Stolica.ruРеклама

Na pervuyu stranicu
Arhivy Minas-TiritaArhivy Minas-Tirita
  Annotirovanniy spisok razdelov sayta

Дж.Р.Р.Толкин
пер. Туилиндо

Анналы Амана

     Вторая по счету версия "Анналов Валинора" (АВ2), написанная прежде "Властелина колец", опубликована в V томе НоМЕ. Там упомянуто, что много лет спустя в начало АВ2 внесены были исправления и добавлен новый текст, и что эта новая работа была первым наброском "Анналов Амана". На сей раз я не буду останавливаться на исходном тексте, за исключением некоторых возникших там новых деталей (отражены в примечаниях). Он невелик по размеру (не доходит даже до появления Двух Дерев), и везде очень близок "Анналам Амана"; но вскоре, по-видимому, мой отец решил начать текст заново.
     Что до "Анналов Амана", которые я буду обозначать ААм - это четкая, хорошего качества рукопись с большим количеством правки в несколько "слоев". Правка, принадлежащая ко времени написания или сделанная вскоре после этого, внесена очень аккуратно; рукопись производит впечатление "беловика", второго по счету текста. Но хотя какие-то черновые отрывки могли пропасть, я очень сомневаюсь, что полный "первый текст" "Анналов" когда-либо существовал (см. ниже, стр. 1211, примечание 17). Эта работа, безусловно, является частью обширного развития и переработки истории Древнейших дней, предпринятых моим отцом после завершения "Властелина колец" (см. стр. 3), и тесно связана с одновременной переработкой соответствующих частей "Квента сильмариллион" (V.204-43, обозначается КС), текста, оставленного в конце 1937 г. Столь же несомненно, что ААм опираются на последний текст "Айнулиндалэ" (D). Существует надиктованный машинописный текст ААм с позднейшими исправлениями и примечаниями, и его вторая копия с единичными - но иными - поправками; я склонен датировать его 1958 годом, хотя указания на это косвенны и предположительны (см. стр. 141-2, 300). Есть также любопытный, содержащий некоторые отличия машинописный текст начала работы, который мой отец печатал сам (стр. 64-8, 79-80).
     Я привожу полный текст "Анналов", вводя туда сделанную отцом правку; если ранние варианты представляют интерес, они приводятся в примечаниях. Абзацы пронумерованы для последующих отсылок, и, поскольку текст длинный, я для удобства разбил его на шесть частей. За каждой из них (исключая часть 2) идут пронумерованные текстологические замечания, а затем комментарии с отсылками к номерам абзацев.
     Даты записей, относящихся к годам Дерев, часто менялись - иной раз есть до шести замен - и я привожу лишь окончательную форму. Так как постоянное изменение дат, похоже, нигде не связано с изменениями в самом повествовании, а конечная датировка, очевидно, достигнута до завершения рукописи, думаю, довольно будет отметить, что сперва отец предусматривал более долгий промежуток времени от появления Дерев до их уничтожения. Например, Феанор вначале создал Сильмарилы в 1600 году Дерев (позднее в 1450), а Тулкас послан захватить Мелькора в 1700 году (позднее в 1490) - хотя, помимо этих, были предложены, а затем отвергнуты, и другие даты. После этого исправленная датировка (1490-1500) - единственная, но и здесь есть много мелких изменений, и конечный результат иногда не вполне ясен.

Первая часть "Анналов Амана"

     Первая страница ААм сохранилась в двух вариантах, оба - чистовые рукописи, практически без разночтений в тексте, но с отличиями в заглавии и кратком вступлении. Первый вариант озаглавлен "Анналы Валинора" и открывается словами: "Здесь начинаются Анналы Валинора и говорится о приходе валар на Арду"; рядом с заглавием добавлено: "Написаны Квеннаром и Онотимо, что многое узнал от Румиля и позаимствовал у него; дополнены Пенголодом". Последняя фраза была вычеркнута, "Валинор" в заглавии и вступлении исправлено на "Аман", и добавлены слова "что написал (составил) Румиль", в результате чего страница приняла тот же вид, что и во второй копии (приведено ниже). Я полагаю, что отец скопировал страницу заново, поскольку хотел, чтобы она выглядела красиво, а эти изменения ее портили. Значит, заглавие "Анналы Амана" появилось в этот момент; весьма возможно, и окончательное значение названия Аман тоже: оно однажды встречается в "Айнулиндалэ" D, но как позднейшее добавление (стр. 33, §32).

Анналы Амана

Здесь начинаются Анналы Амана, что составил Румиль, и говорится о приходе валар на Арду:

§1 В Начале Эру Илуватар создал Эа, Мир сущий1, и валар вошли в него; они - Стихии Эа. Вот девять предводителей валар, что обитали в Арде: Манвэ, Улмо, Аулэ, Оромэ, Тулкас, Оссэ, Мандос, Лориэн2 и Мелькор.

§2 Из них Манвэ и Мелькор обладали наивысшим могуществом и были братья друг другу. Манвэ - владыка валар, он свят; но Мелькор обратился к жажде власти и гордыне, и исполнился зла и жестокости; имя его проклято и не произносится, его называют Моргот. Оромэ и Тулкас были младше в замысле Эру, что возник прежде Мира, и Тулкас последним пришел в королевство Арды. Королев валар семь: Варда, Йаванна, Ниэнна, Вайрэ, Вана, Несса и Уинен. Не уступают они могуществом и величием предводителям и всегда бывают на советах валар.

§3 Варда с начала времен была супругой Манвэ, но Аулэ взял в жены Йаванну, ее сестру, в Эа3. Вана прекрасная, ее младшая сестра - жена Оромэ; и Несса, сестра Оромэ - жена Тулкаса; и Уинен, властительница морей - супруга Оссэ. Вайрэ Ткущая - спутница Мандоса. Не имеет супруги Улмо, и нет ее у Мелькора. Нет супруга у Ниэнны скорбной, королевы сумрака, что сестра Манвэ и Мелькору. Жена Лориэна - Эстэ Бледная, но она не приходит на советы валар, и ее не числят между правителями Арды; она - главная из майар.

§4 С этими великими стихиями пришли еще многие духи, схожие с ними, но обладающие меньшим могуществом и властью; то майар, Прекрасные4, народ валар. И к ним причисляют также валаринди, детей валар, что рождены в Арде, но однако же из расы айнур, что были прежде Мира; много их, и они прекрасны.

В этом месте мой отец вписал: "Взято из работы Квеннара Онотимо". Эти слова относятся не к тому, что стоит перед ними, а к следующему отрывку, озаглавленному "О начале времени и его исчислении" (хотя в вычеркнутом вступлении отвергнутой первой страницы ААм Квеннар и Онотимо упомянут как автор "Анналов" в целом, стр. 48).
     Весь раздел, посвященный исчислению времени, позднее помечен карандашом: "Перенести в "Повесть лет". "Повесть лет", хронология, подобная той, что в "Приложении В" к "Властелину колец", существует в различных вариантах, относящихся к ранним и поздним "Анналам"; позднейший вариант, тесно связанный с ААм и их парой, "Серыми анналами" ("Анналами Белерианда") - возможно, самый сложный и запутанный текст из всех, что остались после моего отца. Здесь это не должно нас волновать; однако с "Повестью лет" связаны две очень тщательно выполненные рукописи (более поздняя из них - одна из самых красивых у отца: смотри фронтиспис); в них почти в той же форме, что и здесь, в ААм, содержится тот же текст "О начале времени и его исчислении", но он открывает "Повесть лет", являясь вступлением к хронологии событий. Разумеется, по времени рукописи позднее текста ААм, и в примечаниях приведены некоторые разночтения. ААм продолжают:

Взято из работы Квеннара Онотимо5.

О начале времени и его исчислении.

§5 Время воистину началось вместе с Эа, и тогда валар вошли в Мир. Но как измеряли они долгие времена своих трудов, пока Тельперион впервые не расцвел в Валиноре, неведомо никому из Детей Илуватара. После того валар исчисляли время веками Валинора, из которых каждый содержал сто лет валар; но каждый такой год был длиннее, чем девять лет под Солнцем6.

§6 По исчислению же цветения Дерев в каждом дне валар было двенадцать часов, и одну тысячу таких дней валар в своих владениях положили за год. И Мудрые полагают, что валар так задумали часы Дерев, чтобы одна сотня лет, подобным образом измеренных, равнялась бы одному веку валар7 (каковы они были в дни их трудов до основания Валинора)8. Однако в точности это неизвестно.

§7 Но что до лет Дерев и тех, что настали после них9, один такой год был длиннее, чем девять нынешних. Ибо в каждом из них было двенадцать тысяч часов. Но каждый час Дерев был в семь раз длиннее, чем один час полного дня Среднеземья от восхода солнца до другого восхода, когда свет и тьма делятся поровну10. А значит, каждый день валар длился восемьдесят четыре наших часа, а каждый год - восемьдесят четыре тысячи: что равно трем тысячам и пяти сотням наших дней, и немного больше девяти с половиной наших лет (девять и половина и восемь сотых и еще немного)11.

§8 Мудрые говорят, что иначе задумали это валар, когда создавали Луну и Солнце и направляли их путь12. Ибо намерение их было таково, чтобы десять лет Солнца, не более и не менее, равнялись бы одному году Дерев; и по первому их замыслу в каждом годе Солнца должно быть семь сотен промежутков солнечного света и лунного, а в каждом из этих промежутков - двенадцать часов, а час равнялся бы одной седьмой часа Дерев. По этому счислению каждый солнечный год содержал бы три сотни и пятьдесят полных дней разделенного лунного и солнечного света, что составляет восемь тысяч и четыре сотни часов, равняясь двенадцати сотням часов Дерев или одной десятой части года валар. Но Солнце и Луна чаще отклонялись от своего пути и двигались медленнее, чем задумали вначале валар, о чем сказано далее13; и год Солнца немного длиннее, чем была одна десятая года в дни Дерев.

§9 Год Солнца был создан более кратким14 из-за того, что все стало расти быстрее и быстрее также изменяться и увядать; валар ведали, что это должно случиться после гибели Дерев. И после того как свершилось это зло, валар исчисляли время в Арде годами Солнца и делают так поныне, даже после Изменения мира и сокрытия Амана; но десять лет Солнца считают они теперь за один лишь год15, и одну тысячу лет за одно лишь столетие. Это извлечение из "Йенонотиэ" Квеннара: сказано Пенголодом16.

§10 Подсчитано Мудрыми, что валар пришли в королевство Арды (что есть Земля) за пять тысяч лет валар до первого восхода Луны, что составляет сорок семь тысяч девять сотен и один наш год. Из них три тысячи и пять сотен (или тридцать три тысячи пять сотен и тридцать по нашему счету) прошли до того, как с цветением Дерев началось первое известное эльдар измерение времени. То были Дни прежде дней. После того миновало одна тысяча четыре сотни и девяносто пять лет валар (или четырнадцать тысяч наших лет и еще три сотни и двадцать два года), когда свет Дерев озарял Валинор. То были Дни блаженства. В то время, в году одна тысяча пятидесятом по счету валар, эльфы пробудились у Куивиэнен, и началась Первая эпоха Детей Илуватара17.

1. Первый год валар в Арде

§11 После долгих трудов, неведомых и неисчислимых, в обширных чертогах Эа валар сошли в Арду в начале ее бытия и там принялись за свой труд, предопределенный некогда, придавая облик землям и водам от самых глубин до высочайших вершин.

§12 Но замысел их был нарушен и трудам нанесен урон, ибо Мелькор жаждал владычества над Ардой, и он притязал на верховенство и был в раздоре с Манвэ. И при помощи огня и смертельной стужи Мелькор причинил великие разрушения и исказил все, созданное другими валар.

1500

§13 Случилось так, что услышав издалека о войне в Арде, Тулкас Могучий пришел на помощь Манвэ из отдаленных мест Эа. Тогда Арду наполнил звук его смеха, но к Мелькору обратил он лик, полный гнева; и Мелькор бежал пред яростью его и пред весельем, и оставил Арду; и настал долгий мир.

§14 И валар начали заново свои труды; когда же земли и воды обрели облик, валар стали нуждаться в свете, чтобы семена, замысленные Йаванной, могли пробудиться к жизни. А потому Аулэ сделал два огромных светоча, как бы из серебра и золота и все же прозрачных, и Варда наполнила их благословенным огнем, чтобы дать свет Земле. Иллуин и Ормал назвали их.

1900

И они воздвигнуты были на могучих столпах словно горы среди Арды, на севере и на юге.

§15 Затем валар продолжили свои труды, пока вся Арда не обрела облик и не была готова, и тогда начался великий рост деревьев и трав, звери и птицы населили равнины и воды, а горы были зелены и радовали взгляд. И обиталище валар было на зеленом острове посреди озера; а озеро то лежало между Иллуином и Ормалом в самой середине Арды; там на острове Алмарен из-за смешения света все росло пышнее и было ярче, чем где-либо. Но валар редко собирались там, ибо всегда странствовали по Арде - каждый занят был собственными трудами.

§16 И наконец валар были довольны, и расположены отдохнуть от трудов, глядя, как растет и ширится все, что они замыслили и начали. А потому Манвэ задумал большое празднество и призвал в Алмарен всех валар и королев валар вместе с их народами. И они пришли по его призыву; но Аулэ с Тулкасом, как говорят, были утомлены; ибо мастерство Аулэ и сила Тулкаса в дни трудов валар служили всем неустанно.

§17 Мелькор же знал обо всем, что делалось; ибо даже тогда имел он между майар тайных друзей и соглядатаев, что склонил на свою сторону, и главным из них, как открылось после, был Саурон, великий мастер из пришедших с Аулэ. И вдали, во тьме, Мелькор исполнился ненависти, завидуя творениям равных ему, кого он желал себе подчинить. Потому он собрал вокруг духов из бездн Эа, что склонил на службу себе, и счел, что силен. Решив, что настал его час, он вновь приблизился к Арде и опустил на нее взор свой, и красота Земли в дни ее Весны еще более наполнила его ненавистью.

3400

§18 Валар же, собравшись на Алмарене, пировали и веселились, не страшась зла, и из-за света Иллуина не увидели они тени на севере, что издалека отбрасывал Мелькор; ибо он стал темен как мрак Пустоты18. И поют, что на том празднике Весны Арды Тулкас взял в жены Нессу, сестру Оромэ, и Вана одела [ее] цветами, и она танцевала пред валар на зеленой траве Алмарена.

§19 После Тулкас уснул, усталый и довольный, и Мелькор счел, что настал его час. А потому преодолел он со своим воинством Стены ночи19 и спустился в Среднеземье на севере; и валар не ведали о нем.

§20 И Мелькор начал создавать глубоко под землей, под темными горами, где свет Иллуина был слаб20, огромную крепость. Эту твердыню назвали Утумно.
     И хотя валар ничего еще не ведали о ней, однако же зло Мелькора и яд его ненависти изливались оттуда, и Весна Арды омрачилась, и живое стало больным и гнилым, или исказилось и приняло чудовищный облик.

3450

§21 Тогда валар поняли, что Мелькор вновь начал свое дело, и искали, где он укрылся. Но Мелькор, полагаясь на силу Утумно и мощь своих слуг, внезапно нанес удар первым, прежде чем валар приготовились к нему. Он напал на Иллуин и Ормал, обрушил столпы и разбил светочи. И при низвержении могучих столпов земли были уничтожены, а моря восстали в смятении; когда же светочи опрокинулись, опустошительное пламя разлилось по земле. И очертания Арды, соразмерность ее вод и земель были нарушены в то время, так что первые замыслы валар пропали навеки.

§22 Пользуясь смятением и тьмою, Мелькор сумел скрыться, но объят был страхом; ибо громче рева морей донесся до него голос Манвэ, подобный могучему ветру, и земля дрожала под ногами Тулкаса. Но он достиг Утумно прежде, чем Тулкас догнал его; и там сокрылся. И валар не могли тогда одолеть его, ибо почти вся их сила нужна была, чтобы обуздать сотрясения Земли и спасти от гибели ту часть их трудов, какую было возможно; а после они боялись вновь раскалывать тело Земли, пока не знали, где дом Детей Илуватара, кому предстояло еще придти во время, сокрытое от валар.

§23 Так окончилась Весна Арды. И обиталище валар на Алмарене было разрушено совершенно, и не было богам где поселиться на лике земли. А потому они покинули Среднеземье и пришли в Аман, что был самой западной из всех земель и лежал на краю мира; ибо западные его берега выходили к Внешнему морю, что окружает королевство Арды, и за ним были Стены ночи21. Но восточные берега Амана смотрят на великое Западное море; и так как Мелькор вернулся в Среднеземье, а они не могли пока одолеть его, валар укрепили место своего обитания и на берегах Моря воздвигли Пелори, горы Амана, высочайшие на земле. И выше всех гор Пелори была та вершина, что зовется Таникветиль, где стоит трон Манвэ. А за стенами Пелори валар воздвигли обиталища свои и основали владения в том краю, что зовется Валинор. Здесь, в Огражденном королевстве, в изобилии собрали они свет и все прекраснейшее, что спасли от гибели; и много нового, еще прекраснее, создали вновь, и Валинор стал краше даже, нежели Среднеземье в Весну Арды; и он был благословенен и свят, ибо там обитали боги, и ничто не блекло и не увядало, и ни на цветке, ни на листе не было пятна в том краю, ни порчи и ни болезни ни в чем живом; ибо самые камни и воды были благословенны.

§24 А потому валар и весь их народ возрадовались вновь; долго они были довольны и редко приходили в Дальние земли за горами; и Среднеземье лежало в сумерках под звездами, что создала Варда в забытые времена ее трудов в Эа.

3500

§25 И случилось так, что, после того как Валинор был завершен, и воздвигнуты жилища валар, и возросли их сады и леса, посреди равнины за горами Пелори они возвели город и назвали его Валмар Благословенный. А перед западными вратами его был зеленый холм, поросший лишь травой, что никогда не увядала.

§26 На этот Зеленый холм пришли Йаванна с Ниэнной; Йаванна благословила его, и, сидя на зеленой траве, долго пела она песню великого могущества, вложив туда все думы о том, что израстает из земли. Но Ниэнна молчала в раздумье, и слезы ее орошали землю. И все валар собрались и слушали песнь Йаванны; холм же был посреди Круга судеб. перед вратами Валмара, и валар безмолвно сидели вокруг на своих тронах, а народ их у их ног. И пока боги смотрели, вот! на холме пробились два зеленых ростка; они росли, стали прекрасными и высокими, и расцвели.

§27 Так пришли в мир Два Дерева Валинора, из всех растений прекраснейшие и самые прославленные, чья судьба сплетена с судьбою Арды. Старшее из Дерев названо было Тельперион, цветы его сияли белизной, и серебряный свет росою изливался из них. Лаурелин звалось младшее Дерево; зеленые листья его окаймлены были золотом, а цветы походили на гроздья желтого пламени, и капли золотого дождя падали оттуда на землю. Те Деревья струили великий свет, и он озарил весь Валинор. Тогда блаженство валар возросло; ибо свет Дерев был свят и обладал великой силой: будь что-то благим, прекрасным или достойным, в этом свете красота его и достоинства проявлялись сполна; и все, кого омывал он, радовались в сердце своем.

§28 Но свет, что изливался из Дерев, лишь спустя долгое время поднимался в небо или впитывался землею, делая их краше. А потому Варда собирала обычно его излишек и хранила в огромных чашах близ Зеленого холма. Оттуда майар могли черпать его и нести в поля и леса, даже вдали от Валмара, так что весь Валинор обогащался и становился все прекраснее.

§29 Так начались Дни блаженства Валинора, и так начался также отсчет Времени. Ибо свет Дерев непрестанно прибывал и вновь убывал, не меняя ни скорости, ни яркости. Тельперион расцвел первым, а незадолго перед тем как свет его померк, начала распускаться Лаурелин; и прежде чем угас свет Лаурелин, Тельперион пробудился снова. Потому валар положили, что время цветения сперва Тельпериона, а затем Лаурелин будет для них в Валиноре одним днем; и время, когда каждое Дерево цвело одно, они разделили на пять часов, равных времени смешения их света, дважды в каждом дне. В каждом дне валар было двенадцать таких часов; а одна тысяча таких дней составляла год, ибо тогда Деревья давали новую ветвь и становились выше.

На этом оканчивается первая часть "Анналов Амана"; за ней следует заголовок "Здесь начинается новое Летосчисление в свете Дерев", и даты начинаются с ГД1, Первый год Дерев.

Примечания

1. Определение Эа как "Мира сущего" встречается также в дополнениях к тексту "Айнулиндалэ" D, стр. 31, §20. Я повсюду привожу это название в том виде, какой оно имеет в текстах [в оригинале "Ea, Ëa, Eä" - прим. перев.].

2. Сначала имя писалось как Лориэн [в оригинале Lórien - прим. перев.], но в рукописи КС было изменено на Лориэн [в оригинале Lõrien - прим. перев.].

3. В АВ2 здесь (V.110) стоит "Йаванна, кого Аулэ позже взял в жены в мире, в Валиноре"; в последующей переработке рукописи АВ2, предшествовавшей ААм (стр. 47), это превратилось в "Йаванна, кого Аулэ взял в жены в Арде" (в ААм √ "в Эа").

4. В АВ2 здесь (V.110) стоит "то ванимор, Прекрасные", при последующей переработке (см. примечание 3) измененное на "то майри...", а затем на "то майар...". Вероятно, слово "майар" впервые появилось здесь.

5. В более ранней (только) из двух рукописей начала "Повести лет" заголовок "О начале времени и его исчислении" был затем дополнен словами "Из работы Квеннара Онотимо"; см. примечание 6.

6. В черновом тексте начала ААм (переработке АВ2) это предложение сначала выглядело так: "каждый такой год длиною как десять лет Солнца, что сейчас"; т.е. мой отец все еще сохранял старый, гораздо более простой расчет, восходящий через АВ2 (V.110) к АВ1 (IV.263). Это было переправлено на "каждый такой год длиннее, чем девять лет Солнца, что сейчас". В более ранней версии "Повести лет" после "девять лет под Солнцем" были приписаны карандашом слова "что есть сейчас", в то время как во второй версии читается "чем сейчас девять лет под Солнцем".

Во второй версии "Повести лет", где в заголовке "О начале времени и его исчислении" не упоминается Квеннар Онотимо (примечание 5), здесь стоит: "Так говорил касательно этого Квеннар Онотимо". Последующий текст во всех трех рукописях написан заметно более мелким почерком, так что ссылка на Квеннара кажется наиболее уместной именно здесь.

7. В более поздней (только) версии "Повести лет" вместо "одному веку валар" стоит "одной пятой века валар".

8. Более ранняя версия "Повести лет" прибавляет здесь: "тогда как каждый век валар есть ровно одна часть (насколько великая или малая, ведают лишь они) полной истории Эа. Но этого в точности не знают даже эльдар"; в более поздней добавление начинается так же, но заканчивается: "... полной истории Эа с начала ее до Конца, что настанет. Но этого в точности не знают даже ваньяр".

9. В версиях "Повести лет" здесь стоит: "Но что до лет Дерев в сравнении с наставшими после них" - что проясняет смысл.

10. В более ранней версии "Повести лет" "от восхода солнца до другого восхода" переправлено карандашом на "от заката солнца до другого заката", а следующие слова "в такое время, когда свет и тьма делятся поровну" заключены в скобки. Во второй версии это место читается иначе: "от заката солнца и до другого заката на берегах Великого моря".

11. В версиях "Повести лет" эти слова "(девять и половина и восемь сотых и еще немного)" опущены.

12. В версиях "Повести лет" слова "и направляли их путь" опущены.

13. Вместо слов "о чем сказано далее" (относящихся к рассказу о Солнце и Луне в конце ААм) в версиях "Повести лет" стоит "о чем сказано в ином месте".

14. Вместо "был создан" в версиях "Повести лет" стоит "был определен валар".

15. "один лишь год" в версиях "Повести лет" превращается в "один лишь год для них самих".

16. В версиях "Повести лет" в этом месте - "Так говорит "Йенонотиэ" Квеннара". С "Йенонотиэ" ср. "Йениэ Валинорен" - "Анналы Валинора" на титульных страницах КС (V.202) и само имя Онотимо; смотри "Этимологии", корни NOT "считать", YEN - "год" (V.378, 400).

17. В черновом тексте начала ААм §10 выглядит следующим образом:
     Подсчитано Владеющими мудростью, что валар пришли в королевство Арды (что есть наша Земля) за сорок пять тысяч наших лет до первого восхода Луны. И из них тридцать тысяч прошли до того, как с цветением Дерев началось измерение времени. То были Дни прежде Дней. И после того миновало пятнадцать тысяч лет, когда свет Дерев был в мире, и еще почти шесть сотен лет Новых светил после гибели Дерев. Их называют Древнейшие дни; с их концом окончилась Первая эпоха Времени, и Мелькор был выброшен из мира.
     Таким образом, в то время как в АВ1 и АВ2 исчисление времени было следующим (ВГ = год валар, СГ = год Солнца):

ВГ 1000 = СГ 10 000 Первое цветение Дерев
ВГ 3000 = СГ 30 000 Восход Луны

     Эта первая правка дает:

СГ 30 000 Первое цветение Дерев
СГ 45 000 Восход Луны

     Затем это было снова изменено:

ВГ 3500 = СГ 33 530 Первое цветение Дерев
ВГ 5300 = СГ 50 775 Восход Луны

Эти цифры дают соотношение 1 ВГ = 9.58 СГ (см. комментарий к §§5-10, стр. 59-60). Последний вариант - первоначальное исчисление ААм, которое затем много раз менялось, пока не приняло тот вид, что в напечатанном тексте.

18. Сначала в тексте было "темен как мрак, что был прежде Эа", измененное позже на "темен как мрак Пустоты вне Эа".

19. В тексте сперва было "преодолел он границы Эа"; позже это было изменено на "преодолел он Стены ночи у пределов Арды", а затем "у пределов Арды" было вычеркнуто.

20. В тексте сначала было "вдали от света Иллуина".

21. В тексте сперва было "что самая западная из всех земель" и "выходят к Внешнему морю, что окружает королевство Арды"; изменено на прошедшее время, возможно, в процессе написания, поскольку следующая фраза, "и за ним были Стены ночи" уже стоит в прошедшем времени. С другой стороны, в следующем предложении сохранено настоящее ("Но восточные берега Амана смотрят на Великое западное море").

