Форум Арды-на-Куличках  

Вернуться   Форум Арды-на-Куличках > Свободный форум

Свободный форум Для общения на разные темы. На форуме действуют общие правила форума АнК.

Ответить
 
Возможности Вид
Пред. 07.03.05, 15:44   #81
URUK-HAI Charlie
old timer
 
Аватарка URUK-HAI Charlie
 
На форуме с: 07.2003
Откуда: Нора в South-West.
Сообщений: 2 398
URUK-HAI Charlie is an unknown quantity at this point
Около часа Харальд просто сидел возле костра. Вскоре к нему присоединился Горм, который не хотел спать.
-Ярл, ничего не происходило?
Вульф отрицательно помотал головой.
-Горм, - вдруг сказал Харальд – останься здесь, я хочу прогуляться.
-Но ведь ночь?
Харальд поднялся с земли
-Ночной лес – дом волка. – с улыбкой сказал Эриксон. И направился в сторону деревьев.
Норвежец шел через ночную мглу уверенно, будто и правда был хищником, преследовавшим жертву. Через четверть часа он вышел к ручью. Харальд опустился на землю и зачерпнул воды. Эриксон провел мокрой рукой по лицу.
-Боги, как я устал.
-Не удивительно. – сзади послышался женский голос.
Харальд быстро схватился за меч и развернулся. Перед ним стояла женщина.
-Кто ты? – быстро спросил Харальд
-Я Фригг.
-Фригг… - прошептал Вульф – и тут же опустился на одно колено, убрав клинок в ножны.-Но я думал, что со мной теперь никто не может разговаривать… из богов… - с волнением спросил Харальд.
-Это так. – Фригг кивнула – Но мой муж стоит, и всегда стоял, на твоей стороне… Он ведь помогал тебе.
-Да, Один хранил меня. – кивнул я – Но Тор сказал, что все теперь зависит только от меня, в Вальхаллу мне путь закрыт. И боги не станут оказывать мне поддержку.
-Вот именно, что от тебя – Фриг подошла ближе – Ты все еще тоскуешь по ней?
Харальд молча кивнул.
-Но у тебя было столько женщин… Неужели ты еще не забыл?
-Я никогда не прощу себе того, что не уберег ее, и что начал все это…
-Смерть Скади не твоя вина, Харальд. То что случилось, нельзя изменить.
Фригг повернулась к Вульфу спиной и пошла прочь.
-Подождите… - позвал ее Харальд – Что я должен делать, чтобы заслужить прощение?
-Этого я не могу тебе сказать – не оборачиваясь, ответила Фригг – Таковы условия Форсети. – она обернулась и улыбнулась Вульфу – Сегодня ты встретил ту, что может изменить твою судьбу, но вскоре ты встретишь ту, что может помочь тебе забыть прошлое. Но впереди тебя ждут тяжелые испытания. Помни, все зависит от тебя…
С этими словами Фригг исчезла.
-Фригг, Один, спасибо вам. – негромко сказал Харальд.
Когда он вернулся к лагерю, Ворон сидел у костра один.
-Где Горм? – спросил Эриксон.
-Он отправился спать… Ночь впереди еще долгая…
Ворон сел в стороне и начал читать какие-то заклинания. Казалось, что он призывал кого-то к себе.
На следующий день и правда подошел обоз. Банда была в сборе.
URUK-HAI Charlie оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 11.03.05, 07:59   #82
Unicorn
old timer
 
Аватарка Unicorn
 
На форуме с: 11.2004
Откуда: иногда Неверленд, чаще - дорога
Сообщений: 769
Unicorn is an unknown quantity at this point
Эпизод Клео, ниже - эпизод Мория-Юникорн

