Stolica.ruРеклама

Na pervuyu stranicu
Cabinet professoraCabinet Professora
  Annotirovanniy spisok razdelov sayta

Перевод А. Кутузова

J.R.R.Tolkien

Преображенные Мифы.

В этой (последней) части книги я привожу несколько поздних рукописей моего отца, различных по форме, но относящихся к одному и тому же вопросу √ переосмыслению центральных элементов мифологии (или Легендариума, как он называл это) в соответствии с измененной основной концепцией. Многие из этих бумаг (хотя есть и приятные исключения) очень трудны для прочтения по причине изменчивости идей, неясных и иносказательных выражений и неразборчивых мест. Но самая большая трудность в том, что существует очень мало текстов с точной датировкой; расположить их даже в приблизительной последовательности не представляется возможным. Тем не менее, я думаю, что все они относятся ко времени написания "Законов и обычаев Эльдар", "Атрабет Финрод ах Андрэт" и поздних редакций "Квэнта Сильмариллион", то есть ко второй половине 50-х годов, после публикации "Властелина Колец".

Здесь можно увидеть летопись долгой и мучительной внутренней борьбы. Задолго до того времени у отца появлялись мысли, которые, будь они приняты, могли бы сильно изменить "Сильмариллион". Когда отец начал пересматривать ранние рукописи Древних Дней (еще до окончания работы над "ВК"), была написана версия "Айнулиндалэ" с радикально измененной астрономической концепцией, но тогда он предпочел не переделывать сложившуюся систему мифов. Теперь же, как видно из многих работ и примечаний, он пришел к выводу, что грандиозный переворот необходим, что космос старых легенд отжил свое; и тогда он попытался построить более обоснованную теоретическую базу для тех элементов Легендариума, которые не были отвергнуты. При чтении этих текстов, со всеми их вопросами, сомнениями и противоречивыми выводами, возникает чувство потрясения от такого неотвратимого разрушения и воссоздания повестей, которым никогда уже не суждено стать законченными.

Тексты, расположенные в очень вольной "тематической" последовательности, пронумерованы римскими цифрами. Почти все они подверглись очень незначительной правке (пунктуация, вставка пропущенных слов и тому подобное). Примечания, если они присутствуют, можно найти после авторского текста.

I

Первым я привожу короткий отрывок, написанный на двух листках, скрепленных с машинописной копией "Анналов Амана". Приблизительная датировка √ 1958 или позже.

Это уходит корнями в самые ранние формы моей мифологии, √ когда она еще не претендовала на нечто большее, чем любая другая система первобытных представлений (хоть и была более связной и менее "дикой"). Такова, например, космогония "Плоской Земли", более удобная в использовании. История Нуменора тогда еще не была задумана.

Теперь для меня ясно, что Мифология в любом случае должна быть Людским делом. Ведь в действительности человек интересуется лишь другими Людьми и человеческими мыслями и представлениями. Высокие Эльдар (или, по крайней мере, их ученые*1 и писцы), наставляемые демиургическими созданиями, должны знать "истину" (в соответствии со своим пределом понимания). То, что мы видим в "Сильмариллионе" и ему подобных произведениях суть "предания" (особенно персонализированные и вращающиеся вокруг героев, таких, как Феанор), передаваемые людьми в Нуменоре, а позже √ в Средиземье (Арнор и Гондор); предания, далекие от первой встречи Дунаданов и Друзей Эльфов с Эльдар в Белерианде, уже смешанные с собственно человеческими мифами и космогонией.

В тот период (пересмотра ранней космогонии) я был склонен придерживаться идеи "Плоской Земли" и астрономически абсурдного тезиса о сотворении Солнца и Луны. Вы можете придумать истории о народе, который уверен, что Солнце действительно встает на востоке и заходит на запад и т.п. Но, независимо от того, как мало большинство людей знает и думает об астрономии, существует общее убеждение, что мы живем на "сферическом острове" посреди "космоса" и вам не удастся его опровергнуть.

Теряется, конечно, драматический эффект таких событий, как пробуждение первых "воплощенных" в подзвездном мире или приход в Средиземье Высоких Эльфов, развернувших стяги под первым восходом Луны.

Я привел эту статью первой, поскольку она √ хоть и написанная бегло - является четким выражением взглядов отца в тот период, по трем основным направлениям. Астрономические мифы Древних Дней нельзя воспринимать, как традиционные убеждения Эльдар в чистом виде, ибо Высокие Эльфы Амана не могли быть до такой степени невежественны. Космологические элементы "Сильмариллиона" √ по существу, лишь запись мифологии, господствующей среди Людей[1]. В вышеприведенном тексте отец показывает, что подобные идеи не обязательно приводят к большому сдвигу основ "структуры мира" в "Сильмариллионе", зато дают основания для ее сохранения ("В тот период┘я был склонен придерживаться идеи "Плоской Земли""). Завершение этой короткой статьи производит впечатление дальнейшего, но ни с чем не связанного шага: космологический миф "Сильмариллиона" был "творческой ошибкой" его создателя, так как не убедителен для людей, которые великолепно знают о ложности такой "астрономии".

Это выглядит весьма сомнительным аргументом, ведь можно спросить, почему миф о Деревьях (отец никогда не выказывал ни малейшего намерения отвергнуть его) более приемлем, нежели сотворение Солнца и Луны из плода и цветка? Или, если это так, как можно принять, что Вечерняя Звезда - это Сильмарил, вырезанный Береном из короны Моргота?

Во всяком случае, ясно (он выразился достаточно недвусмысленно), что отец пришел к выводу, что искусство "сотворца" не может, или не должно пытаться создавать "мифические" откровения об облике Земли и происхождении небесных светил, если такое творчество входит в противоречие с известными физическими законами: "Вам не удастся его опровергнуть". Такое мнение сложно оспорить еще и потому, что отец резко повышает значимость эльфийских "ученых" Амана, чей интеллект и знания не позволяют предположить, что "ошибочная" астрономия могла преобладать среди них. Мне это кажется подготовкой - изнутри - страшного оружия против собственного творения.

В вышеприведенном тексте отец насмешливо пишет об "астрономически абсурдном тезисе о сотворении Солнца и Луны". Я думаю, что этот тезис был неотъемлемой частью мифа, приведший, в конце концов, к его вычеркиванию. "Повесть о Солнце и Луне" красива и не абсурдна; она всего лишь чрезвычайно "первобытна". В "BoLT" касательно исходной "Повести..." я написал:

В результате полноты и яркости описания, в происхождении Солнца и Луны меньше таинственности, чем в лаконичном языке "Сильмариллиона". Так много сказано о величине "Плода Полудня" и жаре и сиянии Солнечной Ладьи, осветившей всю Землю, что несомненно - если Солнце было одним из плодов Лаурелина, то в Дни Дерев в Валиноре должен был господствовать мучительно яркий свет и испепеляющий жар. В ранних записях последние проблески жизни умирающих Дерев чрезвычайно странны, а у Лаурелина - зловещи, даже угрожающи. Солнце поразительно ярко и слишком горячо даже для Валар, которые устрашены и обеспокоены тем, что они сделали (Божества знали "что они сотворили более великое дело, чем предполагали"). Горе и гнев на палящий свет Солнца, проявляемые некоторыми Валар, усиливают чувство, что из последнего плода Лаурелина была выпущена ужасная и непредсказуемая мощь.

По мере развития и изменения "Квэнта Сильмариллиона", этот миф утрачивал прежнее значение. В окончательной версии и в "Анналах Амана" описание происхождения Солнца и Луны сведено к нескольким строкам:

И в тот миг, когда исчезала надежда, и Песнь стала прерываться, зри! На безлистной ветви Телпериона распустился серебристый цветок, а на Лаурелине - одинокий золотой плод. Йаванна сорвала их, а Деревья умерли, и их безжизненные стволы до сих пор стоят в Валиноре, как память о былой радости. Йаванна отдала цветок и плод Ауле, а Манвэ благословил их. В "Нарсилион", Песне Солнца и Луны, говорится, что Ауле и его народ сделали сосуды, чтобы хранить Плод и Цветок и удерживать их сияние. Божества даровали эти сосуды Варде, и они стали Небесными Светилами, ярче древних звезд.

Мрачные и спокойные слова не затмевают ощущения, что мы имеем дело с "отзвуком" старого слоя мифов, странного и причудливого. Такой была работа, развивавшаяся в течение многих лет. Но это не был обособленный миф, который можно в любой момент исключить. С ним был связан миф о Древах, дававших свет Валинору многие годы, пока Средиземье лежало во мгле, освещенное лишь звездами на небосводе Арды. В этой мгле проснулись эльфы. Народ Звезд. После смерти Деревьев древний Свет остался только в Сильмарилах. В 1951 отец писал (Letters. #131, стр.148):

Свет Валинора стал видимым в Серебряном и Золотом Древах. В злобе своей Враг убил их, но предсмертным даром Дерев стали огни Солнца и Луны. (Подчеркну различие между моими легендами и большинством других: Солнце здесь является не религиозным символом, а объектом "второго плана" и "свет Солнца" (мир под Солнцем) суть обозначения Падшего Мира и искаженного, несовершенного взгляда.)

Но: "Вам не удастся его опровергнуть". Далее мы увидим, как, движимый этим убеждением, он пытался уничтожить то, что сделал, и - в то же время - сохранить все, что можно. Интересно, что в то время он нисколько не полагал, будто написанное им решит проблему, которую он полагал насущной: "То, что мы видим в "Сильмариллионе" и ему подобных трудах суть предания... смешанные с собственно людскими мифами и мыслями о космогонии".

Логично предположить, что когда отец писал, что "в период пересмотра ранней космогонии" он "был склонен придерживаться идеи "плоской Земли" и астрономически абсурдного тезиса о сотворении Солнца и Луны", эти слова относились к Айнулиндалэ C и "Анналам Амана". Если так, это может объяснить изменения в Айнулиндалэ С. Там Арда становится малым миром среди просторов Эа, но мир этот (Ilu) все еще остается "плоской Землей" из "Амбарканты" и более ранних вещей.

С утверждением отца о том, что легенды "Сильмариллиона" суть мифы, передаваемые людьми из Нуменора и Нуменорских королевств, хорошо согласуется заметка, аккуратно напечатанная (не шрифтом поздней машинки отца) на небольшом листке и озаглавленная "МЕМОРАНДУМ":

Три Великих Истории должны быть Нуменорскими и происходить из преданий, что рассказывали в Гондоре. Они были частью Atanatarion (Легендариума Отцов Людей). ?Синдаринское Nern in Edenedair (или in Adanath).

Это:

1) Narn Beren Ion Barahir, известная еще как Narn e╥Dinuviel (Повесть Соловья);

2) Narn e╥Mbar Hador, состоящая из: a) Narn i╥Chi^n Hurin (или Narn e╥Rhach Morgoth, Повесть о Проклятии Моргота) и б) Narn en╥El (или Narn e╥Dant Gondolin ar Orthad en╥El). Не дать ли эти Истории в качестве приложений к "Сильмариллиону"?

В таких вопросах отец, возможно, проводил различия между полной и краткой формой сказаний. Два примечания на этом листке (напечатанные тогда же) относятся к "Истории Турина" и подтверждают, что отец работал над ней[2]. Я не могу точно датировать развитие "Саги о Турине", но она принадлежит более раннему периоду, чем отрывки, приводимые здесь.

Мысль о том, что легенды Древних Дней должны происходить из Нуменора, появляется в незаконченном машинописном варианте "Анналов Амана" (AAm*), который отец печатал сам[3]. Пролог к этому тексту гласит:

Здесь начинаются Анналы Амана. Написанные Румилом в Древние Дни, они сохранились в памяти Изгнанников. Те отрывки, о которых пойдет речь, были записаны в Нуменоре до падения на него Тени.


ПРИМЕЧАНИЯ

1) Очень похожие утверждения сделаны в авторском комментарии на "Беседы Финрода и Андрэт":

Физически Арда была тем, что мы бы назвали Солнечной Системой. Возможно, Эльдар могли иметь о ее структуре, происхождении и связях с Эа столько и такой точной информации, насколько позволял предел их способности к постижению.

Далее там же сказано:

Традиционные представления, обсуждаемые здесь, прошли путь от Эльдар Первой Эпохи, через Эльфов, никогда не общавшихся с Валар, до Людей. Эти Люди получили Мудрость от Эльфов, но имели собственные мифы, космогонические легенды и догадки об астрономии. Однако в тех традициях нет ничего, что серьезно противоречило бы современным человеческим представлениям о Солнечной Системе, ее размерах и месте во Вселенной.

Фраза, выделенная курсивом, собой обещание, как минимум, реформации старой космологии.

2) Над предположением, что Ниниэль (Ниэнор) своим "видом и повадкой" должна была напоминать Турину Лалайт, его сестру, умершую во младенчестве (UT), и (под вопросительным знаком), что Турин, видимо, подумал о словах Саэроса, когда нашел обнаженную Ниниэль в глуши Бретиля (UT).

На обороте отец торопливо написал шариковой ручкой:

Космогонические мифы - нуменорские, смешение Эльфийской Мудрости с человеческими мифами и представлениями. Но в примечаниях должно быть сказано, что Мудрые Нуменора знали о том, что ни звезды, ни Солнце, ни Луна не были созданы таким образом. Они знали, что Солнце и Звезды старше, чем Арда, а поместили Арду меж звездами под [охраной?] Солнца Манвэ и Варда, еще до нападения Мелкора.

По моему мнению, слова "Мудрые Нуменора знали... не были созданы таким образом" означают, что миф о сотворении Солнца, Луны и звезд исходит не от "Эльфийской Мудрости". Нужно заметить, что под "Ардой" здесь подразумевается Земля, а не Солнечная Система.

3) Я уже говорил, что склонен отнести AAm* и первоначальную рукопись "Анналов" к более позднему времени, но это не более чем догадка.


II

Наиболее проблематичный текст. Это чернильная рукопись, которая делится на две части, явно близкие друг другу: предположения о "перерождении" мифологии и незаконченный очерк. Заголовка нет ни у той, ни у другой части.

Солнце и Луна должны быть сотворены задолго до прихода Эльфов, а не после смерти Дерев - если она хоть както связана с пребыванием Нолдор в Валиноре. Допустимое время слишком мало. На Земле не могли бы существовать ни леса, ни цветы, если со времен падения Светильников там не было света[1]!

Но почему Эльдар, тем не менее, зовутся Звездным Народом?

Если Эльдар были мудрее и имели более верные знания о Земле и ее истории, нежели Люди (или Дикие Эльфы), то их легенды должны быть более близки к современным представлениям хотя бы о форме Солнечной Системы (Королевства Арда[2]). Но они, конечно, не обязаны следовать какой-либо из "научных" теорий.

Поэтому ясно, что космогоническая мифология должна представлять Арду более или менее такой, какая она есть: остров в пустоте "среди бесчисленных звезд". Солнце и Земля должны быть "ровесниками", хоть их относительные размеры и несоизмеримы, в то время как круговое вращение Солнца вокруг Земли будет неоспоримо*.

*Заметка на полях: Во всяком случае, так должно казаться любому разуму, выбравшему Землю местом жизни и работы. [Нет признаков, к чему относится это примечание, но больше нигде на странице нет подходящего места.]

Следовательно, звезды будут представлены, как другие, отдаленные части Великой Повести Эа, не подпадающие под влияние Валар Арды. Но (пусть неявно) глубинным тезисом будет то, что Королевство Арда является главной сценой борьбы Мелкора с Илуватаром и Детьми Эру и этим выделено из неизмеримых просторов Эа. Мелкор не только главный Вала Земли, обратившийся ко Злу, - он верховный дух гордыни и мятежа[3].

Нельзя сказать, что Варда, как одна из Великих Валар, "зажгла" звезды актом сотворения - по крайней мере, звезды вообще[4].

Видимо, Повесть должна быть следующей. Вступление Валар в Эа в начале времен. Выбор Королевства Арда, как главного места трудов [?высочайшими и благороднейшими Айнур[5], кому Илуватар поручил заботу об Эрухини]. Манвэ сотоварищи избегли Мелкора и начали править Ардой, но Мелкор ищет их, наконец, находит Арду[6] и оспаривает королевские права Манвэ.

Этот период, видимо, соответствует первобытным эпохам, до того, как Земля стала пригодной к обитанию. Время огня и катаклизмов. Мелкор воздействовал на Солнце так, что оно становилось то слишком жарким, то слишком холодным. Было ли это вызвано влиянием на само Солнце или изменениями в орбите Земли - неважно. Возможно и то и другое.

Но после борьбы Мелкор был изгнан с Земли (Первая Битва?). Он выясняет, что может приходить туда только втайне. Он начинает обращаться к холоду и тьме. Его первой страстью (и оружием) были огонь и жар. Но Тулкас (?первоначально Вала Солнца) владел пламенем, которым сокрушил его. С тех пор Мелкор обычно приходит ночью, на Север, зимой. (Именно после Первой Битвы Варда разместила некоторые звездыв виде зловещих знаков для обитателей Арды.)