Комментарии к первой части "Анналов Амана"

§§1-3 Относительно имени Эру см. стр. 7. Рассказ о взаимосвязях среди валар и королев валар по-прежнему очень близок к АВ2 (V.110), с сохранением старых фраз, восходящих к первой версии "Анналов" (таких, как "Манвэ и Мелькор обладали наивысшим могуществом и были братья друг другу") (IV.263). Здесь, однако, есть кое-что новое. Относительно слов в §2, "Оромэ и Тулкас были младше в замысле Эру, что возник прежде Мира", см. V.120. То, что Тулкас пришел в Арду последним, идет из переработки "Айнулиндалэ" (§31).
     Более не говорится, как это было в АВ2, что Оромэ - сын Йаванны. С другой стороны, теперь, как в "Квента нолдоринва" (К) и КС, Вана - сестра Йаванны (и Варды), в то время как в АВ2 такого нет. Возможно, одно связано с другим; если объединить оба повествования, то жена Оромэ приходится сестрой его матери. Но, возможно, такой взгляд на отношения между богами чересчур традиционен.
     Утверждения, что Эстэ "не приходит на советы валар, и ее не числят между правителями Арды", и что она главная из майар (см. примечание 4 выше), появились впервые.

§4 Место, касающееся "меньших духов", по сравнению с АВ2 (V.110) почти не изменилось, исключая замену "ванимор" на "майар" (как и "ванимор" ранее, переведено "прекрасные"); по-прежнему упоминаются валаринди, Дети валар, "что рождены в Арде" и причисляются к майар. Относительно ранней истории этих концепций см. V.120-1; и смотри также стр. 69.
     §5 Имя "Тельперион" впервые встречается в КС, §16 (V.209), но не в качестве основного для Старшего Дерева - им оставалось имя "Сильпион".

Теперь использованное во "Властелине колец" "Тельперион" стало основным именем.

§5-10 На первый взгляд, рассказ об исчислении времени трудно понять, но это можно прояснить.

(1) В соответствии с летосчислением Дерев
12 часов (полный цикл цветения обоих Дерев) = 1 день
1000 дней (12 000 часов) = 1 год
100 лет = 1 век валар (как исчисляли их валар до Дерев, согласно предположению эльфийских мудрецов; см. примечания 7 и 8)

(2) Отношение летоисчисления Дерев к летоисчислению Солнца
1 час Дерев = 7 наших часов
1 день Дерев = (7х12) 84 наших часов
1 год Дерев = (7х12 000) 84 000 наших часов.

В годе Солнца (365.25х24) 8766 часов, и таким образом:
1 год Дерев = 84 000 / 8766 = 9.582 лет Солнца

(3) Первоначальный замысел валар в отношении нового летосчисления по Солнцу и Луне
12 часов лунного света.
24 часа = 1 полный день.
12 часов солнечного света.
700 промежутков солнечного и лунного света = 350 полных дней = 1 год Солнца.
1 час = 1/7 одного часа Дерев.

Следовательно:
1 год Солнца должен был бы составлять (24х350) 8 400 часов = 8 400/7 часов Дерев = 1/10 года валар (см. (1) выше);
т.о. 1 год валар равнялся бы 10 годам Солнца.

Суть можно более кратко изложить следующим образом:
1 год Дерев = (7х12 000) 84 000 наших часов
84 000/(350х24) = 10, но
84 000/(365.25х24) = 9.582

(4) Даты первого цветения Дерев и первого восхода Луны (§10)
     Деревья впервые расцвели, когда прошло 3500 лет валар; говорится, что это составляет 33 530 лет Солнца (это предполагает коэффициент 9.58; 9.582 дает 33 537).
     Луна впервые взошла, когда прошло 5000 лет валар; это, как сказано, равно 47 901 году Солнца (что предполагает коэффициент 9.5802; если он равен 9.582, число лет Солнца будет 47 910, если 9.58 - 47 900).
     Деревья светили в течение 1495 лет валар; сказано, что это составляет 14 322 лет Солнца (что предполагает коэффициент почти точно 9.58).

§§11-29 Значительное увеличение в объеме по сравнению с ранним, написанным до "Властелина колец", текстом (КС, АВ2) частично основывается на позднейшей версии "Айнулиндалэ" (что ААм следуют версии D, видно по различным деталям: например, названиям Эа, Иллуин и Ормал - первое из них появляется в D как позднейшая вставка, а названия Светочей, заместившие Форонтэ и Хьярантэ - как исправления). Но многое впервые появилось лишь здесь: что Манвэ устроил на острове Алмарен большое празднество, где Тулкас взял в жены Нессу; что Саурон был "великий мастер из последователей Аулэ"; что валар не могли в то время одолеть Мелькора, поскольку надо было совладать с сотрясениями Земли и сохранить, что можно, из сделанного ими; и другие детали, упомянутые ниже. - Вопросы космологии обсуждаются в конце данного комментария.

§15 Утверждение, что с появлением Светочей начался "великий рост деревьев и трав, и звери и птицы населили равнины и воды" (ср. также с §18, где Вана одела Нессу цветами на празднестве в Алмарене) согласуется с "Айнулиндалэ" (§31): "цветы всех оттенков и деревья, чей цвет был словно снег на горных вершинах... появились звери и птицы" - где, однако, текст исправлен ("Ни один цветок еще не распустился и ни одна птица не запела"). См. стр. 22, примечание 17, и стр. 38, § 31.

§20 Композиционно различие между ААм и "Айнулиндалэ" в том, что в последней Мелькор начал строить Утумно, лишь разрушив Светочи и скрывшись от валар (§ 32) - история, восходящая через все тексты к старому "Наброску мифологии". В ААм же Мелькор выстроил Утумно или по крайней мере далеко продвинулся в постройке, прежде чем валар догадались о его появлении, и именно из Утумно исходили порча и гибель; тогда валар поняли, что Мелькор в Арде и "искали, где он укрылся"; это (получается) и стало причиной того, что Мелькор внезапно перешел к открытой войне и обрушил Светочи.

§22 Описанный в "Айнулиндалэ" (§32) поход вернувшихся из Валинора валар на Мелькора в ААм не упоминается - там сказано лишь, что "в то время" они "не могли одолеть его" - слова КС §12 (V.208). То, что эта идея была отвергнута, видно из дальнейшего, стр. 78, §47.

§23 Слов, что ничто живое в Амане не блекло и не увядало и было свободно от порчи и болезней, в предшествующих текстах нет.

§24 В текстах 1930х гг. старая идея "Утраченных сказаний" о том, что звезды создавались не одновременно, а в два этапа (I.69, 113-14, 133), была отвергнута; здесь она появляется вновь: Варда создала звезды "в забытые времена ее трудов в Эа", и позднее в ААм (стр. 71, §35) говорится, что перед пробуждением эльфов она создала "новые звезды, ярче прежних". Предположительно, это связано с концепцией поздней "Айнулиндалэ" (§§14, 28): Арда "среди бесчисленных звезд".

§§25-6 То, что Деревья росли на зеленом холме в Круге судеб - новая деталь, хотя в КС §14 (V.209) подразумевается, что они находились внутри Круга. Здесь Круг судеб и Холм находятся перед западными воротами Валмара; в "Утраченных сказаниях" Деревья росли к северу от города и отстояли друг от друга "на многие лиги" (I.71, 143).

§28 Слова о том, что майар черпали из озер Варды свет, изливавшийся из Дерев, чтобы "орошать" весь Валинор, берут начало в старой идее, что Деревья "надо было орошать светом, дабы они жили и не иссыхали" (I.73).

§29 В конце этого абзаца есть примечательная новая деталь: каждую тысячу дней Деревья давали новую ветвь, и именно это определяло длину года валар. Очевидно - в данном тексте это заявлено прямо - что в валинорском дне было двенадцать часов, потому что период смешанного света был ровно в пять раз короче полного цикла цветения-сияния Тельпериона или Лаурелин; будь он в три раза короче, день составлял бы восемь часов и так далее. Таким образом, валинорский день определяла природа Дерев. Теперь мы узнаем, что тысячедневный валинорский год тоже обусловлен природой Дерев, поскольку тогда они давали новую ветвь.
     Здесь нет указаний на то, что дальнейшее исчисление - сто лет составляют век валар (это восходит к самым ранним "Анналам", IV. 263) - связано с внутренней сущностью Дерев; но в разделе "О начале времени и его исчислении" (§6) сказано - Мудрые полагали, "что валар так задумали часы Дерев, чтобы одна сотня лет, подобным образом измеренных, равнялась бы одному веку валар (каковы они были в дни их трудов до основания Валинора)" - т.е. прежде Дерев. Поскольку оба отрывка разделяет лишь несколько страниц рукописи, можно предположить, что они согласованы друг с другом; все вместе это может означать лишь, что исчисление времени в дни Дерев, исходившее из их природы, тем не менее было связано с тем, как измерялось время прежде их появления. Это, в свою очередь, явно требует, чтобы валар знали и "замыслили" периодичность света Дерев, прежде чем Йаванна и Ниэнна пришли на Зеленый холм.

Космология здесь дополнена новыми данными. Важные утверждения в первой части ААм таковы:

§1 Эа - это "Мир сущий"; валар - "Стихии Эа".

§11 После долгих трудов "в обширных чертогах Эа валар сошли в Арду в начале ее бытия".

§13 Тулкас пришел в Арду "из отдаленных мест Эа".

§17 Мелькор собрал духов "из бездн Эа"; и он "вновь приблизился к Арде и опустил на нее взор".

§18 Валар не замечали темной тени, "что издалека отбрасывал Мелькор".

§19 Мелькор преодолел "границы Эа" > преодолел "Стены ночи у пределов Арды" > преодолел "Стены ночи" (примечание 19).

§23 Внешнее море "окружает королевство Арды, и за ним Стены ночи".
     Стены ночи нигде более не упоминаются: но, особенно в свете цитированного предложения из §23, трудно счесть их чем-либо иным, нежели Стены мира. Я говорил (стр. 29), что в "Айнулиндалэ" (в новом варианте, появившемся после "Властелина колец") уход Мелькора из Арды рождает вопрос о преодолении Стен мира и о том, что представляла теперь собой эта концепция. Идея такого преодоления на самом деле появлялась, причем, что странно, намного раньше, в конце К, где сказано: некоторые верят, что Мелько временами возвращается в мир и "прокрадывается назад, преодолевая Стены" (IV.164, 253). §19 ААм (в исправленном виде) не оставляет места разночтениям: Мелькор преодолел Стены ночи. Мы вернулись к самому раннему представлению о Стенах: ср. мое замечание в I.227, "явно подразумевается, что Стены первоначально представлялись подобными стенам земных городов или садов - стены, имеющие верх: "ограда"". Тогда, очевидно, Мелькор мог "опустить свой взор на Арду" (§17); мог отбрасывать громадную тень еще до того, как преодолел Стены (§18); а Тулкас (§13) и духи, призванные Мелькором (§19), могли войти в "огражденное царство" (см. определение Арды, стр. 7).
     Но фраза "преодолел он Стены ночи" была исправлением написанного прежде: "преодолел он границы Эа". Может ли это означать что-либо иное, нежели то, что войдя в Арду, Мелькор покинул Эа? В этой связи можно вспомнить две диаграммы из "Амбарканта", изображающие "Илу" (IV.242-5), где много позднее (возможно, примерно в это время) отец карандашом исправил Илурамбар "Стены мира" на Эарамбар ("Стены Эа"). (Разумеется, если Стены уже не сферическая оболочка - откуда выражение "шар посреди Бездны", употреблявшееся в ранних версиях "Айнулиндалэ" - но нечто вроде крепостного вала, через который можно перебраться, Эарамбар - не то же самое, что Илурамбар, а лишь новое название Стен, представляемых теперь иначе; следовательно, новое название на старых диаграммах отчасти вводит в заблуждение). Столь же трудно понять, чем иным может быть Эарамбар, кроме "Стен, что отгораживают темную пустыню "бездн Эа"" (выражение, употребленное в §17), по контрасту с Илурамбар, "Стенами, что заключают в себе Илу".
     Трудность здесь, разумеется, в том, что в другом месте Эа определяется как "Мир того что Есть" (стр. 7), "Мир сотворенный" (стр. 39), а, следовательно, неизбежно включает Арду; в любом случае из всех текстов позднейшего периода совершенно ясно, что Арда находится внутри Эа. Но возможно, Арда тем не менее может рассматриваться как нечто отдельное от Эа, когда Эа означает "Пространство".
     При всех неопределенностях (особенно в отношении употребления слова "Мир"), можно, кажется, с уверенностью утверждать, что от образа мира из "Амбарканта" уцелела хотя бы концепция Внешнего моря, простирающегося до Стен мира, теперь именуемых Стенами ночи - хотя Стены теперь задуманы иначе (см. также стр. 135, §168). В переработке "Сильмариллиона", предпринятой в 1951 г., фраза в КС §12 (V.209) "Стены мира отгораживают Бездну и Древнейшую тьму" - разумеется, совершенно согласующаяся с "Амбарканта" - была сохранена (стр. 154). Это главная трудность в отношении "Айнулиндалэ", где предельно ясно дано понять, что Эа обрела бытие в Бездне, как шар посреди Бездны (§§11, 20 и см. стр. 37-8); как тогда могут Стены Арды "отгораживать Бездну и Древнейшую тьму"?
     На возможное объяснение могут указывать цитированные выше слова из ААм §17: Мелькор собрал духов из бездн Эа. Возможно, что, хотя ААм не очень далеки по времени от последней версии "Айнулиндалэ" (D), представления моего отца на самом деле теперь не вполне совпадали с написанным там; что (как я предположил, стр. 39) теперь он представлял Арду как "находящуюся в безграничном пространстве, содержащем все "Мироздание", а не окруженную границей Эа, что сама находится "среди Бездны". Тогда за Стенами ночи, границей Арды, простираются "бездны Эа". Но это предположение, разумеется, не устраняет всех проблем, неясностей и явных противоречий в космологии позднего периода, которые обсуждались ранее.

*

Я упоминал (стр. 47) о существовании машинописного текста начала ААм, который отличен от напечатанного под диктовку машинописного текста всей работы. Готовя "Сильмариллион" к публикации, я не подозревал о его существовании. Он считывался с рукописи ААм и очень близок к ней; несомненно, его сделал отец, который, печатая, делал в рукописи изменения. Собственно, их там много - как правило, небольших или совсем незначительных, но есть и некоторые важные поправки и добавления; кроме того, текст не включает раздел "О начале времени и его исчислении". Помимо этого (стр. 68), ни одно из упомянутых изменений не встречается среди исправлений, сделанных в надиктованном машинописном тексте или в его копии.
     Этот текст я обозначу ААм*. По-видимому, определенно установить время его создания нельзя, и я могу лишь выразить свое ощущение, что по времени он близок к рукописи ААм, а не сделан когда-либо позже. В любом случае отец скоро бросил его (см. стр. 80). Возможно, отложив его, он забыл про него или потерял; а когда появилась возможность воспользоваться услугами секретаря, хорошо владеющего машинописью (а это, видимо, было так), просто взял рукопись ААм как есть (включая, таким образом, раздел "Об исчислении времени", хотя в ААм* он его исключил).
     Я привожу здесь заслуживающие внимания изменения в ААм* (который доходит немного дальше окончания первой части; касательно остатка текста см. стр. 79-80).

Вступление

Здесь начинаются "Анналы Амана". Составил их Румиль в Древнейшие дни, а Изгнанники хранили в памяти. Та их часть, что мы узнали и запомнили, была записана в Нуменоре прежде чем Тень омрачила его.

Это особенно интересно, поскольку путь передачи здесь отличен от традиции "Пенголод-Эльфвинэ": "Анналы" представлены как труд, записанный в Нуменоре, происходящий от "Изгнанников", нолдор Среднеземья, что сами возводили их к работе Румиля. Идея, что Нуменор был важным звеном в передаче легенд Древнейших дней, еще появится вновь (см. в особенности стр. 370, 373-4, 401-2).

§1 Вместо "предводителей валар" в ААм* стоит "правителей валар" - и далее аналогично. Лориэн в печатном тексте карандашом поправлен на Лорион (но не в отрывке из §3, цитируемом ниже).

§2 В ААм старая фраза "Манвэ и Мелькор обладали наивысшим могуществом и были братья друг другу", сохранилась, но в ААм* здесь стоит:

"Мелькор и Манвэ были братьями в мысли Эру и старшими из всех подобных им; и равны были могуществом, превосходя в том всех прочих обитателей Арды. Манвэ - Король валар..."

В позднейшей "Айнулиндалэ" (§§5, 9) сказано, что Мелькор был могущественнейшим из айнур, и это, в сущности, восходит к тексту "Айнулиндалэ" В, написанному ранее "Властелина колец" (см. V.164, примечание 4 относительно различных утверждений на этот счет). Позднее в ААм (стр. 97, §102) Феанор "закрыл двери своего дома пред лицом могущественнейшего из всех живущих в Эа".

В ААм* стоит "Оромэ и Тулкас младшие из всех в замысле Эру", где в ААм "младше".

§3 В этом абзаце странно смешаны настоящее и прошедшее время: так, "Вана прекрасная - жена Оромэ", "Вайрэ Ткущая - спутница Мандоса", но "Не имел супруги Улмо, и не было ее у Мелькора". "Не было супруга у Ниэнны", "Женою Лориэна была Эстэ Бледная". См. стр. 204-5. Здесь не сказано, что Вана [в оригинале Vana - прим. перев.] (при первом упоминании Вана [в оригинале Vána - прим. перев.], но лишь при первом) была сестрой Йаванны (см. стр. 59).

Отрывок, начинающийся словами "Не было супруга у Ниэнны [в оригинале Nienna - прим. перев.]" (в ААм* везде именно так, не Ниэнна [в оригинале Niënna - прим. перев.]) в самом тексте продолжается следующим образом:

Не было супруга у Ниэнны, королевы сумрака, сестры Манвэ. Женою Тулкаса была Несса Юная; а женою Лориэна - Эстэ Бледная. Они не бывают на советах валар, но высочайшие между майар.

В ААм лишь об Эстэ говорится, что "она не приходит на советы валар", и имени ее нет в перечне королев валар: она "главная из майар". В данном тексте, несмотря на то, что Несса тоже не бывает на советах, и на утверждение, что они с Эстэ "высочайшие между майар", ее имя по-прежнему значится в перечне королев. Внесенная сразу после написания правка дает следующие примечательные изменения:

Не было супруга у Ниэнны, сестры Манвэ, ни у Нессы Вечной Девы. Женою Тулкаса была Лея Юная; а женою Лориэна Эстэ Бледная...

Затем текст продолжается как раньше, и теми двумя, что не бывают на советах валар и являются "высочайшими между майар", становятся Лея и Эстэ. Больше ни в одном тексте нет ни намека на такой повоот, но в ААм* Лея вновь появляется в самом тексте рукописи (см. §18 ниже).

§4 Этот абзац был значительно расширен:

С этими великими стихиями пришли еще многие духи, сходные с ними, рожденные мыслью Эру прежде сотворения Эа, но обладающие меньшим могуществом и властью. То майар, народ валар; прекрасны они, но число их неведомо, и немногим из них эльфы или смертные дали имена.

Есть также те, кого мы зовем валаринди, это - Дети валар, что рождены от их любви уже в Эа. Они - старшие дети Мира; и хотя бытие их началось внутри Эа, они однако же из расы айнур, что были прежде Мира; могуществом и положением своим уступают они одним лишь валар.

§12 В конце этого абзаца ААм* добавляют: "Так прошли в усобице многие годы валар".

§14 Дата воздвижения светочей ВГ 1900 в ААм* опущена.

§15 ААм* сохраняют слова ААм "и начался великий рост деревьев и трав, звери и птицы населили..." См. комментарий к этому месту, стр. 60: упоминание появления в это время птиц и цветов исключено из "Айнулиндалэ" D - и, по-видимому, весьма рано; так что можно предположить близость по времени обеих версий начала "Анналов Амана" (см. стр. 64).

§17 Этот абзац подвергся нескольким изменениям:

Мелькор же знал обо всем, что делалось; ибо даже тогда имел он между майар тайных друзей, что склонил на свою сторону, в первом ли звучании Айнулиндалэ или после в Эа. Главным из них, как открылось потом, был Саурон, великий мастер из пришедших с Аулэ. Так вдали, во тьме Эа, куда он удалился, Мелькор исполнился новой ненависти, завидуя творениям равных ему, кого он желал себе подчинить. Потому он собрал вокруг духов из бездн Эа, что служили ему, пока не счел, что силен; решив, что настал его час, он приблизился к Арде вновь; и опустил на нее взор, и красота Земли в дни ее Весны наполнила его изумлением, но поскольку не он владел ею, то положил уничтожить ее.

§18 Здесь снова появляется жена Тулкаса Лея Юная - в самом тексте, а не в исправлениях (см. §3 выше); теперь она зовется Лея-винья ("Лея Юная"):

Говорят, что на том празднике Весны Арды Тулкас взял в жены Лею-винья, прекраснейшую из дев Йаванны, и Вана одела ее цветами, что впервые распустились тогда, и она танцевала пред валар...

Относительно упоминания первых цветов см. §15 выше.

§19 В ААм* вместо "Стены ночи" стоит "Стены Ночи", и снова так же в §23.

§20 И Мелькор начал создавать глубоко под землей [вычеркнуто: под подножиями] вдали от света Иллуина огромную крепость; и он воздвиг над своими подземельями высокие горы. Эту твердыню после назвали Утумно Глубоко-сокрытая; и хотя валар долго ничего не ведали о ней...

В ААм Утумно была создана "под темными горами"; новый текст, где Мелькор воздвиг горы над нею (как Тангородрим над Ангбандом), возник при перепечатке.

§21 Там, где в ААм стоит "Он напал на Иллуин и Ормал", в ААм*:

"Он пришел словно черная буря с севера, и напал на Иллуин и Ормал".

§22 Окончание этого абзаца в ААм, "кому предстояло еще придти во время, сокрытое от валар", в ААм* опущено.

§23 Слово "боги" в ААм* в обоих случаях удалено: в начале абзаца "не было богам где поселиться" превратилось в "не было им", а ближе к концу "ибо там обитали боги" превратилось в "ибо там обитали Слуги Илуватара".
     Земля Амана находилась "на краю древнего мира" (т.е. мира прежде Катастрофы); в ААм "на краю мира". Место, касающееся Таникветиль, изменено и выглядит так:

Но выше всех гор Пелори была та вершина, что названа Таникветиль Ойолоссэ, блистающий пик Вечной белизны, где пред вратами чертогов Варды с их куполами стоит трон Манвэ.

§25 В ААм говорится, что валар "возвели город"; в ААм*:

...посреди равнины к западу от Пелори Аулэ и его народ выстроили для них прекрасный город. Его назвали они Валимар Благословенный.

Это уже было в "Утраченных сказаниях"; ср. I.77: "Теперь изложил я, каковы были обиталища всех великих Богов, что Аулэ мастерством своим воздвиг в Валиноре". - Это первое появление формы Валимар (снова в §§26, 28 этого же текста).

§26 После слов "Но Ниэнна молчала в раздумье, и слезы ее орошали землю" в новой версии есть сноска:

Ибо говорят, что даже в Музыке Ниэнна участвовала мало, но прислушивалась внимательно ко всему. А потому она многое помнила и была прозорлива, постигая, как разовьются темы Истории Арды. Но мало радости знала она, и в любви ее всегда была примесь жалости, ибо оплакивала она все горести мира, и все то, что не смогло осуществиться. Говорят, так велика была ее печаль, что она не сумела дождаться конца Музыки. А потому недостает ей надежды Манвэ. Он прозорливее; но Жалость - суть Ниэнны.

Относительно этого отрывка см. стр. 388 и примечание 2. Утверждение, что Ниэнна "не сумела дождаться конца Музыки", и "потому недостает ей надежды Манвэ", поразительно; но в чем надежда Манвэ, не говорится. Возможно, тут уместно вспомнить примечание Пенголода к "Айнулиндалэ" D, §19 (стр. 31):

И иные говорили, что Видение угасло до того, как настало владычество Людей и истаивание Перворожденных; потому, хотя Музыка объемлет все, валар не видели воочию поздние эпохи или завершение Мира.

§28 Вместо "хранила в огромных чашах" в ААм* "хранила в глубоких озерах".

*

     Остается рассмотреть единичные исправления, внесенные в первый раздел в основном машинописном тексте ААм, и те (почти полностью иные), что сделаны во втором экземпляре. Они были торопливыми и случайными - ни в коем случае не настоящая переработка. Сделаны они позднее, когда именно - я определить не могу; но остается впечатление, что их цель - согласовать начало ААм с позднейшей из версий другой традиции, идущей от главы 1 "О валар" в КС и в конце концов вылившейся в короткую независимую работу "Валаквента".
     В первом экземпляре машинописного текста вычеркнут не только раздел "Об исчислении времени" (см. стр. 64), но и сжатый рассказ о валар в начале: примечание на титульном листе указывает, что "Анналы" должны начинаться Первым Годом валар в Арде (здесь - §11). Но перед этим в §§1-4 карандашом были сделаны исправления:

§1 "девять предводителей" -> "семь предводителей"; Оссэ и Мелькор удалены из перечня. Относительно удаления Оссэ см. стр. 91, §70.

§2 Добавлено слово "также" в "Королев валар также семь"; добавлена Эстэ и удалена Уинен, так что перечень получает вид "Варда, Йаванна, Ниэнна, Эстэ, Вайрэ, Вана и Несса".

§3 "Варда с начала времен была супругой Манвэ" -> "Варда с начала Арды была супругой Манвэ".
     " Уинен, властительница морей - супруга Оссэ" вычеркнуто (просто потому, что Оссэ больше не числится среди "предводителей").
     Вычеркнуто "что сестра Манвэ и Мелькору" (о Ниэнне).
     "Но она не приходит на советы валар, и ее не числят между правителями Арды; она - главная из майар" (об Эстэ) вычеркнуто (следствие того, что Эстэ теперь входит в число "королев").

§4 От "И к ним причисляют также валаринди..." и до конца абзаца вычеркнуто (см. ниже).

§28 "в огромных чашах" -> "в сияющих озерах" (ср. изменения, сделанные в ААм*, стр. 68).
     Во втором экземпляре поправки в разделе, посвященном валар, совершенно иные. В §3 "жена Оромэ" и "жена Тулкаса" изменены на "супруга Оромэ" и "супруга Тулкаса". "Нет супруга у Ниэнны" изменено на "Нет спутника у Ниэнны"; а на полях против этих поправок отец написал: "Отметить, что "супруга" означало лишь "близость". Валар не имели тел, но могли принимать облик. После прихода эльдар они чаще всего принимали "человекоподобный" облик, хотя выше эльдар (но не гигантский) и более величественный."
     Тогда же было вычеркнуто (как и в первом экземпляре) место, касающееся валаринди, Детей валар, в конце §4 - примечание на полях совершенно определенно говорит о неприемлемости подобной концепции.
     Далее во втором экземпляре есть еще несколько карандашных пометок.

