Stolica.ruРеклама

Na pervuyu stranicu
K Oglavleniu Odinokoi Bashni
  Annotirovanniy spisok razdelov sayta

Kot

Кот Камышовый

ТРАВЛЯ КАК ИГРА

     Мне хотелось бы рассмотреть психологический механизм травли. Предупреждаю сразу: поскольку я не являюсь профессиональным психологом, я не владею терминологией и не знаком с соответствующей литературой. Возможно, данное явление уже описывалось и анализировалось; возможно, его механизмы не таковы, как мне представляется. Я могу опираться только на художественную литературу и на собственный опыт.

     Общеизвестным является факт, что человек в толпе ведет себя совершенно иначе, чем когда он находится один или в небольшой группе людей. Можно сказать, что, оказавшись в толпе, он перестает быть личностью и делается частью некоего сложного организма, подчиняющегося не разуму, но инстинктам. Общеизвестно также, что даже самым разумным и рассудительным людям приходится делать над собой некое усилие, чтобы отстраниться от этого психоза. Люди же со слабым самоконтролем полностью растворяются в стихии толпы и зачастую творят вещи, которым после, придя в себя, сами ужасаются.

     Наиболее ярко законы толпы проявляются в детском коллективе, поскольку дети в своих поступках вообще меньше руководствуются разумом, и больше склонны подчиняться стадному духу. И одним из самых ярких и неприятных проявлений толпы можно назвать такое явление, как травля. Это когда коллектив - точнее, уже не коллектив, а толпа, - объединяется против одного из своих членов (назовем его жертвой, или изгоем), и более или менее жестоко его изводит. В обществе взрослых травля чаще носит психологический характер - нападки, придирки, насмешки - вплоть до статей и постановлений на государственном уровне. В детском же коллективе травля зачастую носит характер физический. Крайние проявления такой травли хорошо показаны в повести "Чучело" и снятом по ней фильме, а также в книге "Повелитель мух". Впрочем, это явление наверняка многим из нас знакомо и по жизни.

     Так вот, на основании фактов, содержащихся в книгах, и собственного опыта (ибо мне неоднократно приходилось участвовать в детских травлях в качестве преследователя, жертвы, а также в еще одной роли, о которой я скажу ниже) я сделал вывод, что травля по сути своей является игрой - одной из психологических игр, широко распространенных в человеческом обществе, и, быть может, самой жестокой из них, но тем не менее игрой. Эта игра сродни, к примеру, игре кошки с мышью. А соответственно, она обладает и всеми свойствами, присущими игре (см. Хейзинга, "Homo ludens" ). В частности, одним из ее свойств является то, что из нее, как ни странно, в любой момент можно выйти. Но, как и во всех психологических играх, для этого необходимо осознать ее условность. То есть наличие возможности сказать: "Я больше не играю". Правда, сделать это не так просто. Поскольку игра весьма жесткая, и правила ее суровы, нужна известная психологическая тонкость, чтобы именно выйти из игры, а не остаться внутри нее, только в другой роли. Ведь в психологической игре сказать напрямую "Я больше не играю" практически невозможно. Психологические игры отличаются от обычных именно тем, что условность их не осознается участниками. Для выхода из игры надо сменить модель поведения. Если сделать это должным образом, вы станете как бы невидимы для участников, оставшихся в игре - то есть они попросту утратят к вам интерес. Разумеется, преследователю сделать это несравненно легче, чем жертве - хотя и тут есть немалая опасность: при неправильном выборе поведения вы рискуете сделаться новой жертвой. Жертве же выйти из игры практически невозможно (тем более, что люди, способные сознательно менять модель поведения, почти никогда не оказываются жертвами). Ей несколько проще сменить роль - сделаться из жертвы преследователем, подсунув толпе вместо себя другую жертву. Помимо преследователей и жертвы, в этой игре существует еще третья роль - роль защитника. Эта роль тоже весьма опасна, поскольку ее цель сводится, в сущности, к прекращению игры, а участники ее - преследователи, а зачастую и сама жертва (хотя и бессознательно) - этого не желают.

     К чему я все это говорю, и какое отношение это имеет к ролевым играм? Увы, боюсь, что самое прямое. В околоролевой тусовке травля благодаря индивидуализму и внутренней независимости тусовщиков (а также, надеюсь, интеллигентности большей их части) встречается достаточно редко. Для травли необходима прежде всего толпа и присущий ей стадный дух. И даже когда она возникает, травля носит характер психологический - наезды, и т.п. Но и то не бывает так, чтобы вся тусовка объединилась против кого-то. Всегда найдутся люди, слишком милосердные или слишком независимые для того, чтобы в ней участвовать. Травля в тусовке встречается исключительно как более или менее активное неприятие группой тусовщиков кого-то, не принадлежащего к их компании. То есть это и не травля в собственном смысле слова. А впрочем, травля как таковая может существовать только в коллективе, объединенном внешней силой, более или менее не зависящей от его членов: класс, лаборатория, научная кафедра - и так далее. Из класса, из лаборатории, с кафедры нельзя уйти просто так - тебя что-то держит. А в тусовке, куда люди приходят исключительно по собственному желанию, просто нет условий для возникновения травли.

