Форум Арды-на-Куличках  

Вернуться   Форум Арды-на-Куличках > Ривенделл > Каминный Зал

Каминный Зал Стихи, проза, музыка и другие искусства. Разговоры о книгах.

Ответить
 
Возможности Вид
Пред. 10.03.16, 04:17   #1
Анариэль Ровэн
old timer
 
Аватарка Анариэль Ровэн
 
На форуме с: 04.2003
Откуда: Москва
Сообщений: 633
Анариэль Ровэн is an unknown quantity at this point
Роман "Двенадцать звезд"

Я закончила свой первый роман "Двенадцать звезд". Это психологический триллер, действие которого происходит в Арде Дж.Р.Р.Толкина в конце Войны Последнего Союза, более чем три тысячи лет до "Хоббита" и "Властелина Колец". В романе рассказывается о судьбе двух черных нумэнорцев, которые, сбежав из Барад-дура после падения Саурона, пытаются ускользнуть от войск Союза и выбраться из Мордора.
Желающие могут читать его на Самиздате или на Фикбуке.
Роман в формате .doc можно скачать здесь, а в формате .pdf - здесь.
Анариэль Ровэн оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 23.06.16, 02:32   #2
Анариэль Ровэн
old timer
 
Аватарка Анариэль Ровэн
 
На форуме с: 04.2003
Откуда: Москва
Сообщений: 633
Анариэль Ровэн is an unknown quantity at this point
В рамках борьбы за некропостинг выложу-ка отрывок из романа, все равно давно собиралась, да и слово "некро" наводит на мысли.

* * *
Он скакал всю ночь. Потом взошло солнце: яркое, почти не затуманенное дымкой и копотью, оно походило на огромный желтяк.
В его лучах перед Долгузагаром предстала чудесная страна: со светлым песком, лишь чуть припорошенным пеплом, с живыми камнями и скалами — бурыми, желтыми, ржавыми, кирпичного цвета, совсем не похожими на куски вулканической пемзы, разбросанные по Горгороту, и тамошнюю материковую породу, цветом, на ощупь и даже запахом гари больше напоминающую чугун, а не камень. Кое-где из песка торчали тонкие и жесткие бледные листья, похожие на выбеленные и высушенные солнцем лопатки скелета, усаженные по краям шипами длиной в палец.
Впрочем, попадались здесь и скелеты. Когда всадник ослабил поводья и жеребец пошел шагом, обманутый сходством, он устремился к очередной бледной лопасти, которая как раз оказалась самой настоящей иззубренной песком и временем лопаткой почти рассыпавшегося, наполовину заметенного песком костяка.
Мышастый опустил морду к лопатке, однако тут же издал негодующее фырканье и ударил по кости копытом. Та треснула, из-под нее выскользнула блестящая, словно лакированная черная змейка и, зашипев, показала коню трепещущее раздвоенное жало и ярко-оранжевое горлышко. Жеребец с испуганным ржанием отпрянул, вырвав всадника из оцепенения.
— Полно, полно, — пробормотал Долгузагар. — Не связывайся с аспидом. От его яда нет противоядия, пять ударов сердца — и ты покойник.
И комендант направил Мышастого правее восходящего Солнца.
— Там вода, — сказал он.
Дороги не было, но Долгузагар в ней не нуждался: в этих местах достаточно было двигаться вниз по склону, в направлении, на которое указывала сеть бурых канавок, похожих на кровеносные жилы. Это были следы редких дождей: вода размывала буро-ржавую глину, и та осаждалась в руслах.
Когда Мышастый устал, Долгузагар спешился и шел рядом с жеребцом, пока не нашел скалу, под которой можно было укрыться от солнца. Как только всадник снял с коня сбрую, тот со вздохом почти человеческого облегчения опустил голову и закрыл глаза.
Бросив потник и седло сушиться на солнце, комендант вернулся в тень. Ему смутно помнилось, что он не спал больше суток, но в сон его не клонило. Вместо этого он достал из седельной сумы кожаную бутылку и приложился к горлышку.
То ли от жары, то ли еще от чего, но степлившееся вино приобрело странный металлический привкус, похожий на привкус крови. Долгузагар даже подумал, уж не попала ли кровь в бутылку во время стычки, но, сколько ему помнилось, бутылку он открыл уже после. Он попробовал выпить еще, но желудок запротестовал, и все вино оказалось на песке.
Странно. Ему нравилось отрубить у противника руку или ногу, а еще лучше — голову, чтобы из обрубка ударила фонтаном кровь, орошая все вокруг мелким дождем. Ему нравилось чувствовать кожей теплые капли, ловить языком соленые брызги, благо тогда у него имелись оруженосцы и ему не приходилось самому приводить в порядок доспехи и одежду.
Ламех’ин
Солдаты-харадрим произносили это слово шепотом, думая, что Долгузагар их не слышит. Они предпочитали, когда их командир просто убивал одного противника и переходил к другому, как пахарь переходит от поля к полю, кузнец — от подковы к косе, а гончар — от горшка к кувшину.
«Ламех» — так в Хараде называют кровососущих нетопырей. И не только нетопырей. А «ламех’ин» значит «дитя кровососа». Ничего удивительного, ведь еще прадедов Долгузагаровых солдат в детстве пугали рассказами о его матери: Нилутиль ан-Атцун, прозванная за хрупкое сложение и невысокий рост «Миймит» — «Малышка», увлекшись черной магией, сошла с ума и в пустыне сосала кровь у людей.
Наверное, ее сын тоже сошел с ума, раз привкус крови внушает ему отвращение. Долгузагар с досадой отшвырнул бесполезную бутыль, и та с утробным бульканьем покатилась по камням. Покопавшись в седельных сумах, комендант извлек оттуда небольшую фляжку с водой и взболтнул: неполная.
Какая, в конце концов, разница? Все, кого он знал, кто был ему хоть как-то близок, умерли или исчезли из его жизни. Даже Сам, от которого этого можно было ожидать в последнюю очередь. Память Долгузагара превратилась в бочку с маринованной селедкой, откуда рыбьи головы смотрят глазами мертвецов — то ли укоризненно, то ли призывно.
Отхлебнув из фляги, комендант решил выкинуть из переметных сум все лишнее и тем облегчить Мышастому жизнь. Вслед за бутылкой на песок полетели резная деревянная шкатулка с лекарствами, плащ и сверток светлого шелка.
