Stolica.ruРеклама

Na pervuyu stranicu
Encycklopedia ArdyEncycklopedia Ardy
  Annotirovanniy spisok razdelov sayta

Войны и битвы

  • Войны до Первой Эпохи
  • Войны Первой Эпохи
  • Белериандские войны Здесь собраны короткие справки по всем войнам и битвам, упоминания о которых удалось найти. В тех случаях, когда название битвы/войны неизвестно, условное название дано в квадратных скобках. В этой работе упомянуты лишь достаточно крупные сражения (критерием "крупности" являются личные вкусы составителей :) ).

    Войны до Первой Эпохи

    Сюда относятся в основном эпизоды из борьбы Валар и Мелькора.(См. также Хронологию)

    Первая война
    (First War)

    The Silmarillion, Ainulindale; Chapter 1
    Morgoth's Ring, Part Two

    ??-1500 годы от прихода Валар в Арду.

    Мудрые говорят, что она началась еще до того, как Арда полностью обрела форму, и до того, как появились животные и растения. Мелькор объявил себя королем Арды, а другие Валар не согласились и начался раздор. Вначале Мелькор покинул Арду и отступил, а затем, увидев, как прекрасна Арда, позавидовал Валар и внось спустился в мир, приняв облик более величественный и могущественный, нежели у Валар. Валар создавали земли, горы, долины и моря, а Мелькор разрушал их. И долгое время побеждал Мелькор, но в 1500 году явился Тулкас и Мелькор бежал от его гнева за пределы Арды.

    Разушение Светильников

    The Silmarillion, Chapter 1
    Morgoth's Ring, Part Two

    3450-?? (не позднее 3500) годы.

    Валар узнали, что Мелькор вернулся и не бездействует и начали искать, где он скрывается. Но он, уповая на свою мощь, напал первым, до того как Валар были готовы и разрушил Светочи, исказив облик земель, а затем, во время смятения бежал обратно в Утумно под покровом темноты. Тогда же было разрушено жилище Валар на Альмарене, по земле растекся огонь, треснули земли и взъярились моря. Сил Валар было в то время недостаточно, чтобы штурмовать Утумно, так как они были нужны для спасения того, что еще можно было спасти, и они удалились в Валинор. Впоследствии они не нападали на Утумно, боясь повредить землю в этой битве (Валар не знали места грядущего пробуждения детей Илуватара).

    Великая война богов, битва стихий, битва богов
    (Great War of the Gods, Battle of the Powers, Battle of the Gods)

    The Silmarillion, Chapter 3
    Morgoth's Ring, Part Two, Part Three I 3

    1090-1099 годы Валар от создания Деревьев.

    Узнав о приходе эльфов, Манвэ долго в молчании сидел на Таникветил, а затем собрал Валар и раскрыл им совет Илуватара - начать войну против Мелькора и спасти эльфов от его тени, несмотря на те раны, которые будут нанесены миру. В тот раз впервые Валар напали на Мелькора, а не он на них. Та война была начата ради эльфов и Мелькор этого не забыл.

    Победа войска Валар над слугами Мелькора на северо-западе Средиземья была быстрой и Валар двинулись на север, к Утумно, оставив охрану у Куивиэнэн, так что эльфы не знали ничего о войне стихий, лишь земля тряслась у них под ногами, а на севере вдалеке полыхали пожары.

    Осада Утумно длилась с 1092 по 1099 год и перед вратами Утумно было много битв, о которых эльфы почти ничего не знали. Тогда образовывались новые заливы и горы (тогда появились Дортонион, горы в Хитлуме, залив Балар и многие другие. Тогда же увеличилось Великое Море между Аманом и Средиземьем). В конце концов врата были разбиты, подземелья обнажены, а Мелькор выпустил балрогов, но и они были разбиты. Тогда Мелькор был найден и Тулкас, как сильнейший из Валар, сразился с ним, бросил Мелькора лицом вниз и сковал цепью Ангайнор.

    Тогда Мелькор был взят в плен и отвезен в Валинор, но не все глубины Утумно были обшарены и Саурона Валар не нашли.

    Войны гномов с орками

    The Peoples of Middle-Earth, Part Two X

    Время точно неизвестно, однако не раньше появления орков.

    Орки нападали на Железные Холмы, Эред Митрин и восточные долины Мглистых Гор. Там жили Длиннобороды, считавшие эту землю своей. Нападения прекратились, когда во время Войны Камней Морготу понадобились все его силы. После окончания войны нападения возобновились ("см. описание).

    Войны Первой Эпохи

    Это в основном Белериандские Войны. Сюда отнесено также все то, что произошло после и вследствие затемнения Валинора и похищения Сильмарилов, хотя формально это было до начала Первой Эпохи.

    Войны Эдайн с людьми Мелькора

    Morgoth's Ring, Part Four
    The Peoples of Middle-Earth, Part Two X

    Время неизвестно. Пробуждение людей в разных текстах датируется по-разному и эти войны могли иметь место как до, так и после начала Первой Эпохи, но согласно Сильмариллиону - после.

    Предки Эдайн, люди, восставшие против Мелькора (см. историю падения людей в "Атрабет Финрод ах Андрет"), бежали на запад, но все время воевали со злыми созданиями Мелькора и людьми, сохранившими ему верность и считавшими предков Эдайн предателями. Лишь на севере им (Эдайн и их родичам) удалось выжить в значительных количествах.

    Затемнение Валинора
    (Darkening of Valinor)

    The Silmarillion, Chapter 8
    Morgoth's Ring, Part Two; Part Three II Of the Darkening of Valinor, of the Rape of the Silmarils

    1495 год от сотворения Деревьев.

    Мелькор, взяв в союзники Унголиант, вернулся в Валинор в час праздненства и погубил Два Древа (ударами своего черного копья), а Унголиант выпила их светоносную влагу (согласно некоторым версиям Унголиант одна уничтожила Деревья по приказу Мелькора).

    Тогда же Мелькор и Унголиант явились в Форменос. Все, кто там были, кроме Финве, бежали перед ужасом Тьмы, а Финве был убит (его голова была как будто рамозжена железной палицей, а меч его лежал рядом скрученный и оплавленный). Форменос был частично разрушен, драгоценности Нолдор (и в их числе Сильмарилы) похищены.

    Ссора воров
    (Thieves Quarrel)

    The Silmarillion, Chapter 9
    Morgoth's Ring, Part Two; Part Three II Of the Thieves' Quarrel

    1495 год. Спор Моргота и Унголиант из-за Сильмарилов.

    После бегства из Валинора Моргот и Унголиант остановились к северу от залива Дренгист (не очень далеко от лежащего в руинах Ангбанда) и Моргот, в исполнение обещания, отдал Унголиант драгоценности Нолдор, но отказался отдавать Сильмарилы. Тогда Унголиант напала на него (ее сила к тому моменту возросла, а силы Моргота - уменьшились), накрыла его своей тенью и опутала паутиной. Тогда Моргот издал ужасаующий крик, который всегда с тех пор отзывался эхом в тех местах (поэтому эта местность получила название Ламмот). Услышав этот крик, из Ангбанда, через Хитлум явились Балроги, разорвали паутины и прогнали Унголиант (она бежала в долину, названную Нан Дунгортеб).

    Братоубийство в Альквалондэ
    (Kinslaying at Alqualonde)

    The Silmarillion, Chapter 9
    Morgoth's Ring, Part Two

    1495 год.

    Нолдор шли из Валинора в Средиземье войной на Моргота. Первый отряд вел Феанор, второй - Финголфин, а третий и последний - Финарфин. Феанор хотел переправиться через Великое Море на кораблях Тэлери, но они отказались перевозить Нолдор. Тогда Нолдор напали на их гавань и убили многих Тэлери. Об этом так сказано в Сильмариллионе:

    "Феанор оставил его [ Ольвэ] и пребывал в мрачном раздумьи за стенами Альквалондэ, пока не собралось его войско. Когда он посчитал, что у него достаточно сил, он явился в Лебединую Гавань и стал занимать корабли, стоявшие на якоре, чтобы увести их силой. Но Телери воспротивились и сбросили многих Нолдор в море. Тогда обнажились мечи и начался жестокий бой на кораблях, на освещенных причалах и пирсах гавани и даже на самой арке над входом [в бухту]. Народ Феанора был отброшен трижды и много полегло с обеих сторон, но головной отряд Нолдор был поддержан Фингоном и авангардом сил Финголфина, которые подошли и, увидев завязавшуюся битву и гибель своих родичей, бросились в бой, не узнав истинной причины ссоры. Некоторые полагали, что Тэлери по приказу Валар хотели подстеречь Нолдор на пути.

    Таким образом в конце концов Тэлери были побеждены, а многие из моряков, живших в Альквалондэ, были предательски убиты. Нолдор были свирепы и безрассудны, а Тэлери были слабее и вооружены по большей части лишь слабыми луками."

    По-видимому именно эта первая неправедно пролитая Нолдор кровь была причиной Рока Нолдор. Однако в битве участвовала лишь часть народа Финголфина и по-видимому совсем не участвовал народ Финарфина (шедший последним). По некоторым версиям Галадриэль и Финрод сражались тогда против Феанора (на стороне своих родичей по матери Эарвен). Кроме того, в одном из текстов сказано, что Келеборн был Тэлери из Альквалондэ и его корабль удалось спасти во время битвы.

    Память об этом сражении отравляла отношения между Нолдор и Тинголом (и его поддаными) в Белерианде.

    Белериандские войны
    (Wars of Beleriand)

    Длились всю первую эпоху и несколько лет до ее начала.

    Войной Камней (War of the Jewels) назывались по-видимому все боевые действия начиная с Дагор-нуин-Гилиат, поскольку первопричиной послужили Сильмарилы, которые Нолдор хотели вернуть себе. Также в Хоббите они назывались "гоблинские войны" (Goblin-wars). В основном война шла между войсками Моргота и Нолдор (в союзе с Эдайн). В Войне Гнева против Моргота сражалось воинство Валар. В Белериандских войнах обычно выделяют шесть крупных битв (или более мелких войн).

    Первая Битва

    The Silmarillion, Chapter 10
    The War of the Jewels, Part One

    1497 год.

    Эта битва началась, когда Моргот, вернувшись в Средиземье, послал войско орков на Синдар Белерианда. Об этом так сказано в Сильмариллионе:

    "Теперь орки, умножившиеся во мраке земли, стали сильными и злобными, а их темный владыка вложил в них страсть к разрушению и убийству. И вот они вышли из врат Ангбанда, скрытых клубами тумана, что создал Моргот, и бесшумно проникали в предгорья севера. Оттуда огромная армия неожиданно вторглась в Белерианд и атаковала короля Тингола. В это время в его обширном королевстве многие эльфы свободно бродили в необжитых местах или мирно жили небольшими общинами далеко друг от друга, и только возле Менегрота, в центре королевства, и вдоль по Фаласу, в стране моряков, народ был многочисленнее. Но орки обошли Менегрот с обеих сторон, и из лагерей на востоке между Келоном и Гелионом, и на западе, на равнинах между Сирионом и Нарогом они грабили повсюду. Тингол оказался отрезанным от Кирдана в Эгларесте. Поэтому он воззвал к Денетору, и из Региона за Аросом и из Оссирианда явились силы эльфов и так началась первая битва из Войн Белерианда. Восточное войско орков оказалось зажато между армиями Эльдар к северу от Андрама, на полпути между Аросом и Гелионом. Оно было полностью разгромлено, а тех, кто бежал от великого избиения на север, подстерегали топоры Наугрим, вышедших из горы Долмед, и мало кто из орков вернулся в Ангбанд.

    Но победа досталась эльфам дорогой ценой, потому что воины Оссирианда были легко вооружены и не могли равняться с орками, обутыми в железо и защищенными железом, оснащенными огромными копьями с широким лезвием. Денетор был отрезан и окружен на холме Амон Эреб. Там он и погиб и с ним все его ближайшие родичи. Войско Тингола не успело прийти ему на помощь. Но смерть Денетора была жестоко отомщена, когда Тингол зашел в тыл оркам и убил их во множестве, и народ Оссирианда с тех пор оплакивал Денетора и не избрал нового короля. После битвы некоторые из них вернулись в Оссирианд, и принесенные ими вести наполнили великим страхом остатки их народа, так что впоследствии они никогда больше не вступали в открытую войну, но держались за счет осторожности и скрытноти. Их называли Лайквенди - зеленые эльфы - из-за их одеяния цвета листвы. Но многие отправились на север и вошли в огражденное королевство Тингола, и смешались с его народом.

    Когда же Тингол вернулся в Менегрот, он узнал, что войско орков на западе одержало победу и оттеснило Кирдана к самому краю моря. Поэтому Тингол отозвал в укрепленные пределы Нелдорета и Региона всех из своего народа, кто мог услышать его призыв. И Мелиан, используя свое могущество, окружила всю ту местность невидимой стеной тени и запутывающих чар, "поясом Мелиан", и с тех пор никто не мог проникнуть туда против ее воли или воли короля Тингола, если только пришедший не обладал большим могуществом, чем у майа Мелиан. И эту внутреннюю страну, ранее долго называвшуюся Эгладор, стали потом именовать Дориат, охраняемое королевство, страна Пояса. В ее пределах все еще сохранялся бдительный мир, но вне ее господствовали опасность и великий страх, и слуги Моргота бродили, где им вздумается, исключая только обнесенные стенами гавани Фаласа."