§20 Напротив Утумно написано: "Utupnu ? TUI? покрывать, скрывать"; ср. ААм* §20 (стр. 67): "Эту твердыню после назвали Утумно Глубоко-сокрытая", и см. "Этимологии" (V.394), корень TUB, где исходная форма названия дана как *Utubnu.

§23 Там, где в ААм* (стр. 67) слово "боги" было заменено на "Слуги Илуватара", здесь отец поправил его на "Бессмертные". Слово "богам" в начале абзаца он, как и в ААм*, исправил на "им".

§25 После "зеленый холм" добавлено Эзеллохар; а в §26 Эзеллохар замещает "этот Зеленый холм".

Вторая часть "Анналов Амана"

Здесь начинается новое летосчисление по свету Дерев.

13

§30 Тысячу лет Дерев в блаженстве прожили валар в Валиноре за горами Амана, Среднеземье же лежало в сумраке под звездами. Туда валар приходили редко, кроме лишь Йаванны и Оромэ; но Йаванна часто странствовала там во тьме, горюя - ибо всему, что возросло и началось в дни Весны Арды, не было продолжения. И много прекрасного, что появилось в пору Весны, она погрузила в сон: деревья и травы, зверей и птиц - чтобы они не старились, но ждали времени пробуждения, что еще придет. Мелькор же обитал в Утумно и занят был неустанно, не смыкая глаз; злые твари, созданные им искажения, бродили повсюду, и темные спящие леса полны были чудовищ и порождений ужаса. И в Утумно создал он расу демонов, что после получили у эльфов имя "балроги". Но эти не покидали еще врат Утумно, ибо Оромэ был зорок.

§31 Оромэ же всей душой любил все творения Йаванны, и всегда готов был исполнить ее просьбу. А потому, и оттого также, что стремился временами в леса, что больше рощ Валинора, он тоже часто приходил в Среднеземье и охотился там под звездами. Тогда его белый конь, Нахар, сиял подобно серебру в сумраке; и спящую землю сотрясали удары его золотых копыт. И Оромэ трубил в свой могучий рог, так что дрожали горы, и порождения зла бежали прочь; Мелькора же в Утумно охватывал страх, и он не осмеливался выйти оттуда. Ибо говорят, что вместе с тем как росла его злоба и крепла ненависть, мужество все более изменяло Мелькору; и при всем знании, и мощи, и множестве слуг он стал трусом и сражался лишь с теми, кто невелик силой, терзая слабых и всегда возлагая на рабов и тварей своих творить за себя зло. И все же продолжало шириться к югу его владычество в Среднеземье, ибо лишь проходил Оромэ, слуги Мелькора сбирались вновь; и Землю полнили мрак и обман.

1000

§32 Случилось так, что валар держали совет, ибо обеспокоили их вести, что Йаванна и Оромэ приносили из Дальних земель. И Йаванна обратила слово к валар, и предрекла, что близится приход Детей Илуватара, хотя лишь ему самому ведомы час и место их прихода. И просила она, чтобы Манвэ дал Среднеземью свет, дабы обуздать зло Мелькора и ободрить Детей; и Оромэ с Тулкасом говорили согласно с ней, ибо жаждали войны с Утумно.

§33 Но Мандос взял слово и молвил, что хотя для прихода Детей все готово, время его не настанет еще многие годы; и что Старшие дети должны прийти во тьме и увидеть сперва Звезды. Ибо таков был замысел.

§34 Тогда Варда ушла с совета, и взглянув с высоты Таникветиль, увидела, как темна Земля под неисчислимыми звездами, тусклыми и далекими. Тогда начала она великий труд, величайшее из всех свершений валар с той поры, когда пришли они в Арду.

1000-1050

§35 И Варда взяла рожденный Тельперионом свет, что хранился в Валиноре, и создала новые звезды, ярче прежних. А из древних звезд многие она собрала вместе и поместила как знаки в небесах Арды. Величайшим из них был Менельмакар, Небесный меченосец. То, как говорят, был знак Турина Турамбара, что должен прийти в мир, и предвестие Последней битвы, что случится в конце дней.

1050

§36 Последним из всех Варда создала тот знак из ярких звезд, что зовется Валакирка, Серп богов; его поместила она на севере как угрозу Утумно и знак грядущей судьбы Мелькора.

§37 В тот час, как говорят, пробудились квенди, Старшие дети Илуватара: люди называют их эльфы, и многими иными именами. У Вод пробуждения, Куивиэнен, восстали они от сна Илуватара, и глаза их прежде всего другого узрели звезды небесные. Потому они всегда любили свет звезд и почитали Варду Элентариэ превыше всех валар.

§38 Мир менялся, и менялись, обретая новый вид, очертания земель и морей; реки покинули свои русла, и горы не остались на прежнем месте; и к Куивиэнен нет возврата. Но говорят среди квенди, что оно лежало в глубине Среднеземья, на восток и на север от Эндона (что есть самая середина); и было заливом Внутреннего моря Хелькар. А море это находилось там, где некогда вздымался столп Иллуина, прежде чем Мелькор обрушил его. Множество рек текло туда с горных высот на востоке, и первое, что уловили уши эльфов, был звук струящейся воды, и звук воды, бегущей по камням.

§39 Долго квенди жили в первом обиталище своем у воды под звездами и радостно дивились, ступая по Земле; и заговорили они и начали давать имена всему, что видели. Себя же назвали они квенди, то есть "те, что говорят"; ибо пока что не встречали они иных живых существ, что говорят или поют.

§40 Говорят, что в это же время Мелиан, прекраснейшая из майар, поднялась на Таникветиль, желая взглянуть на звезды; внезапно ощутила она желание увидеть Среднеземье и, покинув Валинор, ушла в сумрак.

1085

§41 И когда миновало тридцать пять лет валар (что близко к трем сотням и тридцати пяти нашим годам) со времени пробуждения эльфов, случилось так, что Оромэ во время своей охоты достиг Эндона и повернул на север вдоль берегов Хелькар, пройдя под сенью Орокарни, гор Востока. Внезапно Нахар громко заржал и стал как вкопанный. И Оромэ, удивленный, сидел безмолвно, и ему показалось, что в тишине земель под звездами он слышит вдали пение множества голосов.

§42 Так валар нашли наконец, хотя и случайно, тех, кого так долго ждали. И когда Оромэ взглянул на них, то исполнился изумления, словно бы они были чем-то нежданным для него и неведомым доселе; и полюбил квенди, и назвал их эльдар, народ звезд.

В исходной рукописи в этом месте вставка: написанный на полях отрывок следующего содержания:

Хотя те, кто владеет знанием, говорят печально, зная, что было после: быть может, Оромэ не первым из Великих увидел эльфов. Ибо Мелькор был настороже, и соглядатаев имел много. И думают, что слуги его втайне заманивали тех из квенди, что отважились уходить далеко, и как пленников доставляли в Утумно, а там порабощали. Из них, как считают, произошли оркор, что после были главными врагами эльдар. А Мелькор скоро распустил повсюду лживые слухи, так что шепот слышался меж квенди - если кто из их племени ушел в сумрак и его не нашли более, должно опасаться ужасного всадника на огромном коне, ибо это он уносит квенди прочь, чтобы пожрать их. А потому при появлении Оромэ многие из квенди бежали и укрылись от него.

Затем исходный текст с новой датой, 1086, продолжается "Быстро Оромэ вернулся в Валинор и принес вести валар" (см. §46 ниже). Но только что приведенная вставка была на новой странице замещена следующим длинным и важным отрывком §§43-5 (в машинописном экземпляре он включен в основной текст):

§43 Но многих из квенди при его появлении охватил ужас. В том повинен был Мелькор. Ибо те, кто владеет знанием, говорят, зная, что было после: Мелькор, что всегда был настороже, первым узнал о пробуждении квенди и послал злых духов тьмы следить за ними и подстерегать их. И за некоторое время до появления Оромэ стало так, если кто из эльфов уходил далеко, в одиночестве или с малым числом спутников, часто они исчезали и никогда не возвращались; квенди говорили, что их схватил Охотник, и страшились. И даже в древнейших песнях нашего народа, эхо которых помнят еще на Западе, слышим мы о темных тенях, что появлялись в холмах у Куивиэнен или заслоняли внезапно звезды; и о темном Всаднике на неистовом коне, что преследовал путников, чтобы схватить и пожрать их. Мелькор же страшился появления Оромэ и ненавидел его; либо вправду посылал он своих темных слуг в образе всадников, либо нашептывал лживые слухи, чтобы квенди остерегались Оромэ, если случай сведет их с ним.

§44 Вот так вышло, что когда Нахар заржал и Оромэ впрямь появился меж ними, иные из квенди укрылись от него, а иные бежали и пропали. Но те, кто имел мужество остаться, быстро поняли, что Великий всадник благороден и прекрасен, и не тень из Тьмы; ибо Свет Амана был в его лице, и лучших из квенди повлекло к нему.

§45 Но о тех злосчастных, что заманил в ловушку Мелькор, немногое известно точно. Ибо кто из живущих спускался в бездны Утумно или измерил мрак тайных мыслей Мелькора? Хотя мудрые Эрессеа полагают, что верно следующее: всех тех квенди, что попали в руки Мелькора прежде чем Утумно была разрушена, он заточил там и медленно, колдовством жестоким и ужасным, извратил и поработил. Так из зависти к эльдар и в насмешку над ними, кому они после были злейшими врагами, Мелькор вывел отвратительное племя оркор. Ибо оркор обладали жизнью и умножались подобно Детям Илуватара, а ничто, способное жить или подобие такого не мог создать Мелькор со времен своего мятежа в Айнулиндалэ до Начала: так говорят мудрые. И глубоко в своих темных сердцах оркор ненавидели Повелителя, кому служили в страхе и кто сотворил лишь их несчастья. То, может статься, было мерзейшее из деяний Мелькора и самое ненавистное для Эру.

1086

§46 Оромэ задержался на время меж квенди, а после быстро вернулся в Валинор и принес вести валар. И он говорил о темных тенях, что нарушали покой Куивиэнен. Тогда валар собрались на совет и долго решали, как лучше всего оберечь квенди; но Оромэ немедля вернулся в Среднеземье и остался с эльфами.

1090

§47 Манвэ долго размышлял на Таникветиль и решил наконец: пойти войной на Мелькора, пусть Арде и будет в этой усобице причинен новый ущерб. Так впервые валар напали на Мелькора, не он на валар, и они вышли на битву во всей мощи своей, и он был наголову разбит. Это валар сделали ради эльфов; Мелькор знал это и запомнил навсегда.

1090-2

§48 Мелькор встретил натиск валар на северо-западе Среднеземья, и многое в тех местах было разрушено. Но эта первая победа воинства Запада была быстрой и легкой, и слуги Мелькора бежали пред ними в Утумно. Тогда валар прошли через Среднеземье и поставили стражу вокруг Куивиэнен; и более квенди ничего не знали о Великой войне богов, лишь земля дрожала и стонала под ними, а воды изменили свой путь; на севере же поднялось зарево, словно бы от могучих костров. Но два года спустя валар ушли на дальний север и начали долгую осаду Утумно.

1092-1100

§49 Осада та была долгой и тяжкой, и пред вратами Утумно велись многие сражения, о которых лишь слухи дошли до квенди. Среднеземье много претерпело в то время, и Великое море, что отделяло его от Амана, стало огромным и глубоким. А земли дальнего севера все были разорены в те дни и такими остались навеки; ибо Утумно была там, чьи глубины безмерны, пропасти и пещеры ее уходили в недра земные и полны были огнем и неисчислимым воинством слуг Мелькора.

1099

§50 Случилось, наконец, что врата Утумно были разбиты и своды разрушены, и Мелькор укрылся в самой глубокой из ее пещер. Видя, что все потеряно для него на сей раз, он внезапно выслал оттуда сонм балрогов, последних из слуг, что остались у него; и они хлынули на стяг Манвэ огненной волной. Но пламя их угасил ветер гнева Манвэ, и поразила их молния его меча; и наконец, Мелькор остался один. Тогда, поскольку был он один против многих, Тулкас выступил вперед как воитель, избранный валар; и боролся с ним, и поверг на землю вниз лицом, и сковал цепью Ангайнор. Так окончилась первая война Запада с Севером.

Комментарии ко второй части "Анналов Амана"

Часть "Анналов Амана", приведенная выше, в другой традиции (или традиции "Сильмариллиона") соответствует началу главы 3, "О приходе эльфов" (КС §§18-21, V.211-13). "Квента сильмариллион" подверглась существенной переработке примерно в одно время с написанием "Анналов Амана", но в данном случае сравнение, видимо, следует ограничить вариантом, написанным прежде "Властелина колец", а также АВ2, записи за ВГ 1000-1990 (V.111-12).

§30 В ААм говорится, что Йаванна погрузила в сон все живое, пробудившееся в Весну Арды, на что нет и намека в КС (и в позднейших переработках тоже).
     Упоминается создание балрогов; и хотя в ААм (§17) рассказ о "воинстве" Мелькора, духах "из бездн Эа" и "тайных друзьях и соглядатаях между майар" полнее, чем на любой из стадий в другой традиции, о балрогах по-прежнему твердо сказано, что это демоны, сотворенные им самим, и более того, созданы в Утумно в эти годы. Относительно концепции балрогов в ААм см. также в комментариях к §§42-5, 50 и особенно стр. 79, §30.

§31 То, что конь Оромэ был белым и подкован золотом, заявлено в КС (§24) и К (§2), но здесь впервые упоминается его имя, Нахар. Оромэ здесь представлен как охранительная сила в Среднеземье, до такой степени, что даже балроги не покидают Утумно из-за его присутствия (§30); ср. АВ2 (V.111) - "Мелькор отступил пред звуком его рога".

§§34-6. Относительно первого и второго сотворения звезд см. стр. 61, §24. Здесь появляется примечательное утверждение, что Менельмакар (Орион) - "знак Турина Турамбара, что должен прийти в мир, и предвестие Последней битвы, что случится в конце дней". Это отсылка ко Второму пророчеству Мандоса (в К, IV.165):

Тогда на полях Валинора будет последняя битва. В этот день Тулкас сойдется с Мелько, и по правую руку от него встанет Фионвэ, по левую же Турин Турамбар, сын Хурина, Победитель судьбы, что выйдет из чертогов Мандоса; и черный его меч принесет Мелько смерть и покончит с ним навеки; и так будут отомщены дети Хурина и все люди.

Квенийская форма Менельмакар упоминается в "Приложении Е" (I) к "Властелину колец"; в "Братстве кольца" (стр. 91) появляется синдарская форма: "Небесный меченосец, Менельвагор в своем сияющем поясе".

§37 То, что эльфы пробудились, когда на небе впервые засиял Серп богов, сказано в АВ2 (V.111); "когда зажглись первые звезды" - КС §20.

§38 Упоминание о местоположении Куивиэнен интересно. В другой традиции об этом сказано лишь, что оно лежало "на востоке Среднеземья" (КС §20, сохраняется во всех позднейших текстах). В ААм Куивиэнен лежит к северо-востоку от Эндона, срединной точки. В перечне имен, сопровождающем "Амбарканта" (IV.241), можно найти "Амбар-эндья или Среднеземье, срединная точка которого Эндор", и Эндор же написано у центра срединной земли на диаграммах "Амбарканта" (IV.243, 245) - на карте (IV.248-9) это помечено точкой: "Эндор Середина земли", и исправлено на Эндон, форму, которую мы находим в данном месте ААм, хотя позднее она вновь изменена на Эндор (и в машинописной копии ААм мой отец тоже исправил Эндон на Эндор здесь и в §41, стр. 80). См. IV.254-5.
     В ААм Куивиэнен - "залив Внутреннего моря Хелькар"; в КС это "озеро под светом звезд" (и так же в К), что сохранено в позднейших текстах. На карте "Амбарканта" оно показано к северо-востоку от Эндора (Эндона) и с восточной стороны моря Хелькар; в тексте оно "вблизи вод Хелькар" (IV.239). Неясно, отражают ли эти разнообразные утверждения одну и ту же концепцию. Здесь, в ААм, море, образовавшееся после падения северного Светоча, упоминается впервые со времени "Амбарканта" - в "Амбарканта" имя Хелькар носил сам Светоч; см. IV.256.

§39 Ср. с КС §20: "Некоторое время [Оромэ] жил меж них, и научил их языку Богов, из которого после создали они прекрасную эльфийскую речь", и с "Ламмас" (V.168): "от [Оромэ] они научились, насколько было доступно им, речи валар; и все языки, что произошли от того, можно назвать оромианскими или квендианскими". Здесь, в ААм, сказано, что квенди сами научились говорить, и дали имена "всему, что видели", прежде чем меж них появился Оромэ (что случилось спустя 335 лет Солнца после их пробуждения). Ср. "Рассказ Гильфанона" в "Книге утраченных сказаний" (232): "Эльдар же или квенди получили дар речи от самого Илуватара".

§40 Этот абзац является вставкой в рукопись, в машинописном варианте он часть самого текста. То, что Мелиан покинула Аман в это время, идет из Анналов Валинора (IV.264, V.111); в КС (§31) она "часто уходила из Валинора в долгие странствия по Здешним землям". Смысл слов ААм, что Мелиан, "поднялась на Таникветиль, желая взглянуть на звезды", вероятно, следующий: она поднялась на восточные склоны Таникветиль, куда не достигал свет Дерев.

§41 Как отмечено в IV.256, заявление, что Оромэ "повернул на север вдоль берегов Хелькар, пройдя под сенью Орокарни, гор Востока", прекрасно согласуется с картой "Амбарканта" (IV.249; на карте Орокарни называются Красными горами).
"он слышит вдали пение множества голосов": ср. КС §20: "Но Оромэ появился меж них ... пока они обитали еще безмолвные у озера Куивиэнен под светом звезд". См. §39 выше.

§42 В КС здесь (§20) - поразительное утверждение, что "Оромэ, взглянув на эльфов, исполнился любви и изумления; ибо прихода их не было в Музыке айнур, и он был скрыт в потаенных мыслях Илуватара"; см. мое обсуждение этих слов, V.216-17.
     Об истории значения слова "эльдар" см. ссылки в статье "Эльдар" в индексе к V тому.

§42-5 Происхождение орков. Впервые идея о том, что происхождение орков как-то связано с эльфами, появляется в §18 КС, а позднее в КС (§62) говорится, что когда Моргот вернулся в Среднеземье после уничтожения Дерев.

он создал племя орков, что росли и умножались в чреве земли. Орки были созданы Морготом из зависти и в насмешку над эльфами, и были из камня, но сердца их из ненависти.

(Относительно менявшихся взглядов моего отца на время появления орков в хронологии Древнейших дней см. IV.314, V.238). Во вставке в рукопись ААм и в ее последующей переработке и расширении (стр. 72-4) появляется - вместе с историей Всадника, по слухам, похищавшего одиноких квенди - теория, что Мелькор, "из зависти к эльдар и в насмешку над ними", вывел орков (здесь именуемых оркор), из квенди, порабощенных на востоке Среднеземья прежде, чем их нашел Оромэ. Однозначно сказано (§45), что Мелькор со времен своего мятежа против Эру не мог создать ничего, что обладало бы собственной жизнью; но это резко противоречит §30, где сказано, что "в Утумно создал он расу демонов, что после получили у эльфов имя "балроги"". Я не думаю, что вставка, содержащая первое из этих утверждений, сделана много времени спустя: взгляды отца на этот вопрос, похоже, быстро менялись, и во вскоре заброшенном машинописном тексте, который я обозначаю ААм* (см. стр. 79, §30), происхождение балрогов изложено иначе. Несомненно, утверждение в §30 сохранилось, несмотря на противоречие с §45, по недосмотру; в основном машинописном тексте ААм есть оба. - Относительно происхождения орков см. также стр. 123, §127 и стр. 408 и далее.

§47 Слова "Так впервые валар напали на Мелькора, не он на валар" показывают: версия "Айнулиндалэ", что валар пошли из Валинора войной на Мелькора после низвержения Светочей, отвергнута (стр. 61, §22).

§49 Относительно изменений, произошедших с Землей во время Великой войны богов, описанных в "Амбарканта", смотри IV.239. Хотя эти два текста не обязательно противоречат друг другу, любопытно, что в ААм сказано: в то время "Великое море, что отделяло его [Среднеземье] от Амана, стало огромным и глубоким"; поскольку в "Амбарканта" (там же, и см. карту, IV.249) Западное море стало намного шире Восточного, когда был основан Валинор:

Ибо ради дальнейшей защиты валар отодвинули Среднеземье посередине на восток, так что оно изогнулось, и великое море Запада очень широко посередине - широчайшее из всех морей Земли. Восточные очертания Земли походили на западные, но только Восточное море было уже, и земля была сдвинута туда.

§50 Примечательно, что балроги в это время, после завершения "Властелина колец", все еще задуманы как очень многочисленные (Мелькор выслал вперед "сонм балрогов"); см. стр. 80, §50.

*

Машинописный текст ААм*, начатый, но скоро оставленный моим отцом, продолжается немного далее окончания первой части (стр. 68). Существенные отличия от ААм здесь таковы:

§30 Мелькор же обитал в Утумно, и занят был неустанно и не смыкал глаз; что бы доброго не сотворила Йаванна, он портил это, если мог; злые твари, созданные им искажения, бродили по всей земле, и темные спящие леса полны были чудовищ и порождений ужаса. И в Утумно умножил он расу злых духов, что последовали за ним, умайар, из которых главными были те демоны, что потом получили у эльфов имя "балрогат". Но они не выходили еще из врат Утумно, ибо страшились Оромэ.

Вторая часть этого отрывка представляет немалый интерес, так как показывает явный отказ от идеи, что в это время Мелькор "создал" балрогов (см. стр. 78). Теперь они становятся "злыми духами (умайар), что последовали за ним" - но он мог "умножать" их. Термин умайар, не встречавшийся прежде, относится к майар как уванимор к ванимор (см. IV.293, сноска).

§31 ...и охотился там под звездами. Велика была его любовь к коням и гончим псам, но обо всех зверях помнил он и охотился лишь на чудовищ и злых тварей Мелькора. Если он видел их издали, или его огромные псы чуяли их, тогда его белый конь, Нахар, сияя подобно серебру, мчался в сумраке; и спящую землю сотрясали удары его золотых копыт. И, поразив чудовище, Оромэ трубил в свой великий рог, пока не начинали дрожать горы...

...и всегда возлагая на рабов своих творить за себя зло [на рабов и тварей своих, ААм]

§32 Случилось так, что Манвэ призвал валар на совет, ибо беспокоили их вести, что Йаванна и Оромэ приносили из Дальних земель, говоря, что если Мелькора оставить долее вершить все невозбранно, то все Среднеземье будет разорено; и Манвэ, более того, знал, что приход Детей Илуватара близок, хотя самый час и место их прихода ведомы лишь самому Илуватару. И Манвэ сказал валар о том, а Йаванна просила, чтобы Манвэ дал Среднеземью свет, дабы обуздать зло Мелькора и ободрить Детей; и

Здесь текст ААм* обрывается внизу страницы. Еще раз то, что началось как копия, со все большей скоростью превращалось в новую версию. Но не думаю, что она была когда-либо продолжена.

*

Остается отметить несколько поздних торопливых поправок и пометок на первой или второй копии полного машинописного текста.

В §§38, 41 Эндон -> Эндор (см. стр. 76, §38).

§42 "и назвал их эльдар, народ звезд" -> "и назвал их народом звезд". На полях отец написал (имея в виду первоначальный текст): "но он не мог - [?ведь это] позднейшее квенья".

§43 против средней части этого абзаца на полях пометка: "Изменить это. Орки не от эльфов". См. стр. 408 и далее.

§50 "сонм балрогов, последних из слуг, что остались у него" -> "своих балрогов, последних слуг, что остались верны ему". На полях отец написал: "Вряд ли их когда-либо было больше трех или в крайнем случае семи". См. стр. 79, §50.

Третья часть "Анналов Амана"

1100
Заточение Мелькора

§51 Затем валар вернулись в Аман, и Мелькора вели пленником, связав по рукам и ногам и завязав глаза; и привели в Круг судеб. Там он пал на лицо свое у ног Манвэ и во имя их родства молил даровать ему прощение и свободу. Но мольбу его отвергли, и говорят, что в тот час валар охотно предали бы его смерти. Но смерти не подвержен никто из расы валар, и никто, кроме лишь Эру, не может удалить их из Эа, Мира сущего, желают они того или нет. А потому Манвэ заключил Мелькора в темницу, и он был заперт в твердыне Мандоса, откуда никто не может бежать.

§52 И приговор валар Мелькору был - провести там три века Валинора, прежде чем он выйдет оттуда вновь, дабы испытали его подобные ему, и дабы вновь просить о том, чтобы даровали ему прощение. Это было исполнено, и мир вернулся в королевство Арды; и то был Полдень Благословенного края. Хотя немало осталось еще в Среднеземье порождений зла, что бежали прочь от гнева Владык запада или таились в глубинах земли. Ибо много подземелий, хитроумно скрытых, было в Утумно, и не все из них отыскали валар.

1101

§53 Ныне валар вновь собрались на совет и решали, что им следует предпринять для помощи Детям Илуватара и наставления их. Наконец из-за большой любви, что они питали к квенди, валар послали им призыв: прийти и обитать в блаженстве Амана, в свете Дерев. И Оромэ принес их призыв к Куивиэнен.

1102

§54 Квенди устрашил призыв валар, и они не хотели покидать Среднеземье. Тогда Оромэ вновь был послан к ним и выбрал из них посланцев, что отправились бы в Валинор и говорили за свои народы. Лишь трое из вождей квенди отважились на это: Ингвэ, Финвэ и Эльвэ, что после были королями.

§55 Оромэ доставил троих вождей эльфов в Валинор, и там говорили они с Манвэ и валар; и исполнились трепета, но красота и великолепие Валинора превозмогли их страх, и они потянулись к свету Дерев.

1104

§56 Некоторое время обитали они в Валиноре, а после Оромэ возвратил их к Куивиэнен; и они обратились к своим народам, убеждая их прислушаться к призыву валар и уйти на Запад.

1105

§57 Тогда впервые эльфы разделились. Ибо племя Ингвэ и большая часть племен Финвэ и Олвэ, поколебленные словами своих вождей, желали последовать за Оромэ. И с той поры они были известны как эльдар, так назвал их Оромэ на их собственном языке. Но племена Морвэ и Нурвэ не желали идти и отвергли призывы, предпочтя звездный свет и широкие просторы Земли слухам о Деревьях. Они обитали далее всего от вод Куивиэнен и бродили средь холмов, и не видели Оромэ в первый его приход, а потому валар были для них не более, чем смутные образы и легенды о гневе и мощи в дни войны с Мелькором. И, быть может, ложь Мелькора об Оромэ и Нахаре (о которой сказано выше), жила еще меж них, и они боялись Оромэ как демона, что пожрет их1. Это - авари, Отказавшиеся, и в то время они отделились от эльдар и не встретились с ними более, пока не миновало долгое время.

