Stolica.ruРеклама

Na pervuyu stranicu
Cabinet professoraCabinet Professora
  Annotirovanniy spisok razdelov sayta

Дэвид Даган
перевод Аллы Хананашвили *

Джон Рональд Руэл Толкин (1892-1973) — выдающийся исследователь английского языка, специалист по древне- и среднеанглийскому. Дважды профессор англосаксонского (древнеанглийского), на протяжении 35 лет преподававший в Оксфордском университете, он также является автором множества произведений, из которых наиболее известны «Хоббит» (1937 г.) и «Властелин Колец» (1954-1955 гг.). Действие их происходит в доисторическую эпоху в выдуманной версии мира, который он назвал среднеанглийским словом Средиземьем. Этот мир населяли люди, эльфы, гномы, тролли, орки (или гоблины) и, конечно, хоббиты. За редким исключением влиятельные английские литературные критики относились к Толкину с неизменным презрением, зато без преувеличения можно сказать, что он заслужил признание и любовь миллионов читателей во всем мире.

В 60-х годах Толкин стал культовым писателем для многих представителей зарождающегося движения «контркультуры», в значительной степени благодаря поднятым им проблемам экологии. В период с 1997 по 2003 гг. он неизменно лидировал в четырех престижных британских опросах общественного мнения, призванных выявить лучшее литературное произведение ХХ столетия.

ДЖ. Р. Р. ТОЛКИН:
БИОГРАФИЧЕСКИЙ ОЧЕРК

1. Детство и юность

Фамилия «Толкин» (произносится «Тол-кин» с ударением на оба слога), вероятно, немецкого происхождения; Toll-kühn: «отчаянно храбрый», или «бестолково умный» — отсюда псевдоним «Оксюмор», который он иногда использовал. Его предки со стороны отца эмигрировали в Англию из Саксонии, по всей видимости, в XVIII веке, но уже за полтора столетия до его рождения сделались англичанами до мозга костей. Безусловно, отец Толкина, Артур Руэл Толкин, считал себя англичанином — и никем иным. Он был банковским служащим и, чтобы продвинуться по службе, в 90-х годах XIX века уехал в Южную Африку. Вслед за ним туда приехала его невеста, Мэйбл Саффилд, которая происходила из семьи не просто исконно английской, но к тому же и с незапамятных времен проживавшей в Западном Мидлендсе, в Вустершире. Так что Джон Рональд Руэл («Рональд» или «Джон Рональд» для родственников и близких друзей) родился в Блумфонтейне, в Южной Африке, 3 января 1892 г. Воспоминаний об Африке у него почти не сохранилось, но те, что остались, были очень яркими, как например, укус огромного волосатого паука, и до некоторой степени повлияли на его творчество. Воспоминаний было мало, поскольку 15 февраля 1896 г. его отец умер, и он вместе с матерью и младшим братом Хилари вернулся в Англию, точнее, в Западный Мидлендс.

Западный Мидлендс во времена детства Толкина представлял собой смешение мрачного индустриального города Бирмингема, и наиболее типичной сельской Англии — Вустершира и его окрестностей: район р. Северн, расположенный почти на границе с Уэльсом, родина композиторов Элгара, Воан-Уильямса и Гарни и чуть дальше поэта А. Э. Хаусмена. Жизнь Толкина протекала между этими двумя пейзажами: расположенной примерно в миле от южной окраины Бирмингема пасторальной деревушкой Сэрхоул с мельницей, и самим дымным и грязным Бирмингемом, куда, в конечном счете, его отправили учиться в школу короля Эдуарда. К тому времени семье пришлось переехать в Кингз-Хит, в дом, торцом выходивший на железную дорогу — развивающееся лингвистическое воображение юного Рональда поразил вид вагонов с углем, приходящих и отбывающих в Южный Уэльс, на которых станциями назначения значились «Nantyglo», «Penrhiwceiber» и «Senghenydd».