    По-видимому с этого момента и до Дагор-нуин-Гилиат гавани Фаласа находились под постоянной осадой.

    Дагор-нуин-Гилиат, вторая битва, Битва-под-Звездами
    (Dagor-nuin-Giliath, the second battle, The Battle-under-Stars)

    The Silmarillion, Chapter 13
    The War of the Jewels, Part One

    1497 год.

    Эта битва произошла в тот же год Валар, что и первая, но между ними прошло семь лет Солнца. Название "Дагор-нуин-Гилиат" означает "Битва под звездами".

    Это первая битва Нолдор с войсками Моргота, произошедшая вскоре после сожжения в Лосгар. Об этом так сказано в Сильмариллионе:

    "Но войско Моргота, разбуженное шумом в Ламмот и светом пожара в Лосгар, прошло перевалами Эред Ветрин, Гор Мрака, и внезапно атаковало Феанора, прежде чем его лагерь был окончательно устроен и подготовлен к обороне. И там, на серых равнинах в Митрим, началась вторая битва белериандских войн. Ее назвают Дагор-нуин-Гилиат, "битва под звездами", потому что была еще до восхода луны; и она прославлена в песнях. Нолдор, будучи в меньшем числе и захваченные врасплох, все же быстро одержали победу, так как свет Амана еще не померк в их взоре. Они были сильны и проворны, и страшны в ярости, а мечи их - длинны и ужасны. Орки бежали перед ними, были изгнаны из Митрима, понесли жестокие потери и их преследовали за Горами Мрака вплоть до обширной равнины Ард-гален, что к северу от Дортониона. Там войска Моргота, ушедшие на юг в Долину Сириона и осаждавшие Кирдана в Гаванях Фаласа, пришли к ним на помощь, но лишь погибли вместе с ними. Потому что Келегорм, сын Феанора, получив сведения о них, подстерег их с частью войска эльфов, и, обрушившись на врага с холмов вблизи Эйтель Сирион, загнал их в Топи Серех. Воистину недобрыми были вести, доставленные в Ангбанд, и Моргот пришел в замешательство. Десять дней длилась эта битва, и из всего войска, что Моргот подготовил для завоевания Белерианда, из нее вернулось не больше, чем горсть листьев.

    И все же у него была причина для великой радости, хоть он и не знал об этом некоторое время. Дело в том, что Феанор в своем гневе против врага не желал остановливаться, но продолжал теснить остатки орков, считая, что так он доберется до самого Моргота. И он громко смеялся, сжимая рукоять своего меча, радуясь тому, что бросил вызов гневу Валар и злу, подстерегавшему его на пути - потому что он видел час своего отмщения. Феанор ничего не знал об Ангбанде и об огромных оборонительных силах, быстро подготовленных Морготом. Но если бы он даже и знал, это бы не остановило его, потому что Феанор был одержимым, сжигаемым пламенем собственного гнева. Вот как случилось, что он далеко оторвался от авангарда своего войска, и, видя это, слуги моргота остановились, защищаясь из последних сил, и на помощь им из Ангбанда вышли Балроги. Там на границах Дор Даэделот, страны Моргота, Феанор и некоторые его друзья были окружены. Он долго сражался, неустрашимый, хоть и опаленный пламенем и покрытый множеством ран, но в конце концов он был повержен Готмогом, предводителем Балрогов, кого впоследствии убил в Гондолине Эктелион. Там бы Феанору и погибнуть, если бы в этот момент ему на помощь не подоспели его сыновья с большими силами. И Балроги, оставив Феанора, отступили в Ангбанд.

    Тогда сыновья подняли своего отца и унесли его обратно в Митрим. Но когда они приблизились к Эйтель Сирион и вступили на тропу, ведущую вверх, к горному перевалу, феанор приказал им остановиться, так как раны его были смертельны, и он знал, что час его пришел. Взглянув в последний раз со склонов Эред Ветрин, он увидел вдали пики Тангородрима, величайшие из башен Средиземья, и узнал предвидением смерти, что никаким силам Нолдор никогда не низвергнуть ее. И он трижды проклял имя Моргота и возложил на своих сыновей исполнение их клятвы и месть за отца. А потом он умер. Но не было у него ни похорон, ни надгробного памятника, так как настолько свирепым был пылавший в нем огонь, что тело феанора обратилось в пепел, и ветер развеял его как дым."

    После этой битвы, по-видимому, войска Моргота были изгнаны из всего Белерианда и до Дагор Браголлах в Белерианде царил относительный мир (все упомянутые нападения Моргота отбивались достаточно быстро и не успевали перерасти в войны. Известные поселения эльфов и людей редко попадали под удар).

    Пленение Маэдроса

    The Silmarillion, Chapter 13, 14
    The War of the Jewels, Part One

    1497 год.

    Вскоре после смерти Феанора к сыновьям Феанора пришло посольство Моргота, которое признало поражение и предлагало даже вести переговоры о возвращении Сильмарилов (сказано, что Моргот был обескуражен доблестью Нолдор и начал перговоры, чтобы выиграть время). Маэдрос убедил братьев, что следует сделать вид, будто они готовы вести переговоры с Морготом. Но каждая из стороны замышляла зло в отношении второй стороны и потому на назначенной место и те и другие прибыли с большими силами, чем было назначено, но войско Моргота было больше и в нем были Балроги. Все, кто сопровождал Маэдроса (по-видимому только он из всех братьев пришел на переговоры), были убиты, а сам он по приказу Моргота захвачен в плен и отвезен в Ангбанд.

    Затем Моргот объявил, что он отпустит Маэдроса, только если Нолдор откажутся от ведения войны и либо вернутся в Валинор, либо уйдут из Белерианда далеко на юг. В противном случае он грозил пыткой Маэдросу. Но братья Маэдроса знали, что Моргот не отпустит его в любом случае и были к тому же связаны клятвой. Поэтому они не приняли условий.

    В 5 Году Солнца Маэдрос был освобожден Фингоном, что прервало рознь между Нолдор и они, объединившись, поставили стражу с запада, юга и востока от Ангбанда.

    О дальнейшем ходе войны до Дагор Аглареб известно лишь, что на восточный Белерианд орки нападали через проход Маглора и поэтому Нолдор держали там на равнине кавалерию, а народ Карантира построил укрепления в горах к востоку от прохода Маглора.

    Битва Ламмот
    (Battle of the Lammoth)

    The Peoples of Middle-Earth Part Two XI.

    Предположительно 1 Год Солнца. Первая битва войска Финголфинас орками.

    В Сильмариллионе сказано, что после восхода солнца слуги Моргота бежали в Ангбанд и Финголфин беспрепятственно пришел в Белерианд с севера. Однако в книге "Peoples of Middle-Earth" содержится упоминание о первой битве войска Финголфина с орками, произошедшей, когда эльфы шли на юг. Так как она названа там "Битвой Ламмот", можно предположить, что она происходила в Ламмот.

    Сказано также, что эльфы не были готовы к нападению орков и не выдерживали натиска, но в этот момент Аргон (сын Финголфина) бросился вперед, проложил себе путь через вражеское войско (орки "были устрашены его ростом и ужасающим светом в глазах") и сумел зарубить предводителя орков до того, как его самого окружили и убили. Тогда орки пришли в смятение и бежали, а Нолдор преследовали и убивали их. Синдар и Нолдор впоследствии высоко чтили доблесть Аргона.

    Дагор Аглареб, третья битва, Достославная Битва
    (Dagor Aglareb, the third battle, the Glorious Battle)

    The Silmarillion, Chapter 13
    The War of the Jewels, Part One

    60 год Солнца. Сражение войск Моргота с Нолдор.

    Об этом так сказано в Сильмариллионе:

    "В это время Моргот, поверив своим шпионам, доносившим, что повелители Нолдор разбрелись в разные стороны и не помышляют о войне, решил испытать силу и бдительность врагов. Снова, без предупреждения, шевельнулась его мощь, на севере затряслась земля, из трещин рванулся огонь, и Железные Горы извергли пламя. Орки хлынули на равнину Ард-гален. Оттуда они на западе устремились вниз, через проход Сирион, а на востоке рванулись через страну Маглора в проход между холмами Маэдроса и дальними отрогами Синих Гор. Но Финголфин и Маэдрос не дремали, и пока иные искали спасения от рассыпавшихся по стране банд Орков, заполнивших Белерианд и чинивших великое зло, эти двое обрушились на главное войско с двух сторон, в то время как оно нападало на Дортонион. Они разгромили слуг Моргота, преследовали их через весь Ард-Гален и уничтожили всех до единого уже в пределах видимости врат Ангбанда. Так закончилась третья великая битва из числа Войн Белерианда, и ее назвали Дагор Аглареб, Достославная Битва."

    Осада Ангбанда и Долгий Мир
    (Siege of Angband and Long Peace)

    The Silmarillion, Chapters 13, 17, 18
    The War of the Jewels, Part One

    60-455 Годы Солнца.

    Осада Ангбанда продолжалась от Дагор Аглареб до Дагор Браголлах (то есть 60-455 Годы Солнца). Время от первого появления Глаурунга до Дагор Браголлах (260-455 гг.) называлось Долгий Мир.

    В Сильмариллионе сказано так:

    "Это [Дагор Аглареб] была победа, но и предостережение, и князья обратили на него внимание. Впоследствии они укрепили свои союзы, усилили и упорядочили наблюдение наблюдением, организовав Осаду Ангбанда, продолжавшуюся почти четыреста лет Солнца. Долгое время после Дагор Аглареб никто из слуг Моргота не отваживался выйти из ворот Ангбанда из-за страха перед повелителями Нолдор. И Финголфин утверждал, что если среди них не появится измена, Морготу никогда не нарушить союз Эльдар и не напасть на них неожиданно. И все же Нолдор не удалось захватить Ангбанд, и они не могли вернуть Сильмарилы. И во время Осады война никогда не прекращалась, потому что Моргот придумывал все новое зло и то и дело тревожил своих врагов. К тому же, крепость Моргота нельзя было окружить полностью, потому что Железные Горы, в изгибе которых находились вершины Тангородрима, защищали его с обеих сторон и были непреодолимы для Нолдор из-за покрывавшего их снега и льда. Таким образом, с тыла, с севера Моргот не имел врагов, и этим путем его шпионы иногда выбирались наружу и окольными путями приходили в Белерианд."

    Немного ниже сказано о первом нападении Глаурунга:

    "Моргот же остался недоволен тем, что Глаурунг слишком рано обнаружил себя, и после его поражения последовал Долгий Мир, почти на двести лет. Все это время на границах происходили стычки, но весь Белерианд процветал и становился все богаче."

    В 330-380 гг. люди присоединились к Эльдар. В Сильмариллионе сказано так:

    "В те дни сила людей соединилась с могуществом Нолдор, и надежды их были велики. Моргот находился в плотном окружении, потому что люди народа Хадора, привыкшие мужественно переносить холод и долгие скитания, не боялись временами уходить далеко на север для наблюдения за действиями Врага."

    И еше сказано:

    " Финголфин, Король Севера и Верховный Король Нолдор, видя, что его народ умножился и стал сильным и что присоединившиеся к ним люди многочисленны и доблестны, снова начал тщательно обдумывать нападение на Ангбанд. Он знал, что всем им грозит опасность, пока кольцо осады остается незамкнутым, и Моргот может беспрепятственно трудиться в своих подземельях, измышляя зло, которое никто не мог предвидеть, пока Моргот не раскроет его. Этот замысел Фингольфина был разумным в меру его знаний, однако Нолдор еще не представляли себе степени могущества Моргота, не понимали, что война против него только их силами была безнадежна, все равно - спешили они к ней или медлили. Но так как земля их была прекрасна и королевства обширны, большинство Нолдор было удовлетворено существующим положением. Они предпочитали оставить все как есть и медлили начать атаку, в которой многие, без сомнения, должны были погибнуть, победив или потерпев поражение, потому они были мало расположены слушать Финголфина, а сыновья Феанора в то время - меньше прочих. Среди вождей Нолдор одни лишь Амрод и Амрас держались того же мнения, что и король, потому что они жили в местности, откуда можно было видеть Тангородрим, и угроза Моргота не переставала тревожить их мысли. Поэтому замыслы Финголфина кончились ничем и на земле какое-то время еще царил мир."

    Нападение Моргота 155-го года

    The Silmarillion, Chapter 13
    The War of the Jewels, Part One

    155 Год Солнца. Сражение войск Финголфина с войсками Моргота.

