Stolica.ruРеклама

Na pervuyu stranicu
Kaminniy ZalKaminniy Zal
  Annotirovanniy spisok razdelov sayta

ТОлкиен-ТЕатр Мистерии "ТОТЕМ"
представляет:

На севере диком

Мистерия-импровизация по событиям 1975 года Третьей Эпохи, сыгранная 9 сентября 2002 года.
Участвовали:

Нюргун Два Оленя, вождь лоссохов
Король-Чародей Ангмара

Ингвалл Колдун (Лэхойз),
он же Вадим Барановский
[США]

Арведуи, князь Артедайн
Мальбет, прорицатель

Гимли Мелоквенди,
он же Олег Волченок
[США]

Дружинник отряда Арведуи
Мореход Серебристой Гавани

Келебрель,
она же Елена Перевертайло
[Украина-Франция]

Айгудышь, лоссохская шаманка

Эмуна,
она же Вера
[Беларусь-Канада]

На фоне серого занавеса неопределенного вида фигура, вне места и времени действия. Это Мальбет-пророк, всезнающий и бессильный.
Мальбет: Мне дальнее, как ближнее, открыто.
Я у неотвратимого в плену.
Я слышу лошадиные копыта,
Я вижу океанскую волну,
Минувшее, что кажется забытым,
Грядущего тугую пелену...

Усни, последний витязь Артедайна!
Печален рок изгнанника-царя,
Дела твоих врагов укрыла тайна,
И мертвые о ней не говорят,
А тот, кто жив пока, то жив случайно -
Ушел от смерти в ночь. Придет назад

Занавес поднимается, пропадает в никуда. Перед зрителями - небольшой лагерь лоссохов в Форохэле, в центре него горит костер. Вокруг - небольшая группа людей, в ее центре - вождь племени, Нюргун Два Оленя: он только что прибежал со стороны моря.
Нюргун: (отдуваясь и жестикулируя костяным копьём)
На берегу - чудовище морское,
Как будто морж, но более моржа.
Я никогда не видывал такое,
Стою, смотрю, от ужаса дрожа┘
Шаманка, подойди! Того не скрою,
Что ты нужна мне, духов госпожа.
Чудовище - не детище ли духов?
Из моря вышло, стукнулось в торос┘
Какие крылья, и какое брюхо!
Какая грудь, какой огромный нос!
Скажи скорее, мудрая старуха,
Что южный ветер в наш предел принёс?

Айгудышь: (ворча и кряхтя)
На берегу... - подумаешь, явленье! -
Не торопи, дойду и не спеша.
Ты молод, вождь, и зелен, к сожаленью:
Сейчас взгляну на твоего моржа.
...Да, это - лодка. Что ж? Бока крутые,
И нос высок, и грудь его горда!
Его творили берега другие,
Он - не каяк; но сам приплыл сюда.

Нюргун: (говорит, смотря в сторону моря, где различим корабль)
Клянусь тюленем! Это чудо - лодка?
Наверное, из целого кита!
Как сделано! Как гладко, стройно, чётко!
Вот это да, вот это - красота┘
Какая несравненная находка,
А что за нос! Как линия чиста!..

Дружинник из отряда Арведуи вскакивает и вглядывается в силуэт корабля.
Дружинник: Ужель, мой князь! Глазам своим не верю!
Нас разыскали в этом мире льда!
Оставим позади свои потери,
Когда под днищем вспенится вода.
Мы долго жили здесь, но мы не звери,
Наш час настал, и нам домой пора.

А там, в холмах, весна уж нас заждалась,
И не метель, а птицы там поют.
Еще мне рано сетовать на старость,
Но я ценю родных домов уют.
Всего одна дорога нам осталась,
До тех дверей, где нас так долго ждут!

Арведуи: Пора домой! Там ратники отважны,
Там сталь остра, там радостна заря,
Зеленая листва в тени овражной,
Цветы, что драгоценней янтаря,
Прекрасней жизни. Оттого так важно,
Мне победить ангмарского царя!
Арведуи делает несколько шагов от костра в сторону моря, но оборачивается на оклик Нюргуна-вождя.
Нюргун: (слыша реплику Арведуи)
Что слышу я? Наш гость, наш друг-южанин,
Ты знаешь тех, кто в лодке к нам приплыл?
Скажи, от сих неведомых созданий,
Кто нацепил на лодку пару крыл,
Чего нам ждать? Тревожными глазами
Ты смотришь на меня. Ты не забыл,

Что ты, хотя и жил среди Высоких,
И по рожденью их великий князь,
Был принят в наше племя. Каждым вздохом
Клянусь тебе, нисколько не таясь:
Ты полноправным стал давно лоссохом!
Останься здесь, не уезжай от нас!