Для равновесия Валар сотворили Луну из вещества Земли или Солнца. Она должна была вращаться вокруг мира и быть дополнительным Светилом - уменьшать ночь* (такую, какой ее сделал Мелкор) - а также быть "кораблем наблюдения и опеки"[7].

*Заметка на полях: Но не изгонять ее совсем. Ночь необходима для чередования, поскольку в Эа ничто не может продолжаться "бесконечно без усталости и искажения".

Но Мелкор призвал из Неоформленного духов Холода, напал на Луну и изгнал Валу Тилиона[8]. После этого Луна долгое время была "бродячей", неуправляемой и звалась Рана[9] (средний род).

[Если Тулкас пришел с Солнца, то "Тулкас" ≈ лишь форма, которую этот Вала принял на Земле, будучи изначально Ауроном. Но Солнце имеет женскую сущность; и, вероятнее, Валой должна быть Арен, дева, которую Мелкор пытался взять в жены (возможно, силой)[10]. Гнев и боль охватили Арен, и дух ее был выпущен за пределы Эа, а Мелкор стал черным, обожженным. Темным стало его обличье, и он обратился ко тьме. (Само Солнце называли Анар (средний род) или Ур, ср. Рана, Итиль).]

Солнце, оскверненное Мелкором, оставалось одиноким огнем, но на Луну после смерти Дерев вернулся Тилион. Луна, так любимая эльфами позднее, стала противницей Мелкора, его слуг и созданий ночи.

А тогда, захватив Луну, Мелкор вновь обрел уверенность. Он создал постоянные убежища на Севере, глубоко под землей. Оттуда снова исходила тайная порча, извращавшая плоды трудов Валар (в особенности, Ауле и Йаванны).

После тщательного изучения Мелкора и его обиталищ, Валар пытаются изгнать его, но Утумно оказывается слишком сильной крепостью.

Варда сохранила часть Первичного Света (это было ее исходным предназначением в Великой Повести). Валар строят свои дома в Валиноре на Западе.

Одним из назначений Древ (как позже - Камней) стало исцеление вреда, нанесенного Мелкором - но легко могла иметь место эгоистическая сторона, то есть остановка истории вопреки Повести. Такое воздействие было оказано на Валар. Они все больше любили Валинор, приходили туда все чаще и оставались там все дольше. Средиземью уделялось слишком мало заботы и защиты от Мелкора.

К концу Благословенных Дней Валар обнаружили, что роли сменились. Они оказались изгнаны из Средиземья Мелкором с его злыми духами и чудовищами. Валар могли приходить туда лишь втайне и на короткое время (в основном это были Оромэ и Йаванна).

Этот период должен быть коротким. Обе стороны знали, что близится приход Детей Всевышнего. Мелкор мечтал немедленно поработить их и властвовать страхом и тьмой. Он затемнил мир [на полях: за 7 лет?], затмив небо настолько далеко, насколько мог, но говорят, что на Юге тьма не была такой непроглядной. Над далеким Севером (где [они были] наиболее плотными) и Срединными землями (Эндор[11]) клубились гигантские тучи. Луна и звезды не были видны. Дни превратились в тусклые сумерки, а свет оставался лишь в Валиноре.

Манвэ, Владыка Ветров, и Варда поднимаются во всей своей силе и борются с Завесой Слепоты. По мере того, как она расходится, Мелкор смыкает ее снова - по крайней мере, над Средиземьем. Но пришел Великий Ветер Манвэ, и завеса была развеяна. Звезды сверкают даже на Севере (Валакирка), и они необычайно ярки после долгой темноты.

Перед тем, как проснулись Эльфы, все было во тьме. Первым, что они увидели, стали звезды. Мелкор поднял мрак с Востока, и последние звезды исчезли на Западе. Поэтому эльфы были уверены в происхождении света и красоты с Запада.

Приход Оромэ.

Третья Битва и пленение Мелкора. Эльдар идут в Валинор. После Пленения облака медленно рассеиваются, хотя Утумно продолжает извергать дым. Завеса наиболее темна на Востоке, вдали от дыхания Манвэ.

Поход Эльдар - через Великие Дожди?

Люди просыпаются на острове среди вод и приветствуют Солнце, пришедшее с Востока. Лишь после окончания наводнения они смогли покинуть Остров и расселиться за его пределами

Только люди, встречавшиеся с эльфами и слышавшие о Западе, пошли туда. Ибо эльфы говорили: "Если вы любите Солнце, то пойдете его тропой".

Приход Людей должен произойти значительно раньше[12]. 400 лет явно недостаточно для такого разнообразия и развития (например, Эдайн) уже во времена Фелагунда[13].

Люди проснулись, когда Мелкор еще присутствовал на Арде[14], поскольку он явился причиной их падения. Итак, это произошло во время Великого Похода.

Первая часть текста кончается здесь. Далее следует очерк на ту же тему (обе части написаны одинаковым - довольно необычным почерком).

После того, как Валар, бывшие до этого Айнур Великой Песни, вошли в Эа, благороднейшие из них, более остальных познавшие мысли Илуватара, стали искать в неизмеримых пространствах Начавшегося место, где в надлежащее время должно было быть основано Королевство Арда. Выбрав его, они начали там необходимые работы. Были и другие Айнур, несчетные для нас, но ведомые разуму Илуватара. Они трудились в иных областях и историях Великой Повести, среди звезд отдаленных и миров за пределами мысли. Но о них мы ничего не знаем и не можем знать, хотя, возможно, Валар Арды знают их всех.

Владыкой Валар Арды был тот, кого впоследствии Эльфы звали Манвэ Благословенный, Древний Король, и с тех пор он первый среди всех королей на [Арде>] Эа. Его брат - Мелкор, Могучий, впавший в гордыню и возжелавший власти для себя одного. Валар изгнали его и начали строительство Арды и управление ею. Сказано, что, несмотря на то, что великое зло творится ныне на Арде и многие вещи - в разладе, а добро для одного оборачивается вредом для другого, тем не менее, в основах этого мира заложено добро; и он тянется к добру, исцеляя себя вложенной в него при Творении мощью. Зло на Арде должно потерпеть поражение и исчезнуть, если не будет возрождено извне, то есть разумами и существами, Арде не принадлежащими.

Как хорошо известно, величайший среди них - Мелкор. Безграничны просторы Эа, но в Начале, когда он мог быть Мастером всего созданного (и многие Айнур Песни служили ему тогда и шли за ним по первому зову), он был недоволен. Он искал Арду и Манвэ, своего брата, завидуя его царствованию, но оно было мало для его страстей и могущества. Ибо он знал, что этому королевству Эру предназначил наибольшее в Эа величие, и под властью этого трона придут в мир Дети Всевышнего. И в мыслях, владевших им (а лжец всегда лжет и самому себе), он верил, что сможет иметь над Детьми абсолютную власть и быть их единственным владыкой и повелителем, чего никогда не смог бы сделать с Духами собственного народа. Ведь они знали, что Единый существует, и могли поддерживать бунт Мелкора лишь по своему выбору, хоть он и старался скрыть ото всех это знание и всегда быть тенью на пути света.

Как тень, Мелкор не постиг себя. Изначально он желал света, любил его, и принимаемая им форма была чрезмерно яркой. И Мелкор сказал себе: "Дети с трудом смогут взглянуть на мое сияние; значит, знать чтото еще или напрягать свои слабые умы для постижения этого не будет для них добром". Но сияние в нем уже угасало; тьма вступала в свои права. Мелкор завидовал любому другому сиянию и возжелал весь свет в свою собственность. Тогда Илуватар, при входе Валар в Эа, добавил новую тему в Великую Песнь, тему, которой не было в первом Пении; и Он призвал к себе Айну. Это был Дух, что впоследствии стал Вардой (и, приняв женское обличье, супругой Манвэ). Илуватар сказал Варде: "Тебе я вручу дар, непохожий на другие. Ты принесешь в Эа чистый свет, Мой свет, незапятнанный вожделением Мелкора. С тобой Свет войдет в Эа, и пребудет там, не принадлежа Эа". Поэтому Варда самая праведная и чтимая из всех Валар, а Свет Варды есть любовь Эру к Эа. Тем не менее, в этом даре, как и во всех дарах Эру, есть своя опасность. Эти дары играют особую роль в Великой Повести и ее завершении, а, будучи безопасными, они потеряют свою силу, и тогда даром станет пустота.

И когда Мелкор нашел Манвэ и его товарищей, он спешно направился туда в облике ярчайшего пламени. Узнав, что великие труды окончены без его помощи, он разъярился и решил уничтожить все сделанное или изменить его по своему разумению. Но Манвэ не мог этого позволить, и на Арде началась война. Сказано, что с помощью Тулкаса (которого не было среди начинавших строительство Эа) Мелкор был повержен и изгнан в Пустоту за пределами Арды. То была Первая Битва; и хотя Манвэ одержал победу, работе Валар был нанесен великий ущерб, и худшие из плодов ярости Мелкора были видны на Солнце. Солнцу было предназначено быть сердцем Арды, и Валар предполагали, что оно будет давать свет всему Королевству непрестанно, без устали и умаления, и свет этот понесет миру целебную силу, жизнь и рост. Поэтому Варда послала на Солнце самую пламенную и прекрасную из всех духов, вошедших с ней в Эа. Ее имя - Ар(и)[15], и Варда отдала ей часть Дара Илуватара, ибо Солнце должно благословлять и быть благословенным. Как говорят Мудрые, тогда Солнцу было дано имя Ас (что приблизительно переводится, как Тепло в сочетании со Светом и Утешением), а духа назвали Азиэ (а позднее Ариэ).

Но Мелкор, как было сказано, завистливо желал света лишь для себя. Кроме того, он быстро понял, что в Ас есть свет, скрытый от него, свет такой силы, о какой он и не мечтал. И, воспламененный гневом и страстью, он пришел на Ас и обратился к Ариэ, говоря:

≈ Я выбрал тебя, и будем мы супругами, как Манвэ и Варда, и вместе сможем все! Тогда Королевство Арда станет моим на деле и по праву, а ты разделишь со мною мое величие!

Но Ариэ отвергла Мелкора и упрекнула его, сказав:

≈ Ты говоришь не по закону, давно забытому тобой. Не для тебя одного сотворен Эа, и ты не будешь Королем Арды. Берегись; ибо в сердце Ас есть свет и огонь, тебе неподвластные. Не пытайся присвоить их! Хоть твоя мощь и может их побороть, они обожгут тебя, и твое сияние станет тьмой.

Мелкор не внял ее предостережению, но вскричал в ярости "Я беру сокрытый Дар себе!" и похитил Ариэ, желая унизить ее и взять ее силу. Тогда дух Ариэ поднялся в пламени муки и гнева и навеки покинул Арду*, а Солнце лишилось Света Варды и было осквернено Мелкором.

*Заметка на полях: Некоторые говорят, что он был выпущен из Эа.

Будучи долгое время без присмотра, Солнце то чрезмерно вспыхивало, то слишком охлаждалось. Это принесло Арде ужасный вред*.

*Заметка на полях: Некоторые из Мудрых говорят, что порядок Арды (расположение и движение ее составляющих) был расстроен Мелкором, так что Земля порой чересчур приближалась к Солнцу, а порой далеко уходила от него.

Формирование мира было искажено и замедлено до тех пор, пока (с большим трудом) Валар не вернули Солнце под свой контроль. Как и предсказывала Ариэ, Мелкора обожгло, его сияние затмилось, и он навсегда возненавидел свет, ставший для него источником боли.

Однако Мелкор не оставил Арду в покое, и более всего он завидовал обитанию Валар на Земле, и мечтал уничтожить плоды их трудов или, хотя бы, нанести им ущерб. Поэтому он вернулся на Землю, но - из страха перед мощью Валар и, в особенности, Тулкаса - в большой тайне. Ненавидя Солнце, он пришел на Север, зимней ночью. Сначала Мелкор уходил при наступлении долгого летнего дня; но через некоторое время, вновь осмелев и желая себе постоянного укрытия, он начал постройку большой подземной крепости на дальнем Севере, позже названной Утумно (или Удун).

По злу, растекающемуся по Земле, Валар узнали, что Мелкор вернулся. Тулкас и Оромэ обошли все Средиземье, даже восточные пределы, но тщетно. Когда Валар стало известно, что ныне Мелкор использует тьму и ночь, как раньше пламя, они опечалились, ибо Земле предназначено постоянно изменяться, и не должно быть ни вечного дня, ни бесконечной ночи*2.

Кроме Ночи, Детям Арды нужно знать День, постигать и любить Свет; а Ночь должна быть добрым и благословенным временем сна и погружения в себя, временем видения высоких и прекрасных вещей за пределами Арды, что днем заслонены блеском Анара. Но Мелкор наполнил Ночь незримыми опасностями, бесформенными страхами, тревожным бодрствованием и навязчивыми снами, уводящими через уныние к тени Смерти.

Манвэ совещался с Вардой, и они призвали на помощь Ауле. Было принято решение изменить облик Арды и Земли и привнести туда Итиль, Луну. Какими путями и какими усилиями они воплотили это великое произведение своего разума, не сказать уже никому, ибо кто из Детей видел Валар на вершине могущества или внимал словам юных Стихий? Кто следил за их работой, кто видел новизну нового?

Иные говорят, что Луна сотворена из вещества самой Земли[16], и потому Амбар[17] умалился; другие считают, что материалом служили подобные Земле сущности, из коих состоит сам Эа[18]

Новосотворенная Луна была помещена над Амбаром и стала обходить его вокруг, принося свет в темные углы, недоступные Солнцу. Но свет Луны не был равен солнечному, поэтому освещенность Земли все же менялась; кроме того, ночь под Звездами не исчезла, ибо иногда Луна и Солнце затмевались.

Это то, что пришло по воле рока, изреченного Илуватаром... зло Мелкора в своей ненависти должно ускорить приход вещей еще более прекрасных, нежели в замыслах его... Некоторые утверждают, что изначально Луна была огненнопылающей и лишь позднее стала [твердой?] и жизнь...: позднее, а в то время Арда была еще не завершена и полна учиненными Мелкором беспорядками.

Мудрым известно, что Тилион..., и что Мелкор при восходе Луны был очень разгневан. Поэтому он на время снова покинул Амбар, вышел в Ночь Внешнюю и призвал к себе некоторых духов из тех, что могли ответить на его зов.

Страница бессвязных черновых записей, безусловно, предваряет этот текст, но должна относиться к тому же времени; мысли, найденные там, например, "великая тьма Тени", которой Мелкор закрыл Солнце, появляются и в данном очерке. В этих записях отец еще раздумывал, должен ли он "сохранить старую мифическую историю о сотворении Солнца и Луны или предпочесть версию 'круглой Земли'": в последнем случае Луна может быть создана Мелкором для обеспечения "безопасного бегства". Это предположение может быть найдено в тексте Айнулиндалэ C*, написанном раннее. Сомнительность и недостаточность выбранного направления все яснее проявлялись в процессе борьбы отца с проблемами, основанными на присутствии Солнца в небе, под которым проснулись Эльфы, в то время как это небо было освещено лишь звездами[19].

Некоторые особенности данного текста, безусловно, сближают его с авторским Комментарием на "Беседы" (см. ниже примечания 2 и 3), например, использование термина Арда для обозначения Солнечной Системы; но если в Комментарии сама Земля названа Имбар, то здесь используется более раннее слово Амбар (см. примечание 17). Для меня несомненно, что Комментарий написан позднее обсуждаемого очерка. С другой стороны, более законченного и полного представления новых концепций ("новой мифологии") не найдено. Во всяком случае, спорно, что, решив в мыслях вопрос об отмене старого мифа о происхождении Солнца и Луны, отец оставил неопределенной формулировку нового. Возможно, хоть у меня и нет данных об этом, в процессе написания пробных сочинения, таких, как этот текст, он пришел к пониманию того, что старая структура слишком обширна, слишком часто взаимопересекается во всех своих частях, слишком глубоки ее корни, чтобы оставить ее без радикального переворота.


ПРИМЕЧАНИЯ

1) В AAm: "Начался великий рост деревьев и растений, и зверей и птиц" под сиянием Светильников; это была Весна Арды. Но после разрушения Светильников Йаванна "усыпила множество чудесных созданий, явившихся во время Весны, деревьев, и растений, и зверей, и птиц, дабы они не старились, но ожидали грядущего времени пробуждения".

2) Ср. Комментарий к "Беседам", где Арда также приравнена к Солнечной Системе, и Текст I.

3) Этот абзац перекликается все с тем же Комментарием. Последнее предложение очень похоже на сказанное там ("Мелкор не был всего лишь земным местным Злом...").

4) В AAm ╖24 сказано, что после Падения Светильников "Средиземье лежит в полумраке под звездами, сотворенными Вардой в давно забытые времена ее трудов в Эа", а в ╖34 Варда взглянула с Таниквэтиля "и увидела темную землю под звездами бесчисленными, но тусклыми и далекими" перед сотворением новых ярких звезд. Также в исправленном "Квэнта Сильмариллионе": "Тогда Варда... создала новые яркие звезды к приходу Перворожденных. И потому ту, чье имя в глубинах времени Эа было Тинталлэ, Возжигательница, Эльфы позже звали Элентари - Звездная Королева". Но если она все еще может носить имя Элентари, то называть ее Тинталлэ больше нельзя.

