Глюк финала-2. (Победа Темных)


Темный советник окончил речь и опустил воздетые руки. Он склонил голову, и упавшие пряди скрыли от собравшихся мудрецов тонкие, словно из гранита выточенные черты его лица. Палатку заволокла тишина. По лицу Херумора текли слезы, и он не скрывал этого, ибо это были слезы радости. Благодарность, восторг и умиление были написаны на лицах мудрецов и философов Арды.

Бывший Верховный Иерарх Братства Прямого Пути дрожащими от омерзения пальцами рвал свои бумаги, и ветер разносил по великой степи жалкие клочки, усыпанные слащаво-вычурными эльфийскими знаками.

Столичный купец, одетый во все черное, стоял прямо, подобный пикам Тонгородрима. Его сияющие глаза были устремлены на север, а губы все повторяли и повторяли одно, только одно имя.

Девушка из далекой сказочной Хоббитании держалась твердо. Она не плакала и не падала ниц. Она напряженно вглядывалась в небо, будто ожидая приказа. В ее руке крошился забытый кекс. А на другой - мерцало Кольцо. Одно из Пяти.

Арнорский книжник, напротив, не скрывал своих чувств. Боль и раскаяние исказили его честное и открытое лицо. Он закрывался рукавом не решался взглянуть в глаза прежних друзей. Он издавал глухие, сдавленные рыдания.

Светлый советник стоял в стороне от всех. Его хищное лицо побагровело, маленькие глазки вращались в бессильной ярости. Ибо он не мог скрыть постыдной дрожи в коленях. Скрежеща зубами он прохрипел: "Моргот будунка баглык... уры оглын кул болты... силик кыз оглын кюнг болты..." На него смотрели с жалостью.

Из дальнего угла донеслось всхлипывание. И на середину палатки, пошатываясь, вышел человек. Был он высок и силен, но происшедшее сломило его. Он остановился перед Херумором и застыл, терзая дрожащими пальцами воротник плаща.

- Прости... Я не знал, - с мукой в трепещущем голосе прошептал он. - Нет! Знал. Но не верил. Прости!

Он замолчал, не в силах произнести более ни слова. Херумор выступил вперед и все взоры устремились на него. Слабая улыбка, подобная слабому отблеску истинной Луны, тронула его губы. Он протянул руку и коснулся плеча юноши:

- Спасибо тебе, брат.