Stolica.ruРеклама

Na pervuyu stranicu
Cabinet professoraCabinet Professora
  Annotirovanniy spisok razdelov sayta

Александр Голубин

ВВЕДЕНИЕ

Проблемы, возникающие перед тем, кто несет ответственность за рукописи умершего автора порой трудноразрешимы. Некоторые выборочно относятся к материалу, подходящему для опубликования, исключая, возможно, лишь практически законченные к моменту смерти автора произведения. Относительно незавершенных работ Дж. Р. Р. Толкиена это, на первый взгляд, правильно, так как он сам, будучи самым взыскательным критиком своего труда, даже и не думал о том, чтобы разрешить опубликовать даже самые полные главы этой книги без дальнейших исправлений.

С другой стороны, характер и объем его творчества, как мне кажется, ставят даже отвергнутые его истории в особое положение. Для меня не могло быть и речи о том, чтобы Сильмариллион остался неопубликованным, несмотря на его беспорядочное состояние, и известные, но в значительной мере неисполненные намерения отца переработать его; и в этом случае, после долгих колебаний, я предпочел представить работу не в форме исторического исследования, как сборник разрозненных текстов, связанных комментариями, а как сложную и связную систему. Рассказы в этой книге в этом смысле сильно отличаются: собранные вместе, они не составляют целого, и книга эта - не более, чем сборник рукописей, различных по форме, намерениям, завершенности и времени написания (и в степени моего собственного вмешательства), касающихся Нуменора и Средиземья. Но аргументы в пользу публикации, хотя и в меньшей степени, но повторяют те, которыми я оправдываю публикацию Сильмариллиона. Те, кто не отверг образы Мелькора и Унголиант, смотрящих вниз с вершины Хиарментира на "поля и пастбища Яванны в золоте пшеницы богов"; тень, отброшенную войском Финголфина, при первом восходе Луны на Западе; Берена, притаившегося в образе волка за троном Моргота; или свет Сильмарила, внезапно разогнавшего тьму Нелдорета - те найдут, что несовершенство формы в этих сказаниях перевешивается голосом (слышимым в последний раз) Гэндальфа, дразнящего надменного Сарумана на встрече Белого Совета в 2851 году, или описывающего в Минас Тирите после окончания Войны Кольца, как он послал гномов на прославленную вечеринку в Бэг-Энд; или появлением Ульмо Владыки Вод из океана в Виньямаре; Маблунгом из Дориата, прячущимся "как мышь" под обломками моста в Нарготронде; или смертью Исилдура, когда он выбирался из мутных вод Андуина.

Многое в этом сборнике - это детальная разработка того, о чем уже сказано более кратко, или в виде ссылки, где-то еще; и следует отметить теперь же, что многое в этой книге не будет оценено читателями Властелина Колец, которые считают историю Средиземья средством, а не целью, основой для повествования, а не его предназначением, и не желают далее исследовать эту историю ради самой истории, не желают знать, как были организованы Всадники Рохана, и оставили бы Дикий Народ леса Друадан точно там, где его нашли. Мой отец определенно не думал, что они ошибаются. В письме, написанном в марте 1955 года, перед публикацией третьего тома Властелина Колец он писал:

Хотел бы я, чтобы обещание о приложениях никогда не было дано! Ибо я считаю, что их появление в сокращенной и усеченной форме не удовлетворит никого; определенно, не меня; явно, согласно письмам (в ужасающем количестве), которые я получаю, не тех людей, которым нравятся подобные вещи - поразительно многих; в то время, как те, которые наслаждаются лишь "героической романтикой" в книге и считают "необъясненное" частью литературного эффекта, отвергнут приложения, и совершенно правильно.

Я вовсе не уверен теперь, что тенденция относиться ко всей вещи, как к своего рода громадной игре на самом деле хороша - явно не для меня, убедившегося, что такая вещь чересчур уж привлекательна. Я думаю, что это дань тому любопытному эффекту, что, когда повесть основана на очень тщательной и детальной проработке географии, хронологии и языка, то слишком многие будут требовать полной "информации" или "знаний".