    Об этом так сказано в Сильмариллионе:

    "Когда со времени Дагор Аглареб прошло почти сто лет, Моргот попытался застичь врасплох Финголфина (потому что знал о бдительности Маэдроса) и послал на заснеженный север армию, повернувшую потом на запад, а затем на юг. Его войска спустились к побережью у залива Дренгист, повторяя путь, которым Финголфин следовал от Вздыбленного Льда. Таким образом они проникли бы в королевство Хитлума с запада, но были своевременно обнаружены, и Фингон обрушился на них с холмов у окончания узкого залива и загнал большую часть Орков в море. Однако, это сражение не числилось среди великих битв, потому что Орков было не так много, и потому что там сражалась лишь часть народа Хитлума. А потом снова в течении долгих лет был мир, и Ангбанд не решался на открытое нападение, так как Моргот понял, что одни лишь Орки не смогут противостоять Нолдор. И он в глубине своего сердца стал создавать новый замысел."

    Новый замысел, о котором говорится в тексте, это, по-видимому, драконы.

    Первое появление Глаурунга

    The Silmarillion, Chapter 13
    The War of the Jewels, Part One

    260 Год Солнца. Глаурунг, первый из драконов, напал на Нолдор.

    Об этом так сказано в Сильмариллионе:

    "Снова прошло сто лет, и Глаурунг, первый из Урулоки, огненных драконов Севера, вышел ночью из ворот Ангбанда. Он был еще молод и едва достиг половины своих размеров (потому что жизнь драконов длится долго и медленно), но Эльфы в ужасе бежали перед ним в Эред Ветрин и Дортонион. И дракон осквернил поля Ард-Галена. Тогда Фингон, князь Хитлума, выступил против него с конными лучниками и окружил его кольцом быстрых всадников. Глаурунг не мог противостоять их стрелам, поскольку его броня не достигла еще полной прочности. И он бежал в Ангбанд и не показывался еще много лет. Фингон заслужил великие почести и Нолдор радовались, потому что мало кто в полной мере оценил значение и опасность этого нового существа."

    Нападение орков на Азагхала

    Unfinished Tales, "Narn i hin Hurin"
    The War of the Jewels, Part One, Part Two Chapter 14.

    Где-то между 260 и 416 гг. Это нападение упомянуто лишь однажды. Возможно, это нападение 375 г. Оно упомянуто в связи с история Драконьего Шлема:

    "Он был подарен Азагхалом Маэдросу в благодарность за спасение жизни и сокровищ, когда орки подстерегли Азагхала на Гномьей Дороге в восточном Белерианде."

    Первое сражение людей на стороне Эльдар

    The War of the Jewels, Part One, Part Two 14

    Время неизвестно, но скорее всего это было вскоре после прихода народа Беора в Белерианд (310 г.).

    Об этом так сказано в Серых Анналах:

    "На северных границах произошло сражение, яростнее которого не было со времен поражения Глаурунга - орки попытались пробиться через проход Аглон. На помощь Маэдросу и Маглору пришли сыновья Финарфина [в тексте употреблены старые варианты имен, в частности Финарфин назван Финродом] и с ними был Беор, первый из людей обнаживший меч во имя Эльдар."

    Нападение орков на Халадин

    The Silmarillion, Chapter 17 The War of the Jewels, Part One, Part Two 14

    375 Год Солнца.

    Об этом так сказано в Сильмариллионе:

    "В течении всего этого времени Халадин оставались в Таргелионе и были всем довольны. Но Моргот, видя, что ему не удалось ложью и хитростью полностью отдалить людей от Эльфов, был полон гнева и пытался причинить людям вред, какой только мог. Поэтому он послал Орков в набег, и те, направившись к востоку, обошли окружение и, незаметно перейдя Эред Линдон перевалами Дороги Гномов, обрушились на Халадин в южных лесах страны Карантира.

    В то время Халадин жили без руководства вождей, не селились большими группами, и все участки располагались на некотором удалении друг от друга, в каждом дела велись отдельно и они не были склонны к объединению. Однако, был среди них человек по имени Хальдад, властный и бесстрашный. Он собрал вокруг себя всех храбрых людей, каких только смог найти, и отступил в часть страны между Аскаром и Гелионом. В самом конце он поставил частокол от реки до реки, а за ним поместил всех женщин и детей, каких удалось спасти. И там Халадин оборонялись, пока у них не кончились припасы.

    У Хальдада было двое детей близнецов: дочь Халет и сын Хальдар, и оба были доблестными защитниками, потому что и Халет обладала мужественным сердцем и большой силой. Но в конце концов, Хальдад погиб в вылазке против Орков, а Хальдар, бросившийся спасти тело отца от надругательства, был зарублен рядом с ним. Тогда Халет приняла правление людьми, хотя надежда оставила их, и многие бросились в реки и утонули. Но семью днями позже, когда Орки пошли в последнюю атаку и уже проломили частокол, неожиданно послышались звуки труб, с севера появился Карантир со своим войском и загнал Орков в воду."

    Дагор Браголлах, четвертая битва, Битва Внезапного Пламени
    (Dagor Bragollach, the fourth battle, the Battle of Sudden Flame)

    The Silmarillion, Chapter 18, 20
    The War of the Jewels, Part One
    The Lays of Beleriand, III VI

    455 год. Внезапное нападение Моргота, которым он прорвал Осаду Ангбанда. С тех пор война практически не прекращалась до Войны Гнева.

    Об этом так сказано в Сильмариллионе:

    "Но когда шестое поколение людей после Беора и Мараха еще не достигло полной зрелости, через четыреста пятьдесят пять лет после прихода Финголфина, случилась беда, которой он так давно страшился: она была ужасней и неожиданней, чем предсказывал ему его неосознанный страх, потому что Моргот долго и тайно готовил свои силы, и злоба в его сердце все росла, а ненависть к Нолдор становилась все нетерпимее. Он желал не только покончить со своими врагами, но уничтожить и осквернить земли, которыми они владели и сделали прекрасными. И говорят, что ненависть превозмогла в нем рассудок, ибо если бы он подождал до полного завершения своих планов, тогда Нолдор были бы уничтожены полностью. Но он, в свою очередь, недооценил доблесть эльфов, а людей он еще не принимал во внимание.

    Пришло зимнее время, была темная безлунная ночь, и под светом холодных звезд смутно виднелась широкая равнина Ард-галена, протянувшаяся от фортов Нолдор на холмах до подножия Тангородрима. Сторожевые костры еле горели, стража была немногочисленна, и мало кто бодрствовал в лагерях всадников Хитлума, на равнине. И тогда внезапно Моргот выбросил огромные реки пламени, сбежавшие c Тангородрима быстрее, чем Балроги, и заполнившие всю равнину. Железные Горы извергли огонь многих ядовитых оттенков, и воздух, смешавшись с чадом этого огня, стал зловонным и смертоносным. Так погиб Ард-гален, и огонь пожрал его травы, и все превратилось в сожженную и пустошь, покрытую удушливой пылью, бесплодную и безжизненную. Впоследствии равнину стали называть Анфауглит, Удушающая Пыль. Для множества обуглившихся костей она стала незасыпанной могилой, потому что немало Нолдор, не успевших бежать на холмы, погибло в том пламени, захватившем их врасплох. Высоты Дортониона и Эред Ветрин сдержали потоки пламени, но леса на их склонах, смотревших на Ангбанд, все сгорели, и дым привел в замешательство обороняющихся. Так началась четвертая из великих битв, Дагор Браголах, Битва Внезапного Пламени.

    Впереди этого огня шел Глаурунг Золотой, отец драконов, в полной своей мощи. Следом за ним - Балроги, а дальше - черные армии Орков в таком количестве, какого Нолдор никогда не видели прежде и даже не могли себе представить. И враги атаковали крепости Нолдор и прорвали осаду Ангбанда, убивая, где только находили, Нолдор и их союзников, Серых Эльфов и людей. Многие из самых отважных врагов Моргота были уничтожены в первые же дни этой войны, ошеломленные, рассеяные и лишенные возможности собрать свои силы. С тех пор война в Белерианде больше не прекращалась, но считается, что битва Внезапного Пламени окончилась с приходом весны, когда атаки Моргота стали слабее.

    Так завершилась осада Ангбанда, и враги Моргота были рассеяны и отделены друг от друга. Большая часть Серых Эльфов бежала на юг, отказавшись от участия в войне на севере. Многих приняли в Дориате, после чего могущество короля Тингола возросло, потому что власть королевы Мелиан охраняла его границы, и зло еще не могло проникнуть в Скрытое Королевство. Другие нашли убежище в крепостях у моря и в Нарготронде. Иные бежали из страны и укрылись в Оссирианде или, перейдя горы, скитались, бездомные, в лесных дебрях. И слух о войне и о падении осады дошел даже до людей на востоке Средиземья.

    Главный удар в нападении пришелся на сыновей Финарфина, и Ангрод с Аэгнором были убиты, а рядом с ними пал Бреголас, вождь дома Беора, и большая часть воинов этого народа. Но Барахир, брат Бреголаса, сражался дальше к западу, вблизи прохода Сириона. Там короля Финрода Фелагунда спешившего с юга, отрезали от его воинов и окружили с небольшим отрядом вблизи топей Серех, и он был бы убит или взят в плен, но появился Барахир с самыми отчаянными своими людьми и выручил его. Окружив короля стеной копий, они с большими потерями проложили себе путь из битвы. Так был спасен Фелагунд. И вернувшись в свою подземную крепость в Нарготронде, он поклялся вечно хранить дружбу с Барахиром и всем его родом и прийти к нему на помощь в любой нужде, и в знак этого обета он дал Барахиру свое кольцо. Теперь Барахир по праву был повелителем дома Беора и вернулся в Дортонион. Но большинство из людей его народа бежали из своих домов и нашли убежище в укреплениях Хитлума.

    Так велика была мощь нападения Моргота, что Финголфин и Фингон не смогли прийти на помощь сыновьям Финарфина. И войска Хитлума были оттеснены с большими потерями к крепостям Эред Ветрин, с трудом выдерживающим атаки Орков. Перед стенами Эйтель Сирион пал Хадор Золотоволосый, защищая арьергард своего повелителя Финголфина, а было ему тогда шестьдесят шесть лет от роду, и с ним погиб Гундор, его младший сын, пронзенный множеством стрел, и эльфы оплакали их. Тогда Галдор Высокий принял власть своего отца, и благодаря неприступной высоте Гор Мрака, выдержавших огненный поток, а также доблести эльфов и людей Севера, которых не заставили отступить ни Орки, ни Балроги, Хитлум остался непокоренным - угрозой с фланга для наступления Моргота. Но Финголфин был отделен от своих родичей множеством врагов.

    Война у сыновей Феанора шла плохо, почти весь восточный приграничный район был взят. Был захвачен проход Аглона, хотя и большой ценой для войск Моргота. И Колегорм с Куруфином, потерпев поражение, бежали на юг, а потом на запад, вдоль границ Дориата, и попав, наконец, в Нарготронд, просили убежища у Финрода Фелагунда. Таким образом народ их увеличил силу Нарготронда, но, как стало ясно позднее, было бы лучше, если бы они остались на востоке, среди своих родичей. Маэдрос совершил небывалые подвиги, и Орки бежали перед его лицом, потому что со времени его мучений на Тангородриме дух его пылал белым огнем, и Маэдрос казался воскресшим из мертвых. Таким образом, большая крепость на холме Химринг не была захвачена, и там, у Маэдроса, вновь собрались многие самых доблестных воинов, оставшихся в живых, как из народа Дортониона, так и с восточных границ. На какое-то время Маэдрос вновь закрыл проход Аглона, так что Орки не могли проникнуть этим путем в Белерианд. Но они разгромили в Лотлане всадников народа Феанора, потому что туда явился Глаурунг и прошел проходом Маглора, и разрушил всю страну между истоками Гелиона. И Орки захватили крепость на западных склонах горы Рерир и опустошили весь Таргелион, страну Карантира, и осквернили озеро Хелевори. Маглор соединился с Маэдросом на Химринге, но Карантир бежал и объединил остатки своего народа с разрозненным народом охотников Амрода и Амраса, и они отступили и прошли через Рамдаль к югу. Они поставили на Амон Эреб стражу и некоторую военную силу, а Зеленые Эльфы оказали им помощь, и Орки не вошли ни в Оссирианд, ни в Таур-им-Дуинат и дикие земли юга."

    В "Lay of Leithian" так сказано о спасении Финрода Барахиром:

    "Тогда смелый Барахир могучим копьем, щитом и людьми помог раненому Фелагунду. Спасшись в болоте, они..."

    Согласно той же "Lay of Leithian", после Дагор Браголлах Финрод решил не участвовать в войнах и закрылся в Нарготронде.

    В этой битве вовсе не участвовал Тургон, и из народа Халет там сражались очень немногие. После Дагор Браголлах Фингон отослал своего сына Гил-Галада в Гавани.

    Гибель Финголфина
    (The Fall of Fingolfin)

    The Silmarillion, Chapter 18
    The War of the Jewels, Part One

    456 Год Солнца. Узрев окончательное (как ему казалось) поражение Нолдор в Дагор Браголлах , Финголфин вызвал Моргота на поединок и погиб, лишь ранив противника.

