Форум Арды-на-Куличках  

Вернуться   Форум Арды-на-Куличках > Ривенделл > Каминный Зал

Каминный Зал Стихи, проза, музыка и другие искусства. Разговоры о книгах.

Ответить
 
Возможности Вид
Пред. 05.06.05, 17:22   #1
Ларчик
 
На форуме с: 01.2005
Откуда: Лысая гора в Черниговской губернии
Сообщений: 659
Ларчик is an unknown quantity at this point
Дурвасас и другие.

Выполняя обещание, данное Либерис, расскажу о брахманах - любителях проклинать. Особенно этим злоупотребляли подвижники. В результате йогических практик они накапливали столько тапаса – духовной энергии, что кое-кто из них становился могущественнее богов. Достигнув этой степени, божественный мудрец отправлялся странствовать по трем мирам. И попробуй только кто-нибудь ему не угодить!
Больше всех знаменит своими проклятиями Дурвасас. Не помню, где я вычитала такую историю. Однажды, поздним вечером, Дурвасас неожиданно нагрянул к Шиве. Ганы – спутники и слуги бога – попытались объяснить святому, что Шива не может его принять. Он уединился с Парвати. Божественные супруги только что помирились после очередной бурной ссоры. «Значит, для Шивы жена важней, чем брахман? – возмутился Дурвасас. – Так передайте ему, что отныне его будут почитать в виде лингама!»
Затем Дурвасас решил посетить Вишну. Стояла глубокая ночь. Вишну спал, когда святой мудрец вошел в опочивальню и водрузил ногу ему на грудь. К счастью, этот бог даже спросонья соображал быстро. Он сразу узнал Дурвасаса и принялся старательно массировать ему ногу. Мудрец остался доволен и наградил Вишну – провозгласил его высочайшим божеством. Правда, не все его признают в этом качестве. Но это уже детали.
Пользуясь чьим-либо гостеприимством, Дурвасас всегда подвергает суровому испытанию терпение хозяев. Вот история из «Махабхараты». Отшельник по обету живет сбором колосьев, оставшихся после жатвы. Ему удается скопить сосуд (дрону) риса. Этого зерна должно хватить на жертвоприношение и на питание всей семье. Тут является Дурвасас. Он изображает безумца – ходит голый, выкрикивает брань и проклятия. Хозяин кормит несчастного. Дурвасас съедает всю еду, какая нашлась в доме, остатки размазывает по своему телу и удаляется, не поблагодарив. Голодному отшельнику приходится снова собирать колоски. Но едва сосуд наполняется, как опять приходит Дурвасас. Это повторяется шестикратно. На седьмой раз Дурвасас объявляет, что отшельник с честью выдержал испытание и достоин живым отправиться на небеса. За гостеприимным хозяином тотчас является небесная колесница. Но отшельник не спешит ею воспользоваться. После беседы с небожителем он решает достичь полного освобождения путем постижения Брахмана. Это ему удается.
История о Дурвасасе и царевне Кунти широко известна благодаря «Черному Баламуту» Олди. Пересказывать ее не буду, но не могу не процитировать, в каких выражениях святой мудрец просит царя Кунтибходжу о приюте. «Я хочу получать подаяние в твоем доме, о не ведающий гордыни! Ни ты, ни твои близкие не должны делать того, что мне неприятно. Я остановлюсь у тебя в доме, если это тебе по душе, о безупречный! Когда захочу, я уйду, когда захочу – вернусь, но пусть никто не осквернит моего ложа и места, где я сижу!»
Именно Дурвасас предрек скорую гибель Кришне и ядавам. Кришна был гостеприимным, как всегда, но допустил промах: не догадался смахнуть с колен Дурвасаса крошки. Неудачная попытка Самбы пошутить над святым Нарадой была следствием проклятия. Правда, первой Кришну прокляла Гандхари – сразу после великой битвы. Но несчастная мать имела на это право, и Кришна принял ее слова со смирением.
А вот для брахмана Уттанки попытка проклясть героя ядаву закончилась довольно неожиданно. Этот отшельник встретил Кришну вскоре после великой битвы. О последних событиях он не знал, и спросил, удалось ли помирить потомков Куру. «Увы, мои усилия не увенчались успехом - ответил Кришна. – Кауравы перебили друг друга…» «Вот я тебя за это как прокляну!» « Не проклинай меня, о достойнейший потомок Бхригу! Ведь я – высочайшее божество, хоть сейчас пребываю в человеческом облике. Проси себе дар, какой хочешь!» Брахман, которому часто приходилось путешествовать по пустыне, попросил, чтобы там, где ему захочется пить, всегда появлялась вода.
И вот идет Уттанка по пустыне. Пить хочется страшно. Вдруг на его пути возникает чандала – гнусный, грязный, в окружении стаи бродячих собак. Дальше цитата. «Из нижней части его туловища льется мощный поток воды. Узнав его, чандала, словно бы насмехаясь, сказал: «Иди сюда, Уттанка! Прими от меня воду, потомок Бхригу! Величайшим сочувствием я проникся, видя, как ты умираешь от жажды». Но когда он так сказал отшельнику, мудрец не только не выказал радости при виде той воды, но и осыпал страшными проклятиями Ачьюту (Кришну)». Уттанка побрел дальше, и вскоре встретил Кришну. В ответ на упреки бог воскликнул: «Что ты наделал! Я еле упросил Индру дать тебе амриту. Но Индра сказал, что испытает тебя, а ты этого не понял и сам отказался от дара». Уттанка лишился амриты, но в путешествиях по пустыне его с тех пор всегда сопровождали ливни, и страдать от жажды ему больше не приходилось.
В общем, если боги могли себе позволить подшутить над святыми мудрецами, то от людей, которым приходилось иметь с ними дело, требовались поистине героические терпение и смирение.
Это те истории, которые мне вспомнились с ходу. Развивать тему о брахманах – героях эпоса можно до бесконечности.
Ларчик оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 08.06.05, 00:41   #2
Weird
 
Аватарка Weird
 
На форуме с: 03.2005
Откуда: over the hills and far away
Сообщений: 537
Weird is an unknown quantity at this point
А вот поедет папа в Москву, закажу ему Индию. А то, что я говорила о Сверрире, это настолько не вся сага, что и представить трудно.

А давайте, правда же, не только прикалываться. Мы же хотели и посерьезнее обсудить что-нибудь, помните?

Last edited by Weird; 08.06.05 at 00:52.
Weird оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 08.06.05, 00:52   #3
Liberis
 
Аватарка Liberis
 
На форуме с: 07.2004
Откуда: Eire, Korkovschina
Сообщений: 1 290
Liberis is an unknown quantity at this point
Ура! Ларчик, Weird! Спасибо вам обеим за чудные рассказы. Про любимого Дурвасаса, от которого ховалась вся древняя Индия, я всегда рада послушать. Такой персонаж колоритный! Еще бы про любимого Учителя Дрону и самого крутого из брахманов, Парашураму (который по рождению, кстати, ошибка природы) и вообще было бы хорошо.

Кстати, Парашурама, он, корме всего прочего, частичное воплощение Вишну. И к нему по эпосу регулярно ходили разные герои - многие из которых сами были воплощениями этого бога. Сей почтенный брахман отличался чрезвычайно драчливым характером. И мне всегда доставляло удовольствие "поглючить" немного, представляя как идет Вишну по третьему небу - весь в синяках. Мимо проходящие небожители у него сочувственно интересуются: "Кто это тебя так?" А он им гордо отвечает: "Это я себя САМ!"

Но, как только что доказала уважаемая Weird хорошая сага может быть забавнее любого глюка. Weird, как я рада вашему участию в "Эпических байках"! Буду счастлива, если мы все продолжим.

С уважением

Либерис
Liberis оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 12.06.05, 14:07   #4
Ларчик
 
На форуме с: 01.2005
Откуда: Лысая гора в Черниговской губернии
Сообщений: 659
Ларчик is an unknown quantity at this point
Огромное спасибо модераторам, за то, что перенесли в этот тред подходящие по теме сообщения.
Для завязки более серьезного разговора я вывешу эссе о "Махабхарате", найденное мною в сети. Оно мне нравится, хоть о многом с автором можно поспорить.

Петр Ильинский
Несколько слов по прочтении «МАХАБХАРАТЫ»
(Размышления дилетанта)


Хотелось бы начать с нескольких замечаний чисто «технического» свойства - а именно, историко-филологических, связанных с созданием и судьбой одного из величайших эпосов человечества. Большинство данных соображений никак не претендует на то, чтобы противоречить заключениям ученых мужей - специалистов по древнеиндийской литературе.
«Махабхарата» - текст, конечно, безумно древний, он очень долго существовал в условиях устной традиции и потому был многократно «доделываем» и, таким образом, контаминирован разнообразными дополнениями. Точно разобраться, что именно относится к «исходной» версии, безусловно невозможно, что вовсе не мешает сделать кое-какие осторожные предположения. Для начала выдвинем некий постулат, который нам понадобится, главным образом, для удобства рассуждений. Так вот: автором «исходной», первоначальной версии был, вне сомнения, один человек, гениальный поэт (философ, писатель и т.п.). Обоснование этого тезиса можно начать с напоминания о прецедентах, что, само по себе, еще не является строгим доказательством. Тем не менее, на наличии яркой творческой личности, на одиночестве конкретного автора настаивает вся история культуры. За любым произведением искусства, происхождение которого нам известно, стоит строго определенная фигура творца (даже если ему помогали многочисленные ассистенты и подмастерья). В «коллективное» творчество в прямом смысле слова поверить никак нельзя. Что, впрочем, не исключает возможность того, что другой крупный автор мог добавить какие-то яркие фрагменты к древнему тексту, точно так же, как архитектор может пристроить башню или колокольню к знаменитому старинному собору. Подобное наверняка происходило с «Махабхаратой». При этом многие из башен, «пристроенных» таким образом, искажали исходный замысел автора или ему противоречили. И, тем самым не «дотягивали» до его художественного уровня. Все это серьезно затрудняет анализ текста - не только историко-филологический, для которого у нас в любом случае не хватит знаний и умения, а даже просто литературный (чтобы не сказать - философский).
Автора исходной версии «Махабхараты» мы в дальнейшем будем называть Вьясой. Это имя предлагает нам сама книга. Данная первоначальная версия, по-видимому, включала в себя подробную историю соперничества племен пандавов и кауравов: происхождения их рода, рождения, воспитания, вражды между двоюродными братьями и ее развязки - битвы на Курукшетре. Завершалась эта «героическая» поэма неким эпилогом, точную структуру которого установить невозможно, ибо со временем текст наращивался в обе стороны - от начала и от конца1. Каков был первоначальный финал, мы, как ни досадно, никогда не узнаем - в течение веков он мог быть (и, скорее всего, был) и изменен, и поправлен, и расширен.
Знай мы точную сюжетную композицию «первоначальной» «Махабхараты», то говорить о философских воззрениях Вьясы было бы очень легко. Тем не менее, мы попытаемся показать, что идейная позиция автора (выраженная им вольно или невольно) может быть проанализирована и на основании дошедшего до нас текста поэмы. Вполне возможно, что плач по убиенным воинам уже присутствовал в древнейшей версии, а вот «Бхагавадгиты» в нем практически наверняка не было. Это, как мы увидим ниже, очень важное заключение (датировки, предлагаемые специалистами, тоже сходятся в том, что «Гита» моложе старейшего слоя «Махабхараты»). Давно отмечалось, что в идейном смысле эти два фрагмента поэмы «оппонируют» друг другу. В «Плаче по павшим на поле Куру» битва проклинается, а «Гита», предшествующая сражению, некоторым образом «оправдывает» то, что должно случиться на поле боя. В этой связи известно мнение о «дуализме» философии «Махабхараты». Согласно нему, «Плач» и «Гита» не несут внутреннего противоречия, а взаимно друг друга «уравновешивают».
Стержневой осью «Махабхараты» является (и, скорее всего, являлась изначально) эпическая поэма о героях, которая хотя бы отчасти может быть рассмотрена по аналогии с другими героическими эпосами и поэмами: «Илиадой», «Песней о Нибелунгах», «Шах-намэ» и т. п. Но сначала обратимся к главному сюжетному парадоксу «Махабхараты». Всем комментаторам и даже неискушенным читателям эпоса очевиден тот факт, что образ положительных героев-пандавов претерпевает необъяснимую трансформацию в центральной части поэмы. А именно: их доблесть, благородство, смелость и прочие высокие качества совершенно не проявляются в битве на Курукшетре - и это при том, что их победа является предопределенной и многократно предсказанной!
Неизвестно, насколько «запрограммированной» была подобная развязка в исходной версии поэмы. Иначе говоря, было ли для первых читателей (слушателей) очевидно, что «хорошие» пандавы обязательно одержат верх над «дурными» кауравами? Вспомнив аналогичные воззрения других древних поэтов-эпиков, следует признать, что роль богов, знамений, судьбы, рока, наказания за прошлые преступления и т. п. являлась для них весьма высокой и играла важную роль в сюжетной композиции. Поэтому, для простоты рассуждения, будем исходить из того, что «предопределенность» победы пандавов2 присутствовала и в первоначальной версии, т. е., входила в художественный замысел автора.
Напомним некоторые из подобных эпизодов. Боги настолько заботятся о победе пандавов, что громовержец Индра обманом лишает наиболее могучего из их противников - Карну - панциря, дабы сделать его уязвимым для Арджуны, сильнейшего из пандавов. Интересно, что до этого Арджуна многократно показан воином, которому не могут противостоять даже сами боги, и тот же Карна несколько раз терпит от него поражения. Но все равно, для решающей битвы Карну нужно еще сделать еще слабее3. Но и это не все. Мать пандавов, она же: мать Карны, покинувшая его после рождения - открывает сыну тайну его происхождения. И после того, как Карна - из соображений чести и долга - отказывается перейти на сторону пандавов, берет с него клятву, что он сразится насмерть только с одним из своих братьев - Арджуной, пощадив остальных. И действительно! - все братья-пандавы, включая и непобедимого Бхимасену - по ходу битвы терпят поражение от Карны, который держит свое слово и оставляет им жизнь. Арджуне же для победы нужна и многократная помощь Кришны, и предательство Шальи - колесничего Карны4. Но самое главное: эта победа оказывается в прямом смысле бесчестной, ибо Арджуна убивает Карну в тот момент, когда колесница последнего застревает в грязи, делая его, по указанию автора, беспомощным.
Отметим, что в решающие минуты боя Карна наказывается за свои грехи (что, с точки зрения автора, справедливо). Именно так объясняется поражение могучего воина. Но как же быть с тяжелой судьбой самого Карны, считавшего свое происхождение низким и недостойным - о чем ему не уставали напоминать? И нет ли контраста между «отрицательностью» образа Карны и его исключительно благородным поведением до и во время битвы? Не Карна ли в итоге - главный трагический герой поэмы? Если рассматривать только события, непосредственно относящиеся к самому сражению и его ближайшей предыстории, такое заключение не покажется чересчур смелым. И «недостойные» поступки: не приписаны ли они Карне задним числом - дабы «оправдать» его поражение? Тем более, что о некоторых из этих прегрешений читателю сообщается «в последний момент», вне хронологической связи с основным сюжетом. Нет ли здесь следов поздней вставки, намеренно занижающей образ Карны? Не возникает ли тут силуэт очень неудачно «пристроенной» башни, упрощающе негативизирующей образ самого грозного из противников пандавов? Опять же, мы не знаем, каков был в этом отношении исходный замысел самого Вьясы. Тем не менее, итоговый - многоплановый! - образ Карны - чуть ли не самый глубокий в поэме и, скорее всего, таковым он был с самого начала. Впрочем, насколько Карна «хорош» или «плох» - это вопрос второго порядка. Для нас сейчас главнее всего то, что никакой радости от гибели наиболее могучего из врагов «благородных» пандавов читатель ощутить не может. Скорее становится стыдно за то, каким способом Арджуна и Кришна губят Карну.
Интересно, что почти все остальные полководцы кауравов представляют собой воплощение благородства5. И книги «Махабхараты» названы именно их именами: Бхишмы, Дроны, Карны. И все они (и некоторые другие кауравы) гибнут в результате постыдных поступков пандавов, пятнающих себя почти без исключения. Даже справедливейший Юдхиштхира, без сомнения, наиболее симпатичный из братьев (несмотря на принесшую всем столько бед легкомысленную игру в кости), опускается до лжи (помимо обращенной к Шалье просьбы о предательстве), дабы погубить собственного наставника Дрону. Что же говорить о могучем Бхимасене, который в течение битвы теряет все наши симпатии, заслуженные до того многочисленными подвигами, совершенными во время скитаний пандавов. Он не только многократно поступает бесчестно: во время убиения Дроны, в единоборстве с Дурьйодханой, когда, согласно автору, вся природа вздрагивает в негодовании от совершенной Бхимасеной подлости - и уж совсем опускается до звериного образа, напиваясь крови поверженного Духшасаны.
Согласно точке зрения некоторых ученых, дошедшая до нас «Махабхарата» - результат инверсии - т. е., она вначале была трагической песней о гибели благородных кауравов, а после придворные певцы победившей династии «извратили» ее и сделали пандавов героями, а побежденных - извергами. Не говоря о том, что большинство специалистов отвергает такую версию по сугубо научным соображениям, подобный поворот представляется необоснованным и с чисто художественной точки зрения6. Кажется, что великий поэт - а именно таковым, и не без оснований, представляется нам Вьяса - не нуждался в прямолинейности сюжета, и возможно, его вообще не хотел. И Гомер, и Фирдоуси тоже отнюдь не прямолинейны. А ведь они рассказывают о битвах с чужеземцами! Здесь же нам повествуют о гражданской, нет, хуже, о внутрисемейной войне. Какой же «прямолинейности» можно хотеть от автора?! Быть может, справедливей заключить, что Вьяса сказал именно то, что хотел сказать? Да, даже и неважно, чего именно он хотел - важно, что в итоге получилось. Какой идеей обладает, какой философией живет этот текст, «замаскированный» черно-белыми красками «обычного» эпоса о борьбе «хороших» и «плохих»?
Что же делается с благородными пандавами по ходу битвы? Почему они становятся бесчестными? От желания победы и мести: настолько сильного, что они - воплощение всех достойнейших качеств - приходят в стан противника, дабы расспросить собственного деда Бхишму, как убить его? Ведь иначе им не добиться победы. Отметим, впрочем, что это - одна из сильнейших сцен поэмы: Бхишма, объясняющий внукам, как они должны его погубить, и Арджуна, сидящий на дедовых плечах, как маленький мальчик; плачущий при мысли о том, что он завтра будет должен сделать. Но после этого пандавы подличают раз за разом - и больше не плачут. Так что же происходит с ними?
А вот что: они «расчеловечиваются», они перестают быть благородными и справедливыми, война, война междоусобная, война кровная лишает их всех достоинств, делает их, с точки зрения думающего читателя - и не только современного, но, практически точно, и древнего - делает их хуже побеждаемых ими врагов. И не того ли хотел гениальный автор? И несмотря на многочисленные «выправления» поздних «редакторов» Вьясы, пытавшихся «объяснить», что вынуждало пандавов поступать так, а не иначе, не прорезается ли замысел автора через все века и наслоения?
И ведь, более того, никакой победы в широком смысле слова пандавы не одерживают. Гибнет не просто все их войско - гибнут все их дети, до единого. И род их не прерывается лишь чудом: рождением младенца, внука Арджуны. И в качестве опекуна наследник пандавов получает единственного оставшегося в живых каурава, сына главного отрицательного героя - Дурьйодханы. Вот итог битвы - из многочисленного рода остается по одному представителю: то есть, де-факто, погибают все. Более того, никакого ощущения победы читатель не получает, вместо торжества следуют: плач по погибшим, отчаяние Юдхиштхиры, понимающего, что все было напрасным (и потому желающему удалиться от мира), и главное - проклятие тому, кто своими хитростями более других виновен в уничтожении кауравов - Кришне, чей род (включая его самого) полностью гибнет во исполнение этого проклятия (так же, как погибли кауравы с пандавами). Ничто, даже более поздний культ Кришны-бога, вторгшийся в «Махабхарату» многочисленными контаминациями, не в состоянии уничтожить колоссального осудительного заряда, направленного по его адресу. Он тоже перестает быть положительным героем - симпатичным индийским Одиссеем вступительных частей поэмы.
Продолжение в следующем посте.
Ларчик оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 12.06.05, 14:19   #5
Ларчик
 
На форуме с: 01.2005
Откуда: Лысая гора в Черниговской губернии
Сообщений: 659
Ларчик is an unknown quantity at this point
(Продолжение эссэ Петра Ильинского)

Частный вопрос, который опять же совсем не легко решить - какова была первоначальная судьба братьев-пандавов после битвы. Надо заметить, что все остальные герои поэмы расплачиваются даже за небольшие свои прегрешения, сохранился и фрагмент о посмертном испытании Юдхиштхиры, которое он должен был пройти за ложь, сказанную им Дроне на поле боя. Но ничто подобное не ожидает ни Арджуну7, ни Бхимасену - а последний, вспомним, в ходе битвы совершает немало недостойных поступков. Не исключено, что в первоначальном варианте поэмы об этом что-то говорилось, но было затем утрачено в ходе многовековой «редактуры». Думается, между прочим, что сюжетные исправления основной линии поэмы были как раз наименее отвечающими глубокому замыслу автора, что в этих случаях «строители новых башен» пытались сделать «центральное здание» эпоса «помельче» и «попонятней»: героев - героями, а злодеев - злодеями. Но не получилось! Да, Дурьйодхана и Духшасана не симпатичны нам с самого начала и до самого конца, но гибель Дурьйодханы - в результате обмана, в котором участвуют и Кришна, и Арджуна, и Бхимасена (а ранее Дурьйодхана отнюдь не проявляет столько боевой доблести, чтобы «оправдать» такие совместные усилия с целью отправить его на тот свет) - так вот, эта гибель никак не может рассматриваться читателем, как торжество справедливости. Сколь бы мерзкими ни были поступки, совершенные самим Дурьйодханой! И именно в этом видится гениальная «нелинейность» Вьясы, та запредельность его суждений и оценок, которая, несмотря на многочисленные подправки, героизацию одних персонажей и принижение других - прорывается к нам сквозь тысячелетия: о соответствии преступления и наказания, о ценности мести, о сущности справедливости. Пандавы мстят за реальную обиду, но для достижения мести вынуждены становиться ничуть не лучше (а в итоге - хуже) своих врагов. Более того, их род практически гибнет, а Драупади, настаивавшая на безусловном возмездии оскорбившим ее кауравам, лишается всех сыновей. Так не в этом ли вывод автора? Не о бессмысленности ли мести написана «Махабхарата», не о бессмысленности ли войны, перестающей быть справедливой в тот момент, когда борцы за правду становятся хуже тех, кто ее до того попирал, становятся, в некотором смысле, носителями зла? Мы не знаем, было ли оправдание совершенных ради победы бесчестных поступков, вложенное в уста Кришны, написано самим Вьясой или же вставлено в текст позднее8. Но в любом случае, эти слова звучат жалко и недостойно. И конечно же, уступают по художественной и этической - и эмоциональной! - силе плачу Гандхари и других женщин, потерявших на поле своих отцов, братьев, мужей и сыновей.
И вот морализирующий итог: в «Махабхарате» не остается положительных героев-победителей (быть может, за исключением раскаивающегося в своих поступках Юдхиштхиры, пожалуй, наиболее человечного из персонажей поэмы). Не такого ли заключения хотел от нас автор? Несмотря на внешнюю канву повествования о торжестве «хороших» над «дурными»? Не приводит ли он читателя к выводу, в прямом смысле в тексте поэмы отсутствующему? И мы никогда не узнаем, бывшему ли там исходно? - и отрезанному многочисленными редакторами. Или, возможно, вывод сей и не предусматривался автором, но все равно возник - помимо его воли - выкристаллизовался из содержания поэмы. И вспомним здесь, что к такому же заключению нас приводит и Гомер: практически никому из героев-ахейцев победа над врагами не приносит счастья. Убивает своего сына и великий Рустам, а мстящие за гибель невинного родственника герои еще одного великого эпического произведения - «Саги о Ньяле» - бесчестно сжигают своих противников (убивая в том числе столь же невинных стариков и детей), и потом гибнут один за другим, пока по обе стороны не остается по одному человеку - которые в итоге мирятся на последней странице крупнейшего творения древнеисландской литературы. Не к одному ли и тому же заключению ведут нас великие писатели столь разных народов и культур? Не одинаково ли пессимистичны их произведения, во всех случаях основанные на реальных событиях, более того, на самом стиле жизни, современниками которого они были и который они отобразили с такой пронзительной художественной силой? Война человека с человеком одновременно и бессмысленна, и «бесчеловечна». Даже в результате бойни во имя самой справедливой цели человек перестает быть собой, часто превращаясь в существо, творящее еще более худшее зло, чем то, за которое он хотел бы отомстить - не таков ли единственно возможный вывод? И пессимизм именно в том, что часто отказаться от войны, избежать ее попросту невозможно - а значит, невозможно отказаться и от собственного расчеловечивания? И вот уже в ответ на этот, страшнейший, и по сей день витающий над человечеством вопрос (и на другие вопросы подобного же масштаба) появляются произведения иного характера, к которым относится и вставленная в текст «Махабхараты» «Песнь Господня» - «Бхагавадгита», не имеющая отношения к сюжету поэмы (несмотря на то, что весьма искусно вплетена в ее текст, будучи вложена в уста Кришны, наставляющего перед битвой не желающего - пока еще - сражаться против родственников Арджуну).
Этому выдающемуся тексту посвящено не меньше книг и исследований, чем всей «Махабхарате», поэтому наивно считать, что в нескольких абзацах удастся провести его сколько-нибудь серьезный анализ. Однако, все-таки кажется необходимым сделать несколько кратких замечаний. Представляется возможным, что разговор между Арджуной и Кришной присутствовал в исходном тексте самого Вьясы, и что вопрос, поставленный Арджуной: «Как мы сможем потом наслаждаться, осквернив себя родичей кровью?»9 - восходит к отмеченной выше главной коллизии «Махабхараты». Ответ Кришны, в нынешней версии составляющий содержание «Бхагавадгиты», претерпел с веками колоссальные изменения и теперь уже невозможно установить его первоначальную структуру. Вероятно, что вначале он мог представлять собой рассуждение о власти судьбы, рока, вселенской предопределенности - о микроскопичности роли отдельного человека, пусть даже такого великого героя, как сам Арджуна. Эти рассуждения сохранились и в современной версии «Гиты». Впрочем, возраст отдельных пассажей не может быть с достоверностью установлен даже путем самого строгого филологического анализа - но никому не возбраняется взглянуть на вопрос с другой стороны.
Из истории мировой философской мысли нам известно, что суждения о всемогуществе судьбы и вселенской предопределенности представляют собой древнейшие соображения о сущности бытия, известные человечеству. И нет смысла думать, что древние индийцы так уж сильно отличались от древних германцев, греков или шумеров. И вслед за специалистами мы еще добавим, что также сохранившиеся в «Гите» указания на обязанности кшатрия, который должен встать на битву, «жалость жалкую сердцем оставив», отражают понятия, существовавшие внутри воинской касты, и их происхождение, скорее всего, относится к «милитаристской» эпохе истории Индии, когда ответ Кришны Арджуне приобрел черты, соответствовавшие тому времени и образу мыслей тогдашних слушателей эпоса и его «авторов-редакторов». Все это приводит к заключению о том, что основной конфликт «Махабхараты» продолжал занимать читателей поэмы многие века и волновал творческое воображение тех людей, которые во что бы то ни стало хотели достроить «собор» Вьясы, разрешив главную из предлагаемых им проблем. Нельзя не отказать этим мастерам в художественном чутье: все они понимали, что лучшим местом для помещения этого ответа должен быть именно диалог Арджуны и Кришны - момент последнего затишья перед страшной битвой. Более того, не исключено, что всех их не удовлетворял ответ, полученный сильнейшим из пандавов на его самый главный вопрос - на главный вопрос поэмы.
Мы никогда не узнаем, как, когда и во сколько этапов был создан этот великий ответ - ядро «Бхагавадгиты». Заметим еще раз, что в сюжетном отношении она не сильно связана с текстом самой «Махабхараты», а те ее эпизоды, в которых Кришна - предстающий теперь в качестве воплощения бога Вишну - напрямую объясняет Арджуне, почему тот должен участвовать в битве10, представляются относительно малозначащими и даже противоречащими мыслям основного корпуса «Гиты». Потому что главное в «Гите» - это попытка ответить на вопрос Арджуны на более глубоком, внесюжетном - философском - уровне. Во имя чего должен жить человек? Как ему поступать в трудных, порой неразрешимых жизненных обстоятельствах? Есть ли, и возможна ли вообще какая-то схема поведения, какое-то учение, которое даст ответ на главные человеческие вопросы: о смысле жизни, о сущности бытия? Именно об этом повествует «Бхагавадгита», а вовсе не о том, как сможет жить Арджуна, убив своего деда Бхишму.
«Гита» не убеждает нас в необходимости совершать подлости ради победы. Она говорит о возможности активного действия во имя торжества справедливости - дхармы, и способах ее достижения, о возможности для человека следовать по пути истины. О том, как жить в наступающие на земле жестокие времена кали-юги - железного века. Века, продолжающегося по сей день. Конечно, «Гита» - текст религиозно-догматический, не случайно ставший одним из основных (а может - и основным) священным текстом индуизма, но и это не должно представляться самым важным. Много важнее то, что в этой короткой поэме заключается руководство к действию и самосовершенствованию, убеждение в том, что поступки человеческие не бесполезны: «Ведь никто не приходит к дурному концу, кто творит здесь добро, моя радость!» Иначе говоря, «Гита» - великий этико-философский текст, и именно это привлекает к нему множество людей, необязательно заинтересованных индуистской религией или же тонкостями йогических упражнений. Просто «Гита» - вторая всемирная книга, содержащаяся в «Махабхарате» (помимо самого эпоса в целом). Это не так и уникально: мировой культуре известно, как минимум, еще несколько подобных случаев. Вообще, аудитория этического текста часто оказывается шире аудитории текста чисто религиозного. В последнем сразу заключается ограничение, ибо он направлен только к адептам определенной религии или к тем, кого требуется в нее обратить. Этические же тексты безграничны. Думается, что именно соображения такого рода заставляют некоторых японцев, китайцев или тех же индийцев читать, к примеру, Нагорную Проповедь.
На уровнях чуть более доступных - то есть, не религиозных, а сказочных - художественное сознание человечества ответило на вопрос о цене победы над «силами тьмы» с помощью легенд о борьбе с абсолютным злом, которое чаще всего воплощено в образах различных чудовищ. Этическая проблема таким образом избегается11. Что облегчает задачу положительного героя: природа подобного зла - «нечеловеческая», а значит, схватка с ним не несет никакой моральной дилеммы: уродливого и мерзкого змея-колдуна можно убивать безо всяких серьезных раздумий и угрызений. Оттого концовка произведений этого рода - от «Рамаяны» до сказки о Кащее Бессмертном - гораздо более радостна. Ибо победа над абсолютным злом, его полное уничтожение - есть одно из главных мечтаний человечества. К сожалению, абсолютное зло существует только в очень условном виде, зло же реальное воплощено, как правило, в людях, и очень непросто определить тот момент, когда оно заслуживает борьбы с применением всех возможных средств - а заслуживает ли что-либо борьбы с помощью всех возможных средств? В каждую эпоху человечество делает этот выбор снова и снова. И к сожалению, очень часто ошибается. И вообще - существует ли в этом случае правильный ответ?
2001

1. Вероятно, сильнее - во втором направлении; это не считая многочисленных вставок, о которых мы еще скажем
2. За нее высказываются почти все боги - в отличие от «Илиады», где симпатии олимпийцев делятся почти поровну между греками и троянцами.
3. Впрочем, не исключено, что многочисленные сказания о подвигах Арджуны являются поздними вставками, ведь в них он - особенно, когда они действуют вместе с Кришной - выглядит настолько могучим, что никакие дополнительные уловки ему просто не должны бы понадобиться.
4. С этим предательством, выражающимся в произнесении «пораженческих» речей перед решающей схваткой, не все понятно. Шалья совершает его по уговору своего племянника, «справедливейшего» старшего пандава-Юдхиштхиры, но потом клянется Карне, что в случае поражения, отомстит за него, и действительно, после смерти Карны принимает командование войсками кауравов и гибнет незадолго до конца битвы.
5. За исключением Духшасаны и, конечно же, главного отрицательного героя - старшего из кауравов, царя Дурьйодханы; о нем см. ниже.
6. Поздними вставками, отражающими влияние воинской - кшатрийской - идеологии, считаются и раскиданные по поэме (и попавшие даже в «Бхагавадгиту») рассуждения о долге воина и необходимости достижения победы любыми средствами - косвенно оправдывающие поведение пандавов.
7. Незадолго до финала поэмы нас ожидает рассказ о пережитом Арджуной позоре, когда он оказывается не в силах защитить остатки рода Кришны от простых разбойников - но это скорее эпизод: введенный дабы показать, что неумолимое время властно и над величайшим из героев.
8. В данный момент мы говорим не о «Бхагавадгите», а лишь о речах Кришны после битвы.
9. Все цитаты из «Бхагавадгиты» даны по переводу В. С. Семенцова: М. Восточная литература, 1999
10. Ибо от него все равно ничего не зависит, ибо таков его воинский долг и т. п.
11. Отсутствие философских коллизий компенсируется усилением «технических» проблем, стоящих перед героем: «абсолютный злыдень» оказывается почти что неуязвим, непобедим и т. п.

Повторюсь, статья интересная, но не бесспорная. Надеюсь, она даст толчек интересному обсуждению.
С уважением. Л.
Ларчик оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 12.06.05, 17:19   #6
Ларчик
 
На форуме с: 01.2005
Откуда: Лысая гора в Черниговской губернии
Сообщений: 659
Ларчик is an unknown quantity at this point
Кстати, сразу хочу заступиться за Шалью, которого и П.Ильинский, и чрезвычайно уважаемые мной Олди выставляют предателем. В том, что колесница Карны застряла в земле, он виноват не был. Это произошло вследствие очередного проклятия брахмана. Что Шалья действительно сделал - так это поругался с Карной перед самым боем. Ничего более он Юдхиштхире не обещал: "...Разумеется, я буду говорить ему, когда он пожелает сражаться в этой битве, слова противоречивые и пагубные для него. Таким образом он лишится своей спеси и пыла, о Пандава, и его легко будет убить". Вполне возможно, что эпизод с просьбой Юдхиштхиры позднего происхождения. В "Карнапарве" ссора героев мотивирована гораздо лучше. Там задета сословная гордость Шальи: его, царя, вынуждают править колесницей Сына суты (возницы).
Ларчик оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 13.06.05, 21:28   #7
Ларчик
 
На форуме с: 01.2005
Откуда: Лысая гора в Черниговской губернии
Сообщений: 659
Ларчик is an unknown quantity at this point
И еще одно уточнение по работе П. Ильинского. Он пишет:
Цитата:
И в качестве опекуна наследник пандавов получает единственного оставшегося в живых каурава, сына главного отрицательного героя - Дурьйодханы.
Уцелевший каурава - не сын, а брат Дурьодханы Юютсу. Он был сыном царя Дхритараштры от служанки-вайшьи. Такой брак считался допустимым, но положение Юютсу в обществе было гораздо ниже, чем положение сыновей царицы Гандхари. В итоге перед битвой он перешел на сторону Пандавов, так как те пообещали никогда не попрекать его низким происхождением. Когда Ашваттхаман вырезал спящий лагерь, Юютсу там не было - он уехал утешать отца, и благодаря этому остался жив.
Ларчик оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 27.07.05, 03:11   #8
Liberis
 
Аватарка Liberis
 
На форуме с: 07.2004
Откуда: Eire, Korkovschina
Сообщений: 1 290
Liberis is an unknown quantity at this point
Ларчик - ты не можешь посмотреть в первоисточнике, какова длина цикла развития мира по индуизму? И, если можно с подробным количеством лет в каждой Юге. Это в тех отрывках, которые про ночь Брахмы и день Брахмы, как ты сама, конечно помнишь.

Зарание спосибо

Либерис
Liberis оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 27.07.05, 03:17   #9
Liberis
 
Аватарка Liberis
 
На форуме с: 07.2004
Откуда: Eire, Korkovschina
Сообщений: 1 290
Liberis is an unknown quantity at this point
Ни к селу ни к городу, но интересно.

А вы знаете, какой, как мне кажется, в Махабхарате самый осуждаемый "повседневный порок"? Вот не догадается никто! Пристрастие к азартным играм, в частности, к игре в кости. Мало того, что такая Игра является одним из основных (и драматичнейших) узлов завязки, так еще и сама по себе потрясающая история "о Нале и Дамаянти" на ней завязана.

На втором месте - неумеренное питие спиртных напитков, которое погубило нетолько самого Кришну, но с ним - и всех его Ядавов, и вообще все его царство!!!

Вот такие баньяны с Хануманами!