В следующем году он писал в письме:

... в то время, как многие, как и вы, требуют карт, другим нужны геологические пометки, а не места; многие хотят эльфийскую грамматику, фонетику и слова; а некоторые - меры длины... Музыкантам нужны мелодии и ноты; археологам - керамика и металлургия; ботаники требуют более аккуратного описания мэллорна, эланора, нифредиля, альфирина, мэллоса и симбельминэ, историкам нужны детали социальной и политической структуры Гондора; и всем требуется информация о Кочевниках, Хараде, происхождении гномов, мертвецах, Беорнингах и пропавших двух волшебниках (из пяти).

Но какая бы точка зрения не была принята, для многих, как и для меня, есть значение, большее, чем просто узнавание любопытных деталей, что Веантур Нуменорец привел свой корабль "Энтулессе", "Возвращение", в Серый Гавани весной шестисотого года Второй Эпохи, что могила Элендила Высокого была помещена его сыном Исилдуром на вершине маяка Халифириен, что Темный Всадник, которого хоббиты видели в туманной тьме на другой стороне Бэкландской Переправы был Кхамул, глава призраков Кольца Дол Гулдура - или даже, что бездетность Тараннона, двенадцатого короля Гондора (факт, записанный в приложении к Властелину Колец) ассоциируется с таинственными до сих пор кошками королевы Берутиэль.

Создание книги давалось трудно, и результат - нечто сложное. Все рассказы "незакончены", но в большей или меньшей степени, и в разных смыслах этого слова, и требуют разного к себе отношения; ниже я скажу кое-что о каждом в свою очередь, а здесь лишь привлеку внимание к некоторым общим замечаниям.

Самое важное - это вопрос "совместимости", лучше всего видимый в части, озаглавленной "История Галадриэли и Келеборна". Это "Незаконченное Сказание" в большем смысле: не повествование, которое резко обрывается, как " О Туоре и его приходе в Гондолин", не набор фрагментов, как "Кирион и Эорл", а в первую очередь нить в истории Средиземья, которая так и не была нигде применена. Включение неопубликованных рассказов и набросков рассказов по этой теме немедленно влечет за собой принятие истории не как фиксированной, независимо существующей реальности, о которой автор "сообщает" (как переводчик и редактор), а как растущей и меняющейся концепции в его мыслях. Когда автор сам отказался от публикации своих работ, после того, как подверг их собственной детальной критике и сравнению, дальнейшие сведения о Средиземье их его неопубликованных трудов часто будут противоречить уже "известным"; и новые элементы, введенные в существующую систему взглядов будут значить меньше для самого изобретенного мира, чем для истории его изобретения. В этой книге я изначально принял, что будет так; и, за исключением небольших деталей, таких, как изменения в номенклатуре (где сохранение рукописного варианта привело бы к несоразмерной путанице или непропорциональному росту разъяснений), я не делал изменений ради совместимости с опубликованными работами, но наоборот, привлекал к ним внимание, благодаря конфликтам и вариациям. В этом смысле "Незаконченные сказания" существенным образом отличаются от Сильмариллиона, в котором первичной, хотя и не исключительной целью редактирования было достижение соответствия, как внутреннего, так и внешнего; и за исключением немногих специфичных случаев, я считал опубликованную форму Сильмариллиона точкой отсчета того же порядка, что и произведения, опубликованные моим отцом, не принимая во внимание многочисленные "неавторизованные" решения в пользу какого-либо варианта или версии.

Содержание книги полностью повествовательно (или описательно): я исключил все записи о Средиземье и Амане, имеющими в первую очередь философскую или спекулятивную природу, и если где-то такие темы время от времени поднимаются, я не обсуждаю их. Для удобства я разделил книгу на части, согласно первым Трем Эпохам Мира, хотя неизбежно некоторое наложение, как в легенде о Амроте и ее обсуждении в "Истории Галадриэли и Келеборна". Четвертая часть - это приложение, и может потребовать некоторых извинений в книге, названной "Неоконченные сказания", так как главы, которые она содержит - это общие и фрагментарные эссе без какого-либо элемента "рассказа". Часть о Друэдайн на самом деле появилась благодаря включению в нее рассказа "Верный камень", занимающему в ней малую часть; а эта глава позволила мне представить главы Истари и Палантири, так как они (особенно последняя) более других тем вызывают любопытство многих людей, и эта книга кажется удобным местом объяснить то, что может быть объяснено.