Хель в лагере Эриксона
эпизод Клео



Закат догорел, оставив после себя только красно-оранжевые отблески в темнеющем небе.
Кто-то из наёмников ссорился - зычные крики пьяных мужчин и шум начинающейся драки разносились по лагерю. Вульф задумчиво смотрел в костёр - происходящее тревожило его не более, чем всегда. Мысли Эриксона были далеко.
Крики становились громче, а удары яростнее. Вот уже послышался и звон стали, вынимаемой из ножен - выражение лица Харальда не поменялось. В его глазах, подёрнутых стеклянной дымкой воспоминаний, отражались языки пламени, ласкающие поленья.
Да пусть хоть убьют друг друга! Вульфу было всё равно…
Сейчас бы и Ворон не решился отвлечь Эриксона от его мыслей, о других не могло быть и речи. Поэтому даже ссорясь, люди Харальда старались держаться подальше от своего капитана, выясняя свои отношения на другом конце лагеря.
Резкий порыв ледяного ветра мгновенно вырвал наёмника из задумчивости. По земле понеслось мелкое крошево пыли, закружившись в маленькие смерчи, а в воздухе почувствовался едва уловимый запах тлена. Лошади испуганно заржали, взвившись на дыбы и грозя оборвать удерживающие их путы.
Ссоры моментально стихли. Харальд дёрнулся, словно от удара, подняв взгляд от костра. В лагере воцарилась зловещая тишина, предвещающая что-то важное.
Из тени леса выступила фигура, несущая с собой мрак и страх. Ветер колыхал серый плащ, глубокий капюшон которого скрывал лицо. В руке незнакомец держал на вид безобидный посох - просто деревянная палка, но Вульф сразу же приметил, что конец его уходит в землю, а это означало, что там, скорее всего, стальной шип.
Фигура шла не быстро, но и не медленно. Незнакомцу явно некуда было спешить, но и проволочек он не допускал. Шаг его был твёрдым и уверенным.
Путь незнакомцу преградил Ворон, бросившийся наперерез со полукриком-полустоном:
- Госпожа!
Но незнакомец, оказавшийся женщиной, лишь оттолкнул его - не понадобилось сильного движения, чтобы колдун упал на землю.
- Прочь! - раздался голос той, которую Ворон назвал госпожой. - Мне нужен Харальд Эриксон.
Колдун встал на колени и протянул к женщине руки, но она уже прошла мимо. Ворон начал раскачиваться из стороны в сторону, шепча что-то на своём языке.
Вульф встал, чтобы привлечь к себе внимание, но у него возникло ощущение, что эта женщина и так знает, кто из присутствующих здесь - Харальд Эриксон.
Наёмники молчали, расступаясь перед гостьей и образуя живой коридор. Они неотрывно смотрели на женщину, провожая её поражёнными взглядами.
Гостья остановилась, подойдя к Харальду. Молча откинула капюшон, взметнув и освободив волну пепельных волос. Её холодные, как утренний туман, серые глаза со странным тёмным пламенем в глубине, смотрели на Вульфа. Лицо её было бледно и непроницаемо, словно маска, черты точёные и преисполненные достоинства, как и каждый её жест. Подбородок её был чуть приподнят, так что получалось, будто бы она смотрела на капитана наёмников свысока.
- Хель, - севшим голосом проговорил Харальд. Он сказал это настолько тихо, чтобы его слов не слышали остальные, но настолько громко, чтобы заставить женщину плавно и едва заметно кивнуть.
Она прищурилась, и Эриксон будто бы очнулся. Он крикнул своим людям:
- Что вы встали? Ну-ка все по своим местам, живо!
Оцепеневшие наёмники не поняли его слов. Они, словно зачарованные, смотрели на Хель. Харальд вынул меч из ножен и резко рубанул им по бревну, что лежало возле костра. От резкого звука наёмники пришли в себя и быстро разбрелись кто куда, чтобы не попасться случайно капитану под горячую руку. Тем более, что сейчас эта рука сжимала оружие.
Только Ворон продолжал стоять на коленях и раскачиваться.
Хель опустилась на изуродованное Вульфом бревно, рядом с зазубриной. Спина её при этом всё время оставалась прямой. Наёмник остался стоять.
- В Англии я Чарна, - начала гостья. - Всем нам здесь дают другие имена, Вульф. Присядь.
Харальд повиновался. Гостья молчала, глядя в огонь, как до этого Эриксон. Сумерки сгущались, принося с собой туман и промозглость, а лагерь наёмников обняла гнетущая тишина. Чарна передёрнула плечами и повела рукой. Тут же послышался гомон - она умела как напускать, так и снимать страх с людей.
Наёмники продолжили свои прерванные дела, как будто ничего и не произошло. Харальд ощутил лёгкий укол уязвлённой гордости - он-то не смог заставить людей даже разойтись, чтобы оставить их одних. Но стоило Вульфу вспомнить, кто такая его гостья, как неприятное ощущение растворилось. Спорить с богиней он пока не собирался.
Чарна ещё немного помолчала, а затем подняла глаза на Харальда.
- Что угодно госпоже в нашем лагере? - почтительно склонившись, заговорил Эриксон.
- Мне захотелось воочию увидеть Проклятого Воина, - ответила гостья.
- Я могу предположить, что тебе что-то нужно? - осторожно спросил наёмник.
- Нам всем что-то нужно, Вульф, - Чарна отрешённо посмотрела в темнеющее небо. - Кто-то отчаянно бьётся, барахтается, из последних сил цепляясь за жизнь, - она снова сделала паузу. - А кто-то, - она усмехнулась без улыбки, отчего её смешок стал более похожим на фырканье, - отдаст всё за смерть.
- Тебе это лучше известно, госпожа Нильфхейма, хозяйка Смерти и повелительница Теней, - Харальд снова опустил взгляд в огонь.
- Я не властна над смертью, - возразила наёмнику Чарна.
- Но ты властна над её обителью.
- Да, это так.
Чарна замолчала, будто выжидая. Лагерь вокруг них жил своей жизнью, и единственное, что ещё напоминало об устрашающем явлении богини мира мёртвых Хель - это шумное дыхание сбившихся в кучу лошадей, которые пятились, стараясь отойти от зловещей фигуры настолько далеко, насколько позволяла привязь.
Но наёмникам было не до этого - они, кажется, продолжили свою драку.
- Я многое могу, Вульф, - снова заговорила гостья. - Но и мне иногда требуется помощь. А награда моя будет щедрой - не сомневайся. Мне есть, что тебе предложить, Проклятый Воин.
Харальд дёрнулся, словно от удара, побледнел и губы его невольно сжались. Неужели она предлагает ему...
- Смотри же, Харальд Эриксон! - Чарна вскинула руки.
В неверных отблесках костра он видел пляшущие тени, кружившиеся в диком танце, подвластные мановению руки богини Хель. Ему виделись люди и животные, пейзажи и замки.
Тени вились вокруг Хель и Вульфа, и вскоре он уже не знал, где призраки, а где люди. Он видел лишь огонь, в который он падал, он чувствовал лишь руки мёртвых, которые подталкивали его, заставляя опускаться всё ниже и ниже в губительные языки горячего пламени...
Последнее, что он почувствовал - это запах горелых волос. Кажется, это его...

Харальд видел огонь. Огромная бескрайняя огненная пустыня расстилалась перед ним. В ушах завязли душераздирающие крики обречённых на вечные муки людей. Они рвали мозг на части, а огонь пожирал тело. Харальд чувствовал боль, подобно которой не испытывал никогда. Боль будто бы поселилась в каждой мышце, разрывая её изнутри - но Харальд не мог даже кричать, вопль застыл тошнотворным комком у него в горле.
Пламя лизало его ноги, пробираясь всё выше и выше по телу наёмника. А вокруг - никого, только ненасытный огонь, почуявший новую жертву.
Наконец крик прорезался из обгоревшей от раскалённого воздуха гортани. Его голос смешался с множеством других голосов, молящих о пощаде, проклинающих всё или просто стонущих от невыносимой боли. И в тот момент Харальд понял - это навсегда. Не просто надолго, а НАВЕЧНО.
Это Преисподняя.

Харальд очнулся на скользком холодном каменном полу большого зала. Тишина зазвенела в ушах после жутких воплей мучеников, и какое-то время наёмник просто лежал на полу, обхватив голову руками. Затем ему стало холодно и он встал.
Зал был огромен и безлюден. Посередине стоял исполинский деревянный стол, на котором ещё сохранились следы давних пиров - но всё же время неуклонно делало своё дело, уничтожая последние воспоминания о былых празднествах.
Стены зала были увешаны оружием, и Харальда это заинтересовало. Но подойдя ближе, он увидел, что всё оно ржавое – мечи грозили развалиться на куски при первом же взмахе, заклёпки щитов – высыпаться, тетивы луков давно истёрлись и лопнули бы от одного только прикосновения к ним.
Харальд прислушался - в пустующем и давным-давно погасшем камине выл холодный ветер.
И наёмник понял, что и это навсегда. Одиночество, заточение - самое худшее, что может случиться с воином. Уж лучше вечные муки!
Харальд упал на колени и видение снова дрогнуло и изменилось.