С уважением

Либерис
Liberis оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 27.07.05, 22:03   #10
Ларчик
 
На форуме с: 01.2005
Откуда: Лысая гора в Черниговской губернии
Сообщений: 659
Ларчик is an unknown quantity at this point
Либерис, вот что мне удалось найти по мировым периодам и их продолжительности. Начать надо с того, что человеческий год равен божественным суткам. Следовательно, в соответствии с древнеиндийским календарем, один божественный год равен 360 человеческим годам.
Юги тоже бывают божественные и человеческие. Их, как ты помнишь, четыре. Критаюга длится 4000 лет, плюс 400 лет становления и 400 лет угасания. Третаюга – 3000 лет, плюс 300 и плюс еще 300. Соотватственно, двапараюга – 2400, а Калиюга – 1200 лет. Вместе они составляют махаюгу, равную 12000 лет. Божественная юга равна 12000х360=432000 лет. Тысяча божественных юг составляет кальпу, или день Брахмы. А Брахма, как доподлинно известно, живет сто «своих» лет. Считать, сколько это будет, мне лень.
Любопытно, что всю эту хронологию можно связать с реальной историей с помощью одной даты. Начало калиюги неотделимо от великой битвы потомков Куру. Проблема в том, чтобы датировать эту войну, историчность которой признается большинством ученых. В древности были попытки установить дату с помощью астрономических расчетов. Получился то ли 3120, то ли 2449 год до н.э. И то, и другое маловероятно. Известна надпись царя Пулакешина из династии Чалукьев, в которой указан 3102 год до н.э. Но сама эта надпись датируется 7 в н.э., поэтому полагаться на нее нельзя. Велись расчеты на основании списков царских династий и перечней учителей-учеников, приводимых в пуранах. По этим расчетам война велась не ранее 1400 и не позднее 950 года до н.э. Сейчас ученые осторожно датируют это событие серединой 10 в. до н.э., а традиция отдает предпочтение самой древней из датировок.
Ларчик оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 31.07.05, 22:48   #11
Ларчик
 
На форуме с: 01.2005
Откуда: Лысая гора в Черниговской губернии
Сообщений: 659
Ларчик is an unknown quantity at this point
Праздник колесниц в Киеве

Возможно, это не совсем в тему, но хочу рассказать о том, что видела. В эту субботу, оказывается, был праздник колесниц, посвященный, по одной версии, победе Рамы над Раваной, а по другой – переезду Кришны из Гокулы в Матхуру. В Индии за 45 дней до этого праздника сооружают три гигантские колесницы – около 11 м высотой – для бога Джаганнатха, его брата Балабхадры и сестры Субхадры. Верующие возят их по главной улице города. Традиционно этот праздник связан с городом Пури, штат Орисса, и тамошним храмом Джаганнатха. А вот как это происходило в Киеве на Подоле.
Примерно на середине улицы Сагайдачного соорудили эстраду. Ее украшали длинные фонарики из яркой ткани и текст известной кришнаитской «Махамантры». На эстраде ждали своего часа музыканты в дхоти, с барабанами, а один, почему-то, со скрипкой. Пение «Хари Кришна» было слышно за два квартала. Но доносилось оно не от эстрады, а из-за угла, с ближайшей улицы. Там, в окружении киевской кришнаитской общины, стояла колесница. Это была повозка на четырех колесах, украшенная накладными фанерными орнаментами, с бортами, разрисованными лотосами и лебедями. Над ней на четырех столбах возвышался красный узорчатый балдахин в форме колокола. На верхушке балдахина – маленький украинский флажок. Балдахин можно было поднимать и опускать с помощью специального ворота. На передке повозки был установлен портрет А.Ч. Бхактиведанты Свами Прабхупады, а над ним – традиционные индийские куклы Джаганнатх, Балабхадра и Субхадра. Стоявший рядом молодой человек старательно обмахивал портрет и кукол опахалом из коровьих хвостов. Кроме него, в повозке находилось еще три, или четыре человека. Их функции прояснились позднее.
К передку повозки крепилась длинная веревка. Она образовывала большую петлю. За веревку уже держались те, кому предстояло тащить колесницу – по моей прикидке, человек пятьдесят. А внутри петли пели и плясали девушки. Танец был простой: несколько повторяющихся шагов в такт «Махамантре», одно и то же движение рук с пальцами, воспроизводящими два или три жеста-мудра. Не думаю, что девушки были знатоками индийского танца, но они очень старались.
Прикиды у народа были не занавесочные, как в прежние времена, а вели свое происхождение из магазинов восточной экзотики, и кое у кого смотрелись совсем неплохо.
Перед «упряжкой» появился человек с двумя сигнальными флажками, дал команду, и процессия тронулась. Поворот на улицу Сагайдачного колесница одолела без происшествий, но дальше пошли препятствия. Кто был в Киеве, знает: эта улица с двух-трех этажной старинной застройкой, и поперек нее во многих местах натянуты провода, причем довольно низко. И вот оказалось, что балдахин в поднятом виде выше этих проводов. А ехать с приспущенным балдахином, видимо, не полагалось. Когда перед колесницей оказывался провод, процессия останавливалась, и парни в кузове начинали быстро-быстро крутить ворот. Со спущенным балдахином колесница делала короткий рывок. Когда препятствие оставалось позади, колесница останавливалась снова, и продолжала движение, когда балдахин был поднят. Через 10-20 метров ее ждало следующее препятствие. Так одолели два квартала. Затем попался свободный от проводов участок улицы. Повозка покатилась веселее. За процессией шла небольшая толпа сочувствующих и любопытных. С колесницы зрителям начали бросать «прасад» - маленькие продолговатые булочки, запаянные в полиэтилен. Мера разумная – не всем удавалось поймать угощение налету. Вот уже поравнялись с Подольским универмагом, сейчас колесница выйдет на Контрактовую площадь… И тут флажок все-таки цепляется за провод! «Стой!» – отчаянно кричит руководитель. Моросило, тротуар был мокрый, и если бы провод сорвали, могло случиться всякое. К счастью, древко было гладким, и, когда балдахин опустили, провод легко с него соскользнул. Колесница выехала на площадь, сделала круг перед входом в универмаг и двинулась обратно к эстраде. Видимо, предстояли еще проповедь и концерт, но смотреть дальше мне было некогда.
В целом зрелище было красочным, веселым, местами смешным.
Ларчик оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 01.08.05, 01:21   #12
Liberis
 
Аватарка Liberis
 
На форуме с: 07.2004
Откуда: Eire, Korkovschina
Сообщений: 1 290
Liberis is an unknown quantity at this point
Да Ларчик, я прочитала и прослезилась, вспоминая прежние времена. Это когда я защищала свой университетский диплом по Махабхарате и после моей зажигательной речи (несколько слишком зажигательной, я должна признать, в основном расчитанной на коллег-студентов, а не почтнных преподавателей) Глава Комиссии с неодобрением спросил: "Ну и какую же связь с современностью имеет ваша тема?" А я ему отвечаю "Уважаемый Глава, у вас внуки есть?" "Ну, есть - отвечает он несколько оторопев. "Вот представьте себе, что ваш внук или внучка заинтересовались древнеиндийским эпосом. Прочитали мою, строго научную работу. Увидели положенные 100 с чем-то ссылок. Добрались до первоисточника. Потом они идут по городу Киеву, а им на встречу люди в сари из занавесок с книжками в ярких обложках, которые называются, например "Бхагаватгита как она есть". Станет ли ваш внук/внучка тратить свои честнозаработанные эн гривен? Нет, не станет. Так что польза прямая! И даже материально измеримая!" Мои доводы таки потрясли комиссию и свою 5 на защите я получила.

И вообще, не вывесить ли нам что-нибудь из Лапшаямы, когда-нибудь? У тебя же это где-то лежит, я надеюсь?

С уважением
Либерис
Liberis оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 01.08.05, 21:45   #13
Ларчик
 
На форуме с: 01.2005
Откуда: Лысая гора в Черниговской губернии
Сообщений: 659
Ларчик is an unknown quantity at this point
P.S.