В некоторых местах может показаться чрезмерным изобилие сносок, однако вы увидите, что там, где их плотность наиболее высока (как в "Поражении в Ирисной Низине"), они принадлежат в основном не редактору, а автору, который в своих последних работах именно так компоновал материал, собирая несколько тем в одной главе с помощью перекрестных ссылок. В общем, я постарался ясно указать, что принадлежит редактору, а что нет. И из-за обилия авторского материала, данного в приложениях и сносках, я посчитал лучшим не ограничивать ссылки на страницы в индексе только самим текстом, а охватить всю книгу, за исключением введения.

Я подразумеваю везде, что читатель, со своей стороны, хорошо знаком с опубликованными работами моего отца (особенно с "Властелином Колец"), так как в противном случае пришлось бы резко увеличить редакторский элемент, которого и без того уже достаточно. Я, однако, включил краткие определения почти во все ссылки в индексе, в надежде избавить читателя от постоянных поисков в других книгах. Если же я был неточен в объяснениях, то "Полный справочник по Средиземью" Роберта Фостера, который я часто использовал, является потрясающим источником ссылок.

Ссылки на Сильмариллион относятся к изданию в твердой обложке; на Властелина Колец- по названию тома, книги и главы. Далее идут начальные библиографические сведения о каждой главе.

* * *
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
I
О Туоре и его приходе в Гондолин

Мой отец более чем однажды говорил, что "Падение Гондолина" было первым из сказаний о Первой Эпохе, и доказательства обратного не существует. В 1964 году в письме он пишет, что он придумал его "'из головы' во время лечения в армейском госпитале в 1917 году", а в другой раз он датировал это событие 1916 или 1916-1917 годами. В письме ко мне, написанном в 1944 году он сказал: "Я начал писать [Сильмариллион] в переполненных военных бараках, в шуме граммофонов": и действительно, несколько строк стихов, в которых появляются Семь Имен Гондолина начертаны на обороте документа "цепь ответственности в батальоне". Ранние рукописи все еще существуют и занимают две небольшие школьные тетради; записи сделаны карандашом, а затем, в основном по написанному, переписаны чернилами и сильно исправлены. На основе этого текста моя мать, по-видимому в 1917 году, сделала чистовую копию; но и она, в свою очередь, подверглась дальнейшему существенному исправлению, дату которого я не могу определить, но вероятно, в 1919-20 году, когда мой отец работал в Оксфорде в штате разработчиков до сих пор незавершенного Словаря. Весной 1920 года его пригласили прочитать доклад в Клубе Эссеистов [Essay Club] в его колледже (Эксетер); и он прочитал "Падение Гондолина". Заметки о том, что он намеревался сказать, представляя свое "эссе" не пропали. В них он просит прощения за то, что не смог приготовить критический доклад, и продолжает: "Таким образом, я должен прочитать что-либо уже написанное, и в отчаянии я обратился к этому Сказанию. До того оно, разумеется, нигде не звучало... Полный цикл событий в моем воображаемом Эльфинессе появился у меня в мыслях (или, скорее был сконструирован) некоторое время назад. Некоторые эпизоды я записал... Этот рассказ не лучший из них, но он был единственным отредактированным к тому времени, и хотя эта редакция была недостаточна, я рискнул прочитать его вслух."

Легенда о Туоре и Изгнанниках Гондолина (как озаглавлено "Падение Гондолина" в ранних MSS) оставалась неизменной много лет, хотя на некоторых стадиях, вероятно между 1926 и 1930 годами, мой отец написал краткую, более сжатую версию для Сильмариллиона (название, которое впервые случайно появилось в его письме в "Обсервер" 20 февраля 1938 года); и эта версия впоследствии была изменена для соответствия меняющимся концепциям других частей книги. Гораздо позднее он начал работать над полностью переделанным вариантом, озаглавленным "О Туоре и Падении Гондолина". По всей видимости, он был написан в 1951 году, когда Властелин Колец был завершен, но публикация была маловероятна. Глубокие изменения в стиле и намерениях, все же не затронули многие жизненно важные части истории, написанной в его юности, и "О Туоре и его Приходе в Гондолин" в подробных деталях описывает то, что составляет короткую 23 главу опубликованного Сильмариллиона; но, к огорчению, он закончил на приходе Туора и Воронве к последним вратам и взгляде Туора на Гондолин и долину Тумладен. О причинах этого ничего не известно.

