Stolica.ruРеклама

Na pervuyu stranicu
Cabinet professoraCabinet Professora
  Annotirovanniy spisok razdelov sayta

Анариэль Ровен (2:5020/358.96) Перевод осуществлен в рамках проекта "ТТТ".

ВОРОВСТВО МЭЛЬКО И ЗАТМЕНИЕ ВАЛИНОРА

КОММЕНТАРИИ К ТЕКСТУ

История о том, как Мэлько совратил Нолдоли, была впоследствии рассказана совершенно иначе: появилась тема раздора между сыновьями Финвэ Фэанором и Финголфином (Сильмариллион, с.69), отсутствующая в настоящей повести, где Фэанор - сын Бруитвира, а не Финвэ Нолэмэ. Первостепенный мотив позднейшей истории - страсть Мэлькора к Сильмарилям (там же, с.67) - представлен здесь лишь как вожделение ко всем самоцветам Нолдоли вообще: в самом деле, важной чертой первоначальной мифологии является то, что хотя Сильмарили присутствуют, их важность относительно невелика. Принципиальное сходство с поздним вариантом заключается в том, что Мэлько нацеливает свою атаку на Нолдоли и что он использует аргументы, до некоторой степени весьма сходные: Эльфов, которым по праву принадлежат бескрайние царства на востоке, Валар заключили в Валиноре. При этом в словах Мэлько примечательным образом отсутствуют упоминания о приходе Людей: этот мотив вводится в рассказ далее и совершенно иначе - самим Манвэ (с.150). Более того, преимущественное общение Нолдоли с Мэлько имеет своей причиной его вожделение к их самоцветам, а в Сильмариллионе (с.61) Нолдор сами обратились за его наставлениями, пока остальные Эльфы держались поодаль.

Далее повествования полностью расходятся: в Сильмариллионе тайные козни Мэлькора обнаружены в ходе расследования ссоры принцев нолдор, в то время как здесь все раскрывается гораздо проще - из-за беспокойства Финвэ Нолэме за свой народ. Поздний вариант, конечно, превосходит ранний: там Валар разыскивают Мэлькора как явного врага, поскольку его интриги разоблачены (хотя он и сбежал), а в данном повествовании, несмотря на все доказательства, что он нисколько не исправился, ему просто сказано отправиться в Мандос и поразмыслить. Существует уже зародыш истории Сильмариллиона об изгнании Фэанора в Формэнос, куда его сопровождает Финвэ, хотя здесь целому народу Нолдоли велено уйти из Кора в скалистую долину на севере, где уходит под землю речка Хири. Это приказ выглядит скорее мерой предосторожности, нежели наказанием, наложенным на них Манвэ.

В связи с местом изгнания Нолдор, названным здесь Сирнумэн ("Западный поток"), можно заметить, что отдельном примечании, найденном в небольшой записной книжке, упомянутой на стр.23, сказано следующее: "Река, протекавшая во втором гористом жилище Гномов в Валиноре, называлась кэлусинди, а ее источник - капалинда".

Черезвычайно интересен абзац на стр.142, где о Манвэ сказано, что он знал, "что Эльфы - дети земли и должны однажды вернуться на ее лоно". Как я ранее заметил (с.82), между "землей" (или миром) и Великими Землями часто ставится знак равенства, что неоднократно проявляется в настоящем рассказе, но мне не совсем ясно, имелось ли это в виду в данном месте. С моей точки зрения, эта фраза означает, что во времена "Великого Конца" Эльдар, будучи связаны с Землей, не смогут уйти с Валар и духами, что существовали "до мира" (с.66), туда, откуда те явились (ср. окончание первоначального варианта "Музыки Айнур", с.60).

