Отдельное сообщение
Пред. 11.05.11, 20:07   #3
Elvenstar
youngling
 
Аватарка Elvenstar
 
На форуме с: 03.2011
Откуда: Москва
Сообщений: 22
Elvenstar is on a distinguished road
Гендальф говорил в книге: "У Изенгарда против Мордора нет никаких шансов, если только Саруман не получит кольцо....."

С кольцом к Саруману перешла бы часть силы Саурона, а Саурон бы эту часть потерял бы. Учитывая что они оба Майар, логично предположить, что Саруман бы стал сильнее.

Кольцо не сам Саурон, а только часть его, и соответственно сильно слабее самого Саурона! => Саруман бы кольцо подчинил. далее: да, изначально Гортхаур был сильнее Курумо, но создав кольцо он отдал ему часть своей силы => стал слабее! А Саруман взявший кольцо эту часть бы получил, => стал бы сильнее!!! так что Саруман бы победил!!!!!

Даже Галадриель говорила, что если возьмет кольцо, то свергнет Саурона и станет светлой владычицей тьмы А уж если она, эльфийка, с кольцом могла свергнуть Саурона, то Саруман, майа, и подавно!

Кольцо было создано для того, чтобы "Всех отыскать, воедино собрать, в мордоре где вековечная тьма". Этой целью оно бы и занималось дальше у нового ХОЗЯИНА тоже!

И о том что Саруман мог владеть кольцом! (ВК Совет Элронда)
Гендальф рассказывает!
Разговор Гендальфа с Саруманом!
"(...) Итак, выбор, по-видимому, заключается в том, чтобы подчиниться либо Саурону, либо вам. Я не сделаю ни того, ни другого.

Элронд говорит.
Подумай о Сарумане. Если кто-либо из мудрых при помощи Кольца свергнет владыку Мордора, используя его собственное оружие, он сам сядет на трон Саурона, и в мире появится новый Повелитель Тьмы. И в этом другая причина, почему Кольцо должно быть уничтожено: пока оно существует, существует и опасность даже для мудрых. Ибо ничто не является злым с самого начала. И Саурон вначале не был таковым. Я боюсь брать Кольцо с целью спрятать его. Я не взял бы Кольцо, чтобы владеть им.

Учитывая, что Саруман и без Кольца стал подражать Саурону (параллель "нового" Ортханка и Барад-Дура; урук-хай; сотворенное в Шире) - с Единым Кольцом он совершенно превратился бы в его подобие. Весьма вероятно, что при этом он выступил бы против Саурона, лишенного Кольца - в Средиземье не может быть двух Властелинов!

В последовавшей войне между Сауроном и эльфами Средиземье, особенно в его западной части, подверглось новым разрушениям. Эрегион был завоеван и разорен, и Саурон захватил в свои руки немало Колец Власти. Их он раздал тем, что согласились принять кольца (из честолюбия или жадности), дабы окончательно исказить и поработить их. Отсюда — «древние стихи», ставшие лейтмотивом «Властелина Колец»:

Три — эльфийским владыкам в подзвездный предел;
Семь — для гномов, царящих в подгорном просторе;
Девять — смертным, чей выверен срок и удел.
И Одно — Властелину на черном престоле
В Мордоре, где вековечная тьма.

Таким образом, Саурон обретает в Средиземье почти абсолютную власть. Эльфы еще держатся в потаенных укрытиях (до поры не обнаруженных). Последнее эльфийское королевство Гильгалада расположено на окраинном западном побережье, где находятся гавани Кораблей: положение его крайне непрочно. Эльронд Полуэльф, сын Эарендиля, хранит своего рода зачарованное убежище в Имладрисе (Ривенделл по-английски) на восточной границе западных земель{161}. Однако Саурон повелевает умножающимися ордами людей, которые никогда не общались с эльфами, а через них, косвенно — с истинными и непадшими Валар и богами. Он правит растущей империей из гигантской темной башни Барад-дур в Мордоре, близ Горы Огня, владея Единым Кольцом.
Но, чтобы достичь этого, ему пришлось вложить большую часть своей собственной внутренней силы (распространенный и весьма значимый мотив в мифе и волшебной сказке) в Единое Кольцо. Когда он надевал Кольцо, его власть над землей, по сути дела, возрастала. Но, даже если Кольца он не надевал, эта сила все равно существовала и пребывала «в контакте» с ним: он не «умалялся». До тех пор пока кто-либо другой не захватил бы Кольца и не объявил бы его своим. Если бы такое произошло, новый владелец мог бы (если бы был от природы достаточно силен и героичен) бросить вызов Саурону, овладеть всем, что тот узнал или сотворил со времен создания Единого Кольца и, таким образом, сверг бы Саурона и узурпировал бы его место. В этом-то и заключался основной просчет: пытаясь (по большей части безуспешно) поработить эльфов и желая установить контроль над умами и волей своих слуг, Саурон сам неизбежно оказывался уязвим. Было и еще одно слабое место: если Единое Кольцо уничтожить, истребить, тогда сила Саурона растаяла бы, а само его существо умалилось бы вплоть до полного исчезновения, так что он превратился бы в тень, в жалкое воспоминание о злонамеренной воле. Но такой возможности он не рассматривал и не опасался этого. Кольцо не сумел бы уничтожить ни один кузнец, уступающий искусством самому Саурону. Его нельзя было расплавить ни в каком огне, кроме лишь того неугасимого подземного пламени, где оно было отковано, — недосягаемого пламени Мордора. И так силен был соблазн Кольца, что любой, кто им пользовался, подпадал под его власть; ни у кого не достало бы силы воли (даже у самого Саурона) повредить Кольцо, выбросить его или пренебречь им. По крайней мере, так он думал. В любом случае Кольцо он носил на пальце." (письмо 131).

Сил у Сарумана, думаю, хватает. Но после такой победы для Средиземья ничего бы не изменилось, кроме имени Черного Властелина и центра, откуда исходит зло, поскольку Саруман именно узурпировал бы место Саурона. Если Галадриэль или Гэндальф, соблазнившиеся Кольцом, поначалу действовали бы во благо, которое лишь позже было бы извращено и обратилось во зло, то для Сарумана период "благих намерений" остался далеко позади уже к тому времени, когда он убеждает Белый Совет не нападать на Дол-Гулдур... Все это кажется достаточно очевидным. Если же говорить о подробностях - возможны лишь домыслы: как бы отнеслись к Саруману люди, служившие Саурону, объявил бы он себя хозяином Барад-Дура или разрушил его, сколько продлилось бы владычество Сарумана и темные времена для всего Средиземья, какими были бы особенности сопротивления ему и войны с ним и т.д. - мы не знаем. Из особенностей Сарумана как Черного Властелина назову разве что его любовь к технике и "псевдотехнической" магии (взрывчатка), и то, что вместо Ока боялись бы Голоса...

Мог несколько раз одно и тоже написать, сорри, просто в письмах Толкина сижу!)
Elvenstar оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала