Stolica.ruРеклама

Na pervuyu stranicu
Cabinet professoraCabinet Professora
  Annotirovanniy spisok razdelov sayta

А.Гридин

Музыка Айнур

Первоначальный, поспешно набросанный карандашом и многократно исправленный текст "Музыки Айнур" до сих пор существует на разрозненных листках, собранных под обложкой записной книжки, которая содержит более полный и гораздо более близкий к окончательному текст, написанный чернилами. Эта вторая версия, тем не менее, близка в основе своей к первой и в основном исправляет ее путем добавлений. Текст, данный здесь - второй вариант, но отрывки, где два текста заметно отличаются, снабжены примечания (некоторые расхождения между двумя текстами имеют, по моему мнению, большое значение). Из отрывков первого наброска, данных в примечаниях, будет видно, что множественное число было сначала Айну, а не Айнур, и что Илуватар был первоначально Илу (но в наброске так же встречается Илуватар).

Тогда сказал Румиль:

"Слушай теперь то, чего еще не слышали среди людей, да и Эльфы редко говорят об этом: еще Манве Сулимо, повелитель Эльфов и Людей, нашептал это предкам моего отца в глубинах времени [1]. Узри, Илуватар обитает один. До всего прочего он впел в бытие первыми Айнур, и их сила - величайшая, и так же велик блеск его творений в мире и вне его. С тех пор он создал им обитель в пустоте и жил среди них, обучая их всему, и самым великим из этого всего была музыка.

Он мог говорить, предлагая им темы песни и радостного гимна, показывая много из того величия, что создал он в своем разуме и сердце, и они могли теперь создавать для него музыку, и голоса их инструментов величественно раздавались у его трона.

Со временем Илуватар предложил Айнур величественный замысел своей души, открывая историю, с безбрежностью и величием которой никогда не сравнилось бы что-либо другое, что создал он ранее, и блеск ее начала и величие ее конца поразили Айнур так, что они преклонились пред Илуватаром и были безмолвны.

Затем сказал Илуватар: "История, что разложил я перед вами, и тот великий прекрасный мир, который я описал вам как место, где может быть развернута вся эта история, существует сейчас только в наброске. Я не заполнил всех пустых мест, а также не рассказал я вам о всех украшениях и прекрасных и утонченных вещах, которыми полнится мой замысел. И таково теперь мое желание - чтобы создали вы из этой темы великую и блестящую музыку и пение; и (видя то, что я научил вас многому, и Тайный Огонь ярко пламенеет в вас) [2], чтобы вы упражняли мысли и силы свои в украшении этой темы вашими собственными замыслами и выдумками. А я сяду и послушаю и буду счастлив, что посредством вашим я создал столько много красот, что войдут в Песню". Затем те, кто играл на арфах, и те, кто играл на лютнях, и те, кто играл на флейтах, и те, кто играл на свирелях, органы и бесчисленные хоры Айнур начали преобразовывать тему Илуватара в великую музыку; и рос звук, что состоял из могучих мелодий, изменявшихся и переплетавшихся, смешивавшихся и растворявшихся в громе гармоний, более величественных, нежели грохот великих морей, до тех пор, пока обители Илуватара и Айнур не были с избытком наполнены музыкой, и эхом музыки, и эхом эха музыки, которое потекло даже во мрак и в далекие пустые пространства. Не было раньше, да и не было с тех пор такой музыки с неизмеримой безбрежностью величия; хотя и сказано, что более величественная будет сплетена пред троном Илуватара хорами Айнур и сыновей Людей после Великого Конца. Тогда величественные темы Илуватара будут сыграны правильно; ибо тогда поймут Айнур и люди его замысел и его сердце настолько, насколько это возможно, и все его намерения.

Но пока сидел и молчал Илуватар, и долгое время все казалось ему хорошим, ибо мало изъянов было в музыке, и казалось ему, что многому научились Айнур, и научились хорошо. Но, по мере развития Великой Темы, пришло в сердце Мелько желание переплести с музыкой замыслы своего тщеславного воображения, которые не соответствовали великой теме Илуватара. В то время среди Айнур Мелько получил несколько великих даров силы, и мудрости, и знания от Илуватара; и он часто путешествовал один по темным местам и в пустоте, ища Тайный Огонь, который дарует Жизнь и Реальность (ибо жарко пылала в нем жажда привести в бытие собственные замыслы); но до сих пор не нашел он его, ибо был тот у Илуватара, и не знал он того до времени, что наступит в будущем [3].

Там, тем не менее, впал он в обдумывание своих собственных глубоких коварных мыслей, которых не показывал он даже Илуватару. Некоторые из этих выдумок и воображений вплел он теперь в музыку, и тотчас грубость и разногласие возросли вокруг него, и многие из тех, что играли подле него, были заглушены, и музыка их притихла, а мысли их не находили законченности и ясности, в то время, как многие другие начали настраивать свою музыку в такт музыке Мелько, а не той великой теме, с которой начали.

Таким образом, Мелько распространялся, омрачая музыку, ибо эти мысли пришли к нему от внешней темноты, куда еще не направил Илуватар свет своего лица; и из-за того, что его тайные мысли не были в родстве с красотой замысла Илуватара, гармонии его были искажены и уничтожены. Все еще сидел и слушал Илуватар, пока не достигла музыка глубин уныния и уродства невообразимого; тогда улыбнулся он печально и воздел свою левую руку, и немедленно, хотя никто и не знал - как, поднялась среди шума новая тема, похожая, и в то же время - непохожая на первую, и она набирала мощь и красоту. Но диссонанс и шум, что поднял Мелько, вызвали сумятицу, что обратилась против нее, и была война звука, и превратилось все в резкий звон, где мало что можно было разобрать.

Тогда воздел Илуватар свою правую руку, и не улыбался он более, но плакал; и узрите третью тему, и не была она похожа на остальные, разрастаясь среди смятения, пока не стало казаться, что две музыки одновременно развиваются у ног Илуватара, и были они совершенно различными. Одна была великой, и глубокой, и прекрасной, но смешивалась она с неутолимой печалью, в то время, как возросла теперь другая до единения и согласия с самой собой, но была она громкой, и тщеславной, и надменной, издавая резкие триумфальные звуки против другой, словно бы желая затопить ее, но лишь шумела все еще более ужасающе, находя себя не более чем в каком-то добавлении и созвучии со своим соперником.

В центре этой борьбы эха задрожали вскоре залы Илуватара, и дрожь пробежала по темным местам. Илуватар воздел обе свои руки, и на одном неизмеримом аккорде, глубже, чем небесный свод, более величественном, чем солнце, и пронизывающем подобно свету очей Илуватара, музыка эта загремела - и прекратилась.

Тогда сказал Илуватар: "Могучи Айнур и величественны, и среди них Мелько - наиболее искушенный в знаниях, но то, что может он знать, и все Айнур с ним - то, что я - Илуватар: то, что пели вы и играли, смотрите! я тому причина - не для того, чтобы создали вы музыку здесь, для меня, и развлечение для вас, но скорее для того, чтобы обрела музыка форму и реальность, как имеете их вы, Айнур, которых я создал сам, чтобы существовали они в реальности Илуватара. Может быть, полюблю я то, что пришло от моей песни, так, как люблю я Айнур, что произошли от моей мысли [4], и даже больше. Ты, Мелько, должен увидеть, что ни одна тема не может быть сыграна, не происходя, в конце концов, от самого Илуватара, и никто не может изменить музыку, не смотря на Илуватара. Тот, кто попытается, обнаружит, в итоге, что помогает мне в создании чего-либо еще более великого и еще более сложного и чудесного: - ибо смотрите! посредством Мелько страх, подобный огню, и горе, подобное темным водам, уродство, подобное грому, и зло, так же удаленное от света моего, как и самые дальние темные места, пришли в замысел, что я открыл пред вами. Его посредством боль и несчастье созданы были в шуме оглушающей музыки; а в неразберихе звуков - жестокость, и хищничество и тьма: отвратительные болота и гниение мыслей либо вещей, сырые туманы и буйное пламя, беспощадный холод были рождены, и безнадежная смерть. Все это - посредством его - но не от него; и они увидит, и вы все - тоже, и даже те создания, что должны теперь жить среди его зла и терпеть несчастья и горе, ужас и злобу Мелько, объявят в конце, что это только способствовало моему величию и лишь сделало тему еще более достойной того, чтобы она была услышана, Жизнь сделала более достойной жизни, а Мир - еще более прекрасным и чудесным, так что из всех деяний Илуватара назван будет он величественнейшим и прекраснейшим".