В позднейших изменениях текста Айнулиндалэ D слова о Варде "она создала звезды" изменены на "она создала великие звезды". Возможно, это было сделано в свете представленных здесь идей.

5) Ср. Комментарий к "Беседам".

6) Это противоречит Айнулиндалэ: "но Мелкор был там среди первых и вмешивался во все работы". В Айнулиндалэ C* Мелкор пришел на Арду задолго до остальных Айнур.

7) Легенда о том, что Луну создал Мелкор, чтобы "наблюдать оттуда все, что происходит внизу" (Айнулиндалэ C*), была отвергнута.

8) В "Анналах Амана" и в "Сильмариллионе" Тилион не Вала, а "молодой охотник из народа Оромэ". В "Анналах" появляется история о том, что Моргот нападал на Тилиона, "послав против него духов Тени", но безуспешно.

9) О названиях Солнца и Луны см. "Сильмариллион" (глава "О Солнце, Луне и Сокрытии Валинора") и "Анналы Амана".

10) В "Анналах" говорится, что "Моргот боялся Ариэн великим страхом и не осмеливался приближаться к ней".

11) 0 названии Эндор смотри "Анналы".

12) См. "Беседы Финрода и Андрэт" и примечания к ним.

13) То есть, ко времени, когда Финрод Фелагунд первым из Высоких Эльфов встретил Людей.

14) Видимо, Арда ошибочно написано вместо Средиземье (то есть, до его привода в Аман).

15) В слове Ari над r карандашом написано s.

16) Над словом "Земля" отец написал "Амбар", затем вычеркнул и написал "Mar=Дом"; см. следующее примечание.

17) В Комментарии к "Беседам" появляется слово Имбар, переведенное, как "обиталище". Подразумевается Земля, "главная часть Арды" (то есть, Солнечной Системы).

18) Начиная со следующего абзаца, рукопись становится очень неразборчивой, местами нечитаемой и скоро заканчивается.

19) В других небрежных заметках (написанных в то же время, что и данный текст, и составляющих часть рукописи) отец пишет, что Варда уделила часть света, полученного в дар от Илуватара (см. стр. VII), не только Солнцу и Древам, но и "знаконосной Звезде". Смысл этого утверждения нигде не разъяснен. Рядом написано "Signifer"*3 и несколько пробных эльфийских имен, таких, как Тэнгил, Тенгил, Таннаколли или Танкол, Тайнаколли и корни:

Tana - показывать

Таппа - подавать знак.

Kolla - носить (одежду), в особенности плащ или мантию.

Также дается примечание: "В sindikoll-o " о " придает мужской род".


III

Эта короткая статья была найдена среди подобных заметок, обернутых в апрельскую газету 1959 года. Статья написана на листке, вырванном из документа Мертонского колледжа, датированного июнем 1955; на схожем документе от октября того же года был написан отрывок черновика "Бесед Финрода и Андрэт". Появление этих отрывков в 1955 году позволяет предположить, что работа над "Беседами" была растянута во времени, хотя если отец копил такие листки специально для коротких заметок, черновиков и т.п., то даты могут быть обманчивыми.

Что случилось в Валиноре после гибели Древ? Аман "открылся". До этого он был закрыт куполом тумана иоблаков, созданным Вардой. Ни взгляд, ни свет не могли пробиться сквозь него. Этот купол был освещен звездами, в подражание великому Небосводу Эа. После смерти Древ Валинор затопила тьма, остался лишь звездный свет. Затем Аман осветило Солнце - его благословенность была возвращена. (Таким образом, осквернение Солнца Мелкором должно предшествовать Деревьям, в которых был свет Солнца (пока Мелкор не осквернил его) и звезд, - или же свет в Деревья [мог быть? должен был быть?] влит до [Нападения?] Мелкора.)

Я не вполне понимаю последнее предложение (в скобках), но оно может быть истолковано, как констатация проблемы, возникшей из всего вышесказанного. Купол Варды должен был быть создан после похищения Ариэ, - в целях сдерживания оскверненного солнечного света[1], под Куполом Аман был освещен Древами. С другой стороны, текст утверждает, что свет Древ был взят из Солнца до его "порчи". Разрешение этого противоречия находим в мысли, что Свет Древ есть свет незапятнанный, сохраненный Вардой со времен до нападения Мелкора.

В Тексте II ясно сказано, что Солнце было осквернено до создания Древ: "Одним из назначений Древ... стало исцеление вреда, нанесенного Мелкором". Но также говорится: "Варда сохранила часть Первичного Света... Сотворены Древа". Это выглядит решением, к которому отец пришел в данном тексте, подготовив почву для этого в предыдущем. С другой стороны, в Тексте II нет ни слова о Куполе Варды, и создается впечатление, что отец начинал новую историю и разрабатывал ее. Видимо, уже невозможно установить правильную последовательность этих бумаг, ведь с тех пор он мог возвращаться к сходным вопросам и искать свои размышления на эту тему в прошлом.

Интересно, что Купол Варды появляется в позднем варианте "Квэнта Сильмариллиона" (глава "О Затмении Валинора"). В "Анналах" говорится, что Мелкор с Унголиантой взглянули с вершины Хьярантара и "увидели вдали... серебряные купола Валмара, сверкавшие в свете Телпериона и Лаурелина", а в "Сильмариллионе" Унголианта (в измененном варианте она в одиночестве на Хьярантаре) "увидела мерцающие звездыКупола Варды, а вдали - сияние Валмара". Таким образом, когда в окончательной версии (глава "Похищение Сильмарилов") над Валар, сидящими в Круге Судеб "мерцали в небе звезды Варды", это были звезды Купола[2].


ПРИМЕЧАНИЯ

1) В некоторых работах отца говорится, что Купол Варды был создан "для защиты от духов или прознатчиков Мелкора".

2) В связи с этим "Анналы Амана" говорят: "Божества сидели во тьме, ибо наступила ночь. Звезды едва мерцали сквозь остатки великих облаков, а с берега наползали промозглые морские туманы". В опубликованном "Сильмариллионе" использован поздний текст ("в небе мерцали звезды Варды"); он не передает полного смысла повествования, но тогда я еще не понимал всего значения этих слов.


IV

Далее следует статья о Куполе Варды, содержащаяся в рукописи, на которую я неоднократно ссылался в предыдущих томах "Истории Средиземья" (VI.466, VII.20, IX.73). Это анализ обрывков языков во "Властелине Колец". То место, которое я привожу здесь, взято из длинного примечания к Песне к Элберет (она появляется в главе "Встречи"). Между прочим, следует привести то, что отец писал о слове menel: "небеса, видимый купол неба. (Вероятно, квэнийское слово, привнесенное в Синдарин. Оно противопоставлялось kemen - земле, как видимой плоской почве под menel. Но это были чисто "художественные" слова, ведь Эльдар и нуменорцы достаточно хорошо знали астрономию!)"

Текст о Куполе вставлен после упоминания приставки el - √ "звезда" в имени Elbereth (с примечанием: "Но так как b не изменялось, имя, возможно, относится к ^elenbarathi elmbereth").

Мифологическое ассоциирование Варды со звездами имеет двойственное происхождение. В "демиургический период", до основания Королевства Арда, когда Валар (включая великое множество тех, кто никогда не приходил на Арду[1]) работали над созиданием Эа (Мира или Вселенной), Варда, по легендам Эльдар и нуменорцев, задумывала и расставляла по местам большинство основных звезд. Но, будучи по воле судьбы и собственному желанию будущей Королевой Арды (что и было ее предназначением), покровительницей и защитницей Квэнди, Варда заботилась не только о самих Звездах, но и об их связи с Ардой, о том, как они будут выглядеть оттуда и какое впечатление произведут на пришедших Детей. Большая Медведица и Орион - дело ее разума. Валакирка, или "Серп Божеств" (одно из эльдарских названий Медведицы), позднее стала, как сказано, знаком угрозы и возмездия над Севером, где было обиталище Мелкора. Среди всех Валар Варда обладала сильнейшим даром пророчества и чистейшей памятью Видения и Музыки, в которой она играла малую роль, но вслушивалась внимательнее остальных[2].

И когда гибель нависла над Ардой, а Валар строили и укрепляли Аман, именно Варда создала над Валинором купол для защиты от духов и прознатчиков Мелкора. Это было подобие истинного небосвода (Тармэнэл), там были "воспроизведены" созвездия, но из звезд (или "искр" - tinwi) относительно большего размера. Поэтому малый небосвод Валинора (Нурмэнэл) был очень ярок.

За эту работу (NB: в том числе и за первоначальные демиургические труды) ее называют "Возжигательница звезд". Замечу, что, строго говоря, корень elen относится кнастоящим звездам Эа (но может означать и их изображения). Слова tinwё, nille (корни tin √"искра", ngil √ "серебристое мерцание") и синдаринские tim, gil совершенно точно относятся к валинорским изображениям. Отсюда квэнийские Tintallё (tinta √ "возжигать"), Elentari ("Королева Звезд") и синдаринские Elbereth и Gilthoniel[3].

Этот текст оканчивается запутанным и неясным объяснением происхождения слова Gilthoniel из корней ngil и thгn/thвn - "возжигать"; iel - женский суффикс, соответствующий мужскому wё.

Замечания о Варде вызывают дальнейшие вопросы. В Тексте II (стр. V) отец говорит, что "космогоническая мифология должна представлять Арду более или менее такой, какая она есть: остров в пустоте 'среди бесчисленных звезд'": что "звезды будут представлены, как другие, отдаленные части Великой повести Эа, не подпадающие под влияние Валар Арды": и что "нельзя сказать, будто Варда, как одна из Великих Валар Арды 'зажгла' звезды актом сотворения √ по крайней мере, звезды вообще". Я воспринял это, как подтверждение того, что "сотворение звезд" Вардой ограничилось созданием, еще до пробуждения Эльфов, "Великих Звезд". С другой стороны, в данном тексте появляется интересное утверждение, что "демиургической" работой Варды было творение и расположение нескольких "основных" звезд. Спустя эпохи, после основания Земли, они должны были быть видны в ее небесах, как знаки, пророчествующие историю Арды √ "сердцевины драмы" Эа.

Данный текст был написан во второй половине 50-х годов. Более точная датировка не представляется возможной.


ПРИМЕЧАНИЯ

1) Ср. Текст II (стр. VI): "Были и другие Айнур, несчетные для нас... Они трудились в иных областях и историях Великой Повести, среди звезд отдаленных и миров за пределами мысли".

2) Любопытно - то, что здесь сказано о роли Варды в Музыке Айнур, в значительной степени повторяет описание Ниенны в "потерянном" тайпскрипте*4 начала "Анналов Амана" (AAm, ╖26). Там говорится, что она "играла малую роль" в Музыке, но "внимательно вслушивалась во все, что слышала. Поэтому она была одарена памятью, прозрением и пониманием того, как темы музыки должны воплощаться на Арде".

3) Интересно сравнить сказанное здесь с тем, что отец писал на эту тему в заметке, датированной 3 февраля 1938 г. (она приведена в V томе, стр. 200): "Tintallё - "Возжигательница" - можно оставить, но tinwё переводится с Квэнья, как "искра" (tinta - "возжигать"). Поэтому Tinwёrina>Elerina, Tinwёrontar>Elentari".


V

Этот краткий комментарий, озаглавленный

"Солнце Древа Сильмарилы"

найден среди множества листков, завернутых в газету от ноября 1958 года.

Создание Солнца после Гибели Дерев невозможно не только "мифологически" - особенно, когда Валар представлены знающими устройство Эа (а не творящими мифы и догадки, подобно Людям) и передавшими это знание Эльдар (а также нуменорцам!) - оно невозможно и по хронологии Повести.

Солнце существовало, как часть Королевства Арда. Когда Арда была во тьме (и, значит, развитие там было остановлено), а Валар отступили в Аман, то это было делом рук Мелкора! Облака и дымы (вулканическая эра!).

Солнце было для Арды непосредственным источником света. Благословенность Дерев (по сравнению с другими растениями) именно в том, что они были пробуждены и освещены Солнцем и Луной до осквернения последних. Следовательно, нападение Мелкора на Солнце (и Луну) должно было произойти после основания Валинора и быть попыткой погрузить все во тьму.

После Гибели Дерев "свет Чистого Солнца" оставался лишь в Сильмарилах, зажженных от Телпериона и Лаурелина.

В Тексте III отец стоит перед проблемой (если мой анализ верен, стр. Х) того, что "осквернение Солнца Мелкором произошло до создания Двух древ", в то же время свет Деревьев произошел от неоскверненного сияния Солнца и Луны. Здесь он заключает, что "нападение Мелкора на Солнце (и Луну) должно было произойти после основания Валинора".


VI

Отрывок, названный "МЕЛКОР" (внизу подписано "МОРГОТ") найден, как и Текст III, в апрельской газете 1959 г. Он состоит из четырех листков - копий, сделанных, с черновиков, написанных на документах Мертонского колледжа от июня 1955 г. Лист, на котором находился Текст III, содержит также предварительные заготовки к данному очерку о Мелкоре.

Интересно, что этот текст начинается с отсылки к "Беседам...", следовательно, в то время они уже существовали, хотя бы в зачаточном состоянии.

МЕЛКОР МОРГОТ

Мелкор должен быть гораздо более могущественным в своем изначальном состоянии (ср. "Финрод и Андрэт"). Величайшая мощь из созданных Эру[1] (Он должен был делать/задумывать/начинать [sic!]; Манвэ (немного менее сильному) было предназначено улучшать, исполнять, завершать).

Далее, он не мог быть сдержан или "скован" даже всеми Валар вместе взятыми. В ранние эпохи Арды он обратил их в бегство за пределы Средиземья.

Война против Утумно была начата Валар с неохотой, без надежды на реальную победу, и носила, в основном, характер "диверсии", имеющей целью вывести Квэнди из сферы влияния Мелкора. Но он уже начал путь к разделению своей силы на "Моргота" - тирана, и его служителей[2]. Только они вместе имели всю мощь цельного Мелкора; поэтому Моргот, застигнутый вдали от своих прислужников, мог быть одолен Валар, ибо находился на одном с ними уровне силы. Валар поняли, что могут бороться со служителями Врага (воинами, Балрогами и т.д.) отдельно. Они вошли в саму крепость Утумно, и "Моргот" не имел на тот момент достаточно сил, чтобы защитить себя от прямого столкновения. Манвэ, наконец, снова встретил Мелкора, чего не было с тех пор, как он пришел на Арду. Оба были поражены: Манвэ - осознанием разрушения Мелкора, как личности, а Мелкор - пониманием этого со своей точки зрения - у него теперь меньше личной силы, чем у Манвэ, и он не может больше усмирять брата одним взглядом.

Благодаря словам Манвэ или собственной внезапной догадке Мелкор осознал случившееся: он "рассеян". Но страсть владеть подчиненными ему существами стала уже привычной и необходимой, так что если процесс и был обратим (только через абсолютно искреннюю аскезу и покаяние), он не мог заставить себя исправиться*5.

Как у любой личности, здесь должен быть момент равновесия, баланса: он почти раскаивается - но не делает этого, а становится еще более испорченным и безрассудным.

Возможно (Мелкор верит в это), что в тот момент он еще мог объединить свои рассеянные силы, "собраться" и перейти на другую сторону. В мыслях отвергнув раскаяние, он (как и Саурон впоследствии) совершает фарс аскезы и покаяния. От этого он получает некое извращенное удовольствие, как от осквернения чего-либо святого - [с целью созерцания возможности истинного раскаяния, если только это не была особая милость Эру или последний проблеск изначально чистой души Мелкора][3]. Он разыгрывает угрызения совести и покаяние. Мелкор преклоняет колена перед Манвэ и сдается в первую очередь для того, чтобы не быть скованным цепью Ангайнор. Она уже была на нем, и страх перед вечной неволей пересиливал все. Кроме того, у него есть мысль проникнуть в твердыни Валинора и сокрушить их изнутри. Поэтому он просит места "ничтожнейшего из Валар" и слуги каждого из них, чтобы помогать (словом и делом) в исцелении того зла, которое он причинил. Это было предложение, соблазнившее и обманувшее Манвэ, - во Владыке Ветров нужно показать некий внутренний изъян (но не грех)*6 из-за страха перед Мелкором или от желания контролировать его, Манвэ погрузился в исправление, исцеление и перенаправление (или сохранение status quo) вплоть до потери всей творческой силы и даже слабости в трудных и опасных ситуациях. Несмотря на советы некоторых Валар (в том числе, Тулкаса), он дарует Мелкору прощение.

Мелкор идет в Валинор позади остальных (а за ним Тулкас*7 несет Ангайнор и его звоном напоминает Мелкору о случившемся).

Но на совете Мелкору не дана абсолютная свобода. Собрание Валар не допустило этого. Мелкор водворен в Мандос, чтобы в одиночестве размышлять о завершении своего покаяния и планах на исправление[4].