§58 Эльдар же приготовились к Великому путешествию своему и разделились натрое. Первыми шли ваньяр, что всех более стремились в путь, народ Ингвэ. За ними нолдор, народ Финвэ, и было их больше (хотя часть осталась у Куивиэнен). Последними шли телери, и они менее всего желали уйти. Хотя их отправилось в путь более всех, и у них было потому два предводителя: Эльвэ Синголло и Олвэ, брат его. И когда все было готово, Оромэ отправился впереди них на коне своем Нахаре, белом в свете звезд. И начали они свой долгий путь и миновали море Хелькар, а потом повернули западнее2.
     И говорят, что густые облака над разрушениями войны еще застилали север, и звезды в тех местах были скрыты. Тогда многие устрашились и раскаялись, повернули назад и были забыты.

1115

§59 Долгим и медленным был Поход эльдар на Запад, ибо бессчетны были лиги Среднеземья, неторены и тяжки. И не хотелось эльдар спешить, ибо они полны были изумления пред всем, что видели, и во многих землях и у многих рек поселились бы с радостью; и хотя пока еще все желали продолжать путь, многие скорее страшились его окончания, нежели стремились к нему. Потому, когда бы Оромэ не покинул их (а это временами случалось, ибо у него были и другие заботы), они останавливались и более не продолжали путь, пока он не возвращался вести их.

§60 И после того, как эльдар были в пути десять лет (то есть почти сто нынешних наших лет), они прошли через лес и вышли к большой реке, шире и полноводней всех, что видели до сих пор, а за нею были горы, чьи острые пики, казалось, пронзали царство звезд3.

§61 Говорят, эта река была та самая, что позже называлась Андуин Великий, и всегда была рубежом западных земель Среднеземья. А горы те были Хитаэглир, Мглистые высоты на границе Эриадора; хотя были они выше в те дни и грознее, и воздвиг их Мелькор, дабы помешать Оромэ4. Телери же долго обитали на восточном берегу и желали остаться там, но ваньяр и нолдор переправились через Реку с помощью Оромэ, и он провел их к горным перевалам5. И когда Оромэ ушел вперед, телери взглянули на сумрачные высоты и исполнились страха.

§62 Тогда явился один среди племени Олвэ, что всегда шел последним; а имя его было Нано (или Дан на языке его собственного народа). И он отверг путь на запад и многих увел прочь за собою; они ушли на юг вдоль Реки, и эльдар более ничего не знали о них, пока не прошли долгие годы. То были нандор.

1125

§63 И когда миновало еще десять лет, ваньяр и нолдор перешли наконец через горы меж Эриадором и самой западной частью Среднеземья, что после эльфы называли Белериандом. И первые из них, миновав долину Сириона, вышли на берега Великого моря. Тогда великий страх объял их, и многие, горько раскаявшись в своем пути, скрылись в лесах Белерианда. Тогда Оромэ вернулся в Валинор искать совета Манвэ.

1128

§64 Здесь телери наконец достигли Белерианда и поселились на востоке за рекой Гелион. Они шли с неохотой, лишь потому, что Эльвэ, их король, побуждал их; ибо он воистину стремился вернуться в Валинор, к свету, который узрел (хотя судьба его оказалась иной); а кроме того, не хотел разлучаться с нолдор, ибо велика была его дружба с Финвэ, их правителем.

1130

§65 В это время Эльвэ пропал в лесах Белерианда, и народ его долго и тщетно искал его. Ибо, возвращаясь домой после встречи с Финвэ, Эльвэ шел опушкой Нан Эльмот. Там услышал он пение соловьев, и чары охватили его - ибо то были птицы майа Мелиан, что пришла из садов Лориэна в Благословенном краю. И Эльвэ пошел за птицами вглубь Нан Эльмот, и там на поляне под небесами увидел Мелиан, и пронизанный звездным светом туман окутывал ее. Так началась любовь Эльвэ Серого Плаща и Мелиан прекрасной; он взял ее за руку, и говорят, что пока они стояли так, звезды отмерили течение многих лет, а деревья Нан Эльмот выросли и окутали их густою тенью.

1132

§66 Здесь Улмо по решению валар пришел на берега Среднеземья и говорил с эльдар; и слова его, и музыка, что играл он для них на рогах из раковин, обратили страх эльдар пред Морем в любовь.
     Потому Улмо и слуги его взяли остров, что стоял один посреди моря со времени сотрясений при падении Иллуина, стронули его с места и привели в серый залив Балар, словно могучий корабль. И ваньяр с нолдор взошли на тот остров, Эрессеа, и были перевезены через Море и достигли наконец Амана6. Но телери по-прежнему оставались в Среднеземье; ибо многие обитали в восточном Белерианде и услышали призывы Улмо слишком поздно; а многие все еще искали своего короля Эльвэ Синголло и не желали уходить без него. Но когда телери узнали, что Ингвэ и Финвэ со своими народами ушли, они поспешили на берега и жили там, томясь по ушедшим друзьям. И они избрали своим королем Олвэ, брата Эльвэ. Оссэ с Уинен приходили к ним и подружились с ними, и от них научились телери тайнам морей и музыке вод. И с той поры телери, что всегда любили воду и были лучшими певцами эльфов, навеки полюбили море, и голос волн, набегающих на берег, зазвучал в их песнях.

1133

§67 В этот год ваньяр и нолдор достигли Амана, и в Пелори создано было ущелье Калакирьян7; эльфам отдан был Эльдамар, и начали они воздвигать в виду моря зеленый холм Туна. А на Туне возвели они белые стены Города-Стража, Тириона Благословенного.

1140

§68 В этот год Тирион был завершен, выстроена башня Ингвэ, Миндон Эльдальева, и зажжен серебряный светоч на ней. Но Ингвэ и многие из ваньяр стремились к свету Дерев, и со многими из своего дома он покинул Тирион и ушел в Валинор, где поселились они с тех пор среди майар Манвэ. И хотя другие ваньяр продолжали жить в Тирионе в содружестве с нолдор, началось разделение этих племен и их наречий; ибо время от времени ваньяр продолжали уходить.

1142

§69 В этот год Йаванна даровала нолдор Белое дерево, Галатилион - подобие Тельпериона; оно посажено было у подножия Миндона, выросло и зацвело.

1149

§70 В этот год Улмо склонился к мольбам Финвэ и вновь отправился в Среднеземье, чтобы перевезти Эльвэ и его народ в Аман, если они пожелают. И большинство теперь и верно желали этого; но Оссэ опечалился. Ибо он заботился о морях Среднеземья и берегах Дальних земель, и редко бывал в Амане, если не призывали его на совет; и не был он доволен тому, что чистые голоса телери смолкнут в Среднеземье. Поэтому некоторых он убедил остаться, и то были эльдар, что долго жили на берегах Белерианда: первые мореходы на свете и первые корабелы. Гавани их были в Бритомбаре и Эгларесте. Кирдан Корабел был их правителем.

1150

§71 Родичи и друзья Эльвэ также не хотели уходить; но Олвэ стремился в путь, и наконец Улмо перевез через пучины Моря всех, кто взошел на Эрессеа. Друзья же Эльвэ остались одни, а потому называли себя на своем языке Эглат, Покинутый народ. Печальные, они по-прежнему искали Эльвэ. Но не предназначено ему было вернуться более к свету Дерев, хотя он стремился туда всей душой. Но в лице Мелиан прекрасной сиял свет Амана, и он был доволен им.

1151

§72 Оссэ же последовал за телери, и когда они приблизились к заливу Эльдамар, воззвал к ним, а они, узнав его голос, молили Улмо прервать их путь. И Улмо даровал им это: по его велению Оссэ остановил остров и укоренил в морских глубинах; и согласно желанию своему, телери обитали еще под звездами небесными, но близ света Амана и бессмертного берега; и могли видеть издали свет Дерев, проникавший через Калакирьян и касавшийся темных вод серебром и золотом.

§73 Улмо совершил это с тем большей охотой, что понимал сердца телери и на совете валар был против того, чтобы призвать эльфов в Аман, считая, что лучше для квенди остаться в Среднеземье. Но валар недовольны были, узнав, что он совершил; и Финвэ горевал, когда телери не появились, и еще более, когда узнал, что Эльвэ оставлен на том берегу, и понял, что не увидеться им вновь, разве что в чертогах Мандоса.

1152

§74 Говорят, что в это время Эльвэ Синголло пробудился от чар и вместе с Мелиан поселился в лесах Белерианда. Велик и благороден он был, из всех Детей Илуватара самый высокий, и похож на властителя из майар; и высок был жребий, назначенный ему. Ибо он стал прославленным королем и правил всеми эльдар Белерианда; они звались синдар, Серые эльфы, Эльфы сумерек, а он - Король Серый Плащ, Элу Тингол на языке синдар. А Мелиан, что мудрее любой дочери Среднеземья, была его королевой; и от их любви пришла в мир прекраснейшая из всех Детей Илуватара, что были или будут еще.

1161

§75 Когда телери прожили одну сотню лет по нашему счету на Одиноком острове, в сердце их произошла перемена, и их повлекло к Свету, что струился из Амана. Потому Оссэ8 научил их строить корабли, а когда корабли были готовы, дал им как прощальный свой дар множество лебедей с могучими крылами. И лебеди перевезли белые корабли телери через море, где стихли все ветры. Так наконец последними они пришли в Аман и на берега Эльдамара; и там нолдор радостно приветствовали их.

1162

§76 В этот год Олвэ, правитель телери, с помощью Финвэ и нолдор начал строить Алквалондэ, Лебединую гавань, на берегу Эльдамара к северу от Калакирьян.

1165

§77 В этот год последние ваньяр покинули Тирион, и нолдор обитали там одни; с той поры они встречались и дружили более с телери.

Примечания

1. Это предложение - вставка в рукопись, причем является переработкой более ранней вставки:

И так, быть может, ложь, что распустил Мелькор для обмана квенди, принесла первые плоды, ибо и после того, как Оромэ жил меж них, многие еще боялись его и его коня Нахара.

В машинописном экземпляре предложение имеет вид, приведенный в тексте.

2. Это исправление слов "двинулись на север, пока не миновали Хелькар, а затем на северо-запад"; в машинописном тексте стоит исправленное предложение.

3. Мой отец торопливо добавил здесь шариковой ручкой - а значит, судя по всему, много позже (см. стр. 102, §78):

Здесь они прожили год, и здесь Индис, жена Финвэ, родила ему сына, старшего из всего второго поколения эльдар. Он носил вначале имя Миньон, Первый сын, но впоследствии Куруфинвэ или Феанор.

Это было вычеркнуто - возможно, сразу же после написания; см. примечание 5.

4. "и воздвиг их Мелькор, дабы помешать Оромэ" добавлено карандашом; в машинописном экземпляре включено в текст.

5. Здесь к рукописи добавлено в то же время и теми же чернилами, что и отрывок из примечания 3 (и тогда же вычеркнуто):

Здесь Индис, жена Финвэ, заблудилась и упала с высоты. И тело ее нашли в глубоком ущелье и там похоронили. Но когда Финвэ отказался идти далее, желая остаться там, Оромэ рассказал ему о судьбах квенди, и как они могут вернуться вновь, если пожелают, когда минует время. Ибо души их не умирают и не покидают Арду, и велением Эру в Амане создано для них место обитания. Тогда Финвэ вновь захотел идти.

6. После этого в рукописи стояло: "и Ингвэ с родней своей ушел в Валинор, где поселились они с тех пор среди майар Манвэ". Это вычеркнуто, и в машинописном экземпляре этой фразы нет, но она вновь появляется в записи за год 1140.

7. Калакирьян исправлено карандашом из Калакирья, и то же при следующих появлениях (но в самом конце "Анналов", стр. 133, §180, Калакирьян - форма, стоящая в самой рукописи).

8. Сначала в рукописи написано "Улмо", но вскоре изменено на "Оссэ".

Комментарии к третьей части "Анналов Амана"

      Эта часть ААм соответствует главе 3 КС, "О приходе эльфов" (включая 3(b) "О Тинголе" и 3(с) "О Коре и Алквалондэ") от §22 до §39 и частично §§43-5; и АВ2, годы валар 1980-2111. Эти тексты опубликованы в V.213 и далее, V.112-113.
     Беглое сравнение показывает, что и в целом, и в деталях текст необыкновенно вырос вглубь и вширь; и в то время как подобная эволюция шла и в традиции "Сильмариллиона" (некоторые фразы в обоих текстах совпадают), ААм - текст независимый, в нем множество деталей, отсутствующих в другой традиции, и есть даже некоторые расхождения. Здесь, как и ранее, я отмечаю самые важные из новых черт ААм по сравнению с версиями, написанными до "Властелина колец"; и во многих случаях ограничиваюсь простым упоминанием нового, появившегося в повествовании; в таких случаях подразумевается, что раньше этого в текстах не было.

§51 Мелькор молил о прощении в Круге судеб; валар желали бы предать его смерти, но никто, кроме Эру, не может ни убить кого-либо из расы валар, ни удалить из Эа.

§52 Мелькор был осужден на пребывание в Мандосе в течение трех веков (трех сотен лет валар); в АВ2 и в КС (§47) - на семь веков.

§54 Эльвэ, третий из "посланцев" - теперь сам Тингол, в то время как в КС он брат Тингола; см. V. 217, §23 и ср. с АВ2 (V.112): "Тингол, брат Эльвэ, правителя телери". Братом Эльвэ-Тингола теперь становится Олвэ (§58).

§57 Лишь "большая часть" племен Финвэ и Олвэ желали отправиться в путь. Авари - это племена Морвэ и Нурвэ (и, очевидно, те из других племен, кто остался); тому, что они не ушли, дано объяснение: они жили дальше всего от Куивиэнен и не видели Оромэ при его первом появлении.

§58 Первое из племен теперь называется ваньяр, а не линдар, как раньше (ср. стр. 34, §36). У третьего, телери, два вождя - братья Эльвэ и Олвэ; Эльвэ зовется Синголло ("Серый плащ", §65; в КС Синдо, "Серый", §30). - Описан путь эльдар во время Великого путешествия (и это хорошо согласуется с маршрутом, показанным на карте "Амбарканта", IV.249). Многие повернули назад из страха перед облаками, все еще застилавшими север.

§59 Описано, сколь медленным было путешествие: изумление эльфов, нежелание многих достичь конца пути, долгие остановки. Путешествие заняло двадцать лет валар; в АВ1 - десять (IV.272), и очевидно, так же в АВ2.

§60-1 Появляются важные названия из "Властелина колец": Андуин, Эриадор, Хитаэглир ("Мглистые высоты"); лес к востоку от реки не назван, но это, разумеется, Сумеречье. Рассказано о происхождении Хитаэглир: горы были воздвигнуты Мелькором, чтобы помешать путешествиям Оромэ. Я заметил в связи с картой "Амбарканта" (IV.256-7), что там нет ни следа Мглистых гор или Андуина (впервые, как и Сумеречье, появившегося в "Хоббите", где он называется Великая река Глухоманья).
     Когда ваньяр и нолдор переправились через реку и ушли перевалами Мглистых гор, телери остались на восточном берегу Андуина.

§62 Именно здесь откололись и ушли вниз по Андуину на юг нандор; они были из телери (из племени Олвэ), и вождя их звали Нано, или Дан на языке его собственного племени. В КС (§28) и АВ2 они из нолдор, и в КС зовутся на своем собственном языке данас, по имени их первого вождя Дана; то же и в "Ламмас" (V.175-6). Названия нандор в этих работах нет, но см. "Этимологии", корни DAN и NDAN (V.353, 375) и также V.188.

§63 Страх ваньяр и нолдор перед морем заставил многих отступить от берегов в леса Белерианда; Оромэ вернулся в Валинор искать совета Манвэ.

§64 Телери пришли в Белерианд неохотно, под влиянием Эльвэ, и обитали поначалу на востоке, за Гелионом. Эльвэ и Финвэ были близкими друзьями.

§65 Эльвэ оказался в Нан Эльмот, возвращаясь домой после встречи с Финвэ. Название Нан Эльмот впервые появилось в переработке "Лэ о Лейтиан", предпринятой после завершения "Властелина колец" (III.36-7, 349). В КС (§32) не сказано, где произошла встреча Тингола и Мелиан; в АВ2 "он был зачарован Мелиан в лесах Белерианда". Забытье, в которое погрузился Эльвэ, длилось многие годы валар (записи за годы 1130, 1152: это более двух столетий Солнца).

§66 Улмо сотворил для эльфов музыку и обратил их страх перед Морем в любовь. Телери, услышав, что ваньяр и нолдор отплыли, пришли на берега Моря, избрав Олвэ своим королем.

§67 В КС и "Ламмас" находим название Калакилья, "Ущелье света"; ср. квенья kilya "расселина, проход меж холмов, ущелье" в "Этимологиях", гнездо KIL (V.365). Форма ААм, Калакирьян, заместила более раннее Калакирья (см. примечание 7 выше).
     "эльфам отдан был Эльдамар, и начали они воздвигать в виду моря зеленый холм Туна"; ср. также с §§75-6 "берега, берег Эльдамара". Это противоречит примечанию к КС §39 (так и не измененному впоследствии, стр. 176), где Эльдамар - название самого города эльфов, а Эльданор или Элендэ - земля, где они жили (ранее, на карте "Амбарканта" (IV.249), Эльфийский дом назван Эльдарос). Подобное употребление здесь (его можно найти также в переработанном "Лэ о Лейтиан") - в сущности, возвращение к самому раннему значению слова Эльдамар; см. I.251.
     Город теперь - Тирион на Туне, а не Туна на Коре; см. КС §39 и комментарий, а также I.258 (Кортирион). Но мой отец продолжал использовать "Туна" и как название города: например, стр. 97, §101, где Мелькор говорит о словах Феанора "в Туне". Тирион назван здесь Тирион Благословенный, как и в песне Бильбо в Дольне (VII.93, 98, 101).

§68 Башня Ингвэ (в КС Ингвеминдон) теперь называется Миндон Эльдальева.- В ААм Ингвэ "со многими из своего дома" покинул Тирион всего через семь лет валар после прихода ваньяр и нолдор в Аман, в тот самый год, когда окончилась постройка Тириона и зажжен был светоч Ингвэ; а уход остальных ваньяр представлен как долгий процесс, растянувшийся на 25 лет валар (см. §77). Из КС (§45) складывается иное впечатление, там сказано: "Многие годы спустя линдар полюбили землю Богов и потянулись к полному свету Дерев, и оставили город Туна".

§69 В КС (§16) Галатилион - название Сильпиона (Тельпериона) на языке номов, а "подобие" Старшего дерева, данное Йаванной нолдор Тириона, не упоминается (см. IX.58).

§70 Улмо вернулся к берегам Среднеземья из-за мольбы Финвэ. Утверждение, что Оссэ "редко бывал в Амане, если не призывали его на совет", отражает сохранение в ААм (стр. 48, §1) его прежнего статуса как одного из валар. Название южной из Гаваней Фаласа возвращается здесь к форме Эгларест, более ранней, чем форма Эглорест в КС и АВ2. Из "Властелина колец" появляется Кирдан Корабел, правитель Гаваней.

§71 В КС не сказано, что кто-либо еще из телери, кроме эльфов Фаласа, оставался в Среднеземье, когда вернулся Улмо - только что народ Тингола "тщетно разыскивал его" (§32); однако в "Ламмас", §6 (V.174), говорится, что Тингол был "королем многих телери Белерианда, что... остались в Фалассэ, и других, что не ушли, ибо искали Тингола в лесах". В ААм "Родичи и друзья Эльвэ также не хотели уходить"; телери ушли без них, и они называли себя эглат, Покинутый народ.

§§72-3 Улмо охотно удовлетворил просьбу телери, поскольку был против того, чтобы призвать квенди в Валинор, и по его велению Оссэ укоренил Тол Эрессеа на морском дне; но валар были недовольны, а Финвэ горевал (особенно когда узнал, что его друг Эльвэ Синголло не на Тол Эрессеа). Легенда, таким образом, приобрела тут окончательный вид: см. КС §37 и комментарий.

§74 Тингол правил "всеми эльдар Белерианда", и их называли синдар, Серые эльфы. Мы впервые встречаем это название в текстах; во "Властелине колец" вне "Приложений" его нет. Синдарское имя Эльвэ Синголло - Элу Тингол (см. II.50).

§75 Телери прожили на Тол Эрессеа 100 лет Солнца; в КС (§43) и в АВ2 они жили там сто лет валар (см. стр. 183, §43).
     Оссэ, а не Улмо, как в КС, научил телери искусству кораблестроения; но в момент написания текста (см. примечание 8 выше) это был Улмо, и это Улмо дал им лебедей (в КС Оссэ).

§76 Финвэ и нолдор помогли телери в постройке Алквалондэ.

     Два отрывка, касающиеся Индис, жены Финвэ, вчерне вписанные против §§60 и 61 (примечания 3 и 5 выше), а затем вычеркнутые, примечательны как первые намеки на то, что станет важным дальнейшим развитием легенд Валинора - хотя истории, изложенные здесь, ничем не напоминают позднейшее повествование. Эти кратко набросанные идеи, возможно, совершенно мимолетные, отвергнуты сразу же по написании; но они иллюстрируют размышления отца о Феаноре - ощущение, что его выдающиеся способности и незаурядность натуры связаны с исключительностью происхождения: он первым из эльдар был рожден, иными словами, не "пробудился" у Куивиэнен, но имел отца и мать и был рожден в Среднеземье. Возникает также идея, что Финвэ лишился жены; и впервые появляется имя "Куруфинвэ".

*

     Наконец, я привожу несколько очень поздних пометок на первом либо втором машинописном экземпляре "Анналов Амана":

§65 "деревья Нан Эльмот" -> "молодые деревца Нан Эльмот".

§66 Против слов "рога из раковин" - "трубы из раковин", со знаком вопроса.

§70 Против первого предложения отец написал "Нуждается в изменении"; но я не знаю, что он имел в виду. Против "призывали его на совет" он поставил крестик и написал " он [Оссэ] был не вала, но главный из майар, слуга Улмо". Оссэ был удален из списка валар исправлением в машинописном тексте в §1 (стр. 69).

Четвертая часть "Анналов Амана"

[В этой части много исправлений, принадлежащих ко времени написания, а также различных изменений и добавлений - частью существенных - почти наверняка относящихся примерно к тому же периоду. Они включены в публикуемый здесь текст, а подробности наиболее важных поправок отражены в идущих за ним примечаниях. Несколько небольших, явно более поздних добавлений приведены в примечаниях.]

1179

§78 В Тирионе на Туне родился Феанор, старший сын Финвэ. Матерью его была Мириэль Бюрде1.

§79 Нолдор же2 находили радость во всяком знании и всяком мастерстве, и Аулэ с народом своим часто бывал меж них. Хотя такое мастерство даровал им Илуватар, что во многих вещах, особенно где нужна была работа искусная и тонкая, они скоро превзошли своих наставников. Говорят, что в это время каменщики Дома Финвэ, добывая в горах камень для своих построек (ибо нравилось им возводить высокие башни), впервые открыли драгоценные камни, которыми Аман воистину был неизмеримо богат. А мастера нолдор изобрели орудия, чтобы резать и гранить самоцветы, и придавали им многие облики, прекрасные и сверкающие; и не копили их у себя, но давали щедро любому, кто просил, и труды их обогатили весь Валинор3.

§80 В этот год Румиль, самый прославленный из мудрецов, что собирали знания о языке, впервые изобрел письмена и начал записывать наречия эльдар, их песни и знание4.

1190

§81 В этот год родился Финголфин, сын Финвэ, что после был Королем изгнанников.

1230

§82 Родился Финрод, сын Финвэ.

1250

§83 В это время расцвел талант Феанора, сына Финвэ, что был величайшим из всех нолдор творцом и мастером. И он задумался над письменами и изобрел новые, улучшив изобретения Румиля, и с той поры эльдар всегда пользовались его письменами. То было лишь начало трудов Феанора. Сердце его влекли самоцветы, и он начал искать путь, как мастерством рук и ума своего создать иные самоцветы, крупнее и ярче тех, что скрывает земля5.

§84 [В это же время, как говорят между синдар, наугрим6, кого мы зовем также норнвайт (гномы), пришли из-за гор в Белерианд и стали известны эльфам. Гномы же были великими кузнецами и мастерами по камню, ибо (как полагают) бытие дал им Аулэ; хотя в старину в их творениях не было красоты. А потому каждому народу немалая выгода была от другого, хотя большой дружбы между ними никогда не было. Но в то время обиды не разделяли их, и король Тингол приветствовал гномов; а Длиннобороды Белегоста помогали ему создать под землей чертоги Менегрота, где после обитал он с Мелиан, своей королевой. Это слова Пенголода.]7

1280

§85 В этот год Финрод, сын Финвэ, взял в жены Эарвен из Алквалондэ, дочь короля Олвэ, и в земле телери был великий праздник. Оттого дети Финрода, Инглор и Галадриэль, были в родстве с королем Тинголом Серым Плащом в Белерианде.

1350

§86 [В это время часть отколовшихся эльфов племени Дана после долгих странствий пришла в Белерианд с юга. Вождем их был Денетор, сын Дана, и он привел их в Оссирианд, где с гор Линдона текут семь рек. Они - Зеленые эльфы. Тингол приветил их. Говорит Пенголод.]8

1400

§87 Настало время, когда Мелькор провел один в заточении Мандоса три века, назначенные валар, и предстал пред ними, дабы они решили его судьбу. И он молил о прощении у ног Манвэ, и держал себя смиренно, и поклялся соблюдать его установления и помогать валар чем только сможет, ради блага Арды и к пользе валар и эльдар, если только будет ему дарована свобода и удел самого меньшего из живущих в Валиноре.

§88 Ниэнна поддержала его мольбу (из-за их родства), и Манвэ даровал просимое, ибо, будучи сам свободен ото всякого зла, он не ведал глубин сердца Мелькора и поверил его клятвам. Но Мандос молчал, и Улмо чувствовал тревогу в сердце своем.

1410

§89 Первое время Мелькор обитал в скромном доме в Валмаре; за ним смотрели, и пока что ему не дозволялось покидать дом одному. Но так как в то время и словом, и делом был он безупречен и стал с виду словно один из братьев своих, валар, Манвэ дал ему свободу в пределах Валинора. Хотя веселье Тулкаса омрачалось всякий раз, когда он видел Мелькора, и ногти его впивались в ладони - с такою силой он сдерживал себя.

§90 И впрямь Мелькор лгал; он предал милосердие Манвэ и свободу свою обратил на то, чтобы ширить вокруг себя ложь и отравить покой Валинора. Так тень пала на Благословенный край, и золотой его Полдень миновал; хотя немало времени прошло, прежде чем ложь Мелькора принесла плоды, и валар долго еще обитали в блаженстве.

§91 Мелькор же в душе более всего ненавидел эльдар: и потому, что они были прекрасны и полны радости, и потому, что в них видел он причину того, что валар поднялись на битву, и он был низвержен и пленен. Тем усерднее выказывал он притворную любовь к ним и искал их дружбы, предлагая послужить им своим знанием и трудом в любом их великом начинании. И многие нолдор из-за своего стремления ко всякому знанию склоняли к нему свой слух и с радостью учились у него. Но ваньяр не желали иметь с ним дела.

1449

§92 В этот год Феанор начал тот труд, что прославлен превыше всех творений эльдалиэ; ибо душа его замыслила Сильмарилы. Много он размышлял и много пробовал, прежде чем смог начать их создание. И хотя Мелькор после говорил, что наставлял Феанора в этом деле, он лгал в вожделении и зависти своей; ибо Феанор повиновался лишь огню собственного сердца и был нетерпелив и горд, а работал всегда споро и в одиночку, не прося помощи и не принимая совета.

1450
Созданы Сильмарилы Феанора.

§93 В этот год завершены были Сильмарилы, величайшее чудо Арды. Как три огромных самоцвета были они с виду. Но до самого Конца, когда вернется Феанор, что пал, когда Солнце было юным, и обитает ныне в Чертогах ожидания, не появляясь более среди своего народа; до того как Солнце угаснет и Луна зайдет навеки - не будет ведомо, из чего они созданы. Словно кристалл алмаза было то вещество с виду и все же тверже алмаза, так что никакая сила в пределах этого мира не могла повредить ему или разрушить. Но кристалл этот был для Сильмарилов лишь то же, что тело для Детей Илуватара: дом огня, что заключен внутри и все же пронизывает все части его, и что есть его жизнь. А огонь, что внутри Сильмарилов, Феанор создал, смешав свет Дерев Валинора, и он все еще живет в них, хотя Деревья давно иссохли и не светят более. А потому даже во тьме, темней которой нет, Сильмарилы струили свет подобно звездам Варды; и словно и впрямь были живыми, они упивались светом, вбирая его и возвращая прекрасней прежнего.

§94 И всех живущих в Валиноре потрясло создание рук Феанора, и исполнились они изумления и восхищения; а Варда благословила Сильмарилы, и с той поры ни смертная плоть, и ничто злое и нечистое не могло коснуться их без того, чтобы его не опалило и не сожгло непереносимой болью. А Мелькор жаждал Сильмарилов, и самая память об их сиянии терзала его сердце словно жгучее пламя9.

1450-1490

§95 А потому, хотя он по-прежнему с великим искусством таил свои намерения, Мелькор теперь все нетерпеливей искал, как ему погубить Феанора и привести к концу дружбу валар и эльдар. Долог был его труд; и скудны поначалу плоды. Но тот, кто сеет ложь, не будет в конце обделен урожаем и скоро сможет оставить свои труды: другие пожнут и посеют взамен его. Всегда отыскивались уши, что были готовы слушать Мелькора, и языки, что прибавляли от себя к услышанному. Ибо ложь Мелькора укоренялась той правдой, что была в ней.

§96 Вот так в Эльдамаре начали шептать, что валар привели эльдар в Валинор, завидуя их красоте и мастерству и боясь, что станут они слишком сильны, чтобы повелевать ими в свободных землях востока. А еще Мелькор поведал о грядущем приходе людей, о чем валар не говорили еще эльфам, и вновь шептали повсюду, что боги вознамерились сберечь королевства Среднеземья для младшей, слабейшей расы, которую им легче будет подчинить себе, обманом лишив эльфов того, что дано им в наследство Илуватаром.

§97 Тогда наконец принцы нолдор начали роптать против валар, и многие исполнились гордыни, забыв обо всем, чему научили их валар и чем одарили. И теперь (пробудив гнев и гордыню) Мелькор заговорил с эльдар об оружии, а прежде не было у них ни оружия, ни знания о нем; ибо оружейные валар после заточения Мелькора были затворены. Но теперь нолдор стали ковать мечи, и секиры, и копья; и щиты со знаками многих домов и родов, что соперничали друг с другом.

§98 Великим мастером был Феанор в то время, и принцем гордым и надменным, и ревниво охранял все, принадлежавшее ему; и Мелькор не спускал с него глаз. Ибо по-прежнему жаждал он Сильмарилов; но Феанор ныне редко являл их миру и чаще хранил запертыми в темноте сокровищницы Туны; и с неохотой теперь показывал их любому, кроме отца своего и семерых сыновей. А потому Мелькор распустил новую ложь, что Финголфин замышляет лишить Феанора и его отца благосклонности валар и занять их место, и может преуспеть в том, ибо валар недовольны, что Сильмарилы не вверены их попечению. Из-за этой лжи начались меж гордыми детьми Финвэ раздоры, и Мелькор был доволен; ибо все теперь шло по его замыслу. И внезапно, прежде чем валар поняли это, мир Валинора был нарушен, и в Эльдамаре заблистали мечи.

1490

§99 Тогда боги разгневались и призвали Феанора к себе. Они раскрыли всю ложь Мелькора, но поскольку Феанор первым нарушил мир и угрожал в Амане насилием, по их приговору он изгнан был из Тириона на двадцать10 лет. И он ушел, поселившись на севере Валинора близ чертогов Мандоса, где в Форменосе выстроил новую сокровищницу и твердыню; великое множество самоцветов хранил он там, но Сильмарилы запер в комнате из железа. Туда из-за любви своей к Феанору ушел Финвэ; и Финголфин правил среди нолдор Туны. Так ложь Мелкора, казалось, обернулась правдой, и злые чувства, что он пробудил, долго не утихали меж сынами Финголфина и Феанора.

§100 Тулкас поспешил прямо из Круга судеб, дабы призвать Мелькора к ответу, но Мелькор, зная, что замыслы его обнаружены11, укрылся от взглядов, окутавшись облаком; и живущим в Валиноре казалось, что свет Дерев не столь ярок, как прежде, а тени удлинились и потемнели.

1492

§101 И говорят, что некоторое время Мелькора не видели более; но внезапно он появился пред дверьми дома Финвэ и Феанора в Форменосе и искал встречи с ними. И сказал им: "Смотрите же, правда все, о чем я говорил, и вы воистину изгнаны несправедливо. И не мыслите, что Сильмарилы в безопасности, где бы ни хранились они во владениях богов. Но если сердце Феанора и ныне свободно и отважно, как были его слова в Туне, то я помогу вам и уведу далеко из этой тесной земли. Ибо разве я не вала, как и они? Да, и более их, и всегда был другом нолдор, самого искусного и доблестного среди всех народов Арды.

§102 Тогда сердце Феанора ожесточилось, и он исполнился страха за Сильмарилы, и так осталось. Но слова Мелькора проникли чересчур глубоко и разожгли пламя более яростное, чем он хотел; Феанор взглянул на него пылающим взором, и вот! прозрел он насквозь обличье Мелькора и проник покровы его мыслей, угадав там жажду Сильмарилов. Тогда ненависть превозмогла его страх, и он проклял Мелькора и велел ему убираться прочь. "Уходи от моих дверей, ты, бродяга12, которому место в Мандосе" - так ответил он и закрыл двери своего дома пред лицом могущественнейшего из всех живущих в Эа.

§103 Будучи в опасности, Мелькор в этот раз ушел, снедаемый яростью, но за унижение свое замыслил жестоко отомстить. Финвэ же исполнился великого страха и спешно послал гонцов к Манвэ в Валмар.

§104 Тогда Оромэ и Тулкас отправились в погоню за Мелькором, но не успели они отъехать далеко, как явились гонцы из Эльдамара с вестью, что Мелькор бежал через Калакирьян13, в ярости миновав холм Туны подобно грозовому облаку. И с бегством его тень покинула Валинор, и на время вся земля вновь исполнилась света. Но боги понапрасну искали вестей о своем враге, и на сердце их тяжко лежали думы о том, на какое новое зло он может пойти.

§105 Говорят, что Мелькор пришел в темный край Арвалин. А эта узкая полоса земли лежала к югу от залива Эльдамар, но к востоку от гор Пелори, и ее длинный и угрюмый берег уходил на юг мира, лишенный света и неизведанный. Там, между отвесными горными стенами и холодным темным Морем, тени были гуще всего в мире. И там втайне поселилась Унголиантэ. Откуда пришла она, никто из эльдар не знал, но быть может, явилась она на юг из тьмы Эа в дни, когда Мелькор разрушил светочи Иллуин и Ормал, а из-за того, что обитал он на севере, глаза валар обращены были большей частью туда, и юг был надолго забыт. Оттуда прокралась она к царству света валар. Ибо она жаждала света и ненавидела его. В глубоком горном ущелье обитала она и, приняв облик чудовищного паука, вбирала в себя весь свет, что могла найти, или что проникал за стены Валинора, и вновь выпускала, обратив в черную паутину удушающего мрака, пока никакой свет более не мог достигнуть ее обиталища, и ее терзал голод.

§106 Может статься, что Мелькор, и только он один, знал о том, кто она и где обитает, и что когда-то она была одной из тех, кого он склонил к служению себе. И придя наконец в Арвалин, он разыскал ее и потребовал помощи в своем отмщении. Но она ни за что не желала подвергнуться опасностям Валинора и навлечь на себя великий гнев богов, и не покинула своего укрытия, пока Мелькор не поклялся одарить ее наградой, что утишит ее гложущий голод и ненависть.

1495

§107 Наконец, план их был готов, и Мелькор с Унголиантэ отправились в путь. Их окутывала великая тьма, сотканная Унголиантэ, а еще пряла она черные нити и закрепляла между скал, и так, после долгих трудов, от паутины к паутине, взобралась наконец на вершину Хьярантар, высочайший пик в горах к югу от Таникветиль. И в тех местах (исключая этого стража юга) Пелори были не столь высоки, и меньше бдительность валар, ибо всегда они более опасались Севера.

§108 Теперь Унголиантэ сплела лестницу из паутины и спустила вниз, и Мелькор, взобравшись по ней, достиг этой вершины, откуда мог взглянуть вниз на Огражденный край. И внизу раскинулись могучие зеленые леса Оромэ, а к западу сияли вдалеке поля и пастбища Йаванны, бледно-золотые от высокого хлеба богов. Но Мелькор взглянул на север и увидел вдали сияющую равнину и серебряные купола Валмара, мерцающие в смешении света Тельпериона и Лаурелин. Тогда расхохотался он и быстро устремился вниз пологими западными склонами; а Унголиантэ была рядом с ним, и тьма ее укрывала их.

§109 Мелькор же знал, что было это время праздника. Ибо хотя приход и уход всех времен года был в воле валар, и не знал Валинор зимы, когда умирает все; но боги обитали тогда в королевстве Арды, а то лишь малая часть чертогов Эа, чья жизнь - Время, текущее непрестанно с первой ноты до последнего созвучия Эру. И доставляло валар радость (как рассказано в "Айнулиндалэ") принимать облик Детей Илуватара; и они ели и пили и сбирали плоды Йаванны, и получали силу от Земли, созданной ими по воле Эру.

§110 А потому Йаванна положила сроки для цветения и созревания всего, что растет: время появления первых побегов, цветения и сева. И при первом сборе плодов Манвэ всякий раз устраивал великий праздник хвалы Эру, и все живущие в Валиноре изливали свою радость в музыке и песне. Таков был нынешний час; но Манвэ, в надежде, что тень Мелькора и впрямь покинула край Амана, и не боясь худшего, чем, быть может, новая война с Утумно и новая победа, венчающая все, положил, чтобы этот праздник был великолепнее всех со времени прихода эльдар. А сверх того замыслил он исцелить зло, что поднялось средь нолдор, а потому всех их призвал прийти к нему и смешаться с майар в его чертогах на Таникветиль, отбросив все обиды, что легли меж их принцами, и навсегда позабыв ложь Врага.

§111 И ваньяр пришли, и пришли нолдор, и майар собрались вместе, и валар облечены были красотой и величием; они пели пред Манвэ в его царственных чертогах или веселились на зеленых склонах Таникветиль, что глядели на запад, в сторону Дерев. В тот день улицы Валмара опустели, и на лестницах Туны царило безмолвие, лишь телери за горами по-прежнему пели на берегах Моря, ибо им мало дела было до сроков и времен года, и не думали они о заботах Правителей Арды, или о тени, что пала на Валинор: их она пока еще не коснулась.

§112 Одно лишь омрачало замысел Манвэ. Феанор явился, ибо ему одному Манвэ повелел прийти; однако не пришел ни Финвэ, ни другие из нолдор Форменоса. Ибо сказал Финвэ: "Пока приговор об изгнании лежит на Феаноре, моем сыне, так что не может он вернуться в Туну, я считаю себя лишенным короны и не встречусь с моим народом и с теми, что правят вместо меня". И Феанор явился не в праздничном одеянии, и одежды его не были ничем украшены, ни серебром, ни золотом, и ни камнями; и не дал он эльдар и валар узреть Сильмарилы, а оставил их запертыми во тьме их железной комнаты. Однако же он встретился с Финголфином перед троном Манвэ и на словах примирился с ним, а Финголфин предал забвению угрозу мечом.

§113 Говорят, что в то самое время, когда Феанор и Финголфин стояли пред Манвэ, и было Смешение света - оба Дерева блистали, и безмолвный Валмар полнило сияние, серебряное и золотое - Мелькор и Унголиантэ пересекли равнину и достигли Зеленого холма. Тогда Мелькор выступил вперед и своим черным копьем пронзил каждое Дерево до сердцевины, чуть выше корней, и сок их заструился наружу, словно кровь, и излился на землю. Но Унголиантэ выпила его, и переходя затем от Дерева к Дереву, приникала своими нечистыми устами к их ранам, пока не иссушила; и яд ее проник в Деревья до сердцевины, отравив их; и они умерли. Но жажда Унголиантэ не была утолена, и придя к Чашам Варды, она выпила их досуха; и когда пила, она изрыгала черные пары и раздулась, став столь огромной и ужасной, что даже Мелькора объял страх.

§114 Тогда Тьма пала на Валинор. О случившемся в тот день многое рассказано в "Алдудениэ" ("Плач по Деревьям"), что сложен был Элемирэ из ваньяр, и что знают все эльдар. Но никакая песня и никакое сказание не вместят все горе и ужас, что обрушились тогда. Свет погас; и это уже было страшным бедствием, но Тьма, что пришла затем, была более, нежели утрата света. В тот час сотворена была Тьма, что казалась не пустотою, но чем-то, имеющим собственное бытие: ибо воистину злоба сотворила ее из Света, и она имела силу затмить глаза, и проникнуть в сердце и разум, и задушить самую волю.

§115 Варда взглянула вниз с Благой горы, и увидела Тень, взмывшую внезапно столпами мрака; Валмар затопило бездонное море тьмы. Скоро лишь вершина Таникветиль оставалась последним островом света в затонувшем мире. Все песни смолкли. Безмолвие настало в Валиноре, и не слышалось ни звука, лишь издалека ветер приносил через проход в горах стенания телери, подобные стылым крикам чаек. Ибо холодом дохнуло с востока в этот час, и необъятные тени Моря накатились на стены берегов.

§116 Но Манвэ взглянул с высот обиталища своего, и лишь его глаза пронзили мрак; и он увидел вдали - Тьма превыше тьмы двигалась на север - и понял, что Мелькор там. Тогда началась погоня, и земля сотряслась под конями воинства Оромэ, и огонь, что высекали копыта Нахара, был первым светом, вернувшимся в Валинор. Но лишь только столкнулись они с Облаком Унголиантэ, всадники валар были ослеплены и пришли в смятение, и рассеявшись скакали сами не зная куда; а звук Валарома пресекся и смолк. Тулкас же был подобен тому, кто запутался ночью в черной паутине, и стоял бессильно, тщетно сражаясь с воздухом. А когда Тьма миновала, было слишком поздно: Мелькор ушел куда намеревался, отомстив сполна.

Примечания

1. Эта запись - ранняя замена; первоначальная запись касается брака Финрода и Эарвен, дочери Олвэ, она почти в том же виде вновь появляется в тексте самой рукописи под годом 1280. Позднее, шариковой ручкой, отец изменил дату на 1169 и добавил новые записи для 1170 года, "Мириэль засыпает и уходит в Мандар" (относительно Мандара см. стр. 205), и 1172 года "Статут Манвэ, касающийся браков эльдар". Относительно этого см. стр. 205 и далее, а также примечание 4 ниже.
     В машинописной копии новые записи включены в текст.

2. Имя нолдор здесь написано с тильдой, "Ñoldor" (представляя задненазальное "ng" как в "king"; см. IV.174). Это становится принятым написанием во всех поздних работах отца, хотя зачастую неумышленно опускается (ни на одной из его пишущих машинок этого знака не было); в этой книге имя нолдор пишется без тильды.

3. Окончание этого абзаца, касающееся драгоценных камней, в немалой степени - позднейшее добавление. Первоначально на этот счет было сказано лишь следующее:

Говорят, что в это время мастера Дома Финвэ (из которых Феанор, его старший сын, был искуснее всех) впервые изобрели самоцветы; и весь Валинор обогатили их труды.

См. примечание 5.

4. Здесь в одно время с фразами, приведенными в примечании 1, добавлена была новая запись: "1185 Финвэ женится на Индис из ваньяр".

5. Это предложение ("Сердце его влекли самоцветы...") - добавление, согласующееся с поправками и новыми подробностями, о которых говорится в примечании 3.

6. "Наугрим" написано карандашом над первоначальным вариантом "науглат" (который, однако, не вычеркнут), и тогда же добавлено слово "также" (в "кого мы зовем также").

7. Эта "белериандская" вставка Пенголода, заключенная в скобки в оригинале, добавлена к рукописи, ср. примечание 8. Позднее отец приписал рядом карандашом: "Перенести в А[нналы] Б[елерианда]".

8. Эта заключенная в скобки вставка Пенголода добавлена к рукописи и, подобно той, о которой говорится в примечании 7, позднее была помечена для переноса в "Анналы Белерианда". Имя предводителя нандор было поначалу Энадар, но тут же изменено на Денетор (имя в AВ2, КС и "Ламмас").
     Позднее отец добавил сюда карандашом новую запись для 1362 года: "В этот год родилась Исфин, дочь Финголфина, Белая дева нолдор" (см. примечание 9).

9. Торопливое дополнение чернилами, впоследствии вычеркнутое, дает запись за 1469 год: "В этот год родилась старшая дочь Финголфина, Белая дева нолдор" (см. примечание 8). Нигде более не сказано, что у Финголфина были дочери помимо Исфин.

10. В рукописи здесь "три" > "десять" > "двадцать" (лет валар).

11. В оригинале "bewrayed" ("bewray" √ "разоблачать, обнаруживать").

12. "Бродяга" заместило "попрошайка, нищий".

13. Мой отец сначала написал Калакилья (старая форма), но тут же изменил ее на Калакирья; -н было добавлено позднее (см. стр. 89, §67).

Комментарии к четвертой части "Анналов Аманна"

     Эта часть "Анналов" соответствует по содержанию главе 4 КС, "О Сильмарилах и омрачении Валинора" (V.227-31), и АВ2, записям с 2500 по начало 2990 ГД (V.113-14). Изложение в ААм невозможно сравнивать с краткими АВ2, оно продиктовано совершенно иным побуждением; здесь мы, по сути, видим, как форма анналов исчезает, сменяясь развернутым повествованием. Как часто случалось с работами моего отца, история взяла верх и преодолела все те ограничения формы, которые он на нее наложил. Новое повествование вдвое длиннее, чем в КС, с которой тесно связано по структуре. Оно написано почти полностью в новых выражениях; и однако же сравнение показывает, что ААм тяготеют скорее к большей четкости повествования, чем к значительным изменениям в структуре или крупным новым добавлениям - хотя и то, и другое есть. Последующие комментарии ни в коей мере не задуманы как анализ всех различий в акцентах, намеках и деталях между ААм и КС.


§78 Ранее в ААм, отнесенные к году 1115, появились отвергнутые позднее вставки (см. стр. 87, примечания 3 и 5), в которых отмечено рождение Феанора у Индис, жены Финвэ, в Среднеземье во время Великого путешествия, а затем ее гибель в Мглистых горах при падении с высоты. Написанные шариковой ручкой, эти вставки должны быть сравнительно поздними; здесь, с другой стороны, в предположительно раннем дополнении (аккуратно написанном чернилами, и см. примечание 1 выше), Феанор рожден в Тирионе, и матерью его была Мириэль, называемая Мириэль Бюрде (древнеанглийское byrde, "вышивальщица"; см. стр. 185, 192). В позднейших вставках (примечания 1 и 4 выше) говорится, что в 1170 году Мириэль "заснула" и ушла в Мандос, и в 1185 году Финвэ женился на Индис из ваньяр.

§79 В КС в более ранний момент повествования (§40) сказано, что нолдор "придумали самоцветы"; сходным образом в АВ2 (V.113) они "изобрели самоцветы", и то же - в "Айнулиндалэ" В (V.162). Эта идея присутствует во всех ранних текстах, восходя к подробному рассказу в старой версии текста "О приходе эльфов" (см. I.58, 127). В позднейший период это сохранилось в последней версии "Айнулиндалэ", D (§35, см. стр. 19 и 34) и поначалу присутствовало и в ААм (см. примечание 3 выше). При переработке этого отрывка идея "изобретения" отвергнута: самоцветы нолдор добыты в Амане.

§80 Изобретение алфавитной системы письма связывается с нолдор еще в "Утраченных сказаниях", где это искусство приписано в первую очередь Аулэ (I.58); "в те дни Аулэ с помощью номов изобрел алфавиты и системы письма" (I.141). В "Айнулиндалэ" В (V.162) нолдор "много добавили к наставлением [Аулэ], и их радовали наречия и письмена"; это сохранилось и в поздних версиях. Теперь, как великие изобретатели, появляются Румиль и (в §83) Феанор. Ср. "Властелин колец", Приложение Е (II):

Тенгвар... изобрели нолдор, искуснейшее в подобных вещах племя эльдар, задолго до своего изгнания. Старейшие эльдарские письмена, тенгвар Румиля, не были в ходу в Среднеземье. Более поздние, тенгвар Феанора, во многом были новым изобретением, хотя унаследовали кое-что от письмен Румиля.

Если Румиль, как сказано во вступлении (стр. 48), является автором "Аннналов Амана", здесь он словами "самый прославленный из мудрецов, что собирали знания о языке" описывает себя самого.

§82 Финрод: более раннее имя Финарфина.

§84 Форма науглат (см. примечание 6, стр. 102) - странным образом возвращение к первоначальному имени гномов в "Утраченных сказаниях" (см. I.261), хотя в КС как основная форма в дальнейшем повествовании (§122) уже встречается "наугрим". - Относительно имени синдар см. стр. 91, §74.
     Относительно упоминаний о гномах в Белерианде в более ранних текстах см. IV.336; как я заметил там, утверждение во второй версии самых ранних "Анналов Белерианда" (IV.332), что у гномов "в старину" была ведущая в Белерианд═ дорога - первый намек на позднейшую идею, что гномы действовали в Белерианде задолго до возвращения нолдор. Но данный отрывок - первое упоминание о том, что гномы помогали Тинголу в постройке Менегрота. - Легенда о том, что гномов создал Аулэ, упоминается в более ранних текстах: АВ2 (V.129), "Ламмас" (V.178 и комментарий) и КС (§123 и комментарий).

§85 Здесь появляется важная новая деталь, благодаря которой принцы Третьего дома нолдор становятся близкими родичами Тингола из Дориата (Эльвэ Синголло, брата Олвэ из Алквалондэ, §58); а со страниц "Властелина колец" приходит Галадриэль. Ср. Приложение F (I, Об эльфах): "Леди Галадриэль из королевского дома Финрода, отца Фелагунда, правителя Нарготронда" (слова, измененные во втором издании "Властелина колец", когда Финрод стал Финарфином, а Инглор Финродом (Фелагундом)).

§86 В АВ2 (V.112, также во вставке Пенголода) и в КС (§115) эльфы, ведомые Денетором, пришли в Белерианд не "с юга", но перешли Синие горы; здесь, вероятно, имеется в виду, что они пересекли горы в местах к югу от Оссирианда. С гор текли не семь рек, но шесть: седьмой рекой Оссирианда была великая река Гелион, в которую впадали остальные.

§88 "Из-за их родства": в ААм §3 (как в АВ2 и КС §9) Ниэнна - "сестра Манвэ и Мелькору". В ААм* (стр. 65) она названа лишь сестрой Манвэ.

§92 В АВ2 миновали два века (ГВ 2500-2700) между созданием Сильмарилов и освобождением Мелькора; так же в КС (§§46-7). В ААм соотношение между событиями обратное, освобождение Мелькора датировано годом Дерев 1400, а окончательное завершение Сильмарилов - 1450.

§93 С тем, что сказано здесь относительно судьбы Феанора, ср. КС §88: "так неистов был его дух, что тело обратилось в пепел, когда дух покинул его; и никогда вновь не появлялся он на земле и не покидал пределов Мандоса".

§97 О неведении эльфами оружия см. стр. 106, §97.

§98 В КС (§52) нет никаких упоминаний о раздорах, достигших точки обнажения оружия. В ААм, §112 "Финголфин предал забвению угрозу мечом"; на полях машинописного текста в этом месте отец написал: "относится к чему?" В позднейшей переработке этой главы в КС, близкой по времени к написанию ААм, Феанор угрожает Финголфину обнаженным мечом (стр. 189, §52); и учитывая §112, вполне вероятно, что здесь это случайно пропущено.

§99 Условия изгнания Феанора (см. примечание 10 выше) в более ранних текстах не оговариваются. - В добавлении к тексту появляется название Форменос.

§102 "могущественнейшего из всех, живущих в Эа" - см. стр. 65, §2.

§105 Время прихода Унголиантэ в Арду отнесено (как предположение) к моменту появления Мелькора с его воинством до низвержения Светочей (см. стр. 53, §19). С "быть может, явилась она на юг из тьмы Эа" ср. КС §55: "из тьмы Извне, быть может, что лежит за Стенами мира".

§106 Хотя опять-таки как предположение, происхождение Унголиантэ теперь связывается с тем, что Мелькор в древности обратил ее ко злу; высказано также предположение, что он отправился в Арвалин с целью разыскать ее.

§107 Высокая гора в южной части Пелори теперь получает имя, Хьярантар (позднее замененное на Хьярментир, см. стр. 285).

