Форум Арды-на-Куличках  

Вернуться   Форум Арды-на-Куличках > Свободный форум

Свободный форум Для общения на разные темы. На форуме действуют общие правила форума АнК.

Ответить
 
Возможности Вид
Пред. 21.11.04, 17:45   #21
URUK-HAI Charlie
old timer
 
Аватарка URUK-HAI Charlie
 
На форуме с: 07.2003
Откуда: Нора в South-West.
Сообщений: 2 398
URUK-HAI Charlie is an unknown quantity at this point
Вульф и Олаф сели на землю рядом с небольшим костерком. Вокруг него собрались те наемники, кто в эту ночь не охранял лагерь. Вульфу странным образом везло, ведь там отдыхали самые преданные ему люди. Вот их Харольд давно уже посвятил во все свои планы. Напротив главаря сидел странный человек, чье лицо скрывал черный капюшон. Это был Ворон. Колдун из немецких земель.
- Что говорят духи, Ворон? Ты что-нибудь выяснил? - спросил Харольд.
Ворон не отвечал. Колдун просто отключался после своего колдовства.
- Ярл, он давно сидит здесь и не двигается. - на ухо Вульфу сказал Горм. Горм был гордостью Харольда. Таких войнов надо было еще поискать. Горм был берсерком*, и прекрасно сражался двумя мечами. Такие войны приравнивались к двадцати. По старой традиции викингов Горм называл Вульфа ярлом, то есть вождем.
- Поговорим с ним позже. - заключил Харольд. - Мне очень нужны новые сведения.
Тут к отдыхавшим наемникам подбежал Эйрик.
- Вульф! Рольф и Улоф поймали какого-то парня. Сказали - лазутчик.
- Где он?
- Там, - Эйрик махнул рукой в сторону - За повозками.
Вульф бстро поднялся и последовал за наемнком. Два наемника - Рольф и Улоф уже принялись избивать пойманного. Рольф держал несчастного парня, а Улоф наносил удар за ударом. Наемники истосковались по драке. Большой кулак скандинава угодил юноши в лицо, а потом Улоф очень сильно ударил "лазутчика" в живот. Бедолага стонал.
- Что тут? - наконец спросил Вульф.
- Он шатался около лагеря, в лесу. Ну, ты же приказал хватать всех, кто будет подходить к привалу. Что мы и сделали.
Рольф швурнул пленного на землю и два раза пнул ногой. Вульф смотрел на это избиение с неизменным каменным выражением лица. Похоже норвежцу было просто наплевать на судьбу несчастного. Вульф прекрасно понимал, что никакой опастности этот лазутчик не представляет, может просто хотел погреться у огня, он он получил приказ - охранять лагерь и никого к нему не подпускать. А этим его люди как раз и занималсиь. Вульф не проронил ни слова. Эйрик не выдержал
- Рольф, подними его! У меня тоже руки чешутся!

-------------------------------------
*берсерк (берсеркер) - особый воин у викингов, человек одержимый боем. Во время сражения дрались яростнее всех, не замечая боли и не ведая страха. Чаще всего были обоерукими.

Last edited by URUK-HAI Charlie; 26.11.04 at 20:45.
URUK-HAI Charlie оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 22.11.04, 04:13   #22
Unicorn
old timer
 
Аватарка Unicorn
 
На форуме с: 11.2004
Откуда: иногда Неверленд, чаще - дорога
Сообщений: 769
Unicorn is an unknown quantity at this point
Alchere: 22.11.04

Ночной ветер разбудил листья на деревьях, и они отозвались ласковым шёпотом… Но Гаэт чувствовал, что в лесу неспокойно… В чём дело – он не знал… сначала не знал, но потом ПОНЯЛ.
Здесь находился кто-то чужой… чуждый душе леса… Об этом и шептали листья на деревьях, и травы на земле, и скорбные ночные птицы.
Гаэт протянул руку и коснулся древесного ствола… закрыл глаза, словно общаясь мыслями с деревом. Деревья – они ведь тоже думают… и чувствуют… а то, что они не двигаются – ничего не значит.
«Кто здесь? Кто потревожил лес?» - почти вслух спросил юный бард. И уловил ответ – «Чужие… Враги… Они вытаптывают траву тяжёлыми стопами… Истязают землю огнём… Ранят лесной народ… Видишь – свежий шрам на моей коре? Его нанесли… просто ради забавы. Человек был сердит и принялся колотить по деревьям длинной блестящей штукой… Никто ещё не делал такого здесь… И лесной народ в страхе… Что будет?»
Дерево еле заметно вздрогнуло, от ствола до самой тонкой веточки. Гаэт погладил его рукой, успокаивая, раздумывая. «Кто они?»
Но ответа не было. И он решил узнать сам.
Он почти ничего не боялся – в общем-то, редко когда у него была причина бояться. Если кто-то и таил злобу против барда, всегда находились защитники. Ему никогда не приходилось отстаивать свою честь и правоту оружием… только словом… и он не знал, что есть люди, которые не понимают слов…
Гаэт направился туда, где сильнее всего чувствовались волны тревоги и страха, исходящие от потревоженного леса. Скоро он увидел вдали отблеск огня. Странно, конечно, что кто-то решил устроиться на ночь в таком месте. Здесь ведь обычно не ходят. Если бы ходили – лес был бы уже привычен к этому.
Но это было ещё не всё. Кто угодно мог идти через лес и развести на ночь костёр, чтобы погреться. Однако здесь было нечто иное… Люди, которые ходили здесь, несли в себе злые, неестественные мысли. Лес боялся таких людей. Гаэт тоже мог бы их бояться – если бы встречался раньше с такими.
Им овладело любопытство. Пойти и узнать, что там за люди? Ведь простому менестрелю нечего страшиться – он никому ничего не сделал, он вообще ещё не знает этих людей… Конечно же, они не откажут ему в ужине и ночлеге – а он в уплату за это повеселит их песнями. «Решено. Пойду».
Еле слышно пробираясь сквозь кусты, ласково отводя ветви деревьев, он подходил всё ближе и ближе к кругу света от костра… Он уже различал людей в тёмной одежде, сидящих вокруг него… Гаэт вытянул руку ладонью вперёд и сделал ещё несколько шагов, и приветственная песня уже готова была зазвучать, привлекая внимание незнакомцев…
Как вдруг…
… Он и опомниться не успел – его схватили сзади, заломив руки, как только он подошёл ближе к привалу. От неожиданности бард вскрикнул, потом попытался вырваться – конечно же, тщетно. Драться он никогда не умел, да и противники были явно ему не по силам, хотя держал его только один. Другой, выругавшись на непонятном Гаэту языке, схватил пленника за горло.
- Какого дьявола ты тут шатаешься?
В первый раз в жизни слова отказали барду, впервые он почувствовал страх – он не мог говорить (тем более что ему сжимали глотку). Гаэт бился в руках могучего врага, и сил у него уже не оставалось… Другой незнакомец, рассерженный молчанием пленника, размахнулся, и бард ощутил слепящий удар в лицо… Он не понимал, что происходит, вообще ничего не понимал – потом осознал, что оседает на землю под ударами, зажмурив глаза, и стонет от боли – сдерживаться и не стонать он не мог…
Сквозь удары ему послышались чьи-то шаги, и он заставил себя открыть глаза. Взгляд его встретился с чьими-то холодными и жестокими глазами – он не знал, что можно смотреть ТАК. Но думать об этом он не мог – слишком было больно… Гаэт уже почти потерял сознание…
А тот, кто так ошеломил несчастного барда своими жестокими глазами, не встретил ответного взгляда, холодного и твёрдого… Начальник отряда увидел только темноволосого юношу, лежавшего на земле и тихо стонущего… Его бледное лицо заливала кровь, глаза с длинными девичьими ресницами были закрыты… Казалось, что пленника уже никому не спасти…

Гилмор: 22.11.04

- Опять дождь… Нет, мне положительно нравится эта страна. Прекрасная погода , приветливые и доброжелательные люди. Особенно, когда не гонятся за тобой с вилами и топорами. Я же сказал, что не уверен в результате. А они обиделись. Ну, подумаешь сдохла корова… Ну, хорошо, три коровы! Но они бы и без меня померли бы! Наверное… Я же не по коровам специалист… А по людям. Я так и сказал. Или не сказал… Вроде бы я говорил.
И куда забрел?... Глушь какая-то… Вот как чувствовал, что на том перекрестке надо было прямо идти. Нет, я, конечно, прямо и пошел. И к чему я пришел? Я заблудился. Куда идти? Чего делать? Еды почти нет, воды нет. Денег нет, да и что тут купишь на них? И у кого?
- Стой!!!
- Язык мой – враг мой… Приветствую вас, уважаемые!
- Не двигайся!!!
- Куда уж тут двинешься, вон у вас мечи...… Я без оружия! Я лекарь!
- Сейчас посмотрим кто ты… Ну-ка, приляг..
- В каком смысле при…

Норвежцы склонились над распростёртым на земле телом и ждали когда же этот второй лазутчик подаст признаки жизни.
- Ты перестарался Улав, этот кажется...
- Нет! Смотри, Рольф он очухался!Тот первый был послабее.
- Так, посмотрим… Верно.
Наемник рывком поднял худого как жердь парня в короткой не по росту камизе и драных заляпанных грязью шоссах. По бледному лицу бедняги текла кровь.
- Ну и кто ты такой? - рявкнул Улав
- Очень, знаете ли удобно разговаривать с разбитыми губами… промямлил парень с тоской глядя на свою котомку, которую потрошил Рольф
- Смотри-ка, дерзкий! и взять с него нечего, мусор какой-то. рольф с раздажением швырнул котомку в кусты. Ну-ка, Олаф, добавь ему!
- Не на… ох! …до… Я лекарь, студент. Зарабатываю лечением. Пользую раненых, больных. Похмелье снимаю… Не в лицо!!!
- Улав, он над нами издевается, по-моему…
- Конечно издеваюсь… На самом деле я передовой отряд Короля, численностью в три тысячи копий. Я лекарь! Я умею лечить!
- Я ему не верю…
- Нет!!!
- Олаф! Стой, Вулф идет…
- Что тут ещё?
Олаф опять поднял избитого до полусмерти парня и придержал его за шиворот, поскольку стоять на ногах пойманный лазутчик уже не мог.
- Он шатался около лагеря, в лесу. Вульф, ну, ты же приказал хватать всех, кто будет подходить к привалу. Что мы и сделали.
- Это уже второй. И что они тут бродят
- Я вижу, что второй, - глубокомысленно приподнял бровь Харальд. - Ну и кто он?
- Наконец-то можно просто поговорить…добрый господин, я лекарь...могу...ох, только не в лицо!
- Олаф, подержи ка его!
- Боже, за что? Усмири кровожадных зверей, что напали на бедного путника. Не... только не в лицо...О-о-о...
- Тащи его ближе к костру, Улав, там первый уже лежит
- Оставьте его! Что вы делаете!- раздался пронзительный женский крик.
Наемники оторопели увидев перед собой леди Глиморган.
Растерепанная с заплаканными, но сверкающими от гнева глазами она наступала на них.
Улав от неожиданности выпустил лекаря и тот со стоном рухнул к ногам леди Бланшефлер.
- Ну ещё кого принесёт сюда, - пробормотал Харольд, - отвешивая поклон Бланшефлер.
- Сэр Ричард идёт,-вздохнул у него за спиной Улав и выругавшись с лязгом задвинул в ножны меч.

Unicorn: 22.11.04

Де Бар явился на шум последним.
Глазам его предстала невероятная картина.
Наемники свободные от дозора собрались у костра, и один из них пытался привести в чувство мальчика, совершенно не подававшего признаков жизни, поодаль ещё трое людей Вульфа смущенно переминались с ноги на ногу перед леди Бланш, которая стояла среди бесстыдно глазеющих на неё мужчин, полная праведного гнева
Наёмники Вульфа повиновались ей не сразу, они продолжали избивать ни в чём не повинных путников. А дочь графа Глиморганского привыкла чтобы её слушали с первого слова.
Бланш даже не замечала того, что её камиза из тонкого полотна становится всё более прозрачной от услившегося дождя и открывает взглядам мужчин гораздо больше, чем приличествует, зато это очень хорошо видел Харальдсон и глаза его, обычно безжизненные и ничего не выражающие постепенно загорались нездоровым, зловещим огнём.
Ричард тоже был поражен. У него просто дух захватило от нежной изысканной красоты Бланшефлер. Словно он никогда прежде не видел её… Плавные линии гибкого девичьего тела прикрытые золотистым, мерцающим в свете костров, шелковым облаком длинных кудрей.
Но Де Бар не мог позволить себе любоваться юной девой. К тому же его обеспокоил странный пристальный взгляд Эриксона…Ричард перехватил его и хотя Вульф тут же отвел глаза, рыцарь заметил достаточно.
А у ног Бланшефлер корчился от боли и громко стонал какой-то человек.
- Кровь Христова! Да что здесь происходит? - Рявкнул сэр Ричард. Первым его порывом было кинуться к Бланш, но он сдержался, чтобы ещё больше не скомпроменировать её в глазах ухмыляющихся наёмников, и, как можно спокойнее, произнёс. - Леди Бланшефлер, что вы тут делаете? Идёмте я провожу вас в шатёр к женщинам. А с вами Эриксон я поговорю позже, - с угрозой бросил он.
Ричард ждал когда Бланш отреагирует на его слова, но она даже с места не двинулась.
- Леди Бланшефлер? - повторил он.
- Я никуда не пойду, сэр Ричард, пока не окажу помощь этим людям. Или лучше велите перенести их в мой шатёр.
- Но мы даже не знаем кто они, - попробовал возражать де Бар.
- Это долг христианского милосердия! Даже если бы мы просто нашли их в таком жалком состоянии на дороге, то должны были бы помочь. - Возмутилась Бланш. - Тем более, раз в их беде виновны люди Харальда. Мы отвечаем теперь за жизнь этих несчастных.
- Как пожелаете, моя госпожа, - сдался Ричард. Он слишком хорошо знал когда спорить с Бланш бессмысленно. Похоже на этот раз был именно такой случай. - Харольд, пусть ваши люди со всей осторожностью отнесут раненых к женщинам. Со всей осторожностью, сказал я!
- Да, милорд, - низко поклонился Эриксон, пряча в бороде злорадную усмешку.
Де Бар легко мог одержать верх в поединке, но только не в споре с женщиной.

Last edited by Unicorn; 24.11.04 at 00:27.
Unicorn оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 22.11.04, 19:24   #23
Lomienna
old timer
 
Аватарка Lomienna
 
На форуме с: 03.2004
Откуда: Нигде
Сообщений: 1 006
Lomienna is an unknown quantity at this point
Этельфлид развернулась и пошла по тропе, ведущей к домику Элизы. Небо на востоке уже светлело, но под плотно сплетенными ветвями деревьев было сумрачно, но ночная тишина отступила, порванная в клочья хлопаньем крыльев редких еще птиц, шорохами в траве и другими звуками просыпающегося леса.
Этель шла медленно, касаясь кончиками пальцев веточек и листьев, тянувшихся к тропе, и размышляла о событиях этой ночи. Странный человек, спящий в дупле дуба, яркий свет, исходивший из Круга - все это было так необычно и предвещало перемены.
Задумавшись, Этель с размаху накололась рукой на сухую ветку шиповника, убитую морозом. Девушка зашипела от боли. Однако что-то на полусломленой ветви привлекло ее внимание. У самого кончика ветка была покрыта будто инеем, только "иней" этот мягко переливался и светился сам по себе. Этель осторожно, чтобы не пораниться шипами собрала мягкую пыльцу в ладонь и наклонилась чтобы получше разглядеть ее. Но от легкого вздоха почти все содержимое ладони легким ароматным облачком взвилось в воздух, мягко замерцав. Этель рассмеялась и сдула остатки пыльцы феи с пальцев.
- Ведь совсем недавно пыльцу-то эту оставили... Может меня ждали? - тихо спросила себя саму девушка. - Что, Хозяин Леса, передать мне что-то хочешь?! - уже громко и не таясь произнесла Этельфлид.
В ответ ей прозвучал только шелест ветра, разогнавшего рябь по листьям. Но второй порыв ветра принес с собой далекие крики мужчин и звон металла. Этель, удивленная и напуганная, на мгновение замерла, а потом медленно пошла к тому месту, откуда, как казалось, доносились крики. Она, уже не обращая внимания на тропу, свернула в густые заросли орешника и оказалась на небольшой поляне с деревом посередине. Этель могла поклясться, что голоса доносились откуда-то из кроны. Она остановилась не доходя до дерева и как зачарованная смотрела на другой край поляны, где по колено в утреннем тумане появился единорог. Величаво и не спеша, Хозяин Леса подошел Этель и как обычная лошадь, положил голову ей на плечо. Девушка радостно привычным движением обняла единорога за шею и уткнулась ему в гриву.
- Почему ты не пустил меня в Кольцо Фей? Я уже подумала, что это наказание...
- Это было не наказание, а испытание, - голос Хозяина Леса был глубоким и приглушенным, - Кроме того, пойми, ты была бы там совсем лишней.
- Да уж, что лишней - это точно. Я почему-то везде лишняя - невесело улыбнулась Этельфлид, отпуская шею единорога и отходя назад, - а зачем меня нужно было испытывать?
Хозяин Леса легко переступил передними ногами и нетерпеливо взмахнул головой.
- Ты должна будешь проводить Элизу и будущего Хранителя. А потом возвращайся сюда и живи здесь в лесу или в Кольце Фей.
- Ах, ну почему все чего-то от меня требуют и ничего не могут дать бескорыстно - ни убежища, ни знаний... Иногда я так жалею, что наделена колдовской силой! - воскликнула Этель. - Но что я могу сделать ? ведь еще моя мать в обмен на спасение обещала себя и своих потомков тебе в услужение! Хотя ты добрый хозяин...
Девушка замолчала и посмотрела на единорога.
- Конечно я пойду. Только вот куда?... - тихо произнесла она.
Хозяин Леса ей ничего не ответил а просто пошел к дереву в середине поляны. Этельфлид было пошла за ним, но потом остановилась. Единорог тоже, не доходя до дуба каких-то десяти шагов.
В тот момент, когда Этель хотела уже окликнуть его, прямо из чистого предрассветно-золотистого неба в дерево ударила молния. От неожиданности девушка вскрикнула и закрыла лицо рукавом. Однако уже через мгновение она не мигая смотрела в огонь, охвативший дуб.
В языках пламени сначала беззвучно, а потом с нарастающим шумом и криками двигались люди. Гудение огня складывалось в голоса. Совершенно ошеломленная, Этельфлид все смотрела, как одни люди убивают других, выпрягают из повозок лошадей и оставив после себя только трупы и ненужный хлам скрываются в лесу. Только одно имя, случайно услышанное, заставило Этель очнуться. Как подкошенная, девушка упала на траву.
Словно повинуясь какому-то приказу, огонь, пожиравший дерево потух, не оставив и следа на по-прежнему свежих коре и листьях.
- Зачем ты показал мне все это, Хозяин Леса? Правда это или ложь? - дрожащим голосом спросила Этельфлид.
- Передай и покажи все что видела Уилфреду. Пусть не медлит, потому что я показал тебе события прошедшей ночи. Теперь иди, я сделая так, что у дома Элизы ты будешь раньше остальных.
И единорог развернулся и быстро скрылся за деревьями.
Этель встала и без труда нашла знакомую тропу, которой возвращалась. Очень скоро, она приметила засохший клен, от которого до поляны с домом было рукой подать. Этельфлид быстро шла вперед, ничего не опасаясь, однако, запахи, принесенные ветром, заставили ее насторожиться - в воздухе пахло гарью.
Не обращая внимания на корни, торчащие из земли, девушка почти бегом направилась к дому.
Когда Этель вышла на опушку леса, ей сразу стало все ясно: видно кто-то видел, как она пришла к Элизе, и этой ночью дом сожгли. То ли думали что девушки внутри, то ли просто со злости.
Она не стала ходить по пепелищу, а просто уселась на траву и стала ждать...
Lomienna оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 22.11.04, 19:41   #24
Gamaun
old timer
 
Аватарка Gamaun
 
На форуме с: 05.2004
Откуда: Летучий голландец
Сообщений: 1 331
Gamaun is an unknown quantity at this point
Бланш ехала верхом по осеннему лесу. Она не торопила Роя и он шел, бесшумно ступая по усыпанной золотой листвой тропинке. День был чудный. Казалось, что яркое синее небо, желтые листья и черные стволы лип написаны художником. Ветер легко дотрагивался до ее лица и шелестел в кронах деревьев. Бланш чувствовала, что все тревоги остались где-то позади и знала, что теперь и всегда будет счастлива, что жизнь ее будет как этот день, светлой и яркой.
Она начала напевать в полголоса:

В великом море светила плывут
Над вечным кружением вод.
Приляг, преклони шальную главу
На грудь, что не чует, не помнит, не ждет.

Она лишь качает нас в люльке из звезд, -
Рептилию, розу, ей все равно.
Отсюда мы вышли и здесь наш погост.
Спокойной ночи, радостных снов.

Бланш отпустила поводья и позволила лошади выбирать дорогу. Подступали сумерки. Вдруг сквозь просвет между деревьями, далеко впереди, она увидела человека в темной одежде, кажется, разводящего костер. Не чувствуя страха, но только сильнейшее любопытство, она спешилась и, огладив Роя, привязала его к дереву. Ей хотелось подойти к чужаку незаметно, а с рыжей лошадью в поводу это точно не удалось бы. Подобрав подол, чтобы шорох листьев не выдал ее, она направилась к привалу незнакомца.

Если бы ее спросили, почему она поступает так неосмотрительно, она затруднилась бы ответить. Просто сейчас это казалось ей единственно верным...

Все ближе и ближе... Теперь она видела, что путников двое. Один из них что-то произнес, и другой рассмеялся, запрокинув голову. Бланш замерла, не веря своим ушам. Джонатан!!! Только он может так звонко смеяться, это его голос, его невозможно ни с кем спутать! Всемогущий Боже, он жив!!! Еще несколько шагов... Теперь она видела его спутника, отвернувшегося в сторону, чтобы достать что-то из котомки, брошенной на землю. Брайен!!! Значит она была права, упрямо не веря в смерть братьев, даже когда Ричард запинаясь и отводя глаза рассказывал об этом, даже когда останки Брайена отпевали, даже когда его хоронили в семейном склепе... Есть вещи, с которыми нельзя смириться. И вот теперь она была в нескольких шагах от них, чудом вернувшихся с того света. Живых. Прежних.
Не чувствуя под собой ног, она приблизилась к привалу, все еще не замеченная ими. Теперь Брайен был прямо перед ней. Он сидел на земле, глядя на костер и завернувшись в плащ, как будто его пробирал озноб.

Она наклонилась и протянула руку, чтобы дотронуться до его плеча, ликуя и чувствуя, как по щекам ее бегут слезы радости. Коснулась грубой ткани покрывающего его плаща и произнесла срывающимся от волнения голосом:

- Брайен... брат мой...
Он медленно повернулся к ней, пока сердце ее старалось выпрыгнуть из груди, и она увидела... чужое грубое лицо, искаженное гримасой ненависти, такой свирепой и неподдельной, что она с криком ужаса отшатнулась. Вдалеке испуганно заржал Рой. Невероятно, что еще минуту назад она была совершенно уверена в том, что это ее братья. Как она могла так ошибиться? Теперь она видела лицо второго человека, недобро ухмылявшегося ее испугу и многозначительно покачивающего головой. Ворон, это был Ворон! Он поманил ее пальцем и с издевкой проговорил нараспев:
- Даже и не думай сбежать от нас, все давно решено, леди Бланшефлё-ё-ёр...
Даже во сне она поразилась тому, как внезапно потемнело небо. Костер вспыхнул разом и языки пламени шипя змеями взвились в небо.

С криком и колотящимся сердцем Бланш проснулась. Несколько секунд она ошеломленно смотрела вокруг, приходя в себя и успокаиваясь. Рядом безмятежно спала Гертруда, негромко похрапывая. Это был просто сон. Один из этих снов. ОНИ МЕРТВЫ И НИКОГДА НЕ ВЕРНУТСЯ...
Лицо ее было мокрым от слез, и сердце билось как птица о прутья клетки.
В ушах ее все еще звучали непочтительные слова Ворона.
Она прислушалась. Нет, голоса ей не послышались. За пологом шатра что-то происходило на самом деле. Теперь она ясно слышала вскрики.

- ... только не в лицо...О-о-о...
- ...ближе к костру, Олаф!

Недалеко от костра несколько наемников казалось плясали джигу... на ребрах скорчившегося у их ног человека, который пытался заслонить руками голову.
Один из них, кажется Улоф, пнул стонущего парня так, что Бланш отчетливо услышала отвратительный звук хрустнувших ребер. Он отчаянно вскрикнул. Только теперь она разглядела еще одно тело, валяющееся без признаков жизни у ног Вульфа, сложив руки на груди хладнокровно наблюдающего за избиением.

- Оставьте его! Что вы делаете! – крикнула она, едва владея собой.
Вульф посмотрел на нее с выражением, напоминающем то, что она увидела в своем сне. Но это был не сон, и здесь она не собиралась его бояться. С нее было довольно!

- Прекратите истязать этого человека, или вам придется пожалеть о последствиях! – крикнула она звенящим от гнева голосом, продолжая наступать на них.
Наемник, приподнявший в этот момент пленного за шкирку, изумленно выругался сквозь зубы и сплюнул. Все уставились на нее, очевидно, не веря своим ушам.

- Ну ещё кого принесёт сюда, - пробормотал Харольд, - отвешивая ей самый непочтительный поклон из когда либо полученных ей.
- Сэр Ричард, - вздохнул у него за спиной Улоф и, выругавшись, с лязгом задвинул в ножны меч, которым судя по всему, собирался отрезать пленнику уши.

У ног Бланшефлер корчился от боли и громко стонала их жертва. На лице его кровь смешалась с грязью так, что черт было невозможно разобрать.

- Кровь Христова! Да что здесь происходит? - Рявкнул сэр Ричард. Первым его порывом было кинутся к Бланш, но он сдержался и уже спокойнее произнёс. - Леди Бланшефлер, что вы тут делаете? Идёмте я провожу вас в шатёр к женщинам. А с вами Эриксон я поговорю позже, - с угрозой бросил он через плечо.
Ричард ждал когда Бланш отреагирует на его слова, но она не собиралась сдвинуться с места.
- Леди Бланшефлер?
- Я никуда не пойду, сэр Ричард, пока не окажу помощь этим людям. Или лучше велите перенести их в мой шатёр, - отчеканила Бланш. Она не собиралась обсуждать свои решения
- Но мы даже не знаем кто они, - попробовал возражать де Бар.
- Это долг христианского милосердия! Даже если бы мы просто нашли их в таком жалком состоянии на дороге, то должны были бы помочь! – Она чувствовала, как горят ее щеки. Ричард должен был быть на ее стороне. - Тем более, раз в их беде виновны люди Харальда. Мы отвечаем теперь за жизнь этих несчастных.
- Как пожелаете, моя госпожа, - сдался Ричард. Он слишком хорошо знал когда спорить с Бланш бессмысленно. Похоже на этот раз был именно такой случай. - Харольд, пусть ваши люди со всей осторожностью отнесут раненых к женщинам. Со всей осторожностью, сказал я!

Только теперь Бланш осознала, что стоит перед всеми в одной ночной рубахе тонкого холста, со спутанными волосами, заплаканным лицом и сжатыми кулаками... прелестное зрелище, ничего не скажешь...
С чувством собственного достоинства и гордо поднятым подбородком, едва не стоившим ей в пляшущем свете костра вывихнутой ноги, она ровным шагом удалилась в свой шатер, чувствуя спиной взгляды присутствующих.

Last edited by Gamaun; 24.11.04 at 21:18.
Gamaun оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 23.11.04, 03:30   #25
Unicorn
old timer
 
Аватарка Unicorn
 
На форуме с: 11.2004
Откуда: иногда Неверленд, чаще - дорога
Сообщений: 769
Unicorn is an unknown quantity at this point
Запах гари стлался по ещё скрытому в предутреннем тумане едва просыпающемуся лесу.
Грей недовольно фыркнул, потом прижал уши, вздёрнул голову и попятился.
- Вперёд, - потянул за повод Уилфред, - ну де, Грей! – Но конь не повиновался хозяину. Он чувствовал какую-то опасность. Уилфред обернулся к Элизе.
- Ты сможешь ехать верхом сама?
Девушка поняла, чего он хочет, и сейчас же соскользнула с седла.
- Нет! Я никуда не поеду без вас, милорд…
- Оставь это, не называй меня так, зови просто Уилфред.
- Хорошо… Уилфред.
- Сердце его дрогнуло, когда она сказала это. Рыцарь нежно коснулся пальцами
её полураскрытых губ, щеки, золотых волнистых прядей, что обрамляли бледное
лицо.
- Ты прекрасна! Видит Бог, я никогда не встречал такой как ты... Назови мне твоё имя, чтобы я мог произнести его.
- Меня зовут Элиза, - отвечала девушка.
- Элиза…неужели ты думаешь, что я могу оставить тебя? Ведь я дал слово Хозяину леса и я…
Элиза покачала головой, подняла руку и приложила пальцы к его губам.
- Не давай мне никаких обещаний, не клянись, просто скажи, что вернёшься и я поверю тебе. – Прошептала она. Я так боюсь и тебя потерять…
- Я вернусь, - нежно отводя её руку, промолвил он.
- Неужели всё, что говорила маленькая фея – правда? Я живу в этом лесу, сколько помню себя, здесь жили мои родители. Мы были так счастливы вместе до того дня когда однажды утром я проснулась и
увидела, что осталась одна. Они ушли. И я не знаю где их искать.
- Мы отыщем их вместе.
- Она нуждается в защите больше всех нас, -услышала девушка странный голос совсем
не похожий на человеческий. Как будто могучий ветер пел в ветвях или
рокотали волны у прибрежных скал.
Элиза поняла что с ними говорит Хозяин
Леса.
- Ей действительно грозит опасность? - Спросил Уилфред, глядя вверх в кроны деревьев.
- Как и тем, кого она хочет отыскать, - отвечал голос Хозяина.
- Что я должен сделать, чтобы помочь Элизе?
- Следовать велению сердца.
- Где мне найти их, скажи! - Позабыв страх крикнула Элиза в ночное небо.
- Ступай в Валийские горы...Валийские горы...Валийские горы... – замерло эхо.
Грей пронзительно заржал и силился подняться на дыбы. Уилфред с трудом усмирил его
- Постой здесь, под этим дубом. Никуда не отходи от коня. – Рыцарь коротко привязал жеребца к дереву. – При необходимости ты сможешь ускакать. Отправляйся в замок к моему отцу, он добрый человек и не прогонит тебя.
- Конь чует неладное… не надо идти туда…Уилфред! Пожалуйста!
- Я вернусь, - повторил он.
Несколько шагов и рыцарь скрылся в густом тумане. Элиза больше не видела его. Она ждала и ждала, а Уилфред всё не появлялся. Промозглая утренняя сырость пробирала девушку до костей, Элиза плотнее куталась в свой плащ, но это не помогало, дрожь била её всё сильнее.
- Уилфред! – наконец не выдержала и закричала она. Уи-и-лфре-е-д!, - «Не-е-т… н-е-е-т…» отвечало её жалобному призыву, лесное эхо.
А Уилфред уже не мог услышать её, хотя отошел совсем недалеко.
Тяжким мороком вдруг навалился на рыцаря неодолимый сон. Рыцарь пошатнулся, медленно опустился на колени, а потом, раскинув руки, упал лицом в упругий изумрудный мох, Странное оцепенение сковало его чувства и волю, подчиняясь неведомой тёмной силе Уилфред провалился в пустоту небытия.
***
Туман рассеивался и плыл белёсыми клочьями. Элиза всё стояла около Грея и тщетно пыталась уловить звук шагов Уилфреда. Нет, должно быть он далеко ушел.
Вдруг иной зыук, чем шум ветра или шелес деревьев заставил Элизу испуганно прижаться к стволу векового дуба. Словно бы звякнули монеты, а потом она услышала невнятное бормотание. И, наконец ветви над самой её головой раздвинулись и перд Элизой явилось удивленное заспанное лицо рыжеволосого юноши с пронзительно зелёными глазами. Девушка закричала от страха, и бросилась бежать, но незнакомец проворно соскочил с дерева и схватил её за руку.
- Постой, я не причиню тебе вреда. Просто я спал в дупле…у тебя не найдётся чего нибудь для бедного Странника. Я очень голоден.
- Элиза перевела дух и к своему удивлению рассмеялась. Нет, это рыжий бродяга был совсем не страшный. Ничего не случится, если она вернётся домой и покормит его. И Уилфред скорее найдёт их там, когда туман окончательно рассеется. Не может он уйти из лесу без коня. Эта мысль окончательно успокоила Элизу и она сказала.
- Если ты поможешь мне отвести жеребца, я пожалуй найду для тебя немного хлеба и сыра.
- Идём! – Обрадовался он и принялся отвязывать Грея.
Элиза хорошо знала дорогу, она вела рыжеволосого юношу самым коротким путём.
В лесу всё было спокойно, только запах гари усиливался, как будто рядом лес горел. Вот и два сросшихся дуба, под ними родник. Сейчас тропинка резко повернёт направо и… Элиза ахнула и остановилась. Она не могла поверить своим глазам. Там, где на поляне стоял её дом, теперь страшно дымилось пепелище. В стороне, прямо на серой от пепла траве, обхватив колени руками сидела Этель.
- Ничего не осталось…горелые балки рухнули, - сказала она.
Ветер гонял по серой от пепла поляне обрывки обугленных пергаментов, ничего нельзя было спасти..
Элиза как стояла, так и опустилась на землю. Она даже плакать не могла.
- Элиза! Где Уилфред, - трясла её за плечи Этель
Но девушка словно онемела от горя и не отвечала
- Может принести воды? – Неуверенно спросил рыжеволосый спутник Элизы , только теперь Этель, обратила наконец внимание и на него.
Unicorn оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 23.11.04, 15:06   #26
Alchere
old timer
 
Аватарка Alchere
 
На форуме с: 01.2003
Откуда: Далёко...
Сообщений: 964
Alchere is an unknown quantity at this point
Сначала был огонь. И чёрная пропасть.
«Что со мной?»
Алый огонь пожара, огонь битвы, огонь крови…
Крики – в бой!
Темнота… темнота – покой. И крик ворона.
В ушах – отзвуки песни, сочинённой давным-давно другим менестрелем…
…cladar a fhert, sátir a lia, scríbthair a ainm n-ogaim, agair a gubae…*
«Что это?»
…cladar a fhert…
Это – песнь смерти… Неужели ему – умирать?
И снова пламя… Он был в эпицентре битвы, какой-то давней битвы за власть над миром…
Fri duir n-dorar n-deirgg… **
Вокруг – пламя, и ничего не видно, но надо идти вперёд, вперёд, вперёд… Рассечь завесу огня… рассечь… раскрыть…
Холодная сталь клинка, которую он никогда ещё не держал в руках… И он – один из воинов в битве огня.
Soss fri tress trén,
fri trén tresgail.***
Но не победить пламя, не убить его… Выше, выше, выше, до неба пожар!
Máraib frassaib folcais domuin demdath… ****
Как победить? Как?
Не пробиться… И в ушах – звон стали, и отзвуки песен… Песни битв и песни погребений…
…cladar a fhert…
Значит – СМЕРТЬ???
Смерть?
…пожар…
…боль…

Гаэт вскрикнул и снова заметался в лихорадочном бреду… Он не сознавал ничего вокруг… Жар внушал ему кошмарные видения, завладел всем его телом… Бард лежал с широко открытыми глазами, не видя ничего, и то кричал от боли, то защищался от невидимых врагов… Ему казалось, что он наносит удары, мчится вперёд… на самом же деле он только метался, стискивая зубы, и с трудом шевелил руками, сжимая и разжимая кулаки… Иногда он чувствовал на своём лбу чью-то руку… ласковое прикосновение, на время возвращавшее его к жизни и снимавшее жар и боль… Он успокаивался… А потом снова начиналось…
…Так прошла ночь, и прошёл день…
Вечером следующего дня Гаэт впервые очнулся… Или это только показалось ему – прекрасная дева в белых одеждах? Ему говорили, что так выглядят ангелы… Значит – он уже ушёл?
Бард молча всматривался в прекрасное лицо, обрамлённое локонами цвета тёмного золота, и восхищался красотой девы. Между тем она встала и отошла от постели больного – кажется, отдать какое-то приказание. Потом вернулась, села рядом с юношей, ласково приподняла его голову белоснежной рукой и поднесла к его губам чашу с каким-то напитком…
Гаэт попытался улыбнуться, попытался что-то сказать – но тут же закашлялся и ощутил во рту привкус крови. Пошевелиться он тоже не мог.
Белоснежная дева, увидев, что он хотел заговорить с ней, прикрыла ему рот ладонью:
- Ты не должен разговаривать… Лежи… лежи… всё будет в порядке…
_________________________________________________
* «роют ему могилу, устанавливают камень, пишут имя, плачут по нему»
** «в жестоких боях кровавых»
*** «стойкий в битвах могучих, в могучих битвах доблести»
**** «великими потоками (крови) покрыл (он) мир тёмного цвета»

Last edited by Alchere; 05.12.04 at 00:43.
Alchere оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 23.11.04, 18:32   #27
Gamaun
old timer
 
Аватарка Gamaun
 
На форуме с: 05.2004
Откуда: Летучий голландец
Сообщений: 1 331
Gamaun is an unknown quantity at this point
Поднятый ими шум разбудил большую часть лагеря. Бланш быстро оделась при помощи взволнованной и не понимающей ничего со сна Маргарет, которая была убеждена в том, что на них напали саксы и все время порывалась упасть на колени читать молитвы.
Раненых отнесли в женский шатер.
Один из них все это время не подавал признаков жизни, она очень беспокоилась о нем и проследила за тем, чтобы его положили осторожно на расстеленную для него постель из медвежьих шкур. Его более удачливый спутник был в сознании и душераздирающе стонал, пока бормочущие проклятья Улоф и Рольф тащили его. Все-таки не удержавшись в последний момент, они «уронили» его с носилок на земляной пол рядом с приготовленным ложем. Гневный вопль и новые стенания были ответом...

Гертруда наконец сообразила что к чему и уже шпыняла ошалевших от ее напора викингов. Нужно сказать, получалось это у нее превосходно. Сама похожая на скандинавскую матрону, женщина внушительных габаритов с красным лицом, уперевшая руки в боки, вела себя так, как будто перед ней были нашкодившие деревенские мальчишки. Одного она погнала за Арчибальдом, второго отправила за водой, а третьему велела добыть одеял...
Она развела бурную деятельность и уже выговаривала здоровенному малому, смотревшему на нее с некоторой оторопью сверху вниз.

- Когда я говорю – принеси мне чистых тряпок на повязки, милейший, я имею в виду ЧИСТЫХ и, если вас не затруднит, ТРЯПОК. Если смысл моих слов ускользает от тебя по той прискорбной причине, что повитуха обронила тебя головой вперед, то будь так любезен, найди кого-нибудь, кто понимает разницу между...

Арчибальд не заставил себя долго ждать. Заспанная физиономия, всклокоченные со сна волосы, надетая задом наперед мантия и прилипший к бороде леденец вызвали у Гертруды неодобрительное фырканье. Она считала ученого наставника Бланш пустышкой и не считала нужным это скрывать.

Тем временем Бланш куском чистой ткани омыла лицо первого раненого.
Один глаз полностью заплыл, губы разбиты и правая бровь глубоко рассечена, но нос не был сломан, о чем она сообщила своему пациенту. Он шипел от боли каждый раз, когда она дотрагивалась до его ран, но прекратил стонать и жаловаться, уставившись на нее круглым зеленым глазом, который кажется перестал мигать. Он оказался рыжим и худым. С него сняли разодранную рубаху и Арчибальд, сразу ставший похожим на ребенка, получившего новую игрушку, принялся осматривать ссадины и синяки, покрывавшие его. Он даже начал что-то нескладно мурлыкать себе под нос.

- Ну-с, юноша, отметелили вас как следует, хотя вы еще легко отделались. Кажется, пара ребер повреждены, но старый Арчибальд исправит это, а заодно проверит наконец пару новых методов лечения, успешно испробованных на мышах! Мыши были как новые!
- Назовите мне свое имя, друг мой! – ласково произнесла Бланш.
- П-патрик , моя госпожа. – ответил он, мучительно покраснев, - Я – п-практикующий лекарь, направляюсь в Кентербери.
- Арчибальд позаботится о вас, ничего не бойтесь и постарайтесь набраться сил, здесь больше никто не поднимет на вас руку.
Патрик широко улыбнулся, немедленно охнув и скорчив гримасу - пока улыбаться было больно.
Оставив его на попечение Гертруды и Арчибальда, она подошла ко второму раненому, который беспокоил ее намного больше.

Отжимая лоскут в чаше с водой, она бережно смыла кровь и грязь с лица незнакомца, его темные длинные волосы спутались и слиплись от грязи. Он был смертельно бледен, нежная кожа в страшных ссадинах, разодранная губа и глубокая рана на скуле... И разбитый висок... Наверное, он был красив, до того как... Она чувствовала, что глаза ее наполняются слезами. За что они изувечили этого мальчика? Она осторожно разрезала кинжалом его пропитанную кровью тунику и задохнулась от ужаса.
- Арчибальд, подойди сюда!
...
- Мда... За этого я не поручусь, девочка моя. Локоть мы ему вправим, но все остальное... Понимаешь, слишком много повреждений. Если он не умрет от лихорадки, смотри - он уже горит, то у него есть шанс, хотя я бы на него не поставил... Ну что ты! О, Господи, что мне с тобой делать... Держи платок, он почти чистый... Я ничего не могу поделать, Бланш.

На утро ему стало хуже.
Он бредил. Вскрикивал и бился в беспамятстве. Бланш терпеливо поправляла его одеяло, снова стирала горячий пот с его лица и прислушивалась к бессвязным словам.
- ...не победить пламя, не убить его…
Иногда он начинал бредить на незнакомом ей странном и мелодичном языке.
- …cladar a fhert…
Она не отходила от его ложа.
Ей было страшно. Казалось, что она видит, как жизнь покидает его тело.
Арчибальд несколько раз подходил к Бланш и пытался отправить ее спать, но она упрямо отказывалась. Маргарет принесла ей еду и заставила есть, не слушая возражений.

И снова Бланш прикасалась холодной рукой к его лбу. Огонь сжигал его изнутри...
Он стонал и слезы текли из-под его темных ресниц...
Бланш молилась. Она просила за него так, как когда-то просила за братьев.
Пожалуйста, не забирай его... Даруй ему жизнь. Сохрани его. Я боюсь.
Казалось, что это никогда не кончится.

....

Жар спал нежиданно. Вечером следующего дня она увидела, не веря своим глазам, что он спит спокойно, ровно дыша. Испарина больше не покрывала его лицо, на которое, казалось, вернулись краски.
Наконец он очнулся и в первый раз за все это время открыл глаза, видно было, что даже это дается ему с трудом.
Юноша смотрел на Бланш и попытался улыбнуться разбитыми губами.
Она улыбнулась ему в ответ, чувствуя, что счастье переполняет ее.
Он попытался что-то сказать – но тут же закашлялся и девушка остановила его, нежно прикоснувшись рукою к запекшимся губам:

- Ты не должен разговаривать… Лежи… лежи… всё будет в порядке…

........

Гилмор


- Ой, как удобно лежать… Кто бы знал! Уютная кровать в родном до… ме…
Понемногу воспоминания возвращались в мою больную голову. Почему-то вместе с болью во всем теле. Вспомнились разъяренные крестьяне, потом какие-то викинги, и, наконец – прекрасная дама, у ног которой я и потерял сознание. Постойте... потом меня куда-то тащили и уронили, кажется... И еще там был какой-то всклокоченный старик с леденцом в бороде и кошмарная тетка... Я рывком вскочил с постели и тут же горько пожалел об этом. В глазах потемнело, в голову кто-то вонзил раскаленный прут, предварительно полоснув им по ребрам. Сознание, и так нетвердо державшееся в голове, тут же сделало попытку меня снова оставить. Это, однако, удалось пресечь и я рухнул на подушку совершенно обессиленным.
Через некоторое время, собравшись с силами, я решил оглядеться. Ничего так, симпатично… Чувствуется женская рука. Парень какой-то симпатичный рядом, на улице слышатся голоса… СТОП!!! Что за парень?
- Эй! Приятель, как ты?
В ответ ни слова. Не то спит, не то без сознания... А может просто не хочет разговаривать... Видать из благородных, вон какие руки белые... Этот в поле не работал и кож не дубил. Похоже, с компанией мне не повезло... Сколько еще тут придется проваляться с этим задохликом?

- Бланш, ты не обязана лично заниматься ими!
- Это мой христианский долг. Я чувствую себя виноватой за поведение наших стражников.
Голос был довольно-таки приятным. Надо рассмотреть обладательницу голоса поподробнее. Для удобства я «потерял сознание» - трюк, который не раз приносил мне пользу.
Она вошла и я понял, что она стоит в нерешительности. Решает к кому из нас первому подойти. Я решил ей помочь в решении этой проблемы, пошевелившись и застонав. Не громко, чтобы она не позвала кого-нибудь на помощь. Разумется, она подошла ко мне. Полуприоткрыв глаза я видел, что она смотрит на меня с жалостью. Это и не удивительно – достаточно было вспомнить кулаки тех мордоворотов. Я застонал снова, но на этот раз от злости. Она тут же положила мне на лоб прохладную тряпку и погладила по голове.
- Все будет хорошо, вы поправитесь.
«Конечно поправлюсь. Ради тебя.» Она присела рядом и подперев голову кулачком стала смотреть на нас. Тут я решил прибегнуть к одному из своих излюбленных приемчиков. Пошевелившись я сделал «неосторожное» движение рукой и она «случайно» упала ей на колени. Она вздрогнула и покраснела. Аккуратно взяв мою руку она положила ее мне на грудь. Я тут же «очнулся» и сжал ее теплую и мягкую ладошку.
- Где я? – сделал я вид, что ничего не помню.
- Все в порядке, - сказала она, отнимая свою ручку, - вы среди друзей. – Я поморщился и она добавила, - По-крайней мере в данный момент.
- Да уж… Хорошие у вас часовые. На какой п-помойке вы их подобрали?
- Они... опытные воины.
- Я заметил, - сказал я, потирая скулу.
- Хорошо, теперь мне нужно заняться им. У него лихорадка.
- Он п-просто слабже меня.
Она посмотрела на меня и грустно улыбнулась. Я улыбнулся ей в ответ и тут же скривился – губы болели ужасно.
Она перенесла все свое внимание на моего соседа, а я отвернулся. Через некоторое время я с неудовольствием заметил, что этим тихоней она занимается дольше, чем мною. Обделенный вниманием, я опять душераздирающе застонал и повернулся к ней. Человек погибает, а эта бессердечная особа бросила его на произвол судьбы! Она просто сидела и смотрела на меня, прищурив глаза.
- А я тут сижу и жду, когда же ты повернешься. Ты обманул мои предчувствия на пять минут. Не мог выдержать? И, кстати, твои штучки тут не пройдут, – она поднялась и направилась к выходу.
- Какие штучки? Меня избили – вот и все мои штучки, - ответил я с благородной сдержанностью.
-Да? У меня, знаешь ли, хороший наставник. В его обязанности входит и обучение меня основам медицины. Ты знал, что дыхание спящего или находящегося без сознания человека разительно отличается от дыхания бодрствующего?
Кинув эту шпильку, она уже у выхода повернулась, послала мне ослепительную улыбку и вышла.
«Мы уже на «ты»? Замечательно!!!»

Last edited by Gamaun; 24.11.04 at 21:20.
Gamaun оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 23.11.04, 18:53   #28
URUK-HAI Charlie
old timer
 
Аватарка URUK-HAI Charlie
 
На форуме с: 07.2003
Откуда: Нора в South-West.
Сообщений: 2 398
URUK-HAI Charlie is an unknown quantity at this point
Люди Вульфа, выругавшись, все-таки выполнили приказ Ричарда, аккуратно подняли пришельцев и отнесли их к шатру Леди Бланшефлер. Вульф снова поклонился Де Бару и направился к своим людям, все так же отдыхавшим у костра. Леди Бланшефлер, о другом Вульф просто думать не мог.
Харольд кинул взгляд на Ворона. Колдун все так же неподвижно сидел, спрятав лицо. Вульф уже плохо помнил, в каких точно землях Ворон нашел его. Да, именно колдун нашел Харольда, а не наоборот. Чародей сказал, что Вульф и только он, может использовать знания и силы, данные Ворону богами. Настоящего имени Ворона не знал никто, единственное, что было доподлинно известно, так это то, что колдун родился в немецких землях и там научился разговаривать с духами. Ворона боялись многие, слишком уж много историй о несчастных жертвах его магии ходило по свету. Говорили, что колдун может с легкостью проникнуть в сознание человека и заставить его сделать все, даже покончить с собой. Рассказывали, что колдуну уже не одна сотня лет, что он бессмертен. Вульф помнил случай, когда после нескольких тайных заклинаний, прочитанных Вороном перед костром, наемник, не желавший выполять поручение, вспухнул как факел. Но Харольд был очень доволен, что в его отряде есть такой чародей. Одно присутствие Ворона вселяло ужас во врагов. Горм уступил место Эриксону, и Вульф снова сел напротив Ворона.
- Ты думаешь о дочери графа. - тихим хриплым голосом произнес Ворон, из под капюшона на Вульфа смотрели бесцветные глаза колдуна.
- Да он последнее время, о другом просто думать не может! - воскликнул Эйрик, вернувшись от шатра леди Бланшефлер.
- Закрой свою пасть. - сквозь зубы процедил Вульф. - Да, я думаю о ней.
Харольд знал, что духов не обманешь. а поэтому, перечить Ворону - нет смысла. Наемники замолчали. Вульф прервал тишину.
- Ворон, что ты выяснил? Ты нашел их?
- Нет, вождь, пока нет. Но искать их придется... - колдун замолчал.
- Где? Где их искать? - нервно спросил Харольд.
- Уэльс. - прохрипел Ворон. - Они там.
Колдун снова спрятал лицо и больше не сказал ни слова.
- Духи никогда не врут - сказал Горм. - Ярл, значит, мы направляемся в Уэльс?
- Сначала нужно закончить одно дело. - ответил Вульф. - А потом уже...
- Когда же, Вульф, когда?! - Эйрик практически кричал. - Далась тебе эта девка.
- Успокойся! - сказал наемнику Горм. - Ярл лучше знает, что и когда делать. Один не просто так покровительствует Харольду. И если он хочет заполучить ее, то нам нельзя мешать ярлу.
- Ах, да. Он же эйнхерий* и уже доказал Одину свою доблесть. - с обидой пробормотал Эйрик.
Вульф перевел свой взгляд на Эйрика.
- Эйрик, сядь и замолчи. Или, клянусь, ты пожалеешь, что не остался в Норвегии.
Услышав эти слова, наемник сел на землю и умолк.
- А что Де Бар? - спросил Олаф.
- Ему я снесу голову с огромным удовольствием.