Мелкор начинает сомневаться в правильности своего примирения с врагами и в нем вспыхивает яростное сопротивление, но, будучи на вражеской территории абсолютно изолированным от своих слуг, он не может ничего сделать. Он терпит, но исполняется еще большей ненависти (впоследствии он всегда обвинял Манвэ в вероломстве).

Остальная история - освобождение Мелкора, просьба принять его в Совет и позволить сидеть у ног Манвэ (по образцу злых советников поздних сказаний, - они могут быть представлены произошедшими отсюда?) - может развиваться более или менее так, как уже описано.

Из этого короткого очерка видно, что исследования натуры Мелкора, громадности его изначальной мощи и ее "рассеяния" привели отца к некоторым важным изменениям в легендах, которые мы находим в "Квэнта Сильмариллион" и в "Анналах Амана". В ранних набросках, насколько они сохранились[5], нет предположения, что Мелкор разыгрывал раскаяние, когда (уже будучи не в состоянии "усмирять брата одним взглядом") встретился с Манвэ в Утумно - с тайной мыслью "проникнуть в твердыни Валинора и сокрушить их изнутри". С другой стороны: "Тулкас вышел вперед, боец Валар, и боролся с ним, повалил его ниц и сковал цепью Ангайнор"[6] (старый отрывок из живописного и "первобытного" описания в главе "Скование Мелко", BoLT-I). Кроме того, в данном тексте Мелкор просит места "ничтожнейшего из Валар" и возможности исправить содеянное сразу после поражения, а в других работах он делает это, когда предстает перед Валар, уже претерпев эпохи заключения в Мандосе. О Манвэ сказано, что он позволил Мелкору свободно передвигаться по Валинору, потому что верил в его исцеление: "Не имея зла в себе, не мог постичь его в других". В иных набросках за Манвэ не замечается никакого изъяна или "врожденного недостатка", как в этом очерке[7], хотя сказано, что Ульмо и Тулкас сомневались в мудрости такого милосердия (этот элемент также происходит из BoLT: "Такова была судьба Манвэ... однако Тулкас и Палуриэн сочли эту жалость рискованной").


ПРИМЕЧАНИЯ

1) Ср. слова Финрода в "Атрабет": "Нет мощи более великой, чем у Мелкора, исключая одного лишь Эру".

2) Самое раннее упоминание о "рассеянии" изначальной силы Мелкора мы находим в "Анналах Амана" ╖179: "По мере того, как росла его ненависть, и он вкладывал себя в ложь и воплощения своей злобы, его мощь уходила в них и рассеивалась, а он становился все более слабым и боялся покидать свои темные твердыни".

Слово "Моргот" несколько раз использовал Финрод в "Атрабет".

3) Квадратные скобки были добавлены уже после написания очерка.

4) То есть, на исправление зла, которое он причинил.

5) То место в "Сильмариллионе", где говорится о прощении Мелкора, было изменено в окончательной редакции Шестой главы. Хотя измененный текст говорит, что полностью избыть зло Мелкора невозможно, что "вначале он был величайшим из Сил", он не был переделан в соответствии с изменениями, введенными в этом очерке (см. примечание 7).

6) Изменения в старую повесть о битве при Утумно могли бы быть внесены, если бы третья глава "Сильмариллиона" была задета трансформациями шестой главы; (см. примечание 7).

7) Это имело место в окончательной редакции Шестой главы. В изначальном тексте Мелкор также обещает помощь и службу после заключения, а не в Утумно. Можно предположить, что данный очерк написан после новых работ над "Сильмариллионом" (а они, видимо, датируются концом пятидесятых годов). Это подтверждает мысль о том, что даты на листках очерка (1955) не имеют значения (см. предисловие к Тексту III).


VII

Этот очерк существует в двух формах. Ранняя ("А") - это довольно короткий четырехстраничный текст в рукописи, озаглавленный "Некоторые заметки о философии "Сильмариллиона""; он бегло наброшен и не имеет ясного окончания. Вторая ("В") - весьма расширенная двадцатистраничная версия, также в рукописи, гораздо более понятная. Эта версия начинается прекрасным почерком, но не окончена, а обрывается посреди предложения. Она озаглавлена "Заметки о мотивах "Сильмариллиона"".

Взаимосвязь двух вариантов такова, что нет необходимости приводить здесь текст А, так как большая его часть есть в тексте В. Однако, с места, где Валар решают возвести Пелори, тексты расходятся. В В отец вводит длинное объяснение поведения Валар, и очерк обрывается, не доходя до заключительной темы текста А. Поэтому эта тема дана в конце В.

Впоследствии текст В был разделен на три части.

ЗАМЕТКИ О МОТИВАХ "СИЛЬМАРИЛЛИОНА"
1

Саурон был "больше", действеннее во Вторую Эпоху, чем Моргот в конце Первой. Почему? Потому, что, будучи изначально много слабее, он еще не пал так низко. В конце концов, он тоже растратил свою силу на попытки владеть другими. Но ему не нужно было расходовать себя в таких масштабах. Чтобы владеть Ардой, Моргот вложил большую часть себя в физические составные Земли - так что с тех пор все, что родилось на Земле и живет здесь (животные, и растения, и воплощенные души), в любом случае "осквернено". Во время Войны за Камни Моргот стал постоянно "воплощенным". Именно поэтому он боялся и вел войну через различные приспособления или через подчиненных существ.

Саурон наследовал искажение Арды и вложил свою (гораздо более ограниченную) силу лишь в Кольца. Здесь Саурон был мудрее, чем Мелкор-Моргот. Саурон не начинал Диссонанса, и, вероятно, знал о "Музыке" больше, чем Мелкор, чей разум всегда был наполнен собственными планами и умыслами, Мелкор, не обращавший внимания на все остальное. Время величайшей мощи Мелкора было в начале Мира; демиургическая жажда Силы и завершения всех своих великих начинаний. Но после того как Арда стала более стабильной, Мелкору, было интереснее работать с извержением вулкана, чем, скажем, с деревом. Вероятно, он и знать не хотел о меньших или более изысканных делах Йаванны, таких, как "цветочки"*8.

Когда Мелкор противостоял существованию всех остальных обитателей Арды с другой волей и разумом, его раздражал сам факт их существования, и он хотел общаться с ними лишь через силу и страх. Его конечной целью было уничтожение всех остальных. Эльфов, тем более - Людей, он презирал за их "слабость", то есть недостаток физической силы или власти над "веществом"; но, кроме того, он боялся их. Мелкор сознавал, по крайней мере, сначала, когда еще сохранял способность разумно мыслить, что не может "уничтожить" [конечно, Мелкор вообще не может "уничтожить" материю, он всего лишь разрушает, ломает или искажает формы, приданные материи другими в актах сотворения] их, то есть разрушить их сущности; но их физическая "жизнь" стала для него единственной частью жизни, заслуживающей внимания*9. Он так далеко зашел во Лжи, что лгал даже самому себе, думая, что сможет полностью уничтожить всех остальных. С тех пор он всегда пытался сломать и подчинить себе волю, прежде чем убить тело. Это был абсолютный нигилизм, и такое отрицание имело одну конечную цель: победив, Моргот, без сомнения, стер бы с лица Земли даже собственных "созданий" (таких, как орки), выполнивших свое назначение - уничтожить Эльфов и Людей. Причина поражения Мелкора в следующем: тогда как Валар (и, в меру своих сил, Эльфы и Люди) продолжали любить "Арду Искаженную", исцелять ее и творить из нее вещи прекрасные и восхитительные, Мелкор ничего не мог сделать с Ардой, сплетенной другими; даже оставшись на ней в одиночестве, он продолжал бы буйствовать, пока не низвел бы все до состояния бесформенного Хаоса. И все равно Мелкор был бы побежден, ведь этот Хаос "существовал" бы независимо от его разума и был бы потенциальным Миром.

Саурон так и не достиг этой ступени нигилистского безумия. Он никогда не нацеливался на уничтожение Мира. В Сауроне еще были остатки добрых намерений, с которых он начинал: его достоинство (и причина падения) в том, что он любил порядок и согласование, и не терпел путаницы и бесполезных ссор (изначально Саурона привлекли в Мелкоре именно воля и мощь, подходящие, как казалось Саурону, для быстрого и властного исполнения его собственных замыслов). На самом деле, Саурон был очень похож на Сарумана и потому быстро понял его и мог узнать, что тот станет думать и делать, даже без помощи Палантиров и шпионов; Гэндальф же был для него загадкой. Но, как и у других умов такого рода, Сауронова любовь (а позднее - простое понимание) к другим индивидуальностям была слабее. И хотя (из стремления к добру, или из рациональных мотивов) все эти планы, приказы и организации были направлены на добро для обитателей Арды (пусть даже включающее в себя право Саурона быть их верховным Властелином), "замыслы" его одинокого разума стали единственной целью его воли, "вещью в себе"*10.

У Моргота не было "замыслов" кроме разрушения и обращения в Ничто Мира, лишь частью которого он владел. Но это, конечно, упрощение ситуации. Саурон не служил бы Морготу, не будучи зараженным его страстью к разрушению и ненавистью к Богу (которая закончилась нигилизмом). Саурон не был, естественно, "искренним" атеистом. Один из младших Духов, сотворенный до Мира, он знал Эру. Вероятно, он убеждал себя, что Валар (включая Мелкора) потерпели неудачу, а Эру просто покинул Эа, или, во всяком случае, Арду и больше не вспомнит о ней. Это видно из того, как он представлял себе "изменение мира" после Низвержения Нуменора: Валар (и эльфы) отстранены от реального управления, а люди находятся под божьим гневом и прокляты. Если он думал об Истари, особенно о Сарумане и Гэндальфе, то считал их послами Валар, желающих восстановить свою былую мощь и "колонизировать" Средиземье без ведома и благословения Эру. Его циничное уподобление мотивов Манвэ своим собственным нашло подтверждение в Сарумане. Гэндальф оставался непонятым. Но в своей злобе и непонимании добра Саурон предположил, что странное поведение Гэндальфа объясняется слабым умом и отсутствием ясной цели. Митрандир лишь немногим умнее Радагаста - все-таки изучать людей полезнее, чем животных.

Саурон не был "искренним" атеистом, но проповедовал атеизм, поскольку это ослабляло сопротивление и развеивало страх его слуг перед явлением Господа на Арду. Именно это мы видим в случае с Ар-Фаразоном. Но там имело место воздействие Мелкора на Саурона: он описывал своего хозяина словами самого Мелкора - как бога или даже Бога. Это могла быть тень добра, то есть остатки бывшей способности допускать власть другого над собой. Мелкор, и еще более Саурон, часто пользовались службой "почитателей". Но сомнительно, действовала ли в то время в Сауроне даже эта тень добра. Его хитроумные замыслы можно описать так. Чтобы отвлечь богобоязненное лицо от его преданности, нужно предложить ему другой, невидимый объект преданности и другую надежду на вознаграждение; предложить Владыку, одобряющего все желания неофита. Будучи простым пленником, Саурон не мог выдвинуть на это место себя; но любой почитатель Мелкора сделает из пленника верховного жреца, если пленник - слуга и ученик Владыки Тьмы. Хотя конечной целью Саурона было уничтожение нуменорцев, к ней примешивалось и желание отомстить Ар-Фаразону за унижение. Саурон (в отличие от Мелкора) был бы доволен живыми нуменорцами в его подданстве. И многих он совратил на служение себе и повелевал ими.


2

Никто, будь он даже из числа Валар, не может читать разум других "равноправных созданий"* , то есть полностью понять их через простой осмотр.

*Заметка на полях: Все разумные создания/духи, произошедшие от Эру, "равны" по значимости и статусу вне зависимости от возраста и могуществ.

Можно лишь догадываться об их мыслях, исходя из основных сравнений и частичного знания индивидуальностей, и прийти к какому-либо заключению относительно этих разумов. Но это не более чтение или обзор чужого разума, чем обсуждение содержимого закрытой комнаты или предметов за пределами видимости. Так называемая "передача мыслей" тоже не является чтением разума: она - всего лишь прием и интерпретация мысленных импульсов исходящих от другого. Эти импульсы являются самим разумом не более, чем вид бегущего есть сам бегун. Разум может проявлять или показывать себя другим через дела своей воли (хотя сомнительно, что, даже желая этого, разум может полностью показать себя другому). Для мощных умов соблазнительно править слабыми, убеждая или вынуждая их показать себя. Но принуждать к такому раскрытию или привлекать к этому ложью и хитростью даже для предположительно "добрых" целей (включая "добро" для убеждаемой личности) абсолютно запрещено. Совершать такое - преступление, и "добро" в намерениях преступника быстро искажается.

Все это могло происходить "за спиной Манвэ": на самом деле, сокровенные сущности всех других разумов, великих и малых, сокрыты от него. Что касается врагов, например, Мелкора, Манвэ не мог на расстоянии проникнуть в его мысли и намерения с тех пор, как Мелкор утвердился в желании скрыть свой разум; физически это выразилось в окружавших его тьме и тенях. Но Манвэ, конечно, мог использовать, и использовал свои великие знания, обширный опыт и память "Музыки", собственную зоркость и сообщения посланцев.

Его, как и Мелкора, почти никогда не видели вдали от своих чертогов и постоянных резиденций. Почему? По весьма простой причине. Правительство всегда в Уайтхолле. Король Артур обычно в Камелоте или Каэр-Леоне. "Древний Король", очевидно, не собирается быть поверженным или уничтоженным, по крайней мере, до некоего абсолютного "Рагнарёка"[1] (который даже для нас остается в будущем), так что у него нет настоящих "приключений". Но если вы держите его дома, исход любого частного дела (так как это √ не финальное "поражение") может остаться в неизвестности. Даже в окончательной войне против Моргота есть Фионвэ, сын Манвэ, который ведет силу Валар. Когда мы выдвинем Манвэ, настанет Последняя битва и конец Света (или "Арды Искаженной"), как сказали бы Эльдар.

[Морготово "сидение дома" имеет, как сказано выше, другую причину: его страх быть убитым или получить иной вред. (Литературных мотивов здесь нет, ведь Мелкор враждует с Древним Королем, и исход любого из его предприятий всегда под сомнением).]

Мелкор постоянно "воплощал" себя в Моргота. Он делал это с тем, чтобы контролировать hroa[2], "плоть" или физическую материю Арды. Он пытался отождествить себя с ней. Это была операция, сходная с Сауроновыми Кольцами, но более масштабная и рискованная. Видимо, вся "материя" за пределами Благословенного Королевства имеет в себе "частицу Мелкора"[3], и те, кто носят тела из hroa Арды, тянутся, более или менее, к Мелкору: никто из них не свободен от него в своем воплощении; тело влияет на дух.

Но на этом пути Мелкор потерял (или променял, или превратил) большую часть изначальной "ангельской" мощи своего разума и духа, но приобрел ужасную власть над физическим миром. Поэтому его надо было побеждать в основном физической силой, а громадные материальные разрушения были весьма вероятным последствием любого прямого боя с ним, победного или наоборот. Вот объяснение постоянного нежелания Валар входить в открытую битву против Мелкора. Задачи и трудности Манвэ были гораздо более сложными, чем у Гэндальфа. Относительно малая мощь Саурона была сосредоточена, гигантская сила Моргота была рассеяна. Все Средиземье было Морготовым Кольцом, хотя временно его внимание занимал в основном Северо-запад. Если бы не быстрый успех. Война против него могла ввергнуть в хаос все Средиземье, возможно, даже всю Арду, Легко сказать: "Древний Король должен был управлять Ардой и обеспечивать Детям Эру безопасное существование". Но перед Валар стояла такая дилемма: Арда могла быть освобождена только физической битвой, но возможным результатом такой битвы будет полное разрушение Арды. Окончательное уничтожение Саурона было осуществимо через Кольцо. Подобное уничтожение Моргота невозможно, так как потребовало бы дезинтеграции всей "материи" Арды. Сила Саурона была не в золоте, как таковом, но в конкретной форме, сделанной из конкретной порции "золота вообще". Мощь Моргота рассеяна в Золоте, где бы оно ни находилось (это был элемент Моргота в Материи, который Саурон использовал для "магических" и иных действий - как с ним, так и над ним).

Конечно, вполне возможно, что некоторые элементы или состояния материи привлекли особое внимание Моргота. Например, все золото (в Средиземье), похоже, приобрело особенно "злую" направленность - но не серебро. Вода представлена как сущность, почти полностью свободная от Моргота (что, конечно, не означает, будто отдельные моря, ручьи, реки, колодцы или даже сосуды воды не могут быть отравлены или осквернены - могут, как и все вещи).


3

Валар "увядают" и становятся слабее по мере того, как очертания и устройство вещей определяются и укрепляются. Чем длиннее Прошлое, тем ближе Будущее, и тем меньше места для важных изменений (беспрепятственных действий на физическом плане, не деструктивных в своем назначении). Прошлое, однажды "достигнутое", стало частью "Музыки в Бытии". Только Эру может изменять "Музыку". Последним большим демиургическим действием Валар было вознесение вершин Пелори на недостижимую высоту. Его можно рассмотреть если не как дурное дело, то, по крайней мере, как ошибку. Ульмо не одобрял этого[4].

Создание Пелори имело одну хорошую и разумную цель: сохранение вне Искажения хотя бы части Арды. Но кажется, что оно было продиктовано и эгоизмом, безответственностью (или отчаянием); желая сохранить Эльфов от порчи, Валар потерпели в этом поражение - многие отказались идти в Благословенное Королевство, многие взбунтовались и покинули его. Что до Людей, Манвэ и все Валар хорошо знали, что те вообще не пойдут в Аман. Долголетие Валар и Эльдар (сравнимое со сроком жизни Арды) не дано смертным. "Сокрытие Валинора" было похоже на создание Морготом своих владений; Валар противопоставили области света и радости землям тьмы и насилия - дворец и сад[5] (хорошо укрепленные) против крепости и темницы[6].

Это кажущееся лентяйство Валар (хоть я и не объяснял и не комментировал его), думается, было лишь "внешним", тем, что мы склонны принимать за правду, ведь все Люди в разной степени задеты тенью и ложью Клеветника. Нужно помнить, что "мифология", во-первых, базируется на эльфийских записях и знаниях о Валар и опыте общения с ними, и, во-вторых, даже это далеко неполное знание дошло до нас (частично) лишь через остатки нуменорской традиции, исходившей от Эльдар, но разбавленной антропоцентрическими историями и сказаниями[7]. Они прошли через Верных и их потомков в Средиземье, но не избегли искажения вследствие враждебности мятежных нуменорцев к Валар.

На предмет обсуждения можно посмотреть иначе. Закрытие Валинора от восставших Нолдор (которые покинули его добровольно, и после предупреждения) было справедливым. Но если мы осмеливаемся приписывать Древнему Королю какие-то мотивы и обсуждать его ошибки, то, высказывая свое мнение, нам нужно помнить несколько вещей, Манвэ был мудрейшим и осмотрительнейшим духом на Арде. Он представлен обладающим великими знаниями о Музыке в целом, кроме того (единственный из лиц того времени) он владеет мощью, достаточной для прямого общения с Эру. Он должен был ясно осознавать то, что мы понимаем с большим трудом: появление нового зла и нового добра - неотъемлемая деталь "истории" Арды. Особый аспект этого - обращение стараний Исказителя и его наследников в оружие против зла. Рассмотрим ситуацию после побега Моргота и восстановления его обиталищ в Средиземье. Отважные Нолдор лучше всего удерживали Моргота на Севере - фактически в осаде, в то же время не побуждая его к буйству нигилистического разрушения. Между тем люди (или те из них, кто сбросил с себя тень Черного Владыки) встретились с народом, видевшим Благословенное Королевство.

Общаясь с непримиримыми Эльдар, Люди возвысились до максимально возможного для них состояния. Два брака влили в род Людской кровь благороднейших эльфийских Домов, подготовив человечество к тогда еще далеким дням "увядания" Эльфов.

В таком случае, последнее явление Валар, закончившее падением Тангородрима, может быть не вынужденно задержанным, а точно рассчитанным по времени. Помощь пришла, когда Эльдар и Эдайн были на пороге уничтожения. Занятый войной, Моргот забросил большую часть Средиземья; из-за этого он ослабел, утратил часть своей силы и престижа (потерял и не смог вернуть Сильмарил), а главное - разума. Он погрузился в "королевствование", сохраняя чудовищную мощь, но это было падение даже по сравнению с прежней злобой и ужасным нигилизмом. Ему понравилось быть просто деспотом, повелевающим рабами и покорными воинами[8].

Война была успешной для Валар, а разрушения удалось свести к небольшому (хоть и прекрасному) Белерианду. Моргот был взят в плен в физической форме[9], в ней доставлен, как простой преступник, в Аман и представлен на суд Намо Мандоса. Его изгнали из Благословенного Королевства и казнили: убили, как одного из Воплощенных. Тогда стало ясно (в первую очередь Намо и Манвэ), что, глубоко рассеяв свою силу в материи Арды, Моргот потерял прямую власть над ней, и все, что "он" (остаток цельного существа) сохранил в качестве "себя", заключалось в искромсанном и умалившемся духе, населявшем им же созданное тело (теперь "он" полюбил его). Лишившись тела, Моргот стал слабым, "бездомным" и пребывал в растерянности и "неприкаянности". Как известно, он был ввергнут в Бездну[10]. Это значит, что Моргота поместили вне Пространства и Времени, вообще вне Эа; но такое действие предполагает прямое вмешательство Эру (по просьбе Валар или без таковой). Однако это может быть неточный*11 пересказ изгнания или побега его духа с Арды.

Во всяком случае, после попыток рассеивания себя в "материи" сил на собственные нужды уже не оставалось. Не было ни "раскаяния", ни его возможности: Мелкор навсегда отверг все "духовные" потребности и существовал, фактически, как страсть к обладанию и власти над материей, в частности, над Ардой. По крайней мере, пока эта сила немогла возродиться. Не надо думать, что Манвэ считал, будто это конец войны или даже конец Мелкора. Моргот - не Саурон. Мы говорим, что он "ослабел и умалился", но лишь по сравнению с могущественными Валар. Его силы были огромны. Эльфы знали и учили, что fёar, или "души"могут развиваться независимо от тела, могут быть поврежденными и исцеленными, умаляться и возрождаться[11] Соответственно, темный дух "остатка" Мелкора ожидает возможного (спустя долгие Эпохи) воскрешения и даже (как думают некоторые) возвращения раннее рассеянной мощи. Он может сделать это (в отличие от Саурона), так как относительно более силен. Он не раскаялся и не отвернулся от своего безумия, но сохранил остатки мудрости, так что мог идти к цели в обход, а не слепо добиваться одного и того же. Затем он отдыхал, пытался исцелиться, отвлекал себя другими мыслями и желаниями - но все только для того, чтобы накопить достаточно сил и снова напасть на Валар в своей прежней одержимости. Он снова станет черной тенью, нависшей над пределами Арды.

Тем не менее, падение Тангородрима и изгнание Мелкора было концом "Моргота", как такового на многие эпохи. Это также, в известном смысле, завершение задач Манвэ, как Древнего Короля, вплоть до Конца, ведь он был Врагом Врага.

Резонно предположить, что Манвэ знал о скором (по его ощущению времени) наступлении Эры Людей и препоручении истории в их руки: были сделаны приготовления для их борьбы со Злом! Манвэ, конечно, знал о Сауроне. Он приказал Саурону предстать перед Валар для наказания, но не исключал и полного прощения (при раскаянии). Саурон отказался исполнить повеление и скрылся. Окончательно низвергать его пришлось людям: будучи первой концентрацией Зла из тех, с кем воевало впоследствии человечество, он стал также последней такой концентрацией в "мифологическом" (нечеловеческом) обличье.

Можно заметить, что впервые Саурона победили нуменорцы, причем без какой-либо помощи (хотя на самом деле он не был повержен, "пленение" произошло по его воле и было всего лишь его хитростью). В первом поражении и развоплощении Саурона в Средиземье (исключая дела Лучиэнь)[12]...

Здесь длинный текст В обрывается. Теперь я даю окончание версии А от места, где тексты расходятся (см. Примечание 6 к Тексту VI), начиная со слов, относящихся к В: "Последним большим демиургическим действием Валар было...".

Последним начинанием такого рода, предпринятым Валар, стало возведение Пелори. Это было не добром, но отражением действий Моргота. Элемент эгоизма присутствовал в стремлении сохранить благословенность Амана для того, чтобы обитать там самим.

Валар были похожи на архитекторов, работающих по плану, "спущенному" из правительства. Они становились все менее значимыми (но лишь структурно!) по мере воплощения плана. Уже в Первую Эпоху мы видим их после бессчетных тысячелетий труда, близкими к концу своей работы - но не своей мудрости. Чем мудрее они становились, тем меньше у них оставалось сил на то, чтобы сделать что-либо, кроме доброго совета.

Так же увяли Эльфы, дав миру "искусство и науку"[13]. "Увянет" и человечество, если в план входит дальнейшее существование мира после исполнения Людьми своей задачи. Но даже эльфы считали, что это не так, что конец человечества будет как-то связан с финалом истории "Арды Искаженной" (Arda Sahta) и созданием "Арды Исцеленной" (Arda Envinyanta)[14]. (Они не могли точно знать, будет ли Arda Envinyanta состоянием вечной завершенности, что возможно только "вне времени", понимая Повесть, как инкапсулированное целое; или же она будет состоянием неискаженного счастья во времени и месте, которое в некотором смысле станет прямым историческим наследником нашего мира, "Арды Искаженной"). Похоже, что эльфы часто подразумевали оба эти толкования. Сейчас "Арда Неискаженная" не существует, но она есть в памяти - Арда без Мелкора, или без воздействия его Зла. Это источник, откуда идут все мысли о порядке и совершенстве. Таким образом, "Арда Исцеленная" станет завершением "Повести Арды", концом всех дел Мелкора, возрождением и счастьем за "Кругами Мира".)[15]

Зло живуче, но бесплодно. Мелкор не мог ни "зачинать" ни жить с супругой (хотя он пытался обесчестить Ариэн, это имело целью унизить и осквернить ее, а не зачать дитя). Из-за Диссонанса (не из-за тем[16] Эру или Мелкора, а от их соотношения) на Арде появлялись создания Зла, не происходящие прямо от Мелкора. Они не были его "детьми", и, так как Зло ненавидит все, ненавидели также и его. Происхождение вещей было искажено. Не отсюда ли Орки? Часть плана "Эльфы-Люди" провалилась. Что касается Орков, Эльдар верили, что Моргот действительно "вывел" их, захватывая людей (и эльфов) и усиливая все злое в них до предела.

Несмотря на незавершенность (обусловленную потерей окончания наиболее развитой версии рассказа или сознательным вычеркиванием части текста; см. прим. 6 к этой главе), это самый исчерпывающий отчет о том, что отец писал в последние годы - он начал "толкование" природы Зла в своей мифологии. Нигде более отец не представлял столь полного объяснения сути Моргота, его падения и Искажения Арды, не описывал различий Моргота и Саурона: "Все Средиземье было Морготовым Кольцом".

Едва ли возможно последовательно расположить этот очерк среди других "философских" и "теологических" работ, помещенных в этой книге, хотя "Фионвэ, сын Манвэ" (вместо "Эонвэ, герольд Манвэ") на странице XVI позволяет предположить, что это относительно ранний текст. Есть заметная схожесть в стиле со многими письмами отца во второй половине 50-х, и мне кажется, что переписка, последовавшая за публикацией "Властелина Колец", сыграла важную роль в пересмотре "образов и событий" мифологии[17].


ПРИМЕЧАНИЯ

1) Ragnarцk: "Рок Богов" (древнескандинавский). См. "Саурон Поверженный", стр. 286.

2) Hroa: так написано здесь и чуть ниже (как и в тексте А). Во всех остальных местах встречается Hro"a и означает тело воплощенного существа. В "Законах и Обычаях Эльдар" для "физической материи" использовалось слово hron, позднее orma. В Комментарии к "Атрабет" и в "Глоссарии" имен - erma.

3) Также см. "Историю Финвэ и Мириэль".

4) Открытое осуждение Валар за Сокрытие Валинора можно найти в одноименной главе BoLT, но оно исчезает в поздних версиях. Я писал, что "в "Сильмариллионе" нет ни шумного Совета, ни разногласий между Валар" и комментировал:

Любопытно, что эти действия Валар продиктованы, в основном, страхом и праздностью. Здесь ранняя концепция ленивых Божеств проявляется наиболее четко. Кроме того, отец не сомневался в том, что отказ от войны с Мелко тогда и там был глубокой и непоправимой ошибкой, ослабившей Валар. В поздних сочинениях Сокрытие Валинора присутствует, но лишь как великое событие мифологической старины; нет и намека на его осуждение.

Последние слова относятся к данным текстам. Здесь снова появляется недовольство Ульмо, а затем - его обособленность на Советах Валар. Ср. его слова, обращенные к Туору в Виньямаре: "Хоть в дни этой тьмы я и кажусь идущим против воли братьев моих, Владык Запада, но таков мой жребий, выпавший до сотворения Мира" (UT, стр. 29).

5) Pleasa(u)nce: "Сад радости". Отец несколько раз употреблял это слово в BoLT. например, в отношении садов Лориэна.

6) Позже отец написал здесь: "Об Увядании Эльфов и Людей смотри краткий исходный текст". Имеется в виду версия А. Это свидетельствует о том, что текст В не был завершен, или что окончание было потеряно.

7) См. Текст I.

8) Аргументы, приводимые в оправдание Сокрытия Валинора, свидетельствуют о том, что история последних веков Первой Эпохи не позволяет предположить, что Валинор оставался открытым для Нолдор.

9) Конечно, это было сделано сразу после разгрома Утумно.

10) Ср. завершение "Сильмариллиона": "А Моргота Божества извергли через Врата Тьмы в Безвременную Бездну за Стенами Мира".

11) Следующий текст был добавлен на полях уже после того, как страница была написана:

Если они не опустились ниже определенного уровня. Fёa не может быть уничтожено, приведено к нулю или небытию, но неясно, что это значит. Так, Саурон, вероятно, пал за грань возрождения, хотя прежде восстанавливался. Видимо, "злой" дух зацикливается на какой-то страсти или цели, и, если он не раскаялся, то эта страсть действительно становится всем его существом. Но страсть может быть выше слабостей, и тогда будет невозможно вернуть кого-то от недостижимой цели к самому себе. В этом случае он навеки останется во власти бессильного желания или памяти о желании.

12) Ссылка на легенду о поражении, полученном Сауроном от Лучиэни и Хуана на острове Тол-ин-Гаурхот, где был заключен Верен (см. "Сильмариллион").

13) Ср. письмо отца (Letters ╧ 181, 1956):

В этом мифическом мире Эльфы и Люди схожи в своих воплощениях, но различны в отношениях своих "душ" к миру; каждое имеет свою цель и свою слабость. Эльфы представляли, так сказать, художественные, эстетические и чисто научные аспекты человеческой натуры, возведенные в степень, которой мы не наблюдаем в людях.

14) В авторском тайпскрипте "Истории Финвэ и Мириэль" Арда Искаженная переводится как Arda Hastaina. И в том, и в этом тексте вместо Arda Envinyanta первоначально было написано Arda Vincarna.

15) На тему текста в скобках смотри окончание "Законов и Обычаев Эльдар".

16) Три Темы Илуватара трактуются здесь, как одна тема, противостоящая Диссонансу Мелкора.

17) В письме от июля 1957 (Letters ╧ 200), он писал:

Прошу прощения, если все это выглядит мрачным и напыщенным, но я пытался "объяснить" образы и события мифологии. Естественно, первыми появляются предания. Но я думаю, это в некотором роде испытание согласованности мифологии, как таковой: поддается ли она разумному объяснению?


VIII

В последнем предложении версии A текста VII (стр. ХХ) отец написал, что эльфы верили, будто Моргот вывел орков "захватывая людей и эльфов" в первые дни их существования. По сравнению с "Анналами Амана" взгляды отца изменились. О теории происхождения орков в черновиках[1] того времени см. AAm ╖42-5 и ╖127. В окончательном варианте AAm:

Мудрые Эрессэа считали, что Квэнди, попавшие в руки Мелкора до падения Утумно, были ввергнуты в темницу и медленно, с помощью злых и жестоких искусств, были испорчены и порабощены. Так, одновременно завидуя Эльдар и издеваясь над ними, Мелкор вывел отвратительную расу Оркор, ставших впоследствии злейшими врагами эльфов. Ибо Оркор живут и размножаются подобно Детям Илуватара; ничего истинно своего, а не заимствованного, не смог создать Мелкор со времен своего восстания в Айнулиндалэ. Так говорят Мудрые.

На тайпскрипте AAm, напротив места, где говорится о происхождении орков, отец написал: "Изменить. Орки - не Эльфы!"

Данный текст, озаглавленный "ОРКИ" (большей частью записанный, "думая вслед за ручкой"), найден завернутым в газету 1959 года, как и Тексты III и VI. Подобно им, он написан на документах Мертонского колледжа от 1955: и, как Текст III, он имеет связи с "Беседами Финрода и Андрэт" (стр. X, XII).

ОРКИ

Требуется еще подумать над их сущностью и происхождением. Они не сразу поддаются связыванию с теорией и системой.

1) Как показывает случай с Ауле и гномами, творить независимых разумных существ мог лишь Эру. Но орки как независимы, так и разумны: они могут пытаться обмануть своего Владыку, восстать против него или осуждать его действия.

2) ?Следовательно, они должны быть искажением чего-то, что существовало раньше.

3) Однако, орки существовали еще до появления Людей. Ауле создал гномов без помощи своей памяти о Музыке; но Эру не мог одобрить работу Мелкора и дозволить независимость орков. (Были ли орки абсолютно неисправимы, или их можно было исцелить и этим "спасти"?)

Также ясно (см. "Финрод и Андрэт"), что, хотя Мелкор полностью перерождал и калечил личности, даже он не мог и мечтать о том, чтобы исказить целый народ или народы, а тем более сделать такое состояние наследуемым[2] [Добавлено позднее: Такое (возможно) дано лишь Эру.]

