Stolica.ruРеклама

Na pervuyu stranicu
Arhivy Minas-TiritaArhivy Minas-Tirita
  Annotirovanniy spisok razdelov sayta

Наталья Семенова

Перевод с богатой историей *

Выражаю сердечную благодарность Евгении Смагиной
за предоставление ценной рукописи и за интервью

 

Это рассказ о переводе, который читали немногие, а те, что читали, частенько пренебрежительно называли пересказом, который был, когда ничего еще не было, который "породил" самых первых "толкинистов", и, несмотря на все свои недостатки, стал питательной почвой для других переводов. Время линейно, из множества возможностей реализуется только одна, и впоследствии именно она становится для нас Историей, достойной воплотиться в Хрониках и Воспоминаниях, и осесть в Архивах. Наше повествование можно считать именно Хроникой - повествованием о богатой и сложной истории самого первого по времени создания русского перевода ВК - "Повести о Кольце" З.А.Бобырь. Если есть ирония судьбы, то в данном случае она заключается в том, что самый первый, самый вольный перевод ВК почти 20 лет добирался до своего читателя "кружным путем" - в составе других (либо безымянных, либо чужих) текстов, а когда наконец был издан официально (дважды и большим тиражом), оказался всего лишь одним из многих других переводов (и едва ли не одним из худших по мнению большинства любителей Толкина).

Первым этапом существования "Повести о Кольце" была рукопись Зинаиды Анатольевны Бобырь. Вторым этапом стал дополненный вариант этой рукописи, сделанный московским инженером Семеном Уманским. Об этом варианте подробно будет рассказано ниже. Третьим этапом (хронологически) можно считать вкрапления текста З.Бобырь в перевод Н.Григорьевой и В.Грушецкого (об этом подробнее см. в нашей статье). Наконец, четвертым этапом стало официальное книжное издание (даже два издания, в 1990 и 1991 гг. [1]). Из всех перечисленных вариантов текста наименее известен перевод, дополненный С.Я.Уманским. Он никогда не издавался, и хранился в частной коллекции. Читателями его был весьма ограниченный круг людей. Что же касается первоначальной рукописи З.Бобырь, то она распространялась достаточно широко в самиздате; она же послужила подстрочником для 2 и 3 частей перевода Н.Григорьевой и В.Грушецкого, и она же была в конечном итоге издана.

Первоначальной рукописью З.А.Бобырь мы не располагаем, зато располагаем рукописью дополненного перевода, который выполнил С.Я.Уманский. Владелица рукописи, Е.Б.Смагина любезно предоставила рукопись для сканирования и рассказала об истории создания этого варианта перевода, за что автор статьи выражает ей сердечную благодарность.

1. Рукопись З.А.Бобырь

Начальный пункт нашей Хроники можно определить лишь приблизительно: середина 1960-х годов. Именно тогда в редакцию журнала "Техника молодежи" - как говорят редакторы, "самотеком" - поступила на рецензию рукопись. Это был научно-фантастический роман "Повесть о Кольце" (сокращенный перевод толкиновского "The Lord of the Ring") З.А.Бобырь. Научно-популярные журналы в то время часто печатали довольно обширные романы с продолжениями в нескольких номерах, и Зинаида Анатольевна Бобырь надеялась, что ее "Повесть о Кольце" может быть напечатана в виде журнальной публикации. Это казалось вполне реальным, т.к. перевод был сильно сокращен по сравнению с оригиналом (примерно втрое) и содержал только перевод эпопеи Толкина "The Lord of the Rings", хотя у Зинаиды Анатольевны имелся перевод и другого его произведения - "The Hobbit".

В редакции рукопись прочитали, но печатать не решились. По воспоминаниям очевидцев, дело было не в том, что роман мог показаться антисоветским. Просто произведение было слишком необычным для того времени. Жанр фэнтези не был знаком советской публике, и этот факт, скорее всего, и послужил препятствием к публикации.

Как бы там ни было, но одним из читателей романа был сотрудник редакции Борис Иванович Смагин. Роман ему понравился, и он принес его почитать своей дочери Жене. Там же, в доме у Смагиных, его прочитали еще несколько их коллег и друзей, в частности, Семен Яковлевич Уманский. Вот что рассказывает об этом событии Евгения Смагина: "Я впервые увидела его [перевод Бобырь - Н.С.], когда мне было лет 12. Стало быть, это было году в 1966-м. Может быть, чуть позже... С 1966 по 1968 год это могло случиться. Мой папа [Борис Иванович Смагин, журналист - Н.С.], который сотрудничал со многими научно-популярными журналами, принес домой перевод Бобырь. [...] Это были отдельные листочки, напечатанные на машинке, в папке, как положено. Только "Властелин Колец", все три книги, до конца. Но без стихов".[2]

Хотя мы не располагаем первоначальной рукописью З.А.Бобырь, и нам неизвестно, когда именно рукопись перевода была создана, однако из воспоминаний следует, что сокращенный перевод Бобырь является первым русским переводом ВК. Вторым же (по времени создания) переводом следует считать сразу два русских варианта: один принадлежит пермскому переводчику Александру Абрамовичу Грузбергу[3], а другой - московскому инженеру Семену Яковлевичу Уманскому. И если о переводах Бобырь и Грузберга знали читатели советского "самиздата", то перевод Уманского был знаком единицам. Однако именно они - первые читатели этого перевода - образовали первую группу "толкинистов" (середина 1970-х гг.), со всеми атрибутами, которые сейчас не вызывают ни у кого удивления: имена, костюмированные представления, стихи и песни под гитару - в квартирах и у костра.

История перевода С.Я.Уманского начинается в доме его старинного друга Бориса Смагина, в момент чтения "Повести о Кольце" З.А.Бобырь. "Уманский был другом моих родителей, - рассказывает Евгения Смагина. - По моим воспоминаниям, именно мой папа ему и дал почитать перевод. И по складу его характера и ума, видимо, эта книга была именно тем, что ему было надо... Родители рассказывали, что он ездил к Зинаиде Анатольевне Бобырь, долго ее уговаривал, она дала ему рукопись, и он дополнил все, чего там не было. Он перевел все стихи. Даже я переводила одно стихотворение, а он сделал для меня подстрочник (я тогда еще не знала английского), и хотел чтобы я и другие перевела, но я сдуру это упустила. Но он и сам перевел все остальное. Я перевела "Смерть Боромира[4]... Он перевел, переплел, перепечатал все это. Тогда ведь компьютеров не было - на машинке перепечатывали. И вот один из этих экземпляров - у меня".

2. Вклад С.Я.Уманского

Итак, Семен Уманский не только прочитал перевод З.А.Бобырь. Он уговорил своего друга Бориса Смагина познакомить его с переводчицей, приехал к ней в гости, и употребил все свое обаяние для того, чтобы получить рукопись для более пристального изучения. Впоследствии он предложил Зинаиде Анатольевне дополнить ее вариант перевода. Этим дополнением стали почти все стихотворения, которых в варианте З.А.Бобырь не было, довольно значительное число целых глав, которые у З.А.Бобырь были даны лишь в кратком пересказе (им добавлено около 15-ти глав), и Приложения (Appendixes to "The Lord of the Rings"). Помимо этого С.Я.Уманский целиком перевел "Туда и вновь обратно" ("The Hobbit"), хотя он наверняка знал, что у З.А.Бобырь имеется и свой перевод этого произведения. Их совместная рукопись была объединена в "тетралогию", что соответствовало первоначальному замыслу З.А.Бобырь, и, таким образом, включила в себя перевод двух английских произведений: "The Hobbit" и "The Lord of the Rings" (с Приложениями) под одним общим заглавием "Повесть о Кольце".

Так, на основе первого русского перевода был сделан второй перевод, а именно: рукопись совместного труда З.А.Бобырь и С.Я.Уманского. Один экземпляр этой перепечатанной и переплетенной рукописи был подарен Евгении Смагиной, и сейчас находится в ее личном архиве.

Вся рукопись представляет собой пять томов формата А4, сшитых скобами по корешку и обрамленных в картонный переплет. Сверху - зеленый коленкор, по корешку - черный дермантин. Внутри переплета - машинопись, местами 2-й, местами 3-й экземпляр под копирку. Бумага довольно ветхая, рукопись изношена от многократного прочтения, несколько страниц имеют изорванный край. К рукописи прилагаются 2 карты, нарисованные С.Я.Уманским (одна из них цветная). Они хранятся в специальном "кармане", приклееном к последнему форзацу последнего из томов - Приложениям.

manuscr1

Как уже упоминалось выше, согласно замыслу З.А.Бобырь, все произведение представляло собой тетралогию "Повесть о Кольце", и объединяло в себе перевод 2-х английских текстов: "The Hobbit" и "The Lord of the Rings". Таким образом, перевод включает в себя (буквы У и Б указывают на переводчиков - Бобырь и Уманского, соответственно):

Книга 1: "Туда и вновь обратно" (The Hobbit) У
Книга 2. Часть 1: (The Fellowsip of the Ring) Б, У
Книга 2. Часть 2: (The Two Towers) Б, У
Книга 2. Часть 3: (The Return of the King) Б, У
Книга 3: Приложения (Appendixes) У

Каждой из этих пяти частей соответствует один из пяти томов рукописи. Все пять томов имеют сквозную нумерацию страниц с 1 по 966. Однако, каждый том снабжен самостоятельным "титульным листом" с названием части, а также оглавлением. Наличие титульного листа является одной из ряда деталей, скопированных создателями рукописи с типового типографского издания. Нумерация полос также соответствует книжному полиграфическому стандарту: левые полосы имеют четные номера, правые - нечетные. Оформление титула тоже соответствует издательским нормам. На его обороте указаны год и место создания рукописи, имена переводчиков и некоторые другие сведения.