------------------------------------
* эйнхерий - избранный человек, которому еще при жизни покровительствует верховный бог Один за ратные доблести. После семрти эти люди попадали в Вальхаллу.

Last edited by URUK-HAI Charlie; 26.11.04 at 20:51.
URUK-HAI Charlie оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 24.11.04, 00:16   #29
Unicorn
old timer
 
Аватарка Unicorn
 
На форуме с: 11.2004
Откуда: иногда Неверленд, чаще - дорога
Сообщений: 769
Unicorn is an unknown quantity at this point
Чем ближе продвигались путешественники на юг, тем тяжелее становилось на сердце у сэра Ричарда. Ещё несколько переходов и отряд достигнет границы Корнуолла, а там уже останется не более сорока лиг до замка сэра Оуэна.
Там у алтаря в часовне Уайтфорда Ричард должен был от имени графа Родерика Глинморганского передать невесту жениху.
Но пока он старался не думать об этом, справедливо полагая, что для печали судьба предоставила ему всю оставшуюся жизнь. Жизнь без Бланш.
Ричард заметил, что его прекрасная спутница тоже испытывает беспокойства, она стала молчаливой, уединялась в своём шатре на привалах или уходила сразу же после трапезы в покои отведённые ей, если им удавалось получить ночлег в странноприимном доме.
Постоялых дворов Ричард избегал, хотя наёмники из отряда Харальда тихо, но злобно роптали по этому поводу. Однако командир держал их в узде и они не смели обсуждать действия де Бара открыто.
После разногласия с Вульфом, как его называли в отряде, сэр Ричард почти не общался с наёмником, кроме тех случаев, когда надо было отдать приказание о том, где свернуть или разбить лагерь и сколько времени они будут отдыхать. Несмотря на все старания де Бара, предупреждения и угрозы так и не удалось заставить людей Эриксона на привала всё время оставаться в лагере при обозе, они выставляли дозорных и отправлялись промышлять охотой, коль скоро Ричард запретил им грабить деревни
А теперь ещё эти странные попутчики. Де Бар не слишком им доверял. Один из них, по имени Патрик, назвавшийся студентом из Саламанки оправился на удивление быстро, да слишком быстро. Теперь он проводил время в бесконечных спорах со старым наставником леди Бланшефлер, этим добрейшим чудаком Арчибальдом. Как ни был удручен невесёлыми думами Ричард, а не смог удержаться и хмыкнул в усы при воспоминании о том что они учинили вчера на привале. В самый разгар полуденной трапезы…
Ладно бы только это. Рыжий студент без конца задевал людей Эриксона, было похоже, что попав под покровительство Бланшефлер, он мстит им за доставленные его лицу неприятности. Впрочем, синяк под его глазом, да пара ссадин
- вот и все боевые отметины, что оставили на нём свирепые норвежцы. Второму повезло меньше. Сначала Арчибальд, который при всей чудаковатости был хорошим лекарем сказал, что надежды нет.
Однако Бланшефлр ни на шаг не отходила от этого незнакомца. По её требованию отряд оставался на месте целых три дня! Это при том, что они торопились в Уайтфорд. При том, что с каждым днём всё труднее становилось держать наёмников в узде. А ведь против трёх мечей сэра Уилфреда и его оруженосцев их было в шесть раз больше. Если бы дело дошло до сражения…
Ричард подавил тяжелый вздох и нахмурился. Когда бы бы граф Родерик узнал, чо они всё ещё в пяти дневных переходах от Уайтфорда, а могли бы уже вьезжать в ворота замка.
Ещё в Глиморгане старый граф сказал ему на прощание «Как я ни печалюсь, что приходится расстаться с Бланш, но видит Бог ей пора узнать, что следует подчиняться мужу. Надеюсь, молодой Уайтфорд лучше меня сможет бороться с её своеволием.
Эта мысль ещё больше испортила и без того скверное настроение Ричарда. «Подчиняться мужу…» если бы только он мог изменить это!
Глупо было отрицать, что более других чувств им теперь руководила ревность. Но Уилфред Уайтфорд был ещё далеко, а присутствие в отряде двух незнакомцев, одному из которых Бланш оказывала такие неумеренные знаки внимания, доводило сэра Ричарда до бешенства.
Он готов был срываться на всех и в первую очередь на леди Бланшефлер, но оставался всё так же сдержан и молчалив. И никто не догадывался чего ему это стоит.
Копыта гулко стучали по пересохшей земле. Дорога покрылась трещинами, как лицо древнего старца, солнце палило, и на ослепительно синем небе не было заметно ни единого облачка, Пора остановится на отдых - люди и животные изнемогают от жары и пыли, а он за своими мыслями и внимания не обратил на это.
Сэр Ричард, поднял руку, потом придержал коня.
Харальд едва заметно кивнул Эрику, который ехал рядом с ним стремя в стремя, а потом дал знак остановится и своим людям, двигавшимся в арьергарде.
Леди Бланшефлер подняла штору портшеза и выглянула наружу. Она подчинилась требованию де Бара эту часть пути проделать в крытых носилках, ехать верхом и правда было истинным наказанием, кроме того, отец постановил, что сэр Ричард на время путешествия и до тех пор пока леди Бланшефлер не встретится с сэром Оуэном и Уилфредом будет
старшим над всеми, включая Бланш, особенно Бланш.
Граф Родерик очень хорошо знал, что за скромностью и нежным обликом его дочери скрывается упрямство и непокорность. А ведь девочка ещё так молода, она и путешествовала так далеко в первый раз.
И ей только казалось, что она может одна противостоять жестокости и несправедливости окружающего мира.
- Почему мы остановились, сэр Ричард? - крикнула Бланш, повернувшись к голове колонны, и тут же закашлялась и прикрыла лицо краем полотняной накидки.
Де Бар развернул коня и подскакал к портшезу.
- Мы переждем полуденный зной у ручья, миледи, все нуждаются в отдыхе.
- Скорее бы всё это закончилось! - Вздохнула Бланшефлер. Она разумела, не тяготы пути, но невыносимое ожидание, неизвестность, мучающую ее, но де Бар понял иначе. Он подумал, что чем ближе леди Бланшефлер к замку своего нареченного, тем больше утомляется от общества других мужчин.
Ричард не показал вида, что эти слова ранят его сердце, на лице рыцаря, обезображенном шрамом, не отразилось ничего. Как всегда он был сдержан и спокоен.
- Харальд, поворачивайте к лесу, - вон туда, - отдал он приказание и указал рукой на развилку дороги, которая расходилась на три стороны у придорожного креста.
- Постойте! Сэр Ричард, я хочу прочитать здесь молитвы, за упокой душ моих бедных братьев – сказала Бланш
И теперь Ричард ничем не выказал своих страданий. Он спешился, помог леди Бланш выйти из портшеза, а потом, когда ей подвели лошадь поднял девушку в седло.
- Харальд! - Обернулся он, ставя ногу в стремя своего жеребца, - исполняй что приказано, двигайтесь к ручью, разбивайте лагерь, ставьте шатры, мы останемся здесь на эту ночь.
- Но... теперь не более полудня, милорд... мы могли бы покрыть ещё немало лиг, прежде чем солнце сядет, - Попробовал возразить Вульф, он то знал настроение своих головорезов.
- Исполняй что приказано, - повторил Ричард так же спокойно, не повышая голоса, но Харальд понял, что спорить не стоит.
Это грозило новой ссорой, а каков сэр Ричард в гневе Вульф уже знал.
Unicorn оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 24.11.04, 09:51   #30
Finritel
old timer
 
Аватарка Finritel
 
На форуме с: 02.2004
Откуда: Дом на берегу Моря
Сообщений: 897
Finritel is an unknown quantity at this point
- А ты-то кто? - Этельфлид с удивлением посмотрела на рыжеволосого парня.
Но едва тот открыл рот для ответа, как она прервала его:
- Подожди-ка... Это ты спал в дупле?
- Ну... Вообще-то я и правда провел эту ночь в дупле огромного гостеприимного дерева. - с улыбкой признался новый знакомый девушек - И, надо сказать, это не самый худший вариант для странника!
- И как тебя зовут? Откуда ты вообще взялся? - Этель нетерпеливо продолжала свой допрос.
- Понимаете, прекрасная леди, в этом вся проблема...
- Да ладно, погоди! Не до тебя сейчас... - Этельфлид посмотрела на Элизу, которая все еще сидела, отстраненно глядя в одну точку. - Ты, кажется, воды собирался принести. Давай, быстро!
Не смея перечить приказу, парень кинулся к пробегавшему недалеко ручью.

...Элиза постепенно приходила в себя. Она еще раз оглядела всю поляну, и тихо заговорила:
- Этот дом служил надежным убежищем для моих родителей. Я провела здесь всю свою жизнь... - она замолчала, но уже в следующее мгновение воскликнула, - А книги? Книги, привезенные мои отцом сюда, несмотря на спешку, с которой они уезжали. Все вещи, которые я собрала для похода! Зачем? Зачем они это сделали? У меня же теперь ничего нет! - Элиза подняла глаза на Этель и странника. Они молчали, не зная чем можно утешить бедную девушку. Парень неуверенно протянул ей кожаннаую флягу с водой. Элиза, не глядя, сделала пару глотков, и прикрыла глаза. По прошествии нескольких минут Этельфлид и рыжеволосый странник недоуменно переглянулись:
- Элиза! - Этель тронула девушку за плечо
- Все в порядке. - теперь уже совсем другим, твердым и уверенным голосом ответила Элиза,- Уилфред скоро вернется, он, должно быть, просто заблудился. Но Грей-то здесь, он ведь вернется за ним. А мы пока просто подождем. Уилфред скажет, что делать.
- Ну, как хочешь. Значит, будем ждать - Этельфлид пожала плечами, - Так... Эй ты, странник! Ты, кажется, так и не сказал, как твое имя?
- О. моя госпожа, я ведь хотел вам все объяснить, - странник, казалось, только и ждал этого вопроса,- Я... не знаю, как меня зовут!
- Как это, не знаешь? - Этель сердито взглянула на него.
- Понимаете... Это долгая история, но в общем я... я не знаю, кто я...
Теперь уже и Элиза вопрошающе смотрела на парня. Он продолжил:
- Я брожу вот так по белу свету уже с прошлой осени. Я знаю только, что однажды проснулся в лесу, на мне была одежда простого крестьянина. Правда, на теле еще была пара несерьезных ран. Ну, я дошел до ближайшей деревни. Хвала Господу, люди там оказались добрыми! Одна женщина омыла мои раны, накормила, дала одежду. Потом какое-то время я работал у них, получил немного денег и отправился странствовать. Я надеюсь, у меня все же получится узнать, откуда я... или встретить своих родных. Я совсем ничего не помню... Даже имени... - слегка погрустневший странник вдруг озорно улыбнулся, - Но чаще всего, там, где я останавливался меня прозывали Лисом. С чего бы это?
Девушки подхватили его веселую, заразительную улыбку. Засмеялась даже Элиза. А Этель вдруг поймала на себе взгляд рыжего парня. Зеленые. Безумно-зеленые глаза. Никогда раньше она таких не видела и теперь никак не хотела прерывать нить этого вгляда... Но, как будто внезапно опомнившись, она решила:
- Тогда и мы пока будем называть тебя Лисом. И кто знает, вдруг мы сможем помочь тебе обрести память?
Тот, кого назвали Лисом, благодарно улыбнулся в ответ обеим девушкам.


Пока ждали Уилфреда, Элиза рассказала о том, что узнала в Круге Фей Лису и Этель. В колдунье она не сомневалась ни мгновения, да и не было причин не доверять их рыжеволосому приятелю. Закончив, свой рассказ Элиза нерешительно предложила Этельфлид:
- Тебе опасно оставаться здесь... - она невесело усмехнулась, - Теперь тебе не найти защиты даже в моем доме... Этельфлид, пойдем со мной и Уилфредом в Уэльс! Я не знаю, опасным ли будет наш путь, но ты ведь сможешь в любой момент повернуть туда, куда подскажет твое сердце, тебе необязательно идти до конца... - девушка смущенно замолчала.
Этельфлид долго просто молча смотрела в глаза Элизе, но наконец проговорила:
- Не волнуйся. Я уже это решила. Потому что должна. Ради Уилфреда и тебя. Я пойду с вами.
Элиза вздохнула с облегчением, улыбнулась и, повинуясь мимолетному порыву, обняла молодую колдунью. Наблюдавший за этой сценой Лис тихо кашлянул, привлекая к себе внимание:
- Леди, быть может вы позволите и мне присоединиться к вашей компании? Ведь куда-то же мне надо дальше идти. А направление я пока не выбрал, так что...
Элиза задумчиво посмотрела на Лиса и ответила:
- Если тебя не пугают возможные опасности, я не против. Думаю, и Этель тоже, ведь правда?
Этель утвердительно закивала головой.
- Любой путь может таить опасности. Но их лучше преодолевать в компании таких красавиц как вы! - Лис был явно рад ответу Элизы.
- Теперь надо лишь дождаться Уилфреда, надеюсь, он не станет возрожать против тебя, Лис. - с этими словами Элиза обеспокоенно посмотрела на солнце, которое уже стояло в зените...

Прошло еще несколько часов. но Уилфред так и не вернулся. Все теперь сидели молча в тягостном ожидании. Элиза уже не могла скрывать беспокойства, закравшегося в ее сердце. Она напряженно вслушивалась во все лесные звуки, с надеждой поднимая глаза при каждом шорохе. Девушка несколько раз порывалась идти искать Уилфреда, но Этель и Лис убеждали ее оставаться на месте и ждать, когда он вернется сам. Даже Грей теперь начал воловаться от долгого отсутствия хозяина. Наконец Этельфлид не выдержала:
- Элиза, я не знаю, куда мог подеваться Уилфред, но он бы уже нашел дорогу, если бы заблудился. - сердито проговорила колдунья. Но потом, видя, что Элиза уже готова расплакаться, добавила значительно мягче - Я могу сходить в замок.
- Нет! Это опасно для тебя! - Элизабет не хотела даже думать об этом выходе.
- Подожди. Во-первых, у меня в замке остались кое-какие вещи, я принесу их. Они обязательно понадобятся ведь скоро начнет темнеть, будет холодно. Во-вторых, возможно, Уилл уже добрался домой и решил прийти сюда только завтра. Он ведь ничего не знает о пожаре. И в-третьих, ты что забыла, что я ведьма? - Этель весело подмигнула. - Я смогу пройти в замок никем не замеченной!
Казалось, эти аргументы убедили Элизу. Да и желание узнать, где Уилфред, было слишком сильным. Поэтому, немного подумав, она согласно кивнула:
- Хорошо... Но, прошу тебя, будь осторожна! А я буду молиться, чтобы с тобой ничего не случилось...
- Все будет хорошо! Я пошла! - Этель на прощание одарила ослепительной улыбкой Лиса, помахала Элизе и быстрым шагом скрылась в тени могучих дубов...
Finritel оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 25.11.04, 10:06   #31
Gamaun
old timer
 
Аватарка Gamaun
 
На форуме с: 05.2004
Откуда: Летучий голландец
Сообщений: 1 331
Gamaun is an unknown quantity at this point
Гертруда во всей красе

Патрик вдумчиво исследовал содержимое своего носа... Какая тоска, в самом деле... Его сосед - неженка не вставал, не поддерживал разговоров, а чувство юмора ему, очевидно, отбили сапоги викингов... Скучно. Да, с компанией ему явно не повезло.
А эта девчонка Бланшефлер! От смазливого Гаэта не отходит... тьфу... смотреть противно! Ясно же, что тот только прикидывается умирающим, чтобы ему побольше внимания доставалось... Вчера он из сил выбился, старался ее рассмешить, а она только посмотрит холодно, да опять с Гаэтом воркует... Он все больше убеждался в том, что женщины глупы по природе своей. Не могут отличить воина от слюнтяя. Подслушав, что Гаэт – бард и поэт, он решил было, что в этом и заключается его трюк и немедленно сочинил прелестную песенку. Думал, что теперь-то Бланш поймет, как ошибалась...
Спел ей песню и вместо восторгов и признательности получил фырканье. Вот и понимай их после этого! А песня-то была действительно хороша. Назвал он ее КРАСОТА БЕЗЖАЛОСТНАЯ.