    Об этом так сказано в Сильмариллионе:

    "и он [Финголфин], исполнившись гнева и отчаяния, оседлал Рохаллора, своего огромного коня, и уехал один, и никто не смог удержать его. Он промчался, подобно вихрю, через Д ор-ну-Фауглит, и все, кто видел его, бежали в ужасе, думая, что это явился сам Ороме - потому что дикое безумие ярости овладело им, и глаза его сверкали, подобно глазам Валар. Так Финголфин добрался один до врат Ангбанда, затрубил в рог и ударил в медные двери, вызывая Моргота на поединок. И Моргот вышел.

    То был последний раз в этих войнах, когда он появился из-за дверей своей крепости, и говорят, что он без желания принял вызов, потому что хотя его силе не было равных в мире, Моргот, единственный из всех Валар, знал чувство страха. Но он не мог игнорировать вызов перед лицом своих военачальников, так как скалы звенели от трубных звуков рога Финголфина. Голос короля, резкий и чистый, проникал в самые глубины Ангбанда, когда Фингольфин называл Моргота трусом и повелителем рабов. И потому Моргот вышел, медленно поднялся со своего подземного трона, и отзвук его шагов был подобен грому в глубинах земли. Он появился, одетый в черные доспехи, и встал перед королем, подобный башне, в железной короне, и его огромный щит, черный без гербов и эмблем, отбрасывал на Финголфина тень, как грозовое облако. Но Финголфин светился в ней, подобно звезде, потому что его кольчуга была покрыта серебром, а голубой его щит отделан хрусталем. Он выхватил свой меч Рингил, блестевший как лед.

    Тогда Моргот взметнул Гронд, Молот Подземного Мира, и устремил его вниз, подобно громовой молнии. Но Финголфин прыгнул в сторону, и Гронд пробил в земле огромную яму, откуда ударил столб дыма и огня. Много раз пытался Моргот поразить Финголфина, но все время тот отскакивал, быстрый, как молния из черной тучи. И он нанес Морготу семь ран, и семь раз Моргот издавал крик страдания, а войско Ангбанда при этом падало в ужасе ниц, и эхо северных стран вторило крикам.

    Но, в конце концов, король устал, и Моргот обрушил на него свой щит. Трижды падал Финголфин на колени и трижды вставал снова и поднимал свой расколотый щит и разбитый шлем. Но земля вокруг него была вся в трещинах и ямах, и он споткнулся и упал на спину у ног Моргота. И Моргот наступил ногой на его шею, и тяжесть ноги была подобна упавшему холму. Но все же последним отчаянным ударом Фингольфин пронзил эту ногу Рингилом, и из раны хлынула кровь, черная и дымящаяся, и заполнила ямы, пробитые Грондом.

    Так умер Финголфин, верховный король Нолдор, самый гордый и доблестный из всех королей эльфов древности."

    В Серых Анналах сказано, что конь Рохаллор был с королем до конца, а затем на него напали волки и он убежал от них, благодаря своей быстроте, добрался до Хитлума, там его сердце разбилось и он умер. Также в Серых Анналах приведены слова Финголфина, которыми тот вызывал Моргота на поединок:

    "Выходи, ты, малодушный король и сразись своей собственной рукой! Ты, засевший в своей берлоге, владыка рабов, лжец, нападающий исподтишка, враг Богов и Эльфов, выходи! Я хочу увидеть твое трусливое лицо!"

    Крушение дома Беора

    The Silmarillion, Chapters 18,19
    The War of the Jewels, Part One

    456 год. После победы в Дагор Браголлах, Моргот получил возможность нападать на Дортонион, где жил дом Беора. Люди не смогли удержать Дортонион.

    К этому времени главой дома Беора был Барахир, вернувшийся в Дортонион после Дагор Браголлах, но большая часть его народа бежала в Хитлум. Там Барахир с остатками своего народа отчаянно сражался с войсками Моргота за каждый шаг, и людей народа Беора преследовали и убивали. Лес на северных склонах постепенно наполнился темным чародейством и ужасом (его стали называть Таур-ну-Фуин), так что туда боялись заходить даже орки. Эмельдир, жена Барахира, собрала всех оставшихся женщин и детей и увела их в Бретиль. Оставшиеся с Барахиром были истреблены один за другим (связь с Хитлумом прервалась) и ему с оставшимися двенадцатью спутниками пришлось уйти в нагорья к озеру Тарн Аэлуин. Они по-видимому продолжали вести борьбу так что Моргот в конце концов приказал Саурону найти и уничтожить их.

    В 460 году Саурон, благодаря предательству Горлима, узнал, где скрывается Барахир, и орки убили Барахира и всех его спутников (кроме Берена, сына Барахира). Берен затем еще четыре года скитался в глуши, и весть о его деяниях разнеслась далеко, а Моргот назначил за его голову награду не меньшую, чем за голову Фингона, Верховного Короля Нолдор. Но затем в ту местность пришел Саурон с волколаками и Берену пришлось бежать.

    Захват Минас Тирита

    The Silmarillion, Chapter 18
    The War of the Jewels, Part One

    457 год. В некоторых текстах указана дата 455. Морготу удалось захватить крепость, защищавшую проход в Западный Белерианд.

    В течении двух лет после Дагор Браголлах Нолдор удерживали западный проход около истоков Сириона (там, на острове Тол Сирион, находилась Минас Тирит), но затем Саурон взял эту крепость (в то время ее защищал Ородрет) приступом - облако темного ужаса накрыло оборонявшихся, Ородрет был выбит и бежал в Нарготронд (ему удалось спастись от смерти лишь благодаря помощи Келегорма и Куруфина, которые привели своих всадников и другие силы, какие удалось собрать, и на время задержали нападающих, а затем и сами бежали в Нарготронд). С тех пор остров Тол Сирион стал проклятым островом Тол-ин-Гаурхот, а крепость стала сторожевым постом Моргота. Ни одно живое существо не могло пройти через долину, оставшись незамеченным Сауроном.

    Благодаря этой победе Моргот получил беспрепятственный доступ в западный Белерианд и впоследствии орки наводнили его. Они часто брали Синдар и Нолдор в плен и уводили в рабство в Ангбанд. Людям же Моргот говорил, что все их беды происходят от службы мятежным Нолдор, уговаривая их перейти к нему на службу, но из Трех Домов мало кто соглашался на это даже под пыткой.

    После захвата прохода в войну оказались вовлечены Халадин, до того мирно жившие в лесу Бретиль. Хальмир (предводитель Халадин) быстро послал весть Тинголу, поскольку был в дружбе с эльфами, охранявшими границы Дориата. Тогда к ним пришли на помощь Синдар (во главе с Белегом), вооруженные топорами, и орки были захвачены врасплох и уничтожены вышедшеми из Бретиля армиями Хальмира и Белега (458 год). После этого в Бретиле поддерживался бдительный мир и орки какое-то время (какое??) не осмеливались пересечь Тейглин. Таким образом Нарготронд был защищен от нападения. В той битве сражались Хуор и Хурин, но их отряд был отрезан от остальных сил и их преследовали до брода Бритиах, где они были бы убиты или взяты в плен, если бы не помощь Ульмо - из реки поднялся туман и скрыл их от врагов.

    Хотя Моргот победил в Дагор Браголлах и успешно вел войну в последующие годы, он понял, что, недооценивал Нолдор и людей, и что для окончательной победы ему нужно собрать больше сил. Поэому он отозвал основные войска орков в Ангбанд и несколько коротких лет в Белерианде был мир.

    Нападение на Хитлум после Дагор Браголлах

    The Silmarillion, Chapter 18
    The War of the Jewels, Part One

    462 год. Моргот попытался (неудачно) захватить Хитлум.

    Эльдар частично оправились от поражения в Дагор Браголлах и начали отвоевывать земли обратно. Но Моргот послал большое войско против Хитлума и произошли яростные сражения у проходов через Горы Тени. При осаде Эйтель Сирион стрелой был убит Галдор, повелитель Дор-Ломина (он защищал эту крепость от имени Фингона). Его сын Хурин (ставший теперь главой дома Хадора) отбил это нападение и орки, потерпев большой урон, были отброшены от Эред Ветрин; их преследовали по пескам Анфауглита.

    Сам же король Фингон сражался на полях Хитлума с армией, подошедшей с севера. Противник превосходил его числом, но в нужную минуту в залив Дренгист вошли корабли Кирдана и войска эльфов Фаласа напали на войско Моргота с запада. Тогда орки бежали и конные лучники преследовали их до самых Железных Гор.

    Сражение Хуана с Сауроном

    The Silmarillion, Chapter 19
    The War of the Jewels, Part One

    465 год. Это часть истории Берена и Лютиен. В сражении с Хуаном Саурон был побежден и отдал власть над крепостью на Тол-ин-Гаурхот.

    Лютиен с Хуаном пришла к острову Тол-ин-Гаурхот освободить Берена, который находился в плену Саурона на острове. Она встала на мосту, ведущем на остров, и запела, а Берен, услышав ее, ответил ей из темницы. Она также услышала его и ответила. Саурон же в это время послал на мост одного из своих волков, но Хуан убил его. Саурон посылал еще волков, одного за другим, и Хуан убил их всех, но последний - Драуглуин, сумел бежать и умер у ног Саурона, сказав ему о приходе Хуана. Тогда Саурон принял облик огромного волколака, памятуя о предсказании, что Хуан умрет не ранее, чем встретит могущественнейшего из волков, которые когда-либо будут.

    Но в сражении на мосту Саурон проиграл, и, какой бы облик он ни принял, не мог вырваться из хватки Хуана, кроме как оставив тело. И тогда Лютиен велела Саурону отдать власть над островом и крепостью и он покорился, и когда Хуан отпустил его, бежал в Таур-ну-Фуин в облике летучей мыши.

    От новой песни Лютиен крепость рухнула, все пленники были освобождены. О дальнейшей судьбе острова в Сильмариллионе сказано лишь, что Берен и Лютиен похоронили там тело Фелагунда и могила его простояла нетронутой до разрушения Белерианда. В Серых Анналах же сказано, что остров был вновь захвачен Морготом во время Нирнаэт Арноэдиад и его башни были отстроены заново.

    Союз Маэдроса
    (Union of Maedhros)

    The Silmarillion, Chapter 20
    The War of the Jewels, Part One

    468-472 гг. Нолдор собирают силы, чтобы победить Моргота.

    Услышав о деяниях Берена и Лютиэн, Маэдрос воспрял духом, поняв, что оборона Моргота не несокрушима. Однако победа могла быть достигнута лишь объединением всех сил и потому он начал создавать то, что называли Союзом Маэдроса.

    Однако клятва Феанора и зло, из нее проистекшее, повредили планам Маэдроса. Ородрет, король Нарготронда, из-за Келегорма и Куруфина не желал откликаться на призыв сына Феанора. Жители Нарготронда надеялись оборониться скрытностью, и из всех них вышел лишь Гвиндор с небольшим отрядом (он скорбел о своем брате Гельмире, потерянном во время Дагор Браголлах и присоединился теперь к войскам Фингона).

    До того сыновья Феанора присылали к Тинголу гонцов с требованием отдать Сильмарил, на которое он ответил отказом, и Келегорм и Куруфин тогда стали угрожать смертью ему и его народу, если по окончании войны он откажется отдать Сильмарил. Поэтому из всего Дориата к союзу присоединились лишь Белег и Маблунг, которые хотели принять участие в великих деяниях, и они шли под знаменами Фингона.

    Но к союзу присоединились также гномы (они помогли и военной силой и оружием, выкованном в кузнях Ногрода и Белегоста). К Маэдросу присоединились все его братья, он собрал также вастаков (людей Бора, Ульфанга и призванных ими с востока сородичей). В Хитлуме Фингон готовил к войне Нолдор и народ Хадора. Хальмир, вождь Халадин, собирал своих людей и они точили топоры. Вести дошли и до Тургона в Гондолине.

    В 469 г. Маэдрос проверил свои силы (до того, как все были собраны) и одержал победу. Орки были изгнаны из всего Белерианда, был освобожден Дортонион и граница вновь проходила как и до Дагор Браголлах (с той лишь разницей, что Анфауглит был теперь выжженой пустыней, которой не владела ни одна из сторон). Однако Маэдрос сделал это слишком рано - Моргот был теперь предупрежден. Он отправил шпионов и посланцев, склоняющих к предательству; это было сделать тем легче, что среди Людей, близких к Маэдросу, было много втайне служивших Морготу.

    В 472 г. Маэдрос начал битву, которая была впоследствии названа Нирнаэт Арноэдиад.

    Нирнаэт Арноэдиад, пятая битва, Бессчетные слезы
    (Nirnaeth Arnoediad, the fifth battle, Tears Unnumbered)

    The Silmarillion, Chapters 20, 23
    The War of the Jewels, Part One
    Unfinished Tales, "Narn i hin Hurin"

    472 г. Собранные союзом Маэдроса силы подготовились к нападению на Моргота, но ему удалось отклонить ход битвы от намеченного ими плана и Моргот победил (во многом благодаря предательству людей). После этого и до самой Войны Гнева Моргот постоянно побеждал в войне.