Позже семейство переехало в чуть более симпатичный бирмингемский пригород Эджбастон. Однако к тому времени произошло событие настолько важное, что из-за него все родственники с обеих сторон стали относиться к Мэйбл и ее детям крайне враждебно: в 1900 г. вместе со своей сестрой Мэй она приняла католичество. С тех пор и Рональд, и его младший брат Хилари воспитывались как набожные католики, и сохранили верность католической церкви на протяжении всей своей жизни. Приходской священник, регулярно посещавший семью, отец Фрэнсис Морган был наполовину валлиец, на четверть англичанин и на четверть испанец.

Жизнь семьи Толкинов протекала на грани благородной нищеты. Однако в 1904 г. положение резко ухудшилось, когда врачи поставили Мэйбл Толкин диагноз: диабет, в то время неизлечимый. В том же году 15 октября она умерла, оставив двух осиротевших мальчиков фактически без средств к существованию. Заботу как о материальном, так и о духовном их благосостоянии принял на себя отец Фрэнсис, хотя почти сразу же они поселились у своей овдовевшей тетушки Беатрис Саффилд, сдавшей им внаем комнату под самой крышей своего мрачного дома на Стерлинг-Роуд, длинном переулке в Эджбастоне. В начале 1908 г. братья переехали в пансион миссис Фолкнер.

К тому времени Рональд уже проявил незаурядные лингвистические способности. Он преуспел в латыни и греческом, которые являлись краеугольными камнями тогдашнего гуманитарного образования, и становился первоклассным специалистом по множеству других языков, как современных, так и древних. В особенности его привлекали готский, а затем финский. Ради забавы он тогда же уже начал изобретать и свои собственные языки. В школе короля Эдуарда Рональд сдружился со многими ребятами; в последних классах они регулярно встречались после занятий, организовав неофициальное объединение ЧКБО («Чайный Клуб», «Барровианское общество», названное так, поскольку встречи его проходили в чайной магазина Бэрроу на Корпорейшн-Стрит). Члены общества состояли в тесной переписке и продолжали обмениваться друг с другом литературными работами и оценивать их вплоть до 1916 г.

Однако возникло другое осложнение. Среди квартирантов в пансионе госпожи Фолкнер жила девушка по имени Эдит Брэтт. Рональду было 16, а ей 19, между ними завязалась дружба, которая мало-помалу крепла. В итоге отец Фрэнсис вынужден был вмешаться и запретить Рональду видеться или даже переписываться с Эдит на протяжении трех лет, до тех пор, пока ему не исполнится 21 год[1]. Рональд стоически повиновался этому запрету и выполнял его в точности. В 1911 г. он получил классическую стипендию в Эксетер-Колледже — в одном из старейших колледжей Оксфордского университета, где и оставался, углубленно изучая классические языки, древнеанглийский, другие германские (в особенности готский), валлийский и финский вплоть до 1913 г., когда стремительно, хотя и не совсем гладко, вновь восстановил свои отношения с Эдит. Вслед за этим он сдал первый из двух экзаменов на степень бакалавра «онор-модерейшнз»[2], получив не слишком высокую вторую степень по классическим предметам, хотя по его специальности, сравнительному языкознанию, оценка была высшей — «альфа с плюсом». В результате он перешел с классического отделения на более близкий ему факультет английского языка и литературы. Среди прочитанных им за время учебы текстов на древнеанглийском была англосаксонская религиозная поэма «Христос» Кюневульфа. Две загадочные строки из этой поэмы поразили воображение молодого Толкина:

        Eala Earendel engla beorhtast
        Ofer middangeard monnum sended

        «Привет тебе, Эарендель, светлейший из ангелов,
        Над Средиземьем людям посланный».
        («Middangeard» — древнеанглийское название для населенных людьми земель между Небесами над ними и Адом под ними.)

Это вдохновило его на несколько самых ранних и смутных попыток осмысления мира древней красоты в стихотворной форме.

