Stolica.ruРеклама

Na pervuyu stranicu
K Oglavleniu Odinokoi Bashni
  Annotirovanniy spisok razdelov sayta

Drake

Жил да был крокодил,
или
о взрослом прочтении детских книг

     Весьма мною уважаемый Льюис настоятельно рекомендовал взрослым читать детские книжки. На том основании, что из этих книжек можно почерпнуть много интересного и полезного. И не только для детей, но и для взрослых также. Не раз мне приходилось убеждаться в том, как он прав. Ведь книги для взрослых пишутся зачастую тяп-ляп, как-нибудь. Там фраза туманная, тут мысль неотчетливо выражена - ничего, сойдет, взрослые уже большие, сами разберутся, а и не разберутся - так внимания не обратят. А для детей все приходится объяснять подробно-подробно, и желательно - попроще и поотчетливее, чтобы поняли. Ну, а в том, что даже дети поймут - глядишь, и взрослые разберутся. Кто из читавших "Незнайку на Луне" не помнит, что это - самое толковое и доходчивое введение в капиталистическую экономику? (А интересно, кстати, на Западе есть что-нибудь того же уровня? Или там ребятишки всю эту премудрость прямо с молоком матери впитывают?) Сколько взрослых ломают себе головы над загадочной логикой, которой руководствуются бюрократы, разрешая то или запрещая это? И кто из серьезных "взрослых" писателей объяснил этот принцип лучше, чем Эдуард Успенский в книжке про Чебурашку? С пяти лет помню замечательного Ивана Ивановича, перед которым на столе лежала куча бумажек, а он не глядя писал на них по очереди: "Разрешить!" - "Не разрешить!" А все просьбы выполнял только наполовину. Например, на просьбу дать машину немедленно ответил, что дать может только полмашины (чем несказанно потряс наивного Чебурашку, который тут же возразил, что ведь "Половинка машины не сможет ехать!") А все почему? Вовсе не потому, что Ивану Ивановичу жалко машину. Тем более, машина все равно казенная. А просто если он будет выполнять все просьбы, то начальство подумает, что он слишком добрый, и его уволит. А если он не будет выполнять никаких просьб, то про него скажут, что он слишком черствый, и его тоже уволят. Вот тебе и вся логика!
     Ну так вот. А по поводу всех великих этических проблем, связанных с войнами, как то: бывают ли войны справедливые? Возможно ли на войне благородство? - и всего прочего, что так любят обсуждать интеллигентные люди на кухнях и в chat'ах, особенно же теперь, во время войны в Чечне, которая так или иначе цепляет всех, - господа, обождите ломать копья! Перечитайте для начала детскую книжку "Крокодил" Корнея Ивановича Чуковского. Вы же ее, наверно, с детского сада не перечитывали (если вам, конечно, не приходилось читать ее собственным детишкам). Там все ясно и внятно написано. Ну, если не все, то, по крайней мере, половина вопросов отпадает сама собой.
     Итак. "Жил да был Крокодил, он по улицам ходил, папиросы курил, по-турецки говорил". Никого при этом не трогал, заметьте себе. "А за ним-то народ и поет, и орет: "Вот урод так урод! Что за нос, что за рот! И откуда такое чудовище?" И всячески проявляет национальную нетерпимость. В результате чего возникает вооруженный конфликт: окончательно выведенный из себя крокодил (который, заметьте себе, до того довольно долго сносил все нападки) глотает барбоса, который укусил его в нос. Вместе с ошейником. Последствия сами собой разумеются: "рассердился народ, и зовет, и орет: "Эй, держите его, да вяжите его, да ведите скорее в полицию!" Появляется представитель власти, городовой. Обратите внимание: городовой даже не упоминает о противоправных действиях крокодила. Его оскорбляет сам факт появления на улицах Петрограда лица нежелательной национальности: "Как ты смеешь тут ходить, по-турецки говорить? Крокодилам тут гулять воспрещается!" Если бы на месте крокодила был какой-нибудь безобидный кенгуру, его бы, скорее всего, схватили за шкирняк, повлекли в участок, посадили в обезьянник, и либо ободрали бы как липку, либо выслали бы из города в течение суток. Хотя одно другого не исключает. Его счастье, если еще ребра не переломают. И "висяк" не пришьют. Но в данном случае представитель власти откусил больше, чем смог прожевать: "Усмехнулся Крокодил, и беднягу проглотил, проглотил с сапогами и шашкою". Народ в страхе разбегается. Крокодил объявлен террористом. Появляется доблестный Ваня Васильчиков, который "взмахнул своей саблей игрушечной" ("игрушечную" можно в данном случае взять в скобки), и зашугал злого террориста. Тот факт, что террорист немедленно вернул всех проглоченных, мы отнесем к области фантастики. В жизни люди, погибшие во время террористических актов, обратно, увы, не воскрешаются. Но, как бы то ни было, террорист был подавлен. Герою, подавившему злодея, немедленно дается в награду "сто фунтов винограду, сто фунтов мармеладу, сто фунтов шоколаду и тысяча порций мороженого". Террорист депортируется по месту жительства: "А яростного гада долой из Петрограда! Пусть едет к своим крокодильчикам!"