    Об этом так сказано в Сильмариллионе:

    "Наконец, собрав сколько мог войск эльфов, людей и гномов, Маэдрос решил атаковать Ангбанд с востока и запада и намеревался открыто через через Анфауглит, подняв знамена. А когда, как надеялся Маэдрос, он выманит на себя армии Моргота, из перевалов Хитлума появится Фингон. Они рассчитывали, что таким образом силы Моргота окажутся как бы между наковальней и молотом и будут искрошены. Сигналом должен был послужить огонь на большом маяке в Дортонионе.

    В назначенный срок утром дня Летнего Солнцестояния трубы Эльдар приветствовали восход солнца, и на востоке появился стяг сыновей Феанора, а на западе - знамя Фингона, Верховного Короля Нолдор. Тогда Фингон взглянул со стен Эйтель Сириона; его войско, выстроенное в долинах и лесах к востоку от Эред Ветрин, было хорошо скрыто от глаз врага. Но Фингон знал, что войско это очень велико, потому что там собрались все Нолдор Хитлума вместе с эльфами Фаласа и отрядом Гвиндора из Нарготронда. А еще у Фингона было много людей: справа располагалось войско Дор-Ломина и все доблестные люди Хурина и его брата Хуора; к ним присоединились Хальдир из Бретиля и с ним много лесных людей.

    Тогда Фингон взглянул на Тангородрим над которым висело темное облако и черный дым поднялся оттуда, и Фингон понял, что гнев Моргота пробудился и что вызов принят. Тень сомнения омрачила сердце Фингона, и он посмотрел на восток, пытаясь своим эльфийским зрением разглядеть, не клубится ли пыль Анфауглита под ногами войск Маэдроса. Он не знал, что выступлению Маэдроса помешало коварство Ульдора Проклятого, обманувшего его ложным предостережением о нападении из Ангбанда.

    И вдруг донесся крик, подхваченный ветром, он шел с юга от долины к долине, эльфы и люди присоединились к нему с удивлением и радостью, потому что неожиданно, без зова, Тургон прервал изоляцию Гондолина и явился с десятититысячной армией в сияющих кольчугах с длинными мечами и лесом копий, и едва лишь Фингон услышал вдали шум огромной трубы Тургона, его брата, как тень, омрачавшая его сердце, исчезла, и он воспрянул духом и громко крикнул:

    - Утулие'н ауре! Айя Эльдалие ар Атанатари, утулие'н ауре! День настал! Смотрите, народы Эльдар и отцов Людей - день настал!

    И все, кто слышал отзвук его клича в холмах, ответили криком:

    - Аута и ломе! - Ночь проходит!

    А Моргот, знавший многое о делах и замыслах своих врагов, решил, что время настало. Веря, что предатели, его слуги, задержат Маэдроса и помешают соединению врагов, он бросил внушительные (но бывшие лишь частью всех, что он подготовил) силы на Хитлум, и они были в темном и не обнажали стали, так что войска успели далеко проникнуть в пески Анфауглита, прежде чем их приближение было замечено.

    Тогда сердца Нолдор загорелись, и их предводители решили атаковать врагов на равнине, но Хурин выступил против этого и предостерег их от коварства Моргота, чьи силы были всегда большими, чем казалось, а цель иной, чем он показывал. И, хотя сигнала о приближении Маэдроса не было и войско томилось нетерпением, Хурин убеждал их дождаться этого сигнала - пусть орки разобьются, пытаясь штурмовать холмы.

    Но предводителю западной армии Моргота было приказано любыми средствами быстро выманить Фингона из его холмов, и он продолжал двигаться, пока передняя часть его войска не выстроилась вдоль русла Сириона от стен крепости Эйтель Сирион до места впадания Ривил в топях Серех, и аванпосты Фингона могли уже видеть глаза своих врагов. Но ответа на его вызов не последовало и насмехающиеся орки запнулись, глядя на безмолвные стены и видя скрытую угрозы холмов. Тогда предводитель Моргота послал всадников, несших знаки переговоров, и они подъехали к внешним укреплениям Барад Эйтель. С собой они привели Гельмира, сына Гуилина - вождя из Нарготронда, которого они ослепили, захватив его в Дагор Браголахе. Затем герольды Ангбанда вытолкнули его вперед, выкрикивая:

    - Дома у нас такого много. Однако вам следует торопиться, если вы хотите найти их, потому что мы разделаемся с ними, когда вернемся!

    И они на глазах у эльфов отрубили Гельмиру руки и ноги, и затем голову - и бросили его.

    По несчастной случайности в том месте укреплений находился Гвиндор, брат Гельмира. Его ярость перешла в безумие. Он прыгнул на спину коня, и с ним многие другие всадники. Они догнали и убили герольдов и вклинились в главное войско. Увидев это, все войско Нолдор загорелось, и Фингон, надев свой белый шлем, велел трубить в трубы, и все войско Хитлума ринулось с холмов в атаку. И блеск взметнувшихся мечей Нольдора напоминал пламя на поле тростника, их натиск был быстр и ужасен, замыслы Моргота едва не оказались нарушены. Прежде чем армия, которую он послал на запад, успела получить подкрепления, она была сметена, и знамена Фингона пронеслись через Анфауглит и взвились перед стенами Ангбанда. И в первых рядах сражались Гвиндор и эльфы Нарготронда, которых все еще нельзя было удержать, они перебили охрану на самых ступенях Ангбанда, и Моргот задрожал на своем троне, слыша, как они бьют в его дверь. Но там они попали в ловушку и все погибли, кроме Гвиндора, захваченного живым, потому что Фингон не мог прийти им на помощь. Через тайные двери Моргот выпустил основное войско, до того находившееся в ожидании, и Фингон с большими потерями был отброшен назад, от стен.

    И тогда на равнине Анфауглита, на четвертый день войны, началась битва Нирнает Арноэдиад - Бессчетные Слезы, потому что ни песня, ни рассказы не могут вместить в себя всю ее скорбь. Войско Фингона отступало через пески, Хальдир, вождь Халадин, был убит в арьергарде, и с ним погибло большинство людей Бретиля, так и не вернувшихся в свои леса. На пятый день, к наступлению ночи, они были все еще далеко от Эред Ветрин, и орки окружили войско Хитлума. Сражение продолжалось до наступления дня, и кольцо сжималось все сильнее. Утро принесло надежду, когда послышались звуки рогов Тургона, ведшего войско Гондолина. Они располагались южнее, охраняя Проход Сириона и Тургон уждержал большую часть своего народа от поспешного нападения. Теперь он торопился на помощь брату, а Гондолиндрим были сильны и закрыты кольчугами и их ряды сияли как стальная река на солнце.

    Отряд телохранителей короля пробился сквозь ряды орков, и Тургон прорубил себе путь к брату, и говорят, что встреча Тургона с Хурином, стоявшим подле Фингона, посреди битвы была радостной. И надежда вновб появилась в сердцах эльфов и в это самое время, в третьем часу утра, раздались звуки труб Маэдроса, наконец пришедшего с востока, и знамена сыновей Феанора развернулись у врага в тылу. Некоторые даже говорят, что Эльдар могли победить в тот день, сохрани все их войска верность. Орки дрогнули, и атаки их захлебнулась, и некоторые уже обратились в бегство. Но в тот момент, когда авангард Маэдроса добрался до орков, Моргот бросил в бой последние силы, опустошив Ангбанд. То были волки, всадники на волках, Балроги и драконы, и среди них Глаурунг, отец драконов. Сила и ужас Великого Змея стали теперь огромными, и эльфы и люди слабели перед ним. И он прошел между войсками Маэдроса и Фингона, отрезав их друг от друга.

    Но ни волк, ни Балрог, ни Дракон, не привели бы Моргота к успеху, а лишь предательство людей. В тот час открылись замыслы Улфанга. Многие из вастаков обратились в бегство (их сердца были наполнены страхом и ложью), но сыновья Улфанга неожиданно переметнулись на сторону Моргота и ударили в тыл сыновьям Феанора, и в образовашемся смятении им удалось пробиться к знаменам Маэдроса. Но они не получили награды, обещанной Морготом, потому что Маглор убил Ульдора Проклятого, предводителя изменников, а сыновья Бора прикончили Ульфаста и Ульварта до того, как сами были убиты, однако подоспели новые силы злых людей, которых Ульдор призвал и спрятал в восточных холмах. Воины Маэдроса были атакованы с трех сторон, разбиты, рассеяны и бежали во все стороны. Судьба спасла сыновей Феанора, и хотя все они были ранены, ни один не погиб - они соединились, собрали вокруг себя оставшихся Нолдор и Наугрим, прорубили путь из битвы и бежали к горе Долмед далеко на востоке.

    Дольше всех из восточных сил держались гномы Белегоста и тем прославились. Наугрим лучше противостояли огню, нежели люди и эльфы и к тому же у них в обычае было носить большие страшные на вид маски, которые пригодились им против драконов. Если бы не гномы, Глаурунг и его выводок быстро бы расправились с остатками Нолдор, но Наугрим образовали кольцо вокруг него, когда он напал на них, и даже его могучая броня не могла его полностью защитить от ударов их огромных секир. Когда же в ярости Глаурунг обернулся, сразил Азагхала, повелителя Белегоста, и прополз по нему, а Азагхал последним ударом вонзил нож ему в брюхо и ранил дракона, и Глаурунг бежал с поля битвы, а звери Ангбанда в панике последовали за ним. Тогда гномы подняли тело Азагхала и унесли его. Они медленно шли позади и пели погребальную песнь низкими голосами, как будто на похоронах в своей стране, не обращая более внимания на своих врагов. Никто не посмел остновить их.

    Но теперь в западном сражении Фингон и Тургон были атакованы волной врагов, втрое превосходившей все оставшиеся у них силы. Появился Готмог, повелитель Балрогов, верховный начальник Ангбанда, и враги черным клином врезались между воинствами эльфов, окружив Фингона и отбросив Тургона и Хурина рядом с ним к топям Серех. Затем Готмог ударил по Фингону, и то была жестокая встреча. Фингон остался один среди своих мертвых телохранителей и сражался с Готмогом до тех пор, пока другой балрог не зашел сзади и обвил Фингона огненным бичом. Тогда Готмог зарубил Фингона своим черным топором, и из расколотого шлема Фингона ударило вверх белое пламя. Так погиб верховный король Нолдор, и враги разбили его в пыль булавами, а знамя его, синее с серебром, втоптали в лужу его крови.

    Битва была проиграна, но все же Хурин с Хуором и остатки людей из дома Хадора продолжали держаться вместе с Тургоном из Гондолина, и войска Моргота все еще не могли завладеть проходом Сириона. Тогда Хурин обратился к Тургону:

    - Теперь, вождь, уходи, пока есть время! Потому что в тебе последняя надежда Эльдар, и пока стоит Гондолин, сердцу Моргота ведом страх!

    Но Тургон ответил:

    - Теперь Гондолину недолго оставаться скрытым, а когда он будет обнаружен, он падет!

    Ему возразил Хуор:

    - И все же, если он устоит хотя бы недолго, тогда из твоего дома произойдет надежда для эльфов и людей. Вот что я скажу тебе, вождь, видением смерти: хотя мы расстаемся здесь навсегда и мне больше не увидеть твоих белых стен, от тебя и от меня возгорится новая звезда. Прощай!

    И стоявший рядом Маэглин, сын сестры Тургона, слышал эти слова и не забыл их, но ничего не сказал.

    Тогда Тургон внял советам Хурина и Хуора и, собрав остатки войска Гондолина и тех из народа Фингона, кого смог, отступил к проходу Сириона. Его военачальники Эктелион и Глорфиндел охраняли фланги справа и слева, так что ни один враг не мог миновать их. Люди же Дор-Ломина, согласно желанию Хурина и Хуора, остались в арьергарде, потому что в глубине души они не хотели покидать северные земли, желая стоять там до конца, если нет возможности пробиться к своим домам. Так было искуплено предательство Ульдора, и из всех подвигов в войне, которые совершили отцы людей ради эльфов, более всех прославленно последнее сопротивление людей из Дор-Ломина.

    А Тургон, сражаясь, проложил себе путь к югу, под охрану Хурина и Хуора, спустился вниз по Сириону и спасся. Он исчез в горах и скрылся c глаз Моргота. Братья же, собрав вокруг себя остатки людей Хадора, отступали шаг за шагом, пока не очутились за топями Серех, и поток Ривил оказался перед ними, и там они остановились.

    Тогда все войско Ангбанда двинулось против них, и враги запрудили поток телами своих мертвецов и окружили остатки [войск] Хитлума, как прилив окржует скалу. Когда на шестой день солнце клонилось к закату, и чернели тени Эред Ветрин, Хуор пал, пораженный в глаз отравленной стрелой, и вокруг лежали грудой доблестные люди Хадора. Орки отрубили им головы и сложили их курганом, золотившимся в закатных лучах.

    Последним из всех остался один Хурин. Он отбросил щит и схватил двумя руками топор, и в песнях поется, что топор дымился от крови троллей-охранников Готмога пока не иссох, и каждый раз, убивая, Хурин кричал:

    - Ауре энтулува! День придет снова!