     Но, увы, судя по развитию событий на наших играх, травля, похоже, имеет тенденцию возникать именно там. В обстановке игры, когда люди вырваны из привычных условий и помещены в более или менее искусственную среду, при наличии замкнутого пространства (полигона), появляется питательная среда для этого явления (вспомните "Повелителя мух" - дети на необитаемом острове - там ведь, собственно, тоже все началось с игры). Раньше, в первые годы существования игр, о таком явлении и речи идти не могло. Общий доброжелательный настрой игроков, представлявших собой коллектив энтузиастов, препятствовал его развитию. И, кроме того, как мне представляется, раньше все же границы игровой и неигровой ситуации осознавались всеми достаточно четко. "Тут играем" - эльф попал в плен к оркам - "тут не играем" - человек голоден и промок, его надо посадить к костру и накормить. Сейчас положение изменилось и, увы, в худшую сторону. С одной стороны, призывы к "полному погружению" - все происходит в игре. Если ты голоден или натер ногу - страдай заодно с персонажем, это только поможет тебе лучше вжиться в образ. С другой стороны - возникновение и развитие "психологических" игр, целью которых является именно отыгрыш сложных психологических ситуаций и проверка человека "на излом", иногда - весьма жесткая. Не спорю, момент выбора на игре и проверки себя весьма важен. Но одно дело, когда такой момент спонтанно возникает по ходу игры (как ситуация, когда исполнительница роли Галадриэли была поставлена перед выбором - выставить за ворота, в лапы врагов, скрывавшегося в Лориене гнома, или лишиться защитного пояса Лориена), а другое - когда такие моменты преднамеренно создаются мастерами для проверки игроков: выдержит Вася Пупкин психологическое, а иногда и физическое испытание, предназначенное для Фродо/Боромира/пленника Барад-дура, или сломается? О том, этично ли преднамеренно предлагать игрокам подобный выбор, говорить сложно - все зависит от конкретной ситуации, от того, готов ли игрок к тому, что ему предложат такой выбор, и т.п. И, в-третьих - хотя возможно, мне это только кажется - размывание этических границ.

     Сам факт того, что в эхе [ru.rpg.bazar, зима-весна 1999 г - КК] на протяжении длительного времени обсуждался вопрос о правомерности отыгрывания игровых пыток "максимально приближенными к реальности методами", кажется мне настораживающим. Нет, я не трус, но я боюсь. Я боюсь, что все это вместе взятое может перерасти в садизм уже неигровой. Первые звоночки прозвенели уже давно. Я знаю, история о девушке, которую хотели заставить по жизни тащить на гору довольно тяжелый крест, должно быть, уже навязла в зубах. Но это все равно, как надпись "При пожаре звоните 01" - пусть лучше в зубах навязнет, чем в случае чего не знать, что делать. Подозреваю, эта история не единична - просто другие люди, оказавшиеся в подобной ситуации, не потрудились или не решились описать это в статьях.

     Игроки, особенно неопытные, зачастую не сознают, что ситуация уже переросла рамки игровой, что "враги" издеваются над ними уже по жизни. И в таком случае, на мой взгляд, очень важно сказать себе: "Стоп! Это уже не игра! Я больше не играю!" И повторить это вслух для окружающих тебя "врагов", которые, возможно, просто не ведают, что творят - а возможно, придерживаются теории г-на Гилмора, что "игровое изнасилование надо отыгрывать реальным". В любом случае, это - игра, это действительно игра, и партнерам по игре куда проще сказать "Я больше не играю", чем одноклассникам, которые загнали тебя в угол и потихоньку пинают.

Кот Камышовый (май 1999)


 Мораль, свежая и оригинальная.

     Думать надо головой!


Обсуждение - в гостиной Одинокой Башни.

 


Новости | Кабинет | Каминный зал | Эсгарот | Палантир | Онтомолвище | Архивы | Пончик | Подшивка | Форум | Гостевая книга | Карта сайта | Кто есть кто | Поиск | Одинокая Башня | Кольцо | In Memoriam


JavExtreme

Na pervuyu stranicy Отзывы Архивов


Хранители Архивов