Он не знал, что точно видел в третий раз. Но его вдруг непреодолимо потянуло туда, в то видение, ему захотелось остаться там. Он видел царство мёртвых, но не Преисподнюю.
И не одиночество.
А отдых и покой. И ещё что-то такое... очень родное.
***
Когда Эриксон в четвёртый раз открыл глаза, он снова сидел на бревне, а рядом, как ни в чём не бывало, восседала Чарна. По её лицу нельзя было прочесть ничего. Она неотрывно следила за почти догоревшим костром. Харальд провёл рукой по волосам - они были целыми, не опалёнными.
- Выбор за тобой, Вульф, - произнесла Чарна, не глядя на него. - Я могу дать очень многое... но ещё больше я могу отнять. Думай.
Эриксон был настолько погружен в свои размышления, что не заметил, как сзади подошёл пьяный Олаф и бесцеремонно уселся рядом с гостьей. Она окинула его презрительным взглядом и отвернулась к Харальду.
Но Олаф, кажется, не собирался сдаваться так легко. Он примерился опустить свою большую руку на колено женщины.
Чарна молниеносным движением выхватила из-за пояса кинжал и вонзила его в руку Олафу, пригвоздив его к бревну. Сама же при этом, чтобы не пораниться и не испачкаться брызнувшей кровью, презрительно отстранилась, по-прежнему не отворачиваясь от Харальда.
Лагерь огласился истошным воем раненого Олафа.
- Зачем? - очнулся Вульф, равнодушно посмотрев на тщетно пытающегося освободиться воина. - Хороший боец был.
- Я тебе нового дам, - покровительственно кивнула Чарна. - Новую.
- Женщина? - слегка поморщился Вульф.
- Не забывай, что я тоже женщина, - грозно промолвила Хель, и в её глазах начало разрастаться чёрное пламя.
- Прошу прощения, - Эриксон встал с бревна и поклонился.
По тому, что пламя утихло, можно было судить, что гостья больше не злится.
- Гаэт, - бросила она, также вставая и подбирая свой посох, который всё это время лежал рядом с ней. - Он должен умереть. Мне всё равно как, но в ближайшее время.
- Будет исполнено, госпожа.
Чарна легко переступила через скулящего Олафа, распростёршегося на бревне, уже потерявшего надежду освободиться. Даже подол её плаща при этом не запачкался.
Вульф наблюдал за тем, как она подошла к Ворону, который всё ещё видел на коленях, шепча какой-то бред.
- Встань, - приказала она.
Колдун повиновался, движения его были неестественны, как у марионетки.
- Ты знаешь своё дело, - холодно сказала Хель. - И не гневи меня больше.
Ворон опустил глаза.
Затем гостья зашла в тень и исчезла, ни разу не обернувшись.
- Вульф! - простонал Олаф. - Помоги мне! Эта стерва меня приколола!
- Будешь выть - я тебя освобожу, - рыкнул на него капитан. - От руки... Так что заткнись, Олаф.
Харальд снова сел на бревно. Ему надо было подумать...
Ах, как жаль, что он не убил этого щенка Гаэта ещё тогда!..

************************************


хххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххх
В замке лаэрда Мархауса.