    Семьдесят раз издал он этот клич, но в конце концов его захватили живым по приказу Моргота - орки хватались за него руками, которые оставались висеть, даже когда он отрубал их, и их число все прибывало, пока он не пал, погребеный под ними. Готмог связал его и потащил в Ангбанд, насмехаясь.

    Так окончилась битва Нирнаэт Арноедиад, когда солнце опустилось за море. Ночь пала на Хитлум и с Запада прилетел сильный ураган."

    Ниже также сказано:

    "По приказу Моргота орки с трудом собрали тела всех погибших в битве, доспехи и оружие. Они сложили все это посреди Анфауглит в большой курган, и он был подобен холму, который можно было видеть издалека. Хауд-эн-Нденгин - назвали его эльфы, Холм Убитых, и Хауд-эн-Нирнает, Холм Слез. Во всей пустыне, созданной Морготом, лишь на том холме выросла трава, высокая и зеленая, и ни одна тварь Моргота с тех пор не осмеливалась ступать на землю, под которой ржавели мечи Эльдар и Эдайн."

    У захваченного в плен Хурина Моргот пытался пытками и подкупом узнать, где расположен Гондолин (Тургон был теперь по праву верховным королем Нолдор и потому более всех оставшихся врагов занимал теперь Моргота), но не смог. О судьбе Хурина и его детей рассказано в Нарн и Хин Хурин.

    После поражения в Нирнаэт вне власти Моргота оставались Нарготронд, Гондолин, Дориат, Оссирианд и Фалас (также в Бретиле Халадин продолжали обороняться). Моргот, нарушив свои обещания, отдал Хитлум на поселение вастаком вместо богатых земель Белерианда, которых они желали. В Хитлуме оставались лишь женщины, дети и старики народа ХадораХитлум не пришло даже вестей о битве, поскольку никто не вернулся). Остатки эльфов Хитлума были взяты рабами в шахты севера, хотя некоторым удалось бежать (многие из Эльдар скрывались в горах Хитлума, в особенности к югу от Дор-Ломина. Также в холмах Митрим продолжали жить Синдар). Сыновья Феанора бежали в Оссирианд. Многим также удалось бежать в Гавани Фаласа и моряки Кирдана плавали вдоль берегов, делая короткие высадки и тревожа врага.

    В Серых АнналахАглон, и крепость на Химринг была заполнена солдатами Ангбанда, Тол Сирион был взят войсками Моргота и его башни отстроены вновь. Однако это, вероятно, противоречит Сильмариллиону, в котором сказано, что могила Финрода на Тол Сирион простояла нетронутой до конца первой эпохи, кроме того, после крушения Гондолина, изгнанником удалось прйти через долину Сириона.

    С этой битвы Эльдар отвернулись от всех людей, кроме Трех Домов.

    По-видимому с этого времени на северных границах Дориата эльфы вели нескончаемую войну с орками и другими слугами и созданиями Моргота.

    Падение Гаваней

    The Silmarillion, Chapter 20
    The War of the Jewels, Part One

    473 год. Моргот, приведя в порядок свои войска, также потерпевшие урон в Нирнаэт, до наступления зимы снова напал на незащищенный теперь Белерианд.

    Войска его прошли через Хитлум и Нэвраст, спустились по рекам Бритон и Неннинг, опустошили весь Фалас и осадили Бритомбар и Эгларест. "Они привели с собой кузнецов, шахтеров и поджигателей и установили огромные машины. И хотя сопротивление было доблестным, они в конце концов проломились сквозь стены." Гавани были рарушены, так же, как и башня Барад Нимрас. Большая часть народа Кирдана была убита или захвачена в плен. Некоторым (в частности Гил-Галаду) удалось спастись морем, и они во главе с Кирданом основали убежище на острове Балар. Также им удалось закрепиться в устье Сириона.

    Война на северо-западе Белерианда

    The War of the Jewels, Part One, Part Three
    Unfinished Tales, "Narn i hin Hurin"
    The Silmarillion, Chapter 21

    481-499 гг. Приведенные ниже датировки не всегда точны.

    Так сказано в "Нарн и Хин Хурин" (481 г.):

    "Власть Моргота возросла за год и весь Хитлум подпал теперь под его тень. Несомненно, он многое знал о судьбе родичей Хурина и оставил их в покое на некоторое время, чтобы его планы могли исполниться. Но теперь для выполнения этой цели он поставил плотную стражу на перевалах Гор Тени, так что никто не мог безопасно ни выйти ни войти в Хитлум и орки кишели у истоков Нарога и Тейглина и в верхнем течении Сириона."

    Также где-то в 484-485 гг. произошли новые вторжения орков в Димбар из Таур-ну-Фуин, через проход Анах. Мир в Димбаре был нарушен и люди Бретиль были обеспокоены. Но нападения были через какое-то время отбиты и в этом принял участие Белег.

    Летом 485 (по другой версии - 487) г. орки пересекли Бритиах и, преодолевая сопротивление всех сил, которые мог собрать Хандир из Бретиль, перешли Переправу Тейглина и двинулись на юг в поисках добычи. Большинство живших там лесных людей (будучи заранее предупреждены Белегом) успели переправить своих женщин и детей в Бретиль. Но вооруженные мужчины, шедшие позади, были встречены орками и потерпели поражение. Небольшому числу удалось пробить себе путь и спастись в Бретиле, а многие были убиты или захвачены в плен. Орки разграбили и сожгли жилища, а затем двинулись на запад с максимально возможной скоростью, чтобы найти старый Южный Тракт и затем возвратиться на север.

    Банда Турина желал захватить добычу орков и Турин с Орлегом отправился на разведку, во время которой они были замечены орками, который приняли их за эльфов Нарготронда. Поэтому орки перебили пленников и убежали на север.

    В то же лето орки стали нападать в больших количествах, чем ранее, они приходили с севера вдоль старого Южного Тракта, переправлялись через Тейглин и проникали в леса на западной границе Дориата.

    В 486-487 гг. "вновь двинулась мощь Ангбанда". Проверив вначале проходы в Белерианд, войска двинулись через Анах, захватили Димбар и все северные границы Дориата. Они спустились также по старому Южному Тракту, и добрались до Талат Дирнен. На этой равнине они были неожиданно для себя встречены отрядами Белега и Турина. К ним в то время присоединились многие, до того скитавшиеся в глуши, и на равнине, в землях к югу от Тейглина, они построили лагеря и укрепления (известны Метед-эн-глад и Бар-эриб) вокруг главного лагеря на Амон Руд. Из Нарготронда им помогали всем кроме военной силы. Однако слава о подвигах Турина и Белега разнеслась далеко, достигла Моргота, и он, с помощью предательства Мима, сумел захватить лагерь на Амон Руд. Белег был тяжело ранен и оставлен среди мертвых, а Турин был захвачен в плен. Исцелившись, Белег смог освободить Турина, догнав захвативших его орков на границе Таур-ну-Фуин и Анфауглит, но сам погиб.

    Весной 495 г. произошло новое вторжение орков, они хотели освободить переправу Тейглина для дальнейшего продвижения. Люди Бретиля сразились с ними, но потерпели поражение (Хандир, их предводитель, был убит) и скрылись в лесах. Орки не стали их преследовать, поскольку уже достигли главной цели и продолжили накапливать силы для дальнейшего нападения на Нарготронд.

    В процессе войны люди Халет из леса Бретиль стали совсем маленьким народом и жили по большей части за частоколом в Эфел Брандир, и Брандир, сын Хандира, который был тогда их главой, не был воинственным человеком. Однако часть лесных людей продолжала сражаться с орками на границах. Во время одного такого сражения (496 г.) с орками люди были окружены и находились в безнадежном положении, когда появился Турин и напугал орков, решивших, что появился большой отряд, (также орки испугались Гуртанга). Орки бежали и были большей частью перебиты.

    Турин поселился среди людей Халет, назвался Турамбаром, и сражался там с орками, не давая им переходить переправу Тейглина (вопреки воле Брандира, который хотел спасаться от орков скрытностью). В 498 г. на них напали орки Глаурунга (до того орки не устраивали крупных нападалений на людей Бретиля, а лишь проходили мимо леса или охотились небольшими бандами), но Турин сперва (по просьбе Ниниэль) не стал сражаться, и вышел лишь тогда, когда люди Бретиля потерпели поражение. Люди воодушевились и вокруг него собралось много сотен, они перебили всех орков в лесу и повесили их на деревьях у переправы Тейглина. И когда явилось новое войско, они окружили и перебили орков, не ожидавших такого количества людей и испугавшихся Гуртанга, а трупы сожгли. В Нарготронд вернулись лишь немногие из орков.

    В 499 г. сам Глаурунг вышел из Нарготронда и след его движения вел по прямой к лесу Бретиль. По совету Турина люди Халет не стали нападать на дракона и приготовились к бегству. Турин подстерег Глаурунга и убил ударом меча в брюхо, когда дракон переправлялся через Тейглин, перекинув тело с утеса на утес.

    Согласно "Скитаниям Хурина", в 501 г в Бретиль пришел Хурин и там поднялось восстание (вероятно, в нем повинна тень Моргота, следовавшая за Хурином), в котором погибли Харданг и Мантор, последние в Бретиль наследники рода Халет.

    Битва Тумхалад
    Battle of Tumhalad [и участие Нарготронда в войнах]

    The War of the Jewels, Part One
    Unfinished Tales, "Narn i hin Hurin"
    The Silmarillion, Chapters 19, 21

    495 г. Поражение войск Нарготронда. Вскоре и сам Нарготронд был захвачен и разрушен.

    Рассказ о самой битве следует предварить дополнительными сведениями.

    Об участии войск Нарготронда в Войнах Белерианда известно немногое, хотя сказано, что они сражались и в Нирнаэт и в Дагор Браголлах. Известно также, что вскоре после Дагор Браголлах (и, вероятно, до нее) они уже стерегли Талат Дирнен, их сторожевые крепости стояли на каждом холме и во всех лесах и полях скрывались лучники, так что никто не мог пройти без их позволения.

    В 465 году, когда в Нарготронд пришел Берен, возник раздор между Финродом, королем Нарготронда, и сыновьями Феанора. Куруфин тогда произнес речь, в которой создал столь ясное описание войны и падения Нарготронда, что с тех пор эльфы этого королевства не желали сражаться открыто (даже после того, как Куруфин был изгнан из Нарготронда), и не терпели чужестранцев, отваживая их колдовством и отравленными стрелами. Так померкла их доблесть.

    В 488 году Хальдир, сын Ородрета (после смерти Финрода Ородрет стал королем Нарготронда), был пойман в ловушку и повешен на дереве орками. С тех пор эльфы Нарготронда стали еще более осторожны и скрытны и не позволили бы даже эльфу проникнуть в их земли. Несмотря на это, в 486-7 (время указано примерно) Ородрет помогал (всем, кроме военной силы) Белегу и Турину в организации обороны Талат Дирнен (см. описание этой обороны). Однако в конце концов их лагерь на Амон Руд был захвачен и через год Турин (с Гвиндором) пришел в Нарготронд.

    Турин быстро возвысился в Нарготронде (Ородрет высоко ценил его) и почти все поддерживали его. Турину не нравились скрытные нападения и стрелы из укрытий, он любил доблестные удары и явные сражения (в этом ему противостоял Гвиндор). И в те годы эльфы Нарготронда забыли о сохранении тайны и шли на битвы открыто. По совету Турина был построен мост через Нарог, чтобы можно было быстрее переправлять войска (вопреку совету Ульмо, переданному через Гэльмира, мост не был разрушен). Турин в те годы стал известен как Мормегил и прославился, и к западу от Сириона влияние Моргота ослабло.

    Осенью 495 года, дождавшись своего часа, Моргот отправил войска на Нарготронд (путь для нападения был расчищен весной во время сражения с людьми Бретиля). Глаурунг прошел через Анфауглит и сотворил великое зло в северных долинах Сириона, осквернив Эйтель Иврин, затем вторгся на территорию Нарготронда и сжег Талат Дирнен. Тогда войска Нарготронда вышли на битву (Турин ехал по правую руку от Ородрета), но войско Моргота было много больше, чем доносили разведчики и никто, кроме Турина, защищенного шлемом, не мог вынести огонь Глаурунга. Эльфов загнали в долину Тумхалад и они были побеждены. Там пал Ородрет, был смертельно ранен Гвиндор. Пытаясь спасти Гвиндора, Турин задержался, и Глаурунг и орки спустились вдоль Нарога и напали на Нарготронд. Стражи не знали о поражении войск Нарготронда и не успели уничтожить мост через Нарог, так что Глаурунг добрался до ворот в полной силе огня.

    Нарготронд был разрушен, орки перебили всех, кто был вооружен, а женщин и девушек, оставшихся в живых, собрали вместе, что отвести в рабство к Морготу. В это время пришел Турин (собрав по дороге часть из потерпевших поражение войск) и прорубил дорогу к пленникам. Ему никто не мог (или не хотел) противостоять и он стоял один (все, кто пошел с ним, уже бежали и спрятались), когда из ворот Нарготронда появился Глаурунг и состоялась их первая встреча, во время которой пленников увели через мост и на север на глазах у Турина, а он не мог двинуться с места.