Тогда испугались Айнур и не поняли всего того, что было сказано, и переполнен стыдом был Мелько и гневом от этого стыда; но Илуватар, видя, что изумлены они, поднялся в блеске и вышел из обители своей, миновал те прекрасные места, что были созданы им для Айнур, вышел в темные места; и он предложил Айнур следовать за ним.

Теперь, когда достигли они центра пустоты, они узрели чудесное видение огромной красоты там, где до того была лишь пустота; Но Илуватар сказал: "Узрите свое пение и свою музыку! Тогда, когда играли вы по моей воле, музыка принимала форму, и смотрите! даже теперь раскрывается этот мир, и история его начинается, подобно моей теме в ваших руках. Каждый найдет здесь содержавшиеся в моем замысле украшения и приукрашенья, которые он сам придумал; более того, даже Мелько обнаружит здесь то, что думал замыслить своим собственным сердцем, вне гармонии с моей мыслью, и найдет он это не более чем частью целого и вкладом в его величие. Лишь одно добавил я, огонь, что дает Жизнь и Реальность - и узрите, Тайный огонь пылает в сердце мира".

Затем Айнур удивились, видя, как мир кружится посреди пустоты - и уже отдельно от нее; и они радовались, видя свет, и им казалось, что был он одновременно белым и золотым, и они смеялись, любуясь красками, и они были переполнены страстным желанием великого грохота океана. Их сердца счастливы были из-за воздуха и ветров и всего того, из чего была создана Земля - железо, и камень, и серебро, и золото, и много элементов: но из них всех вода была признана прекраснейшей и самой величественной, и наиболее восхваляемой. Действительно, живет еще в воде эхо Музыки Айнур, более глубоко, нежели в любой другой стихии, что только есть в мире, и в один из этих последних дней Сыновья Людей будут ненасытно слушать голос Моря, и долго они не будут знать, что слышат.

Знай тогда, что вода была более всего частью мечты и выдумки Улмо, Айну, которого Илуватар глубже других обучил глубине Музыки; в то же время воздух и ветры и небеса небесного свода придумал Манве Сулимо, величайший и самый доблестный из Айнур. Землю и большинство из ее важнейших элементов придумал Ауле, которого Илуватар обучил мудрости вряд ли меньшей, чем Мелько, хотя много было такого, что было не от него [5].

В то время заговорил Илуватар с Улмо и сказал: "Не видишь ли ты, как Мелько подумал о жестоких холодах без умеренности, но не уничтожил красоты твоих хрустальных вод и всех твоих прозрачных озер. Даже там, где он думал, что завоевал все, смотри - был создан снег, и мороз отделал его изысканную работу; лед одел его замки величием".

Снова сказал Илуватар: "Мелько придумал чрезмерную жару и огни без ограничения, но не высушил еще твоей жажды, не заглушил окончательно музыки морей. Лучше узри теперь высоту и величие облаков и волшебство, что живет в туманах и паре, послушай шепот дождей над землей".

Тогда сказал Улмо: "Воистину, вода сейчас прекраснее, нежели мои самые лучшие замыслы. Красота снега выходит за пределы моих самых тайных мыслей, и если есть там немного музыки, то дождь, конечно, прекрасен, и в нем есть музыка, что наполняет мое сердце, я так счастлив, что мои уши нашли ее, хотя печаль ее - из самых печальнейших. Смотри! Я пойду искать Сулимо ветров и воздуха, и я и он всегда будем играть мелодии для твоего величия т радости".

В то время Манве и Улмо были величайшими друзьями и союзниками почти во всех последующих деяниях.[6]

В то время, когда Илуватар говорил с Улмо, Айнур увидели, как раскрывается мир, и что история, которую предложил им Илуватар как великую музыку, уже заканчивается. И именно из-за общих воспоминания о речах Илуватара и знания, быть может, несовершенного, которое каждый получил от своей музыки, Айнур знают так много о будущем, что немногое было не предвидено ими - есть еще кое-что, что скрыто от них [7]. Так что Айнур смотрели; задолго до прихода Людей - более того, кто не знает, что до того, как появились Эльфы и спели свою первую песню и создали первый из драгоценных камней, и Илуватар и Айнур видели в них чрезвычайную красоту, до этого прошли бессчетные эпохи - рос между ними спор, так влюблены они были в величие мира, на который они смотрели, и так очарованы историей, раскрытой перед ними, и красота мира была лишь фоном и сценой для нее.

В конце было так, что некоторые до сих пор пребывают с Илуватаром за пределами мира - а были это, в основном, те, кто погрузился в игру с мыслями и планами Илуватара и желал только работать с ними, украшать их, не добавляя от себя; но некоторые другие, а среди них - многие из самых прекрасных и мудрейших из Айнур, страстно желали оставить Илуватара, чтобы обитать в мире. Ибо сказали они: "Мы бы хранили то прекрасное, что было в наших мечтах, то из мощи твоей, что теперь обрело реальность и великую красоту; и мы бы научили и Эльфов, и Людей чудесам и тому, как использовать все это, когда придет время, когда они появятся на Земле по твоему намерению, сначала Эльфы, и, наконец, праотцы Людей". И Мелько притворился, что желает он обуздать ярость жары и сумятицу, что сотворил он на земле, но истинной целью его, глубоко в душе, было захватить власть над другими Айнур и развязать войну против эльфов и людей, ибо был он разгневан из-за тех великих даров, что Илуватар предназначил этим народам [8].

В то время Эльдар и Люди были замыслом одного лишь Илуватара, никто из айнур - ибо не понимали они полностью этого, когда Илуватар впервые предложил их существование - не достиг в своей мудрости дополнений к их образу; и в этом смысле эти народы верно именуются детьми Илуватара. Это может быть причиной, по которой многие из Айнур, кроме Мелько, желали общаться и с Эльдар, и с Людьми, будь это хорошо или плохо; видя еще, что Илуватар создал Эльдар очень похожими по природе, если не по силе и росту, на Айнур, а людям дал он странные дары, они общались, в основном, с Эльдар [9].

Зная все их души, Илуватар позволил исполниться жажде Айнур, хотя не говорится, печалился ли он об этом. Таким образом эти великие вошли в мир, и это их зовут теперь Валар (или Вали; разницы нет) [10]. Они живут в Валиноре, или на небесном своде; а некоторые на земле, или в глубине моря. Мелько повелевал огнями, и жесточайшим морозом, и безграничными холодами, и глубочайшими топками под огненными холмами; и что есть яростного или чрезмерного, внезапного или бессердечного в мире - во всем обвиняют его, и большей частью - справедливо. А Улмо живет в океане и управляет течением всех вод и рек, пополнением ключей и очищением дождей и росы по всему миру. На дне моря он вспоминает о музыке, глубокой и странной, всегда полной печали, и в этом помогает ему Манве Сулимо. Солосимпи, в то время, когда Эльфы пришли и жили в Коре, многому научились от него, откуда и идет тоскующее влечение их игры на свирели и их любовь к жизни на берегу. Салмар был там с ним, и Оссе и Онен, которым передал он управление над волнами и меньшими морями, и многие другие.

А Ауле жил в Валиноре и создал много вещей; приспособления и инструменты изобретал он и был занят одинаково и созданием тканей, и ковкой металла; также обработка земли и сельское хозяйство были радостью для него наряду с языками и алфавитами или вышивкой и живописью. От него Нольдоли, бывшие мудрейшими среди Эльдар и всегда жаждавшие новых наук и свежего знания, научились бессчетному богатству ремесел, а также непостижимому волшебству и науке. От его поучений, к которым Эльдар прибавили свою собственную красоту разума, души и воображения, они дошли до изобретения и создания драгоценных камней; и их не было в мире до Эльдар, и прекраснейшими из всех драгоценных камней были Сильмарили и потеряны они.

Величайшим и главным среди этих четырех был Манве Сулимо; и он жил в Валиноре и восседал в прекрасной обители на чудесном троне на самой вершине Таникветиля, что возвышается над гранью мира. Ястребы летают туда-сюда вокруг этой обители, и глаза их могут заглянуть в глубины моря или проникнуть в самые скрытые пещеры и глубочайшую тьму мира. Они приносят ему новости отовсюду и обо всем, и мало что ускользает от него - хотя кое-что и сокрыто от Властелина Богов. Была с ним Варда Прекрасная, и она стала его супругой, она, Королева Звезд, и детьми их были Фионве Урион и Эринти, самый прекрасный. С ними живет огромное войско духов, и велико их счастье; и люди любят Манве даже больше, чем могучего Улмо, ибо он никогда не имел намерения причинить им вред, а при этом он так же честен и так же ревностен в своей власти, как и тот древний из Ваи. Телери, которыми правил Инве, были наиболее любимы им и получили от него поэзию и песни; ибо, если Улмо обладает властью над музыкой и голосами инструментов, то Манве обладает величием поэзии и песен, таким, что никто с ним не сравнится.

Смотри, Манве Сулимо облачен в одежды цвета сапфира, повелитель воздуха и ветров, властелин Богов, и Эльфов, и Людей, и величайший оплот против зла Мелько" [11].

Затем вновь сказал Румиль:

"После ухода этих Айнур и начала их службы все долго было спокойно, пока смотрел Илуватар. Затем неожиданно сказал он: "Смотрите, я люблю этот мир, и это - сцена для игры для Эльдар и Людей, которые любимы мной. Но когда придут Эльдар, они будут прекраснее и приятнее всего; и глубже в познании красоты, и счастливее, чем люди. А людям дам я новый и величественный дар, более величественный, чем дары Эльфов". Потому решил он, что будет у людей свобода выбора, при помощи которой в пределах сил, стихий и случайностей мира они могут творить и устраивать свою жизнь не смотря даже на первоначальную Музыку Айнур, которая является роком для всех остальных. Так сделал он, что их действиями все должно обрести форму и быть завершено, и мир осуществится до конца, до мельчайших деталей [12]. Смотри! Даже мы, Эльдар, к нашему горю, обнаружили, что есть у людей чуждая сила, и для хорошего, и для плохого, и для того, чтобы. несмотря на богов и фаэри, по-своему поворачивать события в мире; так что говорим мы: "Рок не может победить Детей Людей, но они все еще странно слепы, тогда как велика может быть их радость".

Тогда знал Илуватар, что Люди, созданные во время разногласия среди айнур, не смогут всегда использовать этот дар в гармонии с его замыслом. но, к тому же, он сказал: "И они в свое время тоже обнаружат, что все, что сделали они, даже уродливейшие из деяний и свершений, способствует в конце только моему величию, и это - дань красоте моего мира". Еще говорят Айнур, что мысли Людей порой печалят даже Илуватара, из-за чего, не будь этот дар свободы предметом зависти и изумления, терпение Илуватара в неиспользовании его удивляет сильно и богов, и фаэри. Тем не менее, именно из-за одной из сторон этого дара Дети Людей живут живыми в мире только краткое время, но не умирают насовсем и навсегда, тогда как Эльдар живут до Великого Конца [13], если только не убьют их, или они не зачахнут от горя (ибо обеим этим смертям они подвержены, также и старость уменьшает их силу, хотя наступить она может лишь через десять тысяч веков; и умирая, они возрождаются в своих детях, так что количество их не уменьшается и не растет). Еще, когда Сыновья Людей после того, как пройдет время, присоединятся во Второй Музыке к Айнур, того, что замыслил Илуватар для Эльдар в конце мира, он не показал даже Валар, и Мелько не раскрыл этой тайны".


Изменения, произведенные в именах в "Музыке Айнур"

Айнур В наброске всегда - Айну.

Илуватар В наброске обычно - Илу, но встречается и Илуватар.

Улмо В наброске Улмо именуется и так, но также встречается и имя

Ланквил (изменено на Улмо).

Солосимпи Солосимпи < Солосимпе

Валар или Вали В наброске Валур и Валир (это, видимо, мужская и женская формы)

Онен < Оуен

Ваи < Улмонан


Комментарии к "Музыке Айнур"

Примыкающий отрывок продолжает текст "Музыки Айнур" и подводит к истории "Строительство Валинора" без прерывания повествования; но я откладываю это следующее звено до следующей главы. Данный письменный текст как раз продолжается между двумя легендами, и нет намека или отметки о том, что композиция "Строительства Валинора" не следует композиции "Музыки Айнур".

В последующе время мифы Творения были пересмотрены и переписывались снова и снова; Но заметно, что только в этом случае и в противоположность развитию остальной мифологии здесь есть прямая традиция, рукопись к рукописи, от самого первого наброска к окончательной версии: каждый текст основывается на предыдущем. Более того, и самое замечательное состоит в том, что самая первая версия, написанная, когда моему отцу было 27 или 28 лет, и добавленная еще в контекст "Дома Утраченной Игры", была так развита в своей концепции, что ее суть мало подвергалась изменениям. Было, конечно, очень много исправлений, которые могут следовать, стадия за стадией, в последовательных текстах, и привносится много нового; но первоначальные предложения постоянно заметны в последней версии Айнулиндале, написанной более чем тридцатью годами позже, и многие фразы даже просто сохранились.

Можно будет увидеть, что великая тема, которую Илуватар предложил айнур, была первоначально чем-то более подробным ("история, которую я разложил перед вами", стр.50 ), и что слова Илуватара, сказанные им Айнур в конце Музыки, содержали долгий рассказ о том, что Мелько принес в мир, что включил он в историю мира (стр.52 ). Но гораздо более важное различие состоит в том, что в ранней версии первоначальное видение мира было, в действительности, ("даже теперь раскрывается этот мир, и история его начинается", стр.53 ) не видением, которое было отделено от них, и которому было дано существование словами Илуватара: "Эа! Пусть все это Будет!" ("Сильмариллион", стр.20).

Когда все различия рассмотрены, они гораздо менее заметны, нежели прочность и совершенство, с которыми миф творения был создан в самом своем начале.

В этой "Легенде" также много специфических характерных черт менее общего значения, заявивших о своем существовании; и многим из них суждено было выжить. Манве, названный "властелином богов, и эльфов, и людей", назван также Сулимо, "повелителем воздуха и ветров"; он облачен в одежды цвета сапфира, и ястребы с пронизывающим взором вылетают из его обители на Таникветиле ("Сильмариллион", стр.40); он особенно любит Телери (впоследствии Ваниар), и от него они получили свои дары поэзии и песен; а его супруга - Варда, Королева Звезд.

Манве, Мелько, Улмо и Ауле отмечены как "четверо великих"; окончательно великие Валар, Аратар, пришли в количестве девяти, но было много перемещений в их членстве в иерархии, прежде, чем она была выстроена. Характеристика, данная Ауле, и особенная его связь с Нольдоли, появились здесь, и им суждено было остаться, хотя здесь ему приписывается и интерес к "языкам и алфавитам", в то время, как в "Сильмариллионе" (стр.39), хотя это и не отрицается, кажется, есть намек на то, что это было, скорее, своеобразное умение и дарование эльфов Нольдор; далее в "Утраченных сказаниях" (стр.155) сказано, что Ауле сам "получил помощь от Номов, придумавших алфавиты и почерки". про Улмо, особенно связанный с Солосимпи (позднее - Телери), здесь говорится, что он "так же честен и так же рвностен в своей власти", как и Манве; и он обитает в Ваи. Ваи заменило название Улмонан, но это - не просто замещение одного названия другим: Улмонан - это название чертогов Улмо, которые были в Ваи, Внешнем Океане. Значение ваи, важного элемента первоначальной мифологии, будет раскрыто в следующей главе.

Теперь существуют и другие божественные существа. Манве и Варда имеют потомство, Фионве-Уриона и Эринти. Эринти позже стала Илмаре, "служанкой Варды" ("Сильмариллион", стр.30)., но о ней больше ничего не говорится (см. стр. 227). Фионве - его имя много позже заменено на Эонве - продолжил свое существование, чтобы стать герольдом Манве, когда идея "Детей валар" была отброшена. Появляются существа, подчиненные Улмо - Салмар, Оссе и Онен (позже Уйнен); хотя все они сохранились в пантеоне, концепция Майар не появлялась еще в течение многих лет, и Оссе долго считался среди валар. Валар теперь называются "боги" (в самом деле, когда Эриол спросил "Боги ли они?", Линдо ответил положительно, стр.41), и использование этого слова сохранилось в развитии мифологии надолго.

Здесь формально излагаетсяидея Эльфийского возрождения в их собственных детях, а также - идея различных судеб Эльфов и людей. В связи с этим, может быть, отмечена следующая любопытная проблема. Ранее, в только что данном тексте, есть (стр.50) предложение: "Сказано, что еще более величественная Музыка будет сплетена перед тронами илуватара хорами айнур и сыновей Людей после Великого Конца", а в завершающем текст предложении сказано:"Еще, когда Сыновья Людей, после того, как пройдет время, присоединятся во Второй Музыке к айнур, того, что замыслил Илуватар для Эльдар после конца мира, он не показал даже Валар, и Мелько не раскрыл этой тайны". При первом пересмотре "Айнулиндале" (которое датируется 1930-ми гг.) первое из предложений было изменено на "...хорами Айнур и Детей Илуватара после конца дней"; в то время, как второе осталось неизмененным. Такое положение сохранилось до последней версии. Возможно, что изменение в первом отрывке было неумышленным, просто замена на другую общую фразу, и впоследствии так и не было замечено. Тем не менее, в публикуемой работе я оставил два отрывка в том виде, в каком они здесь есть.


[1] Это открывающее абзац предложение в наброске отсутствует.

[2] Ссылка на то, что Тайный огонь был помещен в Айнур, отсутствует в наброске.

[3] Этот абзац, начиная со слов: "Теперь Мелько среди Айнур..." развился из более короткого абзаца в наброске: "В то время Мелько чаще всех из Айну выходил один в темные места и пустоту". [Позже было добавлено "ища тайные огни"].

[4] Слова "моя песня" и "моя мысль" были в тексте написаны в обратной последовательности и были позже добавлены карандашом в данный текст. В начале есть фраза "Прежде всего первыми он впел в бытие Айнур". Сравнтие с началом "Айнулиндале" в "Сильмариллионе": "Айнур...что были плодом его мысли".

[5] В наброске в этом месте ничего не говорится о Манве и Ауле.

[6] Это предложение, в котором говорится о дружбе и союзе между Манве и Aуле, в наброске отсутствует.

[7] В наброске этот абзац полностью отличается: "И в то время, когда Илу говорил с Улмо, видели Айнур, как велика история, которую Улмо предложил на их изумление, и что вся его слава создала лишь зал, где будет она играться - и видели они, как разворачивается она, ясная в мириадах запутанностей, как была яснойи музыка, что играли они у ног Илу, как красота была поглощена шумом и неразберихой, и снова выросла из нее новая красота, как изменилась земля, и погасли звезды, и были зажжены, и ветер пронесся по небесному своду, и солнце и луна обрели свои дороги и получили жизнь.

[8] Предложение, в котором упоминается Мелько, отсутствует в наброске.

[9] В наброске этот абзац звучит так: "Эльдар и Люди были тогда задуманы одним Илуватаром, ни кто-либо из Айнур, ни сам Мелько никак не участвовали в их создании, хотя действительно его прежняя музыка и его дела в мире сильно повлияли на их последующую историю. Может быть, из-за этого Мелько и многие Айну, всегда жалали смешаться с ними, и не думали при этом ни о плохом, ни о хорошем., но видя, что Илу создал Эльдар слишком похожими по природе, если не по росту, на Айну, они больше имели дело с Людьми". Вывод этого абзаца - кажется, единственное место, где второй текст является полной противоположностью наброску.

[10] В наброске: "и это те, кого вы и мы зовем теперь Валур и Валир".

[11] Целый абзац, следующий за упоминанием о Солосимпи и их любви к жизни на берегу отсутствует в тексте.

[12] Вместо этого абзаца в наброске было: "...Но для Людей определю я задание и дам великий дар". И он решил, что будет у них свободная воля и сила украшать и создавать вне пределов первоначальной Музыки айнур, чтов результате их работы все должно обрести форму, и все дела должны быть завершены, и мир, что произошел от Музыки Айнур, будет завершен до конца, до мельчайших деталей".

[13] "в то время, как Эльдар живут вечно" - набросок.

 


Новости | Кабинет | Каминный зал | Эсгарот | Палантир | Онтомолвище | Архивы | Пончик | Подшивка | Форум | Гостевая книга | Карта сайта | Кто есть кто | Поиск | Одинокая Башня | Кольцо | In Memoriam



Na pervuyu stranicy
Хранитель: Oumnique