Этот текст приведен здесь. Чтобы избежать неясностей, я озаглавил его "О Туоре и его Приходе в Гондолин", так как он ничего не говорит о падении города. Как всегда, в случае с работами моего отца, существуют варианты написанного, а один краткий отрывок (приближение и переход через реку Сирион Туора и Воронве) содержит противоречия; таким образом, необходима небольшая редакторская правка.

Замечателен факт, что единственное полное описание, сделанное отцом о пребывании Туора в Гондолине, его союзе с Идриль Келебриндал, рождении Эарендила, предательстве Маэглина, падении города и спасении изгнанников - история, которая была центральной в его картине Первой Эпохи - это рассказ, написанный в его юные годы. Однако не вызывает сомнения, что этот (выдающийся) рассказ не подходит для включения в эту книгу. Он написан в крайне архаичном стиле, применявшимся моим отцом в то время, и он неизбежно содержит концепции, несовместимые с миром опубликованных Сильмариллиона и Властелина Колец. Как и многое другое, он относится к ранней фазе мифологии, "Книге Утраченных Сказаний": самой по себе вполне значительной работе, представляющей интерес для интересующихся происхождением Средиземья, но требующей отдельного продолжительного изучения.

II
Легенда о детях Хурина

Развитие легенды о Турине Турамбаре в некоторых отношениях самый сложный и запутанный из всех элементов в истории Первой Эпохи. Как и рассказ о Туоре и Падении Гондолина, ее истоки лежат в самом начале, и она сохранилась в виде раннего прозаического рассказа (одного из "Утраченных Сказаний") и в виде длинной незаконченной поэмы. Но, в отличие от "полной версии" о Туоре, которая так и не была завершена, поздняя "полная версия" рассказа о Турине доведена отцом почти до завершения. Она названа Narn i Hоn Hurin и присутствует в этой книге.

Однако, есть большие различия в сюжете полного Narn по мере приближения повествования к совершенной или финальной форме. Заключительная часть (от Возвращения Турина в Дор-ломин до Смерти Турина) лишь незначительно затронута редактором; в то время, как первые главы (до ухода Турина из Дориата) потребовали большой переработки и выборки, а в некоторых местах - легкого сжатия, так как оригинальный текст разрознен и отрывочен. Но центральные главы (Турин среди изгнанников, смерть Белега от руки Турина и жизнь Турина в Нарготронде) представляла гораздо более сложную проблему для редактора. Narn здесь менее всего завершен, и местами превращается в наброски вероятного развития сюжета. Отец все еще разрабатывал эту часть, когда решил приостановить работу на ней, и краткой версии в Сильмариллионе пришлось подождать завершения работы над Narn. Работая над текстом для Сильмариллиона, я исходил, по необходимости, в основном именно из этих самых материалов, невероятно сложных в их различиях и взаимосвязи.

Для первой части центральной секции, начиная с пребывания Турина в жилище Мима на Амон Руд, я выбрал рассказ, в общем, соответствующий другим частям Narn, (с одним пропуском, см. стр. 1 и примечание 12); но далее (см. стр. 1) до прихода Турина к Иврин после падения Нарготронда он уже не подходил. Лакуны в Narn там очень велики, и могли быть заполнены только из опубликованного текста Сильмариллиона, но в приложении (со стр. 1) я поместил отдельные фрагменты из этой части проекта.

В третьей секции Narn (начиная с Возвращения Турина в Дор-ломин) по сравнению с Сильмариллионом, есть много похожих и даже одинаковых предложений, хотя в первой секции есть два больших фрагмента, которые я исключил из настоящего текста (см. стр. 1 и прим. 1, и 1 и прим. 2), так как они близки к опубликованному варианту Сильмариллиона. Эти перекрывания и взаимосвязи между двумя работами можно объяснить различным образом, с различных точек зрения. Отец любил пересказывать истории разными способами; но некоторые главы не требуют расширенного толкования в более полной версии, и их не нужно повторять ради самого повтора. С другой стороны, когда все еще расплывчато и до окончательного оформления повествования еще далеко, можно поместить один и тот же фрагмент в оба варианта. Но можно найти совершенно иное объяснение. Легенды, подобные легенде о Турине Турамбаре, давным-давно существовали в стихотворной форме - в данном случае это Narn i Hоn Hъrin поэта Дирхавеля - и фразы, даже целые отрывки из них (особенно в наиболее напряженные моменты, как например, обращение Турина к мечу перед смертью) сохраняются в неприкосновенности теми, кто позднее записывает историю Древних Дней (какой представляется Сильмариллион).

ЧАСТЬ ВТОРАЯ
I
Описание острова Нуменор

Хотя это скорее описание, чем рассказ, я все же включил кое-что из заметок отца о Нуменоре, особенно в части, касающейся природы Острова, так как это подходит и соответствует повести об Алдарионе и Эрендис. Эти заметки определенно существовали в 1965 году, и вероятно, были написаны незадолго до того.

Я перерисовал карту с небольшого наброска, единственного, как выяснилось, который отец делал для Нуменора. На рисунке приведены лишь имена и названия, имеющиеся в оригинале. Кроме того, оригинал показывает еще одну гавань на побережье Андуниэ, к западу от самого Андуниэ; название трудно прочитать, но наверняка это Альмайда. Это название, насколько я знаю, больше нигде не появлялось.

II
Алдарион и Эрендис

Эта история находилась в наименее завершенном состоянии из всех в этом сборнике, и местами требовала такой правки, что я сомневался, включать ли ее в эту книгу. Однако, она очень интересна, как единственная история (кроме анналов и хронологий), выжившая за долгие века Нуменора и пережившая его конец (Акаллабет), и, как история, уникальная по своему содержанию среди работ отца, она убедила меня, что будет ошибкой исключить ее из сборника "Незаконченных Сказаний".

Чтобы понять необходимость такого редакторского обращения, следует объяснить, что отец, придумывая рассказ, часто пользовался "набросками сюжета", обращая особо тщательное внимание на датировку событий, так что эти наброски имеют много общего с хронологией. В данном случае, есть не менее пяти таких схем, отличающихся в их полноте в различных точках, и нередко не согласующимися в целом и в деталях. Но эти схемы всегда имеют тенденцию превратиться в повествование, особенно путем введения прямой речи; и в пятом и последнем наброске сюжета о Алдарионе и Эрендис повествовательный элемент так силен, что текст занимает около шестидесяти рукописных страниц.

Это изменение от чисто хронологического стиля в настоящем времени до полностью повествовательного, очень постепенно, по мере того, как набросок создавался; и в начале истории мне пришлось многое переписать, в попытке достичь стилистической однородности. Мои изменения относятся только к стилю, и никогда не касаются намерений или не добавляют ничего нового.

Последняя "схема", текст, которому я следовал более других, озаглавлен Тень Тени: Легенда о жене моряка; и Легенда о Королеве-Пастушке. Рукопись резко обрывается, я не могу дать объяснения причины, почему отец забросил ее. Машинописный вариант был завершен в январе 1965 года. Также существуют две страницы машинописного текста, вероятно, самого последнего материала по этой теме; наверняка это начало того, что было бы законченной версией всей истории, это текст, приведенный на стр. 1-1 этой книги (где наброски наиболее скудны). Он озаглавлен Indis i Kiryamo "Жена моряка": легенда о древнем Нуменорэ, которая рассказывает о первых слухах о Тени.

В конце этого рассказа (стр. 1) я поместил такие слабые наметки, какие могут быть даны о дальнейшем продолжении сюжета.

III
Потомки Элроса: Короли Нуменора

Хотя по форме это чисто династические записи, я включил их сюда, так как это важный документ истории Второй Эпохи, и большая часть существующего материала, касающегося этой Эпохи употребляется в тексте и комментариях этой книги. Это чистовик рукописи, в которой даты рождения, смерти и правления королей и королев Нуменора были сильно, и временами неясно, изменены: я попытался дать самый последний вариант. В тексте есть несколько небольших хронологических загадок, но он также позволяет исправить некоторые явные ошибки а приложении к Властелину Колец.