В таком случае, маловероятно, что исходной расой послужили эльфы. Бессмертны ли орки по эльфийскому подобию? А тролли? Во "Властелине Колец" вроде бы подразумевается, что они существовали сами по себе, но были "переделаны" Мелкором[3].

4) Что насчет разумных зверей и птиц, владеющих речью? Они были довольно бесцеремонно переняты из менее "серьезных" мифологий, но играют важную роль. Конечно, это непривычные исключения, но они являются одной из особенностей мира. Все остальные создания считают их естественными, если не обычными.

Но истинно "разумные" создания ("говорящие" народы) имеют гуманоидный облик. На Арде только Валар и Майар могут менять тело по своему желанию. Хуан и Соронтар могли бы быть Майар - посланцами Манвэ[4]. К сожалению, во "Властелине Колец" сказано, что Гваэхир и Ландровал являются потомками Соронтара[5].

В любом случае, возможно ли превращение хотя бы нескольких Майар в орков? Да: и вне Арды и на ней (до падения Утумно) Мелкор привлек к себе множество духов - великих, как Саурон, и меньших, таких, как Балроги. Самые слабые могли бы быть первобытными орками (более мощными и ужасными). Производя потомство, они (ср. Мелиан) [становились] все более "приземленными" и теряли способность возвращаться в состояние чистого Духа (хотя бы в обличье демона), пока их не освобождала смерть; кроме того, их сила заметно умалялась. Будучи убитыми, они (подобно Саурону) должны стать "проклятыми", то есть бессильными, бесконечно исчезающими: сохраняя ненависть, они не могут воплотить ее в реальное действие. (Такие духи, умершие в обличье орка и сильно ослабевшие, могли бы стать полтергейстом.)

Но предусмотрел ли Эру fёar для подобных созданий? Возможно - для Орлов и т.д. Но не для орков[6].

Лучше всего показать искажающую силу Мелкора, как берущую свое начало на уровне морали или теологии. Каждый, кто считает его своим Владыкой (и особенно тот, кто богохульно называет его Отцом или Создателем) скоро становится полностью искаженным, fёa в своем падении тащит за собой Hro"a в "Морготство": ненависть и разрушение. Что до эльфийского "бессмертия": на самом деле эльфы всего лишь жили чрезвычайно долгую жизнь, но постепенно физически "изнашивались", а их тела медленно слабели.

В общем: я думаю, следует признать, что речь не обязательно является признаком обладания "разумной душой" или fёa[7]. Орки были животными в гуманоидном облике (в насмешку над людьми и эльфами), преднамеренно приближенном к подобию людей. Их речь на самом деле была прокручиванием "записей", вложенных Мелкором. Даже осуждающие, повстанческие речи, - он знал о них. Мелкор научил их говору, и они унаследовали его, а их независимость от Хозяина была не большей, чем независимость собак или лошадей от человека. Их речь была по большей части звукоподражательной (как у попугаев). Во "Властелине Колец" сказано, что Саурон был вынужден изобрести для них язык[8]

То же самое можно сказать о Хуане и Орлах: Валар обучили их речи и подняли на более высокий уровень - но у них по-прежнему не было fёar.

Но, возможно, Финрод зашел слишком далеко в своем предположении, что Мелкор не мог полностью исказить никакую работу Эру, или что Илуватар обязательно должен нейтрализовать искажение или прекратить существование собственного творения лишь потому, что оно впало во зло[9].

Следовательно, наличие в орках эльфийской крови остается очень возможным[10]. Их даже могли скрещивать с животными (без потомства!), - а позднее с людьми. Тогда продолжительность жизни должна была уменьшиться. Умершие ушли к Мандосу, и будут пребывать в заключении до Конца.

Текст кончается здесь, но впоследствии отец добавил еще один отрывок. Слова, с которых он начинается, являются отсылкой к Тексту VI, "Мелкор Моргот" (стр.XII):

См. "Мелкор". Будет ясно, что воля орков, Балрогов и т.д. - всего лишь часть "рассеянной" мощи Мелкора. Их дух - дух ненависти. Но ненависть несогласованна (разве что из страха). Отсюда восстания и мятежи в кажущееся отсутствие Моргота. Орки суть животные, а Балроги - искаженные Майар. Также (NB!) Моргот, а не Саурон, стал источником воли орков. Саурон всего лишь один из слуг (пусть величайший). Орки могут восставать против него, не теряя своей неисправимой преданности злу (Морготу). Ауле хотел любви, но он, конечно, и не думал о рассеянии своей силы. Только Эру может давать любовь и независимость. Если это пытается сделать сотворец, он хочет абсолютной любящей покорности, но она оборачивается рабством робота и становится злом.


ПРИМЕЧАНИЯ

1) В длинном неотосланном письме к Питеру Хастингсу от сентября 1954 (Letters ╧153) отец ответил на вопрос о том, "могли ли орки иметь душу или дух" так:

...Поскольку в моем мифе в любом случае не обсуждается возможность передачи способности создания душ или духов, то есть чего-то, равного по уровню, если не по мощи Валар, то, по крайней мере, орков я представил, как реально живших существ, на которых Черный Властелин применил всю свою мощь, переделывая и искажая, но не создавая их. Могли быть и другие "творения", больше похожие на марионеток (правда, управляемых на расстоянии), наполненных волей и разумом создателя, или на муравьев под командованием своей королевы.

Выше в этом же письме он приводит слова Фродо в главе "Крепость Кирит Унгол": "Тень, что вывела их, только насмехается, она не может творить истинно новое. Я не думаю, что она дала жизнь оркам, скорее изломала и совратила их". Затем отец продолжает: "В легендах Древних Дней предполагается, что Дьявол поработил и исказил многих из числа первых эльфов...". Он также написал, что орки - "в основном раса 'воплощенных разумных' созданий".

2) В "Атрабет" Финрод говорит:

Но даже в ночи мы не верили, что Мелкор может превозмочь Детей Эру. Одного обманет, другого совратит; но изменить судьбу целого народа Детей, лишить их будущего! Если он делает это, несмотря на Эру, то гораздо более могуч и ужасен, чем мы себе представляли...

3) В Приложениях к "Властелину Колец" о троллях сказано:

В сумерках Древних Дней это были тупые и медлительные существа, владевшие речью не лучше зверей. Но Саурон использовал их, научив тому малому, что они способны были понять, и наполнил их разум злобой.

В длинном письме от сентября 1954, процитированном в примечании 1, он писал о них:

Насчет троллей я не уверен. Я думаю, что они просто "подделки", и поэтому (хотя здесь я, конечно, использую элементы старого варварского мифотворчества, которое не имеет развитой метафизики) при свете возвращаются в обычные каменные образы. Но кроме этих - довольно смешных, пусть диких, - Каменных, есть и другие породы троллей, у которых другое происхождение. Конечно... когда вы заставляете троллей говорить, вы даете им могущество, которое в нашем мире (возможно) означает наличие "души".

4) Внизу листа, содержавшего короткий Текст V (стр. XII), отец написал следующее, совершенно не имеющее отношения к теме Текста V:

Живое в Амане. Как Валар могли облекать себя в подобие Детей, так и многие из Майар принимали облик меньших живых форм, таких, как деревья, цветы, животные (Хуан).

5) "Это пришли Гваэхир, Повелитель Ветров, и брат его Ландровал, величайшие из Орлов Севера и самые могучие из наследников старого Торондора" (глава "Кормалленское Поле" в "Возвращении Короля").

6) Здесь есть примечание, которое начинается так: "Критика пунктов (1), (2), (3)", а затем очень неясно говорит о "последней битве и падении Барад-Дура" во "Властелине Колец". Судя по дальнейшему тексту, отец, возможно, имел в виду отрывок из главы "Роковая Гора":

Он отбросил все свои замыслы и сети страха и предательства, все интриги и войны. Дрожь прошла по его королевству; встрепенулись рабы, а полководцы остановившихся армий лишились направляющей воли и впали в отчаяние, ибо они были забыты.

Примечание продолжается:

Воля их была исчезающе мала, когда им не "уделял внимание" Саурон. Быть может, их обманы и восстания были не более тех, что доступны для собак и т.д.?

7) Ср. окончание письма, процитированного в примечании 3.

8) Приложение F(I) к "Властелину Колец": "Говорят, что Черное наречие изобрел Саурон в Темные Годы".

9) См. цитату из "Атрабет" в примечании 2. На самом деле Финрод не говорил последней части мнения, приписываемого ему здесь.

10) Утверждение, что "наличие в орках эльфийской крови остается очень возможным" выглядит противоречащим раннее выдвинутому тезису, что они не более чем "говорящие животные" без приведения новых соображений. В отрывке, добавленном в конце текста, еще раз повторяется мысль о том, что "орки суть животные".


IX

Еще одна (совершенно отдельная) заметка о происхождении орков, написанная в спешке карандашом, без какой-либо датировки.

Это предполагает (хоть и не точно), что орки - эльфийского происхождения. Об этом более ясно сказано в другом месте. Ясно одно: Мелкор не мог "создавать" живых "существ" с независимой волей.

Он (как и все "Первосотворенные", по их мерке, "духи") мог принимать телесное обличье. Кроме того, он (и они) мог подчинять разумы других творений, включая эльфов и людей, силой, страхом, обманом или внешним величием.

Эльфы издавна использовали слова с основой (o)rok для обозначения чего-либо, наводящего страх и/или ужас. Первоначально эта лексема должна была применяться как к "фантомам" (духам, принявшим видимую форму), так и к независимо существовавшим созданиям. Ее приложение (во всех эльфийских наречиях) к существам, зовущимся Орки (так я буду писать это слово в "Сильмариллионе") относится к более поздним временам.

Так как Мелкор не мог "создавать" независимые виды, но владел огромной силой совращения и искажения тех, кто пришел под его власть, происхождение орков может быть смешанным. Большинство из них и внешне и биологически были искажением эльфов (а позднее, возможно, и людей). Но среди них (в роли главарей и особых слуг и шпионов Мелкора) всегда должны были быть многочисленные совращенные малые духи, принявшие похожую телесную форму. (Они, видимо, выказывали ужасный демонический характер.)

Эльфы, наверное, относили "троллей" (в "Хоббите" и "Властелине Колец") к оркам по характеру и происхождению, но больше и медлительнее. Должно было быть очевидно, что они - искажения первобытных родов людей.

Внизу этой страницы отец написал: "смотри Приложения к "Властелину Колец", стр. 410". Это глава о троллях в Приложении F.

Выглядит возможным, что слова, открывающие эту заметку √ "Это предполагает (хоть и не точно), что орки - эльфийского происхождения" - на самом деле относятся к предыдущему Тексту VIII, где вначале он пишет: "маловероятно, что исходной расой послужили эльфы", но потом приходит к выводу, что "наличие в орках эльфийской крови остается очень возможным". Но если так, то следующие слова √ "Об этом подробнее ясно сказано в другом месте" должны относится к чему-то еще.

Теперь он отстаивает ранний взгляд (см. Текст VIII и примечание ╧1 к нему) на орков, как на искаженных эльфов, но замечает, что "позднее" некоторые, возможно, произошли из людей. Говоря это (судя по последнему абзацу и отсылке к Приложениям), он, кажется, имел в виду троллей, особенно Ологхай, больших троллей, появившихся в конце Третьей Эпохи (как утверждается в Приложении F): "Никто не сомневался, что вывел их Саурон, но не было известно, на каком материале. Некоторые считали, что это были не тролли, а гигантские орки, но Ологхаи телом и разумом были непохожи даже на самых больших орков, превосходя их размерами и силой".

Утверждение, что среди орков "должны были быть многочисленные совращенные малые духи, принявшие похожую телесную форму" появляется также в Тексте VIII (стр. ХХП): "Мелкор привлек к себе множество духов - великих, как Саурон, и меньших, таких, как Балроги. Самые слабые могли бы быть первобытными орками (более мощными и ужасными)".


Х

Теперь я даю текст другого рода, совершенно законченное эссе о происхождении орков. Необходимо пояснить некоторые связи текста.

Существует большая работа, которую я надеюсь опубликовать в "Истории Средиземья". Она озаглавлена Essekenta Eldarinwa или Квэнди и Эльдар. Это качественный тайпскрипт, сделанный на поздней машинке отца, есть как оригинал, так и копия. В обоих случаях ему предшествует рукописная страница, описывающая содержание работы:

Исследование происхождения Эльфийских имен для Эльфов и их кланов и родов; с Приложениями об их названиях для других Воплощенных: Людей, Гномов и Орков, а также с разбором Эльфийского языка, Квэнья, самими Эльфами; с замечаниями о "Языке Валар".

Вместе с приложениями Essekenta Eldarinwa составляет примерно пятьдесят печатных страниц и является чрезвычайно интересной работой, так как полностью закончена и ясна. К одной из титульных страниц отец дописал следующее:

К этому добавлен сокращенный текст O'sanwe-kenta или "Общения Мыслями", полное содержание которого Пенголод поместил в конце своего Lhammas, "Трактата о Языках".

Это отдельная работа на восьми печатных страницах, пронумерованная, но найденная вместе с копиями "Квэнди и Эльдар". Кроме того (об этом не сказано на титульных страницах), там же существует четырехстраничный тайпскрипт, озаглавленный "Орки"; именно его я даю здесь.

Все три элемента похожи, но "Орки" стоит несколько в стороне, поскольку в нем нет лингвистики. Ввиду этого, я счел резонным выделить его и опубликовать в этой книге вместе с другими размышлениями о происхождении орков, данными здесь, как Тексты VIII и IX.

Что до датировки, то одна из копий была завернута в газету от марта 1960 г. На ней отец написал "'Квэнди и Эльдар' с Приложениями"; ниже приведен список Приложений, причем все заглавия написаны одновременно, там присутствуют O'sanwe-kenta и "Происхождение Орков" (с другой копией дела обстоят точно также). Все материалы были закончены, когда их завернули в газету, и хотя, как всегда, ничто не дает полного terminus ad quem, вроде бы нет оснований сомневаться в датировке 1959-1960 гг.

Приложение C к "Квэнди и Эльдар", "Эльфийские названия для Орков", в основном затрагивает этимологию, но начинается следующими словами:

Здесь не место для обсуждения вопроса о происхождении орков. Их вывел Мелкор, и это было самым греховным и жалким его деянием на Арде, но не самым ужасным. В своей злобе он хотел видеть их насмешкой над Детьми Илуватара, полностью покорными его воле и взращенными в непримиримой ненависти к эльфам и людям.

Орки поздних войн (после побега Мелкора-Моргота и его возвращения в Средиземье) были не духами или фантомами, а живыми существами, которые владели речью и имели некоторые ремесла и организацию, или, по крайней мере, могли учиться этому у более развитых созданий или у своего Владыки. В спокойных условиях, они очень быстро разводились и размножались. Обсуждение абсолютного происхождения этой расы показывает, что встреча Квэнди с орками такого рода до знакомства с Оромэ и разделения Эльдар и Авари маловероятна.

Но известно, что Мелкор знал о Квэнди до начала войны с Валар, и радость эльфов в Средиземье уже была омрачена тенями страха. Ужасные создания начали охотиться вдоль границ эльфийских владений, и многие из Квэнди без вести пропадали во тьме. Многое из этих кошмаров могло быть фантомами и иллюзиями, но некоторые, вне всякого сомнения, были формами, принятыми слугами Мелкора, унижающими и оскорбляющими формы Детей. Ведь Мелкору служили многие Майар, которые (подобно своему Владыке) на Арде могли принимать зримые материальные обличья.

Без сомнения, от слов "Обсуждение абсолютного происхождения этой расы показывает, что встреча Квэнди с орками такого рода до знакомства с Оромэ и разделения Эльдар и Авари маловероятна" отец пришел к "обсуждению", следующему далее. Вы увидите, что один отрывок из первоначального утверждения был использован заново.

ОРКИ

О происхождении орков стоит поговорить. Некоторые зовут их Melkorohini, Дети Мелкора; но Мудрые говорят: рабы, а не дети, ибо Мелкор не имел детей[1]. Тем не менее, именно злоба Мелкора взрастила орков, чтобы они, полностью покорные его воле и наполненные непримиримой ненавистью к эльфам и людям, стали насмешкой над Детьми Эру.

Но орки поздних войн (после побега Мелкора-Моргота и его возвращения в Средиземье) были не духами или фантомами, а живыми существами, которые владели речью и имели некоторые ремесла и организацию; или, по крайней мере, могли учиться этому у более развитых созданий и у своего Владыки. В спокойных условиях они очень быстро разводились и размножались. Сколько можно понять из легенд, дошедших до нас от наших первых дней[2], Квэнди не встречали таких орков до прихода Оромэ на Куйвиэнен.

Те, кто считает, что орки были выведены из захваченных и искаженных Мелкором людей, утверждают, что Квэнди не могли знать об орках до Разделения и переселения Эльдар. Ибо, хотя время пробуждения людей неизвестно, самые ранние датировки помещают его незадолго до Великого Похода[3], что не дает уверенности в том, что люди не могли быть искажены в орков. С другой стороны, ясно, что вскоре после возвращения Моргот уже командовал большим количеством этих существ, с которыми он нападал на эльфов. И все-таки между его возвращением и этими первыми атаками остается слишком мало времени для выведения орков и перемещения их воинств на запад.