Твои глаза меня зацапали.
Пред красотой их мне не выстоять,
Разящей остро в сердце самое.
Но исцеляешь словом быстро ты
Живого сердца раны свежие.
Твои глаза меня зацапали.
Пред красотой их мне не выстоять,
Скажу тебе по правде истинной -
Ты жизни-смерти королева мне.
Я смертью докажу что истинно.
Твои глаза меня зацапали.
Пред красотой их мне не выстоять,
Разящей остро в сердце самое.

Патрик уловил движение полога, прикрыл глаза и, бессильно уронив руку с ложа, тихо застонал...
- Птенчик мой!!! Да что же это такое творится на свете! Гореть в аду этим гнусным негодяям и детям их, и детям их детей!!!
Теперь стоны Патрика были непритворными. Расплющенный о могучую грудь Гертруды, в которой внезапно проснулись материнские инстинкты, он чувствовал себя так, будто снова попал в лапы наемников...
Наконец она перестала тискать его и подала блюдо с ломтями хлеба, ветчины и головкой свежего деревенского сыра.
- Я принесла тебе поесть, ягненочек, - ворковала она, - тебе нужно набираться сил и поправляться. Виданное ли дело, ты тощий как щепка!
Ягненочек с волчьим аппетитом накинулся на еду, а Гертруда с обожанием уставилась на своего любимца. «Да, - думал он, - не все женщины слепы и глухи к моим чарам...»

Вчера она заставила его раздеться до пояса и вымыла его влажной губкой, не замолкая не на минуту. Так он узнал, что как две капли воды похож на ее покойного мужа, упокой Господь его душу, когда она только встретила его, но что же ты такой худющий, голодом тебя морили, что ли... А теперь повернись и не надейся даже, что я тебя оставлю с такой шеей! Синячища-то какие, Господи, и как только этих мерзавцев земля носит!
Он до сих пор чувствовал себя странно. Ему было стыдно, что с ним обращались как с мальчишкой прямо на глазах у неприступной Бланш и нудного задохлика, но в то же время было что-то такое в этой властной матроне, что напоминало ему о его матери, ее увесистых подзатыльниках, обьятиях, от которых становилось неловко, ласковом немелодичном голосе и многих других вещах, о которых он давно не вспоминал...

Снаружи послышался грохот и кряхтение, как будто кто-то уронил вязанку дров, а теперь собирал ее. Полог приподнялся и в шатер вошел Арчибальд собственной персоной. На этот раз, видимо по ошибке, надевший мантию правильно.
- Мой юный друг, я собираюсь испробовать на тебе одну из изобретенных мной гениальных методик лечения перемежающейся лихорадки! – голос его звенел от возбуждения, как будто он сообщал присутствующим радостную новость.
Патрик недоверчиво уставился на него.
- Что это вы собираетесь со мной с-сделать?
- Бланшефлер сказала мне, что вы страдаете редким недугом, как вы сами изволили ей сообщить, более опасным, чем обычная лихорадка, потому что наступает он внезапно и может свалить вас в любую минуту. Я обдумал это и горю желанием изучить и победить терзающую вас болезнь!
Патрик, все еще не решивший, насколько опасен старый ученый, который, судя по всему, тоже мог атаковать неожиданно в любую минуту, неопределенно кивнул головой.
- Моя идея заключается в том, чтобы использовать комбинацию пиявок, прикрепленных в точках пересечения жизненных токов, с воздействием слабительного и укалыванием раскаленными иглами, с целью изгнания из организма злых духов.
- Не-е-ет! – завопила с округлившимися от ужаса глазами жертва перемежающейся лихорадки, - Гертруда, милая, спаси меня от этого маньяка, он собирается жечь меня каленым железом!!! Отойди от меня, ненормальный!!!
- Во имя науки, Патрик, во имя науки!
- Оставь мальчика в покое, шарлатан! – рявкнула побагровевшая Гертруда, казалось вдвое увеличившаяся от праведного гнева. Теперь она положительно занимала собой половину шатра.
От этих воплей проснулся Гаэт и теперь тихо посмеивался.
- Не дотрагивайся до меня, я сказал!!!
- Вот увидишь, это совсем не больно, - уговаривал Арчибальд.
- Он уморит меня!!!
- Арррчибальд!!! Я не позволю тебе измываться над умирающим!!! Убирайся отсюда, пока я не вышла из себя!!! – сейчас Гертруда выглядела как свирепый берсерк, готовый растерзать человека голыми руками.

Представив себе, что будет, если она Выйдет из Себя, благоразумный Арчибальд с видом оскорбленной добродетели собрал разложенные было инструменты и с достоинством удалился, бормоча себе под нос что-то об ограниченных личностях, неспособных оценить великие открытия науки врачевания...

Last edited by Gamaun; 25.11.04 at 10:31.
Gamaun оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 25.11.04, 10:08   #32
Gamaun
old timer
 
Аватарка Gamaun
 
На форуме с: 05.2004
Откуда: Летучий голландец
Сообщений: 1 331
Gamaun is an unknown quantity at this point
Эпизод Гилмора


- Поменяет.
- Не поменяет.
- Поменяет.
- А я вам говорю, сэр, что не поменяет.
- Щенок! Что ты понимаешь!!! Поверь моему опыту – поменяет!
- Сэр, при всем моем уважении, я опираюсь на здравый смысл – не поменяет!
- Почему ты уверен, что не поменяет?!
- А почему вы уверены, что поменяет?
Вот тут я его уел. Арчибальд замолчал и бешено шевелил усами, пытаясь придумать достойный ответ. Мы сидели у костра и спорили уже минут десять. Вообще Арчибальд мне понравился. С его опытом, да моими знаниями... Хотя иногда его опыт меня пугал. Как вот в данном случае. Оказалось, что Арчибальд ВСЕ проверяет опытным путем. Я вспомнил случай, после которого мы стали если не друзьями, то по крайней мере партнерами в опытах.
Отлежавшись в палатке ночь, я почувствовал себя более-менее сносно. Настолько, что решил форсировать события с леди Бланшефлер. Когда наутро она зашла проведать нас, а этот доходяга еще спал, я изобразил пару судорог и когда Бланш встревожено бросилась ко мне, нарисовал на лице мучение.
- Что с вами, Патрик?
- Не знаю, мэм. Судороги. Руки так и сводит. Мне срочно нужен массаж. У меня в практике был случай, когда у больного были такие же судороги, ему не оказали должной помощи и через несколько часов он умер, мэм.
- Да вы что!!! – ужаснулась она. – Что же делать?
- Надо делать массаж. Причем полный. То есть для всего тела. Тогда я спас второго больного, который заразился от первого только таким вот массажем. Ничего другое не помогало.
- Хорошо, - решительным голосом сказала Бланш, - будет вам массаж. Сейчас я только схожу за маслом и вернусь. Вы потерпите, Патрик?
- Постараюсь, хотя боли становятся все сильнее…
О, почему я не заметил улыбку на ее лице, когда она выходила из палатки?! Когда она вышла, я быстро стащил с себя одежду, оставив самый минимум, перевернулся на живот и закрыл глаза. Но сначала с насмешкой посмотрел на этого дохлика. Лежит себе, ни о чем не думает, ну и пусть его, зато леди Бланш будет моя. Наверное, я вырубился, потому что очнулся только тогда, когда сильные и ловкие пальцы стали разминать мне плечи. Я застонал от удовольствия и вдруг мне в позвоночник вонзился кулак. От неожиданности и боли я заорал.
- Успокойтесь, молодой человек, то, что больно – это значит, что лечение идет правильно, – послышался скрипучий голос, ни капельки не похожий на голосок Бланш. Я заорал опять, на этот раз от ужаса. Кое-как повернувшись, я увидел сидящего на мне старика с занесенным кулаком.
- НЕТ!!! – но было поздно – кулак вторично встретился с моим позвоночником. –Кто вы? – спросил я, когда отошел от боли.
- Меня зовут Арчибальд О’Хара. Счас я тебя вылечу. Этому массажу меня научил один мой знакомый.
- Он был профессиональный убийца?
- Нет, он был отшельником и искал эликсир бессмертия.
- А почему «был»?
- Не нашел. Теперь лежи не двигаясь, иначе я могу упасть.
- В каком смысле «упасть»? – и тут я заорал в третий раз – Арчибальд скинул сапоги и встал мне на спину.
- Ты хочешь меня убить?
- Нет, нет, все уже закончилось, - я с облегчением вздохнул и он продолжил, - Правильно сделанный предварительный массаж – это половина успеха.
- ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЙ?!?!?! Нет уж! Я тогда как-нибудь сам! – я вскочил и рысью выскочил из палатки. Прямо на того викинга, который меня бил. Посчитав за лучшее не оставаться с ним один на один, я нырнул обратно в палатку.
- Вы передумали, молодой человек? – спросил Арчибальд.
- Ни в коем случае. Лучше смерть.
- Зря вы так. Бланш так о вас беспокоилась, она будет расстроена, если мой массаж вам не поможет.
- БЛАНШ?!?! БЕСПОКОИЛАСЬ??? – Теперь я понял за каким маслом она ходила. Ах, бессердечная!!! А если бы я умер? Я уже настолько вжился в роль смертельно больного, что даже сам поверил.
- Да, она-то меня и попросила сделать тебе массаж. Вон смотри как замечательно все сработало…- в уголках глаз Арчибальда заплясали веселые огоньки. Не выдержав, мы оба расхохотались. – Кстати, Патрик, ты не хочешь мне помочь?
Так я стал кем-то вроде его помощника. Некоторые его опыты были интересны, некоторые занудны, но работать вместе с этим стариканом мне понравилось. Весело. Как вот сегодня.
- А почему вы уверены, что поменяет цвет-то? – бедняга, я думал его хватит удар – так он побагровел. Его усы развили бурную деятельность.
- А я докажу.
- Нет, ну с чего вы взяли, что по цвету нагретого помета животного можно определить что он ел?
- Сейчас узнаешь, малец! Смотри!
Он кинул на свою походную жаровенку кусок чьего-то помета и быстро развел огонь под ней. Через довольно короткое время я решил дышать ртом. Еще через некоторое время я подумал, что лучше было бы совсем не дышать.
- АРЧИБАЛЬД!!! ПАТРИК!!! Вы совсем с ума сошли? У нас же обед!!! – к нам подлетел сэр Ричард, старательно зажимая нос. На другом конце лагеря уже поднимались норвежцы.
- А у нас важный научный эксперимент, - ворчливо отозвался Арчибальд. – Мы же вам не мешаем!
- Нам мешает ЗАПАХ!!! – проорал Ричард.
- А что запах? – сэр Ричард опешил. Потом собрался с силами и как-то неуверенно сказал:
- Он пахнет…
- Молодой человек…
- Ой, Арчибальд, а что это такое? – к нам подошла Бланш. Я видел на ее лице еле сдерживаемую гримасу отвращения, но также там проступал и испуг за своего старого наставника. – Ты опять затеял какой-то важный научный эксперимент? А ты не боишься, что результатом воспользуются посторонние люди, случайно оказавшиеся рядом? – заговорщическим тоном проговорила она. – На твоем месте, я бы проводила важные изыскания, - говорила она, всячески упирая на слово «важные», - подальше от любопытных глаз.
- И носов, - пробормотал я.
- Я тебя прекрасно слышу, Патрик!!! Помоги мне перенести это за пределы лагеря. Жаровня не тяжелая. Пойдем.
Я послал полный любви взгляд Бланш и остолбенел – эта девчонка показала мне язык!!! Потом она подхватила Ричарда под руку и повела его от нас. Воистину, на ЭТОМ поле, сей благородный рыцарь не выиграл еще ни одного сражения.
- Здесь плохо пахнет, - раздался голос за моей спиной. Я обернулся. Передо мной стоял тот самый воин, который бил меня. Он с презрением смотрел на меня и морщился от неприятного запаха. Я сам, признаться, едва сдерживал рвотные позывы, но, увидев, как мутит этого викинга, я возрадовался. Тут же меня охватило безудержное веселье.
- Ты знаешь, я тоже так думаю. Особенно отвратительно пахнут вот эти белые выделения. Если хочешь, я могу рассказать тебе о них подробнее.
- Если ты подойдешь ко мне с ЭТИМ, я тебя убью!!!
- Ну хорошо, хорошо, не надо так нервничать. Кстати, вот это пятно у тебя на лице – оно давно?
- Какое пятно? – обеспокоился викинг. – Большое?
- Вот оно, на правой щеке. Арчибальд! Подойди на секунду, пожалуйста! Тебе это пятно не напоминает симптом синей лихорадки? – я усиленно начал подмигивать Арчи. Только бы он понял!
- Синяя лихорадка? – в ужасе воскликнул викинг.
- Тихо ты, дубина, - шикнул я на него. – Ты, что, хочешь, чтобы все узнали о твоей болезни7 Да тебя просто прирежут. Это очень опасная болезнь. Причем она поражает только северян. На нас она не подействует. Так что мы тебя будем лечить. Верно, Арчибальд?
- Да, ты прав, Патрик, - с ходу уловив суть, сказал Арчибальд, - это точно она. Надо срочно его лечить. Веди его в мою палатку.
Я пошел за Арчибальдом, кивнув викингу, чтобы следовал за нами. Того даже и упрашивать не надо было. Он плелся за нами, как собачка на привязи. Зайдя в палатку. Я указал викингу, куда ему лечь, предусмотрительно поставив рядом жаровенку. Тот улегся беспрекословно. Я кивнул Арчибальду на банку с пиявками.
- Послушай меня. Сейчас мы проведем сеанс лечения. Возможно, будет больно. Ты должен будешь терпеть. Ни в коем случае не сдирай их с себя. Иначе все кончится плачевно. Понял? – викинг обреченно кивнул.
- Почему ты так добр ко мне? Ведь я тебя тогда так избил…
- Это мой долг! – гордо сказал я, с огромным трудом сдерживаясь, чтобы не расхохотаться. – Приступаем! Арчибальд!
Долго описывать, что происходило в палатке следующие полтора часа. Достаточно сказать, что викинг оказался настоящим воином и не проронил ни звука. Хотя я старался приложить пиявок к наиболее уязвимым и болезненным местам. Когда же наконец его мучения закончились и он встал со счастливым выражением лица, я тут же ему это выражение стер.
- Что ты думаешь, Арчибальд?
- По-моему все хорошо. Опасность миновала, - викинг растекся в блаженной улыбке. – Еще две недели процедур и лихорадка уйдет.
- Дв-ве нед-д-дели? – заикаясь спросил норвежец с ужасом.
- Да, две, - задумчиво проговорил Арчи. – хорошо, если не три. Теперь иди, придешь завтра в это же время. Все.
Норвежец вышел.
- И где он умудрился подцепить синюю лихорадку? – Арчибальд покачал головой и поставил банку с пиявками на место.
Я с недоумением посмотрел на старика. Он, что, действительно лечил викинга от «синей лихорадки»? Которую я придумал ровно полтора часа назад. Совсем, видно, из ума выжил. Я повернулся и стал выходить на улицу.
- Интересно, что будет, если этот викинг умоется и обнаружит отсутствие пятна на лице? – Арчи захихикал.
Я остолбенел. В самом деле! Надо его срочно найти!!! Я вылетел из палатки и тут же был пойман в железные объятья.
- Послушай, я все объясню, я перепутал…
- Конечно же ты перепутал, моя радость, ты перепутал мою хозяйку со мной. Мне ты должен был петь ту песню…
Я обернулся и застонал. Лучше бы меня избили снова. Я бился и трепыхался в могучих руках Гертруды…
Gamaun оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 26.11.04, 00:36   #33
Alchere
old timer
 
