Глюк про сюжет.


Эльф сидел на подоконнике и смотрел за пределы мира в вечность. Казалось, Безвременные Палаты совсем рядом, и в их бесчисленных окнах он видел всю историю Эру. Вот Илуватар думает про айнуров, а в окне справа он уже творит их. Этажом ниже он улыбается, слушая музыку, а следующем - хмурится, слыша диссонанс. Вот он грозит правой рукой, а вот левой. А вот он на кого-то замахивается обеими руками...

Сыну Эру никогда не надоедало наблюдать за своим отцом. Каждый раз он, к своей радости, замечал что-то для себя новое. Тремя окнами левее Эру, плюющего на Нуменор, он сегодня увидел урок пения. Молодой ученик с гордым, величественным, и прекрасным лицом очень старался, но судя по нахмуренным бровям отца у него получалось плохо. Этажом ниже ученик был уже один, и слабая улыбка безнадежной жалости играла на его молодом, прекрасном и тонком лице - он оставался на второй год.

Эльф нахмурился в свою очередь. Ему показалось что он когда-то уже встречался с этим молодым человеком. Но он не мог ничего вспомнить. Его размышления прервали торопливые шаги.

- А, Эонве! - остановил он проходившего мимо, - Приветствую глашатая владыки!

- Хвала Эру! - торжественно ответил прохожий, косясь в окно. - Я спешу.

- Нечасто ты бываешь у нас, о могучий, а я ведь живу здесь столько лет... Скажи, не приходила ли моя жена? Она всегда пела лучше этой Мелиан (а что уж говорить о ее дочери от безголосого телери) и без труда бы вытащила отсюда всю нашу семью... Но ты сказал что спешишь?! Что за спешное дело может быть здесь у великого воина Манве?!

- Сбежал орк, - неохотно отвечал собеседник, - Ищем...

- О пресветлая мать Владычицы Звезд! Как могли проникнуть эти звери на благословенную землю? Кто привел их?

- Никто... - прохожий помолчал и торжественно продолжил, - Никогда нога никакой и ничьей Морготовой твари не ступит на святую землю. И будет так до самого конца мира. Такова воля Единого... Нет, о дитя Эру, я говорил всего лишь о его жалкой феа.

Эльф улыбнулся:

- Я, конечно, давно не был в Средиземье, но даже мне известно, что эти существа бездушны.

- Воистину, ты давно не был в смертных землях, - поучающе отвечал Эонве, - Ты знаешь, что такое полуорк? Ето - получеловек. У таких есть феа... Но я должен идти.

- Позволь мне помочь тебе, о могучий! Я давно живу здесь, и моя помощь не будет тебе бесполезной, - эльф спрыгнул с подоконника и пошел рядом с Эонве, - Мне думается, я знаю, куда могда устремиться полная нераскаянной злобы феа.

- И куда же? - недоверчиво проворчал глашатай.

- В камеру Мелькора, разумеется! - сказал эльф и весело рассмеялся.

Эонве промолчал и последовал за эльфом, похоже, ему было все равно где искать.

- И что, - говорил на ходу эльф, - много у нас теперь таких посетителей?

- Мало. Пару веков назад прибыла большая партия. А с тех пор - единицы... А этот - вообще странный. И компания у него, Намо говорил, была странная: какой-то, мол, колдун, трое смертных мужиков и смертная же баба. Ну, этих-то он сразу к Эру отправил. Смертная, правда, поупиралась. Все они такие...

Он хотел продолжать, но эльф прервал его:

- Смотри, о великий!

У тяжелой дубовой двери, окованной медью, ссутулилась коренастая, волосатая, с торчащими клыками фигура. Орк, сопя, пытался разобрать надпись, выжженную на двери эльфийскими буквами. "Мелькор, 1-300, н.457921" - по слогам прохрипел он. В голосе было слышно глубочайшее благоговение. Орк снял шем и ссутулился еще больше.

- Остановись, вражья тварь! - загремел, выступив вперед, Эонве, - Следуй за мной со смирением и не уклоняйся ни вправо, ни влево, иначе твоя душа познает вечные муки под недремлющим взглядом владык Арды!

Орк не шевельнулся.

- Палачи, сатрапы... - сдавленно, полным неизбывной муки голосом, прошептал он.

Эонве деревянным шагом двинулся было к нему, но эльф остановил глашатая:

- Ты слышал? Он читает по-нашему!

Эонве в недоумении остановился, но ответил:

- Коварство Врага безгранично. Я забираю его.

- Нет! - горячо возразил эльф, - Он уйдет со мной. Намо обещал мне Черных для Собора! Эту тварь нам послал Эру. Без него все начинание бы погибло.

Орк поднял голову и взглянул в сторону спорщиков:

- Какой еще такой Собор?

Эльф поморщился - морготова тварь говорила на квэнье с ужасным акцентом.