Таким образом, этот взгляд на происхождение орков сталкивается с хронологическими трудностями (в утешение людям). Тем не менее, он все же остается самым вероятным. Он согласуется со всем, что известно о Мелкоре и поведении орков - и людей. Мелкор не мог созидать живое, но был искусен в искажении того, что сделали другие, при условии подчинения этого. Если бы он попытался создать кого-то в насмешку над Воплощенными, то, подобно Ауле, он преуспел бы лишь в производстве марионеток: его создания действовали бы лишь под влиянием его воли и не сопротивлялись даже приказу о самоубийстве.

Но не таковы были орки. Они были полностью подчинены, но подчинены страхом, знали о нем и ненавидели его. Искажение довело их до безжалостности, и не было жестокого дела или греха, которого бы они не совершили; но искажены были независимые разумы, получающие удовольствие от своих деяний. Они действовали по своему усмотрению и совершали зло беспричинно, "из любви к предмету"; в отдалении от Моргота и его приближенных, они могли игнорировать приказы. Иногда они сражались [>они ненавидели друг друга и часто сражались] между собой в ущерб планам Мелкора.

Более того, орки продолжали жить, размножаться, опустошать и грабить после поражения Моргота. У них были и другие черты Воплощенных. Орки имели собственный язык и между собой говорили на разных диалектах, согласно различиям, заметным среди них. Они нуждались в пище, питье и отдыхе, хотя многие не хуже гномов выносили невзгоды. Их можно было убить, они могли заболеть; но даже без болезней они умирали и не были бессмертны, как Квэнди; продолжительность их жизни была сравнима со сроком людей высокой расы, например Эдайн.

Это последнее не было понято в Древние Дни. Ибо у Моргота было много слуг, старейшие и сильнейшие из которых были бессмертными, принадлежа к Майар; и эти духи зла, подобно своему Владыке, могли принимать видимые формы. Командующие орками часто входили в обличья своих подчиненных, увеличенные и более ужасные[4]. Вот почему рассказывают о Великих Орках или Орках-главарях, которых нельзя было убить, и они снова появлялись в битвах спустя срок, много превосходящий продолжительность жизни людей*12[5].

Наконец, имеется еще один пункт, хотя и слишком ужасный для того, чтобы говорить о нем. В свое время стало ясно, что под влиянием Моргота и его приближенных верящие в них люди в течение нескольких поколений могли деградировать в разуме и привычках почти до орков. И тогда их могли заставить спариваться с орками, производя новые породы, часто более могучие и хитрые. Несомненно, в Третью Эпоху Саруман снова открыл это, и жажда власти подвигла его на худшее из своих деяний: скрещивание орков и людей, порождение больших и хитрых человекоорков и ненадежных и подлых орколюдей.

Но даже в Древние Дни, когда никто и не подозревал об этом злодеянии Моргота, Мудрые всегда учили, что орки не "сделаны" Мелкором, и, следовательно, злы не изначально. Они могли стать неисправимыми (по крайней мере, силами эльфов и людей), но Закон распространялся и на них. Поэтому, хоть орки и были пальцами на руке Моргота, и с ними надлежало воевать не на жизнь, а на смерть, тем не менее, они не заслуживали применения к себе их собственной жестокости и вероломства. Пленных орков нельзя пытать, даже для получения сведений, необходимых для защиты домов эльфов и людей. Если орк сдавался и просил пощады, он должен был получить ее, все равно какой ценой*13. Таковы были поучения Мудрых, хотя среди ужасов Войны они не всегда соблюдались.

Несомненно, орки были рабами Моргота; исказившись, они почти потеряли возможность освободиться от господства его воли. До падения Ангбанда это давление было так велико, что когда он обращал к оркам свои мысли, они чувствовали этот "взгляд", где бы ни находились. А когда Моргота, наконец, извергли вовне Арды, оставшиеся на Западе орки раздробились, стали буквально слабоумными, и долгое время не имели ни власти, ни цели.

Это служение центральной воле, низведшее орков почти до муравьев, стало лучше всего заметно во Вторую и Третью Эпохи, под тиранией главного прислужника Моргота - Саурона. Он достиг даже большей власти над орками, нежели Моргот. Конечно, он действовал в меньших масштабах и не имел таких могущественных врагов, как Нолдор в Древние Дни. Зато от того времени он унаследовал множество трудностей, таких, как разнообразие орочьих пород и наречий, многочисленные междуусобицы; после падения Тангородрима, пока Саурон скрывался, во многих частях Средиземья орки преодолели свою беспомощность, основали собственные мелкие королевства и привыкли к независимости. Тем не менее, очень скоро Саурон объединил их на основе беспричинной ненависти к эльфам и людям; к тому же орки его личных обученных армий были настолько подчинены его воле, что могли без колебаний отдать жизнь по первому приказу своего Владыки*14. Кроме того, Саурон выказал немалое искусство в совращении людей, и приводил их под свои знамена, так что они шли с орками и соперничали с ними в жестокости и разрушении.

Чтобы решить проблему хронологии, вероятно, следует взглянуть на Саурона. Будучи изначально значительно слабее своего Повелителя, он остался менее испорченным. Он был хладнокровен и расчетлив. По крайней мере, в Древние Дни и раньше, когда Мелкор находился далеко, Саурон опускался до подражания своему хозяину, желая самому стать Владыкой Средиземья. Но пока Моргот держался, Саурон не искал власти себе, а работал над триумфом Мелкора, которому поклонился в Начале. Таким образом, он часто был в состоянии завершить то, что Мелкор задумал, но не сделал или не смог сделать в своей яростной нетерпеливости.

Итак, мы можем предположить, что идея выведения орков принадлежит Мелкору, вероятно, служа изначально не столько поставке слуг и пехоты для разрушительных войн, сколько осквернению Детей и богохульной насмешке над замыслом Эру. Однако детальное исполнение этого ужасного деяния было доверено искусным рукам Саурона. В таком случае, этот замысел берет свое начало глубоко во мраке разума Мелкора, хотя собственно выведение пришлось отложить до пробуждения Людей.

После пленения Мелкора Саурон бежал и скрылся в Средиземье. Так становится понятно, каким образом процесс выведения орков (несомненно, уже начавшийся) пошел с нарастающей скоростью, в то время как Нолдор обитали в Амане, так что, когда они возвратились, Средиземье уже кишело этой напастью на горе эльфов, людей и гномов. Кроме того, Саурон тайно восстановил Ангбанд в ожидании возвращения Повелителя[6]; темные подземелья были забиты ордами орков. Когда Мелкор, наконец, вернулся в облике Черного Врага Моргота, ему было, кого послать на разрушение всего, что еще оставалось чистым, И хотя Ангбанд пал, а Моргот извергнут, они все еще приходят из бессветных убежищ, и земля превращается в пепел под их безжалостными ногами.

Эта точка зрения отца может показаться окончательной. Орки были выведены из людей, и если "замысел берет свое начало глубоко во мраке разума Мелкора", то именно Саурон в эпохи заточения своего Хозяина воплотил в реальность те черные армии, которыми Моргот воспользовался после возвращения.

Но, как всегда, все не так просто. Вместе с копией тайпскрипта этого очерка находилось несколько рукописных страниц, для которых отец использовал чистые обратные стороны бумаг от издателей (датировано 10 ноября 1969). Эти страницы содержат два примечания к очерку "Орки": первое, обсуждающее написание слова орк, дано на этой странице; фраза, к которой относится второе, не указано, но, очевидно, это место на странице XXVI, где говорится о неизбежной "марионеточности" существ, созданных в одиночку кем-то из великих Сил. Предполагается, что это примечание должно было быть привязано к словам "Но не таковы были орки":

Орки, это верно, иногда кажутся низведенными до похожего состояния, хотя на самом деле здесь есть глубокое различие. Орки, длительное время жившие под непосредственным наблюдением воли Моргота - гарнизоны крепостей или те части армии, которых обучали для особых целей в его войне, действовали, подобно стаду, мгновенно (как один разум) повинуясь его командам, даже если было приказано пожертвовать собой на службе. Когда Моргот был, наконец, свергнут и изгнан, они беспомощно рассеялись, не желая ни бежать, ни сражаться и скоро погибли или перерезали друг друга.

Другие изначально независимые создания, в том числе Люди (но не Эльфы или Гномы), также могли быть низведены до такого состояния. Но "марионетки" без своей жизни или разума просто прекратили бы двигаться и вообще что-либо делать, когда воля их создателя исчезла. В любом случае, число орков, "поглощенных" до такой степени, всегда было лишь малой частью от общего числа. Содержание их в абсолютной покорности требовало большого расхода воли. Моргот, обладая огромной силой, все же не был беспределен; и столь велик был этот расход на орков и других, гораздо более могущественных созданий, что, в конце концов, такое рассеяние сил его разума сделало возможным его свержение. Таким образом, большая часть орков, хоть и выполняя приказы Моргота и находясь под тенью страха, лишь иногда удостаивалась его непосредственного интереса и внимания. В другое время они становились независимыми и осознавали его тиранию и свою ненависть к нему. Тогда они могли не подчиняться приказам или ввязываться в...

Здесь текст обрывается. Интересно, что черновик второго абзаца этого примечания (написанный на том же листке и датированный тем же днем) начинается так:

Но люди могли (и до сих пор могут) быть низведены до такого состояния. "Марионетки" просто прекратили бы двигаться и вообще жить, не будучи приводимы в движение прямой волей своего создателя. В любом случае, хотя число орков на пике могущества Моргота и даже после его возвращения из плена, кажется, было очень большим, подобным образом "поглощенные" всегда составляли лишь малую часть.

Слова, которые я выделил курсивом, отрицают основную концепцию очерка.

Следующее примечание гласит:

ОРКИ (Orcs)

Такое написание было взято из староанглийского языка. Слово само по себе казалось очень подходящим к моим существам. Но по значению староанглийское orc, насколько я знаю, не таково[7]. Кроме того, написание этого слова (в поздней, более организованной лингвистической среде) должно было быть формой Общей Речи от слова или группы слов с основой ork. На это накладываются трудности произношения в современном английском: становится необходимым прилагательное orc+ish*15, а оно нежелательно[8]. Во всех будущих публикациях я буду использовать написание ork.

В Тексте IX отец писал Orks и сообщал: "так я буду использовать это слово в "Сильмариллионе"". В данном очерке, очевидно, более позднем, чем Текст IX, появляется ores; но теперь (в 1969 или позже) он снова утверждает правильность написания Orks.


ПРИМЕЧАНИЯ

1) См. Текст VII - В одной из копий текста напротив этого предложения отец написал карандашом имена Erusзni r и Melkosзni.

2) "...легенд, дошедших до нас от наших первых дней": видимо, подразумевается, что это эльфийская рукопись. О Сауроне в дальнейшем говорится, как о чем-то, оставшемся в прошлом ("Это служение центральной воле... стало лучше всего заметно во Вторую и Третью Эпохи, под тиранией Саурона", стр.XXVI); но в последнем предложении орки все еще остаются напастью, терзающей мир.

3) Время Пробуждения Людей отодвинуто далеко в прошлое; ср. Текст II (стр.VI): "Поход Эльдар - через великие Дожди? Люди просыпаются на Острове среди вод"; "Приход Людей должен произойти значительно раньше"; "Люди проснулись, когда Мелкор еще присутствовал на Арде, поскольку он явился причиной их падения. Итак, это произошло во время Великого Похода" (см. стр. IX, примечание 14). Согласно хронологии "Анналов Амана" и "Серых Анналов", Великий Поход начался в 1105 Году Древ, а первые отряды Эльдар достигли берегов Великого Моря в 1125. Люди проснулись в Хильдориэне в год первого восхода Солнца, то есть, в 1500 Году Древ. Таким образом, если Пробуждение Людей переместить во времени даже в самый поздний период Великого Похода, то, следовательно, они пробудились на три с половиной тысячи солнечных лет раньше. См. также примечание 5 к Тексту XI.

4) Ср. Текст IX: "Но среди них (в роли главарей и особых слуг и шпионов Мелкора) всегда должны были быть многочисленные совращенные малые духи, принявшие похожую телесную форму"; также см. Текст VIII.

5) Примечание к этой фразе, утверждающее, что "имя Болдог, например, очень часто появляется в сказаниях о Войне" и, возможно, даже не было именем собственным, весьма любопытно. "Болдог" несколько раз появляется в "Лэ о Лэйтиан" в качестве имени главаря орков, возглавлявшего набег на Дориат; он также упоминается в ранней "Квэнта Нолдоринва", а более нигде. Я не знаю о других ссылках на орка по имени Болдог.

6) О позднем варианте (Ангбанд построен Мелкором в древние дни и отдан Саурону) смотри "Квэнта Сильмариллион". Там нет ссылок на восстановление Ангбанда в ожидании возвращения Моргота, но в рассказе о гибели Древ Моргот и Унголианта "приближались к руинам Ангбанда, где была его западная твердыня".

7) Значение примерно соответствует термину "демон".

8) Orcish произносилось бы ['о: si?]. Это слово пишется orkish, начиная с первой редакции "Властелина Колец".


XI

Этот завершающий текст, озаглавленный "Аман", является манускриптом, написанным без каких-либо сомнений и исправлений. Я счел его независимым эссе и поместил в конец, но, когда книга уже была окончена и подготовлена к публикации, понял, что на самом деле эта работа стоит рядом с "Атрабет Финрод ах Андрэт".

Рукопись открывается вводной частью (приведена в "Атрабет"), начинающейся с утверждения, что некоторые люди верили, будто их hro"ar не были изначально краткоживущими, но стали такими по вине Мелкора. Я не увидел значения нескольких строк наверху этой первой страницы "Атрабет", зачеркнутых отцом: они начинаются со слов "hro"a, оно будет жить, безмозглое тело, даже не зверь, а чудовище" и заканчиваются "смерть, со всем ее страданием и ужасом, вместе с Людьми войдет в сам Аман". Эта фраза точно соответствует окончанию данного текста, последняя страница которого начинается именно с такой сентенции.

Таким образом, ясно, что первоначально "Аман" входил в "Атрабет", но отец выделил его и выписал завершающую часть на отдельный лист. Возможно тогда же он дал оставшемуся ("Атрабет" и вводной части) название " О Смерти и Детях Эру, об Искажении Людей и Беседе Финрода и Андрэт"[1].

Возможно, лучше было бы поместить "Аман" вместе с "Атрабет" в Части Четвертой этой книги; но было уже поздно предпринимать такой переворот в структуре публикации, так что я оставил ее здесь.

АМАН

В Амане все иначе, чем в Средиземье. Обычаи похожи на эльфийские, так же как Эльфы более похожи на Валар и Майар, нежели Люди.

В Амане длина "года" такая же, какой она была для Квэнди. Но по другой причине. В Амане она была назначена Валар для их собственных целей и соотнесена с процессом, который может быть назван "Возрастание Арды". Ибо Аман находился в Арде и во времени Арды (которая не была вечной, Чистая или Искаженная). Поэтому Арда и все, что в ней, должны стареть, пусть медленно, продвигаясь от начала к завершению. Валар, видимо, осознавали это старение через определенные (не меньшие, чем известное значение[2]) промежутки времени (пропорциональные таким же промежуткам, назначенным всей Арде), которые они называли Годами.

Но сами Валар (и, в какой-то степени, Майар), могли жить с любой скоростью мысли и движения, выбранной или желаемой*16[3].

Таким образом, год Валар в Амане не был привязан к периодам "роста" лиц или вещей, обитавших там. Время в Амане было настоящим временем, а не просто способом восприятия. Если, скажем, в Средиземье, как части Арды, прошло сто лет, то те же сто лет пролетели в Амане, который так же является частью Арды. Однако, эльфийская скорость "роста" совпадала с мерами времени Валар*17, что позволило Стихиям поселить Эльдар в Амане. За один Год Валар Эльдар, обитавшие там, старились и развивались настолько же, насколько смертные за один год Средиземья. Следовательно, в хронологии событий Амана мы можем использовать Валианские меры времени[4], хотя нельзя забывать, что за такой "год" Эльдар могли наслаждаться таким количеством успехов и удовольствий, которого даже самый одаренный из Людей не мог бы достигнуть и за дюжину дюжин смертных лет[5]. Тем не менее, в Амане эльфы "старели" с той же скоростью, что и на заре их существования в Средиземье.

Но Эльдар не принадлежали Аману, который Валар создали не для них. До их прихода там обитали только Валар и их младший род - Майар. Однако для их нужд в Амане также находилось огромное количество разного рода созданий, лишенных fлar: животные или двигающиеся существа и неподвижные растения. Считается, что это были копии всех созданий, населяющих или населявших Землю[6], а также те, что были сделаны исключительно для Амана. И у каждого вида, как и на Земле, было свое естество и присущая ему скорость роста.

Но, поскольку Аман был создан для Валар, для их спокойствия и радости, тем созданиям, что были туда перенесены, выращены там или привнесены в Бытие с целью населения Амана, была дана такая скорость роста, что один год естественной жизни их видов в Средиземье стал Годом Валар в Амане.