Генеалогическая таблица ранних поколений линии Элроса собрана из нескольких пересекающихся таблиц, относящихся к периоду дискуссии о наследовании в Нуменоре (стр. 1), есть несколько различий в именах: так, Вардильме также приводится в форме Вардилие, а Явиен - как Явие. Варианты в таблице, как я думаю, более поздние.

IV
История Галадриэли и Келеборна

Эта часть книги отличается от остальных (за исключением четвертой части) в том, что это не один текст, а сборник очерков, объединенных ссылками. Такое действие было вызвано природой материала, так как в процессе работы стало ясно, что история Галадриэли может быть только историей изменения концепций моего отца, и "незаконченность" этой истории имеет другой характер, чем в случае обычных рассказов. Я ограничил себя в манере представления незавершенных работ отца, и воздерживаюсь от дискуссий по обширным вопросам, лежащим в основе, так как это может повлечь за собой рассмотрение отношений между эльфами и Валар, начиная с первого решения (описанного в Сильмариллионе) пригласить эльфов в Валинор, и много других вопросов, относительно написанного отцом, что выходит за рамки данной книги.

История Галадриэли и Келеборна так переплетена с другими легендами и историями - о Лотлориене и сильванских эльфах, Амроте и Нимродели, Келебримборе и изготовлении Колец Власти, войне против Саурона и вторжении Нуменорцев - что не может быть рассмотрена отдельно, и в итоге эта часть книги, вместе с пятью приложениями, содержать почти все неопубликованные материалы по истории Второй Эпохи в Средиземье (и обсуждение местами неизбежно касается Третьей). В Повести Лет в Приложении В к Властелину Колец сказано: "Это были темные годы для Людей в Средиземье, но годы славы Нуменора. Записи о событиях в Средиземье немногочисленны и кратки, и даты часто неопределенны." Но даже это немногое, пережившее "темные годы" изменялось по мере роста и изменения заинтересованности в нем отца; и я не пробовал сгладить несоответствия, а наоборот, указывал на них и привлекал к ним внимание.

На самом деле к различным версиям не всегда нужно относиться только как к вопросу о установлении приоритета в написании, и моего отца, как "автора" или "изобретателя" не всегда можно отличить от "переписчики" древних сказаний, существующих в разных формах, данных разными авторами в разное время (когда Фродо встретился с Галадриэлью в Лориэне, прошло более шестидесяти веков со времени ее перехода через Голубые горы из руин Белерианда). "Об этом разное говорят, но о том, что верно, могут сказать лишь Мудрые, которых теперь нет."

В последние свои году отец много писал о этимологии имен в Средиземье. В эти крайне разносторонние статьи включено многое из истории и легенд, но эти вставки только добавка к основному филологическому материалу, и для их представления здесь необходимо делать выжимки. Именно по этой причине эта часть книги в большей степени состоит из кратких цитат, а остальной близкий по теме материал помещен в Приложения.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
I
Поражение в Ирисной Низине

Это "поздний" рассказ √ то есть, при отсутствии точной даты создания, что он принадлежит к последнему периоду работы отца над Средиземьем, вместе со сказаниями "Кирион и Эорл", "Битва у Изенских Бродов", "Друэдайн" и филологическими статьями, цитируемыми в "Истории Галадриэли и Келеборна", а не ко времени публикации Властелина Колец и последующим за этим годам. Есть две версии: машинописный черновик всего рассказа (явно первая стадия работы), и чистовик, также машинописный, включающий много изменений, но обрывающийся на том, как Элендур уговаривает Исилдура бежать (стр. 1). Редакторская работа здесь невелика.

II
Кирион и Эорл и дружба Гондора и Рохана

Я отношу эти фрагменты к тому же периоду, что и "Поражение в Ирисной Низине", когда отец был очень занят ранней историей Гондора и Рохана; они несомненно должны были стать важной главой, развивающей сведения, приведенные в Приложении А к Властелину Колец. Материал находится на первой стадии композиции, очень разрознен, полон вариантов, часто сбивается на быструю скоропись, отчасти неразличимую.

