Отдельное сообщение
Пред. 14.07.05, 16:01   #10
Лейн
old timer
 
Аватарка Лейн
 
На форуме с: 12.2004
Откуда: Москва
Сообщений: 223
Лейн is an unknown quantity at this point
Дайна

- …и вообще, госпожа, он уже давно зарился на мои территории! – возмущенно вещал один из крестьян, не слушая криков противоречащего ему ответчика. – И эта часть земли принадлежит мне по праву!
Дайна Снорд так устала от всех этих мелких судилищ, что уже готова была и сама наорать на просителей. Традиционные еженедельные разборы длились почти целый день, и в эти дни необходимо было выслушивать всех просителей и истцов, что донельзя утомляло Дайну. Единственным, что как-то примиряло ее с этой обязанностью, было то, что приходившие на разборы крестьяне все же относились к ней как к леди, а не как к изгою, отосланному подальше от приличных людей. В отличие от ее собственной семьи… Семейство Снордов было достаточно богатым, чтобы «пожертвовать» родственнице кусочек далекой от столицы земли. Дайну всегда бесило то, как от нее откупились. Пусть, мол, живет там и пользуется нашей добротой, лишь бы на глаза не показывалась…
А ведь все могло бы быть совсем иначе. Если бы только отец не погиб, семья бы почитала ее. Хедрик Снорд был не только младшим братом нынешнего барона Снорда, но и магом Ордена Василиска. В лицо его называли именно так – «господин маг». И лишь за глаза позволяли себе вольности... Да, он убивал! И был одним из лучших – так привыкла считать Дайна. Будь он менее умелым интриганом и убийцей, она бы не стала изгоем в собственной семье сразу после его смерти. Пока Хедрик был жив, никто из Снордов не смел противоречить ему. Дайна хорошо помнила своего отца – высокого спокойного мужчину с горделивой осанкой лорда, вьющимися каштановыми волосами и синими глазами, в которых мелькали искорки смеха. Во всяком случае, когда он говорил с дочерью, то всегда улыбался. Всем остальным, должно быть, его улыбки не доставалось… Хедрик часто уезжал из родового гнезда, но даже в его отсутствие никто не обижал Дайну. Она недаром была любимой дочерью «господина мага», к тому же очень похожей на его почившую супругу. Вплоть до дня гибели отца Дайна даже не подозревала, что родня втихую ненавидит «дочь убийцы».
Тот день стал для нее поистине черным. Он врезался в память Дайны до мелочей: какого цвета платье было на баронессе Снорд, на какой лошади барон выезжал на охоту, какую «дразнилку» выдумал старший кузен, поддевая симпатичную служанку, красневшую от вольностей подростка, как рано стемнело тем осенним вечером… Уже в сумерках прибыл гонец – Орден Василиска прислал весть. Срочность его послания была такова, что его провели прямо в обеденную залу. Побледневший барон Снорд разглядывал запечатанный свиток с таким видом, словно тот мог обернуться змеей. Но ошибки быть не могло – послание было адресовано не брату, а именно ему. Наконец, он вскрыл письмо, прочел его, медленно и осторожно положил на стол и объявил: «Хедрик погиб». Баронесса выпрямилась, неверяще глядя на мужа, потом перевела взгляд на Дайну. А она в первый момент даже не поняла, что случилось, а поняв, не поверила. Отец не вернется? Больше никогда? Это невозможно!
Еще неделю пятилетняя девочка жила так же, как и прежде, – в доме барона, который она привыкла считать и своим. Барон словно подстраховывал себя, опасаясь, что брат вот-вот воскреснет и вернется. Но вскоре в замок привезли тело Хедрика, обезображенное магическим поединком. Лишь предав тело брата земле, барон Снорд окончательно решился избавиться от племянницы. О нет, ее не выкинули на улицу и не убили – до такого родня бы не опустилась никогда! Дайну с приличествующим пафосом выслали на родовые земли к югу от Бельхау. Тамошние деревушки барону были без надобности, он практически не наведывался туда со времени смерти своего почтенного родителя. Пятилетняя Дайна поселилась в местных владениях с небольшой свитой таких же «приговоренных к изгнанию», как и она сама. Поначалу она очень скучала по родне, надеялась, что вскоре дядя, тетя и братья приедут к ней или заберут ее домой. Но время шло, и о ней, казалось, совсем забыли. Лишь через два года она случайно услышала беседу кухарки с садовником, которые говорили о том, что «дочь убийцы» никому не нужна, а их за мелкие провинности отправили вместе с ней ради приличия. И оказалось, что все вокруг прекрасно знали о ее «страшном» происхождении и поэтому сторонились девочки.
Впрочем, родня вспомнила о ней еще раз – когда ей исполнилось шестнадцать, к ней в гости приехала баронесса с некой барышней Терой Лонк. Происходившая из приличной, но небогатой семьи Тера осиротела и вынуждена была переехать к барону Снорду, который приходился ей дальним родственником. Разумеется, на хороший брак и приличествующее содержание Тера рассчитывать не могла. Семейство решило, что прилично будет отправить барышню Лонк к Дайне Снорд – таким образом юная девица получит старшую компаньонку, а содержание обеих будет выплачиваться из доходов южного поместья. Дайна была уже достаточно взрослой, чтобы понять, что барон все решает так, как выгодно ему, но тем не менее была благодарна родне за такой «подарок». Тера оказалась на удивление умной и приятной собеседницей и не шарахалась от Дайны как от «дочери убийцы». За десять лет совместного существования Дайна и Тера стали лучшими подругами.
Тера и сейчас была рядом – сидела на стульчике за спиной у леди Снорд, вышивая что-то затейливым узором. За те двадцать один год, что Дайна провела в поместье, история Хедрика Снорда подзабылась, и местные крестьяне приходили к леди Снорд, как приходили бы и к самому барону. И она смиренно слушала их претензии друг к другу, лишь в такие моменты чувствуя себя тем, кем она была от рождения. Однако в вопросах судилищ приходилось всецело полагаться на опыт и знания Теры – подруга помогала Дайне разобраться в хитросплетениях взаимоотношений крестьян. Как только говоривший выжидающе поднял глаза на леди Снорд, она подняла руку в знак того, что ей надо обдумать решение. Тера Лонк тут же оторвалась от вышивания и склонилась вперед, чтобы ее шепот могла услышать только Дайна.
- Истец хочет отрезать у ответчика долю плодородной земли. По сути он прав: эта земля – его собственность, он возделывал ее годы. Но у ответчика семеро детей, и ему эта земля необходима. Будет справедливо, если ты предложишь истцу земли с другой стороны от его надела, а с ответчика удержишь долю будущего урожая…
Леди Дайна Снорд встала в знак того, что приняла решение. Ее вердиктом оказались удовлетворены обе стороны, хотя она всегда полагала, что это практически невозможно. «Ах, Тера, что бы я делала без тебя!.. – промелькнула у нее мысль, когда ей поклонились оба крестьянина. – Твое присутствие – единственное благо, которым одарили меня господин барон с госпожой баронессой…»
Лейн оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала