в зарубежной литературе. М., 1993. С. 99-107. - Деп. в ИНИОН РАН ╧ 48670 от 24.11.93 г.

2. Своеобразие позтики Дк.Р.Р.Толкьена.// Проблемы поэтики в зарубежной литературе. М., 1993. С. 89-98. - Деп. в ИНИОН РАH N 48670 от 24.11.93 г.

3. Раздел о Дж.Р.Р.Толкьене в учебнике: "Зарубежная литература XX века" (1945-90 гг) М., 1993 г.

4. Архетип "Центра мира" в контексте мифопоэтики Дж.Р.Р.Толкьена.// В сб.: "Традиции и новаторство в литературах стран Западной Европы и США" - М., 1994. С.95-107.

5. Логика сказочного образа. (Символика "кольца" в эпопее Дж.Р.Р.Толкьена "Властелин колец").// В сб.: "Семантика слова и семантика текста" - М., 1994 г. - 0.75 п.л.

6. Мотив "Странствия героя" в поэтике Дж.Р.Р.Толкьена.// В сб.: "Идейно-эстетическое многообразие литератур стран Запада нового и новейшего времени". М., 1995 г. - 0.75 п.л.

7. Программа курса "Зарубежная детская литература" для учителей начальной школы и воспитателей дошкольных учреждений. М., Мир книги, 1995. - 1 п.л.


Примечания Остогера

1. Судя по этому заявлению, автор недостаточно знаком с советской и российской толкиенистикой. Вот краткий перечень тех научных исследований (до 1995 г.), с которым следовало бы ознакомиться всякому, приступающему к исследованию работ Дж.Р.Р.Толкиена или рассуждающему об исследовании его творчества в СССР и эксСССР:

   1. В. Муравьев, Толкьен и критики // Современная художественная литература за рубежом, 1976, ╧ 3.

   2. С.Л. Кошелев, Жанровая природа "Повелителя колец" Дж.Р.Р. Толкина //Проблемы метода и жанра в зарубежной литературе", Вып.6, - 1981 г.

   3. С.Л. Кошелев, Философская фантастика в современной английской литературе (романы Дж.Р.Р. Толкина, У. Голдинга и К.Уилсона 50-60-х гг.) // Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук. (1983)

   4. С.Л. Кошелев, К вопросу о жанровых модификациях романа в философской фантастике // Проблемы метода и жанра в зарубежной литературе, 1984

   5. С.Л. Кошелев, Жанровая природа "Повелителя колец" Дж.Р.Р. Толкина // Жанровое своеобразие литературы Англии и США XX в., 1985 г. (Продолжение начатого в 1981 г. исследования)

   6. Р.И. Кабаков, "Повелитель колец" Дж. Р. Р. Толкина: эпос или роман? // Л., 1988. - 14 с. - Рук. деп. в ИНИОН АН СССР, # 37042 от 06.03.89.

   7. Е.М. Апенко, "Сильмариллион" Джона Толкина (к вопросу об одном жанровом эксперименте) // Вестник ЛГУ, Сер. 2, 1989, вып. 1 (╧ 2).

   8. Р.И. Кабаков, "Повелитель колец" Дж. Р. Р. Толкина и проблема современного литературного мифотворчества // Автореферат дис. На соиск. учен. степ. канд. филол. Наук, 1989

   9. С.Л. Кошелев, "Великое сказание" продолжается //Опубликовано в сб. фант. "Время покупать черные перстни", М., Мол. Гвардия, 1990

   10. Р.И. Кабаков, Возникновение героя: (Лит. сказ. образ в творчестве Дж.Р.Р.Толкиена) // Пути и формы анализа художественного произведения, Владимир, 1991 г., с.107-118.

   11. С.Б. Лихачева, Миф работы Толкина //Литературное обозрение, 1993 г., N 11/12. с.91-104.

   12. О. Л. Кабачек, Феномен Дж. Р. Р. (Эпопея Толкиена "Властелин Колец" как роман-посвящение) // Сказка и фантастика в творческом развитии читателей-детей: Сб. статей. - М., 1993, С. 39-79

   13. Э.А., Шурмиль Проблемы духовной культуры в творчестве Толкина // Духовная культура: проблемы и тенденции развития. - Сыктывкар, 1994.

   14. Е.М. Апенко, Ранняя поэзия Джона Толкина // Из истории русской и зарубежной литературы, Чебоксары, 1995 - с. 144-152.

   Даже по этому неполному списку можно судить, что уверенность автора диссертации в том, что ╚в отечественном литературоведении феномен Дж.Р.Р.Толкьена только недавно стал предметом изучения и почти не исследован╩ не является обоснованной.

2. Первая публикация эссе ╚О волшебных сказках╩ (являющегося расширенным вариантом прочитанной Дж.Р.Р. Толкиеном лекции) относится к 1947 г.: On Fairy Stories, Oxford University Press, 1947.

3. Даже если считать от восхода солнца до конца Третьей Эпохи, меньше семи тысячелетий не получится.

4. Это утверждение представляется мне сомнительным. Даже более того - неверным.

5. Разумеется. Кому как не Дж.Р.Р. Толкиену быть осведомленным в истории вымышленного им мира.

6. Westmarch - это не Средиземье (Middle-Earth), а Западные Выселки (прирезаны к Хоббитании в 1452 г. от З.Х.)

7. ╚Алая книга╩ - это не ╚собрание стихов и песен╩. Странно слышать такое заявление от исследователя творчества Дж.Р.Р. Толкиена.

8. Во ╚Властелине колец╩ не содержится орочьих ╚песен, поэм и баллад╩.

9. Квенья - это, к слову сказать, тоже язык эльдаров.

10. Адунаик - это язык одного из народов, нуменорцев, легший в основу Всеобщего.

11. "Нет сведений об особом хоббитском языке. Похоже, в древности они всегда использовали языки людей, своих соседей". (ВК, Пр. F)

12. UT посвящены не будущему, а (относительно Ч.Э.) прошлому Средиземья.

13. Автор диссертации придерживается точки зрения В.С. Муравьева: ╚...сколько ни отнекивайся Толкиен, а "хоббит" все-таки сращение двух слов: ho(mo) [лат.], "человек", + (ra)bbit [англ.], "кролик". У Дж.Р.Р. Толкиен, однако, было другое мнение: "...the onle E. word that influenced the invention was 'hole'..."

14. Дж.Р.Р. Толкиен не принадлежит к числу авторов утверждающих ╚относительность любой категории, включая категории Добра и Зла╩. Похоже, это домысел автора диссертации.

15. Вызывает интерес трактовка назгульих коней или назгульих ╚птиц╩, как воплощение образа Врага.

16. Во-первых, не ╚лапиты╩, а ╚лапифы╩. Во-вторых, на их происхождение ясно указал сам Дж.Р.Р. Толкиен: ╚Their part in the story is due, I think, to my bitter disappointment and disgust from schooldays with the shabby use made in Shakespear of the coming of 'Great Birnam wood to high Dunsinane hill': I longed to devise a setting in which the trees might really march to war╩ [Letters, 163]


Обсуждение

 


Новости | Кабинет | Каминный зал | Эсгарот | Палантир | Онтомолвище | Архивы | Пончик | Подшивка | Форум | Гостевая книга | Карта сайта | Кто есть кто | Поиск | Одинокая Башня | Кольцо | In Memoriam



Na pervuyu stranicy Отзывы Архивов


Хранители Архивов