Еды в сумах не было. Подумав, Долгузагар поднял сверток и, развернув его, обнаружил небольшие плоские хлебцы, уложенные каждый между двумя сухими кленовыми листьями и перевязанные серебристым шелковым шнурком. Пахло от них травами. Человеческой едой это назвать трудно, но все лучше, чем мясо, срезанное с ляжки убитого орка, которую перед тем прижгли факелом. И комендант, убрав сверток обратно в суму, сел на песок рядом с всхрапывающим во сне Мышастым.
Глядя, как тени валунов медленно ползут по желтому песку, он думал о довоенном прошлом, которое, казалось, было окружено золотистым сиянием, как тот солнечный день сорок или пятьдесят лет тому назад, когда в лагерь у реки приехали Сибилл и Авенир. Светловолосый и порывистый, похожий на щурку Сибилл был, наверное, единственным человеком, которого Долгузагар мог назвать другом. Может, потому, что спас ему жизнь и был с ним откровенен, а Сибилл сохранил его откровенность в тайне…
Тут проснулся Мышастый: поднял свою большую голову и уставился на спутника спокойными глазами.
— Умеешь пить из фляжки?
Конь в ответ встряхнул заплетенной в косички гривой. Комендант влил ему половину воды из фляги в угол рта, как заливают лошадям лекарство. Потом, проверив спину Мышастого — нет ли потертостей? — тщательно протер сухую шерсть, оседлал жеребца и забрался в седло.
— Иди туда, где земля становится ниже, — сказал Долгузагар коню, и они двинулись в путь: то шагом — там, где почва была неровной и каменистой, то легким галопом — там, где тянулись полосы песка.
…Там, в прошлом, было будущее, были надежды — на великие подвиги, на великую славу. Что он тогда сказал Сибиллу? Что-то про грядущую Большую Войну, которая случится при жизни их поколения и станет временем тех, кто умеет воевать: их Повелитель приблизит, они будут править в новом мире.
И нельзя сказать, что Долгузагар ошибся в своих расчетах: разве он не стал самым молодым комендантом Уровня за все время после возвращения Повелителя? Что делало его… — Долгузагар принялся привычно загибать пальцы — десятым по старшинству человеком в Башне. Если, конечно, не считать Девятерых. Но они и не люди.
Солнце постепенно перемещалось за спину коменданту, удлинялась бежавшая рядом тень. Изредка стали попадаться серые и бурые колючки, торчавшие из трещин между камнями, а белесые шипастые лопасти, стелившиеся по песку, теперь сделались длиной едва ли не в локоть.
Отец бы им гордился, сомнений нет. Он был уже стар, но и без магии прожил бы еще лет пятнадцать, не убей его та самая Большая Война, что вознесла его сына на вершину карьеры. А Сибилл погиб в самом начале, во время неудачного штурма Осгилиата, за пять лет до сражения на Дагорладе.
А после Дагорлада спустилась бесконечная ночь, озаряемая неровным светом факелов под стенами Башни и алым свечением лавы Роковой Горы. Словно темнота морского дна, разрываемая лишь сполохами подводного вулкана да огоньками глубоководных рыб.
Долгузагар поднял взгляд, и в первый миг ему показалось, будто над ним в подводной тьме плывут те самые глубоководные рыбы. Потом он сообразил, что наступила ясная ночь и в небе непривычно светят звезды. Мышастому хватало их отблеска на светлом песке, чтобы двигаться вперед. Но шел он уронив голову и с трудом переставляя ноги.
Увидев сквозь сумрак небольшую круглую впадину, комендант остановил коня и тяжело слез с седла. Мышастый издал тихое сиплое ржание.
— Вода утром, — сказал Долгузагар, расседлывая жеребца.
Тот повесил голову. Тогда комендант вынул из седельной сумы шелковый сверток, достал оттуда хлебец и, сорвав с него шнурок, подал коню.
На вид хлебец ничем не отличался от куска пемзы, но когда Мышастый бодро его схрумкал и потянулся за добавкой, Долгузагар призадумался. Бросив раскрытый сверток на землю перед конем, он взял себе одну лепешку.
Кленовые листья, между которыми лежал хлебец, совсем засохли, но сама лепешка, когда комендант ее разломил, оказалась вовсе не похожей на сухарь. Долгузагар принюхался: пахло травами и медом, и он положил половину хлебца в пересохший рот. Жевалась лепешка легко и на вкус была освежающе-приятной, в ней даже ощущалась какая-то влага, как будто хлебец макнули в вино или ягодный сок.
Когда комендант потянулся за вторым хлебцем, то увидел, что Мышастый все съел и уже посапывает, опустив голову. При виде сладко спящего коня Долгузагар подавил зевок, предчувствуя, как через мгновение… нет, уже сейчас… его принимает блаженный сон, прогоняя жажду, боль, усталость, голод, мысли и всё, всё, всё…

Он стоял в огромной зале с низким потолком, который поддерживал целый лес колонн. Несмотря на факелы и отблески пламени, здесь было темно, но коменданту это почему-то не мешало.
То, что происходило здесь, было так жутко, что какое-то время его разум отказывался осознавать увиденное. Какие-то смазанные рыла, отдельные движения, что-то красное жидко блестит на полу…
А потом он понял, что находится в огромном застенке, где чудовища в зверином обличье терзают и мучают людей.
Первым делом ему в глаза бросилась кошка из породы, которую в Хараде называли «вывороткой»: незапятнанно-белая, но с черной мордочкой, черными лапками и черным кончиком хвоста, она сидела на плече у человека, привязанного к столбу. Нет, не привязанного: приглядевшись, Долгузагар понял, что человека обвила, примотав его к столбу, огромная змея. У человека не было верхней половины черепа и виднелся мозг со всеми извилинами. Кошка держала в лапах нож и вилку из блестящей стали. Вилкой она аккуратно поддела и содрала мозговую оболочку, а потом принялась орудовать в мозгах обоими инструментами, выбирая лакомые кусочки, отрезая их ножом и закидывая вилкой в розовую пасточку. То, что ее не интересовало, она роняла на пол, копошившимся там созданиям. Кошка все делала так быстро и ловко, что на нее не попало ни капли крови, ни кусочка мозга. Съела она совсем немного, а затем спрыгнула на пол, на чистое и сухое место и принялась вылизывать и без того чистенькие лапки, а потом умывать мордочку, брезгливо поглядывая по сторонам. Глаза у кошки были не голубые, как у обычных «вывороток», а серые.
Тем временем змея подняла треугольную голову и принялась сдавливать своими кольцами грудь человека. Долгузагар видел, как раскрывается рот жертвы, затем, по тому, как напряглись, а потом расслабились чешуйчатые кольца, почувствовал, что у человека переломаны ребра. Змея, сделав свое дело, тоже соскользнула на пол, открыв смятое, как бумажный кулек, туловище. Огромный волк оперся передними лапами об искореженную грудь и распахнул зубастую пасть. Долгузагар подумал, что волк собирается разорвать жертве горло, но тот вцепился зубами слева от грудины и принялся тянуть сломанные ребра на себя и в сторону. Но только увидев вскрытую грудную клетку и обнаженное сердце, дергающееся, словно в ужасе, но живое, Долгузагар понял, что сделал волк.
Тут в разверстую грудь скользнуло что-то проворное и небольшое. Впившись в сердце, существо тут же принялось раздуваться: это была пиявка, она сосала кровь. Твари, кольцом окружившие жертву, подняли негодующий вой, рев, рык, визг и скрежет, и Долгузагар увидел, как они расступаются перед ползущим по полу черным щупальцем. Взметнувшись перед жертвой, щупальце молниеносно выхватило пиявку из груди человека и зажало ее между двумя присосками. Пиявка корчилась и извивалась, беспомощно разевая круглый рот, но щупальце было неумолимо, и пиявка лопнула, обрызгав всех черным гноем.
Когда щупальце скрылось из виду, на грудь человеку запрыгнул гигантский богомол. Лапами-пилами он перерезал артерии и вены, на которых держалось сердце, и бросил его на движущуюся черную ленту.
Это, видимо, был знак к началу трапезы: на содрогавшееся тело бросились все остальные твари, до того жадно глазевшие и капавшие слюной.
Медношкурые кабаны рвали клыками живот, вытаскивали и тут же с хрюканьем пожирали внутренности. Два ворона с железными клювами одновременно, как по команде, опустились на плечи жертвы. Один принялся ковыряться в глазнице, а второй вспорхнул, держа в клюве глазное яблоко с болтающимся красным пучком, и улетел: решил, не иначе, насладиться лакомством там, где его не потревожат. Над распотрошенным животом на труп опустилось несколько грифов, канюков, стервятников с голыми розовыми головами, торчащими из неопрятных пышных воротников. Всей стаей они принялись терзать плоть и быстро добрались до печени. Долгузагар заметил, что пока падальщики насыщаются, один из них как бы караулит, недреманным оком обводя окрестности — все ли в порядке? Время от времени падальщики менялись на страже.
На шее, в локтях, на запястьях и в паху жертвы копошились кожаными лохмотьями нетопыри: должно быть, спешили выпить оставшуюся в жилах кровь. Волки и медведи рвали мясо, и, вися над ними, вцепившись в труп когтистыми лапами, наглая рысь, чавкая, как из миски, лакала из черепа мозг.
Тут же сновало множество тварей помельче: гиены, шакалы. Одна из них, похожая на небольшую обезьяну-лемура, отламывала у мертвеца пальцы и, разгрызая фаланги, сосала из них мозг. Почувствовав взгляд коменданта, лемур подмигнул ему, как старому знакомому.
Завороженный этим жутким зрелищем, Долгузагар смотрел, как за несколько минут от человека не осталось буквально ничего, даже кровь с пола вылизали хорьки и ласки.
Видя, что все кончено, кошка-выворотка поднялась и, не торопясь, с достоинством прошествовала мимо Долгузагара. Только тут комендант заметил, что на спине у нее слева вдоль позвоночника тянется черное продолговатое отверстие. Лопатки кошки на мгновение разошлись, и Долгузагар понял, что полость, открывающаяся между хребтом и концами ребер — выпотрошенная грудная клетка, без сердца, почерневшая, как будто засохшая кровь превратилась в копоть. Кошка недовольно повела лопатками, словно ей что-то мешало, повернула голову назад, но дырки не увидела и двинулась дальше.