Аватарка Alchere
 
На форуме с: 01.2003
Откуда: Далёко...
Сообщений: 964
Alchere is an unknown quantity at this point
Наш с Гамаюн совместный эпизод... :)

Девушка в белоснежном одеянии ангела царила теперь в снах юного барда. То ли её присутствие благотворно действовало на него, то ли он был внутри сильнее, чем казался снаружи – но уже на следующее утро он почувствовал себя намного лучше.
Когда она подошла утром к постели Гаэта, тот смог кое-как протянуть руку и коснуться руки своей спасительницы. Девушка улыбнулась ему и тронула ладонью его лоб.
- Слава Богу, жар спадает, - проговорила она.
Гаэт перехватил её руку и слабыми пальцами прижал к губам.
- Благодарю вас… светлая… леди… - с усилием выговорил он. – Знаете… когда я увидел вас… вчера… я решил, что я… уже не в этом… мире… Наш мир… не может сотворить… такой красоты…
Сказав это, юноша слегка покраснел (сильно покраснеть он не мог по той простой причине, что потерял много крови).
Бланш вспыхнула от его слов.
- Вы бредили, вот вам и привиделось... Я молилась за вас, друг мой. Но назовите себя, я хочу знать ваше имя!
- Я – Гаэт, Вольный Ветер… в этих краях меня называли Леома, Луч… Эти имена мне дали… не те, кто произвёл меня… на свет… Я не знаю… как назвали меня при рождении… Я рос в лесу… у одного мудрого старца. Он придерживался… древних обычаев… и я многому научился у него… разговаривать со всеми живыми существами… петь… разные песни… древние и новые… Я ведь по роду занятия менестрель… бард, это больше подходит. Так называли менестрелей древние. Но, кажется… я слишком долго говорю о себе… Откроете ли вы мне своё имя, моя белоснежная фея?
- Имя мое леди Бланшефлер, называй меня Бланш.
- Бланш… белая леди… значит, так и есть… Когда вы… явились мне тогда… я во сне назвал вас – Финд, Белая… Неужели я угадал? – Гаэт улыбнулся.
Какая чудесная у него улыбка. Бланш чувствовала как краска приливает к ее щекам. За спиной у нее заворочался и многозначительно откашлялся Патрик. Не обращая на него внимания, она протянула Гаэту бокал вина, смешанного с медом и пряностями, которым Арчибальд решил поддерживать больных. Юноша выпил глоток и вежливо отстранил питье.
- Куда ты направлялся, когда на тебя напали наемники?
- Я шёл... можно сказать, без цели... - Гаэт смутился. - У меня нет дома... куда я мог бы стремиться... и нет никого, к кому я привязан... то есть не было... то есть... - Он снова покраснел. - Я... сначала я хотел идти к морю... так мне велел мой приёмный отец... Увидеть море... Но куда направлялись вы?
- Я направляюсь в замок моего будущего супруга, барона Уилфреда Уайтфорда. Наши семьи договорились об этом браке сразу после моего рождения, и я никогда не видела своего нареченного. Говорят, что он храбр и благороден, - лицо ее стало замкнутым. - Люди, избившие тебя, наняты моим отцом для сопровождения и охраны. Не мне сомневаться в мудрости моего отца, но все же... Мне иногда кажется, что они опаснее, чем грабители на лесных дорогах. Я не доверяю им, и особенно их вожаку – Вульфу. Не знаю, для чего я об этом тебе рассказываю... Я думаю, что если они обошлись так с тобой, - *громкий кашель подслушивающего Патрика* - и с Патриком, конечно, то они могут поступить так же и с нами...

Прошло ещё два дня. Гаэт уже мог чуть-чуть приподниматься на своём ложе, говорил уже не с таким трудом, хотя и мало, и перестал кашлять кровью. А Бланш хотелось узнать о нём побольше. Он каким-то образом проник ей в душу, этот странный менестрель. Она рассказала ему о своих братьях, о замке, заросшем плющом, в котором прошла вся ее жизнь, о том как она любила играть на псарне и сбегать на одинокие прогулки верхом... о своем рыжем как пламя жеребце Рое, честное слово, он умнее собаки! ...о выходках Арчибальда и о том, что степенная Гертруда не одобряет «старого нечестивца», изображая в лицах их перепалки, да так похоже, что ее подопечные смеялись до слез...
А потом он говорил тихим голосом, иногда срываясь на кашель, о лесах и дорогах, о звездах, под которыми так хорошо мечтать, о голосах деревьев и песнях рек, о волшебстве, которое можно увидеть, если смотреть внимательно вокруг...

Ну вот. Все устроилось так, как она хотела. Еще три дня на этой стоянке. Она была вынуждена напомнить им, что они наняты к ней на службу. Харальду это пришлось не по вкусу, нужно было видеть выражение его лица.
Вульф, который не понимал, почему они должны возиться с ранеными, настаивал на том, чтобы скорее выйти в путь. И даже сэр Ричард, видимо озабоченный тем, чтобы быстрее сдать ее на руки супругу, не одобрял задержки в пути, и теперь от его упреков ей приходилось сбегать в шатер к раненым. Туда она сейчас и направлялась. Они были полной противоположностью друг другу. Чуткий и романтичный Гаэт и шут гороховый Патрик.
Бланш усмехнулась про себя... Если бы это не было совершенно невероятным, она решила бы, что сэр Ричард ревнует ее к ним.

Вечером второго дня в шатёр заглянул Арчибальд и, приложив палец к губам, поманил Бланш к себе.
- Смотри-ка, что я нашёл вблизи от нашей стоянки. Не иначе, это принадлежало твоему новому другу. Нет, нет, не рыжему, - усмехнулся он.
Старик протянул Бланш потёртый мешок или чехол, в котором находилось что-то лёгкое и продолговатое. Девушка оглянулась на Гаэта – тот спал, и она решила, прежде чем будить его, взглянуть на находку Арчибальда. Бланш засунула руку в мешок и вытащила лютню, которая, к счастью, уцелела и не разбилась от падения – она свалилась с плеча барда в тот момент, когда его схватили, и часовые не заметили её, разбираясь с «лазутчиками».
Значит, вот что он искал глазами в первые дни после того, как очнулся и ещё не мог говорить.
Девушка провела тонкими белыми пальчиками по грифу лютни. На грифе был вырезан странный знак… или рисунок – длинная вертикальная черта, которую пересекали две линии, скошенные направо, точка, пять точек, три линии справа от черты и чуть ниже – ещё одна такая же линия.
Этот символ ей что-то напоминал... Руны! Ну конечно, руны на мече, который ей дал отец! Эгиль был выкован много лет назад и обладал магическими свойствами, если верить семейным легендам, и уж точно был самым дорогим для нее предметом. До сих пор никто не прочитал нанесенных на него рун, но может быть Гаэт сможет разгадать их? Она должна спросить его!
Бланш почувствовала на себе взгляд барда и обернулась. Он уже не спал и улыбался, глядя на неё. Девушка молча протянула ему его инструмент.
Гаэт бережно взял лютню в руки. Он коснулся струн, и лёгкий их звук был похож на дуновение ветерка…

В небе,
Полуночном небе…

- запел он вполголоса и осёкся, сорвавшись в хриплый кашель. Бард опустил голову и отложил лютню в сторону. Потом опустился на подушки, резко натянул на голову одеяло, и Бланш уловила тяжёлый вздох…
- Не надо, не расстраивайся так, я прошу тебя! – Бланш чувствовала как к глазам ее подступают слезы, - К тебе вернется голос, подожди немного. Ты сейчас так слаб, тебе просто нужен отдых!
Она беспомощно погладила одеяло.
- Знаете… наверное… я уже никогда не смогу петь, - прошептал Гаэт. На его ресницах блеснула слезинка и пропала. – И вы никогда не услышите… не услышите того, что я хотел сказать вам… А сказать это я могу только песней.
- Не все случается сразу, подумай, еще несколько дней назад ты стоял на пороге смерти. Чудо вернуло тебя сюда из долины теней! Вспомни об этом и вознеси молитвы своим богам. Они не отнимут у тебя своего дара! Они покровительствуют тебе! – Бланш горячо убеждала его... убеждала саму себя в том, что так оно и есть на самом деле. Что не может случиться такой несправедливости. Не должно!
Она бережно отвела прядь волос, упавшую ему на глаза. На лице его было написано такое отчаянье, что у нее защемило сердце. Как он будет жить, если лишится своих песен, своего голоса?
Он молча смотрел на нее. В глубине его глаз она видела свое отражение. Маленькую светлую фигурку.
Она наклонилась и нежно поцеловала его в лоб. На секунду ее волосы упали шелковой завесой вокруг его лица.

Last edited by Alchere; 04.12.04 at 23:06.
Alchere оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 26.11.04, 11:38   #34
Unicorn
old timer
 
Аватарка Unicorn
 
На форуме с: 11.2004
Откуда: иногда Неверленд, чаще - дорога
Сообщений: 769
Unicorn is an unknown quantity at this point
Гамаюн! пока я вешаю это сюда, чтобы вы не искали, но потом переместив выше

Планы сэра Ричарда достичь замка Уайтфорд во`время окончательно рухнули.
В довершении всех неприятностей, в тот самый день, когда к отряду столь неожиданно и так некстати, пристали незнакомые путники, начался дождь.
Хляби небесные разверзлись и, как это часто бывает в начале лета, после нескольких дней изнурительного зноя дождь лил и лил, не переставая. Старая римская дорога, за которой давным-давно уже никто не следил раскисла и стала совершенно непригодной для путешествия. Верхом ещё можно было пробраться, но с тяжело нагруженными повозками, портшезом леди Глиморган, а теперь ещё и с раненными…
Видно Судьба вознамерилась чинить им препятствия. Сэр Ричард смирился с неизбежным, распорядился укрепить лагерь и остаться в нём. Людям Харольда было позволено развлекаться охотой, у женщин и Арчибальда хватало забот по врачеванию избитых путников, а сэр Ричард был предоставлен самому себе.
Третий день он любовался, как за откинутым пологом его шатра с неба на землю течёт вода.
Он не появлялся в шатре леди Бланшефлер, а только посылал к ней своего оруженосца Мартина и справлялся нет ли у госпожи каких пожеланий. Мартин возвращался с неизменным ответом, что миледи всем довольна и ни в чём не нуждается.
В конце концов, то что раньше казалось Ричарду возможным между им и Бланшефлер, перевернулось в его представлениях, теперь ему было очевидно, что Бланш не только не может испытывать к нему приязнь, а напротив имеет все основания ненавидеть его.
Она ведь не знала, как всё было тогда у замка Торнтон. Как погиб Брайэн...
Тогда тоже шел дождь, холодный осенний дождь.
Армия старого короля Генриха была приведена в боевую готовность и правитель Англии собирался мечом доказывать свою правоту старшему из оставшихся у него сыновей Ричарду и своему бывшему союзнику и сюзерену его континентальных владений - королю Франции Филиппу, за мудрость прозванному Августом.
Никто не думал, что дело дойдёт до войны отца и сына. С тех пор, как Де Бар с Джонатаном и Брайаном переправились через Английский канал и присоединились к рыцарям короля Генриха, они следовали за верховным сюзереном Англии вместе с его многочисленным двором. Старый король был лёгок на подъём, с вечера он мог не давать никаких распоряжений, а наутро его рыцари спешно седлали лошадей и скакали за много лиг туда, куда им приказывал синьор.
Хотя в последнее время здоровье короля ухудшилось он всё-таки не подавал виду и по прежнему проводил целый дни в седле или упорядочивал дела в своём огромном государстве. Но разногласия с принцем Ричардом всё больше удручали его.
Когда Марешаль представлял королю Генриху сыновей лорда Глиморгана, тот со вздохом сказал.
- Надеюсь они будут верны мне больше, чем мои собственные дети.
Вскоре все все были поражены событиями в Бонмулене, когда старый король отказал принцу Ричарду в престолонаследии и тот на глазах у всех баронов принёс королю Франции ленную присягу за все свои владения и объявил себя вассалом Франции.
Как герцог Аквитанский он мог это сделать, но тем самым нарушил клятву верности отцу.
Обо всем это де Бар узнал от отца. Ле Марешаль присутствовал там, когда всё совершилось и он осуждал принца Ричарда, хоть тот и был его любимым учеником в ратных искусстах. Ле Маешаль знал и воспитывал сыновей старого короля, всех, кроме принца Джона. Двое уже покоились в земле. Джеффри Бретонский – погиб на турнире во Франции, а Генрих Молодой – встретил смерть в болотистых землях Гаскони, в бесконечной войне с отцом. Теперь со старым королём собирался воевать принц Ричард герцог Аквитанский.
Да, в тот ужасный день шел дождь…Ричард де Бар, мальчики и ещё несколько рыцарей сидели в шатре графа Вильяма. На этот раз для королевской ставки не нашлось ни замка, ни манора** ни даже фермы и шатры развернули на поле у подножия холма. Только на следующий день двор старого короля Генриха должен был достичь замка Торнтон. Там все смогли бы отдохнуть. Король думал задержаться в Торнтоне и ещё раз встретиться с сыном, прежде чем их армии сойдутся на поле.
В шатре было даже уютно, задёрнутый полог не позволял осеннему ветру проникнуть за двойные полотняные стены, увешанные звериными шкурами, две жаровни с горячими углями распространяли приятное сухое тепло. Скамьи придвинули к столу, и рыцари удобно расположились для вечерней трапезы.
Жареные кролики, только что снятые с вертелов исходили ароматным паром на плоских хлебах, по поводу такого собрания гостей из дорожного сундука сэра Вильяма даже была извлечена скатерть, кувшины и дорогие кубки.
Скромно ожидал своего времени приглашенный к трапезе жонглёр*** с ротой.
Но весёлой беседы не клеилось.
- Боже, проклятие лежит на этой семье, сетовал ле Марешаль. Они не остановятся, пока не истребят друг друга и не ввергнут государство в великую смуту усобиц.
Брайан Глиморган, как и сир ле Марешаль, как и Ричард де Бар признавал правоту старого короля, но пылкий Джонатан всё время спорил с Ричардом и братом.
- Разве герцог Аквитанский не по закону требовал от отца признать себя наследником престола. Неужели Джон Лекленд более достоин этого? – Возмущался Джонатан.
- Король ещё жив, и в силах сам править в своих владениях. И не пристало принцу Ричарду проявлять такое непочтение к отцу. – Вздыхал Марешаль.
- Разве ты стал бы предателем, ради короны? – Тихо спросил Джонатана де Бар.
- Не ради короны, а ради рыцарской славы и доблести. – воскликнул юноша. Ты ведь знаешь, что принц Ричард принял крест и хотел отправляться в по Стезе Господней?* А отец – старый король не позволил…
- Не вижу связи между короной и паломничеством.
- Но пока он будет в походе старый король может умереть.
- Да, - покачал головой Брайан, - только вчера он внезапно почувствовал себя так дурно, что даже спешился, лёг на землю и стонал от боли
- Никто не знает, как излечить этот недуг. Был при короле один лекарь, мессир Жак, вот он-то смог бы, но его давно уже нет при дворе.- Сказал седобородый рыцарь который сидел на скамье рядом с марешалем.
Ричард де Бар невольно поднял руку и дотронулся до шрама на лице. Если бы не мессир Жак, не сидеть бы ему сейчас тут. Этот лекарь спас ему жизнь.
- Когда бы Жак знал, как плохо нашему синьору то он бы вернулся, где бы сейчас не был, - сказал ле Марешаль. – Значит, ты пошел бы за герцогом? – Сурово нахмурившись обратился он к Джонатану.
Тот побледнел, но не отступился от своих слов.
- Да, милорд. Ибо считаю его притязания справедливыми.
В таком случае я прошу тебя покинуть мой шатёр. И мы вернемся к этому разговору завтра, - тоном не допускающим возражений отрезал Марешаль.
Джонотан бросил умоляющий взгляд на де Бара, но тот едва заметно пожал плечами и указал своему воспитаннику глазами на выход. Сейчас было лучше всего убраться с глаз сэра Вильяма. Ричард знал нрав своего отца и мог поручится, что сможет смягчить его, но только не сейчас.
Джонотан встал, поклонился Марешалю и вышел.
- Беда, что этот юноша ставит что-то выше верности своему королю, - проворчал Марешаль. Надеюсь прогулка под дождём немного остудит его пыл и послужит уроком почтения к нашему сюзерену.
Никто из присутствующих не решился возражать. Промолчал и де Бар.
О, как жестоко потом сожалел он о своём молчании!