Работая над текстом перевода, С.Я.Уманский почти не вторгался в текст З.А.Бобырь. Он старался лишь делать вставки в тех местах, где были пропуски. Свои вставки (сколь бы они ни были велики или малы - несколько фраз, или несколько глав) он отмечал в тексте знаком "+++" ("три плюса"). Этот же знак, отмечая обширные текстовые вставки, выносился и на поля рукописи - печатался на верхнем поле, рядом с номером страницы.

manuscr2    manuscr3

Эта особенность их совместного перевода представляет чрезвычайную ценность: она позволяет хотя бы приблизительно восстановить то, какой была первоначальная рукопись З.Бобырь до того, как ее дополнил С.Уманский. [Сравнение текстов планируется во второй части данной статьи, но пока не завершено.]

Количественно вклад С.Я.Уманского в данный вариант перевода очень велик: если рассматривать только перевод "The Lord of the Rings" без Приложений, то доля С.Я.Уманского составляет 39,5%. Если же рассматривать весь перевод целиком - вместе с "Туда и вновь обратно" ("The Hobbit") и с Приложениями, то на его долю приходится уже 56,7% текста, т.е. более половины.

3. Интермедии

Об Интермедиях следует сказать особо: это весьма оригинальная идея, которая делает перевод З.А.Бобырь (и дополненный С.Я.Уманским вариант) единственным в своем роде среди всех русских переводов "The Lord of the Rings".

Суть идеи заключалась в том, чтобы подать перевод в обрамлении другой - самостоятельно изобретенной истории, со своим сюжетом и своими героями. Эта самостоятельная история была задумана как "стандартная научно-фантастическая", и должна была "скрыть", "спрятать" в себе нестандартное во всех отношениях произведение Толкина. Таким образом З.А.Бобырь надеялась облегчить прохождение рукописи через редакторские препоны и повысить шансы на публикацию.

Надо сказать, что оба официальных издания перевода З.Бобырь не содержат Интермедий. Однако в первоначальном варианте рукописи, который читала Е.Смагина и который дополнял С.Уманский, они были. Они остались и в рукописи, слегка исправленные С.Уманским: в самом начале (перед "Туда и вновь обратно"), затем три Интермедии в конце "Туда и вновь обратно", по одной в конце 1-й и 2-й частей "Повести о Кольце", а в конце 3-й - Эпилог (окончание Интермедий).

В общих чертах замысел Интермедий был таков. Пятеро друзей - Инженер, Физик, Химик, Кибернетик и Координатор (герои "Эдема" Станислава Лемма) исследуя археологический артефакт "кольцо", "вспоминают" историю кольца и записывают ее, "поправляя и дополняя друг друга". Попутно они приходят к выводу, что кольцо √ "это не простое кольцо, а какой-то прибор", а именно "хранилище информации, которую оно отдает под воздействием искры", а также пытаются "объяснить с точки зрения современной науки" чудеса, магию и волшебство в "Повести о Кольце".

Замысел и исполнение Интермедий целиком принадлежат Зинаиде Анатольевне Бобырь. Она переводила научно-фантастическую литературу и хорошо знала этот стиль и этот жанр. Уманский только придал законченность ее идее, придумав три несуществующих письма: от "трагически умершего" Марвина Хеллтона - Толкину ("Дорогой Джон! ...в силу совершенно невероятных обстоятельств нам, пятерым, довелось участвовать в одном эксперименте, окончившемся для нас... плачевно..."), от Толкина - в Издательство ("считаю необходимым с самого начала предупредить, что не имею ни малейшего намерения доказывать истинность событий, о которых пойдет речь..."), и Предисловие к читателям, якобы "От Издательства" ("Издательство, предупреждая, что не отвечает за истинность предлагаемой читателю истории, тем не менее..." и т.д.). Однако, собственно текст "Повести о Кольце" не содержит признаков жанра "сайнс фикшн". Ни в части, принадлежащей Бобырь, ни, тем более, в дополнениях Уманского. Единственное, что связывает Интермедии Бобырь с повествованием - это перевод Men of Westernesse как Пришельцы из-за Моря или просто Пришельцы.


*  *  *

Надо отметить, что Уманский не был профессиональным переводчиком. И тем не менее, будучи человеком одаренным во многих областях, прекрасно справился с задачей, которую себе поставил. По словам Евгении Смагиной, "...Уманский был очень талантливый человек. Стихи писал очень интересные и хохмочки... Я вот сейчас перечитываю, и думаю, что это ведь был настоящий поэт-сюрреалист того времени. И художник был оригинальный и умелый. Писал либо карикатуры - смешные, либо такие фантасмагорические миниатюры. Часто одно в другое перетекало. При этом резчик по дереву; прекрасно пел и играл на гитаре - все умел... Руки у него были прекрасные: он занимался еще и скульптурой, квартиру свою отделал сам необыкновенно. Его жена в Америке издала его сборник. Посмертно. Сборник стихов с иллюстрациями из его же рисунков".

В 1970-х гг. вся семья Уманских эмигрировала в Америку. Что стало с другими экземплярами рукописи, неизвестно. По предположению Е.Б.Смагиной, едва ли Уманским разрешили вывезти "самиздат", так что возможно, какой-то из экземпляров еще может найтись в чьей-либо частной коллекции.


Примечания

[1] Самостоятельный перевод З.А.Бобырь издавался дважды: в 1990 и 1991 гг. (в 1991 - в двух томах). Различие между этими двумя изданиями состоит в том, что второе, двухтомное, содержит в себе еще и перевод "Хоббита" (автор - З.Бобырь), а также отдельное приложение (никак не озаглавленное) со стихами из "Хоббита". Автором этих стихов является С.Я.Уманский. На стихи эти можно наткнуться, только читая или листая книгу - в оглавлении они не указаны. Сведения об авторстве Уманского также отсутствуют. Стихи занимают 15 страниц: с 226-й по 240-ю.

[2] Интервью было дано Наталье Семеновой в Москве в марте 2003 года.

[3] А.А.Грузберг вспоминает, что начал работу над переводом в 1975 или 1976 г. Рукопись С.Я.Уманского датирована 1975-1978 гг.

[4] Стихотворение, о котором упоминает Евгения Смагина - "Смерть Боромира" - находится в 3-м томе рукописи на стр. 468-469. К нему имеется постраничная сноска: "Перевод Е.Смагиной". С разрешения автора мы публикуем здесь это стихотворение:

Плач по Боромиру
(Перевод Е.Смагиной)

Арагорн:

Через Рохан, средь пышных
трав, средь топей и полей
Несется Ветер Западый, летит
к стене моей.

"Гулял ты на Западе, ветер-странник,
при солнце и луне, -
Где Боромир Высокий, где?
быть может, скажешь мне?"

"Его я видел там, где семь,
широких рек текли,
Там ои скакал вдоль серых вод
и скрылся с глаз вдали

В туманах севера он исчез,
среди пустых равнин.
Пусть скажет Ветер Севера,
где Денетора сын".

"О Боромир! С высоких стен
смотрел я на закат,
Но из пустых, бесплодных стран
ты не пришел назад".

Леголас:

С морских заливов Ветер Южный
с камней и дюн несет
Далеких белых чаек крик
и плачет у ворот.

"Что нового с Юга, ветер-плач,
несешь ты в мои края?
Где Боромир Прекрасный, где?
О нем тревожусь я".

"Не спрашивай меня о нем -
не принесу вестей:
Так много на песке морском
разбросано костей

Тех, что вдоль Андуина шли
искать морской прибой.
Пусть лучше Ветер Северный
поговорит с тобой".

"О Боромир! Путь к Юry прям,
крик чаек не затих,
Но не пришел к воротам ты
от хмурых вод морских".

Арагорн:

Через Ворота Королей
на башенный порог
Примчался Ветер Северный,
трубя в холодный рог.

"Ты с севера, могучий ветр, -
не отыскал ли след?
Где Боромир Отважный, где?
Его все нет и нет".

"За Амон Хеном слышал я,
как Боромир кричит,
Там много он сразил врагов,
разбиты меч и щит.

Спокоен, светел лик его, он
вечным сном объят,
И Раурос вдаль унес его;
да, Раурос, водопад".

"О Боромир! Пусть Башня-Страж
всегда глядит туда,
Где Раурос, Раурос золотой,
где вниз летит вода".


[*] Текст статьи взят с сайта автора и публикуется на АнК с ее разрешения.


Обсуждение

 


Новости | Кабинет | Каминный зал | Эсгарот | Палантир | Онтомолвище | Архивы | Пончик | Подшивка | Форум | Гостевая книга | Карта сайта | Кто есть кто | Поиск | Одинокая Башня | Кольцо | In Memoriam



Na pervuyu stranicy Отзывы Архивов


Хранители Архивов