Комендант принялся рассматривать других тварей и увидел, что у всех них либо на груди, либо на спине, сквозь перья, мех или чешую чернеет сухая дырка, через которую, должно быть, когда-то вырвали сердце.
Тогда он снова перевел взгляд на движущуюся черную ленту: на ней лежало несколько еще трепещущих сердец, выхаркивающих остатки крови.
Лента, казалось, была двойной. Долгузагар наклонился взглянуть поближе, и ему стало дурно: на самом деле лента была кольцом натянута на два колеса-валика. А двигалась она за счет того, что изнутри внизу по ней сплошным потоком бежали насекомые: мухи, тараканы, вши, клопы, сколопендры, блохи. Комендант видел, как поблескивают их слюдяные крылья и коричневые и черные панцири, слышал, как мерзко шуршат их лапки. На спине у каждой твари была красная крапинка.
По обе стороны ленты разгуливали насекомые покрупнее, вроде скорпионов и тарантулов, бегали крысы и расхаживали небольшие птицы. Они следили за тем, чтобы насекомая мелочь бежала в одном направлении и не думала спрыгнуть с ленты: птицы выклевывали тех, кто начинал бежать не туда, а крысы и скорпионы хватали дезертиров.
И насекомых было так много, а стражи были столь бдительны, что содрогающиеся сердца быстро двигались куда-то в темноту. Долгузагар пошел вслед за ними, краем глаза наблюдая за безобразными пиршествами вроде уже виденного им.
Там, где лента уходила вниз, под колесо, и начинала течь обратно, он увидел нечто вроде растения, но только живого: огромный куст отростков, одни из которых были уже знакомыми коменданту щупальцами, а другие — целым букетом самых разнообразных пастей. Несколько пастей как раз занимались тем, что ловко и слаженно по очереди выхватывали из воздуха сердца, падавшие с движущейся ленты.
«Странно, — подумал Долгузагар. — Почему оно довольствуется уже мертвыми, вырванными сердцами, неужели не любит свежатинку?»
И тут он получил ответ на свой вопрос. С другой стороны у куста пастей стояли двое. Точнее, один сидел, а второй стоял. Сидела огромная пантера, чья черная шерсть отливала фиолетовым, а похожие на драгоценные топазы глаза и два стальных клыка поблескивали в полумраке, и стоял мальчик, точнее — подросток лет четырнадцати, чья голова была ниже головы сидящего рядом хищника. Светлокожий и сероглазый, с прямым недлинным носом и темными волосами до плеч, смутно знакомый, он был одет в черное.
У Долгузагара замерло сердце: он испугался, что мальчика, как и других людей, растерзают в клочья и сожрут. Но тут произошло нечто иное.
Огромный зверь наклонил голову и лизнул подростка в лоб, и тот улыбнулся в ответ, его лицо словно осветилось. То ли почувствовав это, то ли увидев, тварь-растение нетерпеливо потерла двумя отростками, как будто торопя трапезу. Тогда пантера мягко прижала своими огромными смертоносными лапами мальчика спиной к себе, словно котенка, и тот, подняв голову, с надеждой и радостью смотрел в ее глаза с вертикальными зрачками. Долгузагар, чье зрение вдруг обострилось, уловил, хотя и смутно, в глазах подростка отражение не звериной морды, но человеческого лица.
Хищник поднял левую лапу и, выдвинув сверкающие сталью когти, медленно и осторожно разорвал на груди мальчика одежду, не поранив кожу.
Тварь-растение задергалась, и пантера, снова лизнув подростка в лоб, мягким и каким-то даже бережным движением вцепилась лапой ему в ребра, оторвала их от грудины и отвела в сторону, распахнув грудную клетку как шкаф.
У Долгузагара закружилась голова, но мальчик, кажется, не понимал, что происходит. Он беспокойно огляделся по сторонам, потом снова поднял встревоженное лицо к зверю. На сей раз пантера лизнула его в нос, и подросток успокоился: Долгузагар видел, что его сердце забилось медленнее и ровнее.
Одна из пастей потянулась вперед, тошнотворно меняя форму и размер, превращаясь в подобие гигантской насекомоядной росянки: огромный раструб-воронка с каймой мелких, но острых зубов по краю. На мгновение изнутри появился ярко-красный вырост и прошелся по зубам, словно тварь облизывалась. Долгузагар пошатнулся.
Пасть тем временем вытянулась вперед и сначала с мерзким звуком вобрала в себя сердце мальчика, а потом резко дернула и вырвала сердце из груди. Долгузагар увидел, как оно комом провалилось по раструбу вниз, в недра кишок. А пасть снова облизнулась.
И когда комендант перевел взгляд на зверя и подростка, то увидел, что мальчика больше нет, а вместо него стоит нечто вроде огромного, ростом и размером с пантеру комара или москита: с черной дырой в груди, с пустыми безжизненными глазами, но не с одним, а с двумя чуть изогнутыми стальными жалами, торчащими из пасти, такими же блестящими, как стальные клыки хищника.
Тут Долгузагар заметил, что на груди у пантеры тоже зияет рана. Края раны на мгновение разошлись, когда зверь поднялся, и комендант увидел, что сердце пантеры тоже вырвано, но не до конца, не с корнем. Маленький кусочек остался и кровоточил: по черной шкуре стекал тоненький алый ручеек, и черный и красный были как цвета наследственного герба Долгузагара, сына Мэнэльзагара. Зверь ласково лизнул гигантское насекомое между немигающими фасетчатыми шарами, и комендант увидел, что в глазах-топазах отражается не обличье комара-переростка, а лицо подростка, юноши, мужчины.
Его собственное лицо.
Анариэль Ровэн оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 24.08.16, 20:35   #3
Киммерийский Трутнь
old timer
 
На форуме с: 04.2008
Откуда: Повсюду
Сообщений: 847
Киммерийский Трутнь is an unknown quantity at this point
Цитата:
В ответ на сообщение Роман
Он скакал всю ночь. Потом взошло солнце: яркое, почти не затуманенное дымкой и копотью, оно походило на огромный желтяк.
Он, оно. Он скакал, оно взошло, походило. Походило.. Кадило. Вообще, "с к а к а л" это как-то не очень, скакал всю ночь... зачем он ее так, всю-то?

Дальше не читал, но прочитаю обязательно.
Киммерийский Трутнь оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 24.08.16, 20:37   #4
Анариэль Ровэн
old timer
 
Аватарка Анариэль Ровэн
 
На форуме с: 04.2003
Откуда: Москва
Сообщений: 633
Анариэль Ровэн is an unknown quantity at this point
Цитата:
В ответ на сообщение Киммерийский Трутнь Просм. сообщение
Дальше не читал, но прочитаю обязательно.
Главное, не перетрудитесь, а то я никогда себе этого не прощу.
Анариэль Ровэн оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 14.01.17, 04:27   #5
Анариэль Ровэн
old timer
 
Аватарка Анариэль Ровэн
 
На форуме с: 04.2003
Откуда: Москва
Сообщений: 633
Анариэль Ровэн is an unknown quantity at this point
Авторский комментарий к роману.
Анариэль Ровэн оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 13.02.17, 17:37   #6
Анариэль Ровэн
old timer
 
Аватарка Анариэль Ровэн
 
На форуме с: 04.2003
Откуда: Москва
Сообщений: 633
Анариэль Ровэн is an unknown quantity at this point
"Двенадцать звезд" в виде книги можно приобрести у меня (340 стр., мягкий ламинированный переплет, хорошая бумага и хорошая печать). Цена на данный момент - 260 руб. Обращайтесь.
Также книга будет продаваться на "Весконе"-2017, где будет и презентация романа. Приходите :)
Анариэль Ровэн оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Ответить

Возможности
Вид

Правила размещения сообщений
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете изменить Ваши вложения
Вы не можете изменить Ваши сообщения

BB-код Вкл.
[IMG] код Выкл.
HTML-код Выкл.

Быстрый переход


Новости | Кабинет Профессора | Каминный зал | Эсгарот | Палантир | Онтомолвище | Архивы Минас-Тирита | Гарцующий пончик | Подшивка | Форум | Гостевая книга | Карта сайта | Поиск | Кольцо | Свиридов

Ваш часовой пояс — GMT +3. Сейчас 06:27.


Powered by vBulletin® Version 3.8.7
Copyright ©2000 - 2019, vBulletin Solutions, Inc.
Лицензия на форум приобретена Ардой-на-Куличках у компании "Jelsoft Enterprises Limited". Все права защищены.