Летом 1913 г. в качестве наставника и воспитателя при двух мальчиках-мексиканцах Рональд отправился во Францию, в курортный городок Динар в Бретани. Эта поездка закончилась трагедией, и, хотя вины Рональда в том не было, но это лишь усилило и ранее существовавшую у него неприязнь к французскому языку и всему французскому в целом.

Тем временем отношения с Эдит налаживались. Она перешла в католичество и переехала в Уорик, расположенный неподалеку от ее родного Бирмингема. Уорик поразил Рональда своим величественным замком на холме и красотой окружающего сельского пейзажа. Однако по мере сближения этой пары, нации все больше соперничали друг с другом и в итоге в августе 1914 г. вспыхнула война.

2. Война, «Утраченные сказания» и наука

В отличие от большинства своих современников, Толкин не поспешил завербоваться в армию сразу же после объявления войны. Наоборот он вернулся в Оксфорд, где упорным трудом заслужил, наконец, отличие первого класса в июле 1915 г. Одновременно с этим он пробовал писать стихи и разрабатывал языки, в особенности тот, которому он придумал название «квенья» [Qenya[3]], возникший под сильным влиянием финского, но Толкину по-прежнему не хватало связующего звена, способного соединить его яркие, хотя и противоречивые образы в единое целое. В конце концов, Толкин все же записался добровольцем в армию и получил чин младшего лейтенанта в полку Ланкаширских стрелков. Одновременно с этим у него возникла идея «Песни об Эаренделе» [sic], в которой описывались скитания Эаренделя-Морехода, ставшего звездой. На протяжении нескольких утомительных и однообразных месяцев Толкина вместе с его батальоном перебрасывали из лагеря в лагерь, в основном в пределах Стаффордшира. Наконец выяснилось, что вскоре его полк должны отправить во Францию, и тогда Рональд и Эдит решили пожениться. Венчание состоялось 22 марта 1916 г. в католической церкви в Уорике.

Толкин оказался в гуще военных действий на Западном фронте как раз в тот момент, когда произошло крупное наступление англо-французских войск на р. Сомме. После четырех месяцев окопов и атак, по большей части бесплодных, его скосила «окопная лихорадка», инфекционное заболевание наподобие сыпного тифа, весьма распространенное в антисанитарных условиях войны. В начале ноября больного посадили на корабль, идущий в Англию, и весь следующий месяц он провел в госпитале в Бирмингеме. К Рождеству Толкин оправился достаточно, чтобы выписаться из госпиталя и поехать с Эдит в Грейт-Хейвуд в Стаффордшире.

За эти несколько прошедших месяцев все его близкие друзья по ЧКБО, за исключением Кристофера Уайзмена, были убиты на фронте. Отчасти в память о них, но также и в качестве ответной реакции на тяжкий военный опыт, «в бараках, под богохульства и непристойности, или при свете свечи в круглых палатках, а кое-что так даже в блиндажах под артиллерийским обстрелом» (Письма, ╧66) он начал облекать свои истории в упорядоченную форму. Для зарождающегося мифологического цикла Толкин выбрал название «Книга утраченных сказаний» (издана после его смерти), в которой многие основные темы «Сильмариллиона» появляются в своем первоначальном варианте: сказания об эльфах и «номах», (т.е. обладающих знаниями эльфах, позже названых «нолдор»), с их языками «квенья» и «голдогрин». Там же представлены ранние версии повествований о войнах с Морготом, осаде и падении Гондолина и Нарготронда, а также сказаний о Турине и о Берене и Лутиэн.

На протяжении 1917-1918 гг. его болезнь периодически возобновлялась, и благодаря этому Толкина так и не отправили назад на фронт. В промежутках между ее обострениями Рональд служил в различных военных лагерях на территории Англии, что позволило ему получить чин лейтенанта. В то время его полк размещался в г. Гулле, а Эдит поселилась в меблированных комнатах в Русе, деревне к северу от устья Хамбера и неподалеку от военного лагеря. В те дни, когда Толкину давали увольнительную, они с Эдит ходили гулять в лесок близ Руса, заросший болиголовом, и много бродили там. Она пела и танцевала для него в лесу, и так родилась история о смертном человеке Берене, полюбившем бессмертную эльфийскую деву Лутиэн Тинувиэль, ставшая центральной темой его «легендариума». Эдит он представлял в образе Лутиэн, а себя в образе Берена. К тому времени 16 ноября 1917 г. у них уже родился первенец — Джон Фрэнсис Руэл (ставший затем священником — отцом Джоном Толкином).