§109-10 В "Утраченных сказаниях" великий праздник был устроен в годовщину прихода эльдар в Валинор (I.143), но в более поздних текстах это не детализируется. Теперь появляется новый примечательный рассказ о нем, с отсылкой к фразе из "Айнулиндалэ" (§25), где описаны видимые облики, которые валар принимали в Арде; здесь идея этих "обликов" простирается (по-видимому) до того, что валар могли есть, пить "и получать силу от Земли". Кроме того, совершенно новый элемент в этом отрывке - стремление Манвэ достичь согласия среди нолдор.

§112 В КС (§60) Феанор присутствует на празднике на Таникветиль; теперь появляется история, что лишь он один пришел из Форменоса, поскольку Манвэ повелел ему явиться, одетый не по-праздничному; что Финвэ отказался прийти, пока его сын живет в изгнании; и что Феанор "на словах" примирился с Финголфином перед троном Манвэ. На этой стадии Феанор и Финголфин, разумеется, все еще полные (не сводные) братья.

§114 В бумагах моего отца нет никаких следов работы "Алдудениэ". С фразой, касающейся Тьмы, что настала, когда угас свет Дерев, ср. "Айнулиндалэ" §19: "и показалось [айнур], что в тот миг они узрели нечто новое, Тьму, что не знали прежде, кроме как в мыслях".

§116 О Валарома, роге Оромэ, см. "Айнулиндалэ" D, §34 (стр. 35 и 39).

*

     В машинописной копии довольно много пометок и исправлений, часть из них добавлена машинисткой по указаниям отца; но упомянуть стоит лишь несколько.


§78 Две новых записи, приведенные в примечании 1, и та, что в примечании 4, включены в основной текст.

§81 После записи для 1190 года добавлена новая для 1200 года: "Родилась Лутиэн" (со знаком вопроса).

§84 В машинописной копии там, где в рукописи было "наугрим", написанное над "науглат", оставлен пробел - возможно, потому, что машинистка не знала, какую форму внести (см. примечание 6). Пробел не был заполнен, но имя "норнвайт", идущее следом, вычеркнуто.

§85 После записи для 1280 года были добавлены следующие, относящиеся к Белерианду, записи:

1300 Даэрон, один из мудрецов Тингола, изобретает Руны.

Родились Тургон, сын Финголфина, и Инглор, сын Финрода.

1320 В Белерианде впервые появляются орки.

§86 После записи для 1350 года были добавлены еще две:

1362 Галадриэль, дочь Финрода, родилась в Эльдамаре.

Исфин, Белая дева нолдор, родилась в Тирионе.

Вторая из них есть также в рукописи (добавление карандашом - примечание 8).

§97 Против слов "Мелькор заговорил с эльдар об оружии, а прежде не было у них ни оружия, ни знания о нем" мой отец написал на машинописной копии: "Нет! Они должны были иметь оружие в Великом походе". Ср. КС относительно этого (примечание к §49): "Эльфы прежде имели лишь оружие для охоты, копья, луки и стрелы".

§99 Условия изгнания Феанора снова изменены (см. примечание 10), с "двадцать" на "двенадцать".

§113 После "Зеленого холма" было добавлено "Эзеллохар". Ранее это название всегда встречалось как добавление к машинописному тексту: стр. 69, §25. - "Чаши Варды" превращаются в "Озера Варды"; см. стр. 69, §28.

§114 Машинистка ошибочно прочла Элемирэ, и отец поправил ошибку на Элеммирэ.

Я не знаю, с какими намерениями были введены белериандские записи, данные в §§81, 85 выше.

Пятая часть "Анналов Амана"

§117 И вот некоторое время спустя великое множество народу собралось у Круга судеб; и боги сидели во тьме, ибо царила ночь. Но теперь лишь такая, что бывает в каком-либо краю мира, когда звезды проглядывают по временам в разрывах могучих облаков, и холодные туманы наплывают с унылых морских берегов. Затем Йаванна поднялась на Зеленый холм, но наг он был теперь и черен; и глядела на Деревья, что умерли оба и угасли. Тогда поднялся плач множества голосов; ибо тем, кто горевал, казалось, что они испили до дна чашу скорби, предназначенную им Мелькором. Но это было не так.

§118 Ибо Йаванна обратилась к валар: "Свет Дерев угас и живет ныне лишь в камнях Феанора. Прозорлив он был. Внемлите! для могущественнейших даже есть такое, что могут они свершить однажды, и только однажды. Свет Дерев принесла я в мир и никогда не могу совершить это вновь в пределах Эа. Но будь у меня хоть немного этого света, я могла бы возвратить Деревьям жизнь до того, как корни их умрут; и тогда горе наше было бы исцелено, а черный замысел Мелькора расстроен".

§119 И Манвэ заговорил, и молвил: "Слышишь ли ты, о Феанор, слова Йаванны? Даруешь ли, что она просит?"
     И настало долгое молчание, но Феанор не отвечал ни слова.
     Тогда воскликнул Тулкас: "Говори же, о нолдо, да или нет! Но кто откажет Йаванне? И не от нее ли явился вначале свет Сильмарилов?"
     Но Аулэ Творец1 ответил: "Не спеши! Мы просим большего, чем ты можешь представить. Дайте ему покой на время".

§120 Но тут Феанор заговорил, воскликнув с горечью: "Истинно, для малого, как и для великого, есть такое, что он может свершить лишь однажды. И в это свершение вложит свое сердце. Быть может, и смогу я разъять мои камни, но никогда вновь не сотворю подобных им; и если разбить их, разбито будет и сердце мое, и я умру: первый из всех Детей Эру".

§121 "Не первый" - молвил Мандос, но они не поняли его слов; и вновь настало молчание, а Феанор угрюмо размышлял во тьме. И казалось ему, что он в кольце врагов, и вспомнил он слова Мелькора, что Сильмарилам грозит опасность, если валар захотят владетьими. "И не вала ли он сам - мыслилось ему, - и не ведает ли их сердца? Да, вор выдаст воров". И он воскликнул громко: "Нет, этого не сделаю я по доброй воле. Но если валар принудят меня, то воистину буду я знать, что Мелькор родня им".

§122 "Ты сказал свое слово" - молвил Мандос; и все смолкли, а слезы Ниэнны лились на Корлайрэ, оплакивая жестокость мира. И в это самое время явились вестники из Форменоса, и то были нолдор, что несли новые злые вести. Ибо рассказали они, как слепящая Тьма пришла на север, и в сердце ее некая сила, для которой не было имени, и Тьма исходила из нее. Но и Мелькор был там, он пришел в дом Феанора и там, пред дверьми, убил Финвэ, короля нолдор, пролив первую кровь Детей Илуватара. Ибо один лишь Финвэ не обратился в бегство пред ужасом Тьмы. Но твердыню Форменоса Мелькор взял приступом и разорил совершенно, и унес все множество самоцветов; и Сильмарилы были похищены.

§123 Тогда поднялся Феанор и проклял Мелькора, и нарек его Моргот2; и проклял он также призывы Манвэ и час, когда пришел на Таникветиль, думая в безрассудстве своем, что будь он в Форменосе, сил его достало бы на большее, чем погибнуть тоже - как рассчитывал Мелькор3. Но теперь Феанор бежал ото всех и скрылся в ночи, словно обезумев и от ярости и от горя: ибо отец его был дороже ему, нежели Свет Валинора или бесценные творения собственных рук; и кто меж сынами, эльфов и людей, более ценил своего отца?

§124 И те, кто видел, как Феанор ушел прочь, всей душой скорбели о его потере; Йаванна же была в смятении, боясь теперь, что Великая тьма навеки поглотит последние лучи Света. Ибо хотя валар не вполне еще понимали свершившееся, они постигли, что Мелькор призвал некую помощь Извне. Сильмарилы были утрачены, и потому равным может показаться, ответил бы Феанор4 в конце концов "да" или же "нет"; и однако скажи он "да" вначале и очисть так свое сердце, прежде чем пришли ужасные вести, деяния его после могли быть иными. Но теперь рок нолдор приблизился.

§125 Моргот же, избегнув погони валар, достиг тем временем пустынного края Араман, что лежал к северу меж горной стеной Пелори и Великим морем, как Арвалин лежал к югу. Так пришел он к Хелькараксэ, где пролив меж Араманом и Среднеземьем полон жестоко сталкивающихся льдин; преодолел его и вновь вернулся на север Среднеземья. И, лишь только они ступили туда, уйдя из земли валар, Унголиантэ потребовала от Моргота свою награду. Половиной платы ее были светоносные соки Дерев; другой должна была стать часть ото всех сокровищ, что они захватят. Моргот отдавал их нехотя, по одному, пока она не поглотила все, и красота их исчезла с лика земли; все огромней и темней становилась Унголиантэ, но жаждала еще и еще.

§126 Но Мелькор отказался делиться с нею Сильмарилами: их объявил он своими навеки. Так поссорились первые воры, и страх Йаванны, что Тьма поглотит последние лучи Света, не сбылся. Но Унголиантэ разгневалась, и столь огромна она стала, что Моргот не мог побороть ее; она опутала его своей паутиной и стала душить, и страшный крик его эхом раскатился по миру. Тогда на помощь к нему пришли балроги, что таились еще в глубинах земли на севере, не замеченные валар. Своими огненными бичами они рассекли паутину и прогнали Унголиантэ прочь; и она пришла в Белерианд и некоторое время обитала там у подножия Эред Оргорот в той долине, что после называли Нан Дунгортин из-за страха и ужаса, что она принесла туда. Но залечив свои раны и породив омерзительное потомство, она покинула северные земли и вернулась на юг мира, где обитает поныне, если верно то, что слышали эльдар.

§127 А Моргот, освободившись, вновь собрал всех своих слуг, что сумел разыскать, и заново отстроил свои обширные подземелья и темницы в том месте, что нолдор после назвали Ангбанд, а над ними воздвиг дымящиеся высоты Тангородрим. Здесь бессчетны стали полчища его зверей и демонов; и оттуда явилось теперь во множествах неисчислимых ужасное племя оркор, что росло и множилось в недрах земных подобно чуме. Существа эти Моргот вывел из зависти и в насмешку над эльдар. По виду5 они схожи были с Детьми Илуватара, но омерзительны на вид; ибо выведены были6 в ненависти, и ненависть наполняла их; и ему отвратительно было то, что он сделал, и с отвращением они служили ему. Голоса их были словно грохочущие камни, и они не смеялись, кроме как при пытках и жестоких деяниях. Гламхот, шумные полчища, называли их нолдор.
     (Орками мы можем называть их; ибо в прежние дни они были сильны и люты как демоны. Но были они не из демонов, но дети7 земли, искаженные Морготом - и могли гибнуть, и доблестный мог оружием уничтожить их. [Но повесть более мрачную рассказывают иные на Эрессеа, говоря, что орки воистину в начале своем были из самих квенди, племя несчастных авари, обманутые, а затем плененные Морготом и так порабощенные им и погубленные совершенно?. Ибо, говорит Пенголод, со времени Айнулиндалэ Мелькор никогда не мог сам сотворить что-либо, обладавшее жизнью или подобием жизни, и еще менее - после своего вероломства в Валиноре и полноты своего падения] 8 Слова Эльфвинэ).

§128 Темна была тень, что пала ныне на Белерианд, как рассказано в ином месте; Моргот же в Ангбанде отковал для себя железную корону; и назвал себя Королем мира9. В знак этого он укрепил в своей короне Сильмарилы. Его нечистые руки дочерна сожгло прикосновение к благословенным самоцветам, и с той поры они навсегда остались черными; и никогда более не отпускала его боль от ожога. Корону он никогда не снимал с головы, хотя вес ее стал бременем, доходящим до муки, и пока стояло его царство, никогда, кроме как однажды, не отлучался втайне из своих владений на Севере10. И лишь однажды, пока не настала Последняя битва, сам держал оружие. Ибо теперь более, чем в дни Утумно, когда гордость его еще не была попрана, ненависть сжигала его, и подчиняя себе своих слуг и вдохновляя их жаждой зла, он растратил свою силу. И все же его величие как одного из валар сохранялось долго, хотя обратилось в ужас, и пред лицом его все, кроме могущественнейших, погружались в темную пучину страха.

О речах Феанора на Туне

§129 Когда стало известно, что Моргот скрылся из Валинора, и погоня оказалась тщетной, валар долго сидели во тьме в Круге судеб; майар и ваньяр стояли подле них и плакали, нолдор же большей частью вернулись печально к Туне. Темен ныне был прекрасный Тирион, и туман наплывал из Темных морей, окутывая его башни. Лампа Миндона слабо светила во тьме.

§130 Внезапно Феанор появился в городе и призвал всех прийти ко двору Короля на вершине Туны. Приговор об изгнании его не был еще снят, и то был бунт против валар. А потому великое множество народу быстро собралось - услышать, что он скажет; и холм, и все улицы, и ступени, что вели ко двору Короля, были тесно заполнены, и все несли с собою множество факелов.

§131 Феанор повелевал словом, и речь его имела великую власть над сердцами, когда он того желал. Ныне же дух его пылал огнем, и той ночью произнес он перед нолдор речь, что запомнили они навеки. Яростны и ужасны были слова его, и полны гордыни и гнева; и они помутили разум собравшихся, точно запах горячего вина. Гнев его и ненависть обращены были большей частью на Моргота, но почти все, что говорил он, шло от лжи самого же Моргота. Он притязал теперь на власть над всеми нолдор - ибо Финвэ был мертв - и с презрением отверг установления валар.

§132 "Почему, о народ мой" - воскликнул он, - "почему должны мы и далее служить этим завистливым богам, что не могут уберечь нас и даже собственное царство от своего Врага? И пусть он враг им ныне, разве они не одного рода? Отмщение зовет меня прочь отсюда, но даже будь по-иному, я бы не остался долее в одной земле с родней убийцы моего отца и похитителя моего сокровища. Но не один я отважен среди этого отважного народа. И разве вы все не лишились короля? И чего еще вы не лишены, запертые словно в клетке в этом тесном краю меж суровыми горами и равнодушным Морем? Здесь некогда был свет, в котором валар отказали Среднеземью, но ныне тьма уравнивает всё. Стенать ли нам вечно здесь, сложа руки - сумеречному племени, заблудившемуся в тумане - напрасно роняя слезы в соленое безответное Море? Или вернемся домой? В Куивиэнен чистые воды струятся под светом звезд на ясном небе, а вокруг широкие земли, где есть место свободным. Они все еще там и ждут нас, ушедших оттуда в безрассудстве своем. Идем же! Пусть трусы держатся за этот город. Но кровью Финвэ клянусь! если не утратил я разум - то коли останутся лишь трусы, трава прорастет на улицах. Нет, гниль, плесень и поганки".

§133 Долго он говорил и без устали призывал нолдор последовать за ним; и доблестью своей завоевать свободу и великие просторы в землях на востоке, пока не поздно; ибо эхом повторил он измышления Мелькора, что валар обманули их и будут держать в плену, чтобы люди могли править Среднеземьем; и многие из эльдар впервые тогда услышали о тех, кто Придет следом. "Прекрасен будет конец пути" - вскричал он, - "хотя долог и труден путь! Проститесь с рабством! Но проститесь и с праздностью! Проститесь со слабыми! Проститесь с сокровищами вашими - новые создадим мы! Идите налегке. Но возьмите с собою ваши мечи! Ибо мы пойдем далее, нежели Таурос, выдержим более, нежели Тулкас: мы никогда не прекратим погоню. За Морготом до края Земли! Война нас ждет и ненависть неутихающая. Но когда одержим победу и вернем себе Сильмарилы, что украл он, тогда мы, мы одни, будем властвовать неоскверненным Светом и станем властителями блаженства и красоты Арды! Ни одно другое племя не займет наше место"! 11

§134 Тогда Феанор поклялся страшной клятвой. Не медля семь его сыновей бросились к нему, и каждый принес ту же клятву; и красным словно кровь сверкали их обнаженные мечи в пылающем зареве факелов.

Будь он друг иль недруг, будь высок иль низок,
Моргота демон иль вала великий,
Эльда иль майа, Пришедший следом,
Чьи дни грядут лишь в землях Срединных -
Ни право, ни милость, ни помощь стали,
Ни Судеб владыка их не избавят
От гнева Феанора и сынов Феанора,
И месть жестокая того не минет,
Кто, найдя, сокроет, иль в руке стиснет,
Взять решится или вдаль отбросит
Сильмарил дивный. Свято клянемся:
Смерть всякому до скончанья мира,
Горе и гибель! Нас услышь же,
Эру Создатель! И пусть воздашь нам
Вечною Тьмой, коль клятву преступим.
Слово наше и вы услышьте,
Манвэ с Вардой, и вечно помните!

     Так клялись Майдрос и Маглор, и Келегорн, Куруфин и Крантир, Дамрод и Дириэль, принцы нолдор. Но этим именем никому не должно клясться, во имя добра или зла, ни призывать во гневе такого свидетельства, и многие содрогнулись от страха, слыша роковые слова. Ибо так поклявшись, во имя добра ли, зла ли, клятву нельзя преступить, и она будет преследовать хранящего ее или нарушившего до скончания мира.

§135 А потому Финголфин и сын его Тургон говорили против Феанора, и вспыхнули гневные речи, так что вновь едва не блеснули мечи. Но Финрод, что был также искусен в словах, заговорил негромко, как и всегда, и пытался успокоить нолдор, убеждая их повременить и подумать, прежде чем свершится то, что нельзя уже будет поправить. Но из сыновей поддержал его лишь Ородрет, ибо Инглор был подле Тургона, своего друга12, Галадриэль же - единственная женщина нолдор, что стояла в тот день, высокая и отважная, меж соперничающих принцев - всей душой желала уйти. Не приносила она клятв, но слова Феанора о Среднеземье воспламенили ее сердце, и она томилась желанием увидеть широкие просторы, по которым никто еще не ступал, и, быть может, править там, как пожелает, собственным королевством. Ибо, младшая из Дома Финвэ, она пришла в мир к западу от Моря и не знала еще ничего о незащищенных землях. Сходно с нею думал Фингон, сын Финголфина, которого тоже взволновали слова Феанора, хотя он и не любил его13; и с Фингоном заодно, как всегда, были Ангрод и Эгнор, сыны Финрода. Но они хранили молчание и не говорили против отцов.

§136 После долгих споров Феанор наконец взял верх, воспламенив большинство собравшихся жаждой нового и неведомых земель. И потому, когда Финрод вновь призвал нолдор задуматься и не спешить, поднялся громкий крик: "Нет, двинемся же в путь! В путь!" И немедля Феанор с сыновьями начал готовиться к походу.

§137 Немногое могли бы предвидеть те, кто отважился ступить на путь столь темный. Но все сделано было чересчур поспешно; ибо Феанор торопил их, боясь, что когда пройдет угар, поблекнет влияние его слов, и возобладают иные советы. И, несмотря на все свои гордые слова, он помнил о могуществе валар. Но из Валмара не было слова, и Манвэ молчал. Он не стал бы пока возвещать запрета и препятствовать намерениям Феанора; ибо валар опечалило, что их обвинили в дурных помыслах в отношении эльдар, или в том, что они насильно держат кого-то в неволе. Теперь же молчали они и ждали, ибо все еще не верили, что Феанор может удержать нолдор послушными своей воле.

§138 И впрямь, когда Феанор начал собирать нолдор, чтобы выйти в путь, сразу же возник разлад. Ибо хотя он и склонил собравшихся к уходу, отнюдь не все желали принять его как короля. Финголфина и сыновей его любили более; члены его дома и б?льшая часть живших в Тирионе не захотели отказаться от него, если он пойдет с ними. Так, наконец, нолдор вышли в путь, разделившись на две части. Впереди шел Феанор и его последователи; но больше шло позади за Финголфином. И он шел вопреки желанию своему, потому что так просил его Фингон, сын его, и потому, что не покинул бы тех соплеменников своих, что стремились уйти, и не оставил бы безрассудным замыслам Феанора. С Финголфином шел и Финрод, и по той же причине; но неохотнее всех он двинулся в путь.

§139 Известно, что из всех нолдор Валинора, что стали ныне многочисленным народом, лишь одна десятая отказалась от пути; иные из любви к валар (и к Аулэ не в последнюю очередь), иные из любви к Тириону и множеству созданных ими вещей; никто из страха опасностей на пути. Ибо они и впрямь были отважным народом.

§140 Но в то самое время, как протрубил рог, и Феанор выступил из ворот Тириона, от Манвэ пришел наконец посланец со словами: "Лишь против безумства Феанора совет мой вам. Не начинайте пути! Ибо темен час, и путь ваш приведет вас к горестям, что вы не провидите пока. Не будет помощи вам от валар в деянии вашем; но знайте! не будет и помехи; ибо услышьте: пришли вы сюда по своей воле и по своей воле уйдете. Но ты, о Феанор сын Финвэ, своею клятвой изгнал себя. Лживость слов Мелькора откроешь ты в муках. Вала он, молвишь ты. Тогда вотще ты клялся, ибо никого из валар не дано тебе одолеть ныне или когда-либо в пределах Эа14, если бы даже Эру, коего призвал ты в свидетели, сделал бы тебя трижды более великим, чем ты есть" 15.

§141 Но Феанор рассмеялся, и ответил не вестнику, а нолдор, словами: "Что же! Пошлет ли сей доблестный народ наследника своего Короля в изгнание одного, с сыновьями лишь, и возвратится в оковы свои? Но если кто пожелает идти со мной, им скажу я: Горести предрекли вам? Истинно, в Амане испытали мы их. В Амане блаженство наше унесено было горем. Иной путь мы испробуем ныне: через горести, чтобы обрести радость. Или хотя бы: свободу!"

§142 Затем, повернувшись к вестнику, он вскричал: "Передай это Манвэ Сулимо, Верховному королю Арды: если Феанор не может одолеть Моргота, по крайней мере, он не медлит с тем, чтобы напасть на него, и не сидит горюя, без дела. И Эру, может статься, зажег во мне пламя более яркое, чем ведомо тебе. По крайней мере, такой удар нанесу я Врагу валар, что даже могущественные в Круге судеб изумятся, услышав о том. Да, и в конце последуют за мной. Прощай!"

§143 В тот час голос Феанора полон был такого могущества и величия, что даже вестник валар поклонился, словно получил достаточный ответ, и ушел; а сердца нолдор склонились к Феанору. И они продолжили поход; впереди всех вдоль берегов Элендэ спешил Дом Феанора: ни разу не бросили они взгляд назад, на Тирион, что на Туне. Не столь быстро и с меньшей охотой шли те, что следовали за Финголфином. Из них Фингон был первым, а последними - Финрод с Инглором и многие из прекраснейших и мудрейших между нолдор; и часто они оглядывались на свой прекрасный город, пока светоч Миндон Эльдальева не затерялся в ночи. Больше, чем все остальные изгнанники, уносили они с собою воспоминаний о счастье, которое отвергли, и даже иные из прекрасных творений, созданных там, взяли с собою: утешение и бремя в пути.

О первом Братоубийстве и Роке нолдор

§144 Феанор же вел нолдор на север, ибо прежде всего стремился преследовать Моргота. Притом Туна у подножия Таникветиль близка была к середине Арды, где Великое море было неизмеримо широко; к северу же моря, разделявшие земли, делались все уже, так как пустоши Арамана и берега Среднеземья сближались. Но вскоре Феанору пришло на ум, хотя и запоздало, что все это множество путников: и воинов, достигших зрелости, и многих иных, с большою поклажей, никогда не одолеет долгие лиги на север, и не пересечет моря, кроме как с помощью кораблей.

§145 А потому Феанор решил убедить телери, всегдашних друзей нолдор, присоединиться к ним; ибо так думал он обеднить Валинор еще более и увеличить мощь своих отрядов. И тогда бы он быстро получил корабли. Ибо много времени и трудов ушло бы на постройку большого флота, даже будь у нолдор мастерства и леса в достатке для такой работы (а это было не так). А потому он поспешил в Алквалондэ и говорил с телери, как говорил в Тирионе.

§146 Но ничто, сказанное им, не тронуло телери. Хотя их и опечалил уход родичей и давних друзей, но скорее они стали бы разубеждать их, чем помогать; и не дали бы ни кораблей, ни помощи в их постройке против воли валар. Что до них самих, то они не желали теперь иного дома, нежели берега Эльдамара, и иного лорда, нежели Олвэ, князь Алквалондэ. Он же никогда не склонял свой слух к речам Моргота и не привечал его в своей земле, и по-прежнему верил, что Улмо и другие сильнейшие из валар исцелят раны, нанесенные Морготом, и что ночь сменится еще новым рассветом.

§147 Тогда Феанор исполнился гнева, ибо по-прежнему боялся промедления, и в сердцах сказал Олвэ: "Ты отрекаешься от своей дружбы в самый час нашей нужды. Но рады были вы нашей помощи, когда пришли наконец на эти берега, малодушные, мешкающие, неумелые, и почти ничего не имея. В хижинах на берегу жили бы вы и поныне, если бы нолдор не выстроили вам гавань и не возвели стены".

§148 Но Олвэ ответил: "Нет, от дружбы не отрекаемся мы. Но в том может быть нелегкий долг дружбы - укорить друга в его безрассудстве. И когда ваш народ встретил нас приветом и помощью, иначе говорили вы: в земле Амана будем мы жить вовеки как братья, чьи дома стоят бок о бок. Но что до наших белых кораблей: их не давали вы нам. Этому искусству научились мы не у нолдор, но у Повелителей моря; и белые бревна обтесали мы сами, и белые паруса соткали наши прекрасные жены и девы. А потому мы не отдадим и не продадим их ни по уговору, ни по дружбе. Ибо говорю я тебе, Феанор, они для нас как самоцветы нолдор: творение наших сердец, подобного которому не создадим мы вновь".

§149 Тогда Феанор ушел от него и ждал в мрачном раздумьи за городскими стенами, пока не подошли его отряды. Сочтя, что силы у него достаточно, он вошел в Лебединую гавань и стал занимать корабли, что стояли там на якоре, и отбирать их у телери силой. Но телери стойко противились ему, и многих нолдор сбросили в море. Тогда блеснули мечи, и жестокий бой разгорелся на кораблях, и на освещенных лампами причалах и набережных Гавани, и даже на высокой арке ее ворот. Трижды были отброшены отряды Феанора, и многие погибли с обеих сторон; но к силам Феанора прибавились отряды Фингона и часть сил Финголфина, шедшая первой. Они увидели, подойдя: бой кипит, и их родичи гибнут - и устремились на помощь, прежде чем узнали, в чем причина распри: иные думали даже, что телери по велению валар пытались помешать уходу нолдор.