III
Эреборское приключение

В 1964 году в письме отец писал:

Разумеется, между Хоббитом и Властелином Колец есть много связей, которые не были объяснены. В основном они были записаны или намечены, на вырезаны, чтобы облегчить лодку: такие, как разведывательные походы Гэндальфа, его отношения с Арагорном и Гондором; все перемещения Голлума, до того, как он нашел прибежище в Мории, и так далее. Я даже полностью записал все, что случилось перед тем, как Гэндальф навестил Бильбо и последовавшей за этим "Неожиданной вечеринкой", с точки зрения самого Гэндальфа. Это получилась беседа в Минас Тирите, как бы взгляд назад; но ее пришлось оставить, и лишь отчасти она присутствует в Приложении А стр. 374-76, хотя там выброшены трудности, которые Гэндальф испытал с Торином.

Этот рассказ Гэндальфа приведен здесь. Сложности с текстом описаны в приложении к рассказу, где я привел выдержки из более ранней версии.

IV
Охота за Кольцом

Есть много записей, относящихся к событиям 3018 года Третьей Эпохи, известных по Повести Лет и сообщениям Гэндальфа и остальных на совете у Элронда; это именно те записи, о которых говорится как о "намеченных" в только что процитированном письме. Я привожу их подл заголовком "Охота за Кольцом". Сами рукописи, находящиеся в полном беспорядке, что, в общем, не удивительно, достаточно описаны на стр. Ошибка! Закладка не определена.; но вопрос об их датировании (так как я считаю, что все они, в том числе и "Касательно Гэндальфа, Сарумана и Шира", приведенные в третьей части этой главы, принадлежат одному и тому же периоду), может быть упомянут здесь. Они сделаны после публикации Властелина Колец, так как есть ссылки на страницы опубликованного текста; но даты в них отличаются от тех, что даны в Повести Лет в Приложении В. Объяснение этому, очевидно в том, что они написаны после выхода первого тома, но перед выходом третьего, содержащего Приложения.

V
Битва у Изенских Бродов

Эта глава, вместе с заметками о военной организации Рохиррим и историей Изенгарда, приведенной в приложении к тесту, принадлежит к другим фрагментам анализа истории; в текстовом смысле она представляет сравнительно немного трудностей и является незаконченной в обычном смысле слова.

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ
I
Друэдайн

К концу жизни отец приоткрыл довольно много о Диком Народе леса Друадан в Анориэне и о статуях на дороге в Дунхарроу. Все это приведено здесь, с рассказом о Друэдайн в Белерианде в Первую Эпоху, и с историей "Верный Камень", взятой из длинной, отрывочной и незавершенной статьи, касающейся в основном взаимосвязи языков в Средиземье. Как можно увидеть, Друэдайн отнесены дальше в прошлое в истории ранних эпох, но об этом ни слова не сказано в опубликованном Сильмариллионе.

II
Истари

Вскоре после принятия Властелина Колец к публикации было решено, что в конце третьего тома должен быть индекс, над которым отец начал работу летом 1954 года, после того, как первые два тома начали печатать. Он писал об этом в 1956 году в письме: "Будет сделан индекс имен, и по этимологическим соображениям, он будет содержать довольно большой эльфийский словарь... Я работал над ним несколько месяцев, и проиндексировал первые два тома (в этом основная причина задержки третьего тома), пока не стало ясно, что размер и цена будут разорительны."

В результате индекса к Властелину Колец не было до второго издания в 1966 году, но черновики отца сохранились. Оттуда я взял план своего индекса к Сильмариллиону, с переводом имен и названий и некоторыми "определениями". Оттуда же появилась и "статья об Истари", которой открывается эта глава книги √ не характерная запись в оригинальном индексе по длине, но обычная для манеры, в которой работал отец.

Для других цитат в этой части я привел какую только возможно датировку в самом тексте.

III
Палантири

Для второго издания Властелина Колец (1966) отец сделал существенные изменения в тексте Двух Твердынь, III 11 "Палантир" (трехтомное издание в твердой обложке, стр. 203), и по той же теме, в тексте Возвращения Короля, V 7 "Костер Денетора" (та же редакция, стр. 132), хотя эти изменения не были вставлены в текст до переиздания измененного варианта (1967). Глава этой книги взята из записей, относящихся к этому переизданию, я просто собрал их вместе.