эпизод Мория - Юникорн


Изольде ничего не оставалось, кроме как начать неприятное объяснение. О, как невыразимо трудно и мучительно было находить подходящие слова. Всё выходило фальшиво, неискренне, что не могло внушить хоть сколько-нибудь доверия родным , столь строгим к ней сегодня.
А она так устала…хотела просто лечь уснуть, слушая как шумит ветер за окнами.
Огонь в камине, добираясь до очередного сухого полена, ярко вспыхивал, бросая отсветы на лица людей.
- Алекто… он вырвался так внезапно… и вас всех своим возвращением обеспокоил совершенно напрасно, - пытаясь совладать с голосом, произнесла она.
В словах казалось бы таких равнодушных таилось отчаяние.
Изольда была сама не своя, ей никак не удавалось взять себя в руки.
«Господи, что со мной… Они мне не верят… но я не могу, не могу сказать им правду…»
Ричард видел это. Все её страдания. Взять бы её за руку и увести отсюда. Он был уверен – ему бы Изольда всё рассказала. Она не хотела открыться отцу и леди Рианнон.
Мархаус не сводил глаз с дочери:
- Напрасно?! Изольда, дочка, не мне говорить тебе, как нынче неспокойно на дорогах! Я места себе не находил с тех пор, как отпустил тебя одну. И возвращение Алекто… Что мы должны были думать? А теперь ты говоришь «напрасно»…
Мархаус хотел услышать хоть какие-нибудь объяснения, но это «напрасно» окончательно уничтожило всякую надежду добиться правды.
Рианнон не проронила ни слова за всё время этой странной беседы. Одного взгляда дочери ей было достаточно, чтобы всё понять. Она и без слов теперь знала куда больше, чем могла теперь сказать Изольда.
- Мархаус, я думаю, теперь не самое время для таких разговоров. Изольда утомлена, да и нам всем пришлось нынче понервничать… Отложим нашу беседу… - попыталась отвести гнев мужа Рианнон.
- Рианнон! - лаэрд ударил кулаком по столу так, что кубки попадали и вино расплылось по скатерти тёмным пятном, - я уже говорил – повторять дважды не буду! Я не стану потакать всем вашим прихотям – впредь не бывать тому!
Госпожа М.Т. не ожидала такого резкого ответа – опустив глаза и сжав от досады губы, она замолчала. Лаэрд Мархаус редко выходил из себя, но если это случалось, то гнев его был подобен неудержимой лавиной, разрушительной громадой сходившей с потревоженных гор. И домочадцам не оставалось ничего иного, кроме как ждать, когда буря успокоится.
- Изольда! – вновь обратился к дочери лаэрд, стараясь не повышать голос и сдерживать свою досаду и гнев, но выходило у него скверно - кровь стучала в висках и голос выдавал сильное раздражение. – Ты должна рассказать всё, - с расстановкой заявил он, - Всё! Что бы ни случилось с тобой и Аглаей… здесь и сейчас.
- Отец! – Изольда была на грани отчаяния: силы её и моральные и физические были на исходе. Резкий тон отца и его непреклонность не сулили девушке ничего хорошего.
Изольда едва сдерживала слёзы, подступавшие к горлу, она не знала, как поступить, и уж, верно всё теперь бы и открыла, но, подняв глаза, Изольда встретила полный участия взгляд Ричарда и промолчала. Ради него…Нет, она не скажет ничего! Ни за что!
В её глазах стыла боль; её взгляд умолял о пощаде, но вместе с тем он полон был решимости и несгибаемой воли.
Ричард не сводил глаз с Изольды.
«Какую тайну ты скрываешь, Печальный Ангел? Чего ты боишься? Кого встретила ты там, на дороге? О ком ты так упорно молчишь?» - эти вопросы не давали рыцарю покоя.
Он не мог объяснить почему, но был почти уверен, что и в этой странной истории не обошлось без Вульфа. И Ричард, несмотря на то, что доказательств не было никаких, уже не мог избавиться от этой мысли.
Слова Изольды и это странное «напрасно» только сильнее уверили его в собственной правоте.
Он не мог больше в бездействии наблюдать за всем, что происходило теперь.
- Лаэрд! – де Бар поднялся и подошел к властителю М.Т. – Я должен сказать вам нечто важное.
Лаэрд удивлённо вскинул брови.
- Сейчас?
- Да, прошу простить, что мешаю вашему объяснению с леди Айронхарт.
Рианнон облегчённо вздохнула.
- Что ж… если дело не терпит отлагательства, - недовольно отвечал Мархаус с тайной надеждой, что Ричард повременит.
Но тот и не подумал проявлять вежливость
- Не терпит, - заявил и жестом предложил лаэрду уединится в глубокой оконной нише.
Мархаус вопросительно взглянул на жену …на этот раз она не опустила глаз.
О, как знаком был ему этот настойчивый и серьёзный взгляд! За все эти годы лаэрду не раз представлялся случай убедиться, что в такой ситуации спорить и упорствовать бесполезно. И теперь ему не оставалось ничего, кроме как отпустить дочь, закончив неприятный разговор.
- Что же? Ты права, Рина, время позднее, теперь я должен выслушать сэра Ричарда – продолжим разговор завтра…
«Завтра…» - мысленно протяжно повторила Изольда. «Всё решится завтра…» - отозвалась затаённая тревога из глубины души. Но так или иначе ей была дана отсрочка – время подумать о многом и многое решить.
Рианнон одобрительно кивнула в ответ и поднялась
Изольда и Рианнон ушли, оставив Мархауса и Ричарда наедине.
- Что ты хотел сказать мне, Ричард, – устало спросил Мархаус.
- Не время теперь так сурово допрашивать леди Айронхарт - она и без того в смятении, Мархаус, едва ли она открыла бы нам нынче всю правду…
- Твоя правда! – воскликнул отходчивый лаэрд, и в голосе его уже можно было расслышать сожаление.
Мархаус, тяжело вздохнув, ещё раз пересёк комнату и остановился там, где минуту назад стояла Изольда. Сейчас он казался де Бару совершенным стариком, подавленным и уязвимым.
- Ричард, что мне с нею делать?.. Я так боюсь за неё… - в голосе Мархауса звучала безысходная печаль, тревога и боль, - после смерти брата Изольда будто не своя в нашем доме. Когда-то она доверяла мне все свои тайны… А теперь?.. Теперь она молчит, скрывает всё в себе, будто боится чего-то… Не ведомо мне, какие тайные мысли владеют ныне её сердцем. Мне остаётся только доверять ей и верить в её благоразумие.
- Ни словом ни делом леди Айронхарт не запятнает честь своего рода, отец, - тихо произнёс Ричард.
- Другое меня тревожит… я хочу, чтобы моя девочка была счастлива.
- Надеюсь так и будет. Леди Изольда так чиста и прекрасна… она заслужила милость неба своими делами, а более того мыслями. Я слышал… как она молилась…
Мархаус перехватил полный боли взгляд де Бара. Лаэрд услышал в этих словах гораздо больше, чем сам Ричард желал бы раскрыть, но ничего не сказал. Отошел, от окна к камину, погрел руки и наконец совсем уже спокойно сказал.
- Теперь, и правда, уже поздно, идём Ричард выпьем перед сном по кубку вина, да и поручим себя Господу. Утро вечера мудренее - завтра во всём разберёмся.
- Завтра я покину М.Т отец… не должно мне дольше оставаться здесь, - сказал Ричард и отвернулся. Он понимал, что это прощание означает разлуку с Изольдой, но данное Мархаусу слово не позволяло медлить.
С каждым днём ему всё труднее было скрывать свои чувства. Под печальным испытывающим взглядом Изольды одинокое сердце рыцаря рвалось из груди, ей навстречу.
И Ричард не в силах был противиться, хоть и знал, что это чувство гибельно для них обоих.
Чтобы уберечь Изольду от бОльших страданий ему оставалось только одно - бежать проч и никогда больше не встречаться с ней.
- Завтра я дам тебе письмо к лорду Рису ап Грффиту, он справедлив, многие достойные синьоры служат ему. Думаю, он не откажет в моей просьбе. Я же тем временем попытаюсь искать Эриксона и его шакалов здесь.
Ричард только молча кивнул, не глядя на лаэрда, и вышел из зала. Слишком тяжело давалось ему этот прощание.