    Орки у переправы Тейглина были встречены людьми из леса Бретиль, но орки жестоко перебили всех пленников, которых люди надеялись отбить. Финдуилас, дочь Ородрета, орки прибили копьем к дереву и люди похоронили ее поблизости.

    Нарготронд был разрушен, хотя части населявших его удалось спастись и добраться до Дориата. Глаурунг же обрушил мост, прогнал орков, запретив им разграблять ценности, свалил все сокровища в кучу и лег на них. Через какое-то время он собрал орков и стал править во всем бывшем королевстве Нарготронда. В 496 г. он сам заколдовал явившуюся к Нарготронду Ниэнор и разметал ее спутников. В 498 г. Глаурунг послал орков против людей Бретиля и, когда нападение было отбито, он узнал, где теперь живет Турин. Глаурунг разгневался, но какое-то время ничего не предпринимал, обдумывая вести, а в 499 г. отправился туда сам и погиб (см. описание войн у леса Бретиль).

    Восстание людей Дор-Ломина

    The War of the Jewels, Part One, Part Three
    Unfinished Tales, "Narn i hin Hurin"
    The Silmarillion, Chapters 21, 22

    495 г.

    После Нирнаэт в Дор-Ломине поселились вастаки, поработив ранее обитавших там людей Хадора. В 495 г. туда пришел Турин, наследник преводителя дома Хадора, в поисках вестей о своей матери и сестре. Он убил вастака Бродду, правившего в той части Дор-Ломина, в его собственном зале и поднял восстание людей Хадора, перебивших всех вастаков в здании. Затем они бежали в горы и, благодаря выпавшему снегу, скрылись от погони. Аэрин, женщина из людей Хадора, видимо вскоре после этого подожгла дом Бродды вместе с собой.

    Восставшие скрылись в горной пещере и Турин вскоре покинул их, их предводителем стал Асгон, однако они с тех пор не совершили ничего существенного. В 500 г. в Дор-Ломин пришел Хурин, предводитель дома Хадора. В "Скитаниях Хурина" говорится, что он сказал Асгону и его людям: "Люди изменились здесь. Попав в рабство, они обрели сердца рабов. Я не желаю больше власти над ними или над кем-либо еще в Средиземье."

    Затем он, Асгон и еще шесть человек пришли к вастаку Лоргану, называвшему себя правителем Дор-Ломина, и, вскоре после разговора с ним, Хурин вместе с Асгоном и его людьми ушел из Хитлума, выслеживаемый людьми Лоргана.

    В Сильмариллионе же сказано, что, когда Хурин пришел в Хитлум, его собственный народ избегал его, поскольку он пришел из Ангбанда, в то время как вастаки по той же причине не трогали его.

    Разрушение Дориата
    (Ruin of Doriath)

    The War of the Jewels, Part Three V
    The Silmarillion, Chapter 22
    Unfinished Tales, Part Two IV

    502-503 гг. Ссора Тингола и гномов произошла в 502 г., а Дориат был разрушен в 503.

    Есть несколько версий этой истории, записанных в различных текстах. Этот рассказ основан на версии Сильмариллиона.

    В 501 году Хурин принес Наугламир Тинголу и тот вскоре захотел соединить вместе Наугламир и находившийся у него Сильмарил. Для этого он позвал мастеров гномов из Ногрода. Они выполнили эту работу (502 г.), но отказались отдавать ожерелье Тинголу, сказав, что имеют на него законное право.

    Тогда Тингол, увидев, что гномы лишь хотят забрать себе Сильмарил, сказал: "Как смеете вы, дети неуклюжего племени, требовать что-то от меня, Элу Тингола, повелителя Белерианда, чья жизнь началась у вод Куивиэнен за бессчетные года до того, как проснулись отцы вашего карликового народца?" и позорящими словами велел им убираться из Дориата, не получив платы.

    Тогда гномы разгневались и, собравшись, убили Тингола. Взяв Наугламир, они бежали из Менегрота на восток, но их догнали и перебили по большей части до Ароса, так что до Ногрода добралось лишь двое, которые рассказали сородичам, что их товарищи были убиты по приказу эльфийского короля, желавшего лишить их награды.

    Гномы Ногрода собрали войско (гномы Белегоста отказались им помочь) и в 503 г. вторглись в Дориат, перейдя Гэлион и Арос. После смерти Тингола и ухода Мелиан "военачальники серых эльфов были в сомнении и отчаянии", так что многочисленное войско свирепых гномов не встретило сопротивления. Главная битва произошла в Менегроте, в ней погибло много гномов и эльфов. Маблунг пал перед дверями сокровищницы, где хранился Наугламир. Гномы победили и разграбили Менегрот.

    Войско гномов было уничтожено на обратном пути в битве у Сарн Атрад. Память о разрушении Дориата впоследствии отравляла взаимоотношения Синдар и гномов.

    Битва (у) Сарн Атрад
    (Battle of (by) Sarn Athrad)

    The War of the Jewels, Part Three V
    The Silmarillion, Chapter 22
    Unfinished Tales, Part Two IV

    503 г. В этой битве было уничтожено войско гномов, возвращавшееся после разграбления Дориата. Там Берен вновь добыл Сильмарил.

    Берен, узнав от гонца о случившемся в Дориате, взял Диора и многих Зеленых эльфов Оссирианда и отправился к реке Аскар.

    Когда войско гномов, нагруженное сокровищами Дориата (в их числе Наугламир с Сильмарилом), переходило Гэлион по броду Сарн Атрад (гномы возвращались в Ногрод) и уже выбиралось на берег, "лес наполнился звуком эльфийских рогов и со всех сторон в них полетели стрелы". Большое число гномов полегло в этом первом нападении, но части оставшихся удалось собраться вместе и бежать на восток. Но "когда они взбирались по длинным склонам под горой Долмед, появились Пастыри Древ и загнали гномов в перевалам, что ведут к их домам".

    "В битве у Сарн Атрад Берен сражался в последний раз и сам сразил Повелителя Ногрода, отобрав у него Ожерелье Гномов, но тот, умирая, наложил проклятие на все сокровища. Берен с изумлением взирал на тот самый камень Феанора, который он вырезал из железной короны Моргота; теперь он сиял среди золота и камней, вставленный туда с искусством гномов. Он отмыл его от крови в водах реки. Когда все было кончено, сокровища Дориата утопили в реке Аскар, и с тех пор река получила новое название, Ратлориэль, Золотое Русло, а Берен взял Наугламир и вернулся на Тол Гален."

    В одном из писем Толкин писал об этой битве:

    "По-видимому Берен, у которого не было войск, получил помощь от энтов - и это не прибавило приязни между энтами и гномами."

    Но из этой цитаты неясно, участвовали ли энты в самом первом нападении у брода.

    Второе братоубийство
    (Second Kinslaying)

    The War of the Jewels, Part Three V
    The Silmarillion, Chapter 22

    Зима 509 г. Это было второе в истории сражение эльфов с эльфами. Первым было Братоубийство в Альквалондэ.

    Сыновья Феанора отправили Диору послание с требованием отдать Сильмарил. Он не ответил и братья, подстрекаемые Келегормом, подготовили нападение на Дориат.

    Они напали в середине зимы, застав Диора врасплох. Сражение произошло в Менегроте (согласно Повести Лет - на восточных границах Дориата) и в нем пал Диор, убив Келегорма. Также были убиты Куруфин и Карантир. Эльвинг, дочь Диора, спаслась и бежала, добравшись в конце концов до устья Сириона. Его юные сыновья - Элуред и Элурин - были схвачены жестокими слугами Келегорма и брошены в лесу умирать от голода; Маэдрос сожалел об этом и пытался их найти, но не смог и их дальнейшая судьба неизвестна (хотя говорят, что птицы помогли им и вывели их к Оссирианду). Нимлот, жена Диора, была также убита (согласно Повести Лет ей, напротив, удалось бежать вместе с Эльвинг).

    Дориат был разрушен и больше не восстановился. Остатки его народа бежали вместе с Эльвинг, которая унесла с собой Сильмарил. Когда Тургон получил вести об этом сражении, он поклялся больше никогда не сражаться на стороне сыновей Феанора.

    Падение Гондолина
    (The Fall of Gondolin)

    The War of the Jewels, Part Three V
    The Silmarillion, Chapter 23
    The Book of the Lost Tales 2 III

    Лето 510 г. Благодаря предательству Маэглина, Моргот узнал где находится Гондолин, и пути, которыми можно к нему подобраться. Гондолин был разрушен, Тургон погиб, а Туор, Идрил и Эарендил бежали.

    Об этом так сказано в Сильмариллионе:

    "В тот год, когда Эарендилу исполнилось семь лет, Моргот наконец подготовился и выпустил на Гондолин своих Балрогов, орков и волков; с ними были также драконы из выводка Глаурунга,, их было теперь много и они были ужасны. Воинство Моргота явилось через северные горы, которые были выше всех прочих и которые сторожили меньше всего. Они пришли ночью во время праздненства, когда весь народ Гондолина собрался на стенах, ожидая восхода солнца, чтобы поприветсвовать его песнями - наутро должен был быть большой праздник, называемый Вратами Лета. Но красное зарево занялось на севере, а не на востоке, и враги добрались до самых стен Гондолина без всякой задержки, так что город попал в безнадежную осаду. В "Падении Гондолина" много рассказывается о деяниях отчаянной доблести, совершенных там главами благородных домов и их воинами, и не последним среди них был Туор; о сражении Эктелиона, из дома Фонтана с Готмогом повелителем Балрогов, на самой площади Короля, в котором они убили друг друга, о том, как королеский дом защищал башню Тургона пока она не обрушилась; величественны были ее падение и гибель Тургона в ее разрушении.

    Туор хотел спасти Идрил во время падения города, но Маэглин схватил ее и Эарендила,. Туор сразился с Маэглином на стенах и сбросил его, так что тело его, падая, трижды ударилось о каменистые склоны Амон Гварет, прежде чем погрузилось в огонь. Тогда Туор и Идрил вывели остатки народа Гондолина, которые им удалось в суматохе собрать, тайным путем, заранее подготовленным Идрил. Об это проходе военачальники Ангбанда ничего не знали и не предполагали, что кто-либо из беглецов направится к северу, где горы были выше всего и располагались ближе всего к Ангбанду. Дым пожарищ и пар от прекрасных фонтанов Гондолина, иссушенных пламенем драконов севера, накрыли долину Тумладен скорбным туманом. Это помогло скрыться Туору и его спутникам, поскольку от выхода из туннеля до подножия гор надо было долго идти по открытому пространству. И они все же дошли и взобрались, утратив надежду, страдая и скорбя, так как на высотах был холод и страх, а среди них были раненые, женщины и дети.

    В тени высочайших пиков вился узкий путь по внушающему ужас проходу, называвшемуся Kирит Торонат, Ущелье Орлов. По правую руку от пути была стена, а по левую - ужасная пропасть, обрывающаяся в пустоту. Они растянулись вдоль по этой узкой дороге, когда на них наплаи орки - Моргот расставил повсюду вокруг окружных гор - и с ними был Балрог. Их положение было ужасным и вряд ли их спасла бы доблесть желтоволосого Глорфиндела, главы дома Золотого Цветка в Гондолине, если бы Торондор не подоспел к ним на помощь.

    Во многих песнях пелось о поединке Глорфиндела с Балрогом на вершине скалы среди тех высот; оба они рухнули в бездну. Но явившиеся орлы обрушились на визжащих орков и отбросили их. Все были убиты или сброшены в пропасть, так что вести о беглецах из Гондолина достигли ушей Моргота очень нескоро. Затем Торондор вынес тело Глорфиндела из пропасти и его похоронили в кургане из камней подле дороги; холм покрылся зеленой землей и желтые цветы цвели на нем посреди бесплодных камней до самого изменения мира.

    Затем остатки Гондолина, ведомые Tуором, сыном Хуора, перевалили через горы и спустились в долину Сириона,. И, пробравшись на юг опасными и утомительными болотами, они добрались до Нан-Татрен..."

    Упомянутая выше работа "Падение Гондолина" действительно существует, но относится к числу весьма ранних текстов, так что сведения оттуда следут черпать осторожно. Оттуда можно узнать, что Туор и другие военачальники сразу же после появления врага предлагали покинуть город, сразиться с врагами на равнине, и попытаться прорваться единым войском с женщинами и детьми посередине, или же большим количеством маленьких групп в расзные стороны. Но Тургон, убежденный Маэглином, не хотел покидать сокровища Гондолина и поэтому приказал оборонять город. Идрил и Эарендил надели кольчуги когда стало известно о нападении.