* * *
Карта Средиземья

Первым моим намерением было включить в эту книгу карты, приведенные во Властелине Колец с добавлением в них поздних названий; но после размышлений, я посчитал лучшим скопировать мою старую карту и исправить в ней несколько небольших дефектов (исправить большие было выше моих возможностей). Таким образом, я перерисовал ее начисто, снова в масштабе в половину меньше (то есть, новая карта была в половину меньше, чем изданная карта). Прорисована меньшая область, хотя единственными потерями были Гавани Умбара и Мыс Форошель [1]. Это позволило увеличить размер букв и добавило ясности.

Все самые важные названия мест, имеющиеся в этой книге, но не во Властелине Колец, включены в карту, такие, как Лонд Даер, Друвайт Иаур, Эдхеллонд, Ущелья, Грейлин; и также некоторые другие, которые должны были, или могли быть показаны на оригинальной карте, такие, как реки Харнен и Карнен, Аннуминас, Истфолд, Вестфолд, Ангмарские горы. Ошибочное включение одного только Рудаура исправлено добавкой Кардолана и Артедайна, и я изобразил маленький остров Химлинг у северо-западного побережья, который был показан на одном из отцовских набросков карт и на моем собственном черновике. Химлинг √ это ранняя форма Химринг (высокий холм, на котором стояла крепость Маэглина, сына Феанора в Сильмариллионе), и хотя об это факте нигде не говорится, ясно, что вершина холма Химринг поднималась над водами, затопившими Белерианд. Несколько к западу есть остров, названные Тол Фуин, являющийся самой высокой точкой Таур-ну-Фуин. В общем, но не во всех случаях, я предпочитал синдарские названия (если они известны), но я использовал и переводы названий, когда они были чаще употребимы. Нужно заметить, что "Северные Пустоши", помеченные на верху моей оригинальной карты, должны были быть эквивалентом слова Фородвайт.[2]

Я посчитал нужным пометить всю Великую Дорогу, связывающую Арнор и Гондор, хотя между Эдорасом и Бродами через Изен она лишь подразумевается (как и точное расположение Лонд Даера и Эдхеллонда).

Наконец, хочу указать, что точное сохранение стиля и деталей (кроме номенклатуры и шрифта) карты, которую я нарисовал в спешке двадцать пять лет назад, не доказывает ни в коей мере ее совершенство или превосходство. Я долго сожалел, что отец не заменил ее своими собственными набросками. Однако, вышло так, что со всеми ее недостатками и странностями она стала "Картой", и сам отец в последствии всегда использовал ее как основу (хотя и часто замечал ее несовершенство). Различные наброски, которые он делал, и из которых появилась моя карта, теперь история написания Властелина Колец. Я решил, таким образом, что будет лучше, раз уж мой вклад в эту историю увеличился, оставить мой исходный вариант, так как он представляет структуру творения моего отца с достаточной точностью.


Пpимечания

[1] Я почти не сомневался, что воды, обозначенные на моей оригинальной карте как "Ледяной залив Форошель" на самом деле лишь малая часть Залива (ссылка на который есть во Властелине Колец, Приложение А I iii, как на "обширный"), который простирается гораздо дальше на северо-восток: его северный и западный берега образуют большой Мыс Форошель, кончик которого, безымянный, обозначен на моей оригинальной карте. На одном из набросков северного побережья Средиземья, сделанных отцом, он показан вытянувшимся с Мыса по большой кривой с востока на север и восток, и самая северная точка находится на расстоянии 700 миль от Карн Дума.

[2] Фородвайт лишь раз появляется во Властелине Колец (Приложение A I iii) и там же есть ссылка на древних обитателей Северных Земель, потомками которых являются Ледяные Люди Форошеля; но синдарское слово (г)вайт используется как для области, так и для народа, населяющего ее (ср. Энедвайт). На одном из отцовских набросков карт Фородвайт явно соответствует названию "Северные Пустоши", а на другом он переведен как "Северная земля".


Комментарий Oumnique: Word-версию этого текста можно найти на сайте http://attend.to/tolkien.

 


Новости | Кабинет | Каминный зал | Эсгарот | Палантир | Онтомолвище | Архивы | Пончик | Подшивка | Форум | Гостевая книга | Карта сайта | Кто есть кто | Поиск | Одинокая Башня | Кольцо | In Memoriam



Na pervuyu stranicy
Хранитель: Oumnique