***
Оказавшись за дверью в тёмном коридоре, Изольда выдохнула с облегчением и безмолвно следовала за матерью, так неожиданно избавившей её от дальнейшей пытки. Изольда хотела сказать Рианнон ещё что-то, но та не дала ей сказать:
- Не нужно слов, дочка, мне и так всё понятно! Не нужно было вообще затевать этот разговор. Если захочешь рассказать о чём-нибудь, знай, я всегда рядом.
- Мама… прости меня… моя дорогая, мудрая, мама… ты всё видишь, всё понимаешь. Прошу, не сомневайся во мне, верь мне. Придёт время, и вы всё узнаете… обещаю… - почти сквозь слёзы шептала Изольда, крепко обнимая Рианнон.
- Тише, тише, ангел мой… Я всегда буду рядом… Тебе неведом твой путь, но ты ещё найдёшь себя в этом огромном мире. Только об одном прошу - будь благоразумна и береги себя, дорогая… - прижимая дочь к себе, отвечало Рианнон. Её сердце было неспокойно, она знала: ещё много преград предстоит им всем пройти прежде, чем обрести покой и счастье, многое придётся пережить и испытать.
Изольда больше не плакала, окончательно успокоившись. Прежнее спокойствие возвращалось к ней. Бесконечный вихрь мыслей и чувств в её душе успокоился совершенно. После всего, что пришлось ей пережить за последние сутки, она только теперь снова чувствовала в себе уверенность и решимость, решимость идти до конца, чего бы ей это не стоило.
Оставив Изольду одну, Рианнон ещё долго задумчиво бродила по длинным коридорам, погружённым в сумрак неуклонно надвигавшейся ночи. Лёгкая тень едва уловимо скользила в колеблющемся свете факелов. Неясные предчувствия, тревоги, смятение и страх перед неизвестностью - все эти чувства переполняли её и не давали покоя. Родовое проклятие новой неизвестной опасностью грозило издалека - о как неожиданны и тяжелы были прежде его удары! Что на этот раз готовила судьба Айронхартам… какие утраты и бедствия ждали их впереди?
«Грядущее туманно, скрывается во мраке путь… Не суждено смертному познать судьбу до сроку…» - такие слова когда-то сказала Рианнон её мать, теперь сама она мысленно твердила их, как заклинание.
Ночная мгла разлилась вокруг бесконечным морем, заполнив всё пространство в засыпающем замке. Неясный сумрак до неузнаваемости изменил знакомое, стёр границы. И не было больше привычных коридоров винтовых лестниц, переходов и галерей - всё это, будто по волшебству, преобразилось в таинственный незнакомый мир. Огромные драконы, чудесные звери и рыцари на знакомых гобеленах словно оживали, колеблемые лёгким дыханием еле уловимого ветра. Как и прежде безмолвные, безучастные, они будто в неясном сне проплывали мимо. Пугливые тени забытого прошлого появлялись из ниоткуда и уходили в никуда, не оставляя за собою ни следа.
Рианнон, затаив дыхание, наблюдала за странной процессией - она напряженно ждала, что будет дальше…Одно неверное движение - и видение исчезнет…
Мрачные рыцари безучастно проходили мимо. В их равнодушных глазах на веки застыл смертельный холод и незнакомая чужая тоска.
Вдруг одна тень замедлила своё движение. Призрак обернулся и так оставался неподвижен.
Рианнон не верила своим глазам - её взору предстал сам Пвилл Айронхарт, великий предок древнего рода. Седой и статный старец, он был само воплощение грозного величия, благородства и истинной рыцарской доблести. Взгляд его был полон сочувствия и сострадания - она угадывала движение живого чувства в глазах призрака. И как бы невероятно это ни казалось, это было правдой - Рианнон не ошиблась, не могла ошибиться…
Призрак долго оставался неподвижен, но потом медленно приблизился к женщине, протянул ей навстречу руку и замер в ожидании ответного жеста… В его губах на мгновение мелькнуло некое подобие улыбки, и это мимолётное движение не ускользнуло от зорких глаз Рианнон. Но она по-прежнему не решалась пошевелиться, боялась, что чудесное видение исчезнет, растает, пропадёт, как смутный сон. Её взгляд почти умолял:
«Не исчезай, видение! Разреши мои сомнения… я так боюсь неизвестности… что уготовило нам грядущее?.. не оставляй меня теперь…»
Но ни единого звука не слетело с сомкнутых бледных губ. Пвилл не давал ответа, как и прежде протягивая Рианнон руку. И Рианнон наконец ответила своему странному ночному гостю. Невесомый туман колким холодом коснулся её тонких пальцев. Таинственный посланник прошлого участливо и успокаивающе смотрел на неё - Рианнон не отводила глаз - она и без слов понимала и читала все мысли призрачного рыцаря:
«Не бойся перемен грядущих, сокрыто будущее в тумане неизвестности, но в срок назначенный свет истины рассеет неверную дымку, и души странников безвременья обретут смирение и покой вечный… Настанет время, и в час условленный дева, доблестью и стойкостью мужу равная, исполнит долг - падёт заклятие, и примирится тьма со светом, от века к веку враждующие…» Рианнон покорно внимала беззвучным речам бесплотной тени - то ли во сне всё это было, то ли наяву? Она не думала об этом, следуя по длинным коридорам за своим таинственным спутником… Чудесные звери удивлённо взирали им вслед - женщине, усталой и тревожной, и тени, едва различимой в неясном мерцании догорающих факелов. Они бесшумно скользили по гобеленовым дебрям, скрываясь в сумраке ночи от посторонних любопытных глаз, и так, не замеченные никем, вышли на открытую восточную галерею. Тёмное небо нависало иссиня-чёрной громадой над безмолвным миром… Рианнон глубоко вдохнула свежий ночной воздух - и будто ей стало легче. Вольный ветер на невидимых крыльях приносил откуда-то издалека солёный запах моря в эти края… Рианнон внимательным взглядом окинула тёмный горизонт - там у самой кромки земли небесный свод, казалось, начинал светлеть. Ночь, достигнув своего апогея, медленно отступала на запад, гонимая с востока зарёй нового дня. Время сомнений отступало вместе с тенью - вместе со светом в мир возвращалась прежняя уверенность, прежний размеренный и тихий покой.
Рианнон, закрыв глаза, чутко вслушивалась в тишину, ветер ночной прохладой касался её лица, неосторожными порывами вплетал в её густые седеющие волосы песни неведомых земель…
Внезапный окрик ночной птицы заставил женщину очнуться. Рианнон огляделась вокруг - но рядом уже никого не было, тень Пвилла растворилась в сумраке, ни оставив и следа, и только бродяга-ветер ещё носил в своём дыхании смутные воспоминания о ныне произошедшем и исчезнувшем безвозвратно…
«Как странно… к добру ли было мне видение?» - размышляла про себя Рианнон, неторопливыми шагами меряя пространство галереи. Всё, что открылось ей в эту зачарованную ночь, не давало душе покоя - слабая искра затаённой надежды теплилась теперь в её сердце.


***
Мархаус, давно простившись с Ричардом и придя в свои покои, ожидал прихода жены… На душе у него было тревожно - напряжённо выпрямившись, лаэрд ходил по комнате взад и вперёд. Мархаус не находил себе места… Но Рианнон не шла - время тянулось мучительно долго… Тяжёлые мысли неотступно преследовали лаэрда… Наконец дверь отворилась - на пороге показалась Рианнон, усталая, задумчивая и тихая… Она была здесь, в замке, но вместе с тем, и где-то очень далеко, вне привычного пространства и времени. Лаэрд не раз видел жену такой… теперь особенно часто, и потому он не задавал лишних вопросов, просто радовался её приходу, как долгожданному избавлению от жестоких мучений.
- Рина… так долго… я ждал тебя… Где ты была? - обратился Мархаус к жене.
- На галерее… я провожала Изольду и… - Рианнон осеклась и замолчала, не договорив. Она размышляла про себя, стоит ли теперь рассказывать обо всём, что так неожиданно открылось ей… да и поверил ли бы ей муж - уж слишком неправдоподобно казалось произошедшее, ей самой с трудом верилось, что это всё происходило наяву. Мархаус внимательно смотрел на жену, ожидая новостей…
- Я всё думала о нашей девочке, и о нас, о нашей семье и… - новая натянутая пауза повисла в воздухе, - и о проклятии Айронхартов, - наконец договорила Рианнон.
Во взгляде лаэрда отразилось недоумение - совсем не эти слова ожидал он услышать теперь. Так странно было в такой час вспоминать и говорить о тёмном прошлом, о страшных и печальных тайнах славного рода.
- К чему теперь ворошить прошлое… Что-то случилось? Расскажи, Рина…
- Многие лета злой рок вершит судьбу нашего рода… Дорогую цену пришлось заплатить всем нам за дерзость и упрямство честолюбивого рыцаря… Ты знаешь, отец, чего нам стоило наше счастье, счастье быть вместе неразлучно, счастье растить любимых детей…
Мархаус на минуту задумался - он прекрасно понимал все страхи и тревоги жены, ведь те же сомнения и предчувствия жили в его душе:
- Тяжёлые ныне пришли времена… Мне так нужно быть сильным, но иногда я с ужасом признаюсь себе в непреодолимой слабости и бессилии… Я должен быть опорою и поддержкою вам всем, и Изольде, особенно ей…но я не могу, Рина, не могу ничем помочь ей… Едва ли мне известно, чем сейчас живёт наша дочь, какие мысли и сны приходят к ней в сумрачный час глубокой ночи…
- Изольда… она так изменилась… По временам она прежняя, но потом будто совсем чужая и далёкая… Её взгляд, такой печальный, полный боли… - задумчиво отвечала Рианнон.
- И кто знает, какие испытания ждут её впереди? - продолжал Мархаус.
«Не суждено смертному познать судьбу до сроку…» - снова пронеслось в голове Рианнон, потом припомнились слова ночного гостя…
- Общие у нас радости, общие тревоги, и счастье и горе - одно на двоих… Но как бы нам ни хотелось уберечь хрупкий мир в стенах нашего замка, не в силах наших удерживать Изольду здесь… Она найдёт свой путь, как бы труден он ни был… Долго над нами тяготеет проклятие, но кто знает, быть может, близок теперь его срок?.. - успокаивающе говорила Рианнон, обнимая мужа за плечи.
Дай-то Бог, Рина, дай-то Бог… - отвечал Мархаус жене, прижимая к лицу её холодные ладони.
- Я говорил с Ричардом… - вдруг сказал Мархаус, будто припомнив что-то важное, но так неосторожно забытое, - Ему пора в путь, он говорит, что не может долее оставаться у нас… Да он и прав, вот только как сказать об этом Изольде?.. - голос старого лаэрда звучал тревожно и безнадёжно.
Рианнон отвечала печальным взглядом сочувствия:
- Я не знаю, чем мы можем помочь им… Пусть разберутся сами… А нам, отец, останется только согласиться, каким бы ни было их решение…
Мархаус нахмурился, но возражать не стал. Он сомневался, что Изольда и Ричард разберутся в своих чувствах сами, да делать было нечего.

Last edited by Unicorn; 15.03.05 at 08:00.
Unicorn оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 14.03.05, 08:29   #83
Unicorn
old timer
 
Аватарка Unicorn
 
На форуме с: 11.2004
Откуда: иногда Неверленд, чаще - дорога
Сообщений: 769
Unicorn is an unknown quantity at this point
Эпизод Меоф

Лесная дорога вышла к развилку. Моргана натянула поводья и оглянулась. Зачем? Она и сама не знала.
Дорога из бурга уже ожила - люди - конные и пешие, по одиночке и в компании, торопились в город или из него. Моргана спрыгнула на землю и выхватила кинжал. Она внимательно вгляделась в отпечатки копыт Гюрзы.
-Это подойдет, - она опустилась на колени у самого четкого следа и начертила внутри него руны. - Мой путь закрыт для тебя, Джонатан, даже если захочешь найти меня, то не сумеешь этого сделать!
Моргана поднялась и, отряхнувшись, села на коня.
Гюрза пошел медленно, двигаясь вдоль обочины. Солнце поднялось довольно высоко, и теперь на пыльной дороге было не продохнуть. Моргана поторопила коня, хлопнув его по шее. Он перешел на тряскую рысь.
Справа и слева вдоль дороги шли крестьянские поля, дальше виднелся негустой лес и холмы. Моргана стряхнула с себя боль и усталость последнего дня и теперь думала о том, где бы найти хоть какую-нибудь еду. Во рту со вчерашнего утра не было и маковой росинки! Становилось жарко, зато людей поубавилось, стоило выехать к холмам. Они уводили запад, в Уэльс. Вдруг до нее донесся чей-то стон. Гюрза остановился и захрапел. Стон повторился. Кажется из кустов справа? Моргана огляделась -на дороге никого. Она спешилась и, взяв коня под уздцы, пошла на голос.
-Боги! - выдохнула она, когда увидела лежащего на земле человека. Его одежда была в крови, а из ужасной раны на животе вывалились внутренности. Он повел мутными глазами и заметил ее.
-Помогите, - прошептал он, облизывая пересохшие губы.
Моргана отпустила поводья и незаметно достала кинжал.
-Конечно, - как можно спокойнее сказала она, присела рядом с ним на корточки и, закрыв ладонью его глаза, быстро перерезала горло. Человек дернулся, загребая ногами и замер, вытянувшись.
Моргана стерла кровь с кинжала. Похоже, его ограбили... Она чуткими пальцами провела по одежде мертвеца. Ничего. Неподалеку валялся мешок, Моргана потянулась за ним, внутри оказался здоровенный кусок хлеба.
-Тебе это уже не нужно, - бросила она мертвецу и, прихватив мешок, вскочила на коня.
До самой поздней ночи она гнала его вперед, пока не упала с седла от усталости.
Расседланный Гюрза тотчас стал щипать траву... но Моргана не видела этого, она уже провалилась в жаркий, полный призрачных теней сон.
Она видела Джонатана, его лицо и дрожащие губы. Он тянулся к ней из темноты, но что-то не пускало его... Потом, вдруг все покрыл мрак и она увидела саму себя, склонившуюся над чьим-то изуродованным телом. В ее руке был кинжал, она медленно, словно наслаждаясь, перерезала человеку с обочины горло. Но его лицо было лицом Джонатана. Все вновь померкло, и откуда-то издалека до нее донесся незнакомый низкий голос. Она пристально вглядывалась во тьму...
И вот ее обдало жаром костра, возле него сидел мужчина, его мрачное лицо было повернуто в ее сторону. Она заметила холодные голубые глаза...
-Кто здесь? - спросил он.
Моргана вдруг поняла, что он чувствует ее присутствие. За спиной мужчины возникла чья-то тень.
-Ворон! Ты видишь, кто это? - спросил он у тени.
Моргана поняла, именно эта тень призывает ее, направляет путь, ведёт к себе.
-Я найду тебя! - сказала она. Сидевший у костра подскочил, и что-то прокричал, но сон вдруг прервался.
Моргана села. Это не было сном. Она видела этого мужчину, его глаза, слышала его голос... И эта тень за его спиной!
-Я найду тебя! - повторила она самой себе.
***
Моргана наскоро перекусила хлебом, взятым у мертвеца, и снова двинулась в путь. Эти пять долгих дней и ночей, что она провела в безумной скачке, преследуя призрачную тень Зла, звавшего ее к себе, слились в один долгий бесконечный кошмар. Она останавливалась только для того, чтобы дать измученному коню отдохнуть.
Лишь раз в ее памяти всплыл образ Джонатана. Тот, другой мужчина, которого она видела в своем сне-на-яву, его лицо, холодное, усталое тревожило ее сердце. Она смотрела на него каждую ночь, когда неведомая сила яростно и тщетно преследовала ее. Моргана чувствовала, что она пока сокрыта от того, кто пытался найти ее через тьму.
На шестую ночь, Моргана оказалась на давно неезженой, лесной дороге. Она знала, что как никогда близка к своей цели. Остановив коня, она вслушалась в тихое роптание деревьев. Ни одного живого звука, только мрак и покой. Но она была уверена, ее путь окончен. Волны энергии текли ровно и мощно. Моргана спешилась и повела коня вдоль дороги. Чуть дальше был крутой поворот... Тьма и тени от деревьев, были здесь особенно густыми. Она попыталась разглядеть, что же там впереди, но вдруг грубый хриплый окрик заставил ее оглянуться.
- Кто это там?!
От неожиданности она выпустила поводья, и Гюрза прянул в сторону.
- Ты глянь, кого мы поймали!
И Моргана тут же получила кулаком в челюсть. На миг в глазах у нее потемнело, и она рухнула на землю, инстинктивно закрывая голову руками.
- Ярл! - раздался крик одного из наемников.
Эриксон поднял голову.
-Ворон, что там?
-Не знаю, Харальд... - прохрипел колдун - Но я чувствую, что та, кого я призывал, явилась...
Вульф поднялся.
- Ладно, давай посмотрим.
Эриксон и Ворон пошли вперед, оставив обоз и пленников позади. Кричали явно два разведчика, что Харальд отправил вперед, проверить дорогу. Как только Вульф увидел своих он громко спросил.
- Что у вас там?!
Моргана услышала знакомый голос. Она приподнялась на локте, прижимая ладонь к щеке. Из разбитой губы текла кровь.
-Боги! - выдохнула она, узнав того, кто преследовал ее все эти ночи.
- Вульф мы взяли какую-то женщину. Она явно шпионила за вами, - довольно сказал один из наемников.
Второй поднял Моргану с земли, схватив ее за горло.
-Смотрите, ярл. - усмехнулся наемник и снова толкнул Моргану.
Эриксон быстро вытащил нож
- Сейчас посмотрю... - глухо сказал он.
Харальд левой рукой схватил наемника за голову, а правой перерезал горло.
Моргана посмотрела на мертвое тело у его ног. И поднялась.
-Я нашла тебя! - она посмотрела в глаза мужчины - Но где тот, что звал меня?
- Я здесь... - отозвался Ворон.
- Колдун, я мало что понимаю, - заметил Харальд.
Он посмотрел на Моргану.
- Ладно, сегодня ночью мы уже никуда не пойдем. - Вульф повернулся к тому наемнику, что он оставил в живых. - Скажи людям разбивать лагерь...
Моргана и Ворон глядели друг на друга несколько мгновений. Потом она опустила глаза и свистнула. Неподалеку раздалось ржание.
Гюрза, косясь на чужаков, подошел к хозяйке. Моргана погладила его по шее и, взяв под уздцы, подошла к Харальду.
- Как твое имя? - спросил он.
- Моргана.
- Я Харальд Эриксон, но в этой проклятой стране я больше известен как Вульф.
Странно но его жестокость не пугала ее. Быть может, если бы она увидела его впервые, то все было бы по-другому, а теперь, ей казалось, незримые узы связали их, и она почувствовала жалость к этому мужчине.
-Я пойду с тобой, - сказала она, дотронувшись до его плеча.
- Неужели ты этого хочешь? И не боишься? Я убийца. И чтобы держаться меня нужно быть готовым убивать.
Моргана посмотрела на него и неожиданно рассмеялась.
-Убийца? Ты всего лишь раб! И я не боюсь, потому что мне жаль тебя, Харальд! Мы похожи с тобой..., - она вытерла тыльной стороной ладони разбитые губы, - я пойду за тобой даже в ад!
Харальд улыбнулся.
- Хороший ответ. Но прими простой совет... Не называй меня рабом.
Моргана поравнялась с колдуном, кажется, его звали Ворон...
-Зачем ты искал меня? Чего ты хочешь?
-Придет время, и ты все узнаешь! - отрезал тот.
Они подошли к обозу. Моргана расседлала коня и села у костра. Она неотрывно глядела на Харальда. Но он словно и не замечал ее.
Мрачный взгляд его был обращен в сторону раскинутого не краю поляны шатра.
-К там у вас? - спросила она у одного из наемников. Тот злобно покосился на нее.
-Пойди, проверь! - злобно буркнул он.
Моргана встала и решительно двинулась к шатру, откинула полог и ... отшатнулась, словно перед ней появился призрак. Сердце забилось болезненно и быстро. В шатре, на ложе, из ветвей прикрытых шкурами, сидела девушка. Золотоволосая, с зелеными как лесные озера глазами. Ее лицо было печально и бледно.
Но не ее красота и грусть поразили Моргану. Она видела перед лицо Джонатана, только, будто в насмешку над ней, черты его смягчились. Это был не он...не Джонатан... его сестра! Моргана ни на мгновение не усомнилась в своей догадке. Она знала, что это так!
Девушка испуганно и удивленно посмотрела на Моргану, но та быстро опустила полог, не сказав ни слова.
Моргана подошла к Гюрзе и принялась чесать его за ухом, пытаясь скрыть дрожь.
"Я забыла его! - говорила она самой себе. -Нет!! Я не позволю глупой привязанности к незнакомому мальчишке взять над собой верх!"
Но ее тело помнило его руки, его поцелуи...
- Хороший конь, - сказал Харальд, когда подошел ближе к Моргане. - Твой ответ я запомнил... Но насколько мы похожи? Я никогда прежде не слышал о тебе... "Подвиги" совершала? Учти, я не работаю с новичками.
-Подвиги? - Моргана подняла на него глаза. - Чего ты просишь? Чтобы я убивала? Кого, ради чего? Я воровка, если это имеет какое-то значение. Но не ты позвал меня сюда и не тебе решать останусь ли я здесь! - это прозвучало вызывающе. Но Моргане было наплевать. - Кто твои пленники? И куда ты направляешься? - в свою очередь спросила она, понимая, что это двойная дерзость говорить так с человеком, который всего несколько минут назад, не задумываясь, убил одного из своих людей.
- Не знаю почему, но мне не хочется тебя убивать... Хотя, бывало, я отрезал уши и за меньшие дерзости.
- Я задала тебе вопрос.
- Мои пленники... Дочка благородной особы, да трое слуг... Улов небольшой... У меня есть дела и по важнее, чем требовать выкуп. Два задания, которые надо выполнить... Три цели - три мертвеца... Все банально и просто. Как думаешь, Моргана, сможешь мне помочь c этим? - с ухмылкой на лице спросил Харальд. - Или я просто тебе нравлюсь?
-Просто нравишься.
Харальд взглянул на Моргану с прежней ухмылкой. Она не отвела глаз, и
неожиданно взяла его за руки.
-Разреши мне переговорить с девушкой, - Харальд нахмурился. -Я же должна
как-то помогать, вот я и заодно и послежу за ней, - добавила Моргана.
-Мои парни и сами могут за этим проследить. Тем более, куда ей бежать?
-Прошу тебя! -Моргана судорожно подыскивала предлог чтобы оправдать свое
желание побыть вместе с пленницей. -Я+, мне нужно переодеться, я скакала
шесть дней и моя одежда пришла в негодность+, у молодой леди, наверное,
есть какие-то платья?
Она продолжала держать руки Харальда в своих, чуть дрожащих и холодных. Он посмотрел на ее мужской наряд и хмыкнул.
-Платье? Ты носишь платье? - с сомнением произнес он.
Но Моргана уже поняла, что он не откажет и порывисто обняв его, поцеловала в небритый подбородок.
-Спасибо! - шепнула она и почти бегом бросилась к шатру.
Харальд проводил Моргану взглядом.
-А она мне тоже нравится, - негромко сказал он.

Last edited by Unicorn; 09.04.05 at 08:03.
Unicorn оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 25.03.05, 09:01   #84
Gamaun
old timer
 
Аватарка Gamaun
 
На форуме с: 05.2004
Откуда: Летучий голландец
Сообщений: 1 331
Gamaun is an unknown quantity at this point
В обозе. Подготовка побега. Появление грифона.
Gamaun оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 04.04.05, 17:28   #85
URUK-HAI Charlie
old timer
 
Аватарка URUK-HAI Charlie
 
На форуме с: 07.2003
Откуда: Нора в South-West.
Сообщений: 2 398
URUK-HAI Charlie is an unknown quantity at this point
Горм стоял на часах. Он поежился и махнул рукой – смотри не смотри, в такой темени все равно ничего не видно. Харальд тихо подошел к Горму и встал рядом с берсерком.
- Ярл?
- Ты чего там разглядываешь? – c интересом спросил Эриксон.
- Ничего, – пожал плечами Горм.
Харальд хмыкнул.
- Собери Эриха и его парней, – проговорил он после двух минут молчания. - Но не всех. Четверых будет достаточно. У меня есть задание.
- А Ворон? – с удивлением спросил Горм. – Что сказать колдуну?
- Ничего. Меня сейчас не интересует его мнение.
Вскоре наемники Эриха пришли к Харальду. Он собрал их за лагерем. Эрих был командиром небольшого отряда наемников, но сам часто служил Вульфу.
- Горм сказал, что ты звал нас, – сказал Эрих, увидев Харальда.
- Да… У нас есть дела, – кивнул Эриксон.
- Мы готовы, Вульф.
Харальд посмотрел на каждого из наемников. На таких можно положиться.
- У меня есть задание, за выполнение которого я вам очень хорошо заплачу. Я хочу, чтобы вы сейчас отправились на поиски того парнишки, Гаэта, что был у нас. Помните его?
Наемники закивали.
- Да, Вульф, помним.
Харальд улыбнулся.
- Так вот. Он нужен мне. Я сам скоро начну искать его… Но мне нужно, чтобы мои люди были впереди. Используйте любые средства, но узнайте, где он.
- Его убить?
- Нет… - отрицательно помотал головой Харальд - Если будет возможность, доставьте его ко мне. Если нет, то просто вернитесь и сообщите, где он. Отправляйтесь завтра же. И не забывайте, наша старая цель меня тоже интересует.
- А если… - собирался спросить Эрих.
Вот чего Харальд не терпел, так это обсуждения его приказов.
- Мне плевать на все твои “если”. Все что я хочу услышать: у меня нет никаких вопросов, я найду этого … сына. Теперь есть вопросы?
- Нет, – быстро ответил Эрих.
- Рад это слышать. Найди его, Эрих, найди его!
URUK-HAI Charlie оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Ответить

Возможности
Вид

Правила размещения сообщений
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете изменить Ваши вложения
Вы не можете изменить Ваши сообщения

BB-код Вкл.
[IMG] код Выкл.
HTML-код Выкл.

Быстрый переход


Новости | Кабинет Профессора | Каминный зал | Эсгарот | Палантир | Онтомолвище | Архивы Минас-Тирита | Гарцующий пончик | Подшивка | Форум | Гостевая книга | Карта сайта | Поиск | Кольцо | Свиридов

Ваш часовой пояс — GMT +3. Сейчас 02:20.


Powered by vBulletin® Version 3.8.7
Copyright ©2000 - 2019, vBulletin Solutions, Inc.
Лицензия на форум приобретена Ардой-на-Куличках у компании "Jelsoft Enterprises Limited". Все права защищены.