Что касается рассказа о похищении драгоценных камней, то настоящее повествование также сильно отличается от позднейшей истории, в которой нападение на Нолдор Формэноса, похищение Сильмарилей и убийство Финвэ происходили после встречи на юге Мэлькора с Унголиант и уничтожения Двух Древ: Унголиант была вместе с ним в Формэносе. Так же отсутствует в ранней версии всякое упоминание о посещении Мэлькором Формэноса (Сильмариллион, стр.71-72), после которого он прошел через Калакирью и отправился по берегу на север, позднее вернувшись тайно в Аватар (Арвалин, Эруман), чтобы разыскать Унголиант.

С другой стороны, великий праздник уже предоставляет Мэлько возможность похитить Сильмарили из жилищ Нолдоли, хотя в данном случае это праздник в честь определенных событий (см. Сильмариллион, стр.74-75), что делает обязательным присутствие на нем Тэлери (ср. Сильмариллион: "Лишь Тэлери за горами все еще пели на морских берегах, ибо времена года мало трогали их...").

О темных приспешниках Мэлько из Мандоса (про иных из которых сказано, что они были "некогда из детей Мандоса", с.154) позднее ничего не говорится, как и о похищении коней Оромэ. И в то время как здесь сказано, что Мэлько хотел покинуть Валинор через перевалы северных гор, но передумал (за этим следуют размышления о том, какова была бы судьба Валинора, уйди он на север), то в позднем повествовании его уход на север - всего лишь обманная уловка. Но интересно, что первый вариант содержит зародыш второго: все время прослеживается идея о движении сначала на север, а потом - на юг, хотя и в разных местах повествования и с иной мотивировкой.

Любопытно также появление мысли о том, что близкий родич Фэанора - продолжительные колебания между братом и сыном оставливаются на отце - был убит Мэлькором в жилище Нолдоли Сирнумэн - предшественнике Формэноса.

В этом абзаце есть несколько географический указаний. Два Древа росли к северу от Валмара (с.143), как и показано на карте (см. стр.81-82); также, согласно тексту и карте, Великие и Внешние земли близко подходят к друг другу на крайнем севере (с.146). Черезвычайно примечательно, что пустое место в горах Валинора, которое я пометил на карте буквой "е", оказывается "перевалом в горах", через который Мэлько и его свита перебрались из Валинора в Арвалин-Эруман, проходом, который оставили Тулкас и Аулэ во времена создания гор, чтобы возвращаться в Валинор (с.145).

От следущей части рассказа почти ничто не перешло в более поздние варианты. Поучение Манвэ исчезло (но кое-что из его содержания воскресает потом в другом месте повествования (Сильмариллион,с.68): "Нолдор начали роптать [против Валар], и многие исполнились гордыни, забыв, сколько из того, что они имели и знали, получили они в дар от Валар"). Интересно, что Манвэ, именуя отца Фэанора, использует патроним "го-Майдрос": хотя впоследствии Майдросом зовут старшего сына, а не деда героя, это имя с самого начала оказывается связанным с родней Фэанора. Нет никаких позднейших следов ни странной истории бывшего слуги Мандоса, который принес Валар оскорбительное послание Мэлько и которого сбросил с Таниквэтиль неукротимый Тулкас, выказав прямое неповиновение Манвэ; ни истории о том, как Боги послали Соронтура в качестве вестника к Мэлько (осталось необъясненным, откуда Соронтур знал, где искать Мэлько). Здесь сказано, что впоследствии "Соронтур и его народ прилетели в Железные Горы и там поселились, наблюдая за всем, что делал Мэлько". Как уже указано в комментариях (стр.111-112) к "Оковам Мэлько", Железные Горы, расположенные, как сказано, к югу от Хисиломэ (стр.101, 118), соотносятся с более поздними Горами Тени (Эрэд Вэтрин). С другой стороны, согласно "Сказанию о Солнце и Луне" (с.176), Мэлько, сбежав из Валинора, строит "новое обиталище в тех северных краях, где вздымаются Железные Горы, весьма высокие и ужасные на вид", а в первоначальном "Сказании о Турамбаре" * сказано, что Ангбанд лежал под северными отрогами Железных Гор, которые так названы из-за "Железных Адов" под ними. Из утверждения, что Соронтур из своего жилища на Железных Горах наблюдал "за всем, что делал Мэлько", также следует очевидным образом, что Ангбанд находился под Железными Горами. Сама же история о том, что Соронтур (Торондор) гнездился на Тангородриме, прежде чем переселиться в Гондолин, надолго сохранилась в традиции "Сильмариллиона" (см. "Неоконченные Сказания", с.43 и примечание 25). Таким образом, очевидно, что топоним "Железные Горы" на протяжении "Утраченных Сказаний" прилагается к разным объектам, если не предположить, что эти горы образовывали непрерывную цепь, южная часть которой (в будущем - Горы Тени) ограждает Хисиломэ с юга, а северная часть, расположенная над Ангбандом, дает имя всему хребту. Доказательства этой мысли будут даны позднее.


* Полное название это повести - "Сказание о Турамбаре и Фоалокэ", где Фоалокэ - имя дракона.


В первоначальной истории о пребывании в Сирнумэн Нолдоли дано разрешение (хотя и по ходатайству Аулэ) вернуться в Кор, но горюющий Фэанор остается там с немногими; таким образом, это соответствует ситуации позднего повествования: Нолдор в Тирионе, а Фэанор - в Формэносе, хотя отсутствует мотив изгнания Фэанора и его противозаконного возвращения в город Эльфов. Важное различие заключается в том, что по "Сильмариллиону" (стр.61-62) Ваньяр уже давно покинули Тирион и жили на Таниквэтиль и по всему Валинору: об этом в раннем рассказе нет ни слова; и, конечно, раннее повествование отличается от позднего главным образом тем, что когда Фэанор подымает знамя мятежа, Древа все еще освещают Валинор.

Судя по повествованию, после утраты сокровищ, пока Нолдоли принимаются за работу с умалившейся радостью, а Фэанор тщетно пытается заново сотворить Сильмарили, проходит довольно много времени: этот элемент исчез в более позднем сюжете, гораздо более сжатом, где Фэанор (отказавшись отдать Сильмарили Валар для исцеления Древ и не ведая, что Мэлько уже похитил их) знает заранее, что не сможет воссоздать камни точно так же, как Йаванна не сможет воссоздать Древа.

Посольство Фэанора и других Гномов к Манвэ с требованием, чтобы Боги перевезли их обратно в Великие Земли, было исключено из повествования, а вместе с ним - поучения Манвэ касательно прихода Людей и его ясно выраженное нежелание, чтобы Эльдар вернулись "в мир", пока Люди еще дети. Ничего такого не возникает в "Сильмариллионе" в качестве мыслей Манвэ (также нет там и указаний на то, что знание Манвэ было настолько велико); в самом деле, если в раннем повествовании именно данное Манвэ описание Людей и факт, что он учитывал интересы Людей, приводят к тому, что Фэанор разражается речью против Манвэ, утвердившись в своем мнении относительно истинных мотивов привоза эльфов в Валинор, то в "Сильмариллионе" (с.68) эти мысли предстают как ложь Мэлькора (я уже замечал выше, что в рассказе Мэлько ничего не говорит Нолдоли о приходе Людей).

Из слов Манвэ мы узнаем нечто ранее неизвестное о музыке Айнур: в конце концов мир перейдет на долгие времена под власть Людей. В ранней версии есть несколько размышлений "в сторону" о предрешенности всего: так, "ревность Людей и Эльфов" рассматривается как непременная часть разворачивающейся истории мира, и еще выше замечено (с.142): "Но кто скажет, что все эти деяния, даже кажущееся бессмысленным злодейство Мэлько, не были участью, предрешенной древней судьбой?"

Но несмотря на все эти радикальные изменения, воззвание Фэанора сохранило свои характерные черты; речь к Нолдоли Кора напоминает своим ритмом речь к Нолдор Тириона, освещенного светом факелов.

Как видно, в повествовании о Мэлько и Унголионт все существенные элементы присутствовали ab initio: колебания относительно ее происхождения, ее жилище в необитаемых пределах на юге Внешних Земель, то, что она поглощает свет, производя паутину тьмы; ее союз с Мэлько, его плата - самоцветы, украденные у Нолдоли (хотя это было впоследствии иначе истолковано), история о том, как Мэлько пронзил Древа, а Унголионт выпила из них свет; а также великая погоня, устроенная Валар, которая терпит неудачу из-за темноты и тумана, позволивших Мэлько бежать из Валинора северным путем.

Тем не менее, между первой и последущими версиями этого сюжета почти столько же различий. В "Сильмариллионе" (с.73) Мэлькор отправляется в Аватар, зная, что Унголиант живет там, а в данном повествовании она находит его, пока он бродит в тех местах, изыскивая возможность бежать. Также здесь ее происхождение неизвестно, и хотя можно сказать, что эта деталь сохранилась в "Сильмариллоне" ("Эльдар не знают, откуда она явилась", там же), там объяснение все-таки дано: "Иные говорят", что она была "прежде мира", соблазненная Мэлькором, который был ее владыкой, хотя она и отреклась от него. Идея "изначального духа Мору" (с.151) проясняется в статье раннего словаря языка Гномов, где имя "Муру" толкуется как "название Изначальной Тьмы, олицетворяемой Гвэрлум, или Гунглионт" **.


** В рассказе (на с.156) имя "Гунглионт" было заменено на "Унголионт".


Старому варианту явственно недостает выразительности "Сильмариллиона" в описании спуска Мэлькора и Унголиант с горы Хьярмэнтир на равнины Валинора, где в это время Валар и Эльфы справляют великий праздник: в ранней версии он давно минул. В "Сильмариллионе" нападение на Древа происходит во время смешения света (с.75), в то время как здесь в полном цвету Сильпион; подробности уничтожения Древ переданы совершенно иначе из-за присутствия Гнома Даурина, впоследствии бесследно исчезнувшего. Так, в старой версии не говорится прямо, что Унголионт выпила свет Сильпиона, а сказано, что Древо умерло из-за ее яда на клинке Даурина, который Мэлько вонзил в ствол; в "Сильмариллионе" Унголиант также досуха выпивает "Источники Варды". Загадочно, что Гном, убитый Мэлько, был сначал назван Фэанором. Возможно, отцу вдруг ненадолго улыбнулась идея, что Фэанор не примет участия в истории Нолдоли в Великих землях; но в набросках последущих сказаний (стр.238-239) Фэанор умирает в Митриме. В данном абзаце впервые возникает мирувор, по раннему словарю Квэнья - "нектар, напиток Валар"; ср. с "Дорога вдаль идет", с.61, где отец пишет, что это было имя, данное Валар напитку, который они пили на празднествах, и сравнивает его с нектаром богов Олимпа (в английском переводе "Намариэ" мирувору соответствует "нектар", там же, с.58).

Одно из важнейших отличий данного повествования - возвращение Унголионт в ее логово на юге, так что вся история о "Ссоре Воров" ("Сильмариллион", стр.80-81), о Балрогах, пришедших на помощь Мэлькору, и бегстве Унголиант в Нан Дунгортэб в "Утраченных Сказаниях" отсутствует; передача ей самоцветов Нолдоли в ранней версии отнесена к моменту первой встречи Унголионт с Мэлько - а по "Сильмариллиону", камней у него тогда еще не было, потому что нападение на Формэнос еще не состоялось.

 


Новости | Кабинет | Каминный зал | Эсгарот | Палантир | Онтомолвище | Архивы | Пончик | Подшивка | Форум | Гостевая книга | Карта сайта | Кто есть кто | Поиск | Одинокая Башня | Кольцо | In Memoriam



Na pervuyu stranicy
Хранитель: Oumnique