Для Эльдар это стало источником радости. Ибо в Амане мир представлялся им таким же, как Людям на Земле, но без тени скорой смерти. В то время как на Земле все в сравнении с ними было быстротечным, легким на изменение, смерть и исчезновение, в Амане вещи были устойчивыми и не обманывали любовь своей смертностью. На Земле за три тысячи лет - время полного возрастания эльфа - поднялись и исчезли бы леса, изменился весь лик стран, и неисчислимое количество птиц и цветов родилось и умерло бы под кружащим Солнцем.

Но Аман не зря зовется Благословенным Королевством, и благословенность его проявилась в здоровье и радости. Ибо в Амане никто не испытывал болезней или беспорядка в себе; не было там разрушений и старения, более быстрого, чем медленное старение самой Арды. Так что все, что пришло к полноте формы и свойств, оставалось в этом состоянии, старея и уставая от жизни не больше, чем сами Валар. Такое благословение было даровано и Эльдар.

На земле Квэнди не болели, а здоровье их тел поддерживалось силой fёar долгожителей. Но тела, принадлежа к субстанции Арды, не были так устойчивы, как души; ибо долгая жизнь Квэнди в первую очередь - последствие их fёar, а "судьба" их была в том, чтобы оставаться с Ардой до конца. После того, как жизненные силы Hro"a достигали полного развертывания, оно начинало слабеть или уставать. Очень медленно, но явно для каждого из Квэнди. Некоторое время тело хранилось и защищалось обитающим в нем fёa, а затем жизнь начинала утекать, а страсть к физической жизни и ее радостям исчезала еще быстрее. Эльф начинал (как говорят теперь, ибо в Древние Дни это еще не было так заметно) "размываться", пока hroa не оставалось только в любви и памяти духа, что населял его.

Но в Амане, с тех пор, как благословение было возложено на Hro"ar Эльфов (как и на тела всех остальных), они старились только вместе с fёar. И Эльдар, что остались в Благословенном Королевстве, сохраняют полную силу и незамутненную мощь тела и духа, слившихся на эпохи вне нашего смертного понимания.


АМАН И СМЕРТНЫЕ ЛЮДИ[7]

Если так есть в Амане (или было до Изменения Мира), и у Эльдар там были здоровье и радость, то что можно сказать о Людях? Не ступала в Амане нога человека, по крайней мере, никто еще не возвращался оттуда; ибо Валар запретили это. Почему? Нуменорцам они говорили, что сделали это по причине запрета Эру на допуск Людей в Благословенное Королевство; и объявили также Стихии, что люди там будут не благословлены (как они сами себе представляли), но прокляты и "сгорят, как мотылек в пламени",

Мы можем лишь догадываться, что стоит за этими словами. Тем не менее, вопрос можно рассмотреть следующим образом. Не только Эру запрещал Валар такие попытки они не могли изменить природу Детей, "рок", назначенный им Эру, в который входит и скорость их роста (соотнесенная со всей жизнью Арды), и продолжительность жизни. Даже Эльдар в этом отношении остались прежними. Давайте предположим, что Валар допустили в Аман нескольких Атани, и там были рождены "смертные" дети, так же, как дети Эльдар. Тогда, хоть и находясь в Амане, смертный ребенок все равно достигнет зрелости приблизительно за двадцать Солнечных лет, и естественная продолжительность его жизни, период связанных вместе Hro"a и fёa, составит не больше, чем, скажем, сто лет. Никак не больше, несмотря на то, что он не будет испытывать ни болезней, ни тревог - ведь в Амане нет никакого зла. (Если только люди не принесут зло с собой, - а почему нет? Даже с Эльдар в Благословенное Королевство пришла частица Тени над Ардой, под которой они появились).

Но в Амане такое создание будет чем-то преходящим, самым мимолетным из всех живых существ. Ибо вся его жизнь продлится чуть больше полугода, и в то время как другие будут казаться ему неизменными, остающимися в жизни и радости с надеждой на бесчисленные незамутненные годы, он вырастет и уйдет - подобно тому, как на Земле трава поднимается по весне и жухнет в предзимье. И тогда он наполнится завистью, считая себя жертвой несправедливости, обделенным дарами, предоставленными всем остальным. Он не будет ценить то, что имеет, чувствуя себя среди самых низших существ. Скоро такой человек начнет презирать свой род и ненавидеть тех, кому дано больше. Никогда не покинет его страх своей быстрой смертности, своего жребия на Земле, в Арде Искаженной, но будет лежать на душе невыносимым бременем.

Любой может спросить: почему в Амане ему не будет дано благословение долгой жизни, как оно было дано Эльдар? На это должно ответить. Натура Эльдар отлична от человеческой. Эльфийское fёa обречено сопровождать этот мир до конца, а эльфийское Hro"a - нестареющее изначально. Так что fёa, в союзе с поддерживающим его и неустающим от земных радостей Hro"a, будет продолжать свое существование [sic!] . Многие Эльдар действительно сомневаются в том, что на них лежит какое-то особое благословение, кроме допуска их в Аман. Ибо они считают, что в возрастающей усталости их Hro"ar (в отличие от fёar - процесс, который не был заметен до поздних Эпох) виновато Искажение Арды, приход Тени и порча Мелкора, которая осквернила материю (hro"a)[8] Арды, если только не всего Эа. Так что в Амане эта слабость эльфийских Hro"ar попросту не развивалась в тамошнем здоровье и Свете Древ.

Но давайте предположим, что "благословение Амана" дано Людям*18. Что тогда? Будет ли это добром для них? Их тела все также будут быстро вырастать. Человек мог бы родиться и стать взрослым за одну седьмую часть года - за это время в Амане выводится и улетает из гнезда птица. Но затем птица не сгорит и не состарится, а будет жить, и радоваться этой жизни. А что с fёa этого человека? Его природу и судьбу не может изменить ни блаженство Амана, ни воля самого Манвэ. Эльдар говорят, что судьба людских fёar в руках Эру, и они должны не быть с Ардой, а оставить ее и уйти, возможно, обратно к Единому - уже для другого жребия, за пределами знаний и догадок Эльдар.

Очень скоро fёa и Hro"a Человека в Амане потеряют покой, разъединятся и станут противниками к великой боли обоих. Hro"a, наслаждаясь своей энергией и радостями жизни, будет цепляться за fёa - в страхе смерти; и против смерти Hro"a взбунтуется, подобно большому животному, убегающему от охотника, или в ярости оборачивающемуся против него. Но fёa будет, как бы пленена, все более и более уставая от наслаждений Hro"a, пока они не станут ей отвратительны, а затем даже то, что она еще получала через Hro"a и свои чувства, потеряет для нее всякое значение. Человек будет не благословлен, а проклят, а сам проклянет Валар, Аман и всю Арду. Он не покинет Аман по своей воле, ибо это будет означать быструю смерть, и ему придется продолжать мучить себя. Но к чему он придет, оставшись в Амане[9] до тех пор, пока Арда не переполнится и он не найдет покоя? Hro"a полностью подчинит себе fёa, и Человек превратится в зверя с мучающейся личностью внутри. Если fёa была сильной, она покинет Hro"a. Тогда случится одно из двух: либо все закончится ненавистью и жестокостью, Hro"a расколется и умрет во внезапной агонии, либо fёa с отвращением и без сожаления покинет Hro"a. А оно будет жить, безмозглое тело, настоящая работа Мелкора в сердце Амана, даже не зверь, а чудовище, которое сами Валар будут принуждены уничтожить.

Но все это лишь умствования и вопросы вроде "что, если...", ибо Эру и Валар под Его властью не дозволили Людям (таким, какие они есть)[10] обитать в Амане. Но, по крайней мере, уже можно видеть, что и там Люди не избегнут страха смерти, но будут гораздо больше и дольше подвержены ему. И более того, очень возможно, что смерть, со всем своим страданием и ужасом, вместе с Людьми войдет в сам Аман.

Отсюда "Аман", как он был первоначально написан (см. стр. XXVIII) продолжается словами "Теперь многие из людей полагают, что их Hro"ar по природе своей не краткоживущие", которые в свою очередь являются началом вводной части "Атрабет".


ПРИМЕЧАНИЯ

1) Номер III и название "Искажение Людей" (сохраняя все остальные титулы) было дано второй части, а "Аман" стал номером II. Рукопись номер I не найдена.

2) Далее будет видно, что в рамках трансформации "космогонического мифа" была введена новая концепция "Года Валар". Сложные вычисления Времени в "Анналах Амана" основывались на "цикле" Двух Древ, который прекратил свое существование в связи с суточным движением Солнца, пришедшего в Сущее, - это было "новое летосчисление". Но "Год Валар", следовательно, является "мерой осознания" течения Времени Арды, мерой, происшедшей из способности Валар воспринимать в таких промежутках процесс возрастания Арды от ее начала до конца. Смотри также примечание 5.

3) Отец вписал следующий отрывок ("Они могли мысленно двигаться...") среди основного текста рукописи, но мелким курсивом, а в книге я представил это в виде примечания, так же, как и следующий отрывок, который прерывает основной текст на словах "мерами времени Валар".

4) "Мы можем использовать Валианские меры времени": другими словами, старая структура дат в хрониках Амана может сохраниться, хотя значение этих дат в Средиземских промежутках времени будет совершенно другим. Смотри примечание 5.

5) Здесь мы можем наблюдать несоответствие между "Годами Валар" и "смертными годами". Сравни также "вся его жизнь продлится чуть больше полугода" (стр. XXXI), "Человек мог бы родиться и стать взрослым за одну седьмую часть года" (стр. ХХХII. В примечаниях (которые в этой книге не даны) отец на этой основе вычисляет время Пробуждения Людей и четко говорит, что 144 Солнечных Года равны одному Году Валар (на эту тему смотри Приложение D к "ВК": "Довольно ясно, что Эльдар в Средиземье... считали время долгими периодами, и Квэнийское слово yen... на самом деле означает 144 наших года"). Помещая это событие "после или во время взятия Утумно, Год Валар 1100", приходится продумывать гигантскую временную лакуну между "приходом" Людей и первым их появлением в Белерианде.

6) Об использовании слова "Земля", как антитезы Аману, весьма частому в этом Тексте, смотри мои комментарии к главе "Квэнта Сильмариллион" "О Сильмарилах и непокое Нолдор".

7) Подзаголовок "Аман и смертные люди" является позднейшим дополнением.

8) О таком использовании слова Hro"a см. Текст VII, стр. XVI: "...Hro"a , "плоть" или физическую материю Арды".

9) Этот отрывок, начиная с "Он не покинет Аман по своей воле...", является позднейшим добавлением. В первоначальном тексте после слов "всю Арду" сразу следует "Но к чему он придет...".

10) Слова "такими, какие они есть" являются позднейшим дополнением, как и те, что описаны в примечаниях 7 и 9.


ПРОИЗВЕДЕНИЯ ДЖ. Р. Р. ТОЛКИНА, УПОМИНАЮЩИЕСЯ В ТЕКСТЕ В СОКРАЩЕНИЯХ

AAm √ Annals of Aman, "Анналы Амана". Рукопись датируется первой половиной 50-х годов;

AAm* √ авторский тайпскрипт начала "Анналов Амана". Весьма отличается от первичной рукописи;

Ainulindalё C √ рукопись "Айнулиндалэ", переписанная с оригинала 30-х годов;

Ainulindalё C* √ авторский тайпскрипт, вносящий серьезные изменения в космологию. Датируется 1948 годом;

Ainulindalё D √ чистовая рукопись, окончательный вариант "Айнулиндалэ". Представляет собой переделанный вариант C;

Athrabeth Finrod ah Andreth √ "Беседы Финрода и Андрэт", "Атрабет";

Ambarkanta √ "Амабарканта", "Описание Мира";

BoLT √ Book of Lost Tales, "Книга Утраченных Сказаний"

UT √ Unfinished Tales of Numenor and Middle-Earth, "Неоконченные предания Нуменора и Средиземья".


Подстраничные примечания

*1 Примечание переводчика: Loremasters.

*2 Примечание: В природе Эа и Великой Повести заложено, что ничто не остается неизменным, а сущности кажущиеся или пытающиеся быть таковыми, в конце концов, начинают утомлять, и их более не любят или не замечают.

*3 Примечание переводчика: В современном английском языке слово Signifer не употребляется, но по латинскому корню его можно перевести, как "Знаконосный", ср. "Lucifer" √ "Светоносный".

*4 Машинописная копия

*5 Примечание: Одна из причин его самоослабления заключалась в том, что он давал своим "созданиям", оркам, Балрогам и т.д. силу восстановления и размножения. Таким образом, они могли без особых приказов подниматься на бой снова и снова. Часть изначальной творческой мощи Мелкора ушла на создание независимого зла, вышедшего из-под его прямого контроля.

*6 Примечание: Любое ограниченное создание имеет какую-то слабость, неадекватность в некоторых ситуациях. Это не грешно в тех случаях, когда создание делает все, что может (пусть даже и не то, что должно быть сделано) так, как видит это - с осознанным намерением послужить Эру.

*7 Примечание: Тулкас представляет хорошую сторону "насилия" в войне против зла. Это - бескомпромиссность, которая скорее пойдет на внешне "злые" действия (например, войну), чем на переговоры, и ни в каком приступе гордыни не думает, что кто-то, меньший, чем Эру, может изменить или переписать повесть Арды.

*8 Примечание: Если подобные вещи все-таки входили в сферу его внимания, он раздражался, ненавидя их, как исходящие не из его разума.

*9 Примечание без отсылки к конкретному месту текста: Поэтому больше всего он боялся "смерти" - разрушения принятой им телесной формы - и избегал любого воздействия на эту свою оболочку.

*10 Примечание: Но способность Саурона соблазнять души и даже ставить их себе на службу, была остатком того, что его первоначальное желание "править" действительно предусматривало хорошее благосостояние (особенно материальное) его "подданных".

*11 Примечание: ведь люди (и даже эльфы) склонны путать Бездну, как концепцию НеБытия вне Творения или Эа, с концепцией обширных пространств внутри Эа, особенно лежащих вокруг "Королевства Арда" (известного нам, как Солнечная Система).

*12 Примечание к тексту: Имя Болдог, например, очень часто появляется в сказаниях о Войне. Но возможно, что это было не имя личности, а титул или название рода созданий: Майар, принявших форму орков, лишь немногим слабее Балрогов.

*13 Примечание к тексту: В Древние Дни очень немногие орки сдавались, и никогда ни один орк не имел дела с эльфом. Моргот преуспел в убеждении орков в том, что эльфы еще более жестоки, чем сами орки и берут пленных лишь для "издевательств" или для поедания (ведь орки так и делали).

*14 Примечание к тексту: И все же в его власти был один неизбежный изъян. В королевстве ненависти и страха всегда доминирует ненависть. Орки ненавидели друг друга, и их нужно было постоянно держать в войне с каким-нибудь "врагом", чтобы не началась резня.

*15 Примечание переводчика: орк+ский.

*16 Они могли мысленно двигаться столь быстро, что тем, кто присутствовал при этом, казалось, что они не шелохнулись. Они могли полностью постигнуть прошлое; но будущее во Времени они могли понять лишь настолько, насколько его замысел был раскрыт им в Музыке, или насколько каждый из них был предназначен той или иной части творения Эру, будучи его посланником или СоТворцом. Но никто из Валар не мог предвидеть дел Детей, эльфов или людей, поскольку не принимал никакого участия в их появлении на Арде. В отношении Детей они могли только выводить вероятности, так же, как и сами Дети, хоть и при помощи гораздо более великих знаний фактов и соотношений событий прошлого и несравненных ума и мудрости. Всегда оставалась (да и сейчас остается) неуверенность в делах и словах эльфов и людей, которые будут иметь место в еще не наступившие времена.

*17 Не по замыслу Валар, но, конечно, и не случайно. Возможно, Эру, создавая суть Эльфов, Людей и их отношений друг к другу и к Валар, предопределил совпадение ритма "роста" Эльфов и Валианского восприятия развития и возрастания "Арды", с тем, чтобы Эльфы могли жить вместе с Валар и Майар. С тех пор, как Дети появились сначала в Музыке, а потом и в Видении, Валар многое знали о природе, назначенной Эльфам и Людям еще до их привнесения в Сущее. Они точно знали, что Эльфы должны быть "бессмертными" или весьма долгоживущими, а Люди - наоборот. Но, возможно, лишь во время пребывания Оромэ среди отцов Квэнди Валар окончательно поняли, как жизнь Эльфов сочетается с течением времени.

*18 Или (как считают некоторые из людей) что их hro"ar по природе своей не краткоживущие, но стали таковыми по вине Мелкора и вообще искажения Арды, а в Амане эта "рана" будет исцелена и избыта.

 


Новости | Кабинет | Каминный зал | Эсгарот | Палантир | Онтомолвище | Архивы | Пончик | Подшивка | Форум | Гостевая книга | Карта сайта | Кто есть кто | Поиск | Одинокая Башня | Кольцо | In Memoriam



Na pervuyu stranicy
Хранитель: Oumnique