Мореход прыгает с палубы корабля на лед и подходит к людям.
Мореход: Как долго люди собирают вещи,
А ведь их век так бесконечно мал!
Их лыжи, шубы, камень этот вещий,
Хоть я на них давно бы наплевал...
А в борт волна нетерпеливо плещет,
Приняв корабль за часть прибрежных скал.

Что здесь за море - льдины или скалы,
Вот-вот скует, раздавит, раздробит...
Взгляните на корабль! Какой усталый,
Какой же изможденный он на вид!
Скорее, люди! Князю не пристало
Так долго ждать. Корабль уже стоит!

Арведуи делает еще несколько шагов к кораблю, говорит горячо и беспорядочно.
Арведуи: Я вам обязан пищей и ночлегом
Я не погиб у ваших берегов,
И понял, что тепло есть и под снегом,
И выучил - друзья ценней врагов.
Но вождь жив битвой, словно лошадь бегом,
И к битвам возвратится я готов.

Мои столицы вам отплатят данью,
И менестрели славу воспоют.
Вот перстень - драгоценны его грани,
Со мной он видел горе и уют,
Теперь он твой - подарок на прощанье,
Как равному знак власти отдаю!
(вкладывает перстень в руку Нюргуну)

Мой путь - точить меча стальное жало,
А снежный путь лоссохов - вечный мир
Я покажу вам... столько дней лежало,
Скрывалось от шпионов и проныр,
И от засад надеждно защищало
Сокровище. Смотрите - в палантир!
Арведуи поворачивается, ставит зрячий камень на первый попавшийся валун, и концентрируется, пытаясь показать лоссохам падение славного Форноста.
Дружинники смотрят на палантир с беспокойством, лоссохи просто с любопытством, а внутри камня постепенно вырисовываются очертания городской стены Форноста. И пепел над разоренными полями. Из палантира неожиданно звучит леденящий душу голос: это предводитель назгулов, ангмарский король-чародей.
Король Назгулов: Враг пал! Всё было до смешного просто,
Посей раздор - и власть тогда пожнёшь,
Нет больше королевского Форноста,
Форност склонился под ангмарский нож,
И посреди огромного погоста -
Ангмарское веселье и дебош!

Дружинник во время этой речи медленно вскипает и, наконец, взрывается:
Дружинник: Проклятый враг! Да сгинет он во мраке!
Да рухнут стены злого колдовства!
Да чтоб ему, как бешеной собаке,
Разъела порча жадные глаза!
Да чтоб его стоптали в пьяной драке!..
И забодает пусть его коза!

Прости, мой князь, сдержаться нету мочи -
Его слова - как жаркое клеймо.
Тут скажешь, даже если не захочешь,
Хотя ему, конечно, все равно.
Но мой клинок ничуть не хуже прочих,
И, будь он ближе, я бы сразу!.. Но...

Дружинник , смешавшись, умолкает.
Арведуи с вызовом смотрит на Ангмарца.
Арведуи: О, если бы ты слышал меня ныне,
Как мучил бы мой голос твой покой!
Я превозмог боль в ледяной пустыне,
К законной власти я вернусь домой -
Клянусь, пока кровь в жилах не остынет
Идти, идти по следу за тобой.

Все выложить на торг, идти по следу,
Стряхнувши груз усобиц, шорох тайн,
С лихвою отплатить за голод, беды,
Аннуминас, Рудаур, Кардолан,
И, вырвав из зубов зимы победу -
Тебе отдать, прекрасный Артедайн!
Айгудышь: (тряся седыми, давно не мытыми лохмами)
Когда клубятся вихрь, буран и вьюга
И человек теряется в пути,
Приходит черный ветер смерти с юга
Тот, от которого нельзя уйти.
Уже не позовёшь на помощь друга -
Не лучше ли хоть жизнь свою спасти?