После выходки Джонотана все разошлись довольно скоро. В шатре Марешаля остался только Ричард.
Сэр Вильям молча смотрел, как его оруженосцы убирают остатки трапезы, снимают крышку стола с козел и готовят походное ложе.
- Отец! – Обратился к нему Ричард.
- Я знаю, о чём ты станешь просить. Снисхождение для этого мальчишки. -
Сэр Вильям тяжело поднялся со скамьи. - Думаешь один он рассуждает подобным образом. Половина войска короля Генриха…лучшая половина. Кончится тем, что мы останемся с королём в жалком меньшинстве. Но и тогда я буду с ним. Надеюсь и ты, сын мой!
- Да, отец!
- А за этого сопляка Глиморгана не тревожься. Побродит по лагерю, остудит голову, может к утру и поубавит дури. Иди спать, Дикон, - Марешаль положил руку на плечо сына. Завтра мы выступаем к Торнтону, там и обсудим наши дела…
Последнее граф произнёс уже не для сына, а скорее для себя.

В ту же ночь де Бар проснулся от того, что кто-то сильно трясёт его за плечо.
- Милорд! Сэр Ричард! – услышал он голос Брайана.
- Что? – Де Бар схватился за меч, лежащий у изголовья и быстро поднялся, озираясь по сторонам. Ни звуков битвы, ни сигналов тревоги, - Что случилось, Брайан?
- Джонотан! – В неверном свете масляной плошки Ричард заметил, как по щекам юноши ползут слёзы, - Он… бежал к войску герцога Аквитанского.
- Кровь Христова! Откуда ты знаешь?
- Я пытался задержать его! Милорд! Я виноват, что не сказал вам раньше, он уговаривал меня перейти на сторону принца, я отказывался и мне казалось что я смог убедить его не совершать столь позорного шага, он согласился…но…просил не говорить вам…я дал слово. А нынче ночью…
- Одевайся! Седлай коней, возможно, мы нагоним и вернём его до того как всё откроется!
Ричард с помощью Брайана уже закреплял латные перчатки, когда раздался сигнал тревоги.
- К оружию, к оружию… авангард войска Герцога Аквитанского приступом взял замок Торнтон.

***

Де Бар поднялся, подошёл к выходу и опустил полог. Как бы он хотел забыть всё, что было дальше! Но нет, вечным проклятием останутся эти воспоминания. И за гранью земной жизни они станут жечь его в Аду, куда он, несомненно, отправится за все свои прегрешения.
Ричард не мог сказать сколько раз меч его поднимался и лишал жизни создание Божие. Сколько раз он убивал…но ведь его предназначеним в этом мире было сражаться и Ричард не страшился предстать с ответом перед высшим Судьёй, когда придёт время.
Но гибель Брайана… нет, этому он не найдёт оправданий!
Чей-то спор снаружи прервал невесёлые размышления Ричарда.
- Милорд отдыхает, - различил он в шуме дождя голос Мартина.
- Скажи, что меня послала леди Бланшефлер, и сон с него как рукой снимет! – Сердито отвечал хриплый низкий голос, тем не менее, принадлежащий женщине. Его де Бар так же сразу узнал
Грузно прохлюпали по вязкой земле неторопливые шаги,
Ричард тяжело вздохнул и приготовился к нелёгкому разговору.
Полог взметнулся вверх и на пороге шатра возникла необъятная фигура матушки Марго.
- Сэр Ричард! – Приступила она к делу без всяких подходов и объяснений, - меня беспокоит поведение леди Глиморган!
………………………………………………………………………………………….
Unicorn оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 26.11.04, 20:10   #35
Petya
old timer
 
На форуме с: 04.2004
Сообщений: 753
Petya is an unknown quantity at this point
Meddyg

Ниже приведён фрагмент валлийской рукописи конца 12века,сохранившийся
в одной из монастырский библиотек южного Уэллса:)

Рис ап Грифид,потомок Хивелла Доброго был правителем всего Дехеубарта
за исключением полуострова Пенвро и его власть была признана королём
Логрии и все прочие правители Дехеубарта подчинялись Лорду Рису так
что он возродил древнее величие Юга.И вначале он правил в крепости
ДинЕвор,что в Кантрев Маур,но после того как он разгромил чужеземцев
,то стал править страной из крепости Абертейви /Кардиган/.И он
женился на Гвенллиан,дочери Мадога ап Мереддида,который был тогда
правителем Поуиса и у него было девять сыновей:Грифит,Мереддид Слепой
т.к.он был ослеплён по приказу короля Логрии,Кенриг,Рис,Мереддид,
Морган,Майлгун,Хивелл и Мередидд который стал впоследствии епископом.
И ещё у него был брат по имени Грифид,известный как Грифид Йеванк
/младший/ и он был правителем в старинной крепости Динас Бран и была
дружба между двумя братьями и были другие братья,но о них в этой повести речи нет.
А когда умер Грифид,то дружба осталась между его младшим сыном
Кадваллоном и Лордом Рисом,потому что Лорд Рис освободил его из плена
чужеземцев.

Однажды приехал Лорд Рис из Абертейви в Диневор,что в Кантрев Маур
и с ним были его старший сын Грифид и его племянник Кадваллон.И
для них был в лесу обложен вепрь и вскоре они выехали на охоту в сопровождении большой свиты и мчались на конях за вепрем среди лесов и гор.
И вот случилось так ,что Грифид сын Риса и его родич Кадваллон
отстали от других охотников и как они не старались их догнать,звуки
охоты всё отдалялись.И Грифид и Кадваллон много часов блуждали по лесу.
И неожиденно они выехали на опушку леса и видят:неподалёку от них
к дереву привязаны два человека:мужчина и женщина,а вокруг них четверо с оружием в руках.И Грифид сказал Кадваллону:"Эти четверо нас
не ожидают."И Грифид с Кадваллоном устремляются из леса и поражают
копьями двоих вооружённых и ещё одного топчут конями но четвёртый
бросив оружие скрылся в лесу.Тогда они развязывают пленников и этот
человек говорит им:"Будте благословенны добрые рыцари,сохрани вас Бог!Я мирный человек,лекарь из страны франков,а зовут меня Овайн,а
мою жену--Маргарет."И Грифид и Кадваллон хорошо обошлись с ними,хотя
это были чужеземцы,и они проводили их в Диневор,к людям Лорда Риса.И
Лорд Рис,когда узнал о том,что эти чужеземцы искуссные лекари,хорошо,
милостиво обошёлся с ними.И вскоре они все отправились в Абертейви,а
Кадваллон уехал в Динас Бран.
И этот врач вскоре стал приближённым Лорда Риса и он искуссно лечил
все болезни и раны так что его стали звать "ллау дда" /рука добрая/
и Рис однажды позвал его к себе и сказал:"не встречал я врачей более
искуссных ни среди кимри/валлийцев/ ни среди чужеземцев,проси что
хочешь,МЕССИР ЖАК." "Об одном лишь прошу тебя,мой лорд"--сказал мессир Жак--"Пойдёт обо мне слава как о хорошем враче и я боюсь,что
слухи обо мне достигнут моих врагов ибо есть в Логрии недобрые люди,
которые хотят погубить меня.Поэтому"--сказал мессир Жак--"сохрани
моё имя и имя моей жены,насколько это возможно, в тайне."
И Лорд Рис так и сделал,хотя и был несколько удивлён.И мессир Жак
и Маргарет прожили два года в Абертейви у Лорда Риса когда

НА ЭТОМ РУКОПИСЬ ОБРЫВАЕТСЯ
Petya оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 27.11.04, 06:02   #36
Unicorn
old timer
 
Аватарка Unicorn
 
На форуме с: 11.2004
Откуда: иногда Неверленд, чаще - дорога
Сообщений: 769
Unicorn is an unknown quantity at this point
Мессир Жак несколько раз перечёл пергамент скрепленный знакомой печатью короля Генриха и удрученно покачал головой. Он знал, что его врачевание уже не поможет, слишком далеко зашла болезнь и слишком много пришлось претерпеть верховному сюзерену Англии от своих неразумных детей. А от этого болезнь только ухудшалась.
Не в первый раз находил его посланный короля, в прошлый раз мессира Жака отыскали в глуши Уайтфордского леса и он тот час последовал на зов своего венценосного больного. Тогда ему удалось облегчить страдания короля Генриха. Тогда же лекарь задержался в Нормандии, он рисковал своей головой, спасая жизнь одного рыцаря тяжело раненого в случайной драке между рыцарями короля Генриха и фландрскими наёмниками.
Однако, закончив врачевание и благополучно избежав всех опасностей, что подстерегали его на пути в Уайтфорд, он благополучно вернулся к своей семье с щедрыми дарами от короля, новыми книгами и… печальными новостями.
Всё шло к тому, что король не сможет побороть свой недуг, а значит на троне его сменит один из сыновей. И складывалось так, что это будет не принц Ричард герцог Аквитанский, а принц Джон, прозванный Лекленд. С недавних пор младший сын ходил в любимцах у старого короля и именно ему обещал Генрих передать корону, земли и верность своих вассалов. Всё это было четыре зимы тому назад.
А теперь мессира Жака снова звали в Нормандию. Там продолжалась бесконечная война между войсками короля и сторонниками принца Ричарда.
- Что Жак? Плохие вести? - вывела лекаря из задумчивости его супруга.
- Да, Маргарет, невесёлые, вот посмотри сама. - Мессир Жак протянул жене пергамент.
- Что же ты ответил посланцу? – спросила она пробежав письмо глазами.
- Разве я отказывал в помощи тому, кто просил меня о ней? Я ответил, чтобы он подождал, пока я соберусь в дорогу.
- Я поеду с тобой! - Решительно заявила Маргарет.
- И думать не смей! Разве можно тебе оставлять столь безопасное пристанище. Лорд Рис никогда не позволит причинить вред ни мне, ни тебе, здесь в его замке мы в безопасности.
Маргарет укоризненно посмотрела на мужа. Она не обвиняла его, ведь Жак хотел уберечь её, но всё же не стоило ему решать это самому. Она тоже может сказать своё слово. И вряд ли у него найдётся что возразить.
- А ты не подумал об Элизе? Сколько времени прошло с тех пор, как мы покинули нашу бедную девочку? И теперь ты хочешь отправляться в путь, а меня оставить тут, когда я могу, наконец, вернутся в Уайтфорд и повидать её. Теперь, когда мы под защитой такого могущественного лорда Уэльса, Элизе незачем больше жить в лесу, словно отшельнице. Она может перебраться к нам, и мы снова будем счастливы вместе.
Ты же знаешь, Жак, у меня всё сердце изболело...запричитала она заламывая свои полные ручки с пухлыми пальчиками, ты не можешь...не можешь…
- О, Только не начинай пожалуйста рыдать, единственное чего я не могу перенести, так это твоих слёз...хорошо... я подумаю...может быть...конечно мы отправимся вместе.
Unicorn оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 27.11.04, 15:27   #37
Moria
old timer
 
Аватарка Moria
 
На форуме с: 02.2004
Откуда: Herrang
Сообщений: 608
Moria is an unknown quantity at this point
***
Ночная мгла спустилась на землю, окутав сонный мир покоем. Всё в доме Ironheart-ов (Айронхартов) погрузилось в туманную дрёму. Таинственная, почти осязаемая тишина наполнила тёмные и пустые залы и коридоры. Изольда одна не спала в этой тихой обители скорби и траурной печали.
«Пришло время исполнить задуманное», - про себя подтвердила Изольда.
Год после смерти Маркуса был необыкновенно тяжёлым для семьи и тянулся мучительно бесконечно. Изольда неузнаваемо изменилась за это время: она будто в одночасье повзрослела. Печальная и молчаливая, неизменно одетая в чёрное, она больше походила на тень, с каждым днём всё более отдаляясь от родителей, скрывая всю свою боль в себе. Но это время не было потрачено даром: тайком от всех Изольда изучала карты и книги по военному искусству, в лесу упражнялась во владении мечом и стрельбе из лука, доставшихся ей от брата… Нет, время не пропало зря!
Дождавшись, когда родители заснут, девушка незаметно выскользнула из дома. В конюшне оседлала своего верного Алекто, вороного коня, и, спрятав под поклажей клинок Маркуса, покинула родительское имение.
Резвый конь, застоявшийся в стойле без дела и соскучившийся по скорости и ветру в ушах, рысью мчался по знакомой лесной дороге, унося всадницу в чёрном в таинственный мрак беззвёздной ночи.
«Простите меня, родные, но иначе нельзя! Это мой долг! Справедливости ради, нельзя больше медлить!..» - размышляла Изольда, проносясь мимо тех мест, где прошло её детство, её и Маркуса. О, как недавно и давно это было! Где теперь их беспечные и наивные дни! Всё по-своему перекроило время, перестроило на новый безрадостный лад!
И так, погружённая в раздумья, Изольда не заметила, как въехала на гору, откуда открывалась широкая долина и Castell Y bere у подножия невысокой горы. Валлийский посёлок мирно спал, дыша покоем и тишиной. Только огни на сторожевых башнях тревожно мерцали в густой мгле ночи.
Изольда натянула поводья – конь, недовольно фыркнув, замедлил бег, перешёл на шаг, потом и вовсе остановился. Девушка спешилась и, обвязав вокруг руки поводья, повела Алекто по узкой тропинке вниз, к подножию горы. Там среди больших валунов она и устроилась на остаток ночи – идти в посёлок ночью было бы абсолютным безумием. Разве ходят добрые люди в одиночку по ночам да ещё при оружии?! Навлекать на себя подозрение было совсем некстати…

***
Солнечный диск показался над горизонтом, вылив в мир искристое море света. Изольда открыла глаза: Алекто, тревожно водя ушами, щипал жухлую траву. Со стороны Castell доносились людские возгласы, песни и обычный утренний шум.
«Интересно, что-то сейчас творится дома! Бедные мои, не печальтесь о своей Изольде, я вернусь, обещаю, непременно вернусь!..» - про себя заключила Изольда, вновь прилаживая к седлу поклажу.
Ведя своего верного Алекто под уздцы, Изольда пришла в знакомый-незнакомый Castell Y bere. Пришла узнать, какими слухами живёт этот неведомый мир – быть может они знают что-то об убийце её брата?..
Появление девушки в чёрном всколыхнуло тихую и размеренную жизнь сельских жителей подобно тому, как внезапный ветер поднимает в море огромные волны…
Слухи в мгновение ока наполнили Castell Y bere…
Устроившись на постоялом дворе и оставив Алекто в конюшне, Изольда целый день бродила по шумным улицам, прислушиваясь к досужей болтовне местных жителей. И вот у таверны на другом конце селения её внимание привлекли двое. Они сильно отличались от окружающих, наверно, приезжие… Их разговор заинтересовал Изольду: речь шла об убийстве… Маркуса Айронхарта!..
Moria оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 27.11.04, 17:42   #38
URUK-HAI Charlie
old timer
 
Аватарка URUK-HAI Charlie
 
На форуме с: 07.2003
Откуда: Нора в South-West.
Сообщений: 2 398
URUK-HAI Charlie is an unknown quantity at this point
- Вульф! Вульф!
Эриксон открыл глаза и, по старой привычке, схватился за нож, что был за поясом. Но перед собой Харольд увидел Эйрика, который был чем-то страшно обеспокоен. По его взволнованному виду можно было предположить, что начался Рагнерек.*
- В чем дело? - спросил Вульф, убирая оружие. - Что опять произошло?
- Ворон зовет тебя... У него что-то есть... - ответил наемник, почти бесшумно, как будто боясь, что еще кто-то услышит это.
Эриксон вышел на улицу, взяв собой клинок, и опустив капюшон темно-зеленого плаща, поскольку дождь не прекращался.
- Где он? - холодно спросил Вульф, даже не поворачивая головы к Эйрику.
- За лагерем. Он ждет.
Эриксон поспешил к колдуну. Харольд шел быстрым шагом, не замечая ничего и никого на своем пути. И вот, наемник увидел чародея. Ворон стоял спиной к Вульфу и смотрел на небо. Тяжелые капли дождя падали на лицо колдуна.
- Ты хотел меня видеть, говорящий с духами? - громко спросил Вульф.
Тут поднялся очень сильный северный ветер, и чародей повернулся к Харольду. Губы Ворона не двигались, но в своей голове Вульф услышал хриплый голос колдуна
- Да, вождь...
- Что ты хотел? - проговорил наемник, плохо понимая, что происходит.
- Смотри...
Перед глазами норвежца предстал какой-то человек.
- Это он... Это Уилфред... Тот кто должен взять в жены леди Бланшефлер...
Эриксон схватился за голову и упал на одно колено от боли.
- Зачем ты показываешь мне это, Ворон?
- Я видел... Он станет помехой твоим планам, ярл... Его нужно остановить...
- Так сделай это, во имя Одина! - воззвал наемник, упав боком на мокрую траву.
Ворон вскинул руки к небу, и начал читать таинственные заклинания. Он не останавливался ни на минуту. Голос в голове норвержца пропал. Эриксон приподнялся и не мог оторвать взляда от чародея. С каждым новым загадочным словом Ворона ветер усиливался...
И тут настапила тишина. Исчез ветер.
- Что ты сделал с ним? - тихо спросил Вульф.
- Он погрузился в сон... Большего я не смог... Но твоему плану похищения этот человек помешать не сможет...
- Почему ты не убил его?
- Я сделал все, что мог... Мне помешал кто-то...

----------------------------------------
Рагнарек - гибель богов и всего мира.

Last edited by URUK-HAI Charlie; 27.11.04 at 18:28.
URUK-HAI Charlie оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 28.11.04, 17:26   #39
Moria
old timer
 
Аватарка Moria
 
На форуме с: 02.2004
Откуда: Herrang
Сообщений: 608
Moria is an unknown quantity at this point
Иоланта ступала по траве так легко, что ни один стебель не пригибался к земле. Альфари спешила. Ей не нравилось, когда в её мире хозяйничают чужие. А сейчас она чувствовала присутствие далёкой тёмной силы. Но не настолько могущественной, чтобы Иоланта не смогла с этим справится.
Зло пришло из мира людей, зло не знало всех тайн вечности, оно было бессильно перед магией древних.
Она видела человека. Он упал на край глубокого оврага. Вода на дне стремилась по камням, журчала и пела…но человек не разбился о камни, сам Хозяин хранил его…но тёмная сила не отступала. Не спроста такое упорство?..
Иоланта давно уже не вспоминала о смертных, она сердилась на людей. Альфари не желала отмщения людям. О нет, просто люди, вечно суетливые, вечно мелочные не оправдали её надежд…
Но вдруг улыбка озарила лицо Иоланты: «Смертный может быть таким забавным в её мире. Последние столетия ей было так скучно здесь одной...»
А этот рыцарь…он, кажется, хорош собой, молод… Нет, не стоит отдавать его чуждым силам. Она заберёт смертного в свой мир…
Неодолимый, тяжкий сон без сновидений окутал Уилфреда, сковал его тело, не давая пошевелиться и опомниться. Смертельная опасность нависла над обезоруженным рыцарем, древнее колдовство опасного и непредсказуемого врага грозило неминуемой гибелью. И вот когда роковая развязка была уже совсем близка, новая сила неожиданно и очень кстати вмешалась, рухнули коварные планы неведомого врага.
Сквозь густую мглу забвения и беспамятства скользнул спасительный свет хрупкой, но одухотворяющей надежды… Ослабли стальные оковы наваждения, и сквозь рассеивающийся сон Уилфред сначала неясно, но потом всё явственней и отчётливей услышал слова древней песни:
Земная твердь вовек не будет зыбкой,
И не наступит в мире царство тьмы…
И свет спасительной своей улыбкой
Развеет чары гибельной зимы…
Мрак растворится в пламени надежды,
И тьма отступит в предрассветный час,
И будет нам звучать как прежде
Спасенья незабвенный глас!
Песня плыла и переливалась в ещё туманном сознании Уилфреда, незримые волны легко качали его на крыльях ветра, увлекая в неведомый и таинственный мир. Альфари Иоланта увлекала за собою рыцаря, звала и манила его своей песней… Впереди мерцали и искрились блики света – Кольцо Фей… За ним Уилфреду открыл свои двери древний, давно забытый мир волшебства, мир, где и невозможное возможно…
Он проснулся на мягкой зелёной траве. Место казалось знакомым, хотя Уилфред мог поклясться, что ни разу не был тут.
Лесной чертог мерцал странным рассеянным светом, лившимся из ниоткуда в таинственное никуда. Озаренная этим волшебным сиянием, явилась перед ним альфари Иоланта - Лесная Дева. Едва касаясь земли, она будто парила в воздухе. Золотисто-зелёными волнами струились длинные волосы, водопадом спадая с плеч, словно плащом окутывая альфари. Зелёные лучистые глаза искрились добротой и волшебством, завораживали и манили… Иоланта протянула своему пленнику руку, призывая следовать за ней…
Уилфред преклонил колено и сказал:
- Не сочтите дерзостью, моя Госпожа, если я спрошу кто вы?
Голос её соединял в себе вкрадчивый шепот каштановой рощи, журчание родника, вздохи осеннего ветра. .
Он завораживал, отнимал волю.
- Я альфари, люди когда-то прозвали меня Иолантой, но тьмой забвения покрыто то время… Мой мир дремлет в бесплодной скуке, люди ныне всё спешат куда-то, им нет дела до нашего королевства, не то что в былые времена… Да и среди альфари нет прежнего единства, мы разбрелись по разным концам нашей страны, лишь изредка встречаемся у Кольца Фей. Скука и вечная хандра наши непременные спутники… Будь моим гостем и ни о чём не печалься. Здесь живёт покой, вечный покой. Забудь свои заботы и тревоги, отдыхай и наслаждайся жизнью… Здесь всё к твоим услугам… Здесь не бывает боли и страха, здесь живёт вечная жизнь радости и беззаботного счастья…
Эхо мелодично вторило её волшебному голосу, окутывало и околдовывало Уилфреда. И Уилфред забыл, куда он шел? Зачем? Что было с ним до того, как он оказался здесь?
Безвольно и безмолвно он следовал за своей новой госпожой, ничего не замечая вокруг… Только тонкий силуэт Иоланты мерцал и колыхался перед ним, увлекая его в неведомые дали волшебного мира…
Лесная дева привела своего пленника в тенистый грот, надёжно скрытый за гулким потоком водопада. Солнечный свет, пробиваясь сквозь водяную завесу, преломлялся и наполнял грот невероятными и завораживающими красками.
Иоланта усадила своего гостя перед собой. Уилфред покорно опустился на мягкий мох и склонил голову на колени к альфари… Иоланта осторожно гребнем разбирала пряди его волос, и откуда-то сверху лилась тихая песня, убаюкивала, будто колыбельная… Смутные воспоминания, из последних сил бившиеся в глубине сознания, угасли… Уилфреда охватил лёгкий и счастливый сон… Так тянулись беспечные и счастливые дни полные покоя и тихого умиротворения. Уилфред давно потерял счёт дням, всё время и пространство слились в единый поток волшебной неги..
Иоланта, довольная собой, не в первый раз сидела подле своего пленника… Потом поднялась на ноги и, скользнув к водяной преграде, растворилась в радужных струях…
У Кольца Фей её ожидал Хозяин, разгневанный её поступком, решительно настроенный вразумить непокорную альфари. На сей раз он предстал в образе мудрого старца, отца и безраздельного владыки этого волшебного мира. Длинная серебристая борода и густые брови придавали ему грозный и властный вид. Его грозный голос грянул навстречу альфари:
- Иоланта, Дева Леса, будь благоразумна – отпусти пленника. Он не принадлежит нашему миру, не должно ему оставаться смертному среди вечных. Его ждут, он нужен там… Не хочешь же ты, чтобы случилось непоправимое, чтобы в том ты была виною…
- Ты напрасно пришёл сюда… Мне нет дела до людских горестей и радостей… Они забыли о нас, так почему же мы должны заботиться о них, в каком долгу мы перед людьми… Нет, не бывать по-твоему… Смертный останется со мной и будет счастлив вечно…
- Неразумная, разве можно против воли сделать кого-то счастливым?.. Люди не такие, как мы… Они знают иное счастье, счастье – делить с любимыми и радости, и горести, преодолевать вмести все невзгоды и вместе праздновать победы…
- Бесполезны упрёки, я не уступлю…
И с этими словами Иоланта растаяла в воздухе, как и не бывала… Хозяин Леса, печальный и угрюмый остался в одиночестве, так и не сумев ничего изменить…
Но, видно, не совсем напрасны были его слова укоризны, тяжёлым грузом они легли на беспечное сердце строптивой альфари… Изо всех сил Иоланта пыталась убедить себя, что не прав был он, этот ворчливый и требовательный Хозяин… Но чем дольше думала она, тем тяжелее и безрадостней становилось на душе… Невиданное дело, чтоб альфари печалилась по таким глупостям – это удел смертных, но Иоланта не могла бороться с этим внезапным чувством, больно задевавшим её самолюбие и гордость.
Погружённая в раздумья, она бесцельно бродила по волшебному лесу… А тем временем чары сна развеялись, Уилфред проснулся и ждал свою госпожу… Солнце клонилось к закату, день угасал. Уилл заскучал в отсутствие Иоланты: он безмолвно бродил по гроту, ожидая её возвращения. И тут его внимание привлёк маленький ключ, бивший из под земли. Вода тонкими струями скользила по камням и собиралась на широком каменном блюде.
Уилфред склонился над водяным зеркалом, с любопытством всматриваясь в таинственную глубину. Тёмная гладь сначала оставалась спокойной, но вдруг в глубине мелькнул и зажёгся странный свет, поверхность покрылась слепящими бликами. И в этом таинственном свете Уилфред увидел девушку. О, каким знакомым казалось ему это лицо!
Внезапно воспоминания жгучим костром зажглись в его сознании.
«Элиза!» - вырвался неожиданный крик. Уилфред обернулся – за его спиной стояла прекрасная альфари…
- Когда бы ты знала, как стремлюсь я к ней, для чего мне вечная молодость, которую ты сулишь, когда часть души моей осталась там, с нею! Никакими чарами не сможешь ты заставить меня позабыть её!
Иоланта грустно улыбнулась… Она знала, что она одна здесь хозяйка, что всё будет так, как ей будет угодно… Но ей отчего-то стало очень жаль и этого смертного и его возлюбленной… Её новое чувство было так похоже на человеческое: она была готова расплакаться, переступив через собственную гордость, но… увы слёзы были неведомы всем альфари… Внешне Иоланта оставалась спокойна и печальна, плакала её душа. Сожаление и сострадание открылись ей, как величайшая тайна вечности, преображающая душу…
- Ну что же, таков твой выбор! Ты знаешь, от чего отказываешься, надеюсь, не придётся тебе жалеть об этом…
Теперь перед Уилфредом стояла не коварная и самолюбивая колдунья, но существо печальное и бесконечно одинокое… Ему даже стало жаль, что он так грубо и дерзко обращался к ней.
Иоланта, глубоко вздохнув, достала из широкого рукава маленький флакон и , наполнив его водой из таинственного ключа, протянула Уилфреду:
- Когда силы будут покидать тебя, когда покажется, что надежда угасла и спасения нет, вода даст силы для веры и борьбы… Возьми – это мой прощальный подарок…
Уилл принял флакон из её рук и замер, не зная, как благодарить альфари…
Иоланта заметила его волнение:
- Не тревожься напрасно… Быть может, у тебя есть какое-нибудь сокровенное желание, быть может, я смогу помочь…
И Уилфред, справившись с растерянностью, ответил:
- Предскажи мне грядущее, о великая альфари…
Иоланта улыбнулась и произнесла:
- В мире всё идёт своим чередом: на смену зиме приходит весна, так и у людей… Вы – хозяева своей судьбы, не забывай об этом и слушай, что говорит тебе сердце…
Таково было пророчество Иоланты: её слова не прояснили ничего, но просить о чём-то ещё было бы непростительной дерзостью… И Уилфред смирился с тем, что было ему предсказано… Иоланта проводила его до Кольца Фей и указала путь в мир людей… Уилл хотел сказать ей что-то ещё на прощанье, но когда он обернулся, кругом уже никого не было…
Moria оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 28.11.04, 18:43   #40
Lomienna
old timer
 
Аватарка Lomienna
 
На форуме с: 03.2004
Откуда: Нигде
Сообщений: 1 006
Lomienna is an unknown quantity at this point
Этельфлид медленно шла по тропе, оглядываясь по сторонам. Идти в замок по дороге было нельзя, поэтому приходилось искать окольную тропинку, идущую через лес.
Наконец причудливо искривленный куст боярышника показался впереди. Этель ускорила шаг и прямо под этим кустом нырнула в заросли терновника, оставляя кустам в качестве трофея клочки одежды и капельки крови из ободранных рук. Но в последние три дня она уже привыкла к мелким неприятностям.
Звериная тропа, начинавшаяся почти сразу за кустами, была гораздо более неровной и заросшей, потому что ей редко пользовались. Корни старых деревьев тут и там выпирали из земли, поэтому Этель пришлось сильно замедлить шаг, чтобы не упасть. Но девушка и не слишком торопилась - все равно, попасть в замок до сигнала к тушению огней не удастся.
Было еще светло, когда Этель добралась до окрестностей замка. Она спряталась в густых зарослях бурьяна почти у самых ворот. По дороге то и дело кто-нибудь проходил - то мальчишки гнали скот, то крестьянки проносили что-то в корзинах на замковую кухню. Но чем сильнее темнело на улице тем меньше народу становилось на дороге.
Наконец стало совсем темно, в почти пересохшем рве оглушительно запели лягушки. Этельфлид решила, что можно попробовать пройти в замок. Однако как только она уже почти вышла на дорогу на дальнем конце деревни заклубилась пыль - какой-то всадник галопом гнал своего коня. Сердце Этель бешено заколотилось - она решила что это Уилфред, но тотчас вспомнила, что Грей остался с Элизой. Она едва успела снова укрыться в бурьяне, когда взмыленный конь пронесся мимо. Всадником действительно был не Уилл, а какой-то черноволосый и чернобородый мужчина. Клок пены с узды коня упал на репейник, за которым пряталась Этель.
Копыта коня дробно простучали по доскам моста и из замкового двора раздались изумленные крики: "Куда! К кому!..." и затем все стихло. Еще через некоторое время отсветы факела затрепетали в бойнице надвратной башни и гулкий удар сигнального колокола раскатился по округе - пришло время к гашению огней. Дозорный покряхтывая и зевая так, что слышно было даже под стенами, спускался со стены во внутренний двор, явно собираясь как следует выспаться.
Мост уже давно никто на ночь никто не поднимал - петли заржавели, а дерево рассохлось. Этель выбралась из кустов и легко пробежала по доскам. Во внутреннем дворе было тихо, только из караульного помещения доносилось бормотание и мелькал огонек. В замковых окнах тоже кое-где виден был свет. Этельфлид усмехнулась: и сигнал о тушении огней некоторым нипочем. Она пошла вперед, чтобы добраться до двери в кухню, однако, видно она шла не слишком тихо - на псарне проснулись собаки и подняли лай. Сей час же дверь сторожки открылась и дозорный на весь двор помянул недобрым словом и собак, и псаря, а затем оглядел двор, но Этель не заметил. Перепуганная девушка перевела дух - она-то думала, что все уже спят.
- Ну так это легко устроить, - пробормотала Этельфлид себе под нос и тихонько подошла к узкому окну караульной.
Оказалось, сторож был там не один - напротив него на табурете сидел конюх. На столе стояли большие кружки с брагой, явно украденной из баронских подвалов.
- А я ему говорю значит: "Ты мне не указывай как лошадей седлать, тебе собаками поручено заниматься, вот их и седлай!" - конюх явно продолжал давно начатый разговор, прихлебывая из своей кружки, - он взъярился весь, что так я его уел, а ответить-то нечего.
- Да, нынешний наш псарь не чета старому Тому, чего уж говорить. Вот как начнет... - договорить начатую фразу сторож не успел, потому что упал щекой на стол и захрапел. Конюх на мгновение удивился, а потом и сам упал на пол и присоединился к спящему сторожу.
Довольная Этель улыбнулась и спокойно пошла к двери в кухню.
В кухне тоже никого не было, только один из поварят спал на длинной скамье, стоящей у стены. Этельфлид тихо притворила за собой дверь и вышла в коридор, ведущий к другим помещениям замка. Однако девушка не сразу пошла к своей комнатке недалеко от клети, а сначала решила узнать, что делается в замке и самое главное - что за странный человек прибыл сегодня вечером...

Last edited by Lomienna; 28.11.04 at 18:53.
Lomienna оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Ответить

Возможности
Вид

Правила размещения сообщений
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете изменить Ваши вложения
Вы не можете изменить Ваши сообщения

BB-код Вкл.
[IMG] код Выкл.
HTML-код Выкл.

Быстрый переход


Новости | Кабинет Профессора | Каминный зал | Эсгарот | Палантир | Онтомолвище | Архивы Минас-Тирита | Гарцующий пончик | Подшивка | Форум | Гостевая книга | Карта сайта | Поиск | Кольцо | Свиридов

Ваш часовой пояс — GMT +3. Сейчас 01:38.


Powered by vBulletin® Version 3.8.7
Copyright ©2000 - 2024, vBulletin Solutions, Inc.
Лицензия на форум приобретена Ардой-на-Куличках у компании "Jelsoft Enterprises Limited". Все права защищены.