§150 Так, наконец, телери были побеждены, и немалая часть мореходов Алквалондэ злодейски убита. Ибо нолдор дрались с неистовством отчаяния, телери же были не столь сильны, а вооружены большей частью лишь легкими луками. Нолдор увели прочь их белые корабли, как умели взялись за весла и повели корабли на север вдоль берега. И Олвэ воззвал к Оссэ, но он не явился, ибо был призван в Валмар бдить и держать совет, как и все боги; и не дозволили валар, чтобы Бегству нолдор препятствовали бы силой. Но Уинен оплакивала мореходов телери; и море в гневе поднялось против убийц, так что многие корабли разбились, а те, кто был на них, утонули. О Братоубийстве в Алквалондэ больше сказано в той горестной песне, что зовется "Нолдолантэ" 16, "Крушение нолдор": ее сложил Маглор, прежде чем его не стало.

1496

§151 Но все же большая часть нолдор избегла гибели, и когда буря стихла, они продолжали свой поход, одни на кораблях, другие сушей; но путь был долог и становился все суровей. И так шли они в ночи, что длилась безмерно, пока не достигли наконец севера Огражденного края, окраин бесплодной пустоши Арамана, гористых и холодных. Там внезапно узрели они темную фигуру на высокой скале, что нависала над берегом. Иные говорили, что то был сам Мандос, а не меньший посланец Манвэ. И громкий голос, суровый и страшный, повелел им остановиться и слушать17.

§152 И остановились все недвижно, и каждому из всего множества нолдор слышно было, как голос произнес Пророчество севера и Рок нолдор. "Вернитесь! Вернитесь! Ищите прощения валар, чтобы проклятье их не пало на вас!" - так начал голос, и многие горести предсказал он; темны были слова его, и не поняли их нолдор, прежде чем горести воистину не выпали им. "Слезы без числа прольете вы; но если пойдете далее, знайте же наверное, что валар преградят вам путь в Валинор, и замкнут его от вас, так что даже эхо ваших стенаний не проникнет за горы.

§153 И внемлите! Гнев богов лежит на Доме Феанора - от запада до отдаленных пределов востока - и всех, кто последует за ними, он настигнет тоже. Клятва поведет их, но она же их и предаст и всякий раз унесет от них те самые сокровища, коих поклялись они добиться. К горькому концу придет все, что начнут они со славой; изменою родичей родичам и страхом измены случится это. Обделенными будут они вовеки.

§154 Знайте же! Неправедно пролили вы кровь родичей ваших и запятнали землю Амана. За кровь заплатите вы кровью, и покинув Аман, будете обитать в тени Смерти. Ибо узнайте ныне, что хотя Эру предназначил вам не умирать в Эа, и никакая болезнь не может одолеть вас, но погибнуть вы можете, и гибнуть будете: от стали, и от мук, и от горя; и ваши бездомные души придут тогда в Мандос. Там долгое время проведете вы, томясь по телам своим, но малую жалость встретите, хотя бы все, убитые вами, просили за вас. Те же, что вынесут выпавшее им в Среднеземье и не придут в Мандос, устанут от мира, будто от великого бремени, и истают, и станут словно горестные тени пред младшим племенем, что придет после. Валар сказали свое слово".

§155 Тогда многие дрогнули. Но Феанор укрепился духом и ответил: "Мы поклялись и не шутя. Эту Клятву мы сдержим. И смотрите! нам угрожают многими бедами, и измена не последняя среди них; но одного не сказано: что пострадаем мы от малодушных; от трусости или страха трусости меж нами. А раз так, я скажу - пойдем далее, и свое пророчество добавлю: о делах, что мы совершим, будут слагать песни до последних дней Арды". И Феанор тоже рек истинно.

§156 Но Финрод в тот час отказался от пути и повернул назад, ибо полон был скорби и горечи против дома Феанора из-за своего родства с Олвэ из Алквалондэ; и многие из тех, кто шел с ним, тоже, скорбя, повернули и шли назад, пока не увидели вновь далекий луч Миндона на Туне, по-прежнему сиявший в ночи, и так наконец возвратились в Валинор. Там получили они прощение валар, и Финрод стал правителем тех нолдор, что остались в Благословенном краю. Но сыновья его были не с ним, ибо не желали покинуть сыновей Финголфина; последователи же Финголфина по-прежнему шли вперед, связанные своим родством и волей Феанора, и боясь услышать приговор богов, ибо не все из них были безвинны в братоубийстве в Алквалондэ. А сверх того, Фингон и Тургон были отважны и неистовы сердцем, и не желали оставить любое дело, за какое взялись, хотя бы и до горького конца - если горьким суждено ему стать. А потому большинство продолжало путь, и без промедления предреченное зло взялось за дело.

1497

§ 157 Наконец нолдор достигли далекого севера Арды и увидели первые острые льдины в море, и поняли, что приближаются к Хелькараксэ. Ибо меж Аманом, Западным краем, что на севере поворачивал к востоку, и восточными берегами Эндар (то есть Среднеземья), что поворачивали к западу, был узкий пролив, где ледяные воды Окружающего моря смешивались с волнами Великого моря, и их заволакивали туманы, полные смертельного холода, а в волнах морских сталкивались ледяные горы, и лед скрежетал в глубинах вод. Таков был пролив Хелькараксэ, и туда никто еще не осмелился ступить, кроме валар лишь и Унголиантэ.

§158 Потому Феанор остановился, и среди нолдор начался спор, что им теперь делать. Но вскоре начали они страдать от холода и упорных туманов, сквозь которые не проникал и проблеск звезд; многие пожалели о своем пути и роптали, в особенности те, что шли за Финголфином: они проклинали Феанора, называя его причиной всех бедствий эльдар. Но Феанор, зная обо всем этом, держал с сыновьями совет. Два лишь пути видели они выбраться из Арамана и достичь Эндара: через пролив или на корабле. Но Хелькараксэ они полагали непреодолимым, кораблей же было слишком мало. Многих они лишились в своем долгом пути, и тех, что остались, не хватало, чтобы перевезти все множество нолдор сразу; но никто не желал ждать на западном берегу, пока другие переправятся первыми: страх измены уже пробудился меж нолдор.

§159 А потому в душе Феанора и его сыновей родилась мысль завладеть всеми кораблями и отплыть внезапно; ибо после битвы в Гавани они сохранили власть над флотом, и правили кораблями лишь те, кто сражался там и был предан Феанору. И вот! словно по его зову, поднялся ветер с северо-запада, и Феанор тайно ускользнул18 со всеми, кого счел верными себе, и взошел на борт, и вышел в море, и покинул Финголфина в Арамане. Море было здесь нешироко, и правя к востоку и немного к югу, он переправился без потерь и первым из всех нолдор вновь ступил на берега Среднеземья. Место высадки Феанора было в устье того залива, что назывался Дренгист и врезался в Дор-ломин19.

§160 Но когда они высадились, Майдрос, старший из его сыновей (и некогда друг Фингона, прежде чем ложь Моргота не стала меж ними), обратился к Феанору со словами: "Какие же корабли и каких гребцов пошлешь ты назад на тот берег, и кого перенесут они сюда первым? Фингона отважного?"

§161 Тогда Феанор рассмеялся, словно безумный: "Никакие и никого!" - вскричал он с неистовой яростью. - "Что оставлено позади, не сочту я ныне потерей: лишним бременем на пути оказалось оно и только. Пусть те, кто проклинал мое имя, проклинают меня и далее! И скуля, возвращаются в клетки валар, если не могут найти иной путь! Жгите корабли!"

§162 Тогда Майдрос один из всех отошел в сторону, но Феанор с сыновьями подожгли белые корабли телери. Так, в том месте, что зовется Лосгар, в устье залива Дренгист20, охваченные пламенем, великим и грозным, погибли прекраснейшие из судов, когда-либо бороздивших море21. И Финголфин с его народом увидели издалека алый свет под облаками. Таковы были первые плоды Братоубийства и Рока нолдор.

§163 Тогда Финголфин понял, что его предали и бросили погибнуть жалкой смертью или возвратиться с позором. И сердце его исполнилось горечи; но теперь он желал, как никогда прежде, достигнуть Среднеземья и вновь увидеть Феанора. Путь его и тех, кто следовал за ним, был долог и мучителен; но доблесть и стойкость их возросли в невзгодах. Ибо были они пока еще могучим народом, старшие бессмертные дети Эру Илуватара; лишь недавно оставили они Благословенный край, и усталость Земли еще не легла на них бременем; и юным был огонь их сердец. А потому, ведомые Финголфином, его сыновьями и Инглором с Галадриэль, прекрасной и отважной, они нашли в себе мужество пойти нехоженым севером и, не видя иного пути, вынесли наконец ужас Хелькараксэ и безжалостных ледяных гор. Мало какие деяния нолдор после превзошли этот отчаянный переход и по отваге и по горестям. Многие канули там, и много меньше нолдор вел за собой Финголфин, когда ступил наконец в северные земли Эндара. Мало любви к Феанору или его сыновьям питали те, кто шел за ним, и чьи рога пропели в Среднеземье при первом восходе Луны.
     Здесь нолдор покинули Аман, и Анналы Амана не говорят о них более.

Примечания

1. "Аулэ Творец" заместило "Улмо".

2. Здесь вычеркнуто (вероятнее всего, сразу же): "(Темный враг)".

3. Здесь вычеркнуто (позднее): "второй раз не удалось бы указать на дверь с гордыми словами презрения Черному врагу Арды".

4. Это место заменило первоначальный текст:

но Йаванна была в смятении, ибо ныне свет Дерев сгинул бесследно в великой Тьме, которую валар не вполне еще понимали, но постигли, что она происходит от некой помощи, что Мелькор призвал Извне, и боялись, что свет утрачен навеки. А потому равным было, сказал бы Феанор...

5. Это место - исправление первоначального текста, где было:

Здесь бессчетны стали полчища его зверей и демонов; и ныне он сотворил ужасное племя оркор, и они росли и множились в недрах земных подобно чуме. Существа эти создал Моргот из зависти и в насмешку над эльдар. А потому по виду

6. "выведены" - переправлено из "созданы".

7. "дети" - переправлено из "порождение".

8. Это место, начиная с "Но повесть более мрачную..." и включая сноску, было вычеркнуто - позднее, чем сделаны изменения, данные в примечаниях 5-7 (возможно, при просмотре текста перед перепечаткой на машинке: в машинописном тексте его нет). Все дополнение Эльфвинэ заключено в скобки в оригинале.

9. В исходном тексте было "Аран Эндор, Король Среднеземья". Затем Аран Эндор было изменено на Тарумбар; наконец, это было заменено на вариант "Король мира".

10. В исходном тексте здесь читается: "и пока стояло его царство, никогда, кроме как однажды, не покидал он свои подземелья,". Исправив это на опубликованный вариант, отец добавил весь конец абзаца.

11. В этом абзаце кусок от "пока не поздно" и до "многие из эльдар впервые тогда услышали о тех, кто Придет следом" и последнее предложение "Ни одно другое племя не займет наше место" добавлены позднее.

12. В первом варианте этого отрывка связи нолдорских принцев друг с другом были иными: "Финголфин и сыновья его Фингон и Тургон говорили против Феанора", и "но из сыновей поддержал его [Финрода] лишь Инглор, ибо Ангрод и Эгнор были подле Фингона, а Ородрет стоял в стороне; Галадриэль же...". Но изменения, дающие опубликованный вариант, по-видимому, сделаны сразу же, поскольку отрывок в конце абзаца - часть исходного текста.

13. Здесь вычеркнуто: "а сыновей его - еще меньше" (ср. место в §160, где упоминается дружба Фингона с Майдросом).

14. Здесь написано Эа [в оригинале - Eä - прим. перев.], и еще раз - в §154, но при последних двух появлениях в тексте - Эа [в оригинале Ëa; - прим. перев.].

15. Здесь вычеркнуто: "и менее всего Мелькора, что могущественнее всех, кроме одного".

16. Название "Нолдолантэ" добавлено на полях. В машинописной копии его нет.

17. Начинающаяся в этом месте страница с §§152-4 написана гораздо менее аккуратно, чем остальной текст рукописи, и мой отец, перечеркнув, заменил ее. На первый взгляд можно подумать, что это единственное место, где уцелел первый набросок ААм - но это не так. Страница "черновика" написана на обороте страницы с §§149-51, а та выполнена тем же четким почерком, что и все остальное (с рядом изменений, сделанных в процессе написания). Отсюда ясно, что отвергнутая страница не была начата как "черновой набросок" (и почерк это подтверждает), но переросла в него; так что скорее это лучшее свидетельство против идеи потерянного первого наброска "Анналов Амана" (см. стр. 47).
     Первоначальный текст, следуя §71 КС, начинался "Еще раз звал он нолдор вернуться и искать прощения, или в конце вернутся они лишь после ужасных горестей и бед несказанных". Рок нолдор в окончательной форме, по сути, лишь изменение чернового варианта путем перестановки частей и мелких поправок во многих формулировках. Можно отметить два момента. После "...горы" в конце §152 стояло "Вы свободны будете от них, а они от вас"; а предложение в §154, начинающееся "Там долго проведете вы..." читалось "Там долго проведете вы и не получите освобождения, доколе убитые вами не попросят за вас".

18. Это предложение заменило следующее: "Подождав лишь немного северного ветра, что окутал густым туманом лагерь нолдор, он ускользнул..."

19. Последнее предложение §159 - позднейшее добавление.

20 Фраза "в том месте...залива Дренгист" - позднейшее добавление.

21. Было "прекраснейшие суда Древнейших дней".

Комментарии к пятой части "Анналов Амана"

Эта часть "Анналов" соответствует по содержанию главе 5 КС "Об исходе нолдор" (V.232-8), и АВ2, записи за 2990-2994 ГД (V.114-17). Исключая первые абзацы, повествование в "Анналах" по структуре вновь близко к главе КС, а начиная с §125 заимствует оттуда многие фразы (на самом деле больше, чем кажется по опубликованному тексту, поскольку в некоторых случаях отец брал фразы из КС как есть, а затем менял их). С другой стороны, текст сильно расширен.

§§117-24 Здесь в повествовании появляется новый тонкий оттенок - утверждение Йаванны, что при помощи благословенного света Сильмарилов она могла бы вновь зажечь Два Дерева, прежде чем их корни умрут, требование к Феанору и его отказ - прежде вестей из Форменоса.

§121 Мандос сказал "Не первый", поскольку знал, что Финвэ убит. См. далее стр. 127, §120.

§122 Корлайрэ: первое появление этого названия (см. стр. 127, §122). - Новый элемент в повествовании - то, что "один лишь Финвэ не обратился в бегство пред ужасом Тьмы". В КС (§60) и АВ2 Моргот убил и многих других. Где были сыновья Феанора, или что с ними сталось (ведь Феанор пришел на праздник один, §122), не сказано (см. стр. 293-4).

§123 Впервые упоминается, что это Феанор назвал Мелькора Морготом ("Темным врагом", см. примечание 2 выше). В ААм (в отличие от КС) Мелькора до этого момента всегда называют Мелькором, но после - почти неизменно Морготом.

§125 Араман: в КС Эруман. Изменение, сделанное ранее на V карте "Амбарканта" (IV.250-1), куда оно было внесено через много лет после составления карты.

§126 В КС (§62) ничего не говорится о судьбе Унголиантэ, помимо того что балроги прогнали ее прочь "на далекий юг, где долго она оставалась"; теперь появляется история, что поначалу она обитала в Нан Дунгортин, и лишь впоследствии, оставив там потомство, ушла на юг мира. Но пауки Нан Дунгортин, принадлежащие к "смертоносному племени Унголиантэ", упоминаются в КС позже, в истории бегства Берена из Дортониона (см. V.299, и опубликованный "Сильмариллион" стр. 164).

§127 Происхождение орков. В КС (§62) уже есть идея, что орки появились как насмешка над эльфами, но пока что они не связаны друг с другом как-либо иначе: орки - "творение" самого Моргота, они "созданы из камня", после того как он вернулся в Среднеземье. В момент написания ААм (см. примечания 5-7 выше) эта точка зрения еще сохранялась; по-прежнему использовалось слово "создал" - хотя не "из камня". Но в примечании Эльфвинэ (написанном одновременно с тем, что ему предшествует) они "порождение земли, искаженное Морготом"; и "более мрачная повесть", которую рассказывают на Эрессеа - что изначально орки были порабощенными и искаженными эльфами (авари) - несомненно, первое появление идеи, противоречащей более раннему взгляду, или скорее на этой стадии представляющей альтернативную теорию. Она приписывается Пенголоду, который доказывает Эльфвинэ, что Мелькор на самом деле не мог сам создать ничего живого, а лишь искажал его. Эта вторая теория, вероятно (хотя необязательно) подразумевает, что орки появились намного раньше, до Пленения Мелькора; и именно на это указывает сноска, отсылающая к "Анналам Белерианда" (имеется в виду последняя их версия, "Серые анналы", пара к "Анналам Амана"): "говорят, что это он сделал во Тьме, прежде чем Оромэ нашел квенди".
     Дойдя до этого места, отец вернулся к более ранней части ААм (стр. 72, §42) и вставил отрывок "Хотя те, кто владеет знанием, говорят печально, зная, что было после", где подробно очерчена идея пленения странствующих квенди в самые ранние их дни, хотя она остается лишь предположением "тех, кто владеет знанием". Возможно, тогда же он исправил отрывок, о котором мы говорим сейчас, изменив "он сотворил" на "оттуда явилось теперь во множествах неисчислимых", "созданы" на "выведены" и "порождение земли" на "дети земли". Затем, по моим предположениям, он сильно расширил более раннюю вставку (§§43-5), где идея становится не столько теорией, сколько историческим фактом: неспособность Мелькора создавать живые существа общеизвестна ("так говорят мудрые"). Наконец, позднее (см. примечание 8) он вычеркнул весь кусок в конце §127, начинающийся "Но повесть более мрачную рассказывают иные на Эрессеа..." - либо потому, что лишь тогда заметил, что ее заместили §§43-5, и она в любом случае находится не там, где следует, либо потому, что отверг раннюю теорию происхождения орков. См. далее стр. 127, §127.
     Слово "ибо" в "Орками мы можем называть их; ибо в прежние дни они были сильны и люты как демоны. Но были они не из демонов" (замечание Эльфвинэ) предполагает, что орки - англосаксонское слово (ср. orc-neas в "Беовульфе", строка 112), удачно сходное с эльфийским. Это объяснило бы, почему Эльфвинэ, по сути, говорит: "Мы можем звать их орками, потому что они были сильны и люты как демоны, хотя на самом деле демонами не были". В письме отца, написанном 25 апреля 1954 г. ("Письма", ╧144), он сказал, что слово орк "с моей стороны действительно произведено от англо-саксонского орк - "демон", но лишь потому, что подходило фонетически" (и также: "О происхождении орков... нигде не заявлено ничего определенного. Но поскольку они были слугами Темной силы, а позже Саурона, а ни тот ни другой не могли создать и не создали бы ничего живого, они должны быть "искажениями").

§128 Окончательная формулировка здесь, "Король мира" (см. примечание 9), возвращается к КС (§63), что восходит к К (IV.93). - Относительно отлучек Моргота из Ангбанда в КС сказано: "Никогда не покидал он глубин своей крепости", и там не упоминается его единственный уход оттуда.

§§132-3 Рассказ о речи Феанора по сравнению с КС (§§66-7) сильно расширен.

§133 Таурос: Оромэ; ср. КС §8: "Он охотник, и любит все деревья; поэтому его называют Алдарон, а номы Таурос, повелитель лесов"; также "Этимологии", гнездо TAWAR (V.391): "Н(олдоринское) Таурос, "лесной-ужас", обычное Н. прозвание Оромэ (Н. Арав)". Любопытно, что Феанор использует это имя (см. стр. 146, 8). В машинописной копии (не очень понятно, почему) машинистка здесь оставила пропуск, в который отец позднее карандашом вписал "Оромэ".

§135 В первоначальном тексте ААм (см. примечание 12 выше) расстановка сил среди принцев нолдор уже была иной, чем в КС (§68), поскольку Ангрод и Эгнор теперь против Феанора - и появилась Галадриэль, стремящаяся покинуть Аман. В переработанном виде расстановка сил тоньше: Фингон теперь настаивает на уходе отдельно от Феанора, и Ангрод с Эгнором поддерживают его. Из сыновей Финголфина теперь лишь Тургон поддерживает отца, но вместе с ним - Инглор; Ородрет занимает место Инглора, как единственный из сыновей, поддерживающий Финрода.
     Близкая дружба Тургона и Фелагунда (Инглора) есть уже в самой ранней версии "Анналов Белерианда" (IV.296); в позднейшем добавлении к машинописной копии ААм (стр. 106, §85) они родились в один год Дерев.
     Заявление, что Галадриэль, "младшая из Дома Финвэ", "пришла в мир к западу от Моря и не знала еще ничего о незащищенных землях", странно, поскольку все потомки Финвэ родились в Амане (ААм §§78, 81-2).

§136 Нолдор движимы "жаждой нового и неведомых земель"; в КС они "исполнились стремления к Сильмарилам".

§137 Уход из Тириона был плохо подготовлен и слишком поспешен; ср. АВ2 (год 2992): "Номы долго готовились к великому походу".

§139 В Тирионе осталась лишь десятая часть нолдор.

§140-2 Приведены слова посланца Манвэ, а эпизод сильно расширен. Вестник не говорит, как в КС (§68), что валар воспретили поход, но теперь сказано, что Феанор сам изгнал себя своей клятвою; Феанор же в ответ обвиняет валар, что они сидят сложа руки и не выступают против Моргота.

§143 Элендэ (Эльфийский дом, Эльфийский край): см. стр. 90, §67.

§§145-8 Сам Феанор (не посланцы, как в §70 КС) приходит к Олвэ в Алквалондэ; полностью приведен их разговор. В §147 Феанор говорит о том, что Гавани строили нолдор - это упомянуто в ААм ранее (§76).

§§149-50 Рассказ ААм о битве в Алквалондэ и последующих событиях близко следует §70 КС, сохраняя многие предложения оттуда; но теперь сказано (§149), что те из последователей Финголфина, кто вступил в сражение, неверно поняли его причину.

§150 Об оружии телери см. стр. 106, §97. [В §97 говорится об оружии нолдор √ Прим. перев.] - Песня о бегстве номов (§70 КС) получила название "Нолдолантэ", "Крушение нолдор", "что сложил Маглор, прежде чем его не стало".

§§152-4 В Пророчество севера, которое теперь называется "Пророчество севера и Рок нолдор", многое добавлено: предостережение, что те из нолдор, кто погибнет, после долго останутся в Мандосе, "томясь по телам своим", а те, кто вынесет выпавшее им в Среднеземье, устанут от мира и истают. Здесь ААм возвращается к АВ2 (запись за год 2993, V.116; почти так же в АВ1, IV.267):

И смерть коснется нолдор, и будет убивать их сталь, и муки, и скорбь, и наконец сила их в Среднеземье угаснет, и они истают пред младшей расой.

Я обсуждал это в IV.278-9. См. также стр. 265 и далее.

§156 Как и в обоих текстах АВ, многие из народа Финрода вернулись с ним в Валинор; в КС (§72) лишь "немногие из тех, кто жил в доме его", повернули назад. Новый элемент в мотивах возвращения Финрода - его родство с Олвэ из Алквалондэ, поскольку его жена - Эарвен, дочь Олвэ (§85).

§157 Эндар - "Среднеземье". Ранее в ААм (§38) в отношении "центральной точки" Среднеземья использовалась форма Эндон, в машинописной копии измененная на Эндор (стр. 80). Формы Эндон и Эндор можно найти в "Амбарканта" и на картах (см. стр. 76, §38). Во "Властелине колец" квенийское Эндорэ, синдарское Эннор означает не центральную точку, но само Среднеземье, и в письме от 1967 г. ("Письма", ╧297, стр. 384) мой отец упоминает кв. Эндор, с. Эннор = Среднеземье, с этимологией en(ed) "середина" и (n)dor "земля (суша)"; ср. также Аран Эндор "Король Среднеземья", примечание 9 выше. Но в данном отрывке форма Эндар читается совершенно ясно, и так же в §§158, 163. Машинистка, однако, в каждом случае по какой-то причине печатала Эндор, и отец это не поправил. С другой стороны, в заглавии следующего раздела ААм (стр. 129) машинистка напечатала Эндар, как в рукописи, и отец опять-таки это не поправил. В опубликованном "Сильмариллионе" (стр. 89) я, с некоторой неуверенностью, принял форму Эндор.
     Отрывок, касающийся Хелькараксэ, имеет источником не КС, но АВ2 (запись за год 2994, почти так же в АВ1), и весьма примечательно, что он остается в полном согласии с космографией "Амбарканта" (см. IV.238, 254).

§159 История о том, что Ангрод и Эгнор добрались до Среднеземья на корабле вместе с сыновьями Феанора, теперь отвергнута, исчезла и история их близкой дружбы с сыновьями Феанора, в особенности Келегормом и Куруфином (КС §§ 42, 72-3).

§160-2 Майдрос не принимает участия в сожжении кораблей и вспоминает о Фингоне, своем бывшем друге. Мотивы этого поступка Феанора исчерпывающе объяснены в более ранних текстах, но в ААм безумная гордость и ярость, что двигали им, переданы куда выразительнее; в нем действительно безумие обреченности.

§162 Источник названия Лосгар как места, где были сожжены корабли (примечание 20 выше) - единственное упоминание в более ранних текстах, в начале "Анналов Белерианда" (АБ2, V.125 и комментарий).

§163 Относительно различия между последним предложением здесь и в КС ("и ступили в Белерианд при восходе Солнца") см. V.239, комментарий к §73.

*

Не все из пометок и поправок, сделанных отцом на машинописной копии этой части ААм, стоит приводить, но некоторые из них показывают, какие изменения предполагались в повествовании.


§120 "Я умру" -> "Я буду убит"; "первый из всех Детей Эру" подчеркнуто; на полях против слов "Не первый" (в начале §121) пометка: "Х. Это уже неверно даже в отношении эльдар Валинора. Финвэ, отец Феанора, первым из Высоких эльфов был убит, Мириэль, мать Феанора, первой умерла". Следует помнить, что во время написания ААм история Мириэль еще не возникла; записи, что Мириэль "заснула и ушла в Мандос", а Финвэ впоследствии взял в жены Индис (стр. 101, примечания 1 и 4) - позднейшие добавления (в машинописной копии включенные в сам текст). См. далее стр. 268-9.

§122 Машинистка оставила на месте Корлайрэ пробел, а отец вписал туда Королайрэ. Позднее он подчеркнул его карандашом и на полях приписал Эзеллохар (см. стр. 106, §113).

§126 Эред Оргорот > Эред Горгорат; Нан Дунгортин > Нан Дунгортеб. См. V. 298-9.

§127 Против начала абзаца отец написал: "Постройка этой цитадели, предназначенной, чтобы следить за возможной высадкой войска Запада, должна произойти раньше". См. стр. 156, §12.
     В машинописной копии место, касающееся орков, совпадает с текстом на стр. 109 лишь до места "и могли гибнуть, и доблестный мог оружием уничтожить их"; оставшаяся часть абзаца в рукописи вычеркнута (примечание 8, стр. 121), за исключением "слова Эльфвинэ" в конце (машинистка этого не заметила, окончив абзац "оружием уничтожить их" и не закрыв скобку). Против первой части отрывка отец на машинописной копии поставил Х и краткое неразборчивое указание, первое слово которого может быть "убрать", со ссылкой на §45. Неясно, что именно следовало убрать (если я правильно читаю это слово), но поскольку он написал на машинописной копии напротив более раннего отрывка (стр. 80, §43): "Изменить это. Орки не от эльфов", возможно, то же имеется в виду и здесь (см. также стр. 408 и далее). - Он исправил ошибку машинистки, пропустившей фразу "Слова Эльфвинэ", вычеркнув "Орками мы можем называть их; ибо", так что текст читается: "Гламхот, шумные полчища, называли их нолдор. В прежние дни они были сильны и люты как демоны..." Возможно, это было сделано без обращения к рукописи.

§132 В "соленое безответное Море" - слово "соленое" вычеркнуто.

§134 Против имен сыновей Феанора на полях пометка: "Х. Имена будут пересмотрены". В тексте Крантир > Карантир, Дамрод и Дириэль вычеркнуты (но без какой-либо замены), и подчеркнуто "н" в "Келегорн".

§135 Пометка на полях против начала абзаца: "Имена и родственные связи изменены". В тексте Финрод > Финарфин (и далее тоже), и Инглор > Финрод (и далее тоже); а Ородрет подчеркнут и отмечен "Х".

§137 Против предложения "Он [Манвэ] не стал бы пока возвещать запрета и препятствовать намерениям Феанора" - пометка на полях: "Манвэ и валар не могли - т.е. им не позволено было препятствовать нолдор иначе как советом - не путем силы".

§149 Против отрывка, описывающего участие сил Финголфина в битве - пометка на полях: "Финрод и Галадриэль (чей муж был из телери) сражались против Феанора, защищая Алквалондэ". Об этом см. очень позднюю запись отца (1973), касающуюся поведения Галадриэль во время мятежа нолдор, в "Неоконченных преданиях", стр. 231-2: "В мятеже Феанора, что случился после Затмения Валинора, Галадриэль не участвовала: более того, они с Келеборном доблестно сражались, обороняя Алквалондэ против нападения нолдор..."

§162 "Феанор с сыновьями подожгли" изменено на "Феанор велел поджечь". Пометка на полях в конце абзаца гласит: "Трагедия гибели в огне одного из сыновей Феанора [добавлено: 2 младших], вернувшегося ночевать к себе на корабль". Другое примечание в том же месте гласит: "Младшие сыновья Феанора были близнецами"; за этим следует взятое в скобки вычеркнутое слово, вероятно "(несхожие)". В КС (§41) говорилось, что Дамрод и Дириэль были "близнецы, схожие нравом и лицом".

§163 Пометка на полях против "Многие канули там" (т.е. при переходе через Хелькараксэ): "Жена Тургона погибла, а у него была лишь одна дочь - и он не имел иных наследников. Тургон едва не погиб сам, пытаясь спасти жену - и питал меньше любви к сыновьям Феанора, чем кто-либо еще".

Шестая и последняя часть "Анналов Амана"

1495-1500

О Луне и Солнце. Приход света в Эндар и Сокрытие Валинора

§164 Говорят, что валар долго сидели недвижно на своих тронах в Круге судеб, но не без дела, как сказал в безрассудстве своем Феанор. Ибо боги многое способны сделать мыслью, а не руками; и без речей, в безмолвии, могут держать совет друг с другом. Так они бдили в ночи Валинора, и мысль их возвращалась назад прежде Эа и уходила вперед к Концу; но ни могущество, ни мудрость не утишали их горя и не уменьшали гнета зла в час его прихода. И не более они горевали о смерти Дерев, чем о падении Феанора: самом злом из всех деяний Мелькора.

§165 Ибо Феанор во всем создан был величайшим из детей Эру: в доблести, в стойкости, в красоте, в уме, в мастерстве, в мощи и тонком искусстве равно; и яркое пламя пылало в нем. Творения удивительные во славу Арды, что мог бы он создать, обернись иначе, лишь Манвэ мог отчасти представить. И осталось в памяти ваньяр, что были вместе с валар: когда Манвэ передали ответы Феанора вестникам, он заплакал и склонил голову. Но при последних словах Феанора: по крайней мере нолдор совершат дела, что будут вечно жить в песнях - он поднял голову, как тот, кто слышит голос издалека, и сказал: "Да будет так! Дорого будет заплачено за эти песни, и все же справедливою платой. Ибо цена не может быть иною. И вот, как и говорил нам Эру, красота, не предвиденная прежде, придет в Эа, и из зла еще родится добро".
     "И все же останется злом" - молвил Мандос. - Ко мне вскоре придет Феанор".

§166 Но когда наконец валар узнали, что нолдор покинули Аман и вернулись в Среднеземье, они поднялись и начали те дела, что решили меж собой в мыслях, дабы загладить зло Мелькора.

§167 И Манвэ повелел Йаванне и Ниэнне собрать всю их способность растить новое и исцелять; и они всею силою своей пытались вернуть Деревья к жизни. Но не смогли слезы Ниэнны исцелить их смертельные раны; и долго Йаванна пела одна в сумраке. Хотя в тот самый миг, когда надежда оставила ее, и песнь ее пресеклась, узрите! На оголенной ветви Тельпериона распустился наконец один огромный серебряный цветок, а Лаурелин дала единственный золотой плод.

§168 Их Йаванна взяла, а затем Деревья умерли, и их безжизненные стволы и поныне стоят в Валиноре: память об утраченной радости. Но цветок и плод Йаванна отдала Аулэ, и Манвэ благословил их; и Аулэ с его майар сработали корабли, чтобы нести их и хранить их сияние, как рассказано в "Нарсилион", "Песне о Солнце и Луне". Эти корабли боги дали Варде, чтобы они могли стать светочами небес, и будучи ближе к Арде, затмили бы своим сиянием древние звезды; и она наделила их силой странствовать в нижних слоях Ильмен, и направила назначенными путями над Землею посередине - с запада на восток и обратно.

§169 Валар создали светила, вспомнив в сумраке своем тьму земель Арды; и решили теперь осветить Среднеземье, дабы свет помешал Морготу в его деяниях. Ибо они помнили квенди: авари, что остались у вод, где пробудились, и не отреклись от нолдор-изгнанников совсем; и Манвэ знал также, что близится час прихода людей.

§170 И говорят, что как ради квенди валар пошли войною на Мелькора, так теперь ради хильди, Пришедших следом, младших детей Эру, воздержались они от войны. Ибо горестными были раны Среднеземья в войне с Утумно, и валар боялись, что еще худшие получит оно теперь; хильди же должны быть смертными, и слабее квенди будут противостоять страху и потрясениям. Более того, Манвэ не было открыто, где придут в мир люди, на севере, юге или востоке. А потому валар послали в мир свет, но укрепили землю, где обитали.

§171 Исиль, Сияющий, ваньяр некогда назвали Луну, цветок Тельпериона в Валиноре; и Анар, Золотой огонь, назвали они Солнце, плод Лаурелин. Но нолдор назвали их Рана "бродячий" и Васа "пожирающая"; ибо Солнце вознесено было в небеса как знак пробуждения людей и угасания эльфов, но Луна хранит о них память.

§172 Дева из майар, которую валар избрали направлять корабль Солнца, звалась Ариэн, а тот, что правил островом Луны, был Тилион4. В дни Дерев Ариэн ухаживала за золотыми цветами в садах Ваны и орошала их сверкающею росою Лаурелин. Тилион был молодой охотник с серебряным луком из спутников Оромэ. Он любил серебро, и желая отдыха, покидал леса Оромэ и уходил в Лориэн, где грезил у заводей Эстэ в мерцающих лучах Тельпериона; он просил, чтобы ему поручили вечно заботиться о последнем Серебряном цветке. Дева Ариэн была могущественнее его, и избрана потому, что не страшилась жара Лаурелин, и он не причинял ей вреда: ибо изначально она была духом огня, однако же Мелькор не смог обмануть ее и привлечь себе на службу. Воистину прекрасна была Ариэн, но даже эльдар не могли смотреть ей в глаза, столь ярок был их взгляд; покинув Валинор, она рассталась с обликом и телесною формой, в которую, подобно валар, была облечена, и стала словно открытое пламя, страшная в великолепии своем.

1500

§173 Исиль первым был закончен и снаряжен в путь, и первым поднялся в царство звезд; он был старшим из новых светил, как Тельперион из Дерев. И на время мир обрел свет Луны, и многое, что долго ждало, погруженное Йаванной в сон, встрепенулось и пробудилось. Слуги Моргота были потрясены, но темные эльфы в восхищении подняли глаза к небу; говорят, что с первым восходом Луны Финголфин ступил в Северные земли: длинны и черны были тени, что отбрасывали его отряды. Семь раз Тилион пересек небеса и был далеко на востоке, когда готов был корабль Ариэн. Тогда Анар поднялась в великолепии своем, и снег на горах словно бы вспыхнул огнем, и слышен стал звук многих водопадов; но слуги Моргота бежали в Ангбанд и в страхе укрылись там; а Финголфин развернул свои знамена.

§174 Варда же замыслила, чтобы два корабля странствовали в Ильмен и всегда были в вышине, но не вместе: каждый должен был следовать из Валинора на восток и возвращаться, один поднимаясь на западе, когда другой поворачивает с востока. Поэтому вначале новое исчисление дней было подобно дням Дерев и отсчитывалось от смешения света, когда Ариэн и Тилион встречались в пути своем над серединою Земли. Но Тилион блуждал своенравно, то спеша, то медля, и не держался назначенного пути; и искал приблизиться к Ариэн, привлеченный ее великолепием, хотя пламя Анар опалило его, и остров Луны потемнел.

§175 А потому из-за непостоянства Тилиона, и еще более из-за мольбы Лориэна и Эстэ, говоривших, что покой и отдых изгнаны с Земли, а звезды сокрыты, Варда изменила замысел свой и предоставила миру время, когда в нем по-прежнему были бы сумрак и полусвет. Потому Анар отдыхала некоторое время в Валиноре, покоясь на прохладных водах Внешнего моря; и Вечер, время, когда Солнце спускалось на отдых, был в Амане часом величайшего света и радости. Но вскоре Солнце увлекали вниз слуги Улмо, а затем оно спешило под Землею и так невидимое приходило на восток и вновь поднималось в небеса, дабы ночь не длилась чересчур долго, и зло не явилось бы под Луной. Но от Анар воды Внешнего моря нагревались и сияли разноцветным огнем, и после ее ухода в Валиноре еще сохранялся свет. Но пока она двигалась под землею на восток, сияние меркло, и Валинор погружался в сумрак; тогда валар более всего горевали о смерти Лаурелин. На рассвете темна тень, что отбрасывают на край валар их Горы.

§176 Варда повелела Луне двигаться сходно и проходить под Землей, чтобы взойти на востоке, но лишь после того как Солнце спустится с небес. Но Тилион был непостоянен в скорости, как и поныне, и его все еще влекло к Ариэн, как будет вовеки; так что часто обоих можно видеть над Землей вместе, или по временам случается так, что он подходит слишком близко, и тень его затмевает ее блеск - и тогда темнота наступает среди дня.

§177 Потому с тех пор и до Изменения мира валар отсчитывали время по приходу и уходу Анар. Ибо Тилион редко задерживался в Валиноре, но чаще быстро миновал Аман, западный край: Арвалин, Араман или Валинор, и погружался в бездну за Внешним морем, в одиночестве следуя своим путем по гротам и пещерам у оснований Арды. И часто блуждал долго, опаздывая вернуться.

§178 После Долгой ночи свет в Валиноре все же был чище и ярче, чем в Среднеземье; ибо здесь отдыхало Солнце, и светочи небес в этих местах были ближе к Земле. Но ни Солнце, ни Луна не могут воскресить былой свет, свет Дерев до того как их коснулся яд Унголиантэ. Он живет ныне лишь в Сильмарилах, а они утрачены.

§179 Но Моргот возненавидел новые светила, и был какое-то время в смятении от нежданного удара валар. Затем он напал на Тилиона, послав против него духов мрака, и в Ильмен ниже царства звезд разгорелось сражение, но Тилион одержал победу: как всегда с той поры побеждает, хотя преследующая его тьма временами по-прежнему его настигает. Но Ариэн Моргот боялся великим страхом и не осмелился приблизиться к ней, да и мощи ему уже не хватало ныне. Ибо по мере того как росла его ненависть, и ширилось зло, что он рассылал вокруг, воплощенное во лжи и порожденных им тварях, мощь его переходила в них и рассеивалась, и сам он все сильнее прикован был к земле и не желал покидать свою темную твердыню. Поэтому тьмою он скрыл себя и слуг своих от Ариэн, взгляда глаз которой они не могли выносить подолгу, и земли вблизи его обиталища окутались парами и непроницаемыми облаками1.

§180 Но видя нападение на Тилиона, валар исполнились сомнений, боясь того, что еще могут принести им злоба и коварство Мелькора. Не желая пока что, как уже говорилось, сражаться с ним в Среднеземье, они однако же, помня разрушение Алмарена, решили, что подобное не должно постичь Валинор. А потому заново укрепили его; и горы Пелори стали отвесными и грозными высотами, на востоке, на севере и на юге. Внешние их склоны были темными и гладкими, без единого выступа или же места, где поставить ногу2, и вздымались высокими стенами, твердыми как стекло, к вершинам, коронованным белым льдом. Бессонный дозор был выставлен на них. Ни одного перевала не было там - кроме лишь Калакирьян3, где стоял еще покинутым зеленый холм Туна. Этот проход валар не уничтожили из-за эльдар, что остались верны: ибо все из эльфийского племени, даже ваньяр и Ингвэ, их лорд, должны по временам дышать воздухом извне, и ветром, что долетает через море из земель, откуда они родом; и боги не желали совсем разлучать телери с их родичами. А потому в Калакирьян они воздвигли могучие башни и поставили множество часовых; и там, где ущелье открывалось на равнины Валмара, стояло войско; ибо валар растворили свои оружейные, и майар и сыны валар снарядились как для войны. Ни птица, ни зверь, ни эльф, ни человек и никакое иное создание из обитавших в Среднеземье не могло миновать этот заслон.

§181 И в это же время, что песни называют Нурталэ Валинорева, Сокрытие Валинора, созданы были Зачарованные острова, и все моря вокруг них окутали мрак и смятение; они были раскинуты в Темных морях4 словно сеть с севера на юг, на пути плывущих с востока к Тол Эрессеа, Одинокому острову. Едва ли какой корабль мог миновать их: ибо никогда не смолкали коварные вздохи волн у темных скал, окутанных туманом. И в сумраке усталость и отвращение к Морю охватывали мореходов; но каждый, кто ступал на острова, оказывался в ловушке и погружался в сон до Изменения мира. И вот, как Мандос и предсказал им в Арамане, Благословенный край был закрыт для нолдор, и из многих посланцев, что в позднейшие дни отправили они на запад, никто не достиг Валинора - кроме одного лишь: величайшего морехода из тех, о ком поют песни.

Здесь с Сокрытием Валинора кончаются Анналы Амана.

Примечания

1. . Этот абзац, начиная с "Затем он напал на Тилиона...", сначала выглядел так: "На Тилиона напал он, послав против него духов мрака, что еще преследуют его, хоть всегда до сей поры Тилион побеждает. Но Ариэн он боялся великим страхом и не осмелился грозить ей, и ни он и никто из его созданий не мог взглянуть на нее или подолгу выносить взгляд ее глаз. Тьмою он скрыл от нее свое злодейство и окружил себя дымом и темными облаками, так что земли вблизи его обиталища были безотрадны и погружены в сумрак, хотя бы высоко над ними сияющая Анар плыла в синих небесах. Ибо по мере того как росла его ненависть, и исходило из него зло, воплощенное во лжи и порожденных им зл..."
     Здесь мой отец остановился, вычеркнул написанное и заместил тем, что напечатано в основном тексте.

2. Первоначально эта фраза читалась как "без единого выступа или места даже для птиц", но тут же был исправлена на приведенный текст (в КС "без единого выступа или места для всех, кроме птиц").

3. Калакирьян здесь так написано изначально (и ниже снова); см. стр. 87, примечание 7.

4. "Темные моря" (как в КС) - исправление слов "Великое море".

Комментарий к шестой и последней части "Анналов Амана"

Этот рассказ о сотворении Солнца и Луны - последний из написанных моим отцом. Он очень близок главе 8 КС "О Солнце и Луне и о Сокрытии Валинора" (V. 239-43), но в нем многое изменено и, что бросается в глаза, сокращено. Я отмечаю здесь большую часть изменений, часть которых намного значительнее остальных.


§164 С молчаливым общением валар между собой, которого нет в КС, ср. сказанное в "Возвращении Короля" (Ч. VI, гл. 6 "Расставания") о разговорах Келеборна и Галадриэль, Гэндальфа и Элронда в Эрегионе:

"Но случайный путник, взглянув на них ненароком, увидел бы только серые неподвижные фигуры, похожие на древние каменные изваяния, память о забытых вещах в безлюдных землях. Он не расслышал бы ничего, ибо они не говорили вслух, только глаза светились и вспыхивали, когда они обменивались мыслями"5. Можно сравнить и со словами Майкла Рамера в "Заметках клуба мнений", IX. 202.

§165 В КС нет похвал достоинствам Феанора и раздумий Манвэ над его словами, нет и предсказания Мандоса, что Феанор скоро придет к нему.

§167 В КС Ниэнна в рассказе о попытке исцелить Деревья не упоминается.

§168 Текст КС "могли стать светочами небес и затмили бы своим сиянием древние звезды; и она наделила их силой странствовать среди звезд" изменен на "могли стать светочами небес и, будучи ближе к Арде, затмили бы своим сиянием древние звезды; и она наделила их силой странствовать в нижних слоях Ильмен". ААм здесь, в сущности, сближаются с "Амбарканта", где говорится (IV.237), что Солнце "движется с востока на запад через нижний слой Ильмен". Я говорил ранее (стр. 63), что "можно, кажется, с уверенностью утверждать, что [в ААм и "Айнулиндалэ"] от образа мира из "Амбарканта" уцелела хотя бы концепция Внешнего моря, простирающегося до Стен мира"; теперь видно, что концепция Ильмен - места, где пролегают пути Солнца и Луны, сохранилась тоже. Следует ли понимать так, что Ильмен по-прежнему область звезд? Из данного отрывка это не обязательно следует; однако в §173 говорится, что "Исиль... поднялся в царство звезд". В "Айнулиндалэ" мы столкнулись с тем, что сохранена концепция "трех слоев небесной тверди" и одновременно - несовместимая с этим концепция Арды как расположенной "среди бесчисленных звезд" Эа: см. стр. 29.
     С "над Землею посередине" (в КС этого нет) ср. ААм §144: "Туна у подножия Таникветиль близка была к середине Арды, где Великое море было неизмеримо широко".

§170 В КС не сказано, что валар воздержались от войны с Морготом из-за близящегося прихода людей, боясь разрушений и не зная места, где появятся люди.

§171 В КС боги дали Луне и Солнцу имена Исиль и Урин, эльдар же назвали их Рана и Анар (§75 и комментарий). В ААм Исиль и Анар - имена, которые дали Луне и Солнцу ваньяр, а Рана и Васа - нолдор; аналогично и в "Утраченном пути" (V.41), и в "Записках клуба мнений" "эрессейские" или "аваллонские" имена (т.е. на квенья) - Исиль и Анар.

§172 Одна из древнеанглийских глосс Эльфвинэ, hyrned "рогатый", о Тилионе, встречается уже в КС (пометка на полях к §75); второе слово, daegred, об Ариэн, значит "рассвет, заря".
     Больше не говорится, что Тилион любил Ариэн (и потому, покинув леса Оромэ, обитал в садах Лориэна), хотя в §174 он "искал приблизиться к Ариэн, привлеченный ее великолепием". Описание Ариэн, духа огня, что перестала облекать себя в какую-либо форму, но стала как "открытое пламя", в КС отсутствует; можно сравнить с первоначальной историей Урвенди в "Утраченных сказаниях" (I.187).

§173 "Исиль... поднялся в царство звезд": см. §168 выше. Идея звезд, "в испуге" спасающихся бегством от Тилиона, который, преследуя их, отклоняется от своего пути, отвергнута (как и далее - сказочное объяснение падающих звезд: это звезды, что бежали к основаниям Земли и теперь вновь спасаются от Тилиона бегством в небеса, КС §78).

§§175-8 Рассказ об изменениях в движении Солнца и Луны - полностью в прошедшем времени, в то время как в КС было настоящее.

§175 Эстэ, не Ниэнна, жалуется на новые светила. - Слово Вайя как название Внешнего моря в ААм не использовано.

§177 "Потому с тех пор и до Изменения мира валар отсчитывали время по приходу и уходу Анар": в КС (§78) ничего похожего на это нет. - Отрывок в КС (и весьма сходный в "Амбарканта", IV.237), где говорится, что временами Ариэн и Тилион появляются над Валинором вместе, отвергнут.
     В КС Тилион "погружается в бездну между берегами земли и Внешним морем"; в "Амбарканта" - в бездну Ильмен. В ААм, с другой стороны, он "погружался в бездну за Внешним морем". Как я заметил ранее (IV.254, вторая сноска), я не в состоянии это объяснить, хотя сохранил в опубликованном "Сильмариллионе", который в этом месте имеет источником ААм. Но в свете того, что в ААм четко сказано (§23): Внешнее море окружает королевство Арды, а за ним находятся Стены ночи, я теперь склонен полагать, что фраза в ААм была опиской, и что бы ни имел в виду отец, но не то, что написал. Даже если предположить, что взаиморасположение Ильмен, Бездны, Внешнего моря и Стен было теперь задумано как-то иначе, Тилион, погрузившись в бездну, все же спускается к основаниям Арды: следовательно, он должен по-прежнему оставаться в пределах окружающего Арду Внешнего моря.

§178 Идея, что валар хранили сияние Солнца в сосудах, чашах и озерах (КС §79), в ААм отсутствует.
     Последних слов этого абзаца - "а они утрачены" - в КС нет, но это, в сущности, взято из "Айнулиндалэ": "прекраснейшими из всех самоцветов были Сильмарилы, а они утрачены" - что впервые появляется в первоначальной "Музыке айнур" (I.58) и уцелело в последующих текстах (V.162, и в этой книге, стр. 19, §35).

§§179-80 Пророчество о возрождении Дерев опущено (и эта старейшая черта, наконец, утрачена, см. IV.20, 49-50), как и предсказание Улмо о людях; с другой стороны, появляется нападение Моргота на Тилиона, его великий страх пред Ариэн и рассказ о утрате им мощи через рассеяние ее среди своих рабов. Фраза в §179 "хотя преследующая его тьма временами по-прежнему его настигает", очевидно, имеет в виду лунные затмения.
     Дальнейшее укрепление Валинора, все еще, разумеется, проистекает из страха валар перед "могуществом и коварством Моргота" (КС), но теперь главная его причина - нападение Моргота на Луну: "Но видя нападение на Тилиона, валар исполнились сомнений, боясь того, что еще могут принести им злоба и коварство Мелькора".

§180 Сказано, что холм Туна был покинут; в рассказе о возвращении Финрода (§156) не говорится, что он впоследствии правил в Тирионе, но лишь (как в КС, §72), что "стал правителем тех нолдор, что остались в Благословенном краю". В КС §79, однако, "оставшиеся номы вовеки жили в той глубокой горной теснине".
     "Майар и сыны валар": см. стр. 59, §4.

§181 Сокрытие Валинора названо Нурталэ Валинорева. - В КС мореходы, что ступали на Зачарованные острова, "оказались там в ловушке и объяты вечным сном"; в ААм они "оказывались в ловушке и погружались в сон до Изменения мира". Относительно Изменения мира ср. с §177 выше; а относительно изменения настоящего времени на прошедшее ср. §§175-8.

*

На машинописной копии отец сделал несколько поспешных пометок, но я не привожу здесь те из них, что вызваны его позднейшим отвержением основных составляющих космогонического мифа. Стоит, однако, отметить следующее:

§169 Слова "отреклись... совсем" подчеркнуты, а на полях пометка: "Они воспретили возвращение и сделали невозможным для эльфов и людей достичь Амана - этот эксперимент окончился катастрофой. Но они не оказали бы нолдор помощи в борьбе с Мелькором. Манвэ, однако, послал духов-майар в облике орлов обитать вблизи Тангородрим, чтобы следить за всем, что делал Мелькор, и в особых случаях помогать нолдор. Улмо отправился в Белерианд и играл тайную, но активную роль в эльфийском сопротивлении". Относительно Орлов как майар см. стр. 409-411.

§170 Рядом с этим абзацем (и, очевидно, отталкиваясь от слов "Манвэ не было открыто, где придут в мир люди") отец заметил на машинописной копии, что Манвэ сказал другим валар: его посетил дух Эру, предостерегая, что людей при их жизни нельзя забирать из Среднеземья.

§176 Против последнего предложения абзаца отец написал: "Тогда что вызывает затмения Луны?" См. комментарий к §§179-80 выше.

 

1. Перевод "Анналов Амана" сделан по НоМЕ vol. X, "Morgoth`s Ring", Houghton Mifflin Company, 1993. Ссылки на другие страницы данного тома, а также на другие тома серии НоМЕ, выпущенные тем же издательством, оставлены без изменений [прим. переводчика].

2. Ср. с текстом (§7): "девять и половина и восемь сотых и еще немного".

3. Рядом с "1" карандашом приписано "ГД" (год Дерев), а также "ГВ 3501" (т.е. год валар).═≈ Даты "ГД" в рукописи часто менялись, и местами истолковать изменения очень трудно; я даю лишь окончательные варианты (см. стр. 47≈8). ? [сноска] В "Анналах Белерианда" говорят, что это он сделал во Тьме, прежде чем Оромэ нашел квенди.

4. (*На полях против Ариэн и Тилион помечено "daegred" [англосакс] и "hyrned" [англосакс]).

5. Цитата приводится в переводе Н. Григорьевой и В. Грушецкого [прим. переводчика].

переведено в 2009 г.


 


Новости | Кабинет | Каминный зал | Эсгарот | Палантир | Онтомолвище | Архивы | Пончик | Подшивка | Форум | Гостевая книга | Карта сайта | Кто есть кто | Поиск | Одинокая Башня | Кольцо | In Memoriam



  • Розетки Merten в магазине Твинстор
    merten-sale.ru

Na pervuyu stranicy Отзывы Архивов


Хранители Архивов