Когда 11 ноября 1918 г. был подписан мирный договор, Толкин обратился к армейскому начальству и получил разрешение поселиться в Оксфорде «с целью завершения образования», а к моменту демобилизации он получил должность помощника лексикографа в редакции «Нового словаря английского языка» («Оксфордский словарь английского языка»), а затем принял участие и в его составлении. С головой погрузившись в серьезную филологическую работу, Толкин, тем временем, продолжал писать «Книгу утраченных сказаний» и даже представил на суд публики одну из ее частей — прочел «Падение Гондолина» в Эссеистском клубе Эксетер-Колледжа. Студенческая аудитория приняла его хорошо. Среди этих студентов были два молодых человека по имени Невилл Когхилл и Хью Дайсон, будущие «Инклинги». Но в редакции «Нового словаря английского языка» Толкин проработал недолго. Летом 1920 г. он выставил свою кандидатуру на весьма престижную должность преподавателя (ридера — что приблизительно соответствует помощнику профессора) английского языка в университет Лидса, и, к немалому своему удивлению, был на нее принят.

В Лидсе, одновременно с преподаванием, Толкин в сотрудничестве с Э. В. Гордоном подготовил новое издание среднеанглийской поэмы «Сэр Гавайн и Зеленый Рыцарь», и продолжал писать и совершенствовать «Книгу утраченных сказаний», а также разрабатывать свои «эльфийские» языки. Кроме того, вместе с Гордоном они основали среди студентов «Клуб викингов», который собирался главным образом для того, чтобы пить пиво в больших количествах, читать саги и распевать шуточные песни. Именно для этого клуба предназначались написанные Толкином и Гордоном «Песни для филологов», смесь фольклорных стишков и застольных песен, переведенных на англосаксонский, древнеисландский и готский, так, чтобы они ложились на традиционные английские мелодии. В Лидсе также родились еще двое сыновей Толкина: Майкл Хилари Руэл в октябре 1920 г. и Кристофер Руэл в 1924 г. Когда в начале 1925 г. освободилась должность профессора англосаксонского языка имени Ролинсона и Бозуорта[4] в Оксфорде, Толкин успешно прошел конкурс и был на нее принят.

3. Профессор Толкин, «Инклинги» и хоббиты

Вернувшись в Оксфорд в качестве профессора, Толкин, в некотором смысле, возвратился домой. Хотя он и не строил особых иллюзий насчет университетской жизни как оплота науки не от мира сего (см., например, Письма, ╧250), по характеру, однако, Толкин был доном из донов[5], и прекрасно вписывался в этот, по большей части мужской, мир преподавания, исследований, обмена идеями в дружеском кругу и редких публикаций. И действительно, было опубликовано так мало его научных трудов, что их количество сейчас было бы расценено как совершенно неудовлетворительное для специалиста такого уровня.

Однако даже его редкие научные публикации, в первую очередь лекция «"Беовульф": чудовища и критики», становились настоящим событием в научной жизни. Комментарии Толкина, сделанные словно бы мимоходом, порою способствовали кардинальному изменению восприятия специфической области знания, как например, эссе под названием «Английский и валлийский», в котором объясняется происхождение термина «валлийский» и упоминается фоноэстетика (обе эти лекции собраны в имеющемся в продаже сборнике «Чудовища и критики и другие эссе»). Его академическая жизнь во всех остальных отношениях была ничем не примечательна. В 1945 г. он сменил должность, став профессором английского языка и литературы в Мертон-Колледже, на которой и оставался вплоть до ухода на пенсию в 1959 г. Помимо всего вышеперечисленного, он преподавал студентам, и играл важную, но все же не выдающуюся роль в определении учебной политики колледжа и в его управлении.