     Идиллическую сцену воссоединения крокодильего семейства и торжественного приема гостей мы пропустим. Но вот появляется местное правительство - царь Гиппопотам. "И говорит ему царь: "Мне вчера донесли обезьяны, что ты ездил в далекие страны, где растут на деревьях игрушки и сыплются с неба ватрушки, вот и пришел я сюда о чудесных игрушках послушать и небесных ватрушек покушать". Проще говоря, правительство желает собрать налоги, а заодно хорошо бы и на лапу получить. Черным налом. Вернувшийся из чужих блаженных краев Крокодил налогов, естественно, платить не хочет, да и с какой стати? Что, его родное государство его хоть как-то защитило во время пребывания за границей? Кроме того, Крокодил возмущен. На него нагло наехали. Он жаждет мести. Впрочем, о том, что наехали лично на него, Крокодил ни разу не упоминает. Он выступает борцом за общее дело угнетенных соотечественников. Крокодил произносит зажигательную речь (я только сейчас по достоинству оценил тот факт, что речь Крокодила написана в стиле "Мцыри". И тем же размером). В каковой речи сообщает дорогим согражданам: "Там наши братья, как в аду - в Зоологическом саду! О, этот сад, ужасный сад! Его забыть я был бы рад. Там под бичами сторожей немало мучится зверей". Он приводит впечатляющую сцену трагической кончины своего племянника (заметим в скобках, что, пока Крокодилу никто не мешал гулять по Петрограду, участь безвременно погибшего родича его нисколько не волновала), и с пафосом завершает свое выступление пламенным призывом: "Вставай же, сонное зверье! Покинь же логово свое! Вонзи в жестокого врага клыки, и когти, и рога!" Под конец он, кстати, проговаривается, кого он лично больше всех ненавидит: "Он страшно грозен, страшно лют, его Васильчиков зовут, и я за голову его не пожалел бы ничего!"
     И вот, в то время, как Петроград полагает, что выступления террористов успешно подавлены, на бедный город надвигается новая волна терактов. "Дикая горилла Лялю утащила". Мирные жители в панике. Средства массовой информации панику только подогревают: "Закрывайте окна, закрывайте двери, полезайте поскорее под кровать, потому что злые, яростные звери вас хотят на части, на части разорвать!" Ну, и где же "найдется такой богатырь удалой, что побьет крокодилово полчище?" Найдется, конечно, как же ему не найтись! "Лишь один гражданин не дрожит, не бежит - это доблестный Ваня Васильчиков. Он ни львов, ни слонов, ни лихих кабанов не боится, конечно, ни капельки". Мальчик достает свой любимый пистолетик - а куда же мальчику без пистолетика? - "и скоро дикая орда пред ним исчезла без следа. И счастлив Ваня, что пред ним враги рассеялись, как дым. Он победитель! Он герой! Он снова спас свой край родной!" Хороший мальчик. Глядишь, подрастет - мы его в президенты выберем.
     Ну что? Вроде бы как все ясно? И кто виноват, и с чего война началась, и каким образом она развивалась. А выходит, что на первый взгляд никто не виноват, а на второй - виноваты все. Не списывать же всю вину на толпу на Невском, которая задразнила беднягу Крокодила? Толпа - она дура, что с нее возьмешь-то. Виноват барбос, который укусил Крокодила в нос, за что и был безвременно проглочен. Виноват городовой, который вместо того, чтобы разобраться по справедливости, рыпнулся "тащить и не пущать" лицо крокодильей национальности. Крокодил, разумеется, кругом виноват: и барбоса проглотил (хотя, с другой стороны, а может, он ему сдачи дать собирался, за нос цапнуть хотел, да малость увлекся?), и городового сожрал, и дома, на исторической родине, бучу поднял. Виноват, разумеется, и Зоологический сад - а значит, в конечном счете, опять те же самые петроградские обыватели, ради которых этот сад и содержится. Прочие звери виноваты меньше: им попросту запудрили мозги. Хотя, с другой стороны, раз они твари неглупые, должны бы вроде соображать, что детей похищать и взрывы устраивать нехорошо. Но, с другой стороны, они же ведь звери все-таки, что с них взять-то? А отсюда неизбежно вытекает ответ: звери должны сидеть в клетках. А если в клетках сидеть не желают - объявить им войну. И назвать ту войну антитеррористической акцией. Поскольку воюем не с народом, а со зверями (с бандитами то есть). Это ничего, если попутно часть зверенышей угрохаем. Остальных зато пригреем и воспитаем в зоопарке, на площадке молодняка. Потом долго будем удивляться: и с чего ж это они такими зверями выросли?
     Один Ваня Васильчиков ни в чем не виноват. Маленький еще, ничего плохого насовершать не успел. А что Крокодилу башку отрубить грозился - так это же он не со зла, а в порядке городской самообороны. Вот разве что в зоосад его папа водил - так тогда и девочка Лялечка виноватой выходит. Вот в этом месте мнения петроградцев и зверей расходятся коренным образом. Для петроградцев Лялечка - невинная жертва, и ее похищение вызывает волну народного негодования. А у дикой гориллы, может, собственную такую же Лялечку ракетой накрыло (ах, извините: в зоосад забрали), и потому горилла считает только справедливым сквитаться. Лялечку за Лялечку. С чем петроградцы, разумеется, согласиться никак не могут. И я тоже. Вот только гориллу в этом убедить не так-то просто.
     Ну, и последний сакраментальный вопрос: а что же делать-то? На что сказка дает безоблачный ответ, как и полагается сказке: тигрят, львят, лисят и медвежат отпустить из зверинца к папе с мамой, а зверям купировать рога, клыки и когти и отпустить свободно гулять по городу. Только вот беда: как быть с теми лисятами и медвежатами, которые уже успели помереть в неволе? Что скажут их папы с мамами? И согласятся ли звери на купирование когтей и клыков, и питание "чаем, да простоквашей, да гречневой кашей"? Вот и я думаю, что не согласятся. По доброй воле не согласятся точно. Хватит у нас силушки, чтобы спилить рога в принудительном порядке - выиграем войну. Хватит у нас городовых следить за тем, чтобы звери кушали только гречневую кашу - будут звери мирно бродить по нашим улицам, терпеть наших кусачих барбосов и делать вид, что они белые и пушистые. А все разговоры о справедливости и несправедливости, о благородстве той стороны и неблагородстве этой - чушь собачья и чепуха на постном масле. Когда у тебя брата грохнули, ты из автомата строчить будешь не по справедливости, а пока патроны не кончатся. Когда "дикая горилла Лялю утащила", только последний дурак станет размышлять о том, благородно ли бросаться с саблей и пистолетом на безоружную гориллу. Вот так начинаются войны - с дипломатического конфликта, со спора о том, имеет ли право лицо данной национальности гулять по Невскому проспекту. Вот так они ведутся: с мордобоем и кровопролитием, растущим по принципу снежного кома. Вот так они заканчиваются: когда одной из сторон рога обломают. А все остальное - либо дипломатические ухищрения, либо пропагандистское вранье, либо извороты интеллигентов, не желающих признать, что в войне, в конечном счете, правых не бывает. Если не считать детишек, гибнущих под бомбами, и солдатиков, отправленных на фронт, как говядина в мясорубку. Будем считать, у кого больше детишек и солдатиков погибло? Так тут с арифметикой лезть вроде как не годится... Потому что с одной стороны восемнадцатилетний пацан с безумными глазами рассказывает, как у него на глазах троих товарищей пристрелили, и женщина рыдает на фоне взорванного дома в Москве, а с другой стороны десятилетние пацаны в школьном сочинении "Моя Родина" перечисляют убитых родственников и пишут о том, как они ненавидят Россию, которая пришла и выжила их из родного Грозного - и, опять же, женщина рыдает на фоне взорванного дома.
     Нет, нехорошая книжка - "Крокодил". Страшная. Она мне еще в детстве не нравилась. Возьму-ка я лучше "Таракана" почитаю. Эта книжка хорошая, нестрашная. Тараканы у нас в прошлом. Разве что товарищ Путин усы отрастит...

Кот Камышовый (апрель 2000)


Обсуждение - в гостиной Одинокой Башни.

 


Новости | Кабинет | Каминный зал | Эсгарот | Палантир | Онтомолвище | Архивы | Пончик | Подшивка | Форум | Гостевая книга | Карта сайта | Кто есть кто | Поиск | Одинокая Башня | Кольцо | In Memoriam



Na pervuyu stranicy Отзывы Архивов


Хранители Архивов