Могуч и страшен древний их шаман.
Камлает он с нездешними богами.
Пойдет он - чую - на любой обман,
Чтоб навсегда разделаться с врагами.
О, князь! От нанесенных ими ран
Едва ли исцелю тебя - куда мне!

Король Назгулов продолжает вещать из палантира.
Король Назгулов: Мои враги бегут из Артедайна,
На дикий север, в холод и кошмар,
И более ни для кого не тайна,
Что я сильнее прихвостней Валар,
Что в Средиземья северной окрайне
Преемником Ангбанда стал Ангмар!

Арведуи: Все на корабль! Бессильны льда напасти!
Ты спросишь - кто приплыл на корабле ?
Удача, Справедливость - его снасти,
Нет счастья выше мести на земле,
А месть - ответ на попранное счастье
Я... слишком долго пребывал во мгле...
Арведуи быстро идет к кораблю, расталкивая лоссохов.
Мореход уже заждался отъезжающих. Он начинает ставить паруса и готовить корабль к отправлению. Хотя что-то его тревожит ...
Мореход: Плыви, плыви, мой лебедь легкокрылый,
Спеши на юг, к знакомым берегам,
Где зимний ветер, этот ветер стылый,
Не повредит, не помешает нам.
Плыви туда, где гавани омыла
Морская пена, где извечный гам,

Где чайки крýжат в заходящем свете,
Где тучи редки, а дожди добры.
Плыви туда, куда зовет нас ветер,
Где мы укрыться сможем до поры...
Плыви туда, где ждут нас злые сети
И ледяных торосов топоры.

Нюргун: Без друга, с перстнем - стану ли богаче?
Не зря сказала женщина-шаман:
Не будет Справедливости с Удачей,
Пока вершит свой замысел Зима,
Покуда, Солнце радостное пряча,
Над Севером лежит ночная Тьма.

Останься здесь, пока не стихнет вьюга,
Не верь коварству ледяной воды!
Она хватает и сжимает туго,
Скалу порой раздавливают льды┘
Я перстень получил в обмен на друга,
А друг спастись не хочет от беды!!!

Арведуи всходит на корабль с небольшой, но радостной свитой, и история продолжает действие свое... По велению судьбы, или по проклятию Ангмарца, чудного морского зверя "Корабль" охватывают льды, ломают ему бока и забирают на дно. С палубы еще некоторое время раздаются удивительно отчетливые голоса:
Дружинник: Мы в западне. Ни выхода, ни входа.
Нелепо гибнуть здесь, а не в бою.
Как жаль, советам снежного народа
не вняли мы на голову свою.
Кто виноват - ангмарец ли, погода?
А мне б еще хоть раз пройтись в строю...

Арведуи: За что, владыка? За какую ссору
Позвал к себе, пучину отворив?
Два видящие камня Нуменора,
Владыка моря, тоже забери;
Но пусть тогда пройдет пора позора -
Победу войску Света подари!
Корабль тонет. Нюргун снимает с головы шлем из оленьего черепа.
Нюргун: Он был великий вождь - и смел, и честен,
Искусен в обращении с копьём,
Но утонул на "корабле" чудесном,
А нам осталось лишь грустить о нём.
Об Ырвы-Ду-Ы горестную песню
Мы сложим и сегодня же споём!

Опускается занавес, ниоткуда, закрывает сцену, и слышен голос Мальбета - вне времени и места:
Мальбет: Мне дальнее, как ближнее - все просто.
Неотвратима временная нить.
Войска сойдутся в поле у Форноста,
Я вижу - ничего не изменить.
Минувшее-гигант - лишился роста.
Грядущее-клинок - устал разить.

Усни, забудь, владыка Артедайна,
Печален рок, но славен звездный хор.
Дела твоих врагов укроет тайна,
Волна укроет плач и разговор.
Пока я вижу все, что не случайно.
Бессмертен Артедайн...
Как Нуменор.

ЗАНАВЕС

 


Новости | Кабинет | Каминный зал | Эсгарот | Палантир | Онтомолвище | Архивы | Пончик | Подшивка | Форум | Гостевая книга | Карта сайта | Кто есть кто | Поиск | Одинокая Башня | Кольцо | In Memoriam


продажа пгс

Na pervuyu stranicy
Хранитель: Хатуль