Сегодня в газетах были сообщения о субботнем празднике. Оказывается, после моего ухода кришнаиты провезли колесницу от Контрактовой площади до Почтовой десять раз. Это у них заняло три с половиной часа - не удивительно, если вспомнить о проводах и манипуляциях с балдахином. Затем состоялись выступления танцовщиков и йогов, угощение, нанесение на лбы всем желающим священных знаков илом "из самой Ганги", и другие праздничные мероприятия.
Ларчик оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 04.08.05, 23:01   #14
Weird
 
Аватарка Weird
 
На форуме с: 03.2005
Откуда: over the hills and far away
Сообщений: 537
Weird is an unknown quantity at this point
Итак, с опозданием на много-много дней начинаем обсуждение статьи Ильинского, которое грозит обернуться обсуждением моей умственной адекватности, ибо очень трудно дискутировать о предмете, в коем ни капли не разбираешься. Спешу предупредить: если мне скажут, что я дурак и укажут на ошибки, я нисколько не обижусь на первое (при условии, что второе будет сопутствовать) и буду искренне рада второму (даже при отсутствии первого).

Мне непонятно, с чего автор статьи решил, что была некая исходная версия «Махабхараты», которую написал один человек. По его собственному утверждению, эта личность (точнее, сам факт ее существования) нужна ему главным образом для удобства рассуждений. В дальнейшем, однако, существование Вьясы рассматривается как нечто доказанное и не подлежащее сомнению.

Ларчик, прошу простить меня за невежество, но давай рассмотрим ситуацию по моему любимому методу (ты уже знаешь, какому). Итак, Вьяса (вслед за Ильинским будем называть так предполагаемого автора исходного текста «Махабхараты») или есть, или нет. Если он есть, то исходный текст получается не очень большим (особенно по сравнению с тем, что мы имеем сейчас), даже если согласиться с наличием подмастерьев и ассистентов. А если с ним согласиться, то мы имеем или соавторов, что приводит нас к пункту «Вьясы нет», ибо это уже коллективное творчество, или писцов, что опять-таки приводит к тому, что текст был относительно невелик (нельзя диктовать двух текстов одновременно). В таком случае мы получаем текст, который произвел на современников и потомков такое же (как минимум) впечатление, как труды Профессора на нас, иначе трудно объяснить то количество дописываний и «взглядов с другой стороны» (я не читала М. и ориентируюсь исключительно на слова Ильинского), которое и составляет нынешнюю версию. Но некий гипотетический же редактор (назовем его так) сделал финт ушами и объединил все версии в одну, включающую и исходный текст. Насколько это вероятно? Мне трудно ответить на этот вопрос. А если Вьясы не было, то вариантов слишком много для того, чтобы их рассматривать. Кстати, если М. существовала долгое время в устном виде, как пишет тот же Ильинский, то вряд ли она могла представлять собой то, что мы называем М. сейчас. Представляешь, как это кто-то рассказывает? Я – ну, фантазия-то воспаленная, могу вообразить это только одним образом: рассказчик говорит месяцами, с перерывом на обед, сон, больничные и психологическую реабилитацию (крыша же поедет от жизни такой!). Ах да, и еще отпуск!

Думаю, пока хватит моих измышлений. Если кто-то захочет меня просветить для начала по вышенаписанному, то это благородное начинание встретит горячую благодарность с моей стороны.

Вейрд
Weird оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 04.08.05, 23:27   #15
Liberis
 
Аватарка Liberis
 
На форуме с: 07.2004
Откуда: Eire, Korkovschina
Сообщений: 1 290
Liberis is an unknown quantity at this point
Ох, друг мой Weird...

Вопрос об авторстве Махабхараты - это как вопрос об авторстве слова о "Полку Игореве" - тема бесконечная, теории в литературе высказывались самые безумные, причем под них подводились совершено железные доводы - а доказать чего-то практически невозмножно.

Мне вот что в этой связи интересно - как вообще возникает эпос в основе которого лежат исторические события? Кто-нибудь такими исследованиями занимался - на основе чего-нибудь менее древнего и менее сложного чем Индийский эпос?

И что есть авторство в этом отношении?

Такая вещь как Махабхарата, если ее членить на "это древнее, это новее", "это изначальнее чем то" "да се противоречит тому" теряет что-то неуловимо важное... Получилось так, что независимо от того, как именно она создавалась, эта вещь делает то, что сделал Толкиен - и причем, да простит меня любимый профессор, со значительно большим успехом. Она создает свою, совершенно достоверную реальность внутри которой все, что ученые считают противоречием и вокруг чего ломают копья, как-то удивительно между собой гармонирует и стоит на своем месте.

(Я, правда имею тайную надежду что после, скажем 500 лет апокрифного творчества Ардианский цикл достигнет того же уровня...)

Вопрос такой большой, что надо еще очень хорошо подумать, прежде чем перестать растекаться мыслию по древу, как у меня получилось в этом сообщении. И Ларчик, как на зло, в отпуске...

С уважением

Либерис
Liberis оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 05.08.05, 09:22   #16
Ларчик
 
На форуме с: 01.2005
Откуда: Лысая гора в Черниговской губернии
Сообщений: 659
Ларчик is an unknown quantity at this point
Либерис, Ларчик пока на связи! Я уезжаю в понедельник.
Вейрд, с Вьясой дело обстоит вот как. Он не только автор Махабхараты, он еще и одно из важных действующих лиц, дед главных героев, великий подвижник и добрый человек, всегда готовый дать приют гонимому - даже Ашваттхаману после истребления спящих воинов. О том, что он является автором первоначального ядра эпоса, сказано в самой Махабхарате. Что собой представляло это ядро, никто толком не знает, ученые пытаются его вычленить самыми разными способами. В качестве первоосновы в литературе упоминается реконструкция, именуемая "Джая", из 8000 двустиший-шлок. Что в нее входит, не знаю. Другая реконструкция, "Бхарата", состоит из 24000 шлок. В нее включают практически весь основной сюжет без вставных рассказов и философских отступлений. Сейчас все чаще звучит мнение, что Махабхарату надо рассматривать в целом, как единое произведение, но не авторское в строгом смысле слова, а именно как эпос, прошедший в первые века нашей эры сквозь серьезную редакторскую правку. Правка очень специфическая: из текста ничего не выбрасывали, его только пополняли теми самыми философскими диалогами и вставными историями, но таким образом сумели очень тонко расставить акценты. Либерис совершенно права: если удалить эти "наслоения", вещь слишком много потеряет. Ведь удалять придется и знаменитую "Бхагаватгиту", и мой любимый философский спор их "Кайратапарвы", и чудесные паломнические сказания.
Несмотря на вышесказанное, проблема первоосновы продолжает интересовать всех, а значит, и версии возникают всевозможные. Уж больно интересно, как же это было на самом деле. :)
А рассказывают Махабхарату именно так, как предположила Вейрд. Есть люди, которые всю ее помнят наизусть. Такого человека специально приглашают , и декламация длится месяцами. И рассказывать, и слушать Махабхарату считается большой религиозной заслугой.
Либерис, у меня есть довольно неплохая книга об эпическом сказительстве. Приедешь - почитаешь.
Надо же, наконец на треде начался интересный разговор, а я уезжаю! Обещанные рассказы о Кришне обязательно вывешу до отъезда.
Ларчик.
Ларчик оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 05.08.05, 20:21   #17
Weird
 
Аватарка Weird
 
На форуме с: 03.2005
Откуда: over the hills and far away
Сообщений: 537
Weird is an unknown quantity at this point
Ларчик, мы продолжим, когда ты вернешься, не расстраивайся.
Weird оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 07.08.05, 13:57   #18
Ларчик
 
На форуме с: 01.2005
Откуда: Лысая гора в Черниговской губернии
Сообщений: 659
Ларчик is an unknown quantity at this point
Две истории о Кришне, сидящем на дереве

1. О конце и начале мира.
Как известно, опорой миру служит дхарма – божественная справедливость, закон, долг. В Критаюге, первой из четырех юг, дхама подобна корове, потому что прочно стоит на четырех ногах. Люди в это время настолько праведны, что не нуждаются в Ведах. По истечении 4800 лет дхарма убывает на треть, и наступает Третаюга. Появляется Веда – пока единая, и люди ей следуют. Но в Двапараюгу большинство людей уже не в силах охватить всю премудрость, поэтому Веда делится на четыре части – Ригведу, Саманведу, Яджурведу и Артхарваведу. Дхарма терпит ущерб еще на треть. Затем наступает Калиюга – время, когда от мировой справедливости остается едва четверть, да и та постоянно убывает. На исходе юг в мире воцаряется беззаконие.
Затем наступает великая засуха. На небо восходят семь солнц и выпивают всю воду морей и океанов. После этого на иссушенный мир обрушивается пламя конца света. Огонь многократно пожирает три мира вместе с населяющими их существами. А в небе двенадцать лет собираются грозовые тучи. Следующие двенадцать лет они изливают потоки воды, и гасят огонь. В мире, лишенном небес, остается только мрачный, безбрежный океан.
Но не все существа погибли в пламени Пасти Кобылицы и в волнах потопа. Божественный мудрец Маркандея за свою долгую жизнь накопил столько тапаса, что способен пережить даже конец мира. Погруженный в скорбь, он бесконечно долго скитается по волнам океана. Наконец его охватывает глубокая усталость, но нигде нет ему приюта. Как вдруг старец видит среди водных просторов огромный баньян. На широких ветвях того дерева укреплено ложе, устланное драгоценными тканями. На этом ложе восседает прекрасное дитя – с лицом словно полная луна, с огромными глазами, подобными лепесткам лотоса, с кожей, цветом подобной грозовой туче, или цветам льна. Мудрец постиг всю премудрость мира, он знает прошлое и будущее, но не может понять, что за существо перед ним. А дитя говорит ласковым голосом: « Я знаю, Маркрндея, ты устал, и хочу дать тебе приют. Войди в мое тело, и пребывай там, сколько захочешь!» Эти слова переполняют Маркандею страхом и отвращением, но дитя открывает рот, и мудрец против воли оказывается втянутым туда. Оказавшись во чреве загадочного существа, Маркандея видит там знакомый мир. Он узнает горные хребты – Химаван и Виндхью, реки – Гангу, Ямуну, Сарасвати, и другие. Видит небосвод и богов. Видит землю и людские царства. Люди свято следуют законам своих варн. Более ста лет Маркандея странствует в этом мире, и не видит ему конца. Но он помнит, что находится во чреве младенца, и поэтому его одолевает тревога. Наконец мудрец взывает к высочайшему богу, основе мира – и тотчас вылетает из раскрытого рта. Он снова видит океан, дерево и чудесного младенца в желтых одеждах. Дитя с улыбкой спрашивает: «Хорошо ли ты, Маркандея, отдохнул, живя в моем теле?» И тут Маркандея обретает способность видеть все по-новому, и понимает, что перед ним величайший из богов. Он смиренно спрашивает божество о его природе. Тот дает пространный ответ, из которого следует, что он – Вишну, хранитель мира. Когда миру грозит опасность, этот бог воплощается в человека и восстанавливает справедливость. А когда Брахма погружен в сон, Вишну пребывает в облике юного существа, вобравшего в себя весь мир.
Окончив свою речь, бог исчез, и тотчас на глазах Маркандеи мир возродился.
Рассказ об этом чуде Маркандея окончил примерно так: «Глядя на могучего лотосоокого Кришну Джанардану, я узнаю в нем того бога. Просите его о спасении и покровительстве!»

2. О похищении одежд.
Кришна вырос у приемных родителей, в Гокуле, среди пастушеского племени, окруженный всеобщим обожанием. В юности он слыл «первым парнем на деревне», и все сверстницы мечтали выйти за него замуж. В конце осени девушки-пастушки по обычаю совершали обряды в честь богини Махадеви. Они постились, совершали омовения в водах Ямуны, лепили из глины изображение богини и приносили ей дары. При этом девушки просили богиню послать им хороших мужей, а в глубине души каждая из них надеялась, что этим мужем станет Кришна.
По завершении обряда пастушки собрались выходить из воды. Глядь – а одежды нет. Вернее, она есть, но висит высоко на дереве. На том же дереве сидит Кришна и смеется.
Девушки забрались в воду по шею и стали просить: «Кришна, отдай нам одежду!» Тот ответил: «Конечно, мне чужого не надо. Выходите из воды, и я вам все верну. Подходите по одной, или все сразу – как хотите!» Девушки старательно смущались и упрашивали Кришну вернуть одежду, но тот стоял на своем: «Если подойдете ко мне – верну, а не подойдете – не верну.» Пастушки стали грозить: «Мы пожалуемся твоему отцу!» «Жалуйтесь, - ответил Кришна. – Мой отец мне ничего не сделает, он меня любит». Это была правда. Кроме того, чтобы жаловаться, надо было еще добраться до деревни.
Вода в Ямуне была прохладная, девушки замерзли и сдались. Прикрываясь руками, они стали выбираться из воды. Кришна повесил себе на плечи их одежды и сказал: «Вы так старались соблюсти все обеты и обряды, но все равно согрешили перед богиней, потому что совершали омовение нагими. Попросите у богини прощения за грех: склоните перед ней головы, соединив ладони на темени!» Девушкам ничего не оставалось, как притвориться очень наивными и выполнить это требование. Вдоволь на них налюбовавшись, Кришна вернул им одежды, и пообещал, что молитвы пастушек не будут напрасными. Свое слово он сдержал. Во время танца раса-лилы он явил божественную природу и создал множество своих подобий, так что каждой пастушке казалось, будто Кришна танцует именно с ней.

Вот теперь я прощаюсь со всеми на три недели. Надеюсь по возвращении найти здесь много интересных сообщений. :)
Ларчик оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 07.08.05, 17:10   #19
Liberis
 
Аватарка Liberis
 
На форуме с: 07.2004
Откуда: Eire, Korkovschina
Сообщений: 1 290
Liberis is an unknown quantity at this point
Вот, Ларчик, именно так! Уж сколько раз я эти истории и от тебя слышала, и в первоисточнике читала, а своего очарования они не утрачивают ни на грамм. Я могу их слушать и перечитывать до бесконечности.

Знаешь, какая мысля мне пришла в голову? Что Вишну вбирает в себя все доброе, что есть в мире и таким образом переносит его из одного цикла во другой, (а зло во время конца света погибает). Именно так исполняется его функция Хранителя Мира - он не только позволяет вселенной возродиться, но и возродится заново совершенной, юной и лишенной зла.

Красиво, А?

Возвращайся, тебя очень будет нехватать.

ЛЮ
ЛИ
Liberis оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 07.08.05, 18:45   #20
Ларчик
 
На форуме с: 01.2005
Откуда: Лысая гора в Черниговской губернии
Сообщений: 659
Ларчик is an unknown quantity at this point
Либерис, спасибо! Мне эта мысль тоже пришла в голову, когда я писала сообщение. Сколько раз не перечитываешь, всегда что-то новое найдешь!
Ларчик оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Ответить

Возможности
Вид

Правила размещения сообщений
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете изменить Ваши вложения
Вы не можете изменить Ваши сообщения

BB-код Вкл.
[IMG] код Выкл.
HTML-код Выкл.

Быстрый переход


Новости | Кабинет Профессора | Каминный зал | Эсгарот | Палантир | Онтомолвище | Архивы Минас-Тирита | Гарцующий пончик | Подшивка | Форум | Гостевая книга | Карта сайта | Поиск | Кольцо | Свиридов

Ваш часовой пояс — GMT +3. Сейчас 20:49.


Powered by vBulletin® Version 3.8.7
Copyright ©2000 - 2017, vBulletin Solutions, Inc.
Лицензия на форум приобретена Ардой-на-Куличках у компании "Jelsoft Enterprises Limited". Все права защищены.