    Войсками Моргота командовал Готмог и им удалось быстро сломать северные ворота и ворваться в город, так что основные бои шли на улицах Гондолина. Туор, перед тем как броситься в битву отправился домой со своим отрядом , чтобы попрощаться с Эарендилом и Идрил и поскорее отправить их с небольшим отрядом телохранителей тайным путём из города. Там он встретил Маэглина, который хотел сбросить Эарендила со стены в огонь и затем заставить Идрил показать ему тайный выход из города (он узнал о нем незадолго до этого). Туор появился в тот момент, когда Маэглин (держа одной рукой Эарендила) тащил Идрил за волосы, чтобы она увидела смерть сына. Увидев Туора, Маэглин хотел заколоть Эарендила ножом, но удар был ослаблен и кольчуга Эарендила отвела его в сторону. Туор сломал Маэглину руку с ножом и сбросил его со стены. Затем он отправился сражаться дальше, оставив с Идрил небольшой отряд, в котором был Воронвэ.

    В сражении принимали участие Нолдор двенадцати домов Гондолина. Дом Фонтана, главой которого был Эктелион, держался в резерве (Тургон наблюдал за битвой с верхушки башни). Когда войску Моргота оставалось два квартала дл дворцовой площади, оно прекратило движение на какое-то время, чтобы подтянуть свежие силы и оправиться от тяжелых потерь. Тогда с пением флейт вышли войска Эктелиона и внезапно напали на орков. Говорят, что дом Эктелиона уничтожил тогда больше орков, чем их было убито во все предыдущие войны и имя Эктелиона было с тех пор боевым кличем Эльдар и внушало ужас оркам.

    Эктелион был тяжело ранен и подоспевший Туор еле успел спасти его и отнести на Площадь Короля, где вскоре собрались остатки десяти из двенадцати домов. Нолдор королевского дома защищали короля и до сих пор не вступали в битву. Там они долго оборонялись, но затем явился дракон, а за ним Готмог, которому удалось свалить утомленного Туора. Но тогда вышел раненый Эктелион и бросился на Готмога, однако не нанес урона Балрогу, а лишь сам лишился оружия. И, когда Готмог занес свой хлыст, Эктелион ударил его головой (на нем был шлем с заостренной пикой) и они оба рухнули в воду фонтана. Так погиб Готмог и Эктелион, закованный в сталь, утонул (фонтан был очень глубокий). До этого сражения ни эльфу ни человеку ни разу не удавалось убить Балрога.

    После этого в битву вышел сам король со своим домом, и им удалось загнать в воду одного из огненных драконов, так что тот погиб, но и фонтан был иссушен и облако пара накрыло землю. Гибель фонтана напугала Нолдор и Тургон приказал всем уходить, отбросил корону, назначив Туора командовать, и удалился на самую верхушку башню, сказав, что не станет больше биться.

    Тогда Туор предложил всем уходить тайным путем и все согласились. К Тургону трижды приходилы посланцы, но он отказался уходить, сказав, что погибнет вместе с городом. Вместе с Тургоном остался весь его дом. Туор тоже хотел остаться, но также он желал спасти женщин и детей и поэтому ушел.

    Эарендила Идрил уже отправила из города сместе с большей частью стражи. И, не желая жить, если Туор погибнет, обороняла вход в туннель (ее не смогли уговорить бросить меч), помогая бежать по нему попадавшимся женщинам. Там она оборонялась, пока не появился отряд, больший чем у нее, тогда дом Туора был разрушен и все, кроме Воронвэ и Идрил, погибли, а им удалось бежать.

    Отряд Туора прорывался с боем к входу в проход и на полпути Туор встретил Идрил и Воронвэ. Обернувшись, они увидели, что дворец захвачен, а башня, на которой стоял Тургон, осаждена. Тогда Туор бросился спасти короля, но башня рухнула в огонь, поскольку драконы разрушили основание.

    Затем все ушли через туннель, завалив за собой проход. Большую часть часть ушедших ранее они встретили по выходе из под земли через два часа и отправились догонять отряд, с которым был Эарендил. Они догнали его на равнине, когда остатки охраны едва не были перебиты преследовавшими их орками. Но Туор подоспел вовремя и спас Эарендила.

    Во время сражения с орками в Ущелье Орлов Балрог смог перепрыгнуть через воинов и добраться до середины отряда, где находились раненые и женщины. Но Глорфиндел тоже вспрыгнул на скалу, где был Балрог и они сразились там. Никто из воинов не успел придти на помощь Глорфинделу. Глорфиндел тяжело ранил Балрога и отрубил ему руку с хлыстом и Балрог, не удержавшись, свалился в пропасть, успев ухватить Глорфиндела за волосы, так что они упали вместе.

    Третье и Последнее Братоубийство
    (The Third and the Last Kinslaying)

    The War of the Jewels, Part Three V
    The Silmarillion, Chapters 23, 24

    538 г. Нападение сыновей Феанора на Гавани. Третья и последняя из известных битв, в которых эльфы сражались против эльфов.

    В 512 г. сыновья Феанора узнали о Новых Гаванях и Сильмариле, что хранится там, но Маэдрос, сожалея о втором братоубийстве, "сдержал свою руку". Однако через какое-то время (между 534 и 538 гг.) невыполненная клятва превратилась для него и его братьев в мучение и они, собравшись, отправили в Гавани дружественные послания, требуя, однако, возвращения камня.

    Эльвинг (Эарендила не было в Гаванях) отказалась отдавать Сильмарил и, в 538 г., оставшиеся сыновья Феанора со своим народом напали на Гавани. Часть Нолдор из народа сыновей Феанора не стала участвовать в битве, а некоторые (немногие) восстали и сражались на стороне Эльвинг против своих повелителей. Корабли Кирдана и Гил-Галада не успели на помощь Эльвинг и сыновья Феанора победили (в живых из них остались лишь Маэдрос и Маглор). Сыновья Эльвинг, Элрос и Элронд, были взяты в плен, и о них заботился Маглор (он сдружился с ними). Эльвинг же с Сильмарилом бросилась в море, но Ульмо вынес ее из волн и обратил в подобие большой белой птицы и она долетела до Эарендила.

    Война Гнева, Великая Битва, Ужасная битва
    (War of Wrath, the Great Battle, the Battle Terrible)

    The Silmarillion, Chapters 22,24
    The Unfinished Tales, Introduction
    The Shaping of Middle-Earth III
    The Lost Road, Part Two III
    Morgoth's Ring, Part Five VII
    The War of the Jewels, Part Three V

    здесь же "битва Эглореста" (battle of Eglorest) и нападение Маэдроса и Маглора.

    545-587 гг. Война, в которой воинство Валинора победило армии Моргота.

    В 542 г. Эарендил прибыл в Валинор и, как посланец людей и эльфов, перед лицом Валар просил прощения и жалости для Нолдор, милосердия и помощи людям и эльфам. И его просьба была принята.

    Почему Валар решили вмешаться силой в этот момент, достоверно не известно, но посольство Эарендила было не единственной причиной. Например, в одном из текстов говорится так: "Таким образом можно видеть, что последнее вмешательство Валар физической силой, которое закончилось падением Тангородрима, не было неохотным и не излишне задерживалось, а было произведено точно в срок."

    Войско Валар, высадилось в Средиземье в 545 г. Известно, что в этом войске были Ваниар и те из Нолдор, кто никогда не покидал Валинора. Телери не хотели идти на войну (помня о Братоубийстве), но по просьбе Эльвинг, которая была с ними в родстве, послали нужное количество моряков на корабли, которые везли войско, - но ни один из Телери не ступил на берег Средиземья (в Анналах Белерианда сказано, что Телери специально построили большое количество кораблей). Предводителем войска был Эонвэ (Нолдор в этом войске вел, по-видимому, Финарфин, а Ваниар - согласно некоторым текстам - Ингвиэл). В Средиземье к войску присоединились оставшиеся люди Трех Домов (народ Ульдора и другие, недавно пришедшие с востока, бились на стороне Моргота). В Анналах Белерианда сказано также, что Эонвэ призвал под свои знамена всех эльфов, людей, гномов, зверей и птиц, и что многие не откликнулись на призыв из страха перед Морготом.

    О ходе самой войны мало что известно (кроме описания последней битвы), сказано, что:

    "Там выступили все силы Трона Моргота, ставшие бессчетными, так что Анфауглит не мог вместить их; весь север был обьят войной.

    Но это ему не помогло. Балроги были уничтожены, кроме нескольких, бежавших скрывшихся в недоступных пещерах у корней земли. Бесчисленные легионы орков гибли, как солома в огне или были сметены как иссохшие листья огненным ветром."

    Следует отметить, что уцелевшие орки бежали на восток, и, будучи теперь хорошо вооружены, хотя и лишены командования, сражались там с гномами (см. описание).

    В Анналах Белерианда ход войны описан подробнее. Первая битва этой войны - "битва Эглореста" произошла, когда, высаживаясь с кораблей, Ингвиэл отогнал орков от берега ("Эглорест" - название Эглареста в ранних текстах. Согласно более поздним текстам, Эгларест был уже разрушен к этому времени, см. описание). Затем Эонвэ двинулся дальше, гоня перед собой орков и Балрогов, пока не встал лагерем у Сириона. Там он призвал к себе союзников. Через три года (считая от высадки войска Валинора) война возобновилась. Войска Моргота (согласно Анналам, там был и сам Моргот, но, если судить по тексту Сильмариллиона, Моргот не покидал своей крепости за время войны) были на противоположном берегу Сириона и долгое время битва велась за то, чтобы пересечь реку. В конце концов Эонвэ удалось это сделать, тогда-то ход войны и был переломлен, войска Эонвэ двинулось к Ангбанду, сметая орков и уничтожая Балрогов.

    В "Сильмариллионе" сказано, что Моргот, видя уничтожение своей армии, испугался и не осмелился действовать сам. Но он выпустил из подземелий Ангбанда последние оставшиеся у него силы; то были крылатые драконы, не виданные прежде, и с их приближением раздавался гром, сверкали молнии, и была огненная буря. Их нападение было столь внезапным, что войско Валар было отброшено на Анфауглит. Но явился Эарендил, сверкающий белым пламенем, и рядом с Вингилотом летели все большие птицы, командиром которых был Торондор. Битва в воздухе продолжалась день и ночь, и перед восходом солнца Эарендил убил Анкалагона Черного, сильнейшего из драконов; и дракон упал на башни Тангородрим и разрушил их.

    После встало солнце, и войска Валар стали побеждать, и все драконы были уничтожены (кроме двух, которые бежали на восток). Подземелья Ангбанда были разбиты и обнажены, и силы Валар спустились вглубь земли. Моргот бежал в глубочайшую из шахт, и просил мира и милосердия; но он был брошен на землю, его сковали цепью Ангайнор, а железная корона (с которой сняли два Сильмарилла) была перекована в ошейник, и голова Моргота была прикована к его коленям. В "Сильмариллионе" сказано еще, что Валар выбросили Моргота "через Дверь Ночи за Стены Мира" (в других текстах сказано, что Моргот был перед этим увезен в Валинор), но что под этим имеется в виду, в точности сказать трудно. Многочисленные рабы Ангбанда были освобождены.

    Так закончилась Война Гнева; сражения в ней были столь яростны, что лик земли изменился, и большая часть северных регионов запада Средиземья навеки исчезла под водой (на поверхности осталась, по-видимому, лишь большая часть Оссирианда и несколько островов - Химлинг, Тол Фуин, Тол Морвен, возможно еще какие-то острова).

    Два Сильмарилла из короны Моргота взял Эонвэ, и охранял их. Маэдрос и Маглор помнили о своей клятве и послали Эонвэ сообщение, в котором просили отдать им камни, сделанные Феанором и украденные Морготом. Но Эонвэ ответил, что увезет Сильмариллы в Валинор, а Маглор и Маэдрос должны вернуться в Аман и ждать суда Валар. Маглор был согласен поступить так, но Маэдрос отказывался, и в конце концов Маглор уступил его воле. Братья, замаскировавшись, проникли в лагерь Эонвэ, прокрались туда, где хранились камни и, перебив стражу, захватили Сильмариллы. Весь лагерь поднялся против Маэдроса и Маглора, и они приготовились умереть, защищаясь до конца. Но Эонвэ не позволил убивать детей Феанора, и они ушли, не сражаясь. Каждый из них взял по Сильмариллу; но они не могли выдержать боли, какую камни наносли их рукам, и в конце концов Маэдрос прыгнул вместе с камнем в расщелину, полную огня, и там погиб; Маглор же бросил свой камень в Море и с тех пор бродил вдоль берегов и пел в боли и скорби.

     

    Источники

    • The Silmarillion.
    • The Unfinished Tales.
    • The History of Middle-Earth, v. II. The Book of the Lost Tales II.
    • The History of Middle-Earth, v. III. The Lays of Beleriand.
    • The History of Middle-Earth, v. IV. The Shaping of Middle-Earth.
    • The History of Middle-Earth, v. V. The Lost Road.
    • The History of Middle-Earth, v. X. The Morgoth's Ring.
    • The History of Middle-Earth, v. XI. The War of the Jewels.
    • The History of Middle-Earth, v. XII.The Peoples of Middle-Earth.

     

    Составители

  •  


    Новости | Кабинет | Каминный зал | Эсгарот | Палантир | Онтомолвище | Архивы | Пончик | Подшивка | Форум | Гостевая книга | Карта сайта | Кто есть кто | Поиск | Одинокая Башня | Кольцо | In Memoriam



    Na pervuyu stranicy
    Хранительница: Терн