Жизнь его семейства была столь же малособытийной. В 1929 г. Эдит родила последнего ребенка и единственную их дочь, Присциллу. У Толкина стало доброй традицией ежегодно писать детям иллюстрированные письма якобы от лица Санта Клауса. Подборка этих писем была опубликована в 1976 г. под названием «Письма Рождественского Деда». Он также постоянно рассказывал детям на ночь длинные сказки, прерываясь на самом интересном месте и продолжая рассказ на следующий день. Повзрослев, Джон стал священником, Майкл и Кристофер воевали в составе Королевских Военно-воздушных сил. Впоследствии Майкл стал школьным учителем, Кристофер университетским преподавателем, а Присцилла — социальным работником. Толкины мирно жили в северной части Оксфорда, а в 1953 г. переехали в Хедингтон — тихое восточное оксфордское предместье.

Однако общественная жизнь Толкина была куда более насыщенной. Очень скоро он стал одним из основателей неформального кружка оксфордских друзей (отнюдь не все они работали в университете), объединенных общими интересами и ставших известными как «Инклинги»[6]. Название было выбрано просто-напросто в шутку — оно одновременно ассоциировалось с сочинительством и звучало в англосаксонском духе. Не существует доказательств высказываемому иногда утверждению, будто члены группы получили «крупицу, смутное ощущение» («inkling») Божественной природы. Среди видных членов клуба были уже упоминавшиеся раньше Невилл Когхилл и Хью Дайсон, а также Оуэн Барфилд, Чарльз Уильямс, и в первую очередь К. С. Льюис, который стал одним из самых близких друзей Толкина, и за чей возврат к христианству Толкин нес, по крайней мере, частичную ответственность. Инклинги регулярно собирались, чтобы побеседовать, попить пивка, и прочесть друг другу те произведения, над которыми в данный момент работали.

4. Сказочник

А Толкин тем временем продолжал разрабатывать свою мифологию и языки. Как уже говорилось, он постоянно сочинял сказки для детей, часть из которых, например «Мистер Блисс» и «Роверандом», были изданы после его смерти. Однако однажды, когда, по его словам, он занимался привычным изматывающим трудом — проверкой экзаменационных работ, в одной из них в самом конце он наткнулся на чистую страницу. На ней, подстрекаемый невесть каким бесом озорства, Толкин написал: «В норе под землей жил-был хоббит».

Затем в присущей ему манере, Толкин решил, что ему непременно надо разузнать, что это за хоббит, почему жил он в норе, что это была за нора и все такое прочее. Из этого исследования выросла история, которую он пересказал своим младшим детям, и даже показал близким друзьям. В 1936 г. неоконченный машинописный текст сказки случайно попал в руки Сьюзен Дагналл, одной из сотрудниц издательства «Аллен энд Анвин» (в 1990 г. оно объединилось с «ХарперКоллинз»).

Сьюзен попросила Толкина закончить сказку, а когда это было сделано, передала готовую версию Стэнли Анвину, тогдашнему главе издательства. Анвин полагал, что лучше всего судить о детских книгах могут дети, и потому дал прочитать «Хоббита» своему десятилетнему сыну Рейнеру, который написал на него одобрительную рецензию. В результате в 1937 г. «Хоббит» был издан, приобрел необыкновенную популярность и с тех пор уже не исчезал из списков детских бестселлеров. Успех был настолько ошеломляющим, что Стэнли Анвин спросил у Толкина, нет ли у него еще каких-нибудь подобных историй, годных для публикации.

К тому времени Толкин начал приводить свой легендариум в более доступный, как ему казалось, вид, и, как он сам отмечал позже, некоторые намеки на него просочились также и в «Хоббита». Полное название этого легендариума теперь было «Квента Сильмариллион», или просто «Сильмариллион» для краткости. Толкин послал Анвину несколько относительно «законченных» сказаний цикла, а тот отдал их внутреннему рецензенту издательства. Его реакция была неоднозначной: рецензент довольно резко отозвался о рифмованных частях поэмы, но похвалил прозаическую версию истории Берена и Лутиэн. Однако же на окончательное решение повлияло то, что на коммерческий успех подобного издания вряд ли можно было бы рассчитывать. Анвин тактично передал этот ответ Толкину, и одновременно вновь поинтересовался у него, не желает ли он написать продолжение к «Хоббиту». Толкина разочаровал очевидный провал затеи издать «Сильмариллион», но он принял предложение и начал работать над «Новым Хоббитом».

Очень быстро это продолжение превратилось в нечто гораздо большее, чем детская сказка. Весьма запутанная, создававшаяся на протяжении 16 лет история, в которую вылился «Властелин Колец», оказалась тесно связана с «Сильмариллионом», отчасти унаследовав его высокий смысл и возвышенный стиль. Достаточно сказать, что повзрослевший к тому времени Рейнер Анвин, прочтя в сентябре 1947 г. почти завершенную рукопись, был глубоко увлечен этим творением, отнесясь великодушно к ее медлительному и темпераментному автору. Толкин уже пытался однажды предложить «Властелина Колец» и «Сильмариллион» конкурирующему издательству, которое поначалу весьма заинтересовалось проектом, но столь же быстро отказалось от него, увидев увесистую пачку рукописей. Именно содействию Рейнера Анвина обязаны мы тем, что книга вообще была издана — Andave laituvalmes[7]! Фирма его отца смирилась с вероятной потерей 1 000 фунтов ради succès d'estime[8] и в течение 1954-1955 гг. выпустила роман, разделив его на три части, под общим названием «Властелин Колец». Права на издание в Америке получило также издательство «Houghton Mifflin». Вскоре стало очевидно, что и сам автор, и издатели слишком сильно недооценивали привлекательность книги для широкой публики.

5. «Культ»

«Властелин Колец» незамедлительно получил широкий общественный резонанс. Рецензии были самыми разнообразными, от крайне восторженных и хвалебных (У. Х. Одена, К. С. Льюиса) до совершенно разгромных (Э. Вильсона, Э. Мьюира, П. Тойнби). По третьей программе Би-би-си прошла предельно сжатая радиоинсценировка ВК в 12 эпизодах. В 1956 г. радио все еще оставалось ведущим средством массовой информации в Великобритании, а третья программа считалась «интеллектуальным» каналом. О потере денег не было и речи — доходы от продаж книги настолько превысили затраты на нее, что Толкин даже пожалел, что не ушел на досрочную пенсию. И это при том, что пока книгу выпустили только в твердом переплете.

Поистине переломным моментом стал выход в 1965 г. в Америке пиратского издания «Властелина Колец» в мягкой обложке. Мало того, что книга сразу попала в разряд общедоступных по цене, — кампания за признание авторских прав также послужила отличной рекламой и подготовила миллионы американских читателей к появлению чего-то совершенно для них нового и непривычного, но при этом вполне отвечающего тогдашним настроениям. К 1968 г. «Властелин Колец» стал почти что Библией «Альтернативного общества».

Такой поворот событий был воспринят автором неоднозначно. С одной стороны, ему весьма льстило внимание публики и совершенно неожиданно для себя он изрядно разбогател. Но с другой стороны, ему прискорбно было видеть тех, для кого Великое Приключение сводилось к тому, чтобы проглотить одновременно ВК и таблетку ЛСД. Подобное же происходило и с «Космической одиссеей 2001 года» Артура Ч. Кларка и Стэнли Кубрика. Фанаты все больше досаждали Толкину — и те, кто приезжал поглазеть на его дом, и те, в особенности жители Калифорнии, кто звонил ему в 7 часов вечера по их времени и в 3 часа ночи по его, с требованием рассказать, удачей или поражением закончился Квест Фродо, какой будет форма прошедшего времени квенийского глагола lanta- и есть ли у балрогов крылья. Так что Толкину пришлось сменить адрес, номер его телефона исчез из справочников, а в итоге он и Эдит переехали в Борнмут, симпатичный, но ничем не примечательный курортный городок на южном побережье («Сандборн» Харди[9]), куда стекалось множество состоятельных пожилых англичан.

Тем временем культ, не только Толкина, но и всего жанра фэнтези, который благодаря его книге получил мощный толчок к развитию (что привело в смятение самого писателя), стремительно набирал обороты — но это уже совсем иная история, заслуживающая отдельного рассказа.

6. Прочие произведения

Несмотря на шумиху, поднявшуюся вокруг «Властелина Колец», в период с 1925 г. и вплоть до своей смерти Толкин написал и издал ряд статей и лекций, среди которых были разнообразные филологические эссе, многие их них вошли в упоминавшийся уже сборник «Чудовища и критики и другие эссе»; «Приключения Тома Бомбадила» — сборник стихов Средиземского цикла; издания и переводы среднеанглийских трактатов и поэм «Ancrene Wisse»[10], «Сэр Гавайн и Зеленый Рыцарь», «Сэр Орфео» и «Перл», а также комментарии к ним. Не стоит забывать и о произведениях, не имеющих отношения к Средиземью, таких как «Имрам», «Возвращение Беорхтнота, сына Беорхтхельма», «Баллада об Аотру и Итрун» и, в первую очередь, «Фермер Джайлс из Хэма», «Лист Ниггля» и «Кузнец из Большого Вуттона».

Со смертью Толкина волна публикаций приостановилась лишь ненадолго. Долгожданный «Сильмариллион» под редакцией Кристофера Толкина вышел в 1977 г. Вслед за этим в 1980 г. Кристофер опубликовал подборку незавершенных произведений своего отца, написанных им в последние годы жизни, под названием «Неоконченные предания Нуменора и Средиземья». В предисловии к этому изданию Кристофер Толкин вскользь упомянул о «Книге утраченных сказаний», говоря, что она сама по себе «является чрезвычайно важным произведением и представляет огромный интерес для читателя, интересующегося происхождением Средиземья, но для того, чтобы представить ее вниманию читателей (если это вообще стоит делать), потребуется длительная и разносторонняя работа»[11].

Объемы продаж «Сильмариллиона» явились большим сюрпризом для владельцев издательства «Джордж Аллен энд Анвин», а успех «Неоконченных преданий» удивил их еще больше. Уже не вызывало сомнений, что имеется спрос даже на столь трудный для восприятия материал, так что издатели рискнули все же проделать эту «длительную и разностороннюю работу». На поверку она заняла еще больше времени и оказалась намного сложнее, чем предполагали, но издание 12-томной «Истории Средиземья» под редакцией Кристофера Толкина себя полностью оправдало. (С момента начала выпуска этой серии в 1983 г. и вплоть до выхода в мягкой обложке 12 тома «Народы Средиземья» в 1997 г., издательство несколько раз переходило из рук в руки и меняло название).

7. Конец

Выйдя на пенсию в 1959 г. Рональд вместе с Эдит переехали в Борнмут. 22 ноября 1971 г. Эдит умерла, а Рональд вскоре вернулся назад в Оксфорд и поселился в квартире, предоставленной ему Мертон-Колледжем. Рональд умер 2 сентября 1973 г. Он и Эдит похоронены вместе в одной могиле на участке для католиков муниципального кладбища в Вулверкоте, в северном предместье Оксфорда. (У входа на кладбище имеется указатель). Надпись на простой серой плите из корнуэльского гранита гласит:
Эдит Мэри Толкин, Лутиэн, 1889-1971
Джон Рональд Руэл Толкин, Берен, 1892-1973

Литература:

Дж. Р. Р. Толкин. Письма / Под ред. Х. Карпентера; пер. С. Лихачевой — М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2004.
J. R. R. Tolkien. The Monsters and the Critics and Other Essays / Ed. Christopher Tolkien. — George Allen and Unwin, London, 1983.

Более подробно см.:
Х. Карпентер. Дж. Р. Р. Толкин. Биография / Пер. с англ. А. Хромовой под ред. С. Лихачевой. — М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2002
Humphrey Carpenter. The Inklings: C. S. Lewis, J. R. R. Tolkien, Charles Williams, and their friends. — George Allen and Unwin, London, 1978.
Более подробную информацию об изданных произведениях Толкина и исследованиях о нем можно найти в библиографическом разделе сайта Британского Толкиновского общества.


Примечания:

1 Вплоть до второй половины 60-х годов XX века совершеннолетними в Англии считались люди, достигшие 21 года. Только начиная с этого возраста, они становились полноценными гражданами: получали избирательные права, возможность заниматься бизнесом, вступать в брак без согласия родителей или опекунов, а также начинали нести ответственность перед законом.
2 В экзамен «онор-модерейшнз» («Honour Moderations»), как и в большинство оксфордских экзаменов, входит ряд письменных работ по различным предметам, имеющим отношение к теме, изучаемой кандидатом. В зависимости от результатов экзамена кандидату присуждаются степени отличия, от первой до четвертой (первая — высшая).
3 Первоначальное название языка было Qenya, впоследствии написание изменилось на Quenya, произносятся оба эти слова одинаково.
4 Профессорские должности в Оксфорде и Кембридже как правило существуют на «вклады»: то есть, учреждаются благотворителем (обычно богатым ученым), который создает фонд, а из этого фонда оплачивается жалование профессору. Поэтому должности зачастую названы в честь учредителя фонда. Профессорская должность Ролинсона была учреждена в 1755 г. на пожертвование, оговоренное в завещании Ричарда Ролинсона, богатого антиквария и коллекционера. В 1860 г. Джозеф Бозуорт присовокупил к данному фонду еще и свой вклад (Бозуорт, специалист по англосаксонскому, сам занимал должность Ролинсона в 1858 г.), а к названию должности прибавил свое имя (прим. Светланы Лихачевой к переводу «Писем» Толкина).
5 Преподаватель в Оксфордском (или Кембриджском) университете.
6 Перевести это название не представляется возможным. Само по себе слово «inkling» означает «намек». Но Толкин с Льюисом не могли не принимать в расчет сходства этого названия со словом «Инглинги» (т.е. «потомки Инга», королевский род Норвегии), а также созвучного слова «ink» («чернила»), так что слово «Инклинги» можно перевести также и как «чернильные души».
7 Мы будем долго восхвалять его (квенья).
8 Успех из уважения (фр.)
9 Томас Харди (1840-1928) — английский поэт и прозаик. В одном из его романов «Тэсс из рода д'Эрбервиллей» описывается курортный городок Сандборн на Ла-Манше.
10 «Ancrene Wisse» (или «Ancrene Riwle») — прозаическое наставление для отшельниц, написанное около 1200 г. на среднеанглийском языке; изобилует аллегориями и назидательными примерами.
11 Дж. Р. Р. Толкин. Неоконченные предания Нуменора и Средиземья / Под ред. К. Р. Толкина; Перевод А. Хромовой, С. Лихачевой, О. Степашкиной, Н. Некрасовой, С. Таскаевой, В. Солововой, М. Авдониной, И. Емельяновой, С. Лопуховой под общей редакцией А. Хромовой. Издано при участии ТТТ. — М., 2002. — с. 6..


[*] При переводе оригинальный английский текст был немного изменен и расширен по согласованию с автором.
Переводчик выражает искреннюю признательность Дэвиду Дагану, Марии Артамоновой, Светлане Лихачевой и Наталье Семеновой за неоценимую помощь в переводе данного очерка.

 


Новости | Кабинет | Каминный зал | Эсгарот | Палантир | Онтомолвище | Архивы | Пончик | Подшивка | Форум | Гостевая книга | Карта сайта | Кто есть кто | Поиск | Одинокая Башня | Кольцо | In Memoriam



Na pervuyu